WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 29 |

«ВООРУЖЕНИЯ, РАЗОРУЖЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ИМЭМО РАН Ежегодник СИПРИ В О О Р У Ж Е Н И Я, Р АЗ О Р УЖ ЕНИ Е И М Е Ж Д У Н АР О Д Н АЯ Б Е З О П АС Н О С Т Ь ...»

-- [ Страница 4 ] --

Само собой разумеется, что Исполнительный совет ОЗХО, к примеру, рассмотрит вопрос о том, насколько сведения, содержащиеся в первоначальном заявлении Сирии (и последующих заявлениях), содержат всю «соответствующую» и «доступную» информацию, в том числе о возможных передачах отравляющих веществ (как компонентов химического оружия – Прим. ред.) от других государств или другим государствам после 1 января 1946 г. Россия, являющаяся членом Исполнительного совета, почти наверняка располагала не доступными другим странам данными о сирийской программе химической защиты благодаря контактам в рамках технического сотрудничества между Советским Союзом и Сирией в этой области10.

Возможно, это советско-сирийское сотрудничество являлось еще одним фактором, который способствовал присоединению Сирии к КХО. По мнению некоторых наблюдателей, Россия могла учесть результаты того периода взаимоотношений при оценке «полноты и точности» заявлений Сирии по арсеналам ХО, а также при формулировании мандатов инспекций для международных инспекторов. Еще один болезненный момент для России заключается в том, что могут стать известны подробности контактов между советскими и сирийскими ведомствами, курировавшими вопросы химической защиты (например, в результате захвата соответствующих архивов, материалов или объектов или получения международными инспекторами доступа к ним, а также из свидетельств бывших сирийских военных и ученых, присоединившихся к оппозиции).

В похожей (хотя и несколько отличающейся) потенциально уязвимой ситуации оказался и Иран. Хотя эта страна сама пострадала от применения химического оружия во время ирано-иракской войны, из-за поддержки Ираном сирийского президента Башара Асада все будущие заявления Ирана о важности поддержки международного запрета химического оружия будут внушать существенно меньшее доверие. В отсутствие неопровержимых доказательств, которые было бы трудно отклонить, Иран может предпочесть продолжить политику преднамеренной двусмысленности, не обвиняя с одРезолюция 2118 Совета Безопасности от 27 сентября 2013 г. и решение EC-MDEC.1 Исполнительного совета ОЗХО «Уничтожение сирийского химического оружия»

от 27 сентября 2013 г.

См., например: ‘Soviet CW chief in talks with Syria’, Jane’s Defence Weekly, vol. 9, no. 13 (1988).

АСПЕКТЫ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

ной стороны сирийское правительство открыто в применении химического оружия, а с другой стороны, уделяя внимание таким вопросам, как благоприятствование вывозу химического оружия (в чем Иран последовательно оказывает содействие).

Оценки возможностей контроля над вооружениями в ходе вооруженного конфликта Описываемое исследование вопросов применения химического оружия показало, что деятельность по контролю над вооружениями в условиях конфликта можно осуществлять на достаточно регулярной основе. В записке к докладу группы по расследованию Пан Ги Мун заявил, что «международное сообщество несет моральную ответственность за привлечение к ответственности виновных» в атаке в Гуте11. Однако для этого потребовалось бы установить, какая именно сторона провела эту атаку, а также определить процедуры, применимые как к государственным, так и к негосударственным субъектам.

Различными сторонами выражаются разные позиции и подозрения относительно того, кто виновен в совершении атак с применением химического оружия12. Например, правительство Сирии отрицает свою ответственность, при этом Россия недвусмысленно заявляет о том, что вина за атаки с применением химического оружия, осуществленные в марте 2013 г., в результате которых погибло 16 человек, лежит на повстанцах13. Установить виновных с такой степенью уверенности, чтобы не возникло возражений даже у наиболее скептически настроенных здравомыслящих людей, не удалось во многом по двум основным причинам. Первая состоит в том, что некоторые дискуссии носят упрощенный характер, и в их рамках аналитики и комментаторы спорят преимущественно о существенности или несущественности деталей. Другой основной причиной является роль политически мотивированных толкователей оценок национальных разведывательных служб и оценок проверок выполнения обязательств в области контроля над вооружениями.

Организация Объединенных Наций. Документ A/67/997–S/2013/553 (сноска 3), Записка Генерального секретаря, п. 1.

В ходе некоторых дискуссий основное внимание уделяется дальности действия примененных в Гуте боеприпасов «Вулкан» в увязке с расположением позиций различных противоборствующих сил в тот момент времени, а также числом мест подтвержденного, возможного или вероятного поражения (отчасти на основе визуальной информации, полученной со снимков с воздуха). См., например: ‘Brown Moses blog’ http://brown-moses.blogspot.

com/. Другие дискуссии фокусируются на рассмотрении политических интересов и отношений между государствами и негосударственными субъектами, а не на анализе технических аспектов отбора проб и анализе в целях проверки возможного применения химического оружия.

Министерство иностранных дел России. Комментарий Департамента информации и печати МИД России относительно применения незаконными вооруженными формированиями химического оружия в Сирии, сообщение 534-19-03-2013, 19 марта 2013 г. http:// www.mid.ru/BDOMP/Brp_4.nsf/arh/956AFD3F61A3A6EA44257B33004BDE03?OpenDocument.

36 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 В соответствии со своим кругом компетенции группа инспекторов ООН должна была самостоятельно произвести забор проб и обеспечить их сохранность при передачах. Помимо этого отмечалось, что группа должна собрать материалы, достаточные для преследования в уголовном порядке14.

Недостаточная прозрачность в отношении отбора и анализа проб подорвала доверие к выводам о применении химического оружия или, по меньшей мере, позволила некоторым сделать противоположные выводы относительно виновных.

То, что уничтожение химического оружия осуществляется на фоне продолжающегося и усугубляющегося вооруженного конфликта, осложняет рассмотрение вопроса о том, действительно ли сирийское правительство предприняло все обоснованные шаги для добросовестного выполнения своих обязательств. Вооруженный конфликт также добавляет тесно связанные с реальностью элементы к политическим расчетам касательно перекрестных связей технических и политических предпочтений в рамках ООН, Исполнительного совета ОЗХО и других органов. При отсутствии вооруженного конфликта, возможно, уничтожение химического оружия ускоренными темпами (что было бы крайне необычно) растянулось бы на несколько лет, как это обычно происходит в ОЗХО. Отчасти это объясняется тем, что у всех сторон КХО существуют процедуры охраны здоровья людей и окружающей среды при разработке и реализации программ уничтожения химического оружия. Когда же речь идет об уничтожении химического оружия в зоне боевых действий, эти соображения утрачивают то значение, которое им принято придавать.

