WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Томск УДК 327:623.454.8:621.0 ББК 31.46:66.4(0) А А437 Актуальные вопросы ядерной безопасности – Томск: Изд-во «Иван Фёдоров», 2010. – 160 с. Для ...»

-- [ Страница 7 ] --

Литература и источники Стратегическая концепция Североатлантического союза, 24 апреля 1999 г.

1.

// NATO. [1999]. URL: http://www.nato.int/docu/other/ru/1999/p99-065r.htm (дата обращения: 15.03.2010).

2. Ядерное нераспространение: Краткая энциклопедия. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН); ПИР-Центр, 2009. – 383 с.

3. Air Force Blue Ribbon Review of Nuclear Weapons Policies and Procedures, 8

February 2008 // Federation of American Scientists. [2008]. URL:

http://www.fas.org/nuke/guide/usa/doctrine/usaf/BRR-2008.pdf (access date:

19.03.2010).

4. Anthony I. The Future of Nuclear Weapons in NATO. – Stockholm: Friedrich Ebert Stiftung, 2008. – 50 p.

5. Bower D. The perfect partnership? // Air Forces Monthly. – November 2009. – p. 4-7

6. Butcher M. Benelux Countries to Discuss Nuclear Withdrawal. // The NATO Monitor. [2009]. http://natomonitor.blogspot.com/2009/10/benelux-countriesto-discuss-nuclear.html (access date: 01.12.2009).

7. Der Eurofighter - Zuknftiges Rckgrat der Luftwaffe. // Lftwaffe. [2009].

URL:

http://www.luftwaffe.de/portal/a/luftwaffe/kcxml/04_Sj9SPykssy0xPLMnMz0 vM0Y_QjzKLNzKI9zANAMmB2e5ezvqRcNGglFR9b31fj_zcVP0A_YLciHJ HR0VFACjALPw!/delta/base64xml/L2dJQSEvUUt3QS80SVVFLzZfMjBfMk ZDTA!!?yw_contentURL=%2F01DB060000000001%2FW27P7G3C668INFO DE%2Fcontent.jsp (access date: 19.02.2010).

8. Diakov A., Miasnikov E., Kadyshev T. Non-Strategic Nuclear Weapons: Problems of Control and Reduction. Center for Arms Control, Energy and Environmental Studies Moscow Institute of Physics and Technology, Dolgoprudny, 2004. – 63 p.

9. F-15E Radar Modernization Program Receives New Designation // Boeing.

[2009]. URL: http://boeing.mediaroom.com/index.php?s=43&item=838 (access date: 19.03.2010).

10. F-15E Strike Eagle. // Boeing. [2009 - 2010]. URL:

http://www.boeing.com/defense-space/military/f15/docs/F15E_overview.pdf (access date: 19.03.2010).

11. Germans press for removal of US nuclear weapons in Europe, 6 November 2009 // The Guardian. [2009]. URL:

http://guardian.co.uk/world/2009/nov/06/germany-removal-us-nuclear-weapons (access date: 15.12.2009).

12. Germany to send back US nuclear weapons, 25 October 2009 // PressTV.

[2009]. URL:

http://www.presstv.ir/detail.aspx?id=109622§ionid=351020604 (access date: 14.12.2009).

13. Gordon D. The 66th Tactical Reconnaissance Wing in Europe. // Sembach Veterans Organization. [2009]. URL:

http://www.sembachveterans.org/66thTRWEurope.pdf (access date:

19.03.2010).

14. Gertler J. F-35 Joint Strike Fighter (JSF) Program: Background and Issues for Congress, Congressional Research Service // Federation of American Scientists. [2009]. URL: http://www.fas.org/sgp/crs/weapons/RL30563.pdf (access date: 19.03.2010).

15. Kristensen H.M. Germany and NATO’s Nuclear Dilemma // FAS Strategic Security Blog. [2009]. URL: http://www.fas.org/blog/ssp/2009/10/germany.php (access date: 19.03.2010).

16. Kristensen H.M. USAF Report: “Most” Nuclear Weapon Sites in Europe Do

Not Meet US Security Requirements // FAS Strategic Security Blog. [2008 URL: http://www.fas.org/blog/ssp/2008/06/usaf-report-“most”-nuclearweapon-sites-in-europe-do-not-meet-us-security-requirements.php (access date:

19.03.2010).

17. Larsen, J.A. The Future of U.S. Non-Strategic Nuclear Weapons and Implications for NATO. NATO Public Diplomacy Division, 2006. 127 p.

18. Nassauer O. Nuclear Sharing in NATO: Is it Legal? // Institute for Energy and Environmental Research. [2001]. URL: http://www.ieer.org/sdafiles/vol_9/9nato.html (access date: 19.03.2010).

19. Nativi A. Minimum effort // Aviation Week & Space Technology. 2 November

2009. p.

20. NATO Nuclear Sharing and the NPT - Questions to be Answered // Berlin Information-center for Transatlantic Security. [1997] URL:

http://www.bits.de/public/researchnote/rn97-3.htm (access date: 19.03.2010).

21. NATO’s Comprehensive, Strategic-Level Policy for Preventing the Proliferation of Weapons of Mass Destruction (WMD) and Defending against Chemical, Biological, Radiological and Nuclear (CBRN) Threats, 1 September 2009 // NATO. [2009 - 2009]. URL: http://www.nato.int/cps/en/SID-DA1AF908E6DF14/natolive/official_texts_57218.htm (access date: 19.03.2010).

22. Newdick T. For Sale: 37 Typhoons // Defense News. 23 November 2009. p. 4

23. Rozoff R. NATO's Sixty Year Legacy: Threat Of Nuclear War In Europe //

Centre for Research on Globalization. [2009]. URL:

http://www.globalresearch.ca/index.php?context=va&aid=12980 (access date:

19.03.2010).

24. The modernization plan of the Belgian Armed Forces (2000-2015) // MERLN.

[2000]. URL:

http://merln.ndu.edu/whitepapers/Belgian_Modernisation_Plan.doc (access date: 19.03.2010).

25. The Netherlands: a new Lockheed scandal? JSF (Lockheed - Martin F35) purchase could be postponed until 2011 or 2012 // EU-Digest. [2009]. URL:

http://www.eu-digest.com/2009/04/nrcnl-jsf-f35-likely-postponed-until.html (access date: 19.03.2010).

26. Tirpak J.A. The Nuclear F-35 // Air Force Magazine. [2009]. URL:

http://www.airforce-magazine.com/DRArchive/Pages/2009/

May%202009/May%2012%202009/TheNuclearF-35.aspx (access date:

19.03.2010).

27. Trimble S. Italy alters role in F-35 programme // Flight International. [2008].

URL: http://www.flightglobal.com/articles/2008/10/18/317602/italy-alters-rolein-f-35-programme.html (access date: 19.03.2010).

28. van der Mark K. Tall ambitions for the lowlands // Air Forces Monthly. July 2009. 256. p. 46

29. Wachstum. Bildung. Zusammenhalt. Koalitionsvertrag zwischen CDU, CSU und FDP. 17. Legislaturperiode // Christlich Demokratische Union Deautschlands. [2009]. URL: http://www.cdu.de/doc/pdfc/091026koalitionsvertrag-cducsu-fdp.pdf (access date: 19.03.2010).

