WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |

«Валентин Гольберт Предисловие Предисловие В основу этой работа легла докторская диссертация, защищенная автором в 2001 году на факультете социальных наук г. Гамбурга и в далньнейшем ...»

-- [ Страница 12 ] --

Вышеприведенные соображения являются аргументом в пользу такого пере- или нового определения понятия демократии, которое имело бы следствием гармонизацию отношения между формально-процессуальным и содержательно-материальным ее аспектами. Дальнейшим пожеланием было бы установление более сбалансированного отношения между рыночной экономикой и демократией, что предполагает значительное ослабление зависимости стабильности демократического общественного устройства от уровня материального благосостояния и темпов экономического роста.

Настоящее доверие внушает лишь демократия, не усматривающая для себя угрозы в снижении объема инвестиций или повышении цен на нефть и не реагирующая на эти тенденции истерически-репрессивными внутри- и внешнеполитическими мерами. Каким путем можно прийти к такой демократии, здесь не может быть представлено ни в первом, ни в десятом приближении. Ясно, однако, единственное - к этому можно прийти лишь, если в основу политических стратегий будет положено понимание отношений между политикой и экономикой, существенно отличное от ныне господствующих представлений и подходов и даже противоположное им. Чем раньше, в относительно благоприятных (пока еще) условиях начнется переосмысление и пере- или новое определение этих подходов, тем больше шансов, что это пере- или новое определение будет осуществляться без эксцессов применения насильственных методов - не на путях социальной катастрофы в виде революций и контрреволюций, государственного террора и антигосударственного терроризма вплоть до "провалов цивилизации" (нем.: Zivilisationsbrueche) по сценариям разного рода фюреров, вождей и отцов народа. Дальнейший анализ направлен преимущественно на обоснование данного тезиса.

4.2.3. Современное понятие правового государства - преходящая форма обеспечения внутренней безопасности. Правовое государство как идеологическая формула и как реальное состояние В завершение раздела 4.1.4. были намечена общая стратегическая направленность таких криминал- и социально-политических подходов, которые представляются наиболее перспективными и адекватными современным ванию такой дистанции - по-видимому, единственная польза, которую могут принести социальные науки. Однако и этого было бы достаточно.

–  –  –

проблемам. Очевидно, однако, что подходы такой направленности не пользуются благоприятной конъюнктурой в современном мире. Это касается не только так называемых развивающихся стран и стран в состоянии трансформации, но тех, что определяют себя в качестве развитых 150. В основу политического действия положена противоположная, не приемлющая системные реформы логика. Необходимые в целях легитимации показные усилия к показному решению предпринимаются преимущественно в русле снятия ограничений с применения государственного насилия 151. Это снятие ограничений включает в себя массу частных аспектов, часть из которых будет рассмотрена ниже.

Одним из таких аспектов является эрозия принципов правового государства в обеспечении внутренней безопасности (англ.: policing), причем силовые инстанции все в меньшей степени руководствуются этими принципами. Дерегулирование в этом смысле может протекать в 2-х формах:

официальная отмена норм правового государства, либо же пренебрежение ими на практике при формальном сохранении ими юридической силы.

Нормы эти не образуют собственного содержательного ядра отношений в сфере внутренней безопасности. Выражаясь несколько упрощенно, можно сказать, что они навязаны извне действующим в этой сфере инстанциям, являясь специфической, привязанной к определенным социальным контекстам и зависящей от множества условий формой организации их деятельности. Применение насилия остается содержанием, правовое государство всего лишь форма. С одной стороны, конституционные и подчиненные им уголовно-правовые и уголовно-процессуальные нормы задают границы применения государственного насилия в целях обеспечения внутренней безопасности; с другой стороны, они определяют ясные и четкие критерии его применения и неприменения. Можно предположить амбивалентное отЭто высказывание отражает субъективное, во многих отношениях ограниченное мнение автора и основывается на следующих концепциях современных тенденций продвижения развитых стран в будущее: примат экономики над политикой; усыхание предметной субстанции политического действия и сокращение поля его возможностей, а также претензий на выполнение функций активного формирования общественных отношений; прогрессирующей деградации политической деятельности к голой охоте за голосами избирателей и обеспечению экономических преимуществ в своих регионах, подчинение ее настроениям и претензиям потенциальных избирателей и спонсоров (пред-)выборных кампаний; телеполитики в виде перманентного шоу и т. д.

151 Отношения между репрессивным и реформаторским направлениями политического действия наиболее однозначно представлены как дилемма в работах правоконсервативных криминологов, в частности, КРИСА ТЭЙМА: воинствующее неприятие реформ эксплицитно взаимосвязано у этого автора со столь же воинствующей аргументацией в пользу усиления репрессии в отношении традиционно криминализуемых форм поведения (TAME 1991: 138).

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

ношение репрессивных инстанций к оформлению их деятельности сообразно принципам правового государства. С одной стороны, они могут быть заинтересованы в избавлении от ограничений, с другой стороны - в сохранении достаточно четких правил и ориентиров.

Принципиальное значение имеет именно внешний характер источника этих правил и ориентиров по отношению к собственно институтам силового обеспечения внутренней безопасности. Важность этого вытекает не только из банальных политологических соображений касательно необходимости гражданского контроля над государственными инстанциями, уполномоченными к применению вооруженного насилия. Определение границ сферы компетенции этих инстанций, критериев их вмешательства или невмешательства в социальную жизнь и текущие события равнозначно установлению принципов различения между собственной системной сферой и окружающей средой. Это различение носит основной системообразующий характер (LUHMANN 1999: 60 ff.). Осуществление различения самой системой лежит в основе ее оперативного закрытия по отношению к окружающей среде и способности к самовоспрооизводству-автопойезису исключительно за счет внутренних источников, безотносительно к тому, что происходит во внешней среде и как складываются отношения системы с нею. В случае институциональной системы органов внутренней безопасности это означает тенденцию к их обособлению и автономизации, самореферентности - функционирования ради функционирования преимущественно в целях самосохранения и -расширения вне какой-либо зависимости от выполнения социальных функций в контексте общесоциальной системы, а также без какой-либо координации с иными социальными субсистемами.

Самополагание системой своих системных границ означает, далее, что она руководствуется собственной системной логикой в определении того, что есть внешняя среда и как она организована. Внешняя среда интерпретируется на основе логических категорий, выработанных внутри системы в процессе ее автопойезиса. Определяемая как внешняя среда реальность, с которой система имеет дело, в этом смысле есть продукт коммуникативной жизнедеятельности самой системы (LUHMANN, там же). Система проецирует при этом собственную логику и организационные принципы вовне, экспандируя в виде "коммуникационно-смысловых метастаз" иные сферы социальной жизни и колонизируя их при отсутствии в них достаточно сильного собственного автопойетического потенциала и нарушении равновесия между социальными субсистемами. Очень наглядно это развитие характеризуется изречением ответственного за продовольственные вопросы депутата Госдумы РФ ХАРИТОНОВА в связи с награждением его специальным знаком отличия за особые заслуги в обеспечении госбезопасности в январе 2000 г. Обосновывая свою причастность к вопросам

Эрозия демократии и правового государства

безопасности, он заявил, что все мы заняты только и единственно вопросами безопасности - продовольственной, экономической, политической и т.