Последствия для контроля над вооружениямии региональной безопасности

Нормы против разработки и применения химического оружия попрежнему незыблемы. Однако в случае с Сирией то осуждение, с которым в обычных обстоятельствах столкнулось бы государство, которое применило такое оружие, было до определенной степени смягчено. Это объясняется в том числе отсутствием единогласия в вопросе о том, кто виновен в применении химического оружия, и беспокойством относительно более широких гуманитарных последствий вооруженного конфликта. В результате международных усилий по проведению инспекций и проверок был накоплен практический опыт и достигнуто более глубокое понимание у лиц, отвечающих за вынесение технических и политических оценок в правительствах и международных организациях. Кроме того, сирийский пример, скорее всего, будет способствовать укреплению институционального потенциала ОЗХО в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Реализация мер контроля над вооружениями на спорных или неуправляемых территориях будет оставаться непростой задачей, которая в конечном итоге должна будет решаться индивидуально в каждом конкретном случае.

Lynch, C. and Warrick, J., ‘In Syrian chemical weapons claim, criticism about lack of transparency’, Washington Post, 21 June 2013.

АСПЕКТЫ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

Пример Сирии задает модель того, как другие государства могут содействовать или влиять на процессы объявления о запасах оружия и их верификации. Еще одним положительным результатом можно назвать то, что операции по уничтожению химического оружия на борту судна, применявшиеся в случае с Сирией, могут привести к тому, что извлечение и восстановление затопленных в море химических боеприпасов станет в рамках КХО более приемлемым с политической точки зрения15.
Кроме того, благодаря этому опыту расширится и более не будет ограничиваться поколением специалистов, оставшимся со времен «холодной войны», круг экспертов по проверке выполнения обязательств в области химического оружия. Когда несколько десятков государств оказали техническую и другую помощь – при всей экономической неэффективности этих шагов – был накоплен новый опыт институционального сотрудничества. Одновременно с этим на примере Сирии была продемонстрирована политическая важность мер, избыточных с технической точки зрения, например уничтожения обычных и безвредных веществ, таких как изопропанол. Такие действия предпринимаются для того, чтобы подчеркнуть политическое значение, которое государства придают проверяемому уничтожению или утилизации всех элементов данной химической оружейной программы, и, следовательно, служат для укрепления лежащего в их основе запрета на химическое оружие.

В ходе расследования сообщений о возможном применении химического оружия в Сирии стало очевидно, насколько пересекаются задачи разведывательной работы в отношении любых конкретных систем вооружения, осуществляемой на национальном уровне, и проверок выполнения обязательств по контролю над вооружениями в рамках многосторонних договорных режимов. Методы сбора информации и источники информации – необходимое вспомогательное средство любого многостороннего режима контроля над вооружениями. Однако обоснованность, цели и уместность использования этих методов может представлять большие сложности для многосторонних режимов контроля над вооружениями, поэтому подобную деятельность, как правило, относят к обязанностям самих государств. Более ясно увидеть, как пересекаются эти задачи, можно на примере международных усилий по проверке полноты и точности объявления, представленного Сирией в ОЗХО. Следует отметить, что многосторонние организации располагают собственными механизмами сбора и оценки соответствующей информации совместно с государствами (выступающими по отдельности или коллективно), предлагающими свои оценки, основанные на использовании национальных технических средств (НТС). Кроме того, эти усилия подчеркнули, что существует необходимость убедительного подтверждения фактов применения химического оружия с помощью открытых и выдерживающих научную и коллегиальную оценку доказательств, сохранность которых обеспечивается при каждой их передаче (а не на основании открытых выводов и оценок, подготовленных национальными разведками). Сирийский случай также показывает, как неоднозначность оценок проверки используется (или не используется), когда в Совете Безопасности ООН, Исполнительном совете ОЗХО или в других органах возникают политически О сброшенных в море химических боеприпасах см. раздел II гл. 8 настоящего издания.

38 ЕЖЕГОДНИК СИПРИ 2014 предпочтительные интерпретации более высокого уровня. Так, для поддержки нужной политической трактовки могут избирательно приводиться определенные детали и факты.

Обобщая, следует отметить, что процесс уничтожения химического оружия, который осуществляется под контролем международного сообщества, происходит в условиях более широкого международного гуманитарного кризиса, который будет иметь долгосрочные последствия для мира и безопасности на Ближнем Востоке. На фоне этих событий в регионе в последние годы происходит фактический разрыв политической взаимоувязки мер по контролю (ликвидации) в отношении различных видов вооружений:

химических, ядерных и обычных. В отличие от других регионов мира, где создаются зоны, свободные от ядерного оружия (ЗСЯО), на Ближнем Востоке была надежда на создание зоны, свободной от оружия массового уничтожения, предполагающей единый запрет на химическое, биологическое и ядерное оружие16.

Вопрос о том, должно ли какое-либо государство гласно или негласно сохранять возможность применения химического оружия вне зависимости от того, что другие государства могут обладать ядерным оружием или применить его, был поднят генеральным директором ОЗХО в 2002–2010 гг. Рохелио Пфиртером. За время его пребывания на этом посту большинство ближневосточных государств, не являвшихся членами ОЗХО, согласились начать официальный диалог о возможном присоединении к КХО. После присоединения к этой конвенции Сирии, последними на Ближнем Востоке странами, не являющимися участниками КХО, оставались Египет и Израиль. Израиль в настоящее время является единственным государством региона, обладающим, по общепринятому мнению, оружием массового уничтожения, и это, как можно утверждать, придает дополнительный стимул для более глубокого вовлечения других стран в процесс создания зоны, свободной от ОМУ17.

О ЗСЯО в Латинской Америке и Карибском бассейне, южной части Тихого океана, в Африке и Центральной Азии см.: раздел II Дополнения A настоящего издания.

О ядерных силах Израиля см.: раздел VIII гл. 6 настоящего издания.

ЧАСТЬ I. БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ,

Глава 2. Вооруженный конфликт Глава 3. Миротворческие операции и урегулирование конфликтов

2. ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ

КРАТКИЙ ОБЗОР

В последние годы наблюдался общий спад в «миролюбии», измеряемом показателями глобального индекса миролюбия (см. раздел IV настоящей главы).

Это происходило параллельно с тенденцией к росту числа жертв конфликтов с участием государства (см. раздел III). В некоторых регионах мира, в частности на Ближнем Востоке, зафиксировано существенное увеличение числа погибших в результате боевых действий. Также наблюдается рост интернационализации внутригосударственных конфликтов. Эти обстоятельства свидетельствуют о тревожной тенденции к росту летальности конфликтов с участием государства.

В период после «холодной войны» преобладающая реакция международного сообщества на вооруженные конфликты с участием государства, особенно затрагивающие региональные или глобальные аспекты безопасности (и прежде всего международный терроризм), состояла во вмешательстве в конфликт зачастую с применением военной силы. В последние десятилетия США и их союзники предприняли ряд масштабных интервенций, в частности в Ираке и Афганистане. В 2013 г. появились признаки того, что по мере сворачивания военного вмешательства в Афганистане использование силы как средства разрешения конфликтов и борьбы с террористическими угрозами все чаще стало рассматриваться западными экспертами как малоэффективное и слишком дорогое – с точки зрения финансов, потерянных человеческих жизней и израсходованного политического капитала.

