WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

«ВООРУЖЕНИЯ, РАЗОРУЖЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ИМЭМО РАН Ежегодник СИПРИ В О О Р У Ж Е Н И Я, Р АЗ О Р УЖ ЕНИ Е И М Е Ж Д У Н АР О Д Н АЯ Б Е З О П АС Н О С Т Ь ...»

-- [ Страница 2 ] --

После распада Советского Союза доминирующее положение Соединенных Штатов Америки в экономической и культурной сферах распространилось еще и на сектор безопасности и обороны. Данные, представленные в этом выпуске Ежегодника, вновь напоминают о том, что США с большим отрывом опережают остальные страны по объему инвестиций в сферу военной безопасности, и в этой области очень длительное время сохраняют преимущество (см. гл. 4 настоящего издания).

Многие выражают сомнения в вопросе о том, обладают ли США достаточной компетентностью, легитимностью и ответственным отношением для дальнейшего выполнения столь выдающейся роли.

Так, в 2007 г. президент России Владимир Путин отметил, что ситуация, когда полномочия принимать решения сконцентрированы в руках одной страны, не является устойчивой. По словам президента Путина, поскольку в других странах накапливается экономический и технологический потенциал, который неизбежно трансформируется в потребность оказывать более серьезное политическое влияние, «мы подошли к тому рубежному моменту, когда должны серьезно задуматься над всей архитектурой глобальной безопасности»1.

Putin, V., Putin’s prepared remarks at 43rd Munich Conference on Security Policy, Washington Post, 12 Feb. 2007.

2 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 К числу стран, чье политическое влияние на международной арене растет, относится, несомненно, такая усиливающаяся держава, как Китай, который является при этом глобальной державой с интересами, быстро распространяющимися по всему миру2. Как отметил в 2012 г. Генри Киссинджер, ряд влиятельных групп как в Китае, так и в США провозглашают, что соперничество этих стран за мировое первенство «неизбежно и, возможно, уже идет»3. Однако, по мнению аналитиков и наблюдателей, существует и ряд государств, которые можно по праву назвать зарождающимися державами (emerging powers). Таким образом, будущее соперничество (не обязательно подразумевающее военную конфронтацию), в основе которого будут лежать альтернативные подходы к глобальному управлению, может развиваться между США и разными комбинациями других государств4.

Владимир Путин в основном высказывал возражения против идеи лидерства, которая базируется, как он выразился, на «почти ничем не сдерживаемом, гипертрофированном применении [военной] силы». На международной арене, в том числе в большинстве европейских государств, все большее внимание уделяется комплексным подходам как к внутригосударственным, так и к межгосударственным конфликтам, в которых задействуется целая комбинация военных, дипломатических, экономических, социальных и культурных инструментов. В этом контексте применение международным сообществом вооруженной силы на ранних этапах конфликта будет находить все меньше поддержки со стороны других субъектов, участие которых требуется для разрешения этих конфликтов.

Хотя администрация президента США Барака Обамы нередко прибегала к применению силы, она неохотно шла на крупномасштабные военные наступательные операции, в особенности по сравнению с администрацией Джорджа Буша, предшественника Б. Обамы. Главными сторонниками применения силы, по крайней мере, в последние годы (например, в Ливии и в других частях Африки, а при серьезном рассмотрении сюда же можно отнести и конфликт в Сирии), напротив, выступали правительства других стран, а также широкий круг критиков администрации Обамы как внутри страны, так и за ее пределами. Правительство же США все менее охотно принимает на себя новые военные обязательства, которые могут ослабить страну, и при этом старается сократить свое военное присутствие и связанные с ним финансовые обязательства в Афганистане и Ираке.

США, скорее всего, не отказываются от лидерских позиций, а лишь пытаются приспособиться к новым условиям. Вступая в должность в 2009 г., президент Обама сигнализировал, что для достижения своих национальных интересов США будут использовать преимущественно инструмент сотрудничества. Тем не менее, когда Обама заявил, что США «проявят смелость, пытаясь разрешить и разрешая свои разногласия с другими государСм., например: Duchtel, M., Bruner, O. and Hang, Z., Protecting China’s Overseas Interests: The Slow Shift away from Non-interference, SIPRI Policy Paper no. 41 (SIPRI: Stockholm, June 2014).

Kissinger, H., ‘The future of US–Chinese relations: conflict is a choice, not a necessity’, Foreign Affairs, vol. 91, no. 2 (Mar./Apr. 2012).

Cox, M., ‘Power shifts, economic change and the decline of the West?’, International Relations, vol. 26, no. 4 (2012).

ВВЕДЕНИЕ

ствами мирным путем, и не потому что наивно не осознают опасностей, которые перед ними стоят, но потому, что с помощью вовлечения в диалог можно добиться снятия подозрений и опасений на длительный срок», многие – причем не в последнюю очередь в самих США, а также в странах, являющихся их союзниками, – восприняли это как признак слабости во внешней политике5.

Системе международного управления присуща определенная степень изменчивости. Увеличилось число субъектов, оказывающих влияние по всему миру, стало больше центров принятия решений. Среди них есть страны Юга и Востока. Кроме того, теперь постоянной частью международной системы безопасности стал ряд разнообразных негосударственных субъектов.

Несмотря на такое увеличение числа влиятельных государственных и негосударственных субъектов, ничто не указывает на формирование нового блокового мышления. В период «холодной войны» государства, являвшиеся союзниками СССР или США, большей частью воздерживались от публичной критики политики своих союзников, с которой они были несогласны, в целях укрепления групповой солидарности. Сегодня же государства сотрудничают в тех сферах, в которых между ними есть согласие, при этом даже близкие друзья и союзники открыто выступают с критикой друг друга в спорах относительно «правильности» того или иного курса. В качестве примера можно привести серьезные споры между США и некоторыми из их ближайших союзников по вопросу о деятельности в киберпространстве, в частности по вопросам использования киберсредств для шпионажа (см. гл. 9).

Возможно, формированию гибких коалиций способствовало все более широкое использование неофициальных механизмов сотрудничества, таких как «Группа двадцати» (G20), в рамках которой лидеры группы государств, претендующих на роль основных развитых и формирующихся экономик, собираются на регулярные совещания и одновременно взаимодействуют с представителями международных организаций и неправительственного сектора6. «Группа двадцати» провела свое первое совещание в Вашингтоне, округ Колумбия, в 2008 г. и в сентябре 2013 г. отметила пятую годовщину в ходе встречи в Санкт-Петербурге (Россия). Основное внимание члены G20 уделяют воздействию глобального финансового и экономического кризиса, и на петербургском саммите был определен их предпочтительный способ взаимодействия. В большей степени «Группа двадцати» функционирует не как общее пространство для достижения соглашений и принятия коллективных решений между государствами, а скорее как форум для координации национальной политики и устранения побочных последствий решений, принятых в одностороннем порядке7.

White House, ‘Inaugural address by President Barack Obama’, 21 Jan. 2013 http://www.

whitehouse.gov/the-press-office/2013/01/21/inaugural-address-president-barack-obama.