30. Wall, R. Eurofighter Tranche 3A Product Deal Signed // Aviation Week. – 31

July 2009. [2009]. URL:

http://www.aviationweek.com/aw/generic/story_generic.jsp?channel=defense&id=news/TRANCHE073109.xml&headline= Eurofighter%20Tranche%203A%20Product%20Deal%20Sign ed (access date:

19.03.2010).

Фетисова Ю.В.

Культура безопасности и ядерное оружие:

первый и второй ядерный век Еще в конце прошлого столетия профессор Йельского университета американский политолог Пол Брэкен выдвинул тезис о наступлении «второго ядерного века», обозначив этим словосочетанием ядерное противостояние вне прежней, биполярной конфигурации мира1.

Российские стратеги подхватили этот тезис, заявив, что «“второй ядерный век”… будет существенно отличаться от первого, начавшегося в 1945 году»2 и что он требует «во многом принципиально нового мышления»3. В чем конкретно выражается эта динамика эпох, какие перемены она несет вместе с собой, а каких – настоятельно требует, и какие последствия она может иметь для культуры безопасности государств и мира в целом – вот круг вопросов, составивших предмет настоящей статьи.

Культура безопасности: двойственная интерпретация. Непреложной истиной первого ядерного века, фактически начатого в 1945 году бомбардировками Хиросимы и Нагасаки, стало последующее осознание недопустимости применения ядерного оружия, результатом чего стало повсеместное развитие культуры нераспространения ядерного и иных видов оружия массового уничтожения4 (с известной оговоркой на проблему универсальности режима ядерного нераспространения) в качестве важнейшей составляющей культуры безопасности.

Очевидно, что понятие «культура безопасности», которое является центральным в данной статье, может быть понято двояко: вопервых, как относительно универсальная культура, основывающаяся на транснациональных нормах безопасности, среди наиболее существенных источников которых – международное право, международные режимы и так называемые «универсальные ценности», – и, во-вторых, 1 Braken P. The Second Nuclear Age // Foreign Affairs. Vol. 79, N 1. January/February 2000. P. 76.

2 Кокошин А.А. Феномен глобализации и интересы национальной безопасности / Мир и Россия на пороге XXI века. Вторые Горчаковские чтения. МГИМО МИД РФ (23-24 мая 2000 г.). М., 2001. С. 10-34.

3

Караганов С. Второй ядерный век уже наступил // Ежедневный журнал. URL:

http://ej.ru/?a=note_print&id=5097 (дата посещения: 28.04.2010).

4 Тимербаев Р.М. Режим ядерного нераспространения на современном этапе и его перспективы. М., 2004. С.18.

как локальная культура национальной безопасности, уникальная для каждого государства / общества / нации5.

По всей видимости, второй вариант концептуализации близок или даже равноценен весьма широко распространенному в американской – и в целом западной – политической науке понятию «стратегической культуры» («strategic culture»). Свое концептуальное оформление это понятие получило в эпоху ядерного противостояния США и СССР.

Его возникновение обычно относят к аналитическому докладу 1977 года сотрудника ведущего американского «мозгового центра» – Корпорации «РЭНД» (RAND Corporation) – Джэка Снайдера, в котором впервые было высказано предположение о том, что такие факторы, как исторический опыт, политическая культура, геополитика и т.п. могут действовать в качестве ограничителей для выбора ядерных «опций».

Под «стратегической культурой» автор доклада предложил понимать «совокупность идей, эмоциональных реакций и принятых образцов поведения, которую разделяют члены национального стратегического сообщества относительно ядерной стратегии»6.

Постепенно понятие стратегической культуры вошло в активный научный оборот и стало применяться на Западе для анализа влияния широкого спектра культурных факторов на особенности разработки внешнеполитических и военных доктрин ведущими мировыми державами. Понятие многократно конкретизировалось и уточнялось, но единого подхода к его определению не существует и поныне: наиболее узкое определение понимает под стратегической культурой «национальный подход к войне как инструменту политики»7, а одно из самых широких (и, на наш взгляд, удачных) – «динамическое взаимодействие 5 За более подробным разъяснением теоретико-методологических оснований такого рода двойственной концептуализации понятия «культура безопасности» мы хотели бы отослать к нашей диссертационной работе, где подробно разъясняется, почему «…в универсалистском прочтении культура безопасности может интерпретироваться как некоторое “собрание” культурных универсалий, общечеловеческих “констант” в сфере безопасности, в то время как с позиции партикуляризма, которая требует экстраполяции на данный феномен таких свойств культуры, как историческая самобытность и локальность, культуру безопасности необходимо понимать как пространственно-временную переменную, вписанную в тот или иной локальный контекст». См.: Фетисова Ю.В. Культура безопасности. Дис. … канд. филос. наук. Омск, 2009. С. 39.

6 Snyder J. The Soviet Strategic Culture: Implications for Limited Nuclear Options // RAND Corporation. URL: http://www.rand.org/pubs/reports/2005/R2154.pdf (access date: 12.04.2010).

7 Gray С. National Style in Strategy: The American Example // International Security. Fall. 1981. Р. 22.

между дискурсом и практикой стратегических преференций»8 обществ. Несомненнно правы и те авторы, которые, подобно Дж. Снайдеру, включают в понятие стратегической культуры субъективноличностный фактор: так, нижегородский исследователь М.И. Рыхтик определяет стратегическую культуру как сложную структуру, включающую в себя «систему ценностей, стереотипы, мифы, знания, интуицию тех, кто участвует в процессе решения проблем национальной безопасности»9. Как видим, любое определение стратегической культуры, так или иначе, указывает на то, что она является одним из определяющих звеньев политики национальной безопасности.

Используемое нами понятие «культура безопасности» (здесь – имея в виду второе, «локально-партикуляристское» прочтение) представляется более удачным по сравнению со «стратегической культурой», так как оно позволяет акцентировать динамическое взаимодействие между дискурсом и практиками обеспечения национальной безопасности в ее многообразных (не только стратегическом) измерениях и тем самым полнее охватить специфику выработки подходов и решений по стратегическим вопросам безопасности, принимая во внимание все более тесную их увязку с другими, «нестратегическими», – политическими, экономическими, финансовыми, энергетическими и прочими – аспектами безопасности.

Тем более важно осознание этой взаимоувязки в виду уже упомянутой выше двойственности культуры безопасности, одновременно охватывающей национальный и международный уровень, взаимосвязанные и взаимодействующие между собой. Тезис о растущей взаимозависимости мира и, как следствие, все более тесной взаимосвязи национальной и международной безопасности уже давно вошел в разряд «прописных» истин современной социогуманитарной мысли. Сам по себе бесспорный, этот тезис, однако, требует существенных уточнений в той части, что касается логики построения данной взаимосвязи – особенно учитывая, что вариант взаимодополнения (обычно подразумеваемый в данном случае) является скорее идеальным сценарием, нежели реальным отображением существа дела.

Напрашиваются, как минимум, два соображения, способные стать здесь важными «точками опоры». Во-первых, наше принципиальное убеждение состоит в том, что национальная и международная безопасность находятся в отношениях диалектической взаимосвязи, образуя – 8 Howlett D., Glenn J. Epilogue: Nordic Strategic Culture // Cooperation and Conflict. 40. № 1. 2005. P. 129.

