WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |

«Валентин Гольберт Предисловие Предисловие В основу этой работа легла докторская диссертация, защищенная автором в 2001 году на факультете социальных наук г. Гамбурга и в далньнейшем ...»

-- [ Страница 10 ] --

(GILINSKIY 2000: 138 ff.). Можно спорить о том, существовали ли и в каком масштабе эти явления уже во времена реального социализма "по ту сторону агитационно-пропагандистской реальности". Вместе с тем, не подлежит сомнению, что реальные возможности самоопределения в качестве "нищего" возникли лишь в период постсоциализма, зато сразу для широчайших слоев населения. С образованием низшего социального слоя возникает группа повышенного риска в отношении как криминализации, так и виктимизации. На этот счет существуют твердые криминологические данные, и столь же твердо задокументирована повышенная склонность этого социального слоя к развитию страха перед преступностью.

К формированию низшего слоя вели процессы, о которых шла речь во 2-ей главе, прежде всего - приватизация прежней общенародной собственности. Официально приватизация была направлена на создание класса собственников или средний слой, который и появился в итоге на авансцене социальной жизни в виде так называемых новых русских. Стремительно растущая дифференциация доходов имела следствием эффекты относительной депривации, которую можно определить как самый общий фон тенденции к росту уровня страхов и беспокойств. Стандарты, запросы и конвенциональные представления об успешности были привязаны к уровню потребления выигравших от модернизации, и вместе с этим уровнем они устремились в заоблачные выси. В то же время, реальные возможности широких масс населения неуклонно сокращались. С одной стороны, мно

<

Страх перед преступностью: кризисное самоощущение общества

гие не могли уже позволить себе отпуск в Крыму, как в прежние времена.

С другой стороны, в качестве дополнительного основания для развития фрустрации и комплексов неполноценности добавилось отсутствие возможности следовать примеру соседа, систематически посещающему Флориду.

Одним из последствий глобализации следует считать следующее:

страны, которые находятся в авангарде так называемой модернизации, задают стандарты потребления, служащие ориентиром для потребительских запросов во всем остальном мире (MARTIN & SCHUMANN 1996: 27 ff.). Из США и Западной Европы в этот остальной мир, включая постсоциалистические страны, экспортируются не только правовое государство и демократия, но и представления о "надлежащем" или "достойном" уровне потребления. Как бы то ни было, возможности для удовлетворения таких запросов для большей части населения не поставляются в том же экспортном пакете - тем хуже для этого большинства, получающего тем самым дополнительное основание для неудовлетворенности и разочарованности жизнью.

Вряд ли можно утверждать, что лишь некоторые группы населения, например, женщины и пожилые люди, затронуты кризисными явлениями.

Также и молодые, собственно и те, кого причисляют к выигравшим от процесса догоняющей модернизации, не остались не затронуты мощными потрясениями и турбуленциями и испытали чрезвычайные перегрузки. Вне зависимости от индивидуального баланса шансов и рисков, потерь и приобретений, каждый был вынужден бесконечно приспосабливаться к изменяющимся условиям, и результаты вчерашних приспособительных усилий уже сегодня устаревали. Трансформация состояла, помимо прочего, в столь быстром и безоглядном разрушении традиции, что функциональные потери не могли быть компенсированы инновацией. Вызванные всесторонним разложением старого порядка аномические состояния абсолютно не поддавались рациональному анализу, так что результаты собственных действий и решений становились совершенно непредсказуемыми. Личные ситуации и судьбы представали в этом свете как неконтролируемые, что имело следствием ощущение бессилия. Данные субъективные состояния систематически служили материалом для психической переработки в страх перед преступностью. Вызванные восприятием реальности состояния души были, таким образом, тем сырьем, которому под действием индивидуальных психических, идеологических и прочих факторов придавалась форма страха перед преступностью.

Как может происходить эта переработка, в которой вытекающие из восприятия кризиса диффузные чувства дискомфорта направляются на фигуру преступности, было в общих чертах представлено выше при интерпретации эмпирических данных. Без повторения этих заметок и воспроиз

<

Страх перед преступностью как социальная проблема

ведения обширной литературы по генезису моральных паник, следует указать на один из результатов трансформации диффузного беспокойства в моральную панику.

Этим результатом является снижение уровня сложности и неопределенности. Происходит идентификация действительно или мнимо ответственных за кризисные состояния, а сопутствующие этим состояниям риски и опасности представляются поддающимися локализации, нейтрализации или ликвидации; есть некто, против кого можно и нужно бороться. Источник дискомфорта связывается с индивидуально вменяемым и морально упречным поведением (будь то политиков, новых русских, чеченцев или не определенных конкретно преступников). И мир, вопреки всем его безобразиям, предстает все-таки в несколько более пристойном, удобном и понятном виде: "некомфортный мир всегда предлагает комфортные объяснения" (LUHMANN 1991: 76).

Особенно тяжко кризисные состояния сказались на положении пожилых людей. Сначала они стали жертвами мошенничества со стороны государства, представленного такими же пожилыми людьми, только на более высоких должностных позициях и молодыми реформаторами. Привязка национальной валюты к доллару и либерализация цен привели к обесценению их пенсий и сбережений и сокращению их рабочих мест. Возникший в качестве одного из продуктов реформы класс финансовых капиталистов сделал все возможное для продолжения намеченного курса реформ, в ходе ряда скандальных пирамидных афер мошеннически отняв у малоимущих слоев населения последние сбережения. Можно себе представить, насколько трудно для пожилых людей начинать в таких условиях все заново, если принять во внимание хотя бы совершенно тривиальное предположение о снижающейся с возрастом способности к обучению. При этом речь идет не просто об адаптации или же переориентации в техническом или профессиональном смысле, но и о том, что одновременно с пенсиями были обесценены их знания и жизненный опыт. Они оказались не в состоянии, ни поддержать молодое поколение материально124, ни научить его эффективным стратегиям решения проблем. На фоне усердного и зачастую огульного идеологического поливания грязью прошлого, ощущение собственной невостребованности и излишнести не могло не привести к глубокому кризису самооценки и -идентичности старшего поколения.

Следует учитывать, что все сказанное относится к группе населения, для которой характерно особое отношение к воображаемым или пережиТакаяподдержка относится к устоявшимся образцам межпоколенных отношений, поэтому неспособность к материальной поддержке детей до 50-летнего возраста чревата ощущениями нечистой совести, невыполнения родительского долга, несостоятельности в роли родителей и т. п.; кроме этого, непониманием со стороны детей, чувствующих себя обманутыми в своих лучших сыновне-дочерних чувствах и законных претензиях и ожиданиях.

