WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

«Валентин Гольберт Предисловие Предисловие В основу этой работа легла докторская диссертация, защищенная автором в 2001 году на факультете социальных наук г. Гамбурга и в далньнейшем ...»

-- [ Страница 2 ] --

Представленная выше критическая позиция вкупе с аргументацией в пользу более дифференцированного взгляда на социалистическое прошлое в собственной стране (во второй главе) может быть воспринято как чрезмерная идеологизация и проявление доктринального мышления. Здесь нет возможности подробно разбирать отношения между наукой и идеологией.

Имеет смысл, однако, сказать, что абсолютно свободная от идеологии социальная наука представляется невозможной либо же бесполезной. Если бы было возможным идентифицировать нечто как социальное знание при полном отсутствии в нем идеологических мотивов, это было бы либо "бегством от мира во имя ценностной нейтральности" (BOURDIEU 1998: 7) либо знанием, которое не может никаким образом быть использовано или учтено в социальной практике, т.

е. бесплодно (там же). В действительности же претензия на ценностный нейтралитет обозначает лишь сознательную, несознательную либо неосознанную конспирацию идеологической подоплеки. Исходя из этого, представляется желательной рефлексия и открытое признание идеологических истоков собственных научных подходов и их роли в оформлении теоретических предпочтений. С другой стороны, необходимо "тонкое чутье", позволяющее различать грань между собственно наукой и собственно идеологией. В данной работе, соответственно, делается попытка представления идеологически значимых позиций, не переступая при этом данной грани.

Введение

Полемическая заостренность работы связана с ее социальнокритической направленностью. Эту направленность можно пояснить и обосновать следующим замечанием ПЬЕРА БУРДЬЕ:

Серьезная наука предполагает решительный разрыв с очевидностями. Следуя же наезженной колее обыденного сознания, и идя на поводу обжегражданского здравого смысла, мы с неизбежностью оказываемся в пространстве нефальсифицируемой рефлексии охватывающего все мироздание эссеизма и полузнания официальной науки" (BOURDIEU 1985: 64).

К очевидностям относится, например, что США являются сверхмощным государством, что признается как их критиками, так и адептами. В разрез с этим признанием идет один из основных тезисов четвертой главы, согласно которому тенденция к карательно-репрессивному государственному управлению есть проявление кризиса и бессилия государства: "расширение карательной практики в конце столетия отражает относительную слабость государства" (SIMON & CAPLOW 1999: 79). Если это так, то современное развитие уголовной политики и политики внутренней безопасности в США показывает, что ситуация определяется именно глубоким кризисом и беспомощностью - возможно, даже, в большей степени, нежели ситуация (бывших) противников по конкуренции систем. Это соображение наводит на мысль, что основанные на оценке военного и экономического потенциала того или иного государства суждения о его мощи и немощи являются такой редукцией и упрощением, которые социальная наука не может себе позволить, если желает сохранять свою аутентичность.

Социально-критический разрыв с очевидностями и последовательно рефлексивная позиция предполагают, далее, нетрадиционный подход к диагностике "опасностей особого рода", подобных исходящей от фашизма опасности войны (FABER 2000: 274). Социальная наука не может ограничиться способностью (и желанием) распознавать такие опасности там и тогда, где и когда они вполне распознаваемы и без помощи социальных наук.

На этой фазе уже слишком поздно предлагать социально-научные диагнозы 5 - равно как и диагностицировать опухоли на финальных стадиях их

Такая экспертиза оказалась бы уже запоздалой, будучи предложенной на момент5

времени, когда проистекающая от фашизма угроза войны недвусмысленно диагностицировалась политиками - в частности, ЭРНЕСТОМ ТЕЛЬМАНОМ. Возможно, и источники угрозы следовало искать за пределами региона, в котором она непосредственно реализовывалась, а скорее там, где эту реализацию можно было блокировать вместо того, чтобы наблюдать за нею с замиранием духа и, ведя политические расчеты - в любом случае оказавшиеся впоследствии верхом политической глупости как использовать ее в национально- и классово-эгоистических целях. Если находящиеся у власти политики на Западе и на Востоке ничего не предпринимали для устранения этой опасности, объяснялось это не недостаточной информированностью их со стороны социальных наук, а скорее вопиющей переоценкой своих способностей отведения этой опасности от себя и канализации ее на "верную" цель.

Рефлексия идеологических предпосылок работы: Whose Side Are We On?

развития или же предотвращать вовсю полыхающий пожар. Речь же скорее идет о том, чтобы уметь распознать признаки болезни во внешнем здоровье или же признаки бури при кажущемся спокойствии.