В состав «Группы двадцати» входят представители 19 государств: Аргентины, Австралии, Бразилии, Канады, Китая, Франции, Германии, Индии, Индонезии, Италии, Японии, Южной Кореи, Мексики, России, Саудовской Аравии, Южно-Африканской Республики, Турции, Соединенного Королевства и США, а также Европейского союза.

Заявление лидеров по случаю пятилетия «Группы двадцати»: взгляд в будущее, СанктПетербург, 5–6 сентября 2013 г. http://ru.g20russia.ru/load/782787133.

4 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 Трансформации подвергаются и многосторонние процессы. Подходы, основанные на переговорах по существу, проводимые при помощи специализированных институтов и затем кодифицирующие достигнутые соглашения перед началом их имплементации на национальном уровне, по всей видимости, теряют популярность во многих областях. Можно сказать, что традиционный многосторонний подход утрачивает позиции в таких сферах, как торговля, финансы, информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) и охрана окружающей среды. Например, к январю 2014 г. так и не дали результата начатые еще в 2001 г. переговоры по выработке соглашения о снижении тарифов на международную торговлю товарами (Дохинская повестка дня в области развития)8.

В декабре 2012 г. на Всемирной конференции по международной электросвязи в Дубае государства – члены Европейского союза (ЕС), а также Япония и США отвергли пересмотренный регламент международной электросвязи9. В ноябре 2013 г. на Варшавской конференции по изменению климата удалось добиться лишь очень скромных соглашений по ограниченному кругу вопросов, в особенности по более рациональному использованию лесных ресурсов10.

То, что Совет Безопасности ООН в 2013 г. не смог договориться о совместном реагировании на конфликт в Сирии, является еще одним индикатором того, что деятельность в рамках специализированных учреждений по достижению согласия в вопросах обеспечения жесткой безопасности постепенно усложняется (см. гл. 1). Проведенный в этом выпуске Ежегодника анализ эволюции роли Совета Безопасности показал, что сирийский пример был отнюдь не уникален в этом отношении (см. гл. 2). Любое снижение эффективности работы Совета Безопасности неизбежно приведет к появлению новых вопросов относительно его легитимности.

Пожалуй, наиболее впечатляющих результатов благодаря многостороннему подходу в 2013 г. удалось добиться в сфере военной безопасности. Сирия согласилась демонтировать и уничтожить свой арсенал химического оружия и присоединиться к Конвенции 1993 г. о химическом оружии (см. гл. 8). Расследование по факту применения химического оружия в ходе сирийского конфликта, благодаря чему стало возможным уничтожение оружия и связанной с ним инфраструктуры, с самого начала осуществлялось совместными усилиями трех многосторонних органов (формат участия которых менялся): ООН, Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) и Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Ни одного из этих результатов не удалось бы достичь ни какому-либо государству, ни группе государств, действующих в рамках «коалиции по случаю» (loose coalition).

Многосторонний формат реагирования на применение химического оружия в Сирии был выработан, чтобы повысить эффективность предпринимаемых действий за счет снижения транзакционных издержек, связанных с достижением соглашения в рамках многократных двусторонних контакWorld Trade Organization, ‘The Doha Round’ http://www.wto.org/english/tratop_e/dda_e/ dda_e.htm.

Международный союз электросвязи. Всемирная конференция по международной электросвязи (ВКМЭ-12) http://www.itu.int/ru/wcit-12/Pages/default.aspx.

United Nations Framework Convention on Climate Change, Warsaw Climate Change Conference, Nov. 2013 http://unfccc.int/meetings/warsaw_nov_2013/meeting/7649.php.

ВВЕДЕНИЕ

тов. Поскольку комплекс вопросов, обсуждаемых в рамках темы «безопасность», становится все сложнее, возникает объективная необходимость в наращивании многосторонних усилий. С учетом увеличения числа и расширения круга субъектов, участвующих в международном управлении, на многочисленные контакты, требующиеся для достижения согласия в двухстороннем формате, может не хватить сил даже у мощнейших правительств.

Тот факт, что в настоящее время многосторонний подход часто подвергается критике за более низкую эффективность по сравнению с координацией национальной политики, лишний раз подтверждает то, что происходит размывание консенсуса (существующего главным образом как консенсус между США и их союзниками) относительно принципов и ценностей, на основе которых должны приниматься решения11. Это очевидное нежелание искать новую общую основу для международного согласия не может не вызывать тревоги. Как показывает опыт, на основе подхода, который примиряет разногласия, можно выработать лишь ограниченный набор правил, которые в лучшем случае позволят сдерживать проблемы между странами, но не решить их.

II. ДИНАМИКА МИРА И КОНФЛИКТА

Вот уже не первый год в Ежегоднике СИПРИ публикуется информация, представляющая собой попытку СИПРИ в сотрудничестве с рядом его важных партнеров, в том числе Уппсальской программой данных о конфликтах (УПДК) и Институтом экономики и мира (ИЭМ) количественно выразить некоторые из основных тенденций в области конфликтов по всему миру. Данные, собранные и представленные в результате этой партнерской работы, указывают на ряд очевидных тенденций.

Прежде всего с опорой на совокупные данные можно говорить о нарастании интенсивности некоторых внутригосударственных конфликтов, тогда как число межгосударственных конфликтов, которые развиваются с более низкой интенсивностью, уменьшается (см. гл. 1).

В 2013 г. долгосрочные тенденции, связанные с внутригосударственными конфликтами, насколько можно судить, подтвердились отчетами о конкретных конфликтах, таких как конфликты в Центрально-Африканской Республике, Мали, Южном Судане и Сирии, а также отчетами о воздействии конфликтов в таких областях, как защита гражданских лиц, проблема внутренне перемещенных лиц и проблема расселения беженцев за пределами стран, в которых происходит конфликт. В сентябре 2013 г. в докладе Генерального секретаря ООН был сделан вывод о том, что положение дел, при котором на долю именно гражданских лиц приходится большинство жертв и при котором именно гражданские лица становятся целью неизбирательных Например, Роберт Кеохейн утверждает, что сомнения относительно легитимности многостороннего подхода возникли в связи с тем, что учреждения и организации потерпели неудачу в достижении своих основных целей. Keohane, R. O., ‘The contingent legitimacy of multilateralism’, eds E. Newman, R. Thakur and J. Tirman, Multilateralism under Challenge? Power, International Order, and Structural Change (United Nations University Press: Tokyo, 2006).

6 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 нападений и других нарушений, совершаемых сторонами конфликта, дает «мало оснований для оптимизма»12.

По данным Верховного комиссара ООН по делам беженцев (ВКБ), к концу 2013 г. при общей численности населения Сирии в 22 млн человек число беженцев из Сирии превысило 2 млн человек (что свидетельствует о том, насколько серьезно воздействуют потоки беженцев на все сопредельные страны), а число внутренне перемещенных лиц достигло 4.25 млн человек13. Имеет место очень много случаев вторичного или многократного перемещения, поскольку люди вынуждены много раз менять место своего пребывания из-за совокупности бедствий, которые быстро становятся взаимосвязанными (например, к их числу относятся вооруженный конфликт, отсутствие безопасного доступа к незараженным продовольствию и воде, ограниченность ресурсов).

