WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

«Валентин Гольберт Предисловие Предисловие В основу этой работа легла докторская диссертация, защищенная автором в 2001 году на факультете социальных наук г. Гамбурга и в далньнейшем ...»

-- [ Страница 1 ] --

Преступность и внутренняя безопасность

в условиях позднего капитализма,

реального и постсоциализма

Валентин Гольберт

Предисловие

Предисловие

В основу этой работа легла докторская диссертация, защищенная автором

в 2001 году на факультете социальных наук г. Гамбурга и в далньнейшем

существенно переработанная. Огромную помощь в ее создании оказали ее

руководители, профессора ФРИТЦ ЗАК И КЛАУС ЗЕССАР. Без их профессиональной и человеческой поддержки было бы немыслимым преодоление

многочисленных текстовых блокад и мотивационных кризисов. Фактором, в наибольшей степени вдохновлявшим процесс и определившим результат работы, явилось восприятие научных подходов, становление которых связано с именем ФРИТЦА ЗАКА и его вкладом в науку. Особую признательность автор испытывает и в отношении КЛАУСА ЗЕССАРА, благодаря которому исследовательский замысел, на который существенный отпечаток наложил экзистенциальный опыт автора в его жизненном мире, не был реализован исключительно в русле идеологии и политической полемики.

Вклад КЛАУСА ЗЕССАРА не ограничился некоторым охлаждением чрезмерно полемических и порой агрессивных сентенций - благодаря ему были найдены более точные формулировки этих сентенций, и порой даже достигнуто лучшее понимание автором своей собственной логики.

Как и оба официальных руководителя, много труда и терпения инвестировал в поддержку работы профессор ЯКОВ ГИЛИНСКИЙ из СанктПетербурга. Многие тезисы о преступности в период реального социализма и подходы к работе со статистическими данными родились в ходе работы под его руководством в Социологическом институте Российской академии наук. Несмотря на ряд расхождений в диагнозах прошлого, настоящего и прогнозах на будущее российского общества, ЯКОВ ГИЛИНСКИЙ в процессе систематического обмена информацией оказал неоценимую помощь в написании работы.

За техническую помощь автор сердечно благодарит коллег из университета г. Гамбург - ДАНИЕЛУ ТРУНК, ВОЛЬФГАНГА КЕЛЛЕРА И ВИРО НЕСТЛЕРА. Особая же благодарность принадлежит МАРТИНУ ВАЙНРИХУ - как за его ценные содержательные и стилистические указания, так и за самоотверженное участие в финальной фазе, протекание которой он дирижировал на протяжении нескольких бессонных ночей. И, последней в порядке упоминания, но не в порядке значимости, была финансовая поддержка Фонда ФРИДРИХА ЭБЕРТА, без которой работу над диссертацией было бы трудно себе представить даже чисто теоретически.

Предметом работы, озаглавленной как "внутренняя безопасность в социальном контексте", может являться и внутренняя безопасность, и общество, и отношения между обществом и его внутренней безопасностью (внутренней безопасностью и ее обществом. Этой многозначности соответствуПредисловие ет "многослойность" анализа. Каждый из "слоев", каждое измерение работы обладает относительной самостоятельностью, что и потребовало дополнительных усилий по эксплицитному установлению взаимосвязей между ними:

1. Первое из измерений работы - понятийно-методологическое. В нем речь идет, прежде всего, о понятии внутренней безопасности, определяемом как инструмент изучения и конструирования реальности. Внутренняя безопасность рассматривается как предмет, процесс и продукт коммуникации. Содержание этого предмета, процесса и продукта культурно и исторически контингентно и изменчиво. В какой-то степени оно определяется признаками материального субстрата тех проблем, с которыми приходится иметь дело соответствующим обществам, институтам и индивидам. Этим вопрос не исчерпывается, более того: внимание социальных наук сфокусировано отнюдь не на "материальных признаках", а на придании им социального смысла. Криминалистические, физиологические, технические и т.

п. аспекты происшествий вроде лишения жизни одного индивида другим интересуют социальную науку лишь постольку, поскольку они имеют отношение к "осмыслению" происшедшего, в какой-то степени предопределяя тот или иной его вариант. В результате осмысления факты материальной действительности и приобретают статус и значение фактов социальных - убийств, несчастных случаев, актов героизма и защиты высших ценностей и т. д. Только с этого момента можно говорить о социальной реальности в собственном смысле слова.

Для отнесения проблем к сфере внутренней безопасности решающее значение имеет то, какой смысл они обретают в процессе коммуникации, какие субъективные мотивы влияют на их восприятие и как оформляется индивидуальная и институциональная реакция на них.

"Смысловая сфера" внутренней безопасности конструируется на основе таких шаблонов восприятия и практического действия, которые в данной работе охватываются понятием "криминализации социальных проблем". Из этого понятийного решения вытекает необходимость анализа отношений между понятиями внутренней безопасности и преступности, который и предпринимается в первой главе работы. Глава эта завершается рассмотрением некоторых методологических импликаций предлагаемой понятийной схемы для социологического исследования внутренней безопасности.

2. Следующий аналитический уровень образуется рассмотрением трех отдельных аспектов внутренней безопасности - преступности, страха перед преступностью и контроля над преступностью. Первый из названных аспектов рассматривается в реально-социалистическом, второй в пост социалистическом и третий в позднекапиталистическом социальном контексте.

Сначала речь идет о преступности в позитивистском ее понимании как со

<

Предисловие

вокупности деяний, определяемых и объединяемых на основе материальных признаков. Развитие данного явления прослеживается на протяжении 50-летнего периода развития советского и постсоветского общества в Советском Союзе и России. Позитивистский подход в данной главе не является продуктом методологических решений и предпочтений. Исходя из общего замысла работы, оказалось целесообразным, в этой ее части вычленить в качестве предмета, прежде всего на те аспекты "преступной реальности", которые скорее поддаются анализу с позиций позитивизма.

Использование статистических данных в качестве источника информации исключает строгое применение позитивистского подхода к "преступной реальности". На сегодняшний день является азбучной криминологической истиной, что учтенная преступность ни в коем смысле понятия репрезентативности не является репрезентативной для общей совокупности обладающих соответствующими признаками деяний, никак с нею не соотносится, не дает оснований судить о ее структурных параметрах либо динамике развития... Поэтому в работе учитываются и коммуникативные факторы формирования статистических картин действительности.

Последующие части работы основаны на методологических принципах конструктивизма. Речь в них идет о таких признаках развития внутренней безопасности, которые представляются проблематичными для развития общества в целом. "Постсоциалистический страх перед преступностью" интерпретируется как болезненное самоощущение и самовосприятие общества, погрязшего в кризисных состояниях. Это самоощущение является фактором развития карательных настроений, создающих благоприятную политическую конъюнктуру для репрессивных действий по изоляции и ликвидации действительных и мнимых виновников кризиса, идентифицируемых как индивидуальные лица и социальные группы. Этим настроениям отвечает наблюдаемая нынче и в западных обществах тенденция к преобладанию репрессивно-карательных политических стратегий.