В отношении предмета социальных наук это требует способности к распознаванию тоталитарных и ведущих к войне тенденций в развитии, которое обычно не ассоциируется с такими тенденциями или даже определяется как противоположное им. Выполнение профессионального долга ученого иной раз требует умения увидеть шар там, где другие видят блин или шайбу - или же тоталитаризм там, где прочие могут или хотят узреть лишь "либерально-демократический" общественный строй6. При социализме, скажем, тоже следовало распознать грубое подавление национальной идентичности именно в тех отношениях, которые официально представлялись в качестве осуществления принципов интернационализма.

Желая открыть источники опасности для демократии, следует пристальнее и строже присмотреться к структурам, конвенционально определяемым как демократические. Беспокойство о спасении социальной государственности должно иметь своим первоочередным предметом слабые стороны кейнсианизма. Это же самое можно сказать в отношении всех возможных институтов, идеологий, учений, мировоззренческих систем и т.

п.: рыночной и плановой экономики, социализма, капитализма, либерализма, аболиционизма, феминизма и т. д. В частности, марксистское учение не было в достаточной степени рефлексивным, чтобы распознать собственные границы - и тем самым оно создало предпосылки для злоупотребления собою в качестве официальной идеологии и религии тоталитарного социализма 7.

Здесь можно указать лишь на один признак реальной демократии, который лежит в6

основе ее перманентной тенденции к тоталитарному развитию. Речь идет о ее зависимости от материального благосостояния, служащей источником следующего противоречия: по мере стагнации либо снижения уровня благосостояния усиливается опасность, что антидемократические силы придут к власти - будут избраны - вполне демократическим путем (ср. PREUSS ср. 1997: 54 ff.).

Неспособность к распознанию собственных границ лежит в основе виктимности 7 теоретических систем как потенциальных жертв противоестественной, чуждой собственно научной аутентичности, инструментализации в политических целях. Как показал опыт реального социализма, наука в таких случаях оказывается весьма падкой на соблазн "расслабиться и получить удовольствие". На дальнейшем этапе развития отношений между наукой и властью для первой удовольствие в первоначальном смысле слова уже не играет роли - речь идет лишь об обеспечении материальных благ в ответ на покладистость. К этому полуприличному комментарию остается лишь добавить, что переход границ в сторону идеологизации делает науку уязвимой в плане политического злоупотребления; в сторону прагматизации - экономического злоупотребления ею в форме разного рода маркетинга.

Введение

С помощью последнего примера можно в первом приближении назвать признаки, наблюдение которых позволяет установить факт перехода упомянутой выше границы между концептуальным и догматическим знанием. Одним из таких признаков является идея исторического прогресса, несовместимая с признанием контингентности социального развития и ведущая к телеологическому либо апокалиптическому видению истории. И в случае марксизма и в случае теории модернизации гипотеза прогресса сказалась роковым образом и дала все основания для суровой, но справедливой критики обоих теоретических течений (JOAS - и 2000: 30 ff.).

Следующий признак связан с идеей прогресса, однако, значительно реже попадает в прицел рефлексивной критики. Речь идет о тенденции соотнесения "прогрессивных" признаков развития с каким-либо конкретным эмпирическим случаем, скажем, той или иной национальной или культурной традицией - российской, европейской, исламской, либеральнодемократической и т.

д. Избранная традиция воспринимается и объявляется в таком случае как в нормативном отношении предпочтительная в сравнении с альтернативными вариантами развития. Таким образом происходит деление мира на цивилизованные и не(-до-)цивилизованные его части 8, далее - пространственная аллокация зла, располагаемого в результате за пределами традиции, определяемой как "прогрессивная". Для оправдания гегемониально-государственного террора и антигегемониальноантигосударственного терроризма эта логика подходит оптимально, однако она же обесценивает результаты любого научного анализа, будучи положена в его фундамент.

С нормативным делением мира мы получаем неотъемлемые противоположности всех догматических систем. Однако в секуляризованном мире немодно стало облачать их в образные представления о рае и аде, чертях и ангелах. Вместо этого говорят, в частности, о тоталитарных режимах и демократиях 9. При этом буквально все говорит в пользу последних и против первых: "В этой ситуации... нормативно и эмпирически все говорит в пользу того, что от демократии, правовой государственности и рыночной экономики следует ожидать лучшего будущего" (в отношении бывшей ГДР - JOAS, там же: 29; выделение В. Г.). Лучшее будущее, таким образом, обещает нам современная рыночная экономика, которая посредством активизации механизмов социального исключения уже сегодня во все более массовом порядке воспроизводит карательные притязания и карательный популизм, антидемократические симпатии электората и т. п.

В иной традиции словоупотребления - полноценные и неполноценные нации.

8 Впрочем, в настоящее время отходят от двоично-кодированных схем и говорят о 9 более или менее демократических или тоталитарных обществах, локализуемых в континууме между полюсами крайнего тоталитаризма и крайней демократии (MERKEL 1999).