Стороны вооруженного конфликта, а также субъекты, совершающие насильственные действия в нестабильных государствах, судя по всему, все чаще готовы прибегать к террористическим методам14. Согласно Глобальному индексу терроризма в 2012 г. масштаб глобальных последствий терроризма значительно увеличился между 2002 и 2011 гг. и достиг пикового значения в 2007 г., после чего эта глобальная тенденция стабилизировалась. Отсутствие надлежащего контроля за легким и стрелковым оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами в Ливии привело к широким последствиям регионального масштаба, которые ощущались по всей Северной Африке и региону Сахеля. Кроме того, легкий доступ к современным вооружениям и к получению неограниченного количества боеприпасов и боевых взрывчатых веществ отражается не только на интенсивности конфликтов, но и на уровне преступности с применением насилия в зонах конфликтов.

С учетом общей тенденции к урбанизации может развиться тревожная тенденция к применению в ходе конфликтов оружия большой площади поражения (согласно определению Международного Комитета Красного Креста, это «оружие, действие которого распространяется на значительные площади»), а также мощных взрывчатых веществ в городах15.

Помимо этого был отмечен прогресс в уменьшении риска от того, что бывший министр обороны США Уильям Перри однажды назвал «угрозами типа A», т. е. это угрозы существованию нации или угрозы глобальной войны. Перечисленные угрозы относятся к тому типу, который преобладал в мышлении людей на протяжении большей части XX столетия16. Возможно, именно довольно слабой обеспокоенностью в связи с угрозами типа A объОрганизация Объединенных Наций, Совет Безопасности, Доклад Генерального секретаря о защите гражданских лиц в вооруженном конфликте, S/2013/689, 22 ноября 2013 г.

UN High Commissioner for Refugees (UNHCR), ‘Number of Syrian refugees tops 2 million mark with more on the way’, 3 Sep. 2013 http://www.unhcr.org/522495669.html.

Institute for Economics and Peace (IEP), 2012 Global Terrorism Index: Capturing the Impact of Terrorism for the Last Decade, IEP Report no. 19 (IEP: Sydney, 2012), p. 6.

International Committee of the Red Cross (ICRC), Weapons that May Cause Unnecessary Suffering or have Indiscriminate Effects (ICRC: Geneva, 1973), p. 23.

Perry, W., ‘Message from the Chair’, W. Perry et al., ‘An American security policy: challenge, opportunity, commitment’, National Security Advisory Group, July 2003 http:// belfercenter.hks.harvard.edu/publication/3144/american_security_policy.html.

ВВЕДЕНИЕ

ясняется ослабление блокового мышления. Когда обстановка в плане безопасности благоприятна, более независимая и критическая позиция не влечет за собой опасности. Тем не менее не исключено, что угрозы типа А возникнут вновь. Это может произойти в том случае, если ответственные лидеры перестанут уделять пристальное внимание взаимоотношениям друг с другом, а в военных потенциалах произойдут значительные изменения.

Именно с этой точки зрения интересно рассмотреть приведенные в настоящем выпуске Ежегодника СИПРИ данные о военных расходах. Как свидетельствуют данные СИПРИ, в 2013 г. уровень глобальных расходов на военные цели снизился на 1.9 % в реальном выражении и достиг 1747 млрд долл. США. Это был уже второй год подряд, когда военные расходы снижаются, причем более высокими темпами, чем в 2012 г., когда этот показатель составил 0.4 % (см. гл. 4). Эта основная тенденция во многом связана со снижением расходов узким кругом западных стран (прежде всего США) по мере их выхода из интенсивных военных операций в Афганистане и Ираке, длившихся более десяти лет.

В странах же, не входящих в эту группу западных стран, отмечаются противоположные тенденции. В абсолютном выражении при исчислении в долларах США в постоянных ценах две трети стран Северной Америки и Западной Европы сократили свои военные расходы, в то время как в двух третях стран в других регионах был зарегистрирован рост таких расходов.

Пожалуй, особенно примечательны данные по КНР и России, обе из которых увеличили свои военные расходы в реальном выражении более чем вдвое с 2004 г.

В данных СИПРИ о передачах вооружений отчасти прослеживаются те же тенденции, что и в данных о военных расходах. Например, за последние 10 лет сократился поток основных систем обычных вооружений в Европу.

При этом значительно увеличились их потоки в Азию и Африку (см. гл. 5).

Львиная доля импорта основных систем обычных вооружений приходится на страны Азии и Океании. В то же время ближневосточные страны, такие как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, которые традиционно являлись крупными покупателями основных систем обычных вооружений и, как казалось на определенный момент, сократили их закупки, вновь попали в список крупнейших в мире за последние пять лет импортеров вооружений.

Во многих частях мира не прилагается целенаправленных или систематических усилий для уменьшения роли военных факторов в обеспечении безопасности. При этом демилитаризация европейской политики и сокращение военных потенциалов, которые достигли фантастических масштабов, по справедливости рассматривается как одно из основных достижений с момента окончания «холодной войны». Возможно, сегодня намечается тенденция к пересмотру значения этого достижения.

Генеральный секретарь Организации Североатлантического договора (НАТО) Андерс Фог Расмуссен часто называл сокращение военных расходов европейскими государствами – членами альянса серьезной проблемой.

В сентябре 2013 г. он высказался по этому поводу весьма резко: «Я хочу с самого начала выражаться предельно ясно. Если мы в Европе не будем вкладываться больше, как в финансовом, так и в политическом отношении, 8 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 в свою оборону и безопасность, то в будущем нам придется говорить не о нашем влиянии в мире, а о влиянии других на наш мир»17. Следует отметить, что расходы Западной Европы в 2013 г. сократились на 2.4 %. Расходы же стран Восточной Европы, напротив, увеличились более чем на 5 %, и в 2013 г. двумя европейскими странами с наивысшим в годовом исчислении ростом военных расходов стали Беларусь и Украина.

Вообще государства – члены ЕС и европейские члены НАТО несут огромные расходы на оборону; на долю этих стран в совокупности приходится приблизительно 15 % общемировых военных расходов. Военные же расходы России составляют менее одной трети от военных расходов членов ЕС и эквивалентны примерно аналогичным расходам Франции и Германии вместе взятых. В дополнение к этому европейские государства пытаются искать и использовать пути синергетического взаимодействия для всех своих программ закупок для целей обороны и обеспечения безопасности, в том числе на уровне ЕС, для чего, помимо прочего, опираются на гражданские исследования в соответствующих областях.