Карательно-популистская тенденция носит тоталитарный характер и может быть определена как проявление кризиса демократии либо инфляции ее понятия. Проблема состоит не в том, что "реальная политика и демократия весьма далеки от идеально-типических представлений о них" (BAUMAN 2000/1999: 125). Реальный социализм тоже был весьма далек от идеально-типических принципов социальной справедливости и коллективизма. Беда же в том, что реальная демократия с ускорением отдаляется от своего идеального типа, повторяя траекторию развития реального социализма на завершающей фазе его существования. В установлении и демонстрации "красного смещения", удостоверяющего факт этого отдаления, состоит одна из основных задач данной работы.

Предисловие

3. Третье измерение работы состоит в анализе общества. В центре внимания при этом находится постсоциалистическая трансформация как феномен и понятие:

а) Обращение к некоторым аспектам реально-социалистического прошлого в СССР имеет целью представление предыстории и исходной ситуации этой трансформации;

б) Последующий анализ касается текущих процессов трансформации - речь идет о ее настоящем;

в) Далее рассматриваются некоторые признаки определяемого как позднекапиталистическое развития. С расхожими представлениями об этом развитии принято связывать целевые представления о направлении и будущем "догоняющей модернизации" в странах бывшего восточного блока.

В приводимых рассуждениях и соображениях представлена критическая точка зрения, состоящая в (идео-)логическом противоречии с господствующими в настоящий момент мнениями и взглядами. Радикальный отказ от собственной традиции, стремление прервать всякую преемственность с социалистическим прошлым и как можно скорее и точнее воспроизвести западные образцы развития не приемлется ни в качестве нормативно-целевого представления ни в качестве дескриптивной модели реально протекающих процессов.

Для обоснования этого скепсиса предлагается обратить внимание на некоторые "сквозные" закономерности, проявляющиеся во всех упомянутых выше общественных контекстах. Так, низкий уровень определенных видов преступного поведения рассматривается как одно из действительных социальных достижений реального социализма. Это достижение интерпретируются как продукт некоторых подходов в экономической политике, ныне поспешно демонтируемых в порядке "прерывания преемственности".

Вледствие беспредельного господства противоположных подходов неолиберализма и рыночного фундаментализма чикагской чеканки, ситуация на Западе принимает в настоящее время черты, делающие ее все менее привлекательной и пригодной в качестве достойной подражания модели развития. В этом можно усматривать и одно из последствий вожделенной всеми фибрами души победы западного либерализма с его рыночной экономикой над социалистическим коллективизмом с его плановым хозяйством. Победу эту и те и другие "приближали, как могли" - одни тужась до предела, другие расслабляясь сверх всякого предела. Вот только злые языки отравляют радость победителей, по-иному реконструируя реальность утверждением, что капитализм не победил, а всего лишь пережил социализм. Как бы то ни было, в результате открылась дорога для развития и воплощения в жизнь такой модели внутренней безопасности, которая, вопре

–  –  –

ки всем благим пожеланиям и устремлениям, ведет к отказу от устоев и принципов, собственно и сделавших эту победу возможной.

Как бы то ни было, теперь процесс работы относится к прошлому. Возникновение ее - факт непоправимый, однако, вполне доступный для рефлексии. Одно рефлексивное замечание представляется здесь уместным. Оглядываясь назад, автор невольно задается вопросом: что бы он сделал поиному, если бы мог начать сначала? Довольно бессмысленно было бы здесь обращаться к этому вопросу с целью предупреждения критики по принципу: "я и сам знаю недостатки своей работы лучше, чем потенциальные критики". Напротив, конструктивная и неагрессивная критика только приветствуется. Здесь же хотелось бы предупредить читателя о некоторых трудностях, сопряженных с чтением лежащей перед ним работы.

Эти особенности вытекают из чрезвычайно общего определения предмета и принципиального отказа от предварительного определения методологических предпочтений и границ содержательной тематики. Этим была создана возможность для спонтанного и непринужденного процесса, из которого, наподобие АФРОДИТЫ из морской пены, возникал структурный каркас работы и ее содержательные приоритеты. Затем решалась задача отсечения излишнего, что было процедурой очень непростой и порой болезненной. К негативным сторонам такого стиля работы относится некоторый методический эклектицизм, в котором позитивистские подходы соседствуют с конструктивистскими (чему, впрочем, приводится специальное обоснование в одной из глав). Кроме этого, из отдельных глав и разделов получились самостоятельные, зачастую имеющие мало общего между собой части - единого ли целого?

Речь идет о трех совершенно различных предметах или отдельных аспектах внутренней безопасности - преступности, страхе перед преступностью и контроле над преступностью. Кроме этого, каждый из этих аспектов рассматривается в своем общественном контексте: один в условиях реального социализма, другой - постсоциализма и третий - позднего капитализма. Этой сложностью конструкции была обусловлена трудность задачи рецензентов, которым пришлось с большими затратами труда и времени выявлять взаимосвязь между содержанием отдельных глава и информировать автора о найденной красной нити повествования. Понимая, что было бы наивно ожидать подобного от потенциального читателя, все же представляется допустимым предоставить на его усмотрение конструкцию или реконструкцию взаимосвязи между отдельными частями работы. Это потребует значительной творческой фантазии, поскольку работа в силу ее вышеназванных особенностей относится к чрезвычайно несуггестивным текстам, допускающим высшую меру контингентности в понимании и истолковании.

Предисловие

Последнее замечание представляется необходимым в связи с событиями, имевшими место с момента завершения работы. Эти события имеют самое непосредственное отношение к тематике работы и в своей сумме образуют процесс эскалации антигосударственного терроризма и государственного антитеррора. Внесение в текст каких-либо коррективов и комментариев в отношении этих событий и процессов, однако, не представляется целесообразным. С одной стороны, работа изначально была задумана и выполнена не как анализ конкретных эмпирических случаев, а скорее поиск неких концептуальных констант, способных лечь в основу анализа отношений внутренней безопасности в различных социально-культурных и пространственно-временных контекстах. С другой стороны, представленные в работе взгляды и подходы находят лишь дополнительное подтверждение в текущем развитии, которое могло бы стать предметом целого ряда новых работ иного, более злободневного плана на тему внутренней безопасности.