–  –  –

Следующий догматический признак связан с амбицией объяснения всего процесса социального изменения, всего общества или же всей преступности с помощью единой концепции. В честолюбивом и азартном стремлении открыть универсальные истины, которые призваны дать исчерпывающую справку человечеству о его текущем состоянии и дальнейших перспективах, "полуправды" и частичные объяснения для некоторых аспектов предмета возводятся при этом в ранг тотальной правды обо всем предмете 10. Другие аспекты, доступные осмыслению скорее с альтернативных теоретических позиций, как и сами последние, подвергаются при этом "концептуальной резекции". К такому концептуальному обрезанию предмета привели бы, в частности, попытки рассмотрения социальной структуры на основании либо исключительно концепций вертикальноиерархического структурирования, либо же исключительно с помощью таковых горизонтально-функционального структурирования.

Безотносительно к желаниям авторов, логика социальных теорий, несущих в себе амбиции всеобщей генерализации и абсолютизации, чрезвычайно легко поддаются вульгаризации и вульгарному злоупотреблению в идеологических целях и надругательству с обезображиванием их в догматические системы. В итоге возникают либо консервативные догмы, интегрированные в гегемониальный дискурс, либо же субверсивные, дополнительно его легитимирующие направленными против него аргументами сомнительного интеллектуального и морального качества - как террористические акции палестинских экстремистов дополнительно легитимируют государственный террор Израиля и наоборот11.

Социальную функцию социальных наук, помимо прочего, можно усматривать в обращении внимания на перекосы в том или ином конкрет

<

В этой усердной гонке игнорируются самая универсальная из всех универсальных

истин - а именно, что универсальных истин нет и быть не может. И для сгущения парадоксальности - это не противоречит тому, что универсальных истин полно, но, к сожалению, открыть их не представляется возможным, так как в силу своей тривиальности они все уже давным-давно хорошо известны.

Дальнейший довод против эксцессов генерализации основан на их эвристической бесплодности: тот, кто пытается объяснить разом все, как правило, не объясняет ничего - бесконечность превращается в ноль. Примером может служить теория рационального выбора. Если на ее основе объясняются не отдельные формы и аспекты преступности, а вся преступность, то теряет свой смысл собственно понятие рациональности - что-либо определить как рациональное можно лишь, рассматривая нечто как иррациональное. Подобные понятия имеют смысл лишь при наличии противоположных понятий, с которыми могут образовать бинарную оппозицию или двоичный код коммуникации. Не исключено, впрочем, что с точки зрения РОНАЛЬДА КЛАРКА, постулирующего рассмотрение всех преступных деяний как продукта рациональных решений, противополагаемой категорией следует считать деятельность непреступную (CLARKE & CORNISH 1986).

Введение

ном варианте развития общества. Как показывает история, такие варианты, вне зависимости от их конкретного содержания, развивают опасную динамику самоусиления, чреватого малоприятными формами социальноисторического процесса вроде гражданской войны и тоталитаризма. Диалектико-циклическая модель этого процесса ведет к достаточно банальному выводу, что одностороннее развитие в направлении свободного рынка, если оно не уравновешено противоположной тенденцией, превращается весьма болезненным и катастрофическим образом в свое alter ego - в нелимитированное и насильственно насаждаемое плановое хозяйство. И наоборот - несбалансированное господство планово-экономических отношений ведет к провалу в стихию рынка и нецивилизованной экономики. ХХ столетие знает достаточно примеров такой инверсии, однако выводы из этого исторического опыта, вопреки своей банальности и в отличие от иных банальностей, не пользуется благоприятной конъюнктурой в политических дискурсах. В лучших традициях раздельного питания политики любят строить если уж социализм, так социализм; если рыночную экономику - то рыночную экономику. Правда, односторонняя практика сопровождается и стыдливо прикрывается обещаниями совместить несовместимое - создание среднего класса с недопущением обнищания народных масс, рыночную справедливость с социальной, сытость волков с принципом физической неприкосновенности овец. Здесь, видимо, имеет место феномен, обозначенный ПЬЕРОМ БУРДЬЕ как эффект анонсирования - не в состоянии чтолибо реально сделать, политика попускается такими попытками и превращается в жизнь взаймы в процессе перманентной выдачи обязательств добиться того, чего добиться она в действительности не может и не хочет.

При этом любые меры, направленные на смягчение односторонности хозрасчет в условиях социализма и социальная защита в условиях капитализма - приобретают, как правило, значение косметических операций, призванных создать лучший фасад и убедить таким образом всех и себя в ненужности более глубоких системных корректур - скажем, балансирования социалистического порядка за счет интеграции в него компонентов демократии и рыночной экономики и vice versa. Существует масса возможностей для обоснования невозможности такой интеграции. Можно, скажем, сослаться на давление обстоятельств, или же изобрести системные качества там, где их нет, представляя общество как конструкцию из столь жестко взаимосвязанных элементов, что попытка устранить или заменить один из них неизбежно приведет к крушению всей конструкции (по всей видимости, в детстве политики слишком часто играли в карточную игру с неблагозвучным названием, вытягивая одну за другой наваленные плашмя карты из-под построенного карточного же домика). Несостоятельность такого прикладного понимания теории систем совершенно явным образом продемонстрировал восточно-азиатский вариант капитализма, где рыночная

Рефлексия идеологических предпосылок работы: Whose Side Are We On?