Страх перед преступностью: кризисное самоощущение общества

ваемым опасностям виктимного характера и преступности как символу угрозы. Эту особенность можно пояснить на фоне сравнения между восприятием одинакового в материальном отношении виктимного опыта, например, получения обиды или легких телесных повреждений, 20-летней жертвой с одной стороны и 60-летней - с другой. При этом речь идет лишь в последнюю очередь об уязвимости в физическом смысле, гораздо интереснее культурное значение обеих ситуаций. Пожилые люди, по всей видимости, имеют обыкновение, серьезнее воспринимать связанные с преступностью проблемные ситуации как абстрактного, так и конкретного характера. В то же время страхи и беспокойства молодых людей в меньшей мере привязаны к понятию преступления, к представлению и переживанию связанных с этим понятием ситуаций125. Это является еще одним элементом объяснительной модели более отчетливо выраженной склонности пожилых людей к развитию страха перед преступностью и морально-панических настроений (см. раздел 3.1.2.2. этой главы). В ситуации социальной трансформации, таким образом, сливаются и взаимоусиливаются два фактора, содействующие развитию таких настроений. Именно та возрастная группа наиболее сильно задета кризисными явлениями, которая обладает наиболее ярко выраженной склонностью к субъективной переработке вызываемого такими явлениями дискомфорта в страх перед преступностью.

Отсюда вытекает дополнительное объяснение развития страха перед преступностью в контексте постсоциалистической трансформации общества. Даже не принимая во внимания специфику трансформации, можно предположить следующее. Вне зависимости от уровня реальной преступности, страх перед преступностью достигнет тем более высокого уровня, чем 1) выше доля старших возрастных групп в населении и 2) ниже уровень жизни. Первое условие относится самым прямым образом к позднекапиталистическим обществам с высокими уровнем жизни и значением среднестатистического ожидания ее продолжительности. Тенденция к развитию страха перед преступностью слабее выражена, чем в охваченных трансформацией обществах, поскольку не выполняется второе условие Исключение из этого правила представляет собой восприятие сексуальных преступлений женщинами - опасность сексуальной виктимизации более серьезно воспринимается молодыми женщинами. Более высокий уровень страха молодых женщин перед сексуальными преступлениями объясняется, видимо, культурно обусловленными различиями в восприятии этой опасности в разном возрасте, а отнюдь не более высоким риском виктимизации в молодом возрасте. Выявленная в представленном выше исследовании, а также БЕЕРСОМ (BOERS 1991: 245, 258) взаимосвязь между сексуальным виктимным опытом и страхом перед сексуальными преступлениями представляется, в отличие от предложенной БЕЕРСОМ (там же) интерпретации, ложной корреляцией, опосредованной возрастной переменной.

Страх перед преступностью как социальная проблема

старшие поколения являются одновременно наиболее благосостоятельными, что представляет собой мощный фактор снижения страха.

Рассматривая страх перед преступностью как адаптационное явление, следует ожидать некоторого снижения страха по мере вступления общества в поздние фазы трансформации. На этих фазах утверждается уже в общих чертах новый общественный порядок. Процессы приспособления к этому порядку уже почти завершены, и пожилые люди выработали свои собственные, зачастую очень изощренные стратегии выживания. Вносящее сумятицу в дела и мысли действие структурных факторов, в итоге порождающих страх перед преступностью, вполне может ослабевать с течением времени. К этому добавляется стабилизация развития реальной преступности, о чем было высказано предположение в разделе 2.3.3. Тем самым преступность уже в меньшей степени "предлагает себя" в качестве объекта соотнесения для страхов и беспокойств различного рода. Рассмотрение дальнейшего развития в направлении стабилизации, однако, выходит за пределы предмета данной главы.

В заключение данной главы, имеет смысл обратиться к концепции страха перед преступностью как побудительного фактора к усилиям по адаптации в иной взаимосвязи. К особенностям нового социального порядка относится повышение роли личной ответственности и инициативы наряду со значительным купированием столь привычных ранее попечительски-патерналистских функций государства. В этих условиях следует учиться, самому заботиться об устройстве целого ряда аспектов жизни (EWALD et al. 1994: 92-93). Возможно, что наиболее сильный импульс к этому процессу обучения исходит от самовосприятия как "собственной безопасности кузнеца". При этом частичная передача в ведение граждан традиционной государственной функции обеспечения безопасности с особой недвусмысленностью дает понять, что отныне граждане свободны и в силу этого должны защищать себя сами.

Поскольку за страхом перед преступностью в качестве фактора и рычага адаптации признается некоторая функциональность, постольку возникает вопрос о границах этой функциональности. Имеются в виду предельные значения, превышение которых превращает страх в дезадаптивный фактор возгонки беспокойства до степени истерии и распространения иррациональных образцов поведения и решения проблем. Этот вопрос приобретает особое значение в связи с дальнейшим аспектом кризиса, также имеющим отношение к моральным паникам.

До сих пор обсуждался только аспект, связанный с социальным падением и восприятием такой перспективы. Теперь же, предвосхищая материалы 4-й главы, имеет смысл заострить внимание на институциональном кризисе и политическом бессилии. Это бессилие порождает тенденцию, реагировать на проблемы легитимации популистскими мерами - например, государственным управлени

<

Страх перед преступностью: кризисное самоощущение общества

ем репрессивно-карательными методами. Репрессивная тенденция политиков вместе с истерическими настроениями общественности образуют своего рода замкнутый круг взаимоусиливающих факторов. Эти процессы маркируют развитие в направлении тоталитаризма и расчищают путь для такого развития. Особенно опасной ситуация становится при наличии дополнительных факторов, например, "веймарского синдрома", возникшего на почве распада государства, воспринимавшего себя прежде в качестве сверхдержавы.

Современная ситуация в России может внушать беспокойство в силу наличия названных факторов тоталитарного развития. Основания же для оптимизма можно видеть, напротив, в том, что тоталитарная тенденция и при столь благоприятных условиях проявляет себя достаточно слабо и неуверенно. Это косвенно указывает на внутрисистемные факторы сдерживания тоталитарного развития, под чем отнюдь не подразумевается действительное или мнимое становление демократической системы либо же "неуверенный путь России к правовому государству" (LUCHTERHAND 1999).

Скорее речь идет о том, что даже в этих условиях не сумела упрочить свои политические позиции и приобрести заметный политический капитал в форме симпатий населения ни одна заслуживающая упоминания лево- или правопопулистская партия. Время популярности ВЛАДИМИРА ЖИРИНОВСКОГО и его правопопулистской ЛДПР было отмерено весьма скупо и пришлось на кульминацию трансформационных потрясений и моральнопанических настроений в начале 90-х гг., что является дополнительным косвенным указанием на роль таких настроений как фактора тоталитарного развития.

Взаимосвязь между страхом перед преступностью, пунитивностью (карательными притязаниями) и симпатиями в пользу правопопулистских партий до сих пор не была выявлена с достаточной степенью надежности.