д. (можно продолжать без конца - культурной, научной, сексуальной и т.

д.: то есть, не собственно продовольственным снабжением, политикой, экономикой, культурой, наукой, сексом и т. д.). Это означает, что деятельность, мышление и коммуникация в названных сферах все более организуется на основе мотивов обеспечения безопасности и парафразирует при этом специфические организационные принципы функциональной системы обеспечения безопасности.

При этом возможность дальнейшего существования названной системы не противоречит принципу обратной связи - именно в этом заключается принцип относительной автономии, согласно которому система в достаточно широком диапазоне условий внешней среды может осуществлять свою жизнедеятельность безотносительно к этим условиям. Необходимая степень взаимоадаптации систем обеспечивается редкими структурными сочленениями, и всерьез на жизнедеятельности сказываются лишь катастрофические изменения в смежных (сочлененных) системах (LUHMANN, там же: 92 ff.). Как биологическая система в определенных пределах температурных колебаний может существовать, полностью сосредоточившись на своих внутренних делах, не обращая внимания на эти колебания и не отвлекаясь на усилия по приспособлению к ним, так и институциональная система внутренней безопасности может в определенной мере игнорировать требования и отношения к ней со стороны внешнего социального мира. Более того, она может и "прогибать этот мир под себя" (выражение одного современного рок-музыканта, который без особой убедительности пытается убедить аудиторию в собственной способности "не прогибаться под изменчивый мир") - возможность, не получившая детального рассмотрения в системной теории НИКЛАСА ЛУМАНА, видимо, в силу высокой степени его отстраненности от комментируемых процессов, стремления взглянуть на них извне с высоты наблюдения (двадцать) второго порядка и, соответственно, отсутствия у него вкуса и интереса к социальной критике.

Принципы правового государства являются препятствием на пути автономизации репрессивных структур общества и оперативного закрытия коммуникативно-смысловой сферы внутренней безопасности. Ряд комментариев внушает, однако, подозрения, что в настоящее время либо снижается планка этого препятствия, либо репрессивная система набирает достаточную силу для беспроблемного его преодоления, либо же оба процесса протекают в реципрокном взаимодействии. В этих комментариях говорится именно о том, что на данном историческом этапе в функционировании системы обеспечения внутренней безопасности наблюдается все больше автопойетических черт (SACK 1995: 24). Если комментарии верны,

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

речь идет об обладающих внутренней динамикой саморазвития процессах тоталитарного перерождения общества. Однако здесь представляется уместным, отвлечься от столь мрачных диагнозов и прогнозов и обратиться к более благоприятным состояниям и тенденциям развития общества.

В исторической перспективе построенные на принципах правового государства отношения, в большей или меньшей степени определяющие специфику современного развития в ряде государств, являются достаточно молодым образованием. Это касается ориентации государственных силовых инстанций на вмешательство в ситуации, обладающие рассмотренными в 1-й главе признаками криминализуемости. Из этого вытекает исторически-контекстуальная ограниченность собственно современного понятия внутренней безопасности. Если наличие признаков криминализуемости в прежние времена и имело какое-либо значение для решения вопроса о вмешательстве силовых структур, то гораздо меньшее, нежели сегодня. И с продвижением в будущее эти структуры проявляют тенденцию ко все более активному вмешательству в ситуации непреступного характера, то есть не криминализованные и не поддающиеся криминализации.

На относительно недавней стадии развития современной государственности в Германии "полисийя" в "начальственно-государственном" ее понимании была ответственна за "всестороннюю организацию социальной жизни" (LEHNE 1996: 309). В те времена безопасность была предметом "коллективного стремления к поддержанию порядка". Лишь позже, как "детище просвещения и буржуазной революции", находит себе дорогу в жизнь модель внутренней безопасности, построенная на основе принципов правового государства.

Эта модель оформлялась по мере роста "недоверия к обеспечению защиты государством и осознания необходимости подчинения этой функции потребности в ограничении государственной власти" (KUNZ 1997: 14 ff.). При этом "безопасность уступила часть своего значения в пользу защиты гражданских прав и свобод от посягательств государства, и реактивная деятельность полиции была в значительной степени ограничена функциями предотвращения опасностей и осуществления уголовного преследования". Ее прежние "функции общесоциального и регулирующего характера были переданы административным и социальным бюрократическим структурам" (LEHNE, там же).

С "утверждением концепции безопасности, выдержанной в духе Просвещения и основанной на признании обязательств государства по защите граждан, равно как и права последних на защиту от посягательств третьих лиц силами государства", сформировалась современная доктрина внутренней безопасности, краеугольными камнями которой являются принципы правового государства и права человека. В этой доктрине "признание обязательств государства по защите граждан неразрывно связаны с

Эрозия демократии и правового государства

запретом самоуправной юстиции. Если государство воспрещает гражданам самостоятельную защиту от противоправных посягательств в любом случае, когда в принципе доступна помощь со стороны государства, последнее должно предоставлять такую помощь по мере своих возможностей" (KUNZ, там же) 152.

"Научно установленный" либо же идеологически предписанный "факт" утверждения принципов правового государства в ряде стран (см., например, KUNZ там же) может использоваться как инструмент опровержения принимающих все более систематический характер отдельных случаев нарушения прав человека и тенденций тоталитарного развития в этих самых странах. Речь идет, скажем, об усугубленных "войной с наркотиками" расовых отношениях в США или же об окрашенной враждебностью к иностранцам селективности уголовного преследования в ФРГ. "Нормальную" логику восприятия подобных явлений можно представить следующим образом:

В правовом государстве полиция и уголовная юстиция не нарушают систематически права человека и принцип равенства перед законом. Однако у нас они нарушают. Следовательно, мы живем не в правовом государстве.

Логика же опровержений выглядит так:

Мы живем в правовом государстве. В правовом государстве полиция и уголовная юстиция не нарушают систематически права человека и принцип равенства перед законом. Следовательно, у нас они не нарушают (и все утверждения об этом ложны).