Летом 2013 г. началась содержательная международная дискуссия о военном ответе на гражданскую войну в Сирии. Дискуссия была вызвана подозрениями в применении химического оружия в ходе атаки на Дамаск 21 августа 2013 г. (см. гл. 8 настоящего издания). Также беспокойство вызывали продолжающиеся крупномасштабные человеческие потери в Сирии; сообщения о том, что конфликт стал рассадником агрессивных джихадистских группировок; свидетельства нарастающей угрозы дестабилизации ситуации в регионе.

Первоначально США и ведущие европейские страны, казалось, готовились к военным ударам по Сирии. Однако после того, как парламент Великобритании проголосовал против применения силы в Сирии, а также после появившихся опасений, что американский Конгресс может последовать его примеру, администрация США решила продолжить поиск дипломатического решения проблемы химического оружия и воздержаться от военного вмешательства. По общему мнению, это стало поворотным моментом в политике Запада в пользу гораздо более ограниченного военного участия в конфликтах по всему миру.

На фоне потенциально очевидного отказа западных держав от военного вмешательства как приоритетного ответа на конфликты, важно оценить те невоенные средства, которые могут быть использованы в качестве альтернативы для урегулирования и прекращения конфликтов. Два конкретных подхода – это использование ресурсов Совета Безопасности ООН и посредничество.

42 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, 2013 В ситуации сокращения роли прямого военного вмешательства в конфликт со стороны западных держав ООН могла бы взять на себя дополнительные функции в качестве механизма по предотвращению и разрешению конфликтов. Совет Безопасности играет ключевую роль в архитектуре безопасности ООН. Основными инструментами СБ в деле разрешения конфликтов является принятие резолюции в соответствии с гл. VI и VII Устава ООН.

Число таких резолюций позволяет оценить внимание, которое Совет уделяет вооруженным конфликтам с участием государства. Оно демонстрирует значительные различия в уровне такого внимания, которые можно объяснить длительностью и интенсивностью конфликтов, их местоположением и восприятием членами Совета их значимости для национальных интересов (см. раздел III).

Посредничество предлагает важные инструменты урегулирования вооруженных конфликтов (см. раздел I). За последние десятилетия традиционные дипломатические методы дополнились появлением множества негосударственных акторов, участвующих в посредничестве и дипломатии «второго трека». В результате этих усилий значительное число вооруженных конфликтов разрешалось при помощи посредничества, что зачастую приводило к заключению мирного соглашения. В последние годы, однако, наблюдается заметное уменьшение числа мирных соглашений. Это вызывает опасения, что существуют объективные ограничения на использование посредничества в качестве альтернативы военной интервенции для прекращения конфликтов без достаточных дополнительных инвестиций в миротворческие усилия.

Два частных случая посредничества – Сирия и Минданао на Филиппинах – хорошо характеризуют возможности и риски такого подхода к разрешению конфликтов и могут способствовать определению некоторых условий, необходимых для того, чтобы посредничество содействовало разрешению конфликтов. Несмотря на значительные дипломатические усилия, направленные на использование посредничества в ответ на конфликт в Сирии – в частности, по линии ООН, – они не смогли достичь заметного прогресса на пути к миру. В то же время после многолетних переговоров между Исламским фронтом освобождения Моро (ИФОМ) и правительством Филиппин по поводу контроля над спорной территорией Минданао в 2012 г. был достигнут успех, оказавшийся устойчивым и в течение 2013 г. Это говорит о том, что в соответствующих условиях посреднические усилия могут привести к мирному урегулированию конфликта.

–  –  –

ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ

I. ПОСРЕДНИЧЕСТВО И МИРНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ

Исак СВЕНССОН и Магнус ЛУНДГРЕН В 2013 г. посредничество третьих сторон во внутренних вооруженных конфликтах имело место в нескольких случаях в разных частях мира и с разной степенью успеха. В качестве примера можно назвать посредничество Катара в Афганистане, Норвегии и Кубы в Колумбии, Уганды в восточной части Демократической Республики Конго, США в Палестине, Малайзии в южной части Таиланда. В других случаях, например в Мьянме и Турции, мирные переговоры продвигались без помощи внешних посредников.

В этом разделе представлен обзор моделей посредничества и мирных соглашений, заключенных с его помощью в последнее десятилетие, а также основных событий 2013 г. в контексте этих моделей. Два примера использованы для иллюстрации условий миротворчества через посредничество в современных вооруженных конфликтах: конфликт в Сирии, как один из самых проблемных случаев миротворчества, и мирный процесс с участием Исламского фронта освобождения Моро (ИФОМ) и правительства Филиппин, оспаривающих территорию Минданао, результаты которого представляются наиболее многообещающими.

Посредничество – это форма ненасильственного вмешательства, направленная на содействие заключению соглашения между сторонами конфликта. Его результаты основываются на согласии конфликтующих сторон.

Таким образом, для целей анализа посредничество следует отличать от арбитража, итог которого может быть навязан сторонам. Посредничество может быть инициировано по запросу сторон, предложению или мандату международной организации или иностранного государства, или стать следствием комбинации этих процессов. В соответствии с растущим объемом исследований по международному посредничеству определение последнего не ограничивается критерием строгого нейтралитета. В действительности посредники, имеющие особые отношения с одной из сторон в конфликте, например, как США в палестино-израильском противостоянии, могут иметь определенные преимущества при выполнении своей роли медиатора1.

Обзор исследований по посредничеству см.: Wallensteen, P. and Svensson, I., ‘Talking peace: international mediation in armed conflicts’, Journal of Peace Research, vol. 51, no. 2 (Mar.

2014). Более подробную информацию по теме разрешения внутригосударственных конфликтов см.: Svensson, I., ‘Conflict resolution in civil wars’, eds E. Newman and K. DeRouen Jr, Routledge Handbook of Civil War (Routledge: Abingdon, 2014). По посредничеству во внутрии межгосударственных конфликтах см.: Greig, M. J. and Diehl, P. F., International Mediation (Polity: Cambridge, 2012). Динамику показателей по посредничеству см.: De Rouen, K. R. Jr, Bercovitch, J. and Pospieszna, P., ‘Introducing the Civil Wars Mediation (CWM) dataset’, Journal of Peace Research, vol. 48, no. 5 (Sep. 2011). Теоретический обзор в аспекте теории переговоров см.: Kydd, A. H., ‘Rationalist approaches to conflict prevention and resolution’, Annual Review of Political Science, vol. 13 (2010).