Имеются эмпирические данные как в пользу, так и против такой взаимосвязи (LANGWORTHY & WHITEHEAD 1986: 577, 585 f.; BOERS & SESSAR 1991:

147). Помимо этих данных, имеются некоторые основания для предположения, что такая взаимосвязь особенно характерна для среднего класса в том случае, когда фундамент его материального благополучия начинает колебаться. Болезни "страха перед падением" подвержены в первую очередь не беднейшие члены общества, а скорее как раз представители среднего класса. Развитию этой болезни благоприятствует не столько пережитое падение, после которого уже нечего терять, а скорее падение воображаемое, предполагаемое, ожидаемое и предвкушаемое (EHRENREICH 1994).

Тенденция к развитию праворадикальных политических установок пробивает себе путь особенно неукротимо, если достигнутый за короткий промежуток времени уровень достатка действительно или мнимо оказывается под угрозой (DAVIS 1999: 152 ff.; MARTIN & SCHUMANN 1996: 235 ff.).

Страх перед преступностью как социальная проблема

Эти соображения еще раз побуждают к сомнениям в ожиданиях относительно социально-структурных эффектов внедрения рыночной экономики в России. К этим эффектам относится становление класса собственников - процесс, запущенный приватизацией народной собственности и подпитываемый средствами из западных кредитов. Из этих средств, по всей видимости, финансировалась стратегия установления и поддержания финансовой стабильности Центробанком в 1995-98 гг. При этом массы свободно конвертируемой валюты систематически сбывались Центробанком на валютной бирже, чем искусственно смещалось в пользу рубля соотношение спроса и предложения и поддерживался его стабильный обменный курс. Прежде всего, это способствовало спекулятивному обогащению класса предпринимателей - например, за счет участия в поступлениях от импорта продовольствия и предметов потребления. Импорт этот был возможен (т. е. экономически целесообразен) благодаря искусственно завышенному курсу рубля, который, однако же, препятствует развитию отечественного производства.

Одним их негативных последствий этого является необходимость выплачивать проценты на кредиты из государственного бюджета, т. е. за счет всего населения (отчисляющего таким образом платежные средства из и без того скудных и выплачиваемых с задержками пенсий и зарплат) - при этом речь идет о кредитных средствах, инвестированных в создание среднего класса. Тем самым еще более обостряются социально-деструктивные эффекты и кризисные явления в процессе социальной трансформации. Еще один побочный эффект заключается в становлении социального слоя, представители которого, соответственно вышеизложенным соображениям, особо подвержены правопопулистским настроениям, если они в связи с определенными кризисными явлениями видят свои скороспелые состояния в опасности. Класс, который при условии стабильного развития126 должен играть роль гаранта рыночных и демократических реформ, выступает носителем антидемократических тенденций в случае кризисного развития.

Вопрос, в какой степени эти предположения нашли подтверждение в реакции среднего класса на финансовый кризис в августе 1998 г., выходит за предметные рамки данной работы.

126 Такое развитие в любом случае никем не гарантировано, и в условиях либерализации международных финансовых рынков скорее маловероятно.

4. Контроль над преступностью в контексте позднего капитализма: тенденции, диагнозы и прогнозы К предмету данной главы относится, с одной стороны, контроль над преступностью как один из аспектов внутренней безопасности. С другой - общественное развитие, определяемое как позднекапиталистическое. Как и в предыдущих главах, здесь не ставится цели создания полной концептуальной картины.

Понятием позднего капитализма в данной работе прежде всего номиналистически обозначаются состояния и тенденции развития общества, конвенционально ассоциируемые с целевыми представлениями о процессе догоняющей модернизации. Эти состояния и тенденции представлены ситуацией в так называемых развитых индустриальных странах в период после крушения социалистической системы. Предполагается, что именно ее крушение явилось вкладом в развитие некоторых особенностей и признаков развития, конституирующих собственно понятие позднего капитализма и подлежащих обсуждению в дальнейшем. Однако же генезис этих признаков не ограничивается последствиями завершения противостояния Востока и Запада. Они обозначились достаточно четко независимо от этого завершения и задолго до него, крушением же социалистической системы было лишь дополнительно ускорено их развитие.

Итак, речь идет об обществах Западной Европы и Северной Америки в качестве пионеров процесса модернизации в период с начала 80-х гг.

Главенствующие тенденции их развития при этом подвергаются логической экстраполяции, результатом чего должен явиться не прогноз, а одна из возможных моделей дальнейшего развития (в случае, если не будет принято балансирующих политических мер, имеющих целью некоторое ограничение этих тенденций). Национальные особенности при этом не имеют значения с точки зрения общего аналитического замысла и в силу этого игнорируются.

В 3-ей главе предметом рассмотрения была традиция общественного развития, характеризуемая преобладанием коллективистски-солидарных ценностей и плановой экономики. Теперь же речь идет о традиции, для которой, в отличие от вышеназванной, характерен примат индивидуалистически-либеральных ценностей и рыночной экономики (более систематическое противопоставление двух названных традиций см. в OFFE 1994: 11 ff.).

С представленной в данной работе точки зрения, в настоящий момент происходит значительное усугубление этого "примата", порой переступающего границу между простым преобладанием и гротескной диспропорцией.

Контроь над преступностью в контексте позднего капитализма Обозначение представляющих доминантную тенденцию обществ как "западных" было бы сомнительным, поскольку определение социальных понятий путем привязки их к неким пространственно-географически определенным формам представляется далеко не наилучшим дефиниционным решением. Столь же сомнительным является определение этих обществ с помощью атрибута "развитые", имеющего положительное нормативное значение. Это предполагало бы существование неких "недоразвитых" обществ. Вместе с тем, нельзя исключить, что по ряду параметров (игнорируемых в большинстве аналитических схем в силу "примата видимого" BOURDIEU 1998: 77), стигматизированные как "недоразвитые" общества находятся впереди тех, что конвенционально относятся к развитым. Или даже парадоксальным образом превосходят последние в том плане, что "отстали", не так далеко зашли или не вносят такого вклада в движение по пути, ведущему к социальной катастрофе или коллапсу глобального масштаба. Ввиду этого ранжирование обществ по одномерной шкале "развитыйнеразвитый" выглядит как недопустимое упрощение действительных отношений при попытке создания их концептуальной картины 127. В основе этого упрощения лежит упомянутый выше примат видимого, обусловленный недоразвитостью мышления в категориях амбивалентности и склонностью к репродукции мнимых самоочевидностей и псевдомудростей обыденного знания. Данные качества вряд ли способствуют выполнению социальными науками своих социальных функций, однако же, отнюдь не препятствуют их успешности в качестве идеологического маркетинга.