Такое предпослание концептуальной реальности реальности эмпирической ассоциируется с постановкой телеги перед лошадью или ерническим замечанием АНТОНА ЧЕХОВА о "женской логике" (да простят феминистки нас с ЧЕХОВЫМ: "нормальная" логика - "Этот человек любит меня, но ведь я замужем..."; "женская" логика - "Я замужем, но ведь этот человек любит меня...". Оправданием для автора с точки зрения политкорректности может послужить, что он, отнюдь не претендуя на владение "женской логикой", все же находит второй вариант более предпочтительным и социально приемлемым). Дальнейшие ассоциации простираются в социалистическое прошлое с его практикой дезавуирования критики экономических и прочих пороков реального социализма с помощью идеологических формул (по принципу: "Мы живем в советском государстве. В советском государстве торжествует принцип пролетарского интернационализма. СледоваПодобного рода "истории успеха" вряд ли можно признать аргументом в пользу общей идеи прогресса. "Провалы цивилизации" в 20-м столетии предоставляют массу эмпирического материала, на фоне которого действительное воплощение в жизнь принципов правового государства выглядит скорее как исключение из общего хода истории.

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

тельно, у нас не может быть национальных конфликтов и преследования по национальным мотивам").

Вопреки высказанному скепсису следует признать, что советский интернационализм не был абсолютно чуждой реальности идеологической фикцией. Не является ею и современное правовое государство на Западе.

Обе идеально-типические конструкции были частично, хотя бы в форме предпочтений и акцентов, воплощены в жизнь - каждая в своем пространственно-временном контексте. Значение их далеко не исчерпываются ролью средства интерпретативного сокрытия некоторых малоприятных, порочащих тот или иной общественный строй явлений и тенденций. Даже в своем качестве идеологических формул и представлений о должном или желаемом они оказывают ценностно-ориентирующее и целеполагающее воздействие на социальные отношения, формируя социальную реальность и являясь самостоятельной социальной реальностью. При этом они, однако, не представляют всю реальность и не обязательно ее основную тенденцию.

Можно удовлетвориться "релятивистским" тезисом: принципы правового государства, в какой бы степени они не определяли характер отношений в сфере внутренней безопасности, делают это в настоящее время в западных странах более чем где-либо или когда-либо. Для определения, чем же еще, кроме принципов правового государства, определяется характер этих отношений необходимо обратиться к иным историческим контекстам. Речь идет о контекстах, в которых сущностные системные признаки и интересы инстанций государственного насилия проявлялись намного отчетливее, поскольку они не подавлялись и/или не были завуалированы формами правового государства. Ближайшие исторические примеры представляют собой тоталитарные режимы ХХ столетия и их политика контроля над преступностью и обеспечения безопасности. В этой политике упомянутые выше признаки и интересы были представлены в беспрецедентно эксплицитной и "необузданной" форме, лишенной каких бы то ни было "фиговых листов" цивилизованности (или в форме "лишенной фиговых листов цивилизованности"). В иных же условиях они лишь нейтрализованы, но не устранены окончательно и проявляются в рыке и оскале силовых инстанций при первой же представляющейся возможности - окончательное их устранение невозможно без упразднения этих инстанций 153.

153 Необходимостьлибо предлог для более или менее массивного применения государственного насилия "по ту сторону права" создают кризисные состояния экономического, политического и иного характера. Такие состояния и официально признаются основанием для чрезвычайных и исключительных мер и приостановки действия обычного правопорядка. Ввиду этого правовое государство можно рассматривать как хрупкое образование, которое сохраняется лишь при условии политической и экономической стабильности. Признать расширение сферы правового регулирования

Эрозия демократии и правового государства

4.2.4. Признаки тоталитаризма в сфере внутренней безопасности Политика внутренней безопасности тоталитарных режимов большевистского и национал-социалистического образца в первую очередь характеризовалась "признаками отсутствия". Отсутствовал, в частности, ряд до того признанных и утвердившихся в мировой правовой практике принципов и признаков правовой государственности (нем.: Rechtsstaatlichkeit) - запрет применения уголовного права по аналогии, запрет его обратного действия и т. д. Стоящие за отменой этих принципов системные интересы были направлены на общее сокращение сферы правового регулирования (нем.:

Entrechtlichung), освобождения репрессивных инстанций от любых внешних правил и ограничений их деятельности 154.

Следующий признак так же носит "отсутственный" характер и состоит в устранении либо ослаблении принципа индивидуальной ответственности, а также связанной с этим принципом презумпции невиновности.

Насильственные инстанции государства преследуют целые группы населения и индивидов на основе их социальной и национальной принадлежности (к подлежащим преследованию группам населения).

В этом можно усмотреть "присутственные" системные интересы инстанций. Состоят они в том, чтобы заниматься не отдельными лицами и их с трудом поддающейся установлению индивидуальной виной, а именно группами и подгруппами населения. Принадлежность к таким группам становится эквивалентом (и суррогатом) уголовно-правового понятия вины. В разделе 1.3.3. было указано на социально-статусную селективность действий полиции. В этой селективности проявляется вечная, хоть и пребывающая в "нормальных" условиях правового государства в подавленном состоянии, заинтересованность и приверженность к принципу коллективной вины и ответственности.

"Коллективная криминализация" обеспечивает бесперебойное функционирование репрессивного аппарата в длительной перспективе, решая (нем.: Verrechtlichung) как всемирно-историческую тенденцию и составную часть исторического прогресса было бы допустимо лишь при наличии гарантий более или менее бескризисного развития.

154 Интересно, что содержательно аналогичная практика применения репрессии не)правовая практика тоталитарных режимов - обосновывалась противоположными криминологическими идеями. В криминологии Третьего Рейха, как известно, хорошей конъюнктурой пользовались биологические факторы и аспекты (ср. DOELLING 1989). Советская же доктрина полностью отрицала эти факторы и была построена на предельно примитивных предпосылках вульгарно-социологического характера. Это служит указанием на контингентность идеологической инструментализации научных концепций - одна и та же практика может обосновываться самыми различными, включая противоположные, концепциями (или же противоположные практики - одной и той же концепцией).

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма

надолго проблему его функциональной легитимации. Подлежащий обработке материал воистину неисчерпаем - все общество, без ограничений. В определенных условиях этот аппарат начинает пожирать собственные составные части. В Советском Союзе это имело место, когда некоторые круги вооруженных сил и НКВД (с ЕЖОВЫМ во главе) пали жертвой репрессий.