Содержание

–  –  –

Введение …………………………………………………………………… 1

А) Постановка вопроса: внутренняя безопасность в социальном контексте ….……………………………………………………………

Б) Последовательность аргументации и первый аналитический уровень: частные аспекты внутренней безопасности – преступность, страх перед преступностью и контроль над преступностью ……………………………………………….. 1

В) Второй аналитический уровень: анализ общества – поздний капитализм, реальный и постсоциализм …..……………………….. 1

Г) Третий аналитический уровень: "критика экономического 'разума'". Экономическая (ир)рациональность как источник проблемных тенденций развития внутренней безопасности в любых социальных контекстах ……………………………………

Д) Рефлексия идеологических предпосылок данной работы:

"Whose Side Are We ON? ………………………………………………

–  –  –

Summary The topic of this book is multidimensional: firstly, it considers the relationship of Internal Security to policing society. Secondly, it is about society itself, and, thirdly, it is concerned with the relation between the Internal Security and its broader social context. The structure is complex and therefore each of these issues is analyzed independently, the interconnections between different chapters requiring additional explanation.

The first dimension is a methodical and conceptual one: how we define Internal Security. This is considered as a matter of communication on the one hand; and as a process and its results, on the other hand. The next dimension consists of an analysis of particular aspects of internal security – crime, fear of crime, and crime control. The first of these aspects is analyzed from a positivist point of view, as the sum of actions defined by characteristics making them criminal (in the context of a socialist society). The second and third aspects – fear of crime under conditions of post socialist upheaval and crime control in the context of late capitalism – are subjects of a constructivist analysis.

The societal – analytical dimension started from dealing with the post- socialist upheaval:

1. To illustrate starting point of this post-socialist transformation process, some aspects of the soviet socialist past in the USSR are recapitulated.

2. Then follow considerations on conceptualising the current process of social transition for highlighting their contemporary aspects.

3. In the next step, some features of late capitalist societies are identified with the purpose of critically analysing current directions and future developments of post-socialist societies.

In doing so, a perspective is presented and explained, which is radically at odds with the hegemonic ways of thinking and the perspective of conventional modernisation.

In founding this scepticism attention is directed toward some "things in common" permeating relationships typical for both late capitalism and the socialist and post-socialism periods. It is assumed, that the officially practised ‘’lowering” of crime statistics, as well as oppressive and excessive totalitarian crime control, provide only partial explanations of the astonishingly low crime rates in the former USSR. The many social accomplishments of socialism, including the lower prevalence and incidence of crime, could be achieved through some approaches in social and economic policy – approaches now being hastily given up in order to break with the socialist development.

Recently, there has been an enormous and one-sided expansion of the opposite approaches typical of Western societies in late, high, or advanced modernity. One of the consequences of this is that these societies are loosing their recSummary ognition and legitimacy as the avant-garde of the modernization and social evolution: "the real existing politics and democracy" are "far away from their ideal type" (BAUMAN 2000: 125), and they seem to be sailing away further and further from it. These are some collateral effects of the victory of Western liberalism with its market economy over the socialist collectivism with its planned economy – the victory, which the so-called democratic world has been so anxious for and trying so hard to achieve for such a long time.

This victory is accompanied by the emergence of a risk society (BECK 1986), "the journey into late modernity" (YOUNG 2002: 263), “economic terror” (FORRESTER 1998), establishment of a consumer society (BAUMAN 1998a), dismantling of the welfare state etc. Moreover, it opened the way to the establishment of the concept and practice of Internal Security that are contrary to the social and political arrangements which made the victory possible.

Введение

А) Постановка вопроса: внутренняя безопасность в социальном контексте Вопрос о том, что можно понимать, и что понимается в данной работе под внутренней безопасностью, подлежит подробному рассмотрению в первой главе. Пока же, не вдаваясь глубоко в понятийные дебри и не исключая дальнейших возможностей решения вопроса о понятии внутренней безопасности, можно причислить к нему как предмету работы три аспекта:

преступность, страх перед преступностью и контроль над преступностью 1. Построение работы во многом определяется намерением, рассмотреть три названные аспекта в соответственно различных социальных контекстах - каждый в своем:

- Развитие статистически учтенной преступности в контексте реальносоциалистического общества;

- Факторы возникновения и развития страха перед преступностью и его значение как фактора социально-политического развития в условиях общества, переживающего постсоциалистическую трансформацию;

- Тенденции развития контроля над преступностью в условиях, определяемых как позднекапиталистические.

С одной стороны, речь идет о влиянии, порой определяющем, того или иного аспекта на развитие общества в целом. С другой стороны - об обратном влиянии того или иного социального контекста и относящихся к нему факторов на преступность, страх перед преступностью и контроль над преступностью. Обоснование и разъяснение такой исследовательской программы представлено, прежде всего, во введении и более конкретно - в отношении отдельных вопросов - посвященных им разделах.

То, что здесь и далее не пишется: "преступность, страх перед нею и контроль над1

нею" - не случайность. Под преступностью в данной работе - и в общественном дискурсе также, только с недостаточным осознанием этого факта - понимается совсем не предмет чувства, измеряемого и обсуждаемого в криминологии как страх перед преступностью. Это же касается контроля - контроль над преступностью направлен в действительности отнюдь не на регулирование процессов и отношений, служащих эмпирическим коррелятом понятия преступности, будь то в его обыденном или научном значении.

Первый аналитический уровень: аспекты внутренней безопасности

Б) Последовательность аргументации и первый аналитический уровень: частные аспекты внутренней безопасности - преступность, страх перед преступностью и контроль над преступностью Понятийно-методологические вопросы рассматриваются главным образом в первой главе, и, по мере необходимости - в последующих разделах. В первую очередь подлдежит определению понятие внутренней (безопасности, к которому относятся, с одной стороны, самые разноплановые обстоятельства проблемного и связанного с риском характера, с другой стороны - их специфическое (далеко не разноплановое) восприятие и реакция на них с применением средств государственно монополизированного и организованного насилия. Одновременно это такая реакция, в основе которой лежит определение проблем как относящихся к смысловой или проблемной сфере преступности. Понятийные соображения не являются самоцелью - в последующих главах предстоит неоднократно обращаться к ним и опираться на них в содержательном анализе.

Кроме этого, в первой главе представлены методические позиции по работе со статистическими данными о преступности. В целях наглядности при этом предстоит рассмотреть две частные проблемы такой работы и решить их "несколько иным" образом, т. е. отклоняющимся от конвенциональных, устоявшихся, удобных и привычных криминологических представлений. Одной из проблем является селективная (ин-)визуализация (/инвизибилизация, целенаправленное включение в поле зрения либо вытеснение из него, нем.: Invisibilisierung) преступности. Другая касается отношений между конструктивистскими и позитивистскими подходами в исследовании внутренней безопасности. При этом будет определена и собственная позиция в поле этих отношений либо же за их пределами - "по поводу конфликта между конструктивизмом и позитивизмом, но по ту сторону от того и другого, с позиций наблюдения второго порядка". В этой позиции не усматривается чего-либо принципиально нового или важного просто определение ее представляется необходимым во избежание возможных недоразумений по поводу того, что преступность в этой работе иной раз рассматривается как социальная конструкция, иной же раз как материал, из которого такая конструкция возводится.