экономика совершенно комфортно чувствует себя в условиях политических систем, в которых демократию можно усмотреть, только если этого уж очень хочется и при наличии изрядной доли воображения. Ссылки же политиков на необходимость хранить идиосинкразическую целомудренность общественных систем и строев и прикрывать этим собственную неспособность и нежелание к нахождению альтернативных путей и решений были метко обозначены ПЬЕРОМ БУРДЬЕ как принцип TINA - "у нас нет альтернативы" (англ.: There Is No Alternative).

В основе динамики саморазвития лежит очень тривиальное обстоятельство - рычаги политической, экономической и культурнодефиниционной власти, как правило, находятся в руках тех, кто наиболее комфортно чувствует себя именно в данных обстоятельствах. Отсюда все резоны задействовать эти рычаги для сохранения и укрепления статус-кво и недопущения каких-либо элементов, чуждых якобы данной системе, культуре, традиции, а в действительности - интересам ее элит. Чем в меньшей степени осуществляется интеграция этих чуждых элементов, тем дальше продвигается односторонний вариант развития в направлении социальной катастрофы, тем более катастрофические формы принимает процесс развития и тем более уродливые формы он порождает. Прежняя односторонность имеет следствием односторонность с противоположным знаком, вызывая именно своей перезрелостью недифференцированное и высоко эмоциональное неприятие себя самое. Это неприятие, в свою очередь, рано или поздно приводит к бескомпромиссному устранению старого и тем самым - к возникновению столь же однобокого, не уравновешенного противоположными тенденциями нового.

Динамика самовоспроизводства поддерживается консервативной идеологией, призванной представить ту или иную господствующую тенденцию охарактеризованным выше образом - как само собой разумеющуюся, единственно возможную и наилучшую из всех возможных. Развитие понимается при этом не как контингентный процесс, а как фиксированное или, выражаясь телеологически, программированное на определенных образцах и формах. При этом не играет роли, носят ли эти образцы характер представлений о содержательных аспектах социальных отношений (марксистский вариант) или же о формальных аспектах того процесса, в котором эти отношения формируются (к чему тяготеет теория модернизации). Такого рода научная апологетика препятствует распознанию диспропорций того или иного развития, и тем самым способствует катастрофическому протеканию процесса социального развития.

Желая добра, такая наука приносит в действительности сомнительные плоды двоякого свойства. Во-первых, это активное идеологическое обоснование гегемониальных мифов и легитимационных клише, а также

Введение

моральное оправдание "страусиной" политики, построенной по принципу "все больше того же самого" (англ.: more of the same); импотенции политиков в социально-преобразовательной практике и их популизма. Пассивный аспект состоит в невыполнении функции оповещения об опасностях, что проявляет себя, в частности, в антидепрессивной реконструкции исторического процесса в виде поступательного прогресса, прерываемого лишь временными и случайными помехами. Если при этом ГУЛАГ и Аусшвитц предстают как выпадающие из этого поступательно-прогрессивного движения "провалы цивилизации", а не ее логические и органические продукты, то не приходится удивляться тому, что подобные явления происходили, происходят и будут происходить столь неожиданным образом; что ведущие к ним тенденции не могут быть своевременно распознаны, не говоря уж о нейтрализации. Таким образом советская социальная наука способствовала снижению рефлексивности системы, и тем самым неожиданно катастрофическому, собственно и для идеологических противников нежелательному и неблагоприятному протеканию ее крушения (JOAS 2000: 16 f.).

Лежащее в основе предлагаемого анализа понимание роли социальных наук располагает к концептуальному выступлению на стороне той тенденции, которая в данном контексте находится в подавленном состоянии. Не будь это столь опасным, в Советском Союзе адекватной представлялось бы принятие позиции на стороне рыночной экономики и ценностей индивидуализма. В сегодняшней обстановке представляется более уместным выступление за ценности коллективизма, а также подходы и тенденции плановой экономики. Этим определяется идеологическая подоплека предлагаемой работы.

1. Понятийно-методические вопросы социологического исследования внутренней безопасности Термин "внутренняя безопасность" может служить примером региональнонациональной терминологической и понятийной специфики криминологического знания. За пределами немецкой криминологии это понятие, по всей видимости, широкого употребления не нашло. В англоязычных источниках широко используется родственное понятие "policing": если термином "внутренняя безопасность обозначаются некие материальные признаки ситуации или состояния - минимально возможный уровень преступности и страха перед преступностью, - то английский термин служит для обозначения деятельности по обеспечению и поддержанию таких состояний.