В 2011 г. перед выходом в отставку министр обороны США Роберт Гейтс применил в отношении значительного числа европейских членов НАТО новую формулировку «коллективная военная бесполезность»18. При этом он имел в виду не объем военных расходов (с помощью которого измеряется вклад в оборону), а военный потенциал (который является результатом). О том, что государства – члены ЕС используют ресурсы фрагментированным образом, вследствие чего возникает избыточный военный потенциал в одних областях и недостаточный – в других, говорится уже не в первый раз. Это признал в 2013 г. и Расмуссен, сказав в выступлении: «Честно говоря, некоторые из тех возможностей, которыми мы располагаем, нам не нужны. А некоторых из тех возможностей, которые нам нужны, у нас нет»19.

Простое увеличение военных расходов всеми европейскими союзниками по НАТО без выработки более комплексного подхода не решит этой проблемы, а возможно, даже усугубит ее, и в своих размышлениях Гейтс ясно говорит о том, что важнейшим шагом, который могли бы сделать европейские страны для укрепления потенциала, было бы улучшение распределения и координации имеющихся ресурсов. Еще более серьезную трудность представляет неспособность признать, проанализировать и осмыслить последствия тех проблем, которые европейские государства пытаются решать с помощью военных расходов.

На совещании Европейского совета в декабре 2013 г. лидеры ЕС подчеркнули необходимость пересмотреть их вклад в безопасность и оборону.

Однако они не увязали это с обязательствами по увеличению военных расFogh Rasmussen, A., ‘Fulfilling Europe’s potential’, Speech at the Inter-Parliamentary Conference for the Common Foreign and Security Policy and the Common Security and Defence Policy, 6 Sep. 2013 http://www.lrs.lt/intl/presidency.show?theme=125&lang=2&doc=1305.

Gates, R., US Secretary of Defense, ‘Reflections on the status and future of the transatlantic alliance’, Security and Defence Agenda, 10 June, 2011 http://www.securitydefenceagenda.

org/Portals/14/Documents/Publications/2011/GATES_Report_final.pdf.

North Atlantic Treaty Organization (NATO), ‘NATO: ready, robust, rebalanced–speech by NATO Secretary General Anders Fogh Rasmussen at Carnegie Europe’, 19 Sep. 2013 http:// www.nato.int/cps/en/natolive/opinions_103231.htm.

ВВЕДЕНИЕ

ходов, упомянув вместо этого о необходимости поддерживать «достаточный уровень инвестиций» в военную отрасль и одновременно с этим стремиться к повышению эффективности за счет сотрудничества и синергетического взаимодействия между имеющимися потенциалами20.
Возможно, еще более важным стало то, что Совет обещал придавать первоочередное значение развитию коллективного комплексного подхода ЕС к внешним конфликтам21. Представленные в настоящем выпуске данные служат дополнительной иллюстрацией того, как ЕС со временем нарастил активность в миротворческих операциях в рамках общей политики в области безопасности и обороны (ОПБО): в 2013 г. он вел 12 таких операций, 3 из которых включали военный компонент (см. гл. 3).

ИЭМ, являющийся партнером СИПРИ, составил карту с обозначением характеристик миролюбивых стран в рамках проводимой им программы «Столпы мира», сопоставив обширный набор показателей с уровнями конфликтов и насилия. В число наиболее миролюбивых вошли те страны, где хорошо функционируют органы государственной власти, создан благоприятный деловой климат, справедливо распределяются ресурсы, уважаются права других, налажены хорошие отношения с соседями, поощряется свободное распространение информации, на высоком уровне находится образование, а уровень коррупции, напротив, низок22. В противоположной части спектра находятся приблизительно 35–70 стран и территорий, которые либо уже охвачены вооруженным конфликтом, либо отнесены к числу нестабильных с существенно повышенным риском конфликта и чрезмерно высоким уровнем насилия.

ЕС в той или иной мере представлен во всех нестабильных государствах и территориях, несмотря на то, что миротворческие операции в рамках ОПБО проводятся лишь в нескольких местах. Хотя миссии и операции в рамках ОПБО вносят полезный и конструктивный вклад, они отнюдь не отражают логику комплексного подхода ЕС к внешним конфликтам и кризисам, согласно которому ЕС и его государства-члены должны «последовательно сочетать политику и различные инструменты, варьирующиеся от дипломатии, обеспечения безопасности и обороны и до финансовых, торговых, связанных с правосудием и политикой развития инструментов»23.

Представленные в этом выпуске Ежегодника данные свидетельствуют о том, что при проведении миротворческих операций все чаще особое значение придается непродолжительным операциям ограниченного масштаба.

Однако для того чтобы страна перешла от непосредственно постконфликтного состояния к более мирному, стабильному состоянию и процветанию, требуется не менее двадцати, если не сорока лет. Маловероятно, что ЕС Council of the European Union, ‘European Council conclusions’, Brussels, 19–20 Dec.

2013 http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/ec/140214.pdf.

European Commission, High Representative of the European Union for Foreign Affairs and Security Policy, ‘The EU’s comprehensive approach to external conflict and crises’, Joint Communication to the European Parliament and the Council, JOIN (2013) 30 final, 11 Dec. 2013 http://www.eeas.europa.eu/statements/docs/2013/131211_03_en.pdf.

Institute for Economics and Peace (IEP), Pillars of Peace: Understanding the Key Attitudes and Institutions that Underpin Peaceful Societies (IEP: Sydney, 2013).

Council of the European Union (сноска 20).

10 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 сможет продолжать свое участие или реализовать свой потенциал, если ограничит свои действия межправительственной координацией усилий, которая лежит в основе ОПБО.

III. ВЗАИМОСВЯЗЬ НАУКИ И БЕЗОПАСНОСТИ

В 1949 г. Вэнивар Буш, директор Бюро научных исследований и разработок США в годы Второй мировой войны, писал, что «теоретическая наука может идти по своему собственному пути, если ей это позволят, и исследовать неизвестное, преследуя единственную цель расширить границы человеческих познаний. Прикладная же наука – сложный процесс, с помощью которого новые знания используются в рамках возможностей техники и промышленности, идет по тому пути, который указывает ей власть»24.

Как показывает история, необходимость наращивать военный потенциал служит важным фактором, способствующим инвестициям в науку и технологии, и такая ситуация сохраняется по сей день.

Решения относительно направления развития науки принимаются прежде всего государством. В конкретных решениях об объеме вложений и тех отраслях науки, в которые они будут направлены, находят отражение различия в национальном конституционном устройстве стран, а также в их институциональных и политических приоритетах. Степень зависимости военной политики от уровня технологического развития пока установить не удалось. Однако при анализе проблем международной безопасности традиционно большое внимание уделяется тому, как государства осваивают новейшие технологии и используют их для наращивания военного потенциала.

Пожалуй, одним из ключевых примеров, иллюстрирующим эту взаимосвязь между наукой и безопасностью, служит разработка и производство ядерного оружия. Данные, публикуемые в этом выпуске Ежегодника, указывают на то, что хотя количество единиц ядерного оружия в мире продолжает уменьшаться, обладающие ядерным оружием государства по-прежнему инвестируют в сохранение своих ядерных арсеналов в обозримом будущем (см. гл. 6).