Применение понятий постмодернизма и постфордизма также не отвечает нацеленности данной работы. Первое из них подчеркивает культурные и социально-структурные особенности развития общества. Второе связано со спецификой организации производственных процессов. В работе же речь идет об ином - в центре внимания находятся некоторые признаки экономической организации и экономического дискурса по таким вопросам, как обменные отношения, потребительское поведение, отношения между трудом и капиталом и т. д. Анализу подлежит воздействие, оказываемое конденсируемыми вокруг этих аспектов идеологическими подходами, стереотипами действия и мышления, а также политическими приПоскольку некоторые общества определяют себя как развитые, причем ряд их дальнейших самоопределений происходит при помощи приставки "пост" - постсовременные, постфордистские и т. д., нелегко удержаться от соблазна, объединить обе эти семантические единицы в понятии "постразвитого" (в просторечии - "перезрелого") общества. Некоторые основания для этого предоставляют тяжкие симптомы социальных и индивидуальных болезней благосостояния (по аналогии с "болезнями нищеты"), которыми поражены эти общества, развитие которых фиксировано на постоянном и возможно более быстром повышении уровня материального благосостояния.

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

оритетами на отношения и тенденции развития в сфере внутренней безопасности.

В 3-ей главе, на основе анализа развития преступности в Советском Союзе, был предложен анализ предыстории и исходного пункта постсоциалистического развития - речь шла о прошлом. В 4-й главе в качестве непосредственного предмета был взят следующий аспект внутренней безопасности - страх перед преступностью, причем были представлены некоторые тезисы относительно текущего момента этого развития, т. е. настоящего. Теперь, согласно хронологическому порядку, речь пойдет о будущем. Исходной точкой для комментариев в отношении расхожих сценариев послужит на этот раз анализ тенденций развития третьего аспекта внутренней безопасности - контроля над преступностью.

В данной главе высказывается ряд таких предположений о путях дальнейшего развития, неподтверждение которых оказалось бы предпочтительнее.

Этим обусловлена некоторая избирательность внимания, направленного преимущественно на те признаки "западных" моделей и образцов модернизации, которые позволяют сформулировать и обосновать скорее скептическую позицию в отношении этих образцов и моделей. Некоторая сдержанность и критическая дистанцированность в отношении господствующей нынче в мировом масштабе "цивилизационной" тенденции или традиции развития представляются более адекватным подходом, нежели судорожные попытки включения в эту традицию. Результатом таких попыток может оказаться, в частности, построение в один прекрасный день "ГУЛАГа западного образца" (CHRISTIE 1995) вместо построения "западной демократии". Стоит вспомнить хотя бы об отличиях построенного в свое время социализма от целевых представлений, имевших место на этапе планирования, проектирования и начала строительных работ.

В этой главе должны быть представлены аргументы в пользу предположения, что в данный момент "носители и поставщики" гегемониальных тенденций развития спешно избавляются от тех человеческих черт, которые они, как "грим доброты и человечности", вынуждены были наложить на себя в эпоху системной конкуренции. Речь идет о тех самых чертах, что позволили идущим в авангарде модернизации странам достичь и укрепить свои авангардные позиции, повысить собственную привлекательность и, в итоге, одержать победу над системным соперником. При этом победа западного либерализма и рыночного капитализма над социалистическим коллективизмом и его плановой экономикой открыли путь для развития таких концепций и тенденций внутренней безопасности, ведущие перспективе к эрозии тех самых принципов и социальных отношений, которые, собственно, обусловили возможность этой победы - осознанно ли приносятся в жертву этими принципы и отношения или нет. Расхожие образцы модернизации выглядят на этом фоне как ледяные фигуры,

Контроь над преступностью в контексте позднего капитализма

которые были построены на Западе в декабре и уже основательно подтаяли к марту - и как раз в этот момент на Востоке планируют, в период до июня возвести подобные фигуры по заданным образцам.

Как позднекапиталистические здесь понимаются общества, достигшие определенной фазы "мутации в рыночные общества" или "маркетизации". Эта фаза характеризуется явным приматом экономической субсистемы над всеми остальными. При этом политическая, правовая и прочие субсистемы все более теряют свое самостоятельное значение и переключаются на внесистемную (внешнереферентную), с точки зрения их собственной системной логики, функцию обслуживания гладкого протекания потребительских и обменных процессов и, в конечном итоге, - самоувеличения капитала. Отношение между "цивилизационными универсалиями" - рыночной экономикой, конкурентной демократией, обществом благосостояния (с массовым потреблением и социальным государством), включением и т. д. выглядит все менее гармоничным и сбалансированным, соответственно все более характеризуется конфликтностью, противоречиями и смещением равновесия в пользу экономически значимых аспектов. Это означает, в частности, что рыночная экономика не развивается более в реципрокной взаимосвязи с развитием иных универсалий, таких как правовое государство и демократия128. Скорее, содержание современных понятий демократии и правового государства в возрастающей степени теряет свой смысл и выхолащивается в результате развития рыночной экономики.

В основе этой тенденции лежат возобладавшие на сегодняшний день приоритеты политического действия. При этом политика понимает себя все более в качестве служанки экономики и более всего озабочена тем, чтобы своевременно (и, по возможности, - в превентивно-упреждающем порядке) убирать с пути экономического развития все действительные либо мнимые препятствия, будь они даже желательны и необходимы с точки зрения социальной, правовой и собственно политической.

К признакам находящегося в становлении рыночного тоталитаризма относится тенденция обеспечения условий для экономического роста репрессивными средствами. Репрессивные политические подходы и пунитивные настроения общественности состоят в прямой взаимосвязи с мотивами повышения уровня материального благосостояния, максимизации 128 Это дает основание говорить о достижении рыночной экономикой пределов социальной функциональности и выходе ее за эти пределы. К прошлому относятся те времена, когда экономика в принципе выступала в качестве средства решения проблем общества. Односторонняя и хроническая фиксация на этом средстве ведет к тому, что оно само в возрастающей степени становится одной из главных проблем общества. Или скорее уж экономикой задаются критерии суждения о том, что есть общество - инструментом или же препятствием для решения экономических проблем.

<

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

прибылей и гиперстимулирования потребительских запросов. Этим определяется позднекапиталистическая специфика контроля над преступностью и внутренней безопасности - однако дальнейшее развитие здесь этого тезиса предвосхитило бы содержание данной главы.

4.1. Развитие внутренней безопасности в условиях общества риска В разделе 1.1.1. понятие внутренней безопасности рассматривалось в связи с функциями государственно монополизированного насилия: речь шла о такой безопасности, которая подлежит обеспечению или может быть обеспечена инструментами и институтами этого насилия. Обеспечение внутренней безопасности - одна из важнейших функций, выполнением которых легитимируют себя эти институты. Однако же функции их не остаются неизменными в ходе истории.