Под вышеназванными терминами могут обсуждаться весьма разнообразные предметы. В числе прочего, речь идет о преступности и связанных с нею рисках и опасностях. Порой в центре внимания находятся отдельные формы преступности, несущие в себе особую угрозу для общества, государства, их экономического и политического строя (организованная преступность, терроризм, политический экстремизм и т. д.). Нередко сюда относят проблемы правовых основ обеспечения безопасности, технического и иного оснащения субъектов этой деятельности. При этом обсуждается, в частности, расширение полномочий полиции по контролю над частной сферой (возможности проникновения в нее с целью прослушивания и наблюдения); превентивность или проактивность работы полиции;

мобилизация частных (коммерческих) и коммунальных субъектов т. д. Наконец, речь идет о так называемом субъективном аспекте безопасности, т.

е. ее восприятии населением. Это тематическое много- и разнообразие порождает впечатление "некоей особой зыбкости, присущей понятиям 'безопасность' и 'внутренняя безопасность', под которыми каждый понимает нечто свое" (WIDMER 1995: 11).

Из неоднозначности и отсутствия четкого конвенционального определения вытекает недостаточность понятия "внутренняя безопасность" для определения предмета, о котором идет речь. В любом случае требуется дополнительное пояснение, что понимается под внутренней безопасностью в рамках данного исследования. В спонтанно-нерефлексивных пояснениях внутренняя безопасность ассоциируется преимущественно с "преступностью, правонарушениями и борьбой против них" (GILOMEN 1995: 307). Эта ассоциация объясняется тем, что "понятие было привнесено в общество органами полиции и юстиции" (там же). Однако соотношение между борьбой с преступностью и обеспечением внутренней безопасности представПонятийно-методические вопросы ляется не столь простым и самоочевидным. Оно заслуживает специального рассмотрения, которое составит предмет нижеследующих разделов.

1.1. К понятию внутренней безопасности: внутренняя безопасность в узком и широком смысле 1.1.1. Понятие внутренней безопасности в узком смысле Понятие внутренней безопасности оформилось в процессе становления инстанций, представляющих и осуществляющих государственную монополию на применение насилия. Границами функциональной сферы этих инстанций и определяется по существу материальное содержание понятия.

Понимая под общей безопасностью "состояние гарантированности наших правовых ценностей" (PREUSS 1990: 324), можно определить внутреннюю безопасность как частный аспект этого состояния. Речь идет о безопасности, подлежащей обеспечению с применением государственного насилия, соответственно относимой к сфере компетенции силовых инстанций государства и представляющей собой их легитимационный базис 12. В этом состоит формальное понятие внутренней безопасности. Конкретное его содержание может существенно различаться в разных социокультурных контекстах.

Исходное определение внутренней безопасности носит негативный характер. В широком смысле "о безопасности говорят, когда нечто не происходит - мы чувствуем себя в безопасности настолько, насколько уверены в возможности организовать нашу повседневную жизнь без необходимости считаться с возможностью разного рода катастрофических событий" (SPITZER 1987: 47). В более узком смысле безопасность состоит в том, что магазины не подвергаются разграблению, прохожие приставаниям, компьютерные коды не взламываются" (там же). К предметной области внутренней безопасности относятся такие "катастрофические события" и "возможности ущерба нашим правовым ценностям" (PREUSS 1990: там же), исключение либо же снижение уровня которых по преимуществу является задачей государственных силовых инстанций. С одной стороны, в принципе речь может идти о самых различных, реальных и мнимых источниках опасности. С другой же стороны, в основе конкретных исследований на тему внутренней безопасности лежит, как правило, более узкий вариант понятия - противоречивое отношение между узким и широким вариантами будет играть важную роль в дальнейшем рассмотрении предмета.

Этим не исключается параллельное осуществление данных функций иными государственными и негосударственными индивидуальными и институциональными субъектами.

–  –  –

Силовые инстанции и их представителей можно представить как носителей предложения определенных услуг по обеспечению безопасности.

Население выступает при этом в роли клиентов, потребителей этих услуг либо же носителей спроса на них. В таком случае "агенты государства занимаются главным образом четырьмя видами деятельности:

1. Ведение войны: устранение или нейтрализация своих конкурентов за пределами территории, на которой они имеют явный и устойчивый силовой приоритет;

2. Формирование государства: устранение или нейтрализация таких конкурентов внутри своей территории;

3. Защита: устранение либо нейтрализация врагов своих клиентов;

4. Извлечение: взимание средств для осуществления трех вышеназванных видов деятельности" (TILLY 1985: 181).