Такие недоразумения могут возникнуть, прежде всего, в отношении второй главы, в которой относительно низкий уровень преступности бывшего советского общества интерпретируется как реальное социальное достижение. Это достижение рассматривается как (побочный) позитивный результат чрезмерного и в силу этого в целом дисфункционального подавления рыночных отношений. Тенденция к росту преступности и прочие несообразности реального социализма могут объясняться не только этим подавлением, но и, наоборот, тем, что рыночные отношения вопреки ему пробивали себе дорогу "по ту сторону" от официально установленного по

<

Введение

рядка, паразитируя на его диспропорциях. Отсюда можно сделать вывод общего характера о диалектике и нелинейном характере взаимосвязей между развитием экономики и преступности, причем как недостаточное развитие рыночной экономики, так и ее эксцессы имеют одинаково дисфункциональные последствия.

Для обоснования этого тезиса предпринимается анализ развития статистически учтенной преступности на протяжении пятидесяти лет. Несмотря на весь скепсис в отношении этих данных (и статистики в целом), они все ж таки позволяют с достаточной долей уверенности судить о наличии нескольких сменяющих друг друга фазах роста и снижения уровня реальной преступности. Эти фазы комментируются во взаимосвязи с синхронными им событиями и общими тенденциями развития реальносоциалистического общества. Для каждой из них предлагается несколько альтернативных объяснений, расположенных по большей части в континууме между двумя полярными решениями:

1) Изменение статистического уровня как следствие роста или снижения "реальной преступности" и;

2) Вариации статистического уровня вследствие изменений тенденций институциональной реакции на социальные проблемы и их статистического учета.

Третья глава начинается постановкой вопросов о понятии страха перед преступностью, его социальной обусловленности и отношений между объективно понимаемой (без-)опасностью и ее субъективным восприятием.

Далее будут предложены некоторые возможности ответа на эти вопросы.

Данные возможности выводятся из двух альтернативных перспектив, одна из которой имеет корни в традиции виктимологических опросов, а другая основана на концепции моральной паники. Дальнейшим шагом является сравнение предлагаемых этими перспективами решений. На базе краткой презентации полученных в 1993 г. в Санкт-Петербурге эмпирических данных устанавливается адекватность и эвристический потенциал того и иного решения для анализа влияния именно условий социальной трансформации на развитие страха перед преступностью. В дальнейшем более подробно рассматриваются некоторые из охватываемых понятием трансформации условий. Страх перед преступностью интерпретируется при этом как продукт специфического восприятия кризисных аспектов реальности "переходного периода". В порядке обратной связи такое восприятие способствует дальнейшему углублению кризиса.

Четвертая глава представляет собой вторичный анализ литературы о тенденциях развития внутренней безопасности в условиях позднего капитализма. Отправная точка рассуждений состоит в том, что важнейшие проблемы современного общества проявляют все меньше качеств и признаков, которые могли бы служить основанием для мнения об адекватности на

<

Первый аналитический уровень: аспекты внутренней безопасности

сильственно-карательных средств их решения. Поскольку, тем не менее, наблюдается тенденция к эксцессивному применению насилия государством, можно судить о противоречии между тенденциями развития проблем и подходов к их решению. Кроме этого, репрессивно-карательная тенденция характеризуется признаками частичной эрозии правовой и социальной государственности, а также демократии. Можно ли в этом случае вместо эрозии говорить о переосмыслении этих понятий и их новом определении, является отдельным предметом обсуждения.

Далее рост репрессивности рассматривается во взаимосвязи с рыночной либерализацией и дерегулированием, а также сложением государством с себя функций обеспечения всеобщего благосостояния и социальной помощи. Отправной точкой этих рассуждений служит выяснение отношений между репрессивной тенденцией и кризисными фазами экономического развития. Предполагается, что эти отношения оформляются как прямая взаимозависимость. В стабильной экономической ситуации, напротив, следует ожидать более гибких и мягких, опосредованных форм сохранения и укрепления отношений господства и осуществления власти, характеризуемых некарательными, ненасильственными и непринудительными управленческими подходами.

Продолжение и усиление репрессивной тенденции в контексте американского "экономического чуда" является "разочарованием" этих ожиданий. Когнитивной реакцией на это разочарование представляется рассмотрение репрессивной тенденции не во взаимосвязи с рецессивными явлениями, стагнацией и падением темпов экономического роста; и не в качестве непредвиденных и нежелательных побочных эффектов чрезмерного развития рыночных отношений, а как одной из основных компонентов этого развития. В числе прочего это означает, что, возможно, желая жить в социальном мире с более низким уровнем репрессивности, преступности и страха перед преступностью; с более полным и аутентичным воплощением принципов солидарности, демократии и правового государства, следовало бы удовлетвориться меньшим объемом и интенсивностью рыночных трансакций, темпами роста прибылей и потребления, оборотов, биржевых котировок, дивидендов на акции и т. п.

В заключительной части работы надлежит свести воедино содержание отдельных глав. Это достигается отчасти путем рассмотрения отношений между тремя частными аспектами внутренней безопасности - контролем над преступностью, преступностью и страхом перед преступностью. При этом выделяется одно из измерений этих отношений, которое проявляется и в реально- и в постсоциалистическом и в позднекапиталистическом контекстах. В этом измерении особенно ярко предстает значение внутренней безопасности одновременно как продукта и как фактора социального развития. Особое внимание уделяется взаимозависимости между некоторыми

–  –  –

аспектами экономического развития с одной стороны и преступностью, контролем над преступностью и страхом перед преступностью с другой стороны.

В) Второй аналитический уровень: анализ общества - поздний капитализм, реальный и постсоциализм Концентрация на взаимоотношениях между различными аспектами внутренней безопасности и ее различными же социальными контекстами предполагает не только обращение к последним с целью объяснения и понимания преступности, страха перед преступностью и контроля над преступностью. Аналитический замысел имеет и обратную направленность - рассмотрение различных аспектов и тенденций развития внутренней безопасности используется как путь более глубокого проникновения в суть того или иного социального контекста и повод для дискуссии о значении понятий вроде демократии, тоталитаризма, рыночной экономики, социального развития и т. д. Более того, данный уровень анализа включает имплицитные сравнения между альтернативными социальными системами и оформленные в виде компактных экскурсов рассуждения о смысле и протекании "постсоциалистической трансформации", а также о чертах сходства и различия между определяемыми как "реально-социалистические" и "позднекапиталистические" обществами. Эта аналитическая заявка предполагает выход далеко за пределы обозначенной как "внутренняя безопасность" темы в ее узком, собственном значении, причем предметом обсуждения становятся более общие обстоятельства политического и экономического характера.