Не вдаваясь в более или менее полное рассмотрение современной трансформации полиции и посвященной этой трансформации литературы, следует остановиться на ряде аспектов, особо важных для темы данной работы. К ним относится, в числе прочего, функциональная перестройка полиции в контексте более общего развития, обозначаемого понятиями "общества риска" или "рефлексивной современности". Самоочевидным представляется, что полиция не может остаться в стороне от тенденции, в которой вопросы риска и (без)опасности играют по определению одну из ведущих ролей. Естественной представляется и быстрая рецепция криминологией концепции общества риска, наиболее ярко представленная исследованием канадских авторов РИЧАРДА ЭРИКСОНА И КЕВИНА ХАГГЕРТИ (1997).

В данной работе представлена некоторая скептическая (или рефлексивная) дистанция в отношении понятий общества риска и рефлексивной современности. Сомнительной представляется возможность придания этим концепциям статуса общей парадигмы анализа общества или полиции, как это предполагается в вышеназванном исследовании. Ими охватываются важные аспекты развития общества и полиции, однако далеко не исчерпывающим образом. Возвышение концепции общества риска к генеральной парадигме связано с риском выпадения из поля зрения других, столь же важных аспектов. За пределами концепции общества риска находятся такие понятия и соответствующие им явления, как "консервативный поворот в криминал-политике", "превентивная контрреволюция", разложение социально-государственных и относящихся к понятию правового государства принципов обеспечения безопасности. Эти и ряд дальнейших аспектов такого же порядка могут рассматриваться взаимосвязано под общим понятием тоталитарного развития и представляют собой подходящую мишень для заградительного огня социально-научной критики.

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма 4.1.1. Возрастающая неадекватность репрессии как средства решения социальных проблем В условиях общества риска формы обеспечения (без)опасности средствами монополизированного насилия, обозначаемые как "осуществление войны" и "осуществление государства" (TILLY 1985), переживают углубляющийся кризис как на национальном, так и на международном уровне. В настоящее время вряд ли можно найти хоть один пример успешного решения международных проблем насильственными средствами, будь то проблемы защиты мира и прав человека или же национальных интересов 129.

Существенно снизилась и пригодность насилия для обеспечения внутренней безопасности. Представив себе фиктивный список проблемных ситуаций, с которыми приходится иметь дело современным государствам, придется признать, что доля разрешимых насильственными методами проблем в этом списке находится в процессе постоянного сокращения. "Аутентичная предметная сфера криминал-политики" 130, ожесточенно отстаиваемая криминологией правого крыла от вторжения социально-политических стратегий и мотивов, повторяет печальную судьбу шагреневой кожи.

Хорошей иллюстрацией этой тенденции является, в числе прочего, малоуспешная "война с наркотиками" в США. Эта война ведется мощнейшим в мире государством на пределе сил и направлена, если верить официальным декларациям, на решение проблем, связанных с наркотиками и наркобизнесом. Этой священной целью оправдываются все средства с предпочтением репрессивно-карательным. При этом не останавливаются даже перед неизбежным ввиду состояния войны приношением в жертву принципов демократии и правового государства. Эти колоссальные жертвы и усилия приносят результаты, которые нельзя признать иначе как до неприличия скромными. И это в более благожелательной интерпретации с критической точки зрения они предстают скорее как поражение, ухудшение ситуации и усугубление проблем (CHAMBLISS 1998: 87 ff.). Теоретические предположения ЛЬВА ТИМОФЕЕВА о неэффективности и контрапродуктивности попыток решения проблемы наркотиков репрессивными средствами (ТИМОФЕЕВ 2001: 240-241) находят блестящее подтверждение в современном американском опыте: "В чем бы ни состояли официальные 129 "Буря в пустыне" и бомбардировки в Косово рассматриваются порой также в качестве мнимых решений, если не углубления проблем (ср.: CHOMSKY 2000; KAMANN 2000). Остается подождать подобных критических комментариев в отношении афганской кампании.

130 К этой сфере относятся проблемы, решение которых, исходя из их собственных, имманентных, внутренне присущих им признаков, предполагает наряду с мерами социально-, экономико-, образовательно- и культурно-политических мер, также и применения репрессивных методов (см. Раздел 1.2.4.).

–  –  –

цели 'войны с наркотиками', она являет собой пример вопиющей неудачи:

уличные цены на кокаин упали, сбыт повысился..." (WACQUANT 1997: 403).

Недоброжелатели и критики, правда, злопыхательски утверждают, что речь в этой войне лишь в последнюю очередь идет о наркотиках столь же истинное, сколь и латентное (для наивного наблюдателя) намерение связано скорее с популистской озабоченностью создания сочного политического имиджа и охотой за симпатиями избирателей. Есть и более далеко идущие интерпретации, согласно которым война является средством удержания под контролем либо даже "экстракции" населения черных гетто, исключенного из экономических структур динамикой их развития и нашедших свою экономическую нишу в "экономике крэка". Возможно, что истинный смысл состоит в легитимационном и "сырьевом" 131 обеспечении "индустрии контроля над преступностью", в выкармливании "правоохранительно-исправительного комплекса" и уходе за ним: "Число заключенных достигло заоблачных высот - или же это и следует понимать под истинной целью?" (WACQUANT, там же). Сходные состояния и тенденции развития хорошо известны из истории советского тоталитаризма.

В плане достижения гипотетических "латентных целей", обозначенных в предыдущем абзаце, война не представляется более столь уж безуспешной. Тем самым, однако, ни в малейшей мере не опровергается гипотеза о возрастающей неадекватности государственного насилия как средства решения социальных проблем. Видеть такое решение в достижении "латентных целей", было бы верхом цинизма.

Следующий пример глобального значения, не требующий особых комментариев, предоставляет еще одна "великая держава" - правда, уже не сверхдержава, в силу чего и пример не столь красноречив.

Речь идет о России и ее "антитеррористической кампании" в Чечне. "Борьба с терроризмом" есть идеологическая формула, служащая обычно для легитимации применения государством насильственных мер против своих внутренних соперников или врагов. Определить их как террористов равнозначно публичной и официальной стигматизации в качестве субъектов, с которыми надлежит вести вооруженную борьбу - подлежащих уничтожению силой оружия 132. Практика такого осуществления "дефиниционной власти" ни в 131 Речь идет о сырье такого рода, каким в свое время в иных обстоятельствах неустанно обеспечивались концентрационные лагеря и ГУЛАГ.

132 Ассоциация с криминологической концепцией криминализации как использования дефиниционной власти напрашивается сама собой. В рамках этой же концепции очень хорошо поддается интерпретации многофункциональное понятие "государствизгоев" (т. е., государств-преступников), используемое для легитимации претензий на мировое господство и реализуемых в действии "международно-полицейских" амбиций некоторых государств. Одновременно, это же понятие способствует оправданию отказа от договора по ПРО и инициации новой спирали в гонке вооружений.

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

коем случае не ограничивается Россией. Скорее ее правительство воспользовалось понятием, обеспечившем себе хорошую конъюнктуру в качестве формулы легитимации насилия в иных национальных и международных контекстах.