Второй и третьей функциями исчерпывается функциональная сфера внутренней безопасности в узком смысле. К этой сфере относятся такие формы неопределенности, беспорядка, опасности и риска, которые подлежат устранению либо нейтрализации с применением насилия, организованного в виде государственной монополии. К предметной области внутренней безопасности относятся далее факторы, методы и инструментарий "государственно-насильственного" обеспечения безопасности, а также состояния, возникающие как результат этого обеспечения. Проблематичность такого "узкого" определения внутренней безопасности связана с невозможностью понятийного либо же эмпирического вычленения из общего контекста реальности, ассоциируемой с понятием безопасности в широком смысле, проблем, решение которых относится строго к области компетенции государственных силовых органов. Границы этой области не поддаются четкому определению, в силу чего отсутствуют однозначные критерии для отнесения той или иной проблемы к сфере внутренней безопасности либо же исключения из таковой 13.

Ответственность государства за обеспечение безопасности очевидна

- в этом усматривается "высшая государственная задача" (BONSS 1995:

206). Развитие понятия внутренней безопасности "однозначно относится к общей традиции прогресса" (KERNER 1980: 42), если под прогрессом понимать, в числе прочего, становление современного правового государства.

Неприятие концепции прогресса также не ведет к отрицанию того, что внутренняя безопасность оформляется как понятие и как функциональная сфера по мере принятия на себя государством ответственности "за сохраВ качестве примера можно взять защиту окружающей среды. Компетенция государственных силовых и репрессивных инстанций распространяется на эту функцию, в то же время рассмотрение ее как проблемы исключительно внутренней, т. е. обеспечиваемой силовыми инстанциями государства, безопасности было бы явно неадекватным предмету.

–  –  –

нение естественных и неотчуждаемых прав человека" 14 (там же). На современном этапе собственно безопасность понимается порой как одно из таких прав (KUNZ 1997: 14 f.). В этом вполне можно усматривать один из симптомов развития общества риска, чрезвычайно озабоченного вопросами безопасности (это развитие и эта озабоченность подлежат в дальнейшем более обстоятельному рассмотрению).

1.1.2. Широкое понятие внутренней безопасности и его слабые стороны Ответственность государства за безопасность своих граждан имеет множество частных аспектов и подаспектов. "Включающая в себя массу разнообразных аспектов политика обеспечения безопасности в широчайшем смысле может быть осмыслена как политика жизнеобеспечения, характеризуемая тесной взаимозависимостью таких компонент как оборонная политика, здравоохранение, экономическая и социальная политика" (WIDMER 1995:

13). Из этих взаимозависимостей вряд ли возможно вычленить особое понятие и собственный предмет внутренней безопасности. В связи с этим утверждается более широкое ее понятие.

Последовательное расширение понятия неизбежно ведет к отрицанию понятийного и содержательного ограничения внутренней безопасности, что в принципе равносильно отказу от ее определения. В качестве темы признается только общая безопасность без дальнейшего ее членения:

"специфика современных источников риска и опасности делает крайне сложным разграничение внешней и внутренней безопасности...", соответственно "...безопасность определяется как состояние, характеризуемое отсутствием угроз, опасностей, свободой от страха и открывающее возможности для свободного развития каждого" (WIDMER: там же). Данная формулировка снимает все концептуальные вопросы, предлагая некий вариант толково-словарного решения: "Безопасность в общем понимается как состояние отсутствия угроз, находящее объективное проявление в наличии защиты и устраненности источников опасности" (MEYERS Grosses Taschenlexikon, том 20: 148).

Определение безопасности в широком смысле, во-первых, тавтологично: безопасность есть отсутствие опасности. Во-вторых, оно в высшей степени формально и бессодержательно ("высокоабстрактная пустая формула" - HESSE 1994: 192). Соотносимость любых объектов с проблемой безопасности определяется или же, пользуясь категориальным языком конструктивизма, конструируется почти произвольно. При этом любые объекты воспринимаются (конструируются) как факторы риска либо источники опасности; подвергаемые угрозе блага и ценности или же как источники защиты и факторы безопасности. Работа, здоровье, семья, собстИли же провозглашает такое принятие в целях легитимации.

14

–  –  –

венность, коммуникация и т. д. - практически все мыслимые аспекты и измерения жизни могут выступать как объекты и факторы (без-)опасности сами по себе и в отношении друг друга 15. Это ведет к "обеспредмечиванию" дискуссии о безопасности, разжижению ее к таковой "обо всем и ни о чем".

Широкое понятие безопасности не связано ни с одним конкретным измерением жизни или ее качества. Оно относится в равной степени ко всем измерениям, какие себе можно представить. Речь идет скорее об образе мышления либо состоянии души, - неустанного и интенсивного восприятия, осмысления, измышления и изобретения, калькуляции вероятностей и размеров потенциальных потерь в различных сферах жизни. Дальнейшим аспектом этого состояния является выявление либо конструирование (реальных или виртуальных) факторов снижения этих размеров и вероятностей. В этом смысле "термин 'безопасность' предполагает множество значений - от бедности, болезни, экологических рисков и т. д." (PETERS 1998: 12).