9 Рыхтик М.И. Безопасность Соединенных Штатов Америки: история, теория и политическая практика.Нижний Новгород: Нижегор. гос. ун-т, 2004. С. 93.

во взаимном «единстве и борьбе» – внутренне противоречивую «иерархию безопасностей». Немаловажную роль в построении данной иерархии играет наслоение специфического историко-культурного опыта каждой страны. Следовательно – и в том наше второе «опорное»

соображение – диалектика взаимосвязей двух основных уровней безопасности – это процесс контекстуально обусловленный (то есть поразному реализующийся в контекстах разных культур), что вновь выводит нас на продуктивность используемого концепта «культура безопасности».

Иными словами, в разных культурных контекстах устанавливаются разные шкалы приоритетности внутри «иерархии безопасностей»

– в одних отдается предпочтение безопасности национальной (обобщая, можно выделить англо-американский подход: «сдерживающий»

односторонний и наступательный тип культуры безопасности с приоритетом внутреннего законодательства над международными обязательствами, основанный на островном / океаническом типе стратегического мышления), в других – безопасности международной (континентальный и, в частности, евроконтинентальный подход: военнооборонительный коллективно-блоковый тип культуры безопасности с приоритетом международного права над внутренним законодательством)10.

О том, что различые уровни безопасности отнюдь не всегда и не обязательно взаимодополняют друг друга, исследователи писали не раз. Так, Н. Косолапов в своей статье «Безопасность международная, национальная, глабальная: взаимодополняемость или противоречивость?» верно замечает, что «…абсолютная национальная безопасность одного или нескольких государств… объективно означала бы небезопасность всех других участников международной системы»; так же и жестко гарантированная международная безопасность, как правило, начинает «проявлять высокую меру безразличия к специфике национальной безопасности ее стран-участниц»11.

Чрезвычайно важным поэтому, в свете обоих указанных «опорных соображений», становится вопрос о возможности обеспечения 10 Обобщение сделано на основе привлечения ряда аналитических материалов по теме. См., например:

Кейган Р. Сила и слабость // Pro et contra. 2002. № 4. С. 127-157. URL:

http://www.carnegie.ru/ru/pubs/procontra/v7n4-08.pdf (дата посещения:

12.04.2010); Косолапов Н.А. Безопасность международная, национальная, глобальная: взаимодополняемость или противоречивость? // Мировая экономика и международные отношения. 2006, №9. С. 3-13.

Косолапов Н. А. Указ. соч. С. 3.

«культурной состыковки» национального и международного измерений культуры безопасности, их ценностей и норм. Этот вопрос важен для области безопасности в целом и, тем более, он существенен в отношении аспекта ядерной безопасности, поддержание которой в наш – уже второй – ядерный век является задачей культуры безопасности особого значения.

Ядерное оружие и культура национальной безопасности. В последнем предложении предыдущего абзаца содержится стартовая посылка для всего нашего последующего анализа: появление ядерного оружия (ЯО) в ХХ веке, по сути, означало появление нового мощнейшего фактора влияния на область обеспечения безопасности. Причем этот – ядерный – фактор, в полном соответствии с описанной выше логикой конфликтно-диалектического взаимодействия различных уровней безопасности, имел неодинаковые последствия для безопасности национальной и общемировой: будучи воспринят как весомый фактор силы для первой, он оказался разрушительным фактором угрозы для второй. Стремление государств заполучить ядерное оружие в целях охраны национальной безопасности в случае своей успешной реализации означало неминуемое падение уровня безопасности международной, ибо увеличение запасов ядерного оружия, расширение числа государств, располагающих им, и неизбежно возраставшая в этой связи вероятность применения такого оружия были чреваты тяжелейшими последствиями для всего мира – вплоть до возможности всемирной ядерной катастрофы с истреблением всего живого на Земле. Начиная с 1945 года – появления ядерного оружия на нашей планете – в мире практически постоянно существует эта всеобщая ядерная угроза.

Тем не менее, ядерное оружие в структуре культуры национальной безопасности ХХ века – прежде всего, для ведущих стран мира, оказавшихся способными произвести такое оружие, – приобрело статус несомненной и приоритетной ценности. Причем если изначально ядерные боеприпасы рассматривались как средство наращивания огневой мощи войск на поле боя и достижения стратегических и военнополитических целей в ядерной войне, то впоследствии было доказано, что ядерным оружием вообще нельзя воспользоваться в боевых целях и что оно может быть только лишь инструментом предотвращения войны и сдерживания агрессии. Поэтому ядерным вооружениям была отведена особая роль в структуре культуры национальной безопасности – роль фактора сдерживания. В первый ядерный век фактически произошла институциализация культуры (динамически взаимосвязанных дискурса и практик) ядерного сдерживания – обоснование необходимости поддержания арсенала ЯО для противостояния явной или потенциальной угрозе применения ядерного оружия другого государства. Именно институциализация этой культуры, по сути, и стала основой распространения ядерных вооружений в мире: ЯО Советского Союза в ответ на ЯО США; ЯО Китая в ответ на ЯО США и Советского Союза; ЯО Индии в ответ на ЯО Китая; ЯО Пакистана в ответ на ЯО Индии; ЯО Северной Кореи в ответ на ЯО США; очевидные ядерные устремления Ирана в ответ на ЯО США и, возможно, Израиля).

Воспроизводство этой культуры при сохранении напряженностей между государствами в отдельных регионах планеты способно и дальше служить мощным катализатором того, чтобы ядерные вооружения расползались по миру. Пессимистически настроенные аналитики предрекают: если не отказаться от ядерного мышления ХХ века, его итоги для века ХХI станут плачевными: «кто будет в состоянии приобрести ядерное оружие, тот непременно это сделает»12. Очевидно, что процесс распространения ЯО может быть остановлен только путем изменения высокого ценностного статуса ядерного оружия в национальных культурах безопасности государств и постепенной реинституциализации в их структуре культуры ядерного сдерживания.

Конечно, невозможно отрицать и позитивных свойств ядерного сдерживания: в период «холодной войны» оно, несомненно, сыграло огромную роль предотвращения ядерной войны на планете. Ядерное оружие способствовало интеграции человечества через осознание масштабов возможных катастроф и беззащитности каждой отдельной личности. Эту роль оно, безусловно, сыграло в наиболее сложный и опасный период с 1949 года и до достижения ядерного паритета в 60-е годы. Также и в последующие годы, путем поддержанием «равновесия страха», оно не дало разыграться крупномасштабной ядерной войне, несмотря на весьма жесткое противостояние двух противоположных политических систем, и сохранило «ядерный мир» на нашей планете.

Однако, как высказался на обзорной конференции Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 2005 г. нобелевский лауреат Джозеф Ротблат, руководитель Пагоушского антиядерного движения, сегодня, во второй ядерный век, «мы не должны мириться с тем, что всеобщая безопасность базируется на равновесии страха»13. Еще 12 Мюллер Х. «Ядерный апартеид» и ядерное разоружение // Россия в глобальной политике. 2006, № 5. С. 11.

13 Цит. по: Лукьянов Ф. Правила игры: неуравновешенный страх // Ведомости.

10.10.2005, 189 (1470). URL:

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2005/10/10/9803 (дата обращения:

12.04.2010).