Популярное среди западных комментаторов рассмотрение чеченского конфликта как колониальной войны (ср. обзор публикаций на эту тему в каталоге издательства "Lit-Verlag" за апрель 2000 г., с. 7) представляется также идеологически мотивированным упрощением. Такой подход представляет собой оправдание любого рода сепаратизма. В частности, почему бы с этой позиции не определить конфликты по поводу Северной Ирландии либо баскского движения как хоть и более "цивилизованные", но все же формы борьбы за независимость и противостоящего ей колониализма.

Более адекватным представляется теоретическое осмысление чеченской войны с позиций концепции ЧАРЛЬЗА ТИЛЛИ, как реализация исходных и базисных функций государства - осуществления войны и государства (war making and state making). Осуществление государства означает устранение соперников государственной власти и сохранение государственной монополии на применение насилия в определяемых как собственные территориальных пределах (TILLY 1985: 181). Осуществление войны в данном случае связано с геополитическим и геоэкономическим соперничеством вокруг каспийского региона и каспийской нефти.

Вынужденное перед лицом угрозы распада обратиться к своей "пред- или досовременной" функции (вос)становления собственной монополии на применение насилия, государство располагает одновременно и лишь "пред- или досовременными" ("нецивилизованными") средствами выполнения этой функции "осуществления государства". Эти средства являются и самыми аутентичными, образующими не поддающееся редукции функциональное и институциональное ядро государства. Это ядро сохраняется и в условиях, когда цивилизационный фасад государства, представленный функциями регулирования экономики и демографических процессов, социальной защиты, поддержки культуры и образования обветшал и в значительной степени обвалился. Выпадают ли эти функции из рук государства, как в случае России, или же государство избавляется от них как от архитектурных излишеств - США представляют этот вариант наиболее наглядно - это уже частный вопрос. Общая же тенденция состоит в том, что бессилие государства проявляется в его тенденции к решению проблем с помощью насилия 133. Совершенно ясно, что насильственные средства в 133 Использованиенасилия как средства решения разного рода личных и общественных проблем связано с высокой вероятностью получения результата "с точностью до наоборот". Здесь уместно вспомнить о крылатой, универсального радиуса действия фразе ФРИДРИХА НИЦШЕ: "применение насилия есть символ силы и симптом слабости". Это единственное, в чем автор цитаты сходился с таким столь же отличным от

Внутренняя безопасность в условиях общества риска

"современных" условиях еще менее эффективны, нежели в позапрошлом столетии (когда, в частности, война против Чечни длилась более 50 лет при беспрецедентном сосредоточении военной силы и столь же беспрецедентной жестокости в ее применении). Это снижение эффективности инструментов насилия для решения проблем происходит вопреки их (инструментов) непрестанному техническому усовершенствованию с затратами усилий, ресурсов и творческой энергии, заслуживающих гораздо лучшего применения. Помимо всех возражений с точки зрения международного права и прав человека, война может рассматриваться как временное решение на все более краткий период, как тушение пожаров вместо усилий по их предотвращению, повышающее вероятность новых возгораний и необходимость новых решений (возможно, в этом и состоит скрытый смысл пристрастия именно к решениям на возможно более краткосрочную перспективу - чем более всерьез и надолго решаются проблемы в стратегической перспективе, тем меньше видимой необходимости в содержании весьма прожорливых структур для их "оперативно-тактического решения вновь и вновь").

Дальнейшие примеры неэффективности и контрапродуктивности репрессивных попыток решения социальных проблем можно приводить без конца; вне сомнения, имеются и противоположные примеры. Речь не идет здесь о подведении какого-либо баланса на основе сопоставления аргументов и контраргументов. Целью является скорее разработка ряда концептуальных положений в отношении тенденций, стоящих за отдельными фактами, в которых проявляется неэффективность и/или контрапродуктивность. В той мере, в которой эти положения относительно современных тенденций развития в сфере внутренней безопасности, пусть без твердого и всестороннего доказательного обеспечения эмпирическими данными, оформлены в готовом к обсуждению виде, задача данной работы может в принципе считаться выполненной - задача состоит не в доказании "истинности" аргументов, а в доказательстве того, что они заслуживают обсуждения, усилий по осмыслению, опровержению и т. д. Функциональное своеобразие социальных наук определяется тем, что они в первую очередь ставят своей целью не "правильные решения", а скорее "правильные" вопросы. Или же постановку вопросов в такой форме, которой обычно пренебрегают или же которую совсем игнорируют, будь то в силу умысла, беспечности или недомыслия. Социальные науки наблюдают то, как люди наблюдают мир, общество и себя самих и обращают внимание на то, что ускользает от направляемого и ограничиваемого "приматом видимого" наблюдения (BOURDIEU 1998: 77 f.). Специальным вопросом при этом являетнего по взглядам, сколь равным ему по интеллектуальной мощи мыслителем, как ЭМИЛЬ ДЮРКГЕЙМ (цитируется в GARLAND 1996: 445).

–  –  –

ся таковой о модальности "видимости" - или люди не хотят нечто видеть и ставить некоторые неудобные вопросы, или же они не могут этого.

То, что скрывается за неудачами войны с наркотиками или чеченской войны, в общем плане можно еще раз определить следующим образом: государственное насилие в высшей и возрастающей степени неприменимо к тем проблемам, для решения которых оно предлагается. Предложение это не имеет, другими словами, никакого отношения к удовлетворению спроса на безопасность (или потребностей в безопасности). Далее можно предположить, что эта непригодность связана с уголовноправовыми и уголовно-процессуальными ограничениями на применение насилия государством. Несмотря на некоторое смягчение этих ограничений они сохраняются и по-прежнему определяют функции ответственных за внутреннюю (без)опасность инстанций - что конкретно могут и должны (или не могут и не должны) они делать, идет ли при этом речь о превентивной (проактивной) защите от опасностей или об уголовнопроцессуально регламентированном преследовании преступников (раскрытии преступлений) - двух официально установленных функциях полиции. Правовой, технический и прочий инструментарий этих инстанций по прежнему в принципе приспособлен к работе с преступлениями. Или же проблемами, которые поддаются восприятию в качестве преступлений.

Чем проще именно такое восприятие проблемы, тем в большей степени инструментарий пригоден для ее решения. Или же, чем более инструментарий силовых инстанций пригоден для решения проблемы, тем более шансов восприятия, определения и реакции на нее как на преступление.

Понятийную тавтологичность скрывать здесь нет ни смысла, ни возможности. Таким образом, общая тенденция состоит либо в том, что становится все меньше проблем, которые могут быть решены с использованием этого инструментария, либо же инструментарий развивается так, что он становится все менее пригодным для решения проблем. Развитие это в том или ином его прочтении проявляется в целом ряде наблюдаемых криминологией фактах и тенденциях.