В центре первоначального замысла находились главным образом понятие и процесс текущей постсоциалистической трансформации. В плане социального анализа цель второй главы состоит в актуализации предыстории этой трансформации. Не сформировав представления о реальносоциалистическом прошлом, невозможно сколь-нибудь обоснованно диагностицировать ее настоящее и прогнозировать дальнейшее протекание. Такое представление вряд ли будет достаточно глубоким, если оно основано на взгляде на реальный социализм только извне, с позиций конкурировавшей с ним и затем победившей либо же пережившей его социальной системы. На таком хлипком, подведенном лишь под правую половину концептуальной конструкции фундаменте можно возвести лишь до неприличия упрощенные схемы, внушающие представления о социализме как тупике исторического развития, провале цивилизации и отклонении от некоего "правильного" пути 2. Данная историко-философская позиция по праТакие формулы годятся для посредственного выполнения идеологических функций, эвристический же их потенциал находится в области отрицательных чисел. С

–  –  –

ву снискала себе массу нелестных эпитетов - "перевернутая с ног на голову телеология", "построенный 'от последствия' детерминизм", "старая идеологическая доктрина госсоциализма, взятая с противоположным знаком" и т.

д. (JOAS 2000: 67). Ставя знак равенства между понятиями реального социализма и сталинского тоталитаризма, не видя качественных различий между различными периодами советской истории, невозможно ни осмыслить ее текущее продолжение, ни внести какой-либо конструктивный вклад в грядущее. В данной работе осуществляется попытка реконструкции и создания базы для более глубокого понимания реальносоциалистического развития через призму одного из его измерений - преступности реального социализма.

Через призму другого измерения - страха перед преступностью - в четвертой главе обсуждаются современные признаки постсоциалистического развития. Целью при этом является, на базе анализа страха перед преступностью в условиях такого развития внести вклад в разработку понятия трансформации и концептуальной картины ее протекания. В пятой главе речь идет о возможностях дальнейшего развития этих процессов - в той степени, в которой конвенциональные представления и пожелания в отношении этого будущего, а также стратегия реформ определяется образом состояний и тенденций развития, обозначаемых как позднекапиталистические. Один из векторов этих тенденций должен быть реконструирован посредством анализа контроля над преступностью в позднекапиталистических обществах.

Некоторый оттенок теплоты и симпатии к социалистическому прошлому в сочетании с критической позицией в отношении противопоставляемой ему общественной системе не имеет ничего общего с ностальгическими настроениями автора. Недостатки реального социализма ему известны гораздо лучше, чем многим "критикам извне", причем из самых, что ни на есть первых рук - т. е. из собственного жизненного опыта. Это, однако, еще не является достаточным основанием для присоединения к хопредставленной в данной работе точки зрения, взгляд на действительность утрачивает последние черты научности в тот момент, когда речь заходит о некоем "правильном" цивилизационном пути, служащем шаблоном для суждений об уровне развития или прогресса того или иного общества. Предельно самоуверенные и пронизанные (бес-)культурным высокомерием, шаблонные представления такого рода могут быть использованы лишь в идеологических целях, скажем для оправдания применения государственного насилия против стран либо режимов, определяемых как неполноценные, не(до-)цивилизованные, недемократические и т. д. Или же для развития "тонкого осязания", позволяющего вопреки всем существующим международно-правовым нормам и соглашениям различать между "добрыми" бомбардировками НАТО в Косово и "злобными", к тому же далеко выходящими за пределы политической, правовой, военной и прочей необходимости военными действиями России в Чечне (JOAS 2000: 23).

Введение

ру критиков социализма и адвокатов капитализма и "либеральнодемократического" общественного строя. Пусть пение этого хора сладкозвучно и убедительно, однако же, было бы слишком тривиально, после победы этого строя над соперником продолжать петь псалмы его преимуществам и недостаткам проигравшей общественной системы. В первую очередь представители социальных наук могли бы употребить свое драгоценное время и интеллектуальную энергию в более целесообразном направлении, нежели открытие истин, хорошо известных и без их грандиозных усилий. Открывая такие истины, они рискуют к тому же попасть под диктат очевидного (нем.: Primat des Sichtbaren).

Апология реального социализма в данной работе имеет целью не отрицание его системных недостатков, а его "символическую деноминацию".

Отправной точкой для такой попытки является предположение, что реально-социалистическое общество и его центральные ценности - коллективизм, равенство, солидарность, сплоченность и т. д. - подвергаются огульной, чрезмерной и несоразмерной с действительными пороками прежней системы критике. Вместе с тем, господствующая нынче мода предполагает завышение символического курса капиталистическидемократического общественного строя с его ценностями свободы, индивидуализма, плюрализма, личных достижений и т. д. К действительным и бесспорным преимуществам здесь добавляются продукты идеологической коммуникации: страны реальной демократии являются прогрессивными в той мере, в которой существует вера в их прогрессивность. Данная работа призвана внести вклад в преодоление отклонений политических и идеологических котировок альтернативных концепций общества от их реальной стоимости, в формирование более сбалансированной позиции в отношении альтернативных ценностей.

Третий аналитический уровень: «Критика экономического ’разума’»

Г) Третий аналитический уровень: "критика экономического 'разума'".

Экономическая (ир)рациональность как источник проблемных тенденций развития внутренней безопасности в любых социальных контекстах Предметом дальнейшего анализа является еще одно проявление завышения символического курса. Похоже, что в политической коммуникации чрезвычайно переоценивается значение экономического роста и экономических достижений. Фиксированность политических стратегий на экономике и усугубляемая ею неравномерность экономического развития во времени и пространстве рассматривается как один из источников проблематичных тенденций в сфере внутренней безопасности. Во времена реального социализма быстрые темпы роста достигались репрессивными методами, посредством принудительного включения рабочей силы в производственную систему. Крайним проявлением такой инклюзивной практики являлся ГУЛАГ, а более умеренным - уголовная ответственность за тунеядство. Системой этой обслуживались геополитические амбиции советского руководства и самореферентные интересы мощных военно-промышленного и карательно-репрессивного комплекса. С одной стороны, в этом можно усматривать макро- или государственную преступность; с другой стороны, перманентный рост микропреступности с тем же основанием можно рассматривать как следствие развития, значительно перекошенного в пользу экономической составляющей. Поспешное внедрение рыночных отношений, опять же с целью ожидаемых от них экономических успехов, поддается интерпретации в качестве основы кризисных состояний постсоциалистической России. Страх перед преступностью и моральные паники как продукт субъективного восприятия и переживания этих состояний представляют собой, таким образом, опять же последствие осуществления фиксированных на экономики политических подходов. В позднекапиталистическом контексте экономический рост призван обслуживать, прежде всего, перманентно и безгранично растущие потребительские амбиции - в этом состоит условие политического успеха и шансов (пере-)избрания. Современная репрессивно-тоталитарная тенденция в демократиях западного образца служит, прежде всего, обеспечению условий для экономического роста.