один апологет безъядерного мира, профессор В.И. Слипченко, подчеркивает, что «твердость убеждений в необходимости ядерных вооружений для сохранения “ядерного мира” – скорее инерция мышления, чем окружающая нас реальность»14. Более того, в своей статье «Ядерное сдерживание – миф ХХI века» этот автор проводит мысль о том, что ядерное оружие по объективным причинам вообще не может быть фактором сдерживания, ибо «позитивные свойства ядерного сдерживания принципиально не могут быть реализованы без его применения вне риска всеобщей катастрофы» и «главный смысл и истинная суть сдерживания – … в самосдерживании ядерного оружия»15 (выделено мной – Ю.Ф.).

Действительно, ни одно государство не осмелится применить ядерное оружие в интересах сдерживания агрессии, понимая, что подобные действия могут привести к его собственному уничтожению. В нашу ядерную эпоху войны шли и продолжают идти непрерывно и, в том числе, с участием ядерных государств, причем нетрудно заметить, что наибольшее количество военных конфликтов в ХХ веке происходило в стратегически важных районах, где тогда противостояли интересы двух противоположных военно-политических систем, обладавших мощнейшими ядерными потенциалами. Наличие ядерного оружия не предотвратило войн между США и Вьетнамом, между Ираном и Ираком, перманентных военных конфликтов на Ближнем Востоке, в Афганистане. Тем самым, очевидно, что ядерному оружию вовсе не принадлежит роль всеобщего фактора сдерживания угрозы применения военной силы в международных отношениях, оно не способно обеспечить политической стабильности в мировом масштабе и гарантировать действительную безопасность государств.

Но – ядерное сдерживание имеет позитивный смысл как средство предупреждения именно ядерной агрессии потенциального противника. При некогда существовавшим двухполюсном мире в основе культуры ядерного сдерживания лежал дискурс глобальной опасности, воспроизводство этой культуры и ее поддержка населением основывалось на взаимном страхе и, в то же время, соперничестве противоборствующих ядерных держав. После того же, как исчез источник конфликта между двумя антагонистическими мировыми системами, ресурсы ядерного сдерживания фактически стали избыточными.

14 Слипченко В.И. Ядерное сдерживание – миф ХХI века // Безопасность: Информационный сборник фонда национальной и международной безопасности.

2001, № 56. С. 17.

15 Там же. С. 14.

Тем не менее, военная и международная политика ведущих мировых государств – ядерных держав – продолжает строиться с опорой на ядерное оружие и эксплуатировать идею ядерного сдерживания. Несмотря на то, что с окончанием «холодной войны» в мире наблюдался процесс некоторого обновления проблематики безопасности в духе новой, постбиполярной эры (так, «непреднамеренное» – в виду распада СССР – распространение ядерного оружия в лице Украины, Беларуси и Казахстана стало причиной для инициации международных «программ содействия»16, а былые непримиримые антагонисты, США и СССР (Россия), заключили соглашения о сокращении ядерных арсеналов), сегодня, как и прежде, все без исключения ядерные державы трактуют ядерное сдерживание в качестве важного и неотъемлемого инструмента обеспечения своей безопасности.

Так, британская Белая книга по вопросам обороны 2006 года полностью посвящена ядерному сдерживанию, сохранение потенциала которого, согласно этому документу, – «в наилучших интересах будущей безопасности государства»17. Французская Белая книга по вопросам обороны и национальной безопасности 2008 года также проводит мысль о том, что «ядерное сдерживание остается одной из основ стратегии Франции», «последней гарантией национальной безопасности и независимости»18. Кроме того, в известной речи президента Франции Николя Саркози в Шербуре в марте 2008 года было заявлено о желании Франции «привлечь заинтересованных европейских партнеров к участию в открытом диалоге по вопросу о роли и вкладе ядерного сдерживания в европейскую безопасность»19.

Россия и США – по-прежнему наиболее могущественные ядерные державы, – хотя и предприняли очередной шаг в направлении дальСм.: Соков Н.Н. Международные программы содействия по снижению угрозы распространения // Ядерное нераспространение. Т.1. / Под общ. ред.

В.А.Орлова. М.: ПИР-Центр, 2002.

17 The Future of the United Kingdom’s Nuclear Deterrent: Defence White Paper 2006 (Cm 6994) // Official Site of the UK Ministry of Defence. P.5. [2006]. URL:

http://www.mod.uk/NR/rdonlyres/AC00DD79-76D6-4FE3-91A1A56B03C092F/0/DefenceWhitePaper2006_Cm6994.pdf (access date: 12.04.2010).

18 The French White Paper on defense and national security // Military Education

Research Library Network. P.64. [2008]. URL:

http://merln.ndu.edu/whitepapers/France_English2008.pdf (access date:

12.04.2010).

19 Sarkozy N. Speech given at the presentation of SSBM “Le Terrible”. Cherbourg, 21 March, 2008 // France in the United Kingdom. [2008]. URL:

http://www.ambafrance-uk.org/President-Sarkozy-s-speech-at,10430.html (access date: 12.04.2010).

нейшего сокращения своих ядерных арсеналов (недавнее подписание в Праге нового договора о СНВ20), также продолжают трактовать ядерное сдерживание в качестве важнейшей составляющей обеспечения своей национальной безопасности. Раздел новой Военной доктрины Российской Федерации, касающийся ЯО, сформулирован в традиционном духе сохранения за Россией статуса ядерной державы, способной осуществить ядерное сдерживание возможной агрессии против России и ее союзников21. «Соединенные Штаты будут поддерживать свой ядерный арсенал как главное средство сдерживания ядерной атаки»22, – говорится в американской Стратегии обороны 2008 года. Также и обновленная ядерная стратегия Соединенных Штатов сохраняет традиционную роль ЯО как средства сдерживания ядерного удара по США или их союзникам23, хотя справедливости ради необходимо отметить и некоторое снижение в этом документе роли ядерного оружия в системе национальной безопасности США – прежде всего, за счет взятия на себя Соединенными Штатами обязательства не применять ядерное оружие и не угрожать его применением против неядерных государств в рамках ДНЯО24. Что же касается Китая, то здесь экспертами прогнозируются наиболее масштабные программы СЯС, превосходящие программы всех других ядерных держав25.

Между тем, очевидно, что новые острые вызовы и угрозы второго ядерного века – прежде всего, такие, как терроризм и экстремизм, – не могут быть сдержаны с помощью ядерного оружия. Так, непонятно, 20 Подписан российско-американский Договор о сокращении и ограничении СНВ // Сайт Президента России. URL: http://news.kremlin.ru/news/7396 (дата обращения: 17.04.2010).

21 Военная доктрина Российской Федерации, утверждена Указом Президента

Российской Федерации от 5 февраля 2010 г. // Сайт Президента России. URL:

http://news.kremlin.ru/ref_notes/461 (дата обращения: 12.04.2010).

U.S. Department of Defense, National Defense Strategy, June 2008 // United

States Department of Defense. P.12. URL:

http://www.defense.gov/pubs/2008NationalDefenseStrategy.pdf (access date: 12.04.2010).

U.S. Department of Defense, Nuclear Posture Review, April 2010 // United States

Department of Defense. P. VII. URL:

http://www.defense.gov/npr/docs/2010%20Nuclear%20Posture%20Review%20Rep ort.pdf (access date: 20.04.2010).