Следующее пожелание государственных органов безопасности состоит в утверждении и признании таких критериев наказуемости, которые обеспечивают быстрый и легкий доступ к "материалу". В наилучшем виде это достигается, когда лица и ситуации могут быть идентифицированы или диагностицированы как объект репрессивного воздействия на основе своих внешних признаков 155. Обоснование такой диагностики связано с упомянутым выше принципом коллективной ответственности. Исходя из логических либо статистических соображений, сначала утверждается, что от представителей той или иной социальной группы (отмеченной или определяемой на основе рядом внешних признаков) можно с повышенной вероятностью ожидать совершения подлежащих наказанию поступков. Далее, эта вероятность представляется как достаточное основание для криминализации. В итоге наказывают не за конкретные совершенные деяния, а за абстрактную опасность, устанавливаемую на основе наличия внешних признаков принадлежности к группе или слою "носителей" повышенного риска или опасности 156. В качестве примера может служить широкомасштабная криминализация "классовых врагов" и членов их семей во времена советского тоталитаризма; преследование еврейского населения во времена Третьего Рейха; однако же и репрессивные меры в отношении "опасного класса" экономически несостоятельных сограждан в прошлом и настоящем государств, отнюдь не ассоциируемых с тоталитарной традицией и олицетворяющих, напротив, образцы демократии и правовой государственности.

4.2.5. Тоталитарные признаки в нетоталитарных условиях 155 Это желание можно метафорически определить как "ЛОМБРОЗианскую мечту". Мечта состоит в том, чтобы найти возможность выявление "злокачественности" людей не ретроспективно, исходя из их злодеяний, а в перспективе - на основе ряда внешних признаков, состоящих в детерминистически-механистически понимаемой взаимосвязи с предрасположенностью к совершению злодеяний.

156 Под "внешними признаками" понимаются не только банальные характеристики вроде цвета глаз или кожи, но и, к примеру, столь же легко устанавливаемые статусные и групповые признаки "опасного класса", которым выступают, в зависимости от конъюнктуры, "эксплуататорские классы", этнические меньшинства, вовлеченные в наркоторговлю обитатели черных гетто и даже непрекрасная половина человечества ("изнасилование есть не более и не менее чем сознательный процесс устрашения, в котором все мужчины удерживают всех женщин в состоянии страха" BROWNMILLER 1975: 5).

Эрозия демократии и правового государства

В "более благоприятные" времена вышеназванные стремления репрессивных служб проявляют себя в более скромном виде. В ФРГ большой "пиаровской" значимостью - т. е. востребованностью со стороны общественности и средств массовой информации и охотно педалируемой ими - является категория "преступности иностранцев". С научной точки зрения сохранение этой категории и структуризация статистических данных о преступности вдоль границы, разделяющей "внешних" и "внутренних" преступников (врагов) абсолютно не имеет смысла и не выдерживает никакой критики (SESSAR 1993). В отсутствии общерациональных резонов ее сохранения очевидно действие мощных системно-рациональных мотивов правоохранительно-карательных органов и иррациональных мотивов населения, озабоченного "наплывом иностранцев" и стремящегося объяснить этим наплывом как можно больше внутренних проблем 157. Российским эквивалентом является чудовищная семантическая конструкция "лицо кавказской национальности", используемая в полицейской статистике и в освещении преступности в средствах массовой информации.

Как уже указывалось выше, к тоталитарным признакам относится организованная на основе категорий собственного и чужого (нем.: des Eigenen und des Fremden) селективность практики и политики обеспечения внутренней безопасности. Эта селективность государственного предложения (без-)опасности вполне отвечает некоторым признакам спроса на (безопасность. Лежащие в основе этого спроса потребности определяются желанием видеть зло и его носителей - виновников наиболее актуальных на данный конкретный момент времени проблем - не только "уловимыми" на основе внешних признаков, но также и как поддающимися изоляции, так или иначе устранимыми (скажем, путем депортации) и локализованными за пределами собственной социальной, этнической, национальной группы.

Тем самым достигается относительное повышение моральной оценки собственного, и попутно поддерживается иллюзия разрешимости проблем.

Ориентированное на эти потребности, селективно структурированное предложение не удовлетворяет их, а лишь дополнительно стимулирует.

Источник потребностей - структурные диспропорции и результирующие из их восприятия экзистенциальные страхи и беспокойства - остается в стороне от усилий по удовлетворению потребностей. В целом это выглядит как идеальная модель и мечта современного маркетинга - предложение, которое ни в коей мере не успокаивает, а лишь бесконечно возбуждает спрос. Напрашивается масса метафор - соленая вода как средства утоления 157 Оченьинтересно было бы объяснение деяниями и бездействием иностранцев одной из основных проблем, единственным решением которой является их наплыв - радикальное снижение показателей рождаемости среди "аутентично" немецкого населения.

<

–  –  –

жажды; наркотик, потребление которого ведет лишь к усилению дальнейшей в нем потребности; предложение (без)опасности как блюда, поедание которого лишь усиливает голод по (без)опасности (SPITZER 1987: 54 f.).

Субъективная вера в устранимость персонифицированного зла может иметь вполне реальные последствия. Овладевая массами, эта идея становится материальной силой, способной нечто сдвинуть и разрушить в этом мире.

Однако она владеет массовым сознанием не всегда в одинаковой степени. В период после Второй мировой войны она имеет относительно неблагоприятную конъюнктуру в индустриально развитых и демократических странах. В этом усматривается одно из последствий относительно бескризисного развития и последовательного повышения уровня материального благосостояния. Дополнительным фактором являлось социально-государственное (нем.: sozialstaatlich), т. е. относительно равномерное распределение этого благосостояния на национальном уровне. Эти более или менее благоприятные условия снижали восприимчивость масс к идее ликвидации носителей зла - ликвидация была неактуальной и представлялась перегибом. Кратковременная фаза всеобщей сытости имела следствием еще более краткую фазу торжества человеколюбия, солидарности и альтруистически-гуманистических настроений. Этим настроениям "низов" отвечали тенденции обеспечения "верхами" своего господства скорее консенсуальными, нежели принудительно-насильственными средствами (HALL et al. 1978: 227 ff.).

Проблема же этих благоприятных тенденций развития состоит в низком пороге их кризисной устойчивости, или, иными словами, зависимости от материального благосостояния. Достижение экологических пределов экономического роста или пролонгирование последнего за счет частичного отказа от принципов социального государства может заметно сказаться на уровне материального благосостояния и потребления населения либо его значительных групп. Это разрушает фундамент согласия и миролюбия, демократии и правового государства. Так последние становятся заложниками экономического роста, все более полного и изощренного удовлетворения безгранично растущих потребностей и потребительских аппетитов.

Эта "проблема благосостояния" (англ.: affluence problem HOBSBAWM 2000) ставит политику под невыносимое давление взаимно противоречивых обстоятельств. Следует учитывать, что обеспечение условий роста на определенном этапе предполагает и осуществляется за счет демонтажа социально-государственных гарантий, процессов исключения и относительной депривации. Как и предполагает ЮРГЕН ХАБЕРМАС, экономические кризисы в их известной из эпохи раннего капитализма форме могут быть предотвращены. Верна, однако, и вторая часть предположения

<

Эрозия демократии и правового государства

усилия по предотвращению несут в себе опасность развития кризисных тенденций в иной форме:

"Экономический кризис может быть предупрежден в долговременной перспективе, хоть и таким образом, что противоречивые императивы регуляции, осуществляясь в принудительных импульсах к движению капитала, порождают ряд кризисных тенденций иного характера" (HABERMAS 1973:

60).