Такой стиль мышления идеально соответствует концепции и условиям общества риска (BECK 1986), в котором "все и вся могут представлять собой жизненный риск, поскольку каждый позволяет внушить себе это" (HESSE 1994: 18). Широкое распространение "мышления безопасности" можно рассматривать как специфику современной ментальности, для которой характерна возрастающая склонность к решению вопросов о том, "что есть, где жить, с кем спать... с учетом фактора риска" (SIMON 1993: 2).

"Мышление в категориях риска и его оценки становится более или менее перманентным и повсеместным упражнением" (GIDDENS 1991: 123). Речь идет все менее о вкусовых качествах пищи, красотах местности и привлекательности сексуальных партнеров - и все более о том, насколько все это безопасно.

Внутренняя безопасность в широком смысле обеспечивается не только полицией. В обеспечении ее участвуют комитеты по охране окружающей среды, строительству, отделами здравоохранения, трудоустройства, социального обеспечения, производители презервативов и продуктов питания. В конгломерате этих функциональных сфер происходит полное растворение внутренней безопасности как темы. Широкое понятие безопасности эвристически бесплодно - из него не вытекает ни малейшего намека на предмет исследования. Следствием этого является ограничение предметной сферы конкретных исследований по внутренней безопасности Имеется в виду следующее. Проблемы со здоровьем имеют собственное значение в плане безопасности. Дополнительное значение они приобретают, сверх этого, когда воспринимаются в свете риска возможной утраты рабочего места, причем последнее далее оценивается с точки зрения риска для финансовых и семейных отношений и vice versa.

–  –  –

вопросами безопасности от преступности, как бы широко не определялось одновременно с этим понятие безопасности на формально-понятийном уровне 16. За пределами понятийной плоскости, на уровне содержательного анализа "под внутренней безопасностью понимается защита от уголовно наказуемых действий - от преступности" (PETERS 1998: 12) 17.

1.1.3. Синтез широкого и узкого понятий: внутренняя безопасность как подлежащая наблюдению реальность и как способ наблюдения реальности Как было показано выше, внутренняя безопасность определяется в научной дискуссии в узком и широком смысле. Оба варианта имеют свои недостатки, и применяются по преимуществу номиналистически, как будто речь идет о неких аксиоматических данностях, не подлежащих рефлексии.

Впрочем, по этому поводу вряд стоит расстраиваться - в социальных науках возможность и желательность создания законченной, стройной и общеприемлемой системы понятий представляется весьма сомнительной. В частности, криминология до сих не в состоянии предложить "более или менее компактное и убедительное определение" самое себя (ALBRECHT 1993: 308). С точки зрения автора, на это не стоит надеяться и к этому не следует стремиться и в будущем - "окончательное" решение "экзистенциальных вопросов" социальных дисциплин было бы равнозначно исчерпанию их смысла и содержания, которые и состоят в вечном решении этих вопросов. К счастью для социальных дисциплин и их представителей, это весьма маловероятно. Повод для оптимизма в отношении дальнейшего существования социальных дисциплин дает пессимистическая оценка возможности решения их основных вопросов, однозначного и общезначимого определения их предмета, их самоопределения, определения их отношений с социальной практикой и решения проблемы их "практической" значимости 18.

<

Пример несоответствия между формально-понятийным и содержательно-16

эмпирическим уровнями представляет собой цитированное выше сочинение АНТОНА ВИДМЕРА: после чрезвычайно широкого определения следует анализ по весьма узким предметным направлениям, связанным с отдельными видами преступности и борьбой против них: "организованная преступность", "борьба с насильственной преступностью" и т. д. (WIDMER 1995: там же).

Встречаются и исключения, например, рассмотрение ГИЛОМЕНОМ преступных угроз в широком контексте опасностей и рисков экзистенциального характера (GILOMEN 1995).

По мере установления социальной наукой однозначных отношений с практикой и решения ею тем самым вопроса своей практической релевантности в ней остается все меньше собственно научного. Самый наглядный пример тому дают гиперприкладные отрасли социологии - в первую очередь политический и экономический маркетинг. Далее, стремление, во что бы то ни стало изменить мир в значительной сте

<

К понятию внутренней безопасности

В узком ли, в широком ли смысле, понятие внутренней безопасности представляет собой "чрезвычайно плохо определенное понятие" (GHRISTIE 1999). Речь идет о своеобразном "концептуальном оружии", вполне пригодном для политической инструментализации, однако же, не для постановки и решения научных вопросов (там же). Лучшего понимания социальной жизни можно достичь наблюдением того, как, кем и с какой целью применяется это оружие 19. Мало целесообразным представляется напротив применение понятия в качестве описательной категории "объектного наблюдения" (Was-Beobachtung - LUHMANN 1995: 95) для анализа социальных явлений.