24 Ibid. P. VIII.

25 Ядерное сдерживание и нераспространение // Публикации Московского

Центра Карнеги. С. 50-51. URL:

http://www.carnegie.ru/ru/pubs/books/9268Nuclear%20Deterrence%20and%20Non

-Proliferation.pdf (дата обращения: 12.04.2010).

каким образом ядерное сдерживание может помочь избежать ракетноядерного удара с авантюристическими или провокационными целями со стороны стран-экстремистов. Но абсолютно понятно то, что ставка на ядерное оружие выгодна ракетно-ядерным военно-промышленным комплексам, в то время как фактически каждое новое обоснование «полезности» ядерного оружия ведет ко все большим расходам и становится скорее экономической и экологической обузой для ядерных государств, чем благом, учитывая, что ЯО сегодня уже не может являться гарантом безопасности перед лицом новых вызовов и угроз.

Показательно, что влиятельная неправительственная организация «Федерация американских ученых», в которую входят 68 лауреатов Нобелевской премии, недавно адресовала новой администрации США доклад под названием «От противостояния к минимальному сдерживанию», где убедительно доказывается, что нынешний ядерный потенциал США без необходимости раздут до такой степени, что представляет опасность для самой Америки. Свыше 5,2 тыс. боеголовок, находящихся на боевом дежурстве и хранении, поглощают огромные ресурсы в процессе их обслуживания. Авторы доклада предлагают сократить количество ядерных боеголовок до минимума в несколько сотен единиц на пути к полному разоружению. В конце доклада авторы резюмируют: «Что бы ни говорили о полезности ядерного оружия в период Холодной войны, сегодня ядерное оружие угрожает безопасности Соединенных Штатов и мира в большей степени, нежели укрепляет ее»26.

Не лишним будет также напомнить, что еще с конца 60-х годов ХХ века в мире наблюдалось расширение рамок культуры (дискурса и практик) безопасности, которая не сосредотачивалась более на одном лишь государстве (защите суверенной территории от нападения или другого нежелательного вмешательства), но стала включать в себя также экономические, экологические, социальные, культурные компоненты. Актуализация этих аспектов в дискурсе и практиках в области обеспечения безопасности во многом была обусловлена осознанием глобальных проблем, продиктовавшим необходимость отказа от узкой концентрации на одних лишь межгосударственных конфликтах. Благодаря докладам основанного в 1968 году Римского Клуба, в основе Kristensen H.M., Norris R.S., Oelrich I. From Counterforce to Minimal Deterrence: A New Nuclear Policy on the Path Toward Eliminating Nuclear Weapons //

Federation of American Scientists. Occasional Paper No.7. P. 45. [2009]. URL:

http://www.fas.org/pubs/_docs/OccasionalPaper7.pdf (access date: 12.04.2010).

тематики которых лежала проблема пределов экономического роста27, работе глобальных форумов по окружающей среде, социальному развитию и т.д. происходила активная увязка безопасности с обеспечением всестороннего («интегрального», «устойчивого») развития28. Утверждение широкого подхода к парадигме безопасности содержалось в трудах многих западных ученых29.

Реалии сегодняшнего дня таковы, что культура безопасности стран и поддержание общей стабильности международной обстановки основывается уже отнюдь не на ядерном сдерживании, а на политической, финансовой, экономической, медицинской, социальной, продовольственной, энергетической и прочих видах безопасности. Появилась совершенно новая система невоенного сдерживания и обеспечения стабильного развития государств рыночной экономики: Всемирная торговая организация, Международный валютный фонд, Всемирный банк и др. Это новые инструменты для поддержания баланса не только в мировой экономике, но и устойчивого развития государств, на котором – в идеале (и это признано уже повсеместно) – должна строиться культура безопасности сегодняшнего дня. Именно эти инструменты, вкупе с экономическими, финансовыми, энергетическими и прочими связями государств, а не ядерное оружие являются ныне мощнейшим и реально действующим сдерживающим фактором силовых отношений между ними. Строить же культуру национальной безопасности на примате ее военной составляющей, да к тому же основанной на ядерном сдерживании, в сложившихся условиях многополярного мира просто опасно.

Дело в том, что в многополярном мире возможность применения ядерного оружия в процессе противоборства на том или ином полюсе объективно выше, чем в биполярной системе, когда мир был поделен на два блока и стабильность в стратегической сфере поддерживалась за счет взаимного сдерживания сверхдержав. Вот почему вероятность 27 См.: Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс Й. За пределами роста / Пер. с англ.

М.: Пангея, 1994. 304с..

Пестель Э. За пределами роста (Глобальные проблемы современности и деятельность международной организации Римский клуб) / Пер. с англ. М.: Прогресс, 1988. 270с.

28 См., напр.: Косов Ю.В. В поисках стратегии выживания: анализ концепций глобального развития. СПб.: Издательство СПбГУ, 1991. 121с.

См., напр.: Хуру Ю. Безопасность как широкая, многоаспектная концепция для объединяющейся Европы. – Безопасность, сокращение вооружений и разоружение. Актуальные проблемы Европы. Проблемно–теоретический сборник ИНИОН РАН. М., 1998. №2. С. 22-45.

появления новых государств с ядерным статусом становится особенно острым вызовом именно сегодня, а нежелание отказаться – хотя бы на уровне институционализированного дискурса – от культуры ядерного сдерживания объективно повышает такую вероятность.

Некогда, на самой заре ядерной эпохи, осознание ужасных последствий ядерного противостояния – постоянный рост числа ядерных государств, множащий количество государств, осуществляющих ответное ядерное сдерживание и повышающий, тем самым, вероятность ядерной войны (в том числе, из-за возможности неверного истолкования намерений или несанкционированного применения) заставило государственных лидеров заключить Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который фактически заложил основы транснациональной культуры безопасности в ядерной области, то есть такой культуры, которая была призвана преодолеть эгоистические устремления охраны национальной безопасности средствами ЯО и поддерживаться совместными усилиями государств на основе международного права и создания международных режимов. Тем самым был начат поиск безопасности в защите от ядерного оружия, а не в опоре на него, который трансформировался в признание необходимости институциализации особого порядка и специальных структур для его поддержания.

ДНЯО и транснациональная культура безопасности. Подписанный в 1968 году ДНЯО30 включал в себя запрет на передачу ядерных вооружений и на приобретение ядерного оружия теми государствами, которые его не имели к моменту подписания договора (ст.

I и II) и, что особенно важно, предполагал усиленный международный контроль за выполнением неядерными государствами своих обязательств (ст. III). Поскольку страны, не обладавшие ядерным оружием, настояли на своем неотъемлемом праве беспрепятственно разрабатывать ядерные технологии в мирных целях (ст. IV), на основе ДНЯО была создана всеобъемлющая система гарантий (контроля) Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которая должна была четко отслеживать, чтобы ядерные материалы, используемые в мирных целях, не были переключены на военные рельсы. Эта система развивалась и совершенствовалась с годами, и на сегодняшний день она является самой широкой и технически основательно оснащенной международной контрольной системой.