Эти "тенденции иного характера" и внушают некоторое беспокойство в отношении дальнейшей судьбы современных институтов правового государства.

Следующее предположение связывает настоящие проблемы становления таких институтов в России с отсутствием "лежащих вне правового государства условий правовой государственности". К таким условиям относится предположительно определенный уровень материального благосостояния и соответствия между потребительскими запросами и действительными стандартами потребления. К сожалению, в рамках данной работы невозможно применить к анализу этих диспропорций между правовыми и внеправовыми обстоятельствами марксистскую схему отношения между базисом и надстройкой, а также основанные на теории модернизации и ее критике соображения об "одновременности неодновременного" (OFFE 1994: 57; JOAS 2000: 168 ff.) - это увело бы слишком далеко в сторону от собственной темы. Однако и без теорий высокого уровня можно легко представить себе сценарий последовательного выхолащивания правового государства путем разрушения его материального базиса кризисными тенденциями. Нормы правовой государственности в таком случае могут благополучно продолжать свое существование в юридической плоскости. Однако они все в меньшей степени определяют реальные отношения, теряя значение для решения действительно важных вопросов.

Не столь уж важно, снимаются ли в официальном порядке ограничения на применение репрессии, налагаемые принципами правового государства или же они продолжают существовать в качестве идеологической фикции. В результате карательно-правоохранительные органы получают не ограниченный ни дефицитом ресурсов, ни конституционными и уголовно-процессуальными "правилами игры", ни следственно-техническими сложностями доступ к индивидуумам и группам. В этих условиях они вторгаются во все новые сферы жизни общества и социальные пространства. Эта экспансия, будучи аспектом тоталитарного развития, в свою очередь распадается на ряд аспектов:

1. Одним из них является расширение кругов, находящихся под прямым или косвенным контролем правоохранительно-карательных инстанций. Все более широкие слои населения либо уже пребывают в учреждениях уголовноисполнительной системы, либо без особых усилий со своей стороны (т. е.

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма без совершения чего-либо из ряда вон выходящего) и со стороны органов (т. е. без утомительных следственных действий по доказательству факта совершения "из ряда вон выходящего") могут проследовать туда в любой момент времени. "Невиновных" нет - каждый является носителем абстрактной опасности, от каждого с той или иной вероятностью можно ожидать поступков, нарушающих правила "социальной гигиены" и угрожающих внутренней безопасности. Каждый разделяет коллективную ответственность в той или иной ее форме: предприниматели - ответственность братьев МАВРОДИ за ограбление народа; алкоголики - за ухудшение генофонда нации и создание ситуаций, сопряженных с повышенным риском (виктимо- и криминогенных); бездомные - за принадлежность к группе населения, сверхпропорционально потребляющего алкоголь и т. д. "Уж виноват ты тем, что принадлежишь к возрастной, половой, социальной, этнической или какой бы то ни было группе, ряд представителей которой запятнан преступной деятельностью" - это рационализованный вариант; более честно было бы сказать: "уж виноват ты тем, что представителям пенитициарноправоохранительной системы хочется кушать, причем аппетит их воистину неутолим". Чего доброго, не получая достаточного питания, этот молохдитя начнет себя самого кушать, как в вышеприведенным примере с ЕЖОВЫМ;

2. Следующий аспект состоит в привлечении граждан к добровольному и полу-, псевдо-, квази- и семидобровольному сотрудничеству с государственными службами безопасности, что равнозначно преодолению институционной системой внутренней безопасности своих границ с внешним социальным миром - она проникает, инфильтрирует себя в этот мир, образует в нем метастазы;

3. Третий аспект тесно связан с предыдущим, будучи его проекцией в плоскость функциональных отношений. Воспроизводя себя в иных функциональных системах, репрессивная система приводит к их перерождению. Это проявляется в тенденции к применению насильственных средств для решения "собственно" идеологических, организационных, экономических, культурных, воспитательных, семейно-политических и прочих задач.

4.2.6. Тенденция к содержательной эрозии современного понятия правового государства С одинаковым успехом можно приводить логические аргументы и эмпирические факты как в пользу, так и в опровержение тезиса о действительном протекании охарактеризованных выше процессов в эпоху позднего капитализма. Аналитический замысел и логика данной работы не предполагают поиска твердых и окончательных критериев для установления степени тоталитарности либо демократичности тех или иных обществ - данная работа весьма добросовестно и исчерпывающе выполняется другими авторами (ср. MERKEL 1999). Здесь же амбиции куда более умеренные - показать, в чем проявляет себя тоталитарная тенденция в сфере коммуникации о безопасности и организации ее обеспечения; тенденция эта понимается как одна из многих, в сложном и противоречивом переплетении образующих синдром (пост-)современного развития. Есть некоторые основания

Эрозия демократии и правового государства

судить об усилении этой тенденции. Однако продолжится ли это усиление и приведет ли оно к образованию каких-либо законченных тоталитарных форм - с этим вопросом лучше обращаться к чревовещателям и ясновидящим.

Если же все-таки требуются хоть какие-то "твердые" факты, можно привести хотя бы следующие:

- В 70-е гг. левотеррористические акции и сопровождающая их моральная паника в ФРГ привели к либерализации норм процессуальной защиты прав обвиняемых в терроризме;

- В том же самом государстве на рубеже тысячелетий было законодательно признано так называемое "большое прослушивание" (нем.: Grosser Lauschangriff), что означает легализацию в рамках уголовного процесса наблюдения за жилыми помещениями извне, без присутствия в них агентов.

Это следует рассматривать как ослабление конституционной защиты неприкосновенности частного пространства в угоду мнимого повышения эффективности борьбы против так называемой организованной преступности, возведенной в ранг особой опасности для внутренней безопасности. Роль морально-панических мотивов при этом также была очевидной. Подобными же аргументами обосновывались предложения, предоставить полиции расширенные полномочия в рамках проактивного предупреждения опасностей - скажем, полномочия "превентивного расследования в преддверии преступления" (нем.: Vorfeldermittlingen), т. е. при отсутствии подозрения в совершении преступления;

- В ряде европейских государств и на уровне Европейского Союза обсуждается перенос обязанности по сбору доказательств со следственных органов на подозреваемого (нем.: Beweislastumkehr) в изнасиловании, что создало бы прецедент отступления от установленного конституцией принципа презумпции невиновности. Подобный прецедент уже имел место в Испании в виде решения ее Верховного суда от 17.02.1999 ("El Pais", 17.02.1999. См.

также критику существующей нерешительной практики уголовного преследования сексуальных деликтов в RADFORD & STANKO 1991). Почему бы и сексуальному насилию не стать предметом моральной паники?