Таким образом, критика экономики представляет собой плоскость, в которой сводятся воедино сами по себе достаточно разнородные тезисы отдельных глав. Она представляет собой красную нить, которая то более, то менее эксплицитно проходит через все повествование и в какой-то степени конституирует его целостность. Предметом критики является при этом не экономика как сфера деятельности или субсистема общества, а скорее господствующая в настоящее время экономическая идеология и

Введение

ментальность неолиберализма. Не рыночная организация хозяйственных отношений, трансакций и интеракций, а некоторые особенности коммуникации по этому поводу являются "красной тряпкой". К этим особенностям относится, в числе прочего, преувеличение значения экономического роста как условия всеобщего блага.

В действительности, современное экономическое развитие протекает таким образом, что в выигрыше от него оказываются все более узкие круги, общее же благо сиротливо ютится на задворках. В качестве дальнейших признаков и компонент рыночных верований подвергаются критике представления о взаимосвязи рыночной экономики и демократии; дерегулировании как средстве стимулирования экономики; давлении обстоятельств, исключающем политические меры, способные ухудшить региональный инвестиционный микроклимат и т. д.

Д) Рефлексия идеологических предпосылок данной работы: Whose Side Are We On?

Для снятия возможных недоразумений, имеет смысл в превентивном порядке пояснить некоторые особенности методологического осуществления представленного выше исследовательского замысла. В работе обсуждаются различные и разнообразные темы, каждая из которых вполне заслуживает стать предметом отдельного рассмотрения. Вместе с уже упомянутым выше выходом за собственные предметные рамки это обусловило необходимость взгляда на материал "с высоты птичьего полета". Возможно, что это привело к снижению аналитической точности и эмпирического обоснования отдельных аргументов: свысока многое расплывается и теряется из виду. С другой стороны, претензия на анализ трех различных и не обязательно связанных между собой аспектов внутренней безопасности - каждого в своем контексте - ведет к тому, что четыре главы оформляются как самостоятельные тексты, содержание которых, за исключением ряда эпизодических перекрестных ссылок, лишь в заключительной части приводится к общему знаменателю.

Предлагаемая работа не относится к исследованиям, направленным на установление и проверку эмпирических фактов. Такого рода исследования представляются чрезвычайно важными и имеют целью уточнение и конкретизацию таких фактов в различных национальных, социальных, (суб-)культурных и прочих контекстах; их подтверждение или опровержение. При этом может быть найдено достаточное количество доказательств одновременно и в пользу и против того или иного утверждения; или же одни и те же результаты могут интерпретироваться и как "pro" и как "contra". Все это остается за пределами данной работы. Эмпирические данные приводятся лишь изредка и не с целью сообщения фактографического знания. За цифрами, именами, датами, конкретными историческими собы

<

Рефлексия идеологических предпосылок работы: Whose Side Are We On?

тиями, официальными документами и прочими "твердыми фактами" следует обращаться к другим авторам. Здесь же такого рода информация используется лишь с целью генерирования и иллюстрации концептуальных положений 3.

Если, скажем, речь идет о тенденции к росту страха перед преступностью, в центре внимания находятся не эмпирические аргументы в подтверждение и против такой тенденции, а также не показатели ее темпов, уровня и т. д. Вопрос состоит в том, как такую тенденцию можно объяснить, исходя из данных условий, причем сопоставляются на предмет правдоподобия несколько объяснительных подходов - скажем, рассматривающих страх либо как реакцию на "рост преступности" либо как проявление "моральной паники". Поскольку темой является страх перед преступностью в условиях социальной трансформации, и речь идет о социологическом (а не, скажем, психологическом) анализе. Под правдоподобием понимается, прежде всего, пригодность к объяснению именно связанных с трансформацией социальных факторов развития данного феномена. Периодически рассматриваются политические и идеологические предпосылки и импликации альтернативных объяснений - или вопросы о том, кем и почему отдается предпочтение определенным подходам или постановкам вопросов, в то время как другие, заслуживающие не меньшего внимания, игнорируются в силу умысла или недомыслия.

Иллюстрация выдвигаемых в пятой главе тезисов преимущественно американскими примерами отнюдь не делает внутреннюю безопасность в США эмпирическим предметом работы. Этому предмету посвящен ряд исследований, к которым предстоит неоднократно обращаться. Направленность данной работы отличается от таких исследований тем, что речь вообще не идет о конкретном эмпирическом случае. Предметом является концептуальная картина отношений и тенденций внутренней безопасности на современном этапе в различных контекстах и "эмпирических случаях".

Сложность этой задачи усматривается в том, что предельно трудно, если вообще возможно, сказать нечто о преступности и других аспектах внутренней безопасности, что и действительно характеризует ее в различных общественных контекстах - и в то же время не является абстрактнопустопорожней формулой вроде утверждения об обратной взаимосвязи между интенсивностью контроля и уровнем преступности 4. Лишь для того,

Поскольку в первую очередь рассматриваются не подлежащие наблюдению факты,3

а само наблюдение и его результаты в виде "концептуально препарированных" фактов, можно говорить о принятии перспективы "наблюдения за наблюдением" (нем.

"Wie-Beobachtung" - LUHMANN 1995: 95).

Утверждение о такой взаимосвязи не только банально и бессодержательно, но и 4 приводится, как правило, бездоказательно. Есть, все-таки, и в нашу постсовремен

–  –  –

чтобы эта картина не показалась совершенно оторванной от реальности, порой для ее иллюстрации приводятся примеры из того или иного контекста. Это делается не для доказательства предположений либо установления каких-либо истин, а скорее для постановки вопросов и демонстрации приблизительных направлений, в которых можно искать ответ.

Направленность критических соображений на американские примеры не означает, опять же, что эта страна заслуживает больше критики, нежели какая-либо другая. Однако же вопросы, поставленные в пятой главе, возникли в ходе и на основе ознакомления с критической литературой, посвященной главным образом проблемам преступности и контроля над преступностью в США. Из этого отнюдь не вытекает, что обсуждаемые в этой главе обстоятельства проблемного характера представлены только лишь в территориальных пределах Соединенных Штатов. Возможно, они лишь более ярко и однозначно выражены в этой стране, чем где-либо еще. Или же они там более доступны для вторичного анализа благодаря тому, что стали предметом более интенсивного научного осмысления и обсуждения, чем в иных регионах мира - о репрессивности контроля над преступностью в Судане или, скажем, на Тринидаде-и-Тобаго написано наверняка существенно меньше работ, чем о том же феномене в США. Автор данной работы не намерен изменять сложившейся традиции, в рамках которой наблюдаемые в супердержаве события и процессы являются, наряду с той или иной национальной проблематикой страны исследователя, предметом особо пристального научного и вненаучного внимания, интереса, восхищения, беспокойства, раздражения, неприятия или агрессивной брезгливости. Так или иначе, обращение к американскому материалу обеспечивает наилучшие возможности в плане иллюстрирования разрабатываемой концептуальной модели.