30 Договор о нераспространении ядерного оружия. Одобрен резолюцией 2373 (XXII) Генеральной Ассамблеи от 12 июня 1968 года // Сайт Организации объединенных наций. URL: http://www.un.org/russian/documen/convents/npt.htm (дата обращения: 12.04.2010).

Более того, ДНЯО стал тем ядром, вокруг которого возникли многочисленные международные и региональные механизмы и соглашения, призванные содействовать ядерному нераспространению по тем или иным конкретным направлениям: Группа ядерных поставщиков, Комитет Цангера, Конвенция о физической защите ядерного материала, Конвенция по ядерной безопасности, Договоры об учреждении зон, свободных от ядерного оружия, и целый ряд других соглашений и международных механизмов.

Отметим также, что ДНЯО стал самым многочисленным по числу участников соглашением в области контроля над вооружениями: на сегодняшний день его подписали и ратифицировали абсолютное большинство стран мира (а именно, 189). Благодаря этому договору целый ряд государств, имевших возможность в относительно краткие сроки произвести ядерное оружие или стремившихся иным путем завладеть им, приняли решение отказаться от данных устремлений.

Но безусловно, для уменьшения глобальной опасности применения ядерного оружия необходимы не только усилия по пресечению распространения, но и – в идеале - как таковая полная ликвидация этого смертоносного оружия во всем мире. Подписавшие ДНЯО неядерные государства настояли на том, чтобы ядерные державы взяли на себя четкие обязательства по ядерному разоружению (ст. VI Договора). Таким образом, вполне логичной и интегральной частью основанной на ДНЯО культуры безопасности стало зафикированное в тексте Договора стремление к безъядерному миру, которое должно было воплотиться в реальных шагах по уничтожению ядерного оружия – поступательном и кардинальном сокращении численности ядерных боезарядов, ракет и шахт. Однако в эпоху «холодной войны» с ее масштабной гонкой вооружений это обязательство ядерных держав превратилось в не более чем в «благое пожелание».

Окончание эры биполярного противостояния, казалось, обозначило реальные перспективы движения в сторону ядерного разоружения.

Однако – последовавший почти сразу же за этим крах режима нераспространения в Азии (Индия и Пакистан заявили миру о своей ядерной мощи), ядерное распространение на основе «легитимного» – то есть проходившего под общим надзором МАГАТЭ – развития атомной энергетики (КНДР – наиболее яркий пример из последних), модернизация всеми ядерными державами своих ядерных арсеналов стали зримыми индикаторами неизменности высокого ценностного статуса ЯО в структуре культур национальной безопасности государств и их нежелания поддерживать культуру ядерной безопасности в мировом масштабе. Наконец, трагические события начала ХХI века в США (11 сентября 2001 г.), общемировой рост экстремизма и терроризма и связанные с этим опасения по поводу возможностм попадания ЯО в руки террористов за счет содействия или попустительства «неблагонадежных» государств – в американской формулировке, т.н. «оси зла»31 – привели к тому, что США стали открыто обсуждать возможность ядерных интервенций. На этом фоне, существующая пропасть в военных арсенанах великих держав и малых стран заставила опредленный контингент последних делать ставку на ядерное оружие как наиболее действенное средство удержать более сильные государства от военных интервенций, имеющих целью свержение режима в той или иной стране. Именно эта причина обусловила стремление КНДР и, возможно, Ирана получить ядерное оружие.

В русле всех этих тревожных тенденций, еще в конце ХХ века и особенно теперь, в начале века ХХI-го, все чаще вспыхивают дискуссии о том, способен ли ДНЯО, уходящий своими корнями в 60-е годы прошлого века, адекватно ответить на современные вызовы ядерной безопасности. Так или иначе, но некоторые объективные реалии и субъективные подвижки в представлениях о безопасности в значительной степени ставят под сомнение актуальность этого документа.

Далее мы зафиксируем наиболее существенные из этих реалий и представлений, параллельно сопоставляя их с соображениями, которые, тем не менее, свидетельствуют о непреходящей ценности ДНЯО для поддержания эффективной культуры безопасности во второй ядерный век.

К числу наиболее существенных объективных реалий, ставящих под сомнение актуальность ДНЯО для культуры безопасности XXI века, относится общее изменение глобальной расстановки сил в мире.

Как свидетельствует опыт великих геополитических перемен, международные режимы, оказавшись на гребне великих потрясений, редко сохраняют свой первоначальный облик. В этом смысле окончание «холодной войны», повлекшее за собой изменение стратегической обстановки, уже само по себе бросило вызов статусу-кво, зафиксированному в тексте Договора.

Одно из актуальных проявлений этого вызова – новый взгляд на «неофициальную» ядерную державу Индию. Собственные стратегичеСм.: George W. Bush. The President's State of the Union Address. January 29, 2002 // The White House. URL: http://georgewbushwhitehouse.archives.gov/news/releases/2002/01/20020129-11.html (access date:

12.04.2010) ские интересы32 заставили США взглянуть на Индию как на важного стратегического партнера и прийти к заключению ядерного соглашения с этой страной. Сделка с Соединенными Штатами автоматически превратила Индию в «особый случай» за рамками ДНЯО, но в то же время сделала ряд ее АЭС открытыми для мер безопасности, предусмотренных в этом договоре. Вслед за США Австралия продемонстрировала намерение отойти от политики экспорта ядерного топлива только в страны, связанные ДНЯО, дав согласие поставлять уран в Индию при условии, что Индия будет соответствовать жестким требованиям по обеспечению безопасности33.

Таким образом, случай Индии наглядно демонстрирует, что реальные меры по противодействию ядерному распространению сегодня более предпочтительны, нежели усилия по формальному поддержанию режима ДНЯО. Эта логика кажется оправданной, и все же – многим экспертам она внушает опасения. Соглашение о сотрудничестве с США в сфере мирного использования атомной энергии позволили Индии выйти из режима санкций в ядерной области, введенных после испытания ею ядерного оружия в 1998 году. Благодаря снятию ограничений Группы ядерных поставщиков Индия становится ведущим игроком на мировом рынке ядерных технологий: на сегодняшний день ею заключены соглашения о сотрудничестве в области мирного атома уже не только с США, но также с Россией, Францией, Великобританией, Канадой, Аргентиной, Казахстаном, Монголией и Намибией34. Все это, как считает Харальд Мюллер, один из ведущих экспертов Института исследований мира во Франкфурте, неминуемо приводит к тому, что «другие страны поневоле задумываются над тем, не стоит ли последовать примеру Индии, особенно учитывая признание и оценки, которые та заслужила после 1998-го… Повысить свой статус или престиж с помощью ядерного оружия могут захотеть Индонезия, Вьетнам, Малайзия, Бразилия, Аргентина, Венесуэла, Алжир, Египет, Нигерия, 32 Так, советник госсекретаря США Филип Зеликов в 2006 году указал на необходимость создания «якоря» в Южной Азии, подобного тому, какой после Второй мировой войны представляли собой союзники Америки на огромном евразийском пространстве – Великобритания и Япония. Цит. по: Пикфорд Э.

Уран, торий и режим нераспространения // Россия в глобальной политике. – 2006, № 4 – С. 17.

Австралия и Индия начнут переговоры о поставке урана для индийских АЭС // РИА «Новости» [2007]. URL: http://rian.ru/world/20070816/71892102.html (дата посещения: 12.04.2010).