На примере этих отдельных случаев отчетливо наблюдаются следующие закономерности:

1. Для легитимации отказа от принципов правовой государственности, как правило, используются ссылки на острую необходимость решения той или иной проблемы внутренней безопасности;

2. Ограниченность репрессивно-карательной деятельности принципами правовой государственности мнимо или действительно препятствует нахождению адекватного ответа на риски и опасности, с которыми столкнулось современное общество 158 ;

158 С представленной здесь точки зрения, это куцая логика. Репрессивные методы теряют свою пригодность вне зависимости от того, регулируется ли их применение принципами правового государства или нет. Соответственно, требуется еще более жесткое их ограничение и применение в соответствии с принципом железной эконоКонтроль над преступностью к контексте позднего капитализма

3. Вопросы внутренней безопасности пользуются сегодня очень хорошей конъюнктурой, так что ссылки на необходимость их решения действительно позволяют оправдать очень многое.

То, что "опасность оправдывает не все средства" (HASSEMER 1993: 2 ff.), звучит на фоне этих предположений скорее как благое пожелание, нежели как констатация факта.

Центральный же пример относится к иному национальному контексту.

Речь идет о пресловутой стратегии "нулевой терпимости" (англ.: zero tolerance) полиции Нью-Йорка, по поводу которой несколько лет назад было сломано немало криминал-политических и криминологических копий.

Эта стратегия имеет непосредственное отношение к обсуждаемой тенденции, поскольку она самым явным, решительным и бескомпромиссным образом рвет с традицией правовой государственности в политике и практике обеспечения внутренней безопасности (BECKETT & SASSON 2000).

Кроме этого, она и за пределами США восхваляется как "образцовая практика" (англ.: best practice - KEIL 1998: 518; HESS 2000: 355 ff.). Хоть ее зачастую и отвергают, отказывая ей в перспективах экспорта в иные национальные и культурные контексты, все же она достаточно долго направляла течение дискуссии и разграничение позиций в криминал-политике. Все еще трудно судить, останется ли она идиосинкратическим явлением "особого американского пути развития" (нем.: amerikanischer Sonderweg) или же явится в ретроспективе одной из поворотных вех международного значения, в значительной степени определившей тенденции дальнейшего развития политики внутренней безопасности и в европейских странах. В пользу последнего предположения свидетельствует тенденция к копированию американских подходов или же их экспорту в различные регионы мира (CHAMBLISS 1998: 87-88; WEITEKAMP 1999). Тенденция эта проявляется и далеко за пределами предметной сферы криминал-политики (SACK 1995a: 434).

Отход от принципов правового государства в рамках политики нетерпимости состоит, прежде всего, в уже не контрабандном, а совершенно бесстыдном и откровенном "протаскивании" в карательную практику критериев, чуждых уголовному праву и уголовному процессу. Предпосылкой полицейского вмешательства является не только подозрение в совершении преступления, а весьма расплывчатые и диффузные, допускающие произвольное толкование "околопреступные" (нем.: substrafrechtlich) поведенческие признаки - подобные тем, на которые реагирует частная охрана развлекательных предприятий, удаляя клиентов, предположительно предрасмии репрессии. К совершенно противоположным решениям ведет столь же широко распространенное, сколь и тривиальное рассмотрение неадекватности как следствия подчиненности принципам правового государства, недостаточности полномочий, ресурсного обеспечения и т. п.

Эрозия демократии и правового государства

положенных к нарушению порядка (несомненное обогащение техническиметодического арсенала государственных служб безопасности). Эти поведенческие признаки характерны именно для расхожего образа "нарушителя" в его различных ипостасях - в лице подростков, пьяных, попрошаек, проституток и "опасного класса" в целом. Теоретико-идеологическим обоснованием перехода от ясных и четких уголовно-процессуальных критериев вмешательства к не поддающимся однозначному определению и установлению признакам, не дотягивающих до признаков составов преступлений 159, служат два родственных криминал-политических подхода:

1. Один из них проповедует переход "от войны с преступностью к войне против страха перед преступностью" (англ.: from war on crime to war on

fear of crime). При этом целеполагание карательной деятельности по обеспечению безопасности непосредственно выводится из субъективных потребностей населения, или его отдельных групп, в безопасности (безотносительно к объективно понимаемым рискам):

"В вопросах воспрепятствования насилию речь в любом случае идет о политически приоритетной задаче для обоснования мер, по решению которой ни в коем случае не требуется действительного роста насилия. Достаточным основанием для принятия этих мер следует считать и ощущение угрозы такого роста населением" (SCHWIND et al. 1990: 44 - не могут ли в таком случае и меры по нейтрализации еврейской угрозы быть предприняты на основании ощущения роста такой угрозы населением? - В. Г.).

Посылкой является возбуждение признаками дезорганизации местности "ощущения угрозы населением". Выводом - необходимость официально отнести к клиентам полиции группу лиц, дисциплинирующие действия в отношении которых ранее не всегда поощрялись и не были столь обязательными, находясь на грани между наведением общественного порядка и нарушения индивидуальных прав и свобод действительных и потенциальных нарушителей этого порядка. Речь идет о лицах, которые своей оскорбляющей эстетические чувства внешностью и "околоуголовным" стилем поведения создают те самые признаки дезорганизации местности (англ.: uncivilities), что внушают страх "порядочной" публике.

2. Вторая концепция известна под кодовым названием "разбитых окон" (WILSON & KELLING 1982). Она основана на довольно тривиальном тезисе о генетической взаимосвязи между субкриминальными и криминальными явлениями. Первые представляют собой раннюю фазу общего процесса вызревания последних. Полиции не следует ожидать, пока это развитие достигнет своей продвинутой фазы, и незрелые пока еще плоды нальются недобрым криминальным цветом. Ей надлежит вмешиваться уже вначале. Это означает, что функции ее не в исключительном и неформальном, а обязательном и официальном порядке выходят далеко за пределы наказания и предупреждения преступлений. Предметом карательных и превентивных 159 Этот переход напоминает о созвучной концепции автономизации полиции. Последняя получает все более широкую возможность определения своих задач "в рабочем порядке", исходя из собственных, внутренних критериев и ухода от внешнего контроля со стороны демократических институтов (SACK 1995a: 450).

Контроль над преступностью к контексте позднего капитализма действий становится "предкриминальное поведение" в силу его подтверждаемой научным и вненаучным опытом роли в распространении поведения собственно криминального.