44 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, 2013 Тенденции в посредничестве и мирных соглашениях С конца «холодной войны» использование посредничества в вооруженных конфликтах резко возросло. В 1990-е годы было зафиксировано больше попыток посредничества, чем в течение всего периода «холодной войны»2. Хотя популярность посредничества несколько снизилась в 2000-е годы, его использование в качестве способа урегулирования конфликтов, часто параллельно с другими инструментами – такими, как экономические санкции, военное вмешательство и гуманитарная помощь, остается распространенным явлением. Большинство попыток посредничества после 1990-х годов имели место во внутригосударственных конфликтах, отражая тот факт, что это наиболее распространенная форма вооруженного конфликта (см. раздел III ниже). В зависимости от того, где происходила война, и набора возможностей для посредничества, конфликты в некоторых географических регионах (например, в Европе и на Ближнем Востоке) имели больше шансов на привлечение услуг медиаторов, чем конфликты в других регионах (например, в Восточной и Юго-Восточной Азии)3. Хотя государства остаются ключевыми медиаторами (на них приходится 40 % всех эпизодов посредничества), другие акторы также проявляют растущий интерес и достаточную компетентность в предоставлении посреднических услуг4. В этом отношении ООН остается центральным субъектом и ресурсом, но ее постепенно дополняет множество региональных организаций, которые стремятся брать на себя функции по разрешению конфликтов в своем географическом домене или в непосредственной близости от него. Примеры последних нескольких лет включают в себя посредничество Африканского союза (АС) в Ливии, Лиги арабских государств (ЛАГ) в Сирии и Организации исламского сотрудничества (ОИС) на Филиппинах5. На частные лица и неправительственные организации (НПО), такие как Красный Крест, приходится менее 5 % всех попыток посредничества, но есть признаки того, что значение народной дипломатии и посредничества (известных как процессы «второго трека») может возрасти с увеличением взаимозависимости мира и очевидным разочарованием в контролируемых правительством («первый трек») инициативах6. В последнее десятилетие наблюдается общая тенденция к включению негосударственных субъектов в международные процессы, отражающая стремление решить проблему дефицита легитимности и более эффективно использовать опыт и ресурсы негосударственных и транснациональных объединений7. В целом растет доверие к многостороннему поGreig and Diehl (сноска1), p. 36.

Информацию о факторах отбора, используемых переговорщиками, см.: в Gartner, S. S., ‘Signs of trouble: regional organization mediation and civil war agreement durability’, Journal of Politics, vol. 73, no. 2 (Apr. 2011); и Greig and Diehl (сноска1), p. 44.

DeRouen et al. (сноска1); и Greig and Diehl (сноска1), p. 63.

Краткое описание и подробности деятельности АС, Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества (до 2011 г. известной как Организация Исламская конференция) см.: Дополнение B, раздел II настоящего издания.

Greig and Diehl (сноска1), p. 63.

Tallberg, J. et al., The Opening up of International Organizations: Transnational Access in Global Governance (Cambridge University Press: Cambridge, 2013).

ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ

средничеству, в рамках которого несколько акторов, причем акторов разных типов, сотрудничают в вопросах разрешения конфликтов; такой подход базируется на идее о том, что объединение ресурсов, навыков и связей может увеличить шансы на успех8.

Естественным следствием «подъема посредничества» в первое десятилетие после окончания «холодной войны» стало резкое увеличение числа мирных соглашений. В течение нескольких лет в 1990-е годы возможность того, что конкретный конфликт завершится подписанием мирного соглашения, превышала шансы на военную победу одной из сторон9. В начале 2000-х годов эта положительная тенденция по-прежнему преобладала и многие вооруженные конфликты заканчивались мирными соглашениями.

Тем не менее немногие из вооруженных конфликтов в 2009–2013 гг. завершались в результате переговоров между воюющими сторонами. Среднегодовое число мирных соглашений, зафиксированное Уппсальской программой по данным о конфликтах (УПДК), упало с 8.5 в 2004–2008 гг. до 2.8 в 2009–2013 гг. (см. табл. 2.1)10. Это означает, что в каждом году в последний период меньше одной десятой части продолжающихся конфликтов были успешно доведены до мирного соглашения. В то время как данные за 2012 и 2013 гг. свидетельствуют об определенной позитивной тенденции, указанный показатель по-прежнему ниже, чем прежде.

Снижение числа мирных соглашений может означать, что возможности для дипломатического миротворчества сократились с 1990-х и начала 2000-х годов. Имеющиеся данные не позволяют четко идентифицировать причины такого сокращения, но представляется, что появлению указанной тенденции способствовали факторы, влияющие как на предложение, так и на спрос на посреднические услуги. К числу таких факторов можно отнести меньшее число войн, предполагающих услуги медиаторов, характер современных войн и большую зависимость от военных инструментов в установлении мира и безопасности. В 2012 г. в мире велось 32 конфликта с участием государства (см. раздел III), что представляет собой «относительно низкий уровень по сравнению с периодом после Второй мировой войны»11. При меньшем, чем 10 лет назад количестве конфликтов с участием государства, существует объективно меньше возможностей для посредничества. Кроме того, после того как в предыдущем десятилетии были прекращены несколько внутригосударственных конфликтов, продолжающиеся войны имеют особо затяжной характер, многие из них ведутся по религиозным причинам. Исследования показывают, что такие конфликты могут быть особенно «не приспособлены» к внешнему посредничеству и, следовательно, к завершению Bhmelt, T., ‘Disaggregating mediations: the impact of multiparty mediation’, British Journal of Political Science, vol. 41, no. 4 (Oct. 2011).

Themnr, L., and Wallensteen, P., ‘Armed conflicts, 1946–2011’, Journal of Peace Research, vol. 49, no. 4 (July 2012).

Hgbladh, S., ‘Peace agreements 1975–2011: updating the UCDP Peace Agreement dataset’, eds T. Pettersson and L. Themnr, States in Armed Conflict 2011, Department of Peace and Conflict Research Report no. 99 (Uppsala University: Uppsala, 2012).

–  –  –

ЦАР = Центрально-Африканская Республика; ДРК = Демократическая Республика Конго.

a В случае если на указанной территории в данном году было заключено более одного мирного соглашения, общее число соглашений указано в скобках.

Источники: База данных УПДК по мирным соглашениям, vol. 2.0, 1975–2011 http://www.

pcr.uu.se/research/ucdp/datasets/; и Themnr, L. and Wallensteen, P., ‘Armed conflicts, 1946– 2012’, Journal of Peace Research, vol. 50, no. 4 (July 2013).

ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ

посредством мирных соглашений. Кроме того, вполне возможно, что внешняя политика и политика безопасности ведущих государств привели к «вытеснению» посредничества в определенных областях. Например, возглавляемая США «глобальная война с терроризмом» и очевидная эффективность связанных с ней стратегий управления безопасностью – военных интервенций с дистанционным управлением, в том числе с применением беспилотных летательных аппаратов (БЛА или дронов) – в борьбе с локализованными повстанческими движениями, возможно, негативно повлияла на стимулы к участию в непринудительных формах разрешения конфликтов, таких как посредничество. Хотя администрация Барака Обамы вернула дипломатии приоритетное место во внешней политике США, военные инструменты остаются краеугольным камнем американского подхода ко многим из тех регионов, где насилие было распространено в 2013 г., в том числе к Ближнему Востоку и Африке13.

Попытки достижения мира в Сирии

В Сирии внутригосударственный конфликт, столкнувший режим президента Башара Асада с широкой повстанческой коалицией, в которой доминируют сунниты, в 2013 г. отметил свою третью годовщину14. В соответствии с данными местных сирийских НПО к концу года число жертв за весь военный период достигло, по меньшей мере, 130 000 человек, что относит этот конфликт к 20 % самых тяжелых гражданских войн с 1945 г.15 Гуманитарная ситуация внутри страны носила катастрофический характер: массовые перемещения населения, голод и физическое уничтожение людей.