Nuclear power in India // World Nuclear Association. URL: http://www.worldnuclear.org/info/inf53.html (access date: 15.04.2010).

ЮАР и, как это ни удивительно, Иран»35. Вот почему действия Дели, какими бы понятными и оправданными они ни были с индийской точки зрения, могут оказаться роковыми для режима ДНЯО.

В целом характерно, что в начала XXI века тревоги по поводу распространения ядерных технологий очень тесно переплелись с проблемой энергетической безопасности, влияние которой на культуру безопасности государств ныне беспрецедентно. Ставшее неизбежным в этой связи возрождение атомной энергетики, получившее название т.н. «атомного ренессанса», придает новый импульс процессу ядерного распространения. И хотя ведущие аналитики признают, что «опасность распространения ядерных технологий действительно велика», они же подчеркивают, что «не менее серьезны угрозы, связанные с энергетической безопасностью», так что «принимая ответственные решения, политики так или иначе будут руководствоваться прежде всего настроениями своего электората и национальными интересами, а не стремлением сохранить ДНЯО»36. Нынешняя ситуация вокруг Индии лишний раз это подтверждает.

Очевидно, что обозначенные тенденции сводят на нет всеобщую выгоду от ДНЯО, который в начале второго ядерного века стал демонстрировать устойчивую тенденцию утраты своего значения в качестве системы общепринятых норм. Означает ли это, что попытка институциализации на основе этого договора транснациональной, общемировой культуры безопасности в ядерной сфере провалилась? ДНЯО был призван служить фундаментом такой культуры путем создания условий, когда потенциальные конкуренты и враги отказывались от ядерных устремлений и все страны следовали этому примеру. Попытки сделать те или иные исключения из данной схемы неминуемо подрывают ее.

В последнее время преуменьшение роли ДНЯО в деле нераспространения было связано также с активной тематизацией в дискурсе безопасности такой новой и острой угрозы, как возможность приобретения ЯО государствами-спонсорами международного терроризма и непосредственно террористами. Две принятые после событий сентября 2001 г. стратегии национальной безопасности США (2002 и 2006 годов) провозгласили более действенной, по сравнению с ДНЯО, стратегию контрраспространения, предполагавшей в критических случаях

Мюллер Х. Указ. соч. С. 13.36 Пикфорд Э. Указ. соч. С. 19.

нанесение разоружающих ударов по ядерным объектам «опасных режимов»37.

Показательно также, что накануне недавнего принятия новой редакции Военной доктрины РФ секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев в ннтервью газете «Известия» сделал вызвавшее широкий резонанс заявление, что в этой новой доктрине «в критических для национальной безопасности ситуациях не исключается нанесение, в том числе, упреждающего (превентивного) ядерного удара по агрессору»38. Хотя именно такая формулировка в действительности не появилась в документе, сама постановка подобного вопроса была показательной.

Вместе с тем США на сегодняшний день, спустя некоторое время после прихода к власти новой администрации Б. Обамы, уже в значительной степени скорректировали стратегию контрраспространения, перераспределив акценты в пользу ДНЯО. В частности, по случаю принятия нового Обзора ядерной политики (апрель 2010) президент Б.

Обама выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что «впервые – задачи предотвращения распространения ядерного оружия и ядерного терроризма становятся на первое место в ядерной стратегии Америки, утверждая центральную роль Договора о нераспространении ядерного оружия. Мы пересмотрели нашу политику»39.

Данные изменения говорят о зрелости новой администрации, понимании ею того очевидного факта, что альтернативы годами отработанной системе ДНЯО не существует. На протяжении вот уже более полувека ограничивая прирост ядерных держав, а значит, запасы ядерных вооружений, связанных с ними материалов и число предприятий по обогащению ядерного топлива, ДНЯО сокращал количество источников, из которых террористы могли бы заполучить ядерное оружие или пригодные для его изготовления материалы. Поскольку Договор 37 Фененко А.В. Теория и практика контрраспространения во внешнеполитической стратегии США. М., 2007. С. 16-17.

38 Меняется Россия, меняется и ее военная доктрина. На вопросы «Известий»

отвечает секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев // Известия. [2009]. URL: http://www.izvestia.ru/politic/article3134180/ (дата обращения:

12.04.2010).

39 Заявление президента Барака Обамы по случаю опубликования Обзора ядерной политики. Белый дом, Офис пресс-секретаря, 6 апреля 2010 года //

Государственный департамент США. URL: http://www.america.gov/st/eurrussian/2010/April/20100407160954eaifas0.9291651.html (дата посещения:

17.04.2010). См. также: U.S. Department of Defense, Nuclear Posture Review, April 2010. P. IX.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 

Похожие работы:

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» (С3.В.ДВ.3.1) реализуется как дисциплина по выбору вариативной части блока «Профессионального цикла» Учебного плана специальности – 40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. Учебная дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» нацелена на формирование у обучающихся знаний о сущности, исходных понятиях, задачах, принципах и правовой основе...»

«( \Г? Г W М ИНИСТЕРСТВО ТР УД А И С ОЦИ АЛЬНО Й З АЩ И ТЫ ЭТАЛОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ М еж региональная А ссоциа ц ия содействия обеспечен ию безопасны х усл о в и й труда УТВЕРЖДАЮ: Председатель Конкурсной комиссии, Директор Департамента условий и охраны труда Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации В.А.Корж ПОЛОЖЕНИЕ о Всероссийском конкурсе на лучш ее инновационное реш ение в области обеспечения безопасны х условий труда «Здоровье и безопасность 2015» I. Общ ие положения...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ РЕСПУБЛИКАНСКОЕ УНИТАРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ГИГИЕНЫ» УДК [614.71 + 628.87] : [543.05/26 : 613.955] ГАНЬКИН Александр Николаевич ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА МНОГОКОМПОНЕНТНОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ ВОЗДУШНОЙ СРЕДЫ УЧЕБНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ ПО КРИТЕРИЯМ РИСКА ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ УЧАЩИХСЯ Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук по специальности 14.02.01 – гигиена Минск, 2014 Работа выполнена в Республиканском унитарном...»

«УКРЕПЛЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ МИГРАЦИЕЙ И СОТРУДНИЧЕСТВА В ОБЛАСТИ РЕАДМИССИИ В ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ (MIGRECO) MIGRECO АНТОЛОГИЯ Финансируется Ев ропе й Финансируется Софинансируется Софинансируется Софинансируется Софинансируется и При поддержке Службы Европейским Союзом Государственным Агентством США по Министерством реализуется иммиграции и натурализации Департаментом международному иностранных дел Международной Министерства безопасности и США развитию Королевства организацией по юстиции Нидерландов...»

«Non multa, sed multum ЯДЕРНЫЙ Международная безопасность Нераспространение оружия массового уничтожения КОНТРОЛЬ Контроль над вооружениями № 3 (69), Том Осень 200 Редакционная коллегия Владимир А. Орлов – главный редактор Владимир З. Дворкин Дмитрий Г. Евстафьев Василий Ф. Лата Евгений П. Маслин Роланд М. Тимербаев Юрий Е. Федоров Антон В. Хлопков ISSN 1026 ЯДЕРНЫЙ № 3 (69), Том КОНТРОЛЬ Осень 200 Издается с ноября 1994 г. Выходит ежеквартально Зарегистрирован в Государственном комитете РФ по...»