Эмпирическими исследованиями, в частности, установлено, что по поводу поддающихся криминализации (восприятию в качестве преступлений) "неприятностей и жизненных катастроф", как правило, не обращаются в полицию (HANAK et al. 1989). Если же обращаются, делают это часто (и все чаще) совершенно безотносительно к перспективам уголовноправовых решений и реализации задач уголовного права, как бы эти задачи не определялись. Другими словами, обращающимся совершенно безразлично, осуществится ли возмездие, покаяние или искупление вины, общая или специальная превенция, изоляция или ресоциализация преступника, защита потерпевшего и т. д. (там же: 21 ff.). Лучший пример такого безразличия или расхождения между официально провозглашаемыми целями

Внутренняя безопасность в условиях общества риска

уголовного преследования и мотивами заявителей (от которых на 85% зависит, состоится ли вообще такое преследование: KAISER 1996: 355 ff.) представляют собой обращения в полицию владельцев поврежденной собственности с единственной целью выполнения условий страхового договора, соответственно возмещения ущерба по такому договору. Эта тенденция содержит указание на то, что государственное насилие в той мере, в которой его применение основано на уголовно-правовых принципах, в возрастающей степени утрачивает признание и статус самостоятельного средства решения значимых для граждан проблем.

4.1.2. Трансгрессия уголовного права за пределы своих традиционных функций - тщетные попытки приспособления к условиям общества риска.

В условиях общества риска полиция мутирует к вспомогательному или дополнительному институциональному средству управления рисками, осуществляемого преимущественно иными системами, в частности, страховыми компаниями. В упомянутом уже выше канадском исследовании эта мутация рассматривается как основное содержание и направляющий принцип современного развития полиции (ERICSON & HAGGERTY 1997: 17 ff.).

Если ранее в основе обеспечения безопасности лежало публично-правовое по своей сути понятие абсолютной безопасности ("гарантированность наших правовых ценностей" - PREUSS 1990: 324), то теперь внутренняя безопасность все менее представляет собой правовую ценность, разделяемую всем и каждым в равной мере. Обеспечиваемая государством безопасность становится "относительной" 134, превращаясь попутно в предмет купли и продажи. Вся функциональная сфера обеспечения внутренней безопасности в обществе переводится на основу экономических, освобождаясь от политических и собственно правовых принципов; в той же мере, в какой право регулирует отношения в этой области, речь идет скорее о частнонежели публично-правовых принципах.

Утрата уголовно-правовыми принципами своего значения в обеспечении безопасности проявляется в развитии так называемого рискового уголовного права (PRITTWITZ 1993). Этим понятием обозначается смещение приоритетов преследования в область деликтов абстрактной опасности.

Традиционным примером последних являются некоторые нарушения правил безопасности на дорогах. Нынче эта категория существенно пополняется, в частности, за счет преступлений против окружающей среды, а такВ отличие от государственного обеспечения безопасности, страховой бизнес как альтернативная система контроля над рисками основана на концепции относительной безопасности ("знание вероятности, с которой правовые ценностей могут подвергнуться ущербу" - PREUSS 1990: 325).

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

же так называемых "усеченных составов преступлений", предусматривающих ответственность не за нанесение ущерба, а, скажем, за создание организации с целью нанесения ущерба (§ 210 УК РФ 1996 г.). В этом развитии прослеживается "перенастройка" уголовного права на контроль над современными экологическими, технологическими, экономическими и т. п. рисками.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 16 |
 

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ВОДНЫХ РЕСУРСОВ АМУРСКОЕ БАССЕЙНОВОЕ ВОДНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПРОТОКОЛ заседания Бассейнового совета Амурского бассейнового округа Хабаровск 30 мая 2013 г. № 0 Председатель: А.В. Макаров Секретарь: А.А. Ростова Присутствовали: 42 участника, из них членов бассейнового совета – 18 (приложение №1). Повестка дня: О водохозяйственной обстановке на территориях субъектов 1. Российской Федерации и обеспечению безопасности населения и объектов экономики от паводковых и талых вод...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ в ГБОУ № 1592 (2014-2015 г.г.) В соответствии с утвержденными планами работ в ОО проводятся мероприятия по обеспечению мер комплексной безопасности школы, в целях повышения уровня состояния защищенности ОУ от реальных и прогнозируемых угроз социального, техногенного и природного характера, предназначенные для обеспечения безопасного функционирования школы. Весь комплекс организационно – технических мер и мероприятий, осуществляется под руководством...»

«Секция «Перспективы развития региона и проблемы подготовки специалистов в области экологической и промышленной безопасности, географии и геологии» Содержание РАЗВИТИЕ ЭКОТУРИЗМА И РЕКРЕАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ ИРАКСКОГО КУРДИСТАНА Абдулрахман Ю.О. ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКИЙ ГЕОКОНТЕНТ КАК СРЕДСТВО ДЛЯ АНАЛИЗА И РАЗВИТИЯ ТУРИЗМА Ахметов Р. Ш., Новиков Д.А ПУТИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА В ОБЛАСТИ ПРИМЕНЕНИЯ И УТИЛИЗАЦИИ ОТХОДОВ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Власов А.В. ВЛИЯНИЕ ПРОМЫШЛЕННОГО УЗЛА ГОРОДА МЕДНОГОРСКА НА ПОЧВУ ПРИЛЕГАЮЩЕЙ...»

«( \Г? Г W М ИНИСТЕРСТВО ТР УД А И С ОЦИ АЛЬНО Й З АЩ И ТЫ ЭТАЛОН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ М еж региональная А ссоциа ц ия содействия обеспечен ию безопасны х усл о в и й труда УТВЕРЖДАЮ: Председатель Конкурсной комиссии, Директор Департамента условий и охраны труда Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации В.А.Корж ПОЛОЖЕНИЕ о Всероссийском конкурсе на лучш ее инновационное реш ение в области обеспечения безопасны х условий труда «Здоровье и безопасность 2015» I. Общ ие положения...»

«Аннотация В дипломном проекте дано обоснование для разработки дипломного проекта, поставлены цели и задачи выполнения проекта. В задании предусматривается реконструкция ячеек 110 и 10 кВ на повышающей подстанции 10/110 кВ. произведены расчетов токов короткого замыкания на основание которого произведен выбор коммутационных аппаратов, расчет релейной защиты. Разработаны мероприятия по охране труда и техники безопасности при эксплуатации электрооборудования. Дано техникоэкономическое обоснование...»

«Секция 4. Геология и техносферная безопасность Session 4. Geology and Technospheric Safety Ю.В. ГОЛОВЧАНСКАЯ, В.В. АККЕРМАН Юлия Валерьевна Головчанская – студентка, Омский государственный технический университет, Омск. E-mail: yuliya_golovchan@mail.ru В.В. Аккерман – кандидат технических наук, преподаватель кафедры промышленной экологии, Омский государственный технический университет, Омск.МОДЕЛИРОВАНИЕ ЗАГРЯЗНЕНИЯ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ С ПОМОЩЬЮ ГЕОИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ Во...»