В плане военных действий 2013 г. характеризовался изменением баланса сил16. Воодушевленная активной поддержкой со стороны Ирана и ливанской шиитской группировки «Хезболла» сирийская армия смогла добиться ряда побед. Это противоречило развитию событий в 2012 г., когда повстанцы оказались близки к захвату Дамаска, а комментаторы предсказывали неминуемое падение режима Асада. Несмотря на постоянные попытки укрепить единство в рядах повстанцев, фрагментация и распри продолжались. Военное крыло основного оппозиционного движения – Свободная сирийская армия (ССА) – аморфная зонтичная организация, получавшая подSvensson, I., ‘Fighting with faith: religion and conflict resolution in civil wars’, Journal of Conflict Resolution, vol. 51, no. 6 (Dec. 2007).

См., например: White House, National Security Strategy (White House: Washington, DC,

May 2010); и US Department of Defense (DOD), Quadrennial Defense Review 2014 (DOD:

Washington, DC, 2014).

Информацию о развитии конфликта в Сирии см.: Allansson, M. et al., ‘The first year of the Arab Spring’, SIPRI Yearbook 2012; и Allansson, M., Sollenberg, M. and Themnr, L., ‘Armed conflict in the wake of the Arab Spring’, SIPRI Yearbook 2013.

Syrian Observatory for Human Rights, ‘More than 130 thousand people killed so far in Syria’, 1 Jan. 2014 http://syriahr.com/en/index.php?option=com_news&nid=1312&Itemid=2& task=displaynews. Casualty figures from Syria are highly uncertain.

Подробную информацию по истории вопроса см.: International Crisis Group (ICG), Syria’s Metastasising Conflicts, Middle East Report no. 143 (ICG: Brussels, 27 June 2013).

48 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, 2013 держку от Турции и некоторых западных стран, – оставалась важным игроком, уступив при этом свое влияние более радикальным и, на первый взгляд, более эффективными акторам. К числу последних относятся джихадистские группировки, в частности «Фронт ан-Нусра» и «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), обе аффилированные с «Аль-Каидой».

Обладающие эффективной организацией и ресурсами эти группировки установили контроль в северных и восточных районах страны, в настоящее время по большей части оставленных сирийским режимом, и просочились через слабо охраняемую границу в соседний Ирак. Будучи приверженцами радикальной интерпретации ислама и считающие мусульман-шиитов отступниками, эти группы стремились подчеркнуть межрелигиозный характер гражданской войны в Сирии, которая все больше рассматривается как одно из направлений широкого регионального соперничества между двумя основными течениями ислама. Сирийский режим, получающий поддержку от Ирана, ключевого шиитского государства, и Ирака, где доминирует шиитское население, внес серьезный вклад в упрочение такой динамики, что проявилось в том, что он стал опираться на «Хезболлу» для улучшения положения на театре военных действий. Несмотря на стремление западных стран поднять авторитет нерадикальной оппозиции, тенденции, преобладающие в 2013 г., говорят о том, что религия будет оставаться основной линией разлома и в следующем году17.

С начала сирийского кризиса в 2011 г. было предпринято несколько попыток посредничества. В 2011 и 2012 гг. Лига арабских государств хотела стать медиатором в постепенно углубляющемся конфликте, предложив арабский план действий, который призывал к прекращению насилия, выводу военной техники и началу процесса национального диалога18. ЛАГ сочетала посредничество с карательными и принудительными мерами, такими как приостановление членства Сирии и введение экономических санкций и эмбарго на поставки оружия19. После того как в декабре 2011 г. сирийское правительство согласилось с предложенным планом действий, Лига арабских государств развернула многонациональную мониторинговую миссию – Миссию наблюдателей ЛАГ в Сирии, – но та оказалась непродолжительной и в конечном счете неэффективной, так как насилие остановлено не было20.

После этого ведущую роль на себя взяла ООН, и в феврале 2012 г. Кофи Аннан, бывший Генеральный секретарь ООН, был назначен Совместным специальным посланником ООН и Лиги арабских государств по Сирии. На основе результатов широких консультаций в марте 2012 г. Аннан представил план из шести пунктов, в котором были изложены рамочные усИнформацию по поставкам западными странами военного оборудования некоторым оппозиционным группам см.: гл. 1, раздел II настоящего издания.

План действий вошел в виде приложения в резолюцию Лиги арабских государств 7436 от 2 ноября 2011 г. (на араб. языке). См. также: ‘Syria accepts Arab League peace plan after Cairo talks’, BBC News, 2 Nov. 2011 http://www.bbc.co.uk/news/world-middle-eastИнформацию о развитии событий в Сирии, поставках оружия и многосторонних эмбарго на поставки вооружений см.: гл. 1, раздел II и гл. 10, раздел II настоящего издания.

Информацию о миссии Лиги арабских государств см.: Fanchini, C., ‘New peace operations in 2011’, SIPRI Yearbook 2012, pp. 104–105.

–  –  –

тельство и некоторые ключевые фигуры оппозиции согласились с планом и в начале апреля 2012 г. объявили о прекращения огня. Вслед за этим ООН санкционировала миссию военных наблюдателей (Миссия ООН по наблюдению в Сирии, ЮНСМИС), которые развернули свое присутствие по всей стране22. Однако в течение нескольких месяцев соглашение о прекращении огня расстроилось, а вооруженная борьба достигла беспрецедентного уровня интенсивности и географического распространения. Процесс под эгидой ООН сосредоточился на формировании «инициативной группы», состоящей из представителей ООН, Лиги арабских государств, пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН (Великобритании, Китая, России, США и Франции), а также Ирака, Кувейта, Катара и Турции.

Эта группа, собравшаяся в Женеве в июне 2012 г., приняла коммюнике, в котором призвала к созданию «переходного руководящего органа» в Сирии23. Женевское коммюнике, казалось, объединило мировые державы в общем подходе, но единство исчезло, как только стало ясно, что интерпретации принятого текста различались, особенно в том, что касалось вопроса о включении Асада в дальнейший политический процесс24.

В августе 2012 г. полномочия совместного посла ООН и Лиги арабских государств были переданы Лахдару Брахими, высокопоставленному алжирскому дипломату и опытному посреднику25. Работая в основном с США и Россией, Брахими стремился поддерживать интерес к мирной конференции, получившей название «Женева-2», опираясь на предварительные рамочные условия для переговоров, определенные на первой встрече в Женеве. Во второй половине 2013 г. продолжались интенсивные закулисные переговоры о рамках конференции «Женева-2», запланированной на первые месяцы 2014 г.26 Возникли сложности, касающиеся структуры будущей мирной конференции, а также разногласия по поводу списка участников и повестки дня переговоров27. Ключевым стал вопрос о том, должна ли конференция «Женева-2» привести к созданию переходного правительства, против которого выступало сирийское правительство, а несколько оппозиционных фракций United Nations, Security Council, ‘In Presidential Statement, Security Council gives full support to efforts of Joint Special Envoy of United Nations, Arab League to end violence in Syria’, Press release, SC/10583, 21 Mar. 2013.

Информацию о МООННС см.: Dundon, J. and van der Lijn, J., ‘New peace operations in 2012’, SIPRI Yearbook 2013, pp. 67–69.