«Результаты проверок проведенных в органе исполнительной власти Волгоградской области, его территориальных органах и подведомственных организациях.1. ГБУ ВО «Николаевская райСББЖ» В ГБУ ВО «Николаевская райСББЖ» проведена 1 проверка ТО «Управлением Роспотребнадзора по Волгоградской области в Николаевском, Быковском районах» на предмет соблюдения обязательных требований санитарного законодательства, период проверки с 17.12.2013 по 17.12.2013. Выявлено нарушение ст. 34, ст.35 ФЗ РФ от 30.03.1999 №...»

«Перечень документов, используемых при выполнении работ по оценке соответствия ТР ТС 005/2011 О безопасности упаковки 1. ТР ТС 015/2011 О безопасности зерна 2. ТР ТС 021/2011 О безопасности пищевой продукции 3. ТР ТС 022/2011 Пищевая продукция в части ее маркировки 4. ТР ТС 023/2011 Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей 5. ТР ТС 024/2011 Технический регламент на масложировую продукцию 6. ТР ТС 027/2012 О безопасности отдельных видов специализированной пищевой 7....»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Международное частное право» (С3.В.ДВ.5.2) реализуется как дисциплина по выбору вариативной части блока «Профессионального цикла» Учебного плана специальности – 40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. «Международное частное право», как отрасль права, является сложной для изучения, поскольку объединяет в себе многочисленные институты гражданского, семейного, трудового и иных отраслей права. Учебная дисциплина «Международное частное...»

«Тема 7. Способы предупреждения негативных и опасных факторов бытового характера и порядок действий в случае их возникновения Цели: Ознакомление обучаемых с возможными негативными и опасными 1. факторами бытового характера. Формирование у обучаемых умения адекватно действовать при угрозе 2. и возникновении негативных и опасных факторов бытового характера. Совершенствование практических навыков по пользованию бытовыми приборами и электроинструментом. Время проведения: 2 академических часа (90...»

«Глобальный план осуществления Десятилетия действий по обеспечению безопасности дорожного движения 2011–2020 гг. E 2011-2020 Я призываю государства-члены, международные учреждения, организации гражданского общества, фирмы и лидеров общин обеспечить, чтобы это Десятилетие увенчалось реальными улучшениями. В качестве шага в этом направлении правительствам следует обнародовать свои национальные планы по осуществлению Десятилетия, когда оно будет официально провозглашено во всем мире 11 мая 2011...»

«\ql Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом пленарном заседании 58-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 04.06.2015 Документ предоставлен КонсультантПлюс Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции (принята в г. Нью-Йорке 31.10.2003 Резолюцией 58/4 на 51-ом. Дата сохранения: 04.06.2015   КОНВЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ...»

«СОГЛАСОВАНО. Утверждаю. Начальник Отдела по образованию Директор МБОУ Белавская ООШ МО «Дорогобужский район» _ И.Н.Свириденков _Г.Н. Иванова _ 2015г. «_»_2013г.СОГЛАСОВАНО Начальник ГИБДД МО МВД России «Дорогобужский район» майон полиции А.А. Поляков ПАСПОРТ по обеспечению безопасности дорожного движения муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Белавская основная общеобразовательная школа» д.Белавка, ул. Центральная,д.2, Дорогобужского района Смоленской области Директор МБОУ...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОКЛАД «О СОСТОЯНИИ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2009 ГОДУ» НИА-Природа Москва – 2010 Государственный доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов Российской Федерации в 2009 году». – М.: НИА-Природа, 2010. – 288 с. Государственный доклад о состоянии водных ресурсов Российской Федерации содержит основные данные о водных ресурсах и их использовании, количественных и качественных...»

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВЫПУСК ДЕВЯТЫЙ Апрель, 2009 ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА НА СЕВЕРЕ Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов был образован 15 лет назад постановлением Совета Федерации от 5 апреля 1994 года № 90 1. Все эти годы комитет последовательно проводит полити ку, направленную на отстаивание интересов северян. Г.Д....»

«Модели уроков для проведения дня знаний по информационной безопасности. Содержание Введение..3 Возрастные особенности использования Интернета.5 Литература и источники..8 Примеры игровых занятий для проведения уроков Дня медиа безопасности и правовой грамотности..10 Памятка детям..15 Основные правила безопасного использования сети Интернет.18 Конвенция о правах ребенка..20 Всемирная декларация о правах человека..25 Введение В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его...»

«Предварительный отчет о проведении уполномоченными органами государств-членов Таможенного союза работы по изучению эффективности инспекционной системы ветеринарной службы Украины по обеспечению гарантий безопасности продукции животного происхождения, предназначенной для поставок на территорию государств-членов Таможенного союза, и инспекции украинский предприятий по производству продукции животного происхождения, в том числе рыбоперерабатывающих предприятий, заинтересованных в поставках своей...»

«А.Т. Хабалов (МГУ) Р.В. Османов (СПбГУ) Основные угрозы безопасности для стран центрально азиатского региона The main security threats for the countries the Central Asian region Ключевые слова: Центральная Азия, ОДКБ, конфликты, наркотрафик, терроризм, экологическая безопасность, экологический терроризм, Россия, США Ключевые слова (на англ.): Central Asia, CSTO, conflicts, drug trafficking, terrorism, environmental security, environmental terrorism, Russia, USA Центральная Азия, являясь точкой...»

«Роль ВОЗ в Миссии Организации Объединенных Наций по чрезвычайному реагированию на Эболу Доклад Секретариата Настоящий доклад подготовлен в соответствии с полученной Секретариатом просьбой 1. охарактеризовать в общих чертах роль ВОЗ в Миссии Организации Объединенных Наций по чрезвычайному реагированию на Эболу или МООНЧРЭ. Учреждение МООНЧРЭ МООНЧРЭ была создана 19 сентября 2014 г. после единогласного принятия 2. Генеральной Ассамблеей резолюции 69/1 1 и принятия Советом Безопасности резолюции...»

«УФМС РОССИИ ПО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКЛАД О РЕЗУЛЬТАТАХ И ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ МИГРАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ ПО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ НА 2014 ГОД И ПЛАНОВЫЙ ПЕРИОД 2015-2017 ГОДОВ Саратов 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ. РАЗДЕЛ I. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УФМС РОССИИ ПО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2014 ГОДУ Цель № 1 «Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, максимальная защищенность, комфортность и благополучие населения Российской Федерации Задача № 1.1....»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ НАСАО /январь 2015/ ВЫПУСК № 13 СОДЕРЖАНИЕ: НОВОСТИ НАСАО _ 2 НОВОСТИ АТОМНОЙ ОТРАСЛИ В РОССИИ _ 10 НОВОСТИ АТОМНОЙ ОТРАСЛИ В МИРЕ _ 25 ОБ ИЗДАНИИ _ 65 январь 2015 СТАТЬИ: НОВОСТИ НАСАО Форум по ядерному страхованию стран Центральной и Восточной Европы 2014 в Братиславе В период с 30 сентября по 01 октября 2014 г. в Братиславе, Словакия, прошел международный ядерный форум, участниками которого стали руководители страховых пулов стран Центральной и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.