В рамках социально-научного исследования, перечисление отдельных примеров отмены тех или иных принципов правового государства имеет смысл лишь с целью реконструкции скрывающейся за этими случаями логики, положенной в основу смены парадигм обеспечения внутренней безопасности. Эту логику можно интерпретировать в духе высказанных в разделах 4.2.4. и 4.2.5. общих представлений о проявлении тоталитарных тенденций в сфере внутренней безопасности - речь идет о привязке критериев применения репрессии к внешним личностно-поведенческим признакам, с которыми связан повышенный риск типичного для низших социальных слоев преступного поведения. Носители "признаков опасности" подвергаются дисциплинарно-карательному воздействию не за их конкретные деяния, а за принадлежность к "опасному классу", в облике и поведении которого повышенная вероятность некоторых форм преступности сочетается со сверхпропорциональной насыщенностью внешними признаками, используемыми как основание для применения силы к их носителям.

Предпринимателей вполне можно рассматривать как носителей повышенных абстрактных рисков экономической и экологической преступности. Если сама принадлежность к социальному слою предпринимателей (или предпринимательская деятельность) в силу своей абстрактной опасности объявляется уголовно наказуемой, это означает "коллективную криминализацию на основе внешних признаков". Это имело место в Советском Союзе в форме классовой борьбы ЧК и НКВД против "эксплуататорских классов" и в форме ст. 153 УК РСФСР 1961 г., предусматривавшей наказание за "частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество". Это было одним из признаков тоталитаризма. Лишь идеологическими мотивами можно оправдать дефиниционные усилия по изобретению другого обозначения для направленной на иную социальную группу, в принципе же аналогичной практику "коллективной криминализации на основе внешних признаков в Нью-Йорке" 160.

160 Сальтернативной точки зрения такая практика рассматривается как демократический контроль. При этом исходят из того, что реальная демократия порождает одновременно шансы и риски, свободу и возможности злоупотребления ею. Более жесткий контроль способствовал бы рефлексивной локализации и нейтрализации негативных аспектов или эксцессов демократии. По всей видимости, это имеет в виду ВИКТОР ЛУНЕЕВ, предлагая не разъясняемое далее понятие "демократического контроля" (ЛУНЕЕВ 1997: 30 и далее). Автор данной работы не разделяет и считает неубедительными эту позицию и эту концепцию.

Эрозия демократии и правового государства

Статусная асимметрия процесса "тоталитаризации" социального контроля лишь усиливает его тоталитарность 161. Репрессия становится средством управления не невесть какими "гражданами", а конкретными группами населения, представляющими на сегодня особую проблему для политического и (особенно!) экономического порядка. Представители этих групп не являются ни ненасытными потребителями ни эффективными производителями, ни - в силу этого - полноценными с неолиберальной точки зрения гражданами. Они либо аполитичны, либо потенциальные избиратели популистских партий. Как получатели социальной помощи либо претенденты на нее, они зачисляются в пассивы общества, все более склонного к самонаблюдению с точки зрения бухгалтерии предприятия.

Греховность их не исчерпывается этим: они претендуют на доступные коммодификации и коммерческому использованию пространства и потенциальные зоны интенсивного потребления. Они нарушают гладкое течение процессов потребления, портят своим видом потребительские аппетиты и удовольствия, оскорбляя попутно нарциссические чувства воспринимающего себя как гуманное общества. Как "живой повод" к сомнениям в совершенстве общественного устройства они способствуют ослаблению веры в рынок, общество всеобщего благосостояния и модернизацию. Следует учитывать, что эта подвергаемая опасности вера является одной из фундаментальных предпосылок функционирования капиталистической системы.



Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 16 |
 

Похожие работы:

«НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМ ПРОМЫШЛЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (ЗАО НТЦ ПБ) Совершенствование методического обеспечения анализа риска в целях декларирования и обоснования промышленной безопасности опасных производственных объектов. Новые методики оценки риска аварий Директор центра анализа риска ЗАО НТЦ ПБ, д.т.н., Лисанов Михаил Вячеславович. тел. +7 495 620 47 48, e-mail: risk@safety.ru Семинар «Об опыте декларирования.» Моск. обл., п. Клязьма, 06.10.201 safety.ru Основные темы...»

«ТЕХНОГЕННЫЕ ОПАСНОСТИ И РИСКИ Саяно-Шушенская ГЭС после 17 августа 2009 года Погибло 75 человек. Уничтожено гидроагрегата. Повреждено гидроагрегатов 2014 Сибирский федеральный округ Горячее лето 2010. Гайнский район ТЕМА Потенциально опасные объекты, расположенные на территории Пермского края. Чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера и их последствия для населения Цель занятия: получить информацию о ПОО, расположенных на территории ПК; получить представление о классификации ЧС;...»

«Уральский государственный лесотехнический университет» Кафедра ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКОЙ ТЕХНОЛОГИИ ЗАЩИТЫ БИОСФЕРЫ Направление подготовки 20.03.01 (280700.62) Техносферная безопасность Квалификация (степень) выпускника Бакалавр Профиль подготовки Инженерная защита окружающей среды Разработчик: доцент кафедры физико-химической технологии защиты биосферы, к.х.н. Ю.А. Горбатенко Целью преподавания дисциплины «Технология рекуперации газовых выбросов» является формирование у будущих бакалавров высокого...»

«АНАЛИТИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ АППАРАТА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Роль физической культуры и спорта в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ К ПАРЛАМЕНТСКИМ СЛУШАНИЯМ 24 АПРЕЛЯ 2015 ГОДА МОСКВА • 2015 Аналитический вестник № 14 (567) Настоящий выпуск Аналитического вестника подготовлен по итогам заседания Научно-методического семинара Аналитического управления Аппарата Совета Федерации на тему «Роль физической культуры и спорта в обеспечении национальной безопасности...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 13.03.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Доклад Министра промышленности о ситуации в отрасли Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко выразил обеспокоенность ситуацией на предприятиях Министерства промышленности. Об этом Глава...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 22.05.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Совещание о текущей ситуации на рынке труда и социальной защите населения Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко 14 мая на совещании о текущей ситуации на рынке труда и социальной защите...»

«Аннотация В данном дипломном проекте была разработана релейная защита и автоматика подстанции «Шу». Составлена схема замещения сети, выбрано силовое оборудование, а также оборудование релейной защиты. Выполнены графические схемы, подтверждающие основные направления дипломного проекта. Также рассмотрены вопросы экономики и безопасности жизнедеятельности. Annotation This diploma thesis is devoted to research of relay protection and automation of «Shu» substation. There are equivalent circuits...»

«Неофициальный перевод VII саммит БРИКС Уфимская декларация (Уфа, Российская Федерация, 9 июля 2015 года) 1. Мы, руководители Федеративной Республики Бразилия, Российской Федерации, Республики Индия, Китайской Народной Республики и ЮжноАфриканской Республики, провели 9 июля 2015 года в Уфе, Россия, Седьмой саммит БРИКС, который прошел под девизом Партнерство стран БРИКС – мощный фактор глобального развития. Мы обсудили представляющие общий интерес вопросы международной повестки дня, а также...»