Становится все сложнее оценивать воздействие научного прогресса, поскольку сейчас ученые стремительными темпами достигают новых результатов, которые могут иметь последствия в плане безопасности, в гораздо большом числе областей науки, чем когда-либо ранее. Хотя каждую область научных исследований нужно рассматривать отдельно, связи между ними также становятся все более сложными, и, вероятнее всего, с течением времени они не будут становиться проще. Даже в тех случаях, когда речь идет о поиске технических решений невоенных проблем и даже когда развитие науки и технологий происходит исключительно в мирных целях, могут возникать дилеммы, которые могут иметь серьезные последствия в плане безопасности.

Некоторые из этих дилемм освещаются в различных главах настоящего выпуска Ежегодника СИПРИ. Например, вот уже на протяжении долгого

Bush, V., Modern Arms and Free Men (Simon & Schuster: New York, 1949), p. 6.

ВВЕДЕНИЕ

времени государства ведут переговоры о том, как наилучшим образом регулировать связанные с безопасностью аспекты нарождающихся биотехнологий25. Тем не менее в 2013 г. становилось все яснее, что ряд инноваций, полученных в результате исследований в области, например, синтетической биологии, в настоящее время используется при производстве промышленной продукции, реализуемой на национальных и международных рынках.

Эта продукция предназначается не для обычных потребителей, а для сообществ ученых, которые занимаются исследованиями в области биотехнологии, и ученых-медиков. Более того, ключевые элементы промышленной продукции все в большей степени зависят от информации, передаваемой с помощью нематериальных средств (см. гл. 8).

В своем отчете за 2012 г. Национальный совет по разведке США подчеркнул возможную будущую роль передовой робототехники, отметив, что «хотя для совершенствования познавательных способностей роботов придется проделать еще немало работы, многие составляющие разрушительных систем будущего могут быть созданы уже к 2030 г.»26. В декабре 2012 г.

группа ученых и инженеров из США подчеркнула тот факт, что машины эволюционируют «от управляемых человеком к автоматизированным, автономным, способным действовать самостоятельно без человеческого участия» и что становится все менее ясно, кто несет ответственность за действия, совершаемые автономными системами (см. гл. 9)27. Проблема регулирования стремительного развития автономных роботизированных систем привлекает все большее внимание группы государственных и негосударственных субъектов, занимающихся сохранением и укреплением правовой основы, запрещающей или ограничивающей использование определенных видов вооружения, которые считаются наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие.

В декабре 2013 г. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) стала первой организацией, члены которой договорились о выработке комплекса мер укрепления доверия в целях уменьшения риска того, что подозрительная деятельность в киберпространстве может быть истолкована как враждебная (см.

гл. 9). В достигнутом соглашении подчеркнуто значение, которое государства в настоящее время придают роли ИКТ в своей политике в области безопасности. Одновременно с обсуждением вопросов уменьшения риска многие члены ОБСЕ (а также многие другие страны) продолжают развивать свои национальные потенциалы для проведения как наступательных, так и оборонительных операций в киберпространстве.

McLeish, C., Implications of Bioscience and Technology Advances for the BTWC, Nonproliferation Papers no. 4, EU Non-proliferation Consortium, Dec. 2011 http://www.nonproliferation.eu/activities/activities.php.

US National Intelligence Council (NIC), Global Trends 2030: Alternative World, NIC 2012-01, (NIC: Washington, DC, Dec. 2012), p. 90.

Gilroy, W. G., ‘Notre Dame’s Reilly Center highlights emerging ethical dilemmas and policy issues in science and technology’, University of Notre Dame, 17 Dec. 2012 http://news.nd.

edu/news/36397-notre-dames-reilly-center-highlights-emerging-ethical-dilemmas-and-policyissues-in-science-and-technology/.

12 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 IV. ВЫВОДЫ Если говорить о тех выводах, которые можно сделать из произошедших за 2013 г. событий в области вооружений, разоружения и международной безопасности, необходимо проанализировать взаимосвязи между тремя тесно связанными друг с другом комплексами проблем.

Во-первых, изменения в подходе к международному управлению непосредственно отразятся на способности государств приходить к общему пониманию и договариваться об оптимальных путях укрепления международной и региональной безопасности. В различных главах настоящего выпуска Ежегодника СИПРИ речь идет о возникновении разного рода напряженностей, например, в рамках различных специализированных учреждений и между глобальными и региональными организациями, занимающимися вопросами управления в области безопасности. В результате постоянного движения от поиска общего знаменателя к принятию национальных разногласий и управлению их последствиями многосторонние подходы постепенно размылись, и по мере того как дискурс в области безопасности выходил за пределы согласованных рамок, государства стали с невиданными ранее гибкостью и быстротой формировать союзы для разрешения различных проблем.

Во-вторых, более глубокое осмысление взаимозависимости между развитием и безопасностью поможет выявить возможности для совместных действий традиционно не сотрудничавших друг с другом субъектов. Немногие станут спорить с тем, что между экономическим, социальным и человеческим развитием, с одной стороны, и миром и безопасностью – с другой, существует взаимосвязь. Она носит сложный, комплексный характер: хотя безопасность может вести к развитию и развитие может вести к безопасности, ни то, ни другое не является достаточным для содействия другому, а оба из них не всегда необходимы в краткосрочной перспективе. Для более глубокого осмысления такой взаимосвязи потребуются новые исследования с использованием подхода, который концентрируется на анализе проблем во всей их взаимосвязи, а не на попытках решить отдельные элементы этих проблем.

Для понимания того, как взаимодействуют различные части последних, придется опереться на результаты работы во многих научных дисциплинах.

В-третьих, стремительные темпы и масштабы развития в различных областях науки и технологий и то, как эти достижения взаимодействуют друг с другом, в настоящее время могут рассматриваться как независимый фактор, влияющий на международную безопасность. В связи с усложнением технологий задача их оценки стала более трудной. Более трудную задачу стало собой представлять также и осмысление взаимосвязи между наукой и государственной политикой.

Идея о необходимости «компетентной, беспристрастной информации о физических, биологических, экономических, социальных и политических последствиях все более широкого и масштабного применения технологий»

для обеспечения процесса принятия решений правительством и законодательного процесса (что ранее входило в мандат ныне упраздненного в США ведомства – Департамента по оценке технологий), без сомнения, не устарела. Напротив, она актуальна как никогда28.

US Office of Technology Assessment, Annual Report to the Congress (US Government Printing Office: Washington, DC, 15 Mar. 1974), p. 3.

1. АСПЕКТЫ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

КРАТКИЙ ОБЗОР

С марта 2011 года, когда правительство Сирии применило силу для подавления уличных протестов на юге страны, страна стремительно скатилась в вооруженный конфликт, вылившийся в едва ли не самую разрушительную и интенсивную войну, происходящую сейчас в мире. Согласно данным Организации Объединенных Наций к середине 2013 г. в результате боевых действий погибло более 100 000 человек. По последующим оценкам неправительственных аналитиков, к концу 2013 г. число жертв конфликта превысило 130 000 человек.