Имеет смысл привести здесь еще одно обоснование для особого внимания, уделяемого в данной работе отношениям в Соединенных Штатах. "Оставшаяся в едином числе супердержава" в силу своего гегемониального статуса располагает наилучшими возможностями влияния на происходящее в других регионах мира и экспорта в эти регионы собственных тенденций развития. Подобно тому, как в свое время социалистический строй и плановая экономика навязывались государствам восточного блока посредством прямых директив, в настоящее время навязывается капиталистический строй и рыночная экономика. Однако осуществляется это более тонкими методами - в частности, путем представления этих форм как "естественных", само собой разумеющихся, отвечающих некоей абстрактной "сущности человека" и возникающих в эмерджентном порядке без всякого ную эпоху самоочевидные вещи, которые не нуждаются в доказательствах - как в свое время факт вращения солнца вокруг земли.

Рефлексия идеологических предпосылок работы: Whose Side Are We On?

навязывания там и тогда, где насильственно не навязывается противоположное. В действительности же происходит экспансия шаблонных представлений, а также социальных, политических, экономических технологий и организационных форм посредством символической коммуникации, экспорта материальных и нематериальных ценностей, или же экономического давления в направлении структурной адаптации, которое лишь частично оформляется эксплицитно в директивах Всемирного банка и МВФ.

Говоря о неких доминантах развития внутренней безопасности в мировом масштабе, можно ожидать, что в своей наиболее ярко выраженной форме она будет представлена в государстве, в наибольшей степени определяющем глобальные тенденции. Тем более что с момента крушения социализма, как это принято полагать, отсутствует альтернатива этим тенденциям. Проблематичные стороны "безальтернативного" развития следует рассматривать на примере, который конвенционально считается аутентичным, представительным и образцовым для такого развития, не сводя их в смысле теории реликтов и переноса к "атипичным случаям" и "особым путям" (нем.: Sonderweg), остаткам "докапиталистического, капиталистического, социалистического и какого бы там ни было прошлого", влияния "враждебного капиталистического либо антидемократического окружения".



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 

Похожие работы:

«S/2012/838 Организация Объединенных Наций Совет Безопасности Distr.: General 14 November 2012 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Демократической Республике Конго I. Введение 1. Настоящий доклад представляется во исполнение резолюции 2053 (2012) Совета Безопасности. В пункте 28 этой резолюции Совет просил меня представить к 14 ноября 2012 года доклад о прогрессе, достигнутом на местах в Демократической Республике...»

«Аннотация В данном дипломном проекте была разработана релейная защита и автоматика подстанции «Кантаги» в южно казахстанской области, показаны основные причины замены на оборудование нового поколения. Составлена схема замещения сети, выбрано силовое оборудование, а также оборудование релейной защиты. Выполнены графические схемы, подтверждающие основные направления дипломного проекта. Также рассмотрены вопросы экономики и безопасности жизнедеятельности. Annotation This diploma thesis is devoted...»

«Секционные заседания Секция № 3 «Методы и результаты экспериментальных исследований в области радиационной защиты и радиационной безопасности». д.ф.-м.н. Мадеев Виктор Георгиевич Председатель секции: к.т.н. Уксусов Евгений Иванович Сопредседатель секции: 23 сентября 2015 года Дата проведения заседания: НОУ ДПО «ЦИПК Росатома»Место проведения заседания: (г. Обнинск, ул. Курчатова, д.21) Список презентаций Докладчик Название доклада Организация, должность № стр. Алексеев Александр Григорьевич,...»

«Аннотация В данном дипломном проекте была разработана релейная защита и автоматика подстанции «Шу». Составлена схема замещения сети, выбрано силовое оборудование, а также оборудование релейной защиты. Выполнены графические схемы, подтверждающие основные направления дипломного проекта. Также рассмотрены вопросы экономики и безопасности жизнедеятельности. Annotation This diploma thesis is devoted to research of relay protection and automation of «Shu» substation. There are equivalent circuits...»

«Артикул(в товаре) Автор Название (товара) Издательство (одно из.) Страниц Год Цена Безопасность беспроводных сетей : [справ. изд.] / С.В. Гордейчик, В.В. Дубровин. М. : Горячая линия-Телеком, 2008.288 с. : ил.; 60x90/16. 1000 экз. ISBN 978-5-9912-0014-1 (в обл.) ### Гордейчик С.В. Горячая линия-Телеком2008 ### 264,00р. Безопасность в дорожно-транспортных ситуациях : пособие для учащихся 10-11 кл. / А.Л. Рыбин, Б.О. Хренников и др. М. : Просвещение. ISBN 978-5-09-016144-2 ### Рыбин, А.Л....»

«. 15-16/4-6789 ГП НАЭК ОП ЮУАЭС Южно-Украинская АЭС. Энергоблок №2. ОППБ. «Комплексный анализ безопасности» 23.2.95.ОППБ.00 стр.4 СОДЕРЖАНИЕ 1 ПЕРЕЧЕНЬ СОКРАЩЕНИЙ 2 ВВЕДЕНИЕ 3 БАЗОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ЦЕЛИ И ЗАДАЧАХ ОППБ 4 РЕЗУЛЬТАТЫ ОЦЕНКИ ФАКТОРОВ БЕЗОПАСНОСТИ 4.1 Фактор безопасности № 1 «Проект энергоблока» 4.2 Фактор безопасности № 2 «Текущее состояние систем, сооружений и элементов энергоблока» 4.3 Фактор безопасности № 3 «Квалификация оборудования» 4.4 Фактор безопасности № 4 «Старение...»

«Окончательный отчет о проведении уполномоченными органами государств-членов Таможенного союза работы по изучению эффективности инспекционной системы ветеринарной службы Украины по обеспечению гарантий безопасности продукции животного происхождения, предназначенной для поставок на территорию государств-членов Таможенного союза, и инспекции украинский предприятий по производству продукции животного происхождения, в том числе рыбоперерабатывающих предприятий, заинтересованных в поставках своей...»

«Адатпа Бітіру жмысы «№104 110/10/10 кВ 2*40 МВА осалы стансаны релелік оранысы» таырыбы бойынша орындалан. Жмыста осалы стансаны принципиалды слбасы, трансформаторды уаты жне кштік ондырылары тадалынан. осалы стансаны элементтері мен 110 кВ кернеу жаындаы желілерге релелік ораныс жне автоматты рылы бойынша есептеу жасалынан. Сызбалы блімдер бітіру жмысыны басты баытын длелдейді. Бітіру жмысыны экономикалы блімінде осалы стансасыны айта руды экономикалы баасы жасалынан. Жне міртіршілік...»