«Ежеквартальный научно-производственный журнал «Вестник ветеринарии» Key title: Vestnik veterinarii Verba volant, scripta manent Abbreviated key title: Vestn. vet. – слова улетают, написанное остается. Латинское изречение № 71 (4/2014) С ОД Е РЖ АН И Е Основан в 1996 году Учредитель ООО «Энтропос» Ветеринария в законодательном пространстве Зарегистрирован в Комитете О техническом регламенте Таможенного Союза Российской Федерации по печати О безопасности мяса и мясной продукции (свидетельство о...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор Колледжа РИЗП _ С.Ю.Зайцев «_» _ 20_ год ЧОУ ВО «Ростовский институт защиты предпринимателя» Колледж права и социальной безопасности Специальность: 030912 – Право и организация социального обеспечения Курс: 4 Семестр: 7 Форма обучения: заочная Учебный год: 2015/16 Распределение по видам Форма Ф.И.О. № Пись Дисциплина контро Уст Обо Прак преподавателя п/п м. ля анов. бщ. тич. раб Диф. Иностранный язык Барашян В.К. 1. 4 зачет Диф. Физическая культура Шенгелая С.А. 2. 2 2 зачет...»

«Аннотация В данном дипломном проекте рассматриваеться внедрение беспроводного широкополосного доступа технологии 802.16 в городе Хромтау, для обеспечения населения качественными и недорогими услугами связи в независимости от плотности населения и рельефа местности. Произведены выбор и анализ необходимого оборудования, приведены расчеты зон покрытия базовых станций, оптимальной мощности передатчика, затухание по модели Okumura-Hata и абонентской нагрузки. В технико-экономическом разделе...»

«Обзор новостей рынка охранных услуг Подготовлено МАПБ «РД-Контакт» Москва 19-26 апреля 2013 года Обзор новостей рынка охранных услуг МАПБ «РД-Контакт» Оглавление Нормативно-правовая сфера Проект закона, расширяющий полномочия сотрудников ЧОП, направлен в Госдуму.3 Предложения ЦС УПК РОСС по внесению изменений в ФЗ «Об оружии» Предложение ЦС УПК РОСС по стандартам (квалификациям), применяемым в сфере охраны и обеспечения безопасности. Одобрен законопроект «О государственно-частном партнерстве»...»

«Аннотация В данном дипломном проекте согласно заданию была осуществлена разработка корпоративной сети предприятия с централизованным управлением. Для удобства и обеспечения безопасности хранения информации было использовано дополнительное оборудование, выполняющее функции резервного копирования и редупликации данных. Используя данную компьютерную сеть, пользователь имеет возможность полноценно работать со всеми информационными системами предприятия, такими как: электронная почта, система...»

«Оглавление 1. Общие положения.. 3 2. Трудовые отношения..5 3. Гарантии и компенсации работникам, совмещающим работу с получением профессионального образования, профессионального обучения и дополнительного профессионального образования.. 8 4. Рабочее время и время отдыха.. 9 5. Оплата и нормирование труда..11 6. Гарантии и компенсации..13 7. Охрана труда и здоровья.. 15 8. Гарантии профсоюзной деятельности.. 19 9. Обязательства профкома.. 21 10. Контроль за выполнением коллективного...»

«CNS/6RM/2014/11_Final 6-е Совещание договаривающихся сторон Конвенции о ядерной безопасности по рассмотрению 24 марта – 4 апреля 2014 года Вена, Австрия Краткий доклад Г-н Андре-Клод Лакост, Председатель Г-н Ли Су Кхо, заместитель Председателя Г-н Хойрул Худа, заместитель Председателя Вена, 4 апреля 2014 года CNS/6RM/2014/11_Final А. Введение 1. 6-е Совещание договаривающихся сторон Конвенции о ядерной безопасности (Конвенции) по рассмотрению в соответствии со статьей 20 Конвенции состоялось 24...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЭКОЛОГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОКЛАД «О СОСТОЯНИИ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ ВОДНЫХ РЕСУРСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2009 ГОДУ» НИА-Природа Москва – 2010 Государственный доклад «О состоянии и использовании водных ресурсов Российской Федерации в 2009 году». – М.: НИА-Природа, 2010. – 288 с. Государственный доклад о состоянии водных ресурсов Российской Федерации содержит основные данные о водных ресурсах и их использовании, количественных и качественных...»

«Утверждено решением Общего собрания членов СРО НП «СОЮЗАТОМГЕО» Протокол № От «29» апреля 2009 г. С изменениями утвержденными общем собранием членов СРО НП «СОЮЗАТОМГЕО» Протокол № От «04» декабря 2009 г. С изменениями утвержденными общем собранием членов СРО НП «СОЮЗАТОМГЕО» Протокол № 4 От «09» апреля 2010 г. С изменениями утвержденными общем собранием членов СРО НП «СОЮЗАТОМГЕО» Протокол № 5 От «16» сентября 2010 г. С изменениями утвержденными общем собранием членов СРО НП «СОЮЗАТОМГЕО»...»

«УФМС РОССИИ ПО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДОКЛАД О РЕЗУЛЬТАТАХ И ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ МИГРАЦИОННОЙ СЛУЖБЫ ПО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ НА 2014 ГОД И ПЛАНОВЫЙ ПЕРИОД 2015-2017 ГОДОВ Саратов 201 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ. РАЗДЕЛ I. ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УФМС РОССИИ ПО САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2014 ГОДУ Цель № 1 «Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, максимальная защищенность, комфортность и благополучие населения Российской Федерации Задача № 1.1....»

«ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОРПОРАЦИЯ ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ «РОСАТОМ» Открытое акционерное общество «Государственный научный центр – Научно-исследовательский институт атомных реакторов» ХI РОССИЙСКОЕ СОВЕЩАНИЕ «БЕЗОПАСНОСТЬ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ЯДЕРНЫХ УСТАНОВОК» (Димитровград, 25–30 мая 2009 г.) Сборник тезисов докладов Димитровград УДК 621.039.58 : 621.039.577(082) ХI Российское совещание «Безопасность исследовательских ядерных установок»: сборник тезисов докладов. – Димитровград: ОАО «ГНЦ НИИАР», 2009. – 45...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА КОМИТЕТ ПО ДЕЛАМ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА ул. Володарского, д. 14, г. Челябинск, 454080, тел./факс: (8-351) 266-54-40, e-mail: edu@cheladmin.ru ПРИКАЗ № 1220-у 14.09.2015 Об утверждении требований к проведению школьного этапа всероссийской олимпиады школьников по литературе, искусству (МХК), физкультуре, ОБЖ, технологии На основании приказа Комитета по делам образования города Челябинска от 25.08.2015 № 1092-у «Об организации и проведении школьного этапа...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.