В публикуемых ниже трех обзорных статьях рассматриваются вопросы, остающиеся за рамками обычной структуры Ежегодника СИПРИ. Во-первых, в силу сложного характера сирийского конфликта серьезной трудностью является необъективность СМИ при освещении событий, что усложняет сбор полезной информации и создает у исследователей и лиц, принимающих решения, ложную картину происходящего (см. раздел I этой главы). Во-вторых, между государствами возникли серьезные разногласия по вопросу о поставках оружия в Сирию (раздел II). В-третьих, произошедшие в 2013 г. в Сирии события подчеркнули прочность международных норм против обладания химическим оружием и его применения (раздел III).

В 2013 г. конфликт в Сирии происходил между двумя неравными обладающими силовыми ресурсами группировками. Вооруженные силы Сирии и силы безопасности получали помощь со стороны внешних субъектов, поддерживающих президента Сирии Башара Асада. Помимо этого военно-техническое сотрудничество с режимом Асада, имеющее давние традиции, продолжила осуществлять Россия. На стороне сирийского правительства выступили боевики группировки «Хезболла» из Ливана и шиитские вооруженные ополченцы из Ирака. Различного рода помощь вооруженным силам Сирии оказывал Иран, и в стране, хотя и не всегда в качестве бойцов, находились представители Сил аль-Кудс Корпуса стражей исламской революции.

Силы же, выступавшие против сирийского правительства, наоборот, сотрудничали друг с другом лишь от случая к случаю, а многочисленные группировки, участвовавшие в боевых действиях, объединялись по сочетанию религиозных, этнических и региональных признаков. Одни из них образовывали широкие коалиции в зависимости от условий и потребностей на местах, другие же действовали самостоятельно. Аналогичная разрозненность отмечалась среди политических группировок, при этом отношения между этими группировками и вооруженными формированиями были совсем не простыми. В качестве одного из примеров такого военно-политического сотрудничества можно привести тесные связи между партией «Демократический союз» (Partiya Yektiya Demokrat, PYD), являющейся ячейкой Рабочей партии Курдистана (РПК), и Отрядом народной самообороны, созданным для защиты курдских общин.

Несмотря на то что крупные державы изначально неохотно оказывали материальную поддержку оппозиционным силам, в 2012–2013 гг. объемы внешней помощи постепенно выросли. Соединенные Штаты Америки и ряд их соЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 юзников поставляли вооружения, технику и оказывали техническую помощь группировкам, связанным с командованием Высшего военного совета – механизма, созданного в декабре 2012 г. в качестве попытки объединения усилий антиправительственных вооруженных формирований. Оппозиционные группы получали помощь от различных государств, среди которых, как считается, основную роль играли Катар и Саудовская Аравия.

Боевые действия в Сирии очень тяжело отразились на мирном населении.

Помимо непосредственного воздействия, выразившегося в гибели и ранении людей в ходе боевых действий, люди массово покидали свои дома, и была нарушена работа жизненно важных элементов инфраструктуры, в том числе в секторе здравоохранения. Так, в результате конфликта были сорваны крупномасштабные кампании по вакцинации (например, против кори, гепатита A, полиомиелита и паротита), которые до 2011 г. проводились в Сирии регулярно. В октябре 2013 г. эксперты Всемирной организации здравоохранения зафиксировали в Сирии случаи полиомиелита у малолетних детей (соответствующие сообщения поступили впервые начиная с 1999 г.).

К концу 2013 г. ООН подтвердила, что в неотложной гуманитарной помощи в Сирии нуждаются приблизительно 9.3 млн человек. Хотя точная численность вынужденных переселенцев в Сирии неизвестна, по оценкам все той же ООН, к концу 2013 г. приблизительно 6.5 млн человек, оставаясь на территории страны, были вынуждены покинуть свои дома.

Последствия сирийского конфликта не ограничиваются пределами самой страны. Поскольку протяженные участки сирийской границы не контролируются, его политические, экономические, стратегические и гуманитарные последствия затрагивают и сопредельные государства. Эти государства были вынуждены принять большое число беженцев, спасающихся от боевых действий. В 2011–2013 гг. число беженцев из Сирии составило, по оценкам, миллион человек. При этом в период с марта по сентябрь 2013 г. их число, по оценкам, удвоилось и достигло 2 млн человек.

Протесты в рамках политических волнений в Северной Африке и на Ближнем Востоке в начале 2011 г. создали тот импульс, с которого начался конфликт в Сирии. В конце 2013 г. в военных аспектах сирийского конфликта начали проявляться признаки его возрастающей регионализации. В 2013 г.

территории ряда сопредельных государств стали либо базами, с которых вооруженные группировки осуществляли операции на территории Сирии, либо (в случае Ливана) еще одним полем противостояния между сирийскими проправительственными силами и силами оппозиции.

Из этого краткого обзора можно видеть, насколько сложен и многомерен сирийский конфликт, а более подробные пояснения относительно противоборствующих сторон, данных о военных расходах, схем передачи вооружений противоборствующим сторонам и применения химического оружия в ходе конфликта приводятся в других главах настоящего Ежегодника.

–  –  –

АСПЕКТЫ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

I. ИЗМЕРЕНИЕ ИНТЕНСИВНОСТИ КОНФЛИКТА В СИРИИ

Гассан БАЛИКИ Конфликт в Сирии продолжается уже три года, и многие выражают скептицизм по поводу возможностей нахождения жизнеспособного пути достижения мира. Любая попытка посредничества в этом конфликте требует осмысления его динамики, чему может способствовать такая дисциплина, как исследования проблем мира и конфликтов. Тем не менее, судя по имевшим место в 2013 г. разногласиям между членами Совета Безопасности ООН и между государствами региона, дискуссиям по вопросу о доказательствах применения химического оружия и спорам о том, какие группировки представляют антиправительственные силы, единого, достоверного и основанного на фактах видения конфликта не существует.

Главную трудность для исследователей конфликта представляет сбор достоверных данных, в том числе из публикаций средств массовой информации. С учетом сложности сирийского конфликта серьезной трудностью является необъективность СМИ при освещении событий, которая серьезно осложняет сбор полезной информации и создает у исследователей и политиков ложную картину происходящего. Поскольку отсутствие успеха дипломатических и политических усилий имеет самые серьезные последствия, а необходимость осмыслить ключевые причины обострения насилия стала предельно острой, требуется более тщательный подход, в том числе к сбору данных.

В этом разделе описаны ограничения методов сбора фактических данных о конфликте из сообщений СМИ и предложены различные методики преодоления их необъективности и построения более четкой картины происходящего в ходе одной из самых кровопролитных гражданских войн XXI столетия1.