«УТВЕРЖДЕНО на совместном заседании Совета учебно-методического объединения основного общего образования Белгородской области и Совета учебно-методического объединения среднего общего образования Белгородской области Протокол от 4 июня 2014 г. № 2 Департамент образования Белгородской области Областное государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Белгородский институт развития образования» Инструктивно-методическое письмо «О преподавании...»

«CNS/6RM/2014/11_Final 6-е Совещание договаривающихся сторон Конвенции о ядерной безопасности по рассмотрению 24 марта – 4 апреля 2014 года Вена, Австрия Краткий доклад Г-н Андре-Клод Лакост, Председатель Г-н Ли Су Кхо, заместитель Председателя Г-н Хойрул Худа, заместитель Председателя Вена, 4 апреля 2014 года CNS/6RM/2014/11_Final А. Введение 1. 6-е Совещание договаривающихся сторон Конвенции о ядерной безопасности (Конвенции) по рассмотрению в соответствии со статьей 20 Конвенции состоялось 24...»

«Открытое акционерное общество «Российский концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях» (ОАО «Концерн Росэнергоатом») Филиал ОАО «Концерн Росэнергоатом» «Белоярская атомная станция» ОТЧЕТ ПО ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ БЕЛОЯРСКОЙ АЭС за 2011 год г. Заречный Отчет по экологической безопасности предприятия Белоярской АЭС характеризует важнейшие направления его природоохранной деятельности в 2011 году. Отчет предоставляет документально подтвержденные сведения о...»

«ВНИИ ГО – ВНИИ ГОЧС – ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) 35 лет ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра 35 лет на службе безопасности жизнедеятельности Книга 3 Научные статьи Москва ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) ООО «Альфа-Порте» УДК 614.8(470+571):061 ББК 68.902.2(2Рос)л2 В 605 ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра. 35 лет на службе безопасности жизнедеяВ 605 тельности: в 3 кн. Кн. 3: Научные статьи / Под общей редакцией В.А. Акимова / МЧС России. — М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2011. — 320 с.: илл. ISBN 978-5-93970-062-7 (кн. 3)...»

«Оглавление Введение 1. Анализ обращений к Уполномоченному по правам ребенка в Иркутской области 2. Соблюдение прав детей в Иркутской области в отдельных сферах жизнедеятельности 2.1 Право на жизнь и безопасность 2.2 Право на охрану здоровья и медицинскую помощь 2.3 Право на обеспечение в сфере пенсионного и социального обслуживания 2.4 Право на образование 2.5 Право детей с ограниченными возможностями здоровья на досуг 2.6 Право на отдых и оздоровление 2.7 Право на защиту жилищных прав 2.8...»

«Управление образования Комитета социального развития Администрации Петрозаводского городского округа ОГИБДД УМВД России по городу Петрозаводску ПАСПОРТ НА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ БЕЗОПАСНОСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Петрозаводского городского округа «Средняя общеобразовательная школа №3 с углубленным изучением иностранных языков, ассоциированная школа ЮНЕСКО» (МОУ «Средняя школа № 3») г. Петрозаводск 2013 г. Администрация...»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» (С3.В.ДВ.3.1) реализуется как дисциплина по выбору вариативной части блока «Профессионального цикла» Учебного плана специальности – 40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. Учебная дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» нацелена на формирование у обучающихся знаний о сущности, исходных понятиях, задачах, принципах и правовой основе...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 27.11.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Официальный визит Президента Республики Сербия ТомиславаНиколича В отношениях Беларуси и Сербии нет проблемных вопросов, которые бы не решались. Об этом заявил Президент Республики Беларусь Александр...»

«ПРОЕКТ КОНЦЕПЦИЯ развития музейной сферы в Свердловской области на период до 2020 года Содержание Введение Раздел 1. Общие положения. Цели задачи концепции развития 4 музейной сферы Свердловской области Раздел 2. Основные понятия и термины 6 Раздел 3. Современное состояние музейной сферы Свердловской 13 области 3.1. Историко-культурное пространство, ресурсы развития 13 музейной сферы 3.2. Институциональный портрет музеев Свердловской области. 15 Основные направления деятельности и актуальные...»

«АНАЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Роль физической культуры и спорта в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ К ПАРЛАМЕНТСКИМ СЛУШАНИЯМ 24 АПРЕЛЯ 2015 ГОДА МОСКВА • 2015 Аналитический вестник № 14 (567) Настоящий выпуск Аналитического вестника подготовлен по итогам заседания Научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации на тему «Роль физической культуры и спорта в обеспечении национальной безопасности...»

«Адатпа Айтылмыш дипломды жобада мультисервисті ауды жобалау сратары, технологиясы Нур-Самал шаын ауданында GPON арастырылады. Технологиялы анализ жасалып, жабды таламыны, жобалау жне ауды негізгі параметр есебін болжайды. Тіршілік рекеті ауіпсіздігі тарауында ебекті жне гектаршыны персонал денсаулыын сатау жне нары шартын амсыздандыруыны анализі тексеріледі, сонымен атар, жерлендіруді жне нлдендіруді есебі жргізілді. Экономикалы блімде экономикалы нтижесі жне тиімділік уаыты арастырылан....»

«\ql Приказ Минобрнауки РФ от 14.12.2009 N 723 (ред. от 31.05.2011) Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по направлению подготовки 280700 Техносферная безопасность (квалификация (степень) бакалавр) (Зарегистрировано в Минюсте РФ 08.02.2010 N 16314) Документ предоставлен КонсультантПлюс www.consultant.ru Дата сохранения: 09.06.2015 Приказ Минобрнауки РФ от 14.12.2009 N 723 Документ предоставлен...»

«ПОДГОТОВКА НАУЧНЫХ КАДРОВ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Я. Бартошевски доктор общественных наук профессор кафедры социальной работы Государственная высшая профессиональная школа г. Конин, Польша wojterapia@wp.pl В. Пестшиньски кандидат общественных наук адъюнкт Университет безопасности г. Познань Польша wojterapia@wp.pl Democracy: interpretation in the context of the philosophy of care Mordecai Roshwald1 Демократия: интерпретация в контексте философии М. Рошвальда Раскрывается содержание понятия...»

««Утверждаю» Директор МБОУ СОШ №1 ЗАТО Межгорье Республики Башкортостан _ С.А. Лебедев «_»_2015г. ПАСПОРТ по обеспечению безопасности дорожного движения муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения средней общеобразовательной школы №1 ЗАТО Межгорье Республики Башкортостан Общая информация Директор МБОУ СОШ №1 Лебедев С.А. Заместитель директора по ВР – Тютюнова З.М. Преподаватель-организатор ОБЖ – Васючков Ю.В. Руководитель ЮИД – Васючков Ю.В. Сотрудник ГИБДД закрепленный за МБОУ...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.