Группа действий по Сирии, Заключительное коммюнике, Женева, 30 июня 2012 г.

https://www.un.org/News/dh/infocus/Syria/FinalCommuniqueActionGroupforSyria.pdf.

Cumming-Bruce, N. and Nordland, R., ‘Talks come up with plan for Syria, but not for Assad’s exit’, New York Times, 30 June 2012.

United Nations, Statement Attributable to the Spokesperson for the Secretary-General on Appointment of Joint Special Representative for Syria, 17 Aug. 2012 http://www.un. org/sg/ statements/index.asp?nid=6253.

Переговорщики ООН, Департамент ООН по политическим вопросам, интервью с автором, январь 2014 г.

Cumming-Bruce, N. and Gladstone, R., ‘Talks on ending Syria’s civil war to begin in January’, New York Times, 25 Nov. 2013.

50 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, 2013 выдвинули в качестве предварительного условия для своего участия. Еще одним ключевым моментом было участие Ирана и Саудовской Аравии. Хотя и ООН, и Россия поддержали идею участия Ирана, США активно возражали против нее, сославшись на то, что Иран выступает в роли основного покровителя режима Асада.

К концу 2013 г. было неясно, состоится ли запланированная конференция и кто примет в ней участие. Ключевой оппозиционный блок, находящийся за пределами Сирии, Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил Сирии (Сирийская национальная коалиция, НКОРС), не хотел брать на себя никаких обязательств, опасаясь, что участие в переговорах, которые не достигнут основной цели – свержения режима Асада, – лишь еще больше снизит его легитимность среди бойцов внутри Сирии. Под давлением со стороны США, Катара и других стран НКОРС, наконец, согласилась участвовать в конференции на определенных условиях, что стало впоследствии предметом интенсивных дебатов28. Несмотря на усилия главных переговорщиков в рамках «Женевы-2», большинство воюющих повстанческих группировок отвергли эту инициативу. Некоторые радикальные группировки, такие как Исламский фронт, предупредили, что любое участие в переговорах будет рассматриваться как «измена»29. Национальный координационный комитет (НКК), ключевое объединение деятелей оппозиции внутри Сирии, заявил в январе 2014 г., что не будет участвовать в «Женеве-2»30.

В целом координируемый ООН процесс не достиг ощутимого прогресса в 2013 г.: конференция «Женева-2» постоянно откладывалась и становилась предметом спекуляций и торга основных сторон. Однако ООН поддерживала открытыми целый ряд информационных каналов, сохраняя политическое присутствие в сирийской столице Дамаске и работая с заинтересованными сторонами, тем самым создавая плацдарм для решения конфликта в будущем. Переговоры, особенно с Россией и США, продолжались в течение года. Поскольку эти две страны могли оказать значительное влияние на соответствующих акторов как в Сирии, так и в регионе в целом, их переговоры по сирийскому вопросу были особенно важны. Россия и США, повидимому, пришли к согласию по вопросам о (a) необходимости положить конец гражданской войне, (b) необходимости поддерживать жизнеспособность сирийского государства, (c) добиваться политической маргинализации радикальных экстремистских группировок, таких как «Фронт ан-Нусра» и ИГИЛ. Тем не менее они не смогли договориться об условиях достижения этих целей, в частности в отношении судьбы режима Асада.

Нет достаточной информации для того, чтобы предположить, что в 2013 г. в сирийской гражданской войне предпринимались инициативы в рамках «второго трека». Вполне возможно, что нестабильность ситуации в ‘Syrian opposition to attend Geneva talks if West keeps “humanitarian aid” promises–SNC leader’, RT, 10 Nov. 2013 http://rt.com/news/syria-opposition-geneva-talks-488/.

Lund, A., ‘The politics of the Islamic Front, part 3: negotiations’, Syria in Crisis, Carnegie Endowment for International Peace, 16 Jan. 2014 http://carnegieendowment.org/syriaincrisis/?

fa=54213.

‘Syria National Coordination Committee to not participate in Geneva-2–Brahimi’, Voice of Russia, 16 Jan. 2014 http://voiceofrussia.com/news/2014_01_16/Syria-National-CoordinationCommittee-to-not-participate-in-Geneva-2-Brahimi-0270/.

ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ

области безопасности и фрагментация оппозиции представляли собой значительные препятствия для любых усилий «второго трека» в качестве инструмента поиска всеобъемлющего решения. Однако в целом ряде случаев в конце 2013 г. и начале 2014 г. путем переговоров было достигнуто локальное перемирие между лидерами общин и представителями сирийского правительства, в основном в городских районах, в том числе некоторых частях Дамаска31. В рамках таких локальных сделок правительство предлагало гуманитарную помощь в обмен на частичное разоружение повстанцев. Но глубокое взаимное недоверие сторон помешало расширению такой меры по укреплению доверия до национального масштаба.

Мирный процесс на Филиппинах: переговоры с Исламским фронтомосвобождения Моро

Длительная и ожесточенная борьба повстанческого движения на острове Минданао – районе на юге Филиппин, традиционно населенного преимущественно мусульманами, – началась еще до образования Филиппин в качестве независимого государства32. Процесс переговоров начался в 1997 г., но его несколько раз прерывали периоды интенсивных военных действий.

Процесс вновь активизировался в 2011 г. с приходом к власти нового руководства страны во главе с президентом Бениньо Акино, и в октябре 2012 г.

одна из основных повстанческих групп – Исламский фронт освобождения Моро (ИФОМ) - и правительство Филиппин заключили эпохальное соглашение33. Рамочная договоренность предусматривала создание автономного политического образования под названием Бангсаморо и запускала переговорный процесс по конфликту.

Мирный процесс на Минданао иллюстрирует три аспекта современного миротворчества.

Во-первых, он был поддержан развитой и детально проработанной инфраструктурой миротворчества, состоящей из различных правительственных и неправительственных акторов. Таким образом, была гарантирована высокая степень инклюзивности, что, как показывают исследования на международном уровне, способствует прочности мирных договоренностей34.

Международные НПО поддержали мирный процесс путем экспертных консультаций при построении диалога между сторонами. Четыре таких НПО – Haddad, R., ‘Syria army, rebels agree new Damascus area truce’, Daily Star (Beirut), 17 Feb. 2014.

Минданао называется большой остров на юге Филиппин, а также группа островов, состоящая из острова Минданао и близлежащего архипелага Сулу. Деятельность повстанцев сосредоточена на архипелаге Сулу и части острова Минданао. Исторический обзор см.:

Majul, C. A., ‘The Moro struggle in the Philippines’, Third World Quarterly, vol. 10, no. 2 (Apr.

1988).

Рамочное соглашение по Бангсаморо, 15 октября 2012 г. http://peacemaker.un.org/ philippines-bangsamoro-framework2012. Всестороннее соглашение было достигнуто в марте 2014 г.

Nilsson, D., ‘Anchoring the peace: civil society actors in peace accords and durable peace’, International Interactions, vol. 38, no. 2 (2011).