Данные в разбивке по географическому и временному признаку В последнее время для осмысления динамики насилия в странах основное внимание при исследовании конфликтов стало уделяться разбивке данных по географическому и временному признакам2. Именно этим подхоПубликуемые здесь результаты исследования получены в ходе проекта по формированию массива данных о частоте насилия и политических акций в Сирии. После завершения работы в этом массиве данных будет содержаться подробная информация о месте и времени совершения насильственных действий, а также политических и дипломатических шагов и об участвующих в них субъектах, а также о привязанных к конкретному событию свидетельствах об итогах и средствах насильственных действий. Этот экспериментальный проект был начат по совместной инициативе СИПРИ, Лондонской школы экономики и политических наук (ЛШЭ) и Немецкого института экономических исследований (DIW, Берлин) в августе 2013 г. и продолжался до октября 2013 г.

См., например: Gleditsch, K. S., Matternich N. W. and Ruggeri, A., ‘Data and progress in peace and conflict research’, Journal of Peace Research, vol. 51, no. 2 (Mar. 2014).

16 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 дом руководствовались создатели таких массивов данных, как Проект данных по местам и фактам вооруженных конфликтов (ACLED) и Массив данных о событиях с геопривязкой (UCDP-GED) Уппсальской программы данных о конфликтах (UCDP)3. Использование в ходе анализа конфликтов с применением насилия географических и временных данных имеет некоторые преимущества перед качественными оценками и применением количественных показателей макроуровня. Во-первых, с их помощью можно получать более подробную информацию на микроуровне о насилии и более точно анализировать различия между конфликтами и изменения в рамках одного конфликта4. Во-вторых, они помогают изучать изменения в рамках конкретного конфликта и пространственное распространение насилия.

В-третьих, данные, представленные в разбивке по различным признакам, дают политикам и дипломатам всестороннее представление об интенсивности насилия.

Несмотря на растущее число доступных массивов данных по событиям в рамках конфликтов, до сих пор остается много трудностей, связанных с аналитическими методами и понятийным аппаратом5. Одна из них состоит в отсутствии единого определения насилия и точного инструментария для его измерения. Например, в проекте ACLED охвачены боестолкновения, как приведшие, так и не приведшие к человеческим жертвам, в то время как в UCDP-GED регистрируются только события по меньшей мере с 25 погибшими в столкновениях6. В зависимости от выбранного определения акта применения насилия в ходе конфликта существенно отличается объект анализа и могут меняться его результаты. К числу других трудностей относятся отсутствие прозрачности при сборе данных, предвзятость СМИ и необъективность процесса отбора источников информации7. В нижеследующем разделе рассматриваются вопросы, связанные с необъективностью СМИ на примере подборки данных по гражданской войне в Сирии.

Ангажированность традиционных СМИ Для оценки возможной необъективности информирования о событиях в рамках конфликтов были собраны данные о событиях по конфликту в Сирии, о которых сообщали пять традиционных средств массовой информаRaleigh, C. et al., ‘Introducing ACLED: an armed conflict location and event dataset’, Journal of Peace Research, vol. 47, no. 5 (Sep. 2010); и Sundberg, R. and Melander, E., ‘Introducing the UCDP Georeferenced Event Dataset’, Journal of Peace Research, vol. 50, no. 4 (July 2013).

Buhaug, H., ‘Dude, where’s my conflict? LSG, relative strength, and the location of civil war’, Conflict Management and Peace Science, vol. 27, no. 2 (Apr. 2010).

Gleditsch et al. (сноска 2); и Eck, K., ‘In data we trust? A comparison of UCDP GED and ACLED conflict events datasets’, Cooperation and Conflict, vol. 47, no. 1 (Mar. 2012).

О методах UCDP см.: раздел III гл. 2 настоящего издания.

Gleditsch, K. S. and Beardsley, K., ‘Core issues in international data collection’, eds P. F.

Diehl and J. D. Morrow, Scientific Study of International Processes, general ed. R. A. Denemark, International Studies Encyclopedia, (Wiley-Blackwell: New York, 2010); и Chojnacki, S. et al., ‘Event data on armed conflict and security: new perspectives, old challenges, and some solutions’, International Interactions, vol. 38, no. 4 (2012).

АСПЕКТЫ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«Перечень документов, используемых при выполнении работ по оценке соответствия ТР ТС 005/2011 О безопасности упаковки 1. ТР ТС 015/2011 О безопасности зерна 2. ТР ТС 021/2011 О безопасности пищевой продукции 3. ТР ТС 022/2011 Пищевая продукция в части ее маркировки 4. ТР ТС 023/2011 Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей 5. ТР ТС 024/2011 Технический регламент на масложировую продукцию 6. ТР ТС 027/2012 О безопасности отдельных видов специализированной пищевой 7....»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Безопасность жизнедеятельности» (С3.Б.5) направлена на формирование у обучающихся способностей выполнять профессиональные задачи, как в обычных условиях, так и в особых условиях режима чрезвычайного положения, а также в военное время, оказывать доврачебную помощь, обеспечивать личную безопасность и безопасность граждан в условиях социальной и служебной деятельности. Общая трудоемкость дисциплины по Учебному плану составляет 2 зачетные единицы (72 часа), период обучения – 1...»

«Перечень документов, используемых при выполнении работ по оценке соответствия ТР ТС 005/2011 О безопасности упаковки 1. ТР ТС 015/2011 О безопасности зерна 2. ТР ТС 021/2011 О безопасности пищевой продукции 3. ТР ТС 022/2011 Пищевая продукция в части ее маркировки 4. ТР ТС 023/2011 Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей 5. ТР ТС 024/2011 Технический регламент на масложировую продукцию 6. ТР ТС 027/2012 О безопасности отдельных видов специализированной пищевой 7....»

««Согласовано» «Утверждаю» Начальник управления образования Директор МБОУ гимназии г.Гурьевска администрации Гурьевского _/Чельцова О.Ю./ городского округа «»_2015г. _/Зеленова Е.С./ «_» 2015г. «Согласовано» Начальник ОГИБДД ОМВД России по Гурьевскому району _/Виноградов И.В./ «»_2015г. ПАСПОРТ по обеспечению безопасности дорожного движения МБОУ гимназии г.Гурьевска г. Гурьевск 2015 г. Директор МБОУ гимназии г. Гурьевска – Чельцова О.Ю. Преподаватель ОБЖ – Акулов С.А. Кол-во обучающихся детей –...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 10.07.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Встреча с государственным министром по вопросам обороны Катара Хамадом Бен Али Аль-Аттыйя Беларусь готова развивать сотрудничество с Катаром по любым направлениям. Об этом заявил Президент Республики...»

«Окончательный отчет о проведении уполномоченными органами государств-членов Таможенного союза работы по изучению эффективности инспекционной системы ветеринарной службы Украины по обеспечению гарантий безопасности продукции животного происхождения, предназначенной для поставок на территорию государств-членов Таможенного союза, и инспекции украинский предприятий по производству продукции животного происхождения, в том числе рыбоперерабатывающих предприятий, заинтересованных в поставках своей...»