«MI4HEPHAYKI4 POCCI4I4 Oe4epanrnoe rocyAapcrBeHuoe aBToHoMHoe o6pasoaareJrbHoe Bbrc[rero o6paronanux frpex,4eur,re (Io)ItHbIft oEAEpAJIbHbIfi VHzeBpcI4TET)) Ara4eurax (prEsuuecxoft xylrryprr rr crropra qeroBeKa 6egonacuocru Ka(peapaoxpaHbr3AopoBbfl r,r flpoperrop 8.4.,ar'qf (o.u.o) dc 20/-f PABOqA_fl IIPOIPAMMA AIICUUIIJTTIIIbT dE3O[IACHOCTb XI43HEAE-5ITEJIbHOCTI4) flporparrauapaspa6orana: BonAunB.I4., 4.n.n., npo$eccop Ilonouapena14.A.,K.M.rr.,AorIeHr Xep4ena T.O., cr.npe[oAaBarenb...»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» (С3.В.ДВ.3.1) реализуется как дисциплина по выбору вариативной части блока «Профессионального цикла» Учебного плана специальности – 40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. Учебная дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» нацелена на формирование у обучающихся знаний о сущности, исходных понятиях, задачах, принципах и правовой основе...»

«КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И МОДЕЛИРОВАНИЕ 2015 Т. 7 № 4 С. 951969 МОДЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМ УДК: 519.876.2 Национальная безопасность и геопотенциал государства: математическое моделирование и прогнозирование В. В. Шумов Отделение погранологии Международной академии информатизации, Россия, 125040, г. Москва, Ленинградский проспект, д. 3/5 E-mail: vshum59@yandex.ru Получено 20 марта 2015 г. Используя математическое моделирование, геополитический, исторический и естественнонаучный...»

«ДАЙДЖЕСТ УТРЕННИХ НОВОСТЕЙ 12.11.2015 НОВОСТИ КАЗАХСТАНА Глобальная инициатива Н.Назарбаева обсуждена на переговорах представителей РК и КНР по вопросам безопасности Т.Кулибаев пообещал решить вопрос приобретения нового оборудования для антидопинговой лаборатории Нацбанк обнародовал данные об обесценивании тенге ГПИИР: Казахстанский вуз подписал соглашение с университетами Великобритании и Франции В Астане обсудили вопросы соблюдения норм государственного языка. 5 Казахстанские кинофильмы...»

«СОГЛАСОВАНО: УТВЕРЖДАЮ: Заместитель главы администрации Директор МАОУ «Средняя Губкинского городского округа общеобразовательная школа № 1 с углубленным изучением отдельных предметов» города Губкина Белгородской области _ С.Н.Жирякова _ Г.И.Колесникова «_» _ 2013 года «_» _ 2013 года СОГЛАСОВАНО: Начальник ОГИБДД ОМВД России по г. Губкину _ О.А.Бантюков «_»2013 года ПАСПОРТ дорожной безопасности образовательного учреждения Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение «Средняя...»

«АНАЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Роль физической культуры и спорта в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ К ПАРЛАМЕНТСКИМ СЛУШАНИЯМ 24 АПРЕЛЯ 2015 ГОДА МОСКВА • 2015 Аналитический вестник № 14 (567) Настоящий выпуск Аналитического вестника подготовлен по итогам заседания Научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации на тему «Роль физической культуры и спорта в обеспечении национальной безопасности...»

«Лукин А.Л. Теория комплексов региональной безопасности. 7 УДК327 Лукин А.Л. Теориякомплексоврегиональнойбезопасности иВосточнаяАзия TheRegionalSecurityComplexTheoryandEastAsia В статье рассматриваются основные положения теории комплексов региональной безопасности Б. Бузана и О. Вэвера. Основной акцент сделан на рассмотрении этой теории применительно к Восточной Азии. Высоко оценивая методологический потенциал теории Бузана-Вэвера, автор статьи предлагает дополнить ее некоторыми коррективами и...»

«Приложение 1 к приказу ректора ФГАОУ ВО КФУ им.В.И. Вернадского» от «_» 2015г. № ПОЛОЖЕНИЕ ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ЗАЩИЩЕННОСТИ ОБЪЕКТОВ ФГАОУ ВО «КФУ им. В.И. Вернадского» С МАССОВЫМ ПРЕБЫВАНИЕМ ЛЮДЕЙ 1. Система обеспечения безопасности помещений, объектов инфраструктуры ФГАОУ ВО «КФУ» Общие положения 1. Настоящие Положение определяет порядок обеспечения антитеррористической защищённости объектов Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего...»

«УЧЕБНЫЙ ПЛАН ОБУЧЕНИЕ ПО ОХРАНЕ ТРУДА руководителей и специалистов, работников служб охраны труда организации Цель: получение слушателями знаний, отвечающих требованиям охраны труда, и необходимых для их практической деятельности. Категория слушателей: руководители организаций, заместители руководителей организаций, в том числе курирующие вопросы охраны труда, заместители главных инженеров по охране труда, работодатели физические лица, иные лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью....»

«Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Липецкой области «Специальная школа-интернат с. Вторые Тербуны» Публичный доклад 2014 -2015 годы 1. Общая характеристика образовательного учреждения, условия его существования.2. Состав воспитанников.3. Структура управления школы-интерната.4. Условия осуществления образовательного и воспитательного процесса:А) Материально-техническая база.Б) Кадровое обеспечение. 5. Режим проживания. Организация питания. Обеспечение безопасности. 6....»

«Главное управление МЧС России по г. Санкт-Петербургу Территориальный отдел по Выборгскому району АНАЛИЗ по итогам служебной деятельности Территориального отдела по Выборгскому району Управления гражданской защиты Главного управления МЧС России по г. Санкт-Петербургу за 2012 год Содержание Общие положения 1. 3-5 Оперативная обстановка. 2. 5-8 Выполнение функций по управлению гражданской обороной. 3. 9-14 Состояние и готовность системы управления, связи и оповещения 15-17 4. к выполнению задачи...»

«ЭВОЛЮЦИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ РОССИЙСКУЮ МИССИЮ В АРКТИКЕ В.Б. Митько, Президент Арктической общественной академии наук, председатель СПб отделения секции Геополитики и безопасности Российской академии естественных наук, д.т.н., проф., Санкт-Петербург Существует безусловная необходимость активного и конструктивного сотрудничества государства, науки, промышленности и предпринимательского сообщества в целях формирования и реализации единой стратегии инновационного развития...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.