52 БЕЗОПАСНОСТЬ И КОНФЛИКТЫ, 2013 фонд «Азия», Центр по гуманитарному диалогу, Ресурсы примирения и «Мухаммадия» – вошли в международную контактную группу наряду с четырьмя странами – Японией, Турцией, Великобританией и Саудовской Аравией, которые содействовали мирному процессу соответствующими ресурсами.

Посредником в процессе выступила Малайзия, влиятельная соседняя страна, которую объединяет с повстанцами Моро принадлежность к общей вере.

Во-вторых, всеобъемлющее урегулирование было призвано охватить все вопросы, которые должны быть решены в ходе конфликта. После подписания рамочного соглашения в октябре 2012 г. переговорные делегации из филиппинского правительства и ИФОМ разработали и согласовали ряд приложений, содержащих конкретные положения, касающиеся договоренностей и условий переходного периода (в феврале 2013 г.), распределения доходов (в июле), разделения полномочий (в декабре), нормализации, в том числе демилитаризации и разоружения повстанческой группировки, а также регулирования контроля за водными ресурсами (оба в январе 2014 г.)35.

В-третьих, этот процесс оказался удивительно устойчивыми в условиях агрессивных провокаций. В 2013 г. произошли два крупных инцидента, и оба они могут быть истолкованы как деятельность, направленная на подрыв мирного процесса. В первом случае (в феврале) силы под названием Королевские солдаты султаната Сулу заняли Сабах, самый восточный штат Малайзии. Группа состояла из воинствующих последователей Джамалула Кирама III, который утверждал, что он – султан Сулу, включающей часть Сабаха, и стремилась установить контроль над спорной территорией36. В ходе операции малазийских служб безопасности погибли десятки и были арестованы сотни человек. Второй инцидент произошел, когда силы, связанные с Нур Мисуари, лидером Фронта национального освобождения Моро (ФНОМ), напали на город Замбоанга на острове Минданао 9 сентября 2013 г. Развертывание вооруженных сил Филиппин привело к интенсивным городским боям: согласно сообщениям более 200 человек погибли и 10 000 оказались на положении внутренне перемещенных лиц. Возглавляемый ОИК переговорный процесс по реализации соглашения 1996 г. между ФНОМ и правительством Филиппин зашел в тупик в 2013 г., и запланированные встречи были отменены в связи с событиями в Замбоанга. Несмотря на то что любой из указанных инцидентов мог спровоцировать провал мирного процесса между правительством и ИФОМ, этого не случилось.

Выводы Условия, в которых проходит посреднический процесс, изменились.

Возникли новые проблемы с точки зрения возможностей мирного разрешения вооруженных конфликтов за столом переговоров. Сирию и Филиппины Office of the President of the Philippines, Office of the Presidential Adviser on the Peace Process, ‘Annexes of the Framework Agreement on the Bangsamoro’, 27 Jan. 2014 http://www.

opapp.gov.ph/milf/annexes-framework-agreement-bangsamoro.

McGeown, K., ‘How do you solve a problem like Sabah?’, BBC News, 24 Feb. 2013 http://www.bbc.com/news/world-asia-21545162.

ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ

можно рассматривать как два контрастных примера современного миротворчества, которое осуществлялось в различных условиях (контекстах).

Посредничество на Филиппинах было эффективным, потому что основной внешний актор (Малайзия) был этнически и традиционно связан с повстанцами. В переговорах участвовали все ключевые действующие лица со стороны повстанцев, подрывная деятельность других группировок не повлияла на процесс, так как религиозные притязания повстанцев были должным образом учтены и удовлетворены. Кроме того, стороны в конфликте на Филиппинах смогли определить формулу «выхода», которая детально определяла переговоры37.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 29 |
 

Похожие работы:

«27.12.2014 Книги по ОБЖ Найти Книги и учебники Книги по ОБЖ Книги по ОБЖ Содержание раздела. Охрана торговых В данном разделе к вашему площадей вниманию представлены Книги по ОБЖ, в которых вы найдете большое Мы предлагаем не охрану мы количество полезной информации. обеспечиваем безопасность! В книге «Безопасность жизнедеятельности и защита окружающей среды», автора Белов С.В. описаны основы учения о человекозащитной и природозащитной деятельности. Так же в книге пишется об естественных,...»

«ВНИИ ГО – ВНИИ ГОЧС – ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) 35 лет ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра 35 лет на службе безопасности жизнедеятельности Книга 3 Научные статьи Москва ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) ООО «Альфа-Порте» УДК 614.8(470+571):061 ББК 68.902.2(2Рос)л2 В 605 ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра. 35 лет на службе безопасности жизнедеяВ 605 тельности: в 3 кн. Кн. 3: Научные статьи / Под общей редакцией В.А. Акимова / МЧС России. — М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2011. — 320 с.: илл. ISBN 978-5-93970-062-7 (кн. 3)...»

«Батуева Елена Владимировна АМЕРИКАНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ УГРОЗ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Диссертации на...»

«СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ СЕВЕРА И МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ ПРОБЛЕМЫ СЕВЕРА И АРКТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НАУЧНО ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ВЫПУСК ДЕВЯТЫЙ Апрель, 2009 ИЗДАНИЕ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА НА СЕВЕРЕ Комитет Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов был образован 15 лет назад постановлением Совета Федерации от 5 апреля 1994 года № 90 1. Все эти годы комитет последовательно проводит полити ку, направленную на отстаивание интересов северян. Г.Д....»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Международное частное право» (С3.В.ДВ.5.2) реализуется как дисциплина по выбору вариативной части блока «Профессионального цикла» Учебного плана специальности – 40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. «Международное частное право», как отрасль права, является сложной для изучения, поскольку объединяет в себе многочисленные институты гражданского, семейного, трудового и иных отраслей права. Учебная дисциплина «Международное частное...»

«Секционные заседания Секция №6 «Обращение c радиоактивными отходами и ядерными материалами». к.т.н. Уткин Сергей Сергеевич Председатель секции: 24 сентября 2015 года Дата проведения: ИБРАЭ РАН Место проведения: (г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 52) Список презентаций Докладчик Название доклада Организация, должность № стр. Барчуков Валерий Гаврилович, Санитарно-гигиенические проблемы безопасности долговременного хранения и захоронения «особых ФГБУ ГНЦ ФМБА им. А.И. Бурназяна, в.н.с. д.т.н....»

«. 15-16/4-6789 ГП НАЭК ОП ЮУАЭС Южно-Украинская АЭС. Энергоблок №2. ОППБ. «Комплексный анализ безопасности» 23.2.95.ОППБ.00 стр.4 СОДЕРЖАНИЕ 1 ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ 2 ВВЕДЕНИЕ 3 БАЗОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ЦЕЛИ И ЗАДАЧАХ ОППБ 4 РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ФАКТОРОВ БЕЗОПАСНОСТИ 4.1 Фактор безопасности № 1 «Проект энергоблока» 4.2 Фактор безопасности № 2 «Текущее состояние систем, сооружений и элементов энергоблока» 4.3 Фактор безопасности № 3 «Квалификация оборудования» 4.4 Фактор безопасности № 4 «Старение...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ПГУ) ФАКУЛЬТЕТ ПРИБОРСТРОЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И СИСТЕМ КАФЕДРА «ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ СИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» ПОЛОЖЕНИЕ О СТРУКТУРНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ П 151-2.8.3-2010 ПОЛОЖЕНИЕ О КАФЕДРЕ «ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ СИСТЕМ И ТЕХНОЛОГИЙ» Пенза – 2010 П 151-2.8.3 2010 ПРИНЯТ НА ЗАСЕДАНИИ КАФЕДРЫ «ИНФОРМАЦИОННАЯ...»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Право социального обеспечения» реализуется как учебная дисциплина по выбору вариативной части профессионального цикла (С3.В.ДВ.3.2) специальности – 40.05.01 – «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. Учебная дисциплина «Право социального обеспечения» нацелена на формирование у обучающихся знаний о системе социального обеспечения в Российской Федерации, о правовых нормах, регулирующих пенсионное обеспечение, социальное обслуживание и оказание...»