«Неофициальный перевод VII саммит БРИКС Уфимская декларация (Уфа, Российская Федерация, 9 июля 2015 года) 1. Мы, руководители Федеративной Республики Бразилия, Российской Федерации, Республики Индия, Китайской Народной Республики и ЮжноАфриканской Республики, провели 9 июля 2015 года в Уфе, Россия, Седьмой саммит БРИКС, который прошел под девизом Партнерство стран БРИКС – мощный фактор глобального развития. Мы обсудили представляющие общий интерес вопросы международной повестки дня, а также...»

«Аннотация В дипломном проекте была рассмотрена и разработана релейная защита и автоматика подстанции «Северная» в Костанайской области. В проекте составлена схема замещения сети, выбрано силовое оборудование, а также оборудование релейной защиты. Исполнены графические схемы, подтверждающие основные направления данного дипломного проекта. Кроме этого рассмотрены решения экономики и безопасности жизнедеятельности. Annotation This diploma thesis is devoted to research of relay protection and...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ВОДНЫХ РЕСУРСОВ АМУРСКОЕ БАССЕЙНОВОЕ ВОДНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРОТОКОЛ заседания Бассейнового совета Амурского бассейнового округа Хабаровск 30 мая 2013 г. № 0 Председатель: А.В. Макаров Секретарь: А.А. Ростова Присутствовали: 42 участника, из них членов бассейнового совета – 18 (приложение №1). Повестка дня: О водохозяйственной обстановке на территориях субъектов 1. Российской Федерации и обеспечению безопасности населения и объектов экономики от паводковых и талых вод...»

«Аннотация В дипломном проекте на тему «Определение электрических параметров и расчет системы электроснабжения района с коммунально – бытовой нагрузкой» были проанализированы потери в распределительных электрических сетях 6/0,4 кВ на примере РЭС – 6, ПС – 5. Были произведены расчеты режимов работы существующей сети и с учетом перспективных нагрузок, так же проведен выбор мощностей и места установки компенсирующих устройств. В тоже время в работе были освещены вопросы по разделам: «Эконома» и...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОКЛАД «О СОСТОЯНИИ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2009 ГОДУ» НИА-Природа Москва – 2010 Государственный доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов Российской Федерации в 2009 году». – М.: НИА-Природа, 2010. – 288 с. Государственный доклад о состоянии водных ресурсов Российской Федерации содержит основные данные о водных ресурсах и их использовании, количественных и качественных...»

«Аннотация учебной дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» Направление подготовки: 42.03.01 Реклама и связи с общественностью Профиль подготовки: Реклама и связи с общественностью Форма обучения: очная Курс: 1 1. Дисциплина «Безопасность жизнедеятельности» относится к дисциплинам базовой части профессионального цикла.2. Целями освоения дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» являются:ознакомление слушателей с основами безопасного взаимодействия человека со средой обитания (природной,...»

«Анализ влияния морской и прибрежной сейсморазведки и бурения скважин на миграцию лосося на о. Сахалин Веденев А.И. Анализ влияния морской и прибрежной сейсморазведки и бурения скважин на миграцию лосося на о. Сахалин Работа выполнена при поддержке WWF России Москва, 2009 Оглавление Введение... 2 Методы сейсмосъемки. Сейсморазведка у берегов Сахалина. 5 Уровни звука и частотный диапазон сейсмопушек. Сейсмические источники, применяемые на шельфе о. Сахалин. Шум бурения скважин.. 7 Механизм...»

«Открытое акционерное общество «Российский концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях» (ОАО «Концерн Росэнергоатом») Филиал ОАО «Концерн Росэнергоатом» «Белоярская атомная станция» ОТЧЕТ ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ БЕЛОЯРСКОЙ АЭС за 2011 год г. Заречный Отчет по экологической безопасности предприятия Белоярской АЭС характеризует важнейшие направления его природоохранной деятельности в 2011 году. Отчет предоставляет документально подтвержденные сведения о...»

«ФОРМИРОВАНИЕ ГЛОБАЛЬНОЙ ПОВЕСТКИ ДНЯ В СФЕРЕ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ ПОСЛЕ 2015 г. Формирование глобальной повестки дня в сфере устойчивого развития после 2015 г. Включение проблем мира, безопасности и качества управления в глобальную повестку дня устойчивого развития на период до 2030 г.: анализ хода и содержания международных переговоров1 В.И. Бартенев Бартенев Владимир Игоревич – к.и.н., доцент кафедры международных организаций и мировых политических процессов факультета мировой политики МГУ...»

«Приложение ОАО «НОВОСИБИРСКИЙ ЗАВОД ХИМКОНЦЕНТРАТОВ» ОТЧЁТ ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ за 2013 год НОВОСИБИРСК 2014 Оглавление 1. Общая характеристика и основная деятельность ОАО «НЗХК» 2. Экологическая политика ОАО «НЗХК». 3. Системы экологического менеджмента, менеджмента качества и менеджмента охраны здоровья и безопасности труда. 4. Основные документы, регулирующие природоохранную деятельность ОАО «НЗХК». 5. Производственный экологический контроль и мониторинг окружающей среды..13 6....»

«S/2015/339 Организация Объединенных Наций Совет Безопасности Distr.: General 14 May 2015 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о положении в Центральной Африке и деятельности Регионального отделения Организации Объединенных Наций для Центральной Африки I. Введение Настоящий доклад представляется в соответствии с просьбой, содержащейся в заявлении Председателя Совета Безопасности от 10 декабря 2014 года (S/PRST/2014/25), в котором Совет просил меня регулярно информировать его о...»

«СИСТЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ НАСЕЛЕНИЯ – ОПЫТ РАБОТЫ В ОСОБЫх УСЛОВИЯх АКАДЕМИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Геннадий Григорьевич Онищенко Начало XXI столетия ознаменовалось обострением прежних и появлением новых угроз. Среди самых актуальных – угрозы в области биологической безопасности. Достаточно сказать, что Соединенные штаты Америки существенно отодвинули сроки уничтожения своих запасов химического оружия, фактически вышли в одностороннем порядке из Конвенции...»

«Вопросы экономики. 2015. № 5. С. 63—78. Voprosy Ekonomiki, 2015, No. 5, pp. 63—78. Н. Шагайда, В. Узун Продовольственная безопасность: проблемы оценки В работе рассмотрены проблемы мониторинга и оценки состояния продовольственной безопасности, обоснована необходимость изменить сложившиеся в России подходы. Предложена система показателей и методика их исчисления, проведены расчеты обобщенного показателя продовольственной независимости страны, проанализирована экономическая доступность...»

««СОГЛАСОВАНО» «УТВЕРЖДАЮ» Заместитель главы Заведующая МДОУ «Детский сад администрации № 22 «Пташка» Литвиненко Е.Ю. Боровский район» Маиор полиции В.А. Шипилов А&.(о 01.06, ЯШС/7Л ПАСПОРТ дорожной безопасности образовательного учреждения Муниципального дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 22 «Пташка» Общие сведения Муниципального дошкольного образовательного учреждения «Детский сад № 22 «Пташка» (Наименование ОУ) Тип ОУ Муниципальное Юридический адрес ОУ: 249018, Калужская...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.