«Non multa, sed multum ЯДЕРНЫЙ Международная безопасность Нераспространение оружия массового уничтожения КОНТРОЛЬ Контроль над вооружениями № 3 (69), Том Осень 200 Редакционная коллегия Владимир А. Орлов – главный редактор Владимир З. Дворкин Дмитрий Г. Евстафьев Василий Ф. Лата Евгений П. Маслин Роланд М. Тимербаев Юрий Е. Федоров Антон В. Хлопков ISSN 1026 ЯДЕРНЫЙ № 3 (69), Том КОНТРОЛЬ Осень 200 Издается с ноября 1994 г. Выходит ежеквартально Зарегистрирован в Государственном комитете РФ по...»

«Системы управления, связи и безопасности №1. 2016 Systems of Control, Communication and Security sccs.intelgr.com УДК 622.232.8:621.384.3.01:531.714.2 Квантово-каскадные лазеры и их применение в системах обеспечения безопасности и связи Волков В. Г. Целью работы является описание современного уровня разработки квантово-каскадных лазеров (ККЛ), их характеристик и возможностей, а также оценка целесообразности применения ККЛ в системах обеспечения безопасности и связи. Используемый метод...»

«УЧЕБНЫЙ ПЛАН ОБУЧЕНИЕ ПО ОХРАНЕ ТРУДА руководителей и специалистов, работников служб охраны труда организации Цель: получение слушателями знаний, отвечающих требованиям охраны труда, и необходимых для их практической деятельности. Категория слушателей: руководители организаций, заместители руководителей организаций, в том числе курирующие вопросы охраны труда, заместители главных инженеров по охране труда, работодатели физические лица, иные лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью....»

«_ Силовые части формата «шасси» с Предисловие воздушным охлаждением Основные указания по _ 1 безопасности _ Обзор системы SINAMICS _ Активные компоненты со стороны сети S120 _ Силовые части формата «шасси» Модули питания с воздушным охлаждением _ Модули двигателей Справочник по аппарату _ Компоненты промежуточного контура _ Активные компоненты со стороны двигателя _ Конструкция электрошкафа и ЭМС _ Техническое и сервисное обслуживание _ A Приложение (GH3), 04/2014 6SL3097-4AE00-0PP4 Правовая...»

«Научно-производственное общество с ограниченной ответственностью Новые технологии эксплуатации скважин (ООО НПО НТЭС) ТН ВЭД 9026 109100 БЛОК ИЗМЕРИТЕЛЬНЫЙ Руководство по эксплуатации БИ СКЖ 4.00.000РЭ БИ СКЖ 4.00.000РЭ изм.18 редакция от 29.06.2015 г. БИ СКЖ4.00.000РЭ КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ Изучив разделы краткого содержания, Вы можете быстро и просто запустить в работу данное средство измерения. Стр. Указание по безопасности Стр. Описание устройства и принцип работы Стр. 15 Монтаж Стр. 1...»

«М ИНИС ТЕРС ТВО ПР ИР ОДНЫХ РЕСУРС ОВ И ЭК ОЛ ОГИИ М АГ АДАНСКОЙ ОБЛ АСТ И ДОКЛАД ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В МАГАДАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 2014 ГОДУ г. Магадан ОГЛАВЛЕНИЕ: ПРЕДИСЛОВИЕ Раздел 1. Краткое описание территории Магаданской области Раздел 2. Климатические и гидрологические особенности 2014 года Раздел 3. Качество атмосферного воздуха Раздел 4. Характеристика водных ресурсов Раздел 5. Общее состояние поверхностных вод Раздел 6. Антропогенное воздействие на водные объекты Раздел 7. Состояние и...»

««КОНСТРУКЦИОННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ПО ПОВЫШЕНИЮ БЕЗОП. И СНИЖЕНИЮ РИСКА ЭКСПЛУАТАЦИИ ИЗОТЕРМИЧЕСКИХ РЕЗЕРВУАРОВ ДЛЯ ХРАНЕНИЯ ЖИДКОГО АММИАКА НА ОСНОВЕ ОЦЕНКИ РИСКА».PDF «Методические проблемы обоснования безопасности опасного производственного объекта» Семинар в ЗАО НТЦ ПБ 18.05.2015 «Конструкционные мероприятия по повышению безопасности и снижению риска эксплуатации изотермических резервуаров для хранения жидкого аммиака на основе оценки риска» Х.М. Ханухов, д.т.н., чл-корр. АИН РФ, ген. дир. А.В....»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ДЕПАРТАМЕНТ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКЛАД ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ В 2010 ГОДУ Курган 2011 СОДЕРЖАНИЕ Введение Раздел 1. Состояние окружающей среды Курганской области 1.1. Гидрометеорологические особенности года 6 1.2. Атмосферный воздух 1.3. Поверхностные воды 1.4. Состояние недр 1.5. Лесные ресурсы 1.6. Особо охраняемые природные территории 23 1.7. Объекты растительного мира 27 1.8. Объекты...»

«АНО «Региональный институт охраны и безопасности труда». Если Вы хотите получить консультацию или полный текст закона, обращайтесь по номерам, указанным ниже. Постановление Правительства РФ от 17.05.2014 N 457 О внесении изменения в постановление Правительства Российской Федерации от 17 октября 2009 г. N 820 Задолженность по страховым взносам на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний может быть списана в порядке, установленном...»

«Вестник Рязанского филиала Московского университета МВД России Выпуск 8 СОДЕРЖАНИЕ Выходит с 2007 года РАЗДЕЛ I. ежегодно. Историко-философские, социально-экономические, психолого-педагогические и правовые аспекты Редакционная коллегия: развития государства, права и общества. 5 Председатель Д. Н. Архипов, Анохина Н. В. Досмотр в системе обеспечения к.ю.н., доцент железнодорожной безопасности. Булатецкий С. В., Бабкин Л. М. Принудительные меры Члены медицинского характера в уголовном...»

«Окончательный отчет о проведении уполномоченными органами государств-членов Таможенного союза работы по изучению эффективности инспекционной системы ветеринарной службы Украины по обеспечению гарантий безопасности продукции животного происхождения, предназначенной для поставок на территорию государств-членов Таможенного союза, и инспекции украинский предприятий по производству продукции животного происхождения, в том числе рыбоперерабатывающих предприятий, заинтересованных в поставках своей...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.