Здесь не ставится задачи подведения баланса достоинств и недостатков узкого и широкого понятий и принятия решения в пользу одного из них. Оба они не являются верными либо неверными, однозначно применимыми либо неприменимыми. Данная дихотомия не является дилеммой.

Столь же мало проку от трюизма о золотой середине, в которой и находится верное решение - этот трюизм подходит единственно для ответа на вопрос о том, где же скрывается все-таки правда, заданный в ответ на изречение о том, что в ногах правды нет. В исследованиях по внутренней безопасности представляется скорее целесообразным, исходить из обоих ее понятий. Более интересен вопрос не о том, предпочтительнее ли узкое или широкое понятие внутренней безопасности, а скорее о том, почему она в действительности определяется и в узком и в широком смысле, - вопрос, следует ли ее определять тем или иным образом, вряд ли подлежит окончательному и обоснованному решению. Рассмотрение проблемы параллельного существования альтернативных понятий представляется эвристически более значимым и захватывающим, нежели бесконечное предложепени предопределило извращение научной сути марксизма в ходе превращения его в религиозно-политическое или идеологическое руководство по практике построения социализма. Различные по теоретической направленности, но весьма высокие по научному качеству учения ЭНТОНИ ГИДДЕНСА и АМИТАЯ ЭТЦИОНИ об активном обществе превращались в непритязательную апологию государственного дерегулирования в процессе политического консультирования одним ТОНИ БЛЭЙРА и другим БИЛЛА КЛИНТОНА. Наконец, организационная и идейная близость криминологии к уголовно-правовой практике была общепризнанным камнем преткновения на пути признания ее статуса как научной дисциплины - одним из факторов такого признания стало как раз установление значительной рефлексивно-критической дистанции по отношению к уголовному праву.

19 В стадии, предваряющей непосредственное применение государственного насилия против определенных индивидов или групп, требуется определение или стилизация последних в качестве "носителей угрозы для внутренней безопасности". Эффект дефиниционного оружия "внутренняя безопасность" состоит в легитимации и идеологической или политической подготовке последующего применения прямого насилия.

<

Понятийно-методические вопросы

ние все новых, якобы более совершенных, дефиниций либо попытки интеграции существующих. Поиск окончательных, общезначимых и общепризнанных понятийных решений не всегда оказывается конструктивным занятием. Иногда более разумно примириться с некоторой понятийной неопределенностью и научиться работать в ее условиях. Это означает признание легитимности обозначения различных вещей тем или иным понятием 20.

1.1.4. Самонаблюдение общества через призму понятия внутренней безопасности - конструкция "преступной реальности".

Широкое понятие внутренней безопасности подразумевает предотвращение возможных ущербов либо состояние защищенности от них в самых различных сферах жизни. В частности, речь может идти о защите окружающей среды, здоровья, рабочих мест, экономического строя и демократических ценностей общества. Это понятие служит указанием на разнородность аспектов, составляющих в совокупности предмет внутренней безопасности.

Однако же каждый из этих разнородных аспектов или проблем лишь потенциально относятся к предметной сфере внутренней безопасности.

Причисление их к этой сфере происходит не на основании присущих им материальных признаков, независимых от их восприятия 21. Общность фактов и проблем, относимых к области внутренней безопасности, возникает на ином уровне социальной действительности. Актуальную принадлежность к этой области могут приобрести вещи, в материальном смысле не имеющие между собой ничего общего. Общим будет особое их восприятие. Специфика его состоит в том, что, исходя из него, государственное насилие выступает как адекватное средство решения той или иной проблемы - проблемы относятся к сфере внутренней безопасности по мере и в силу того, как они воспринимаются разрешимыми и подлежащими решению силовыми методами. Один из самых типичных вариантов такой интерпретации проблем - это их восприятие и представление как преступности. Понимание проблемной ситуации в качестве преступления предполагает видение ее как действия, которое "вызывает презрение и поддается индивидуальному вменению" (PETERS 1998: 12). Внутренняя безопасность в этом смысле представляет собой своего рода образ диагностицирования общественных проблем, или, в более общем смысле, самонаблюдения общества Подобная логика лежит в основе предложения ВЕСЛИ СКОГАНА, расматривать страх перед преступностью как "общее понятие" (SKOGAN 1993: 131). В одной из последующих глав речь об этом пойдет более подробно.

Роль таких признаков не отрицается в принципе - речь о них и о взаимоотношениях между материальными и "конструированными" признаками определяемой как преступная реальность пойдет в разделе 2.2.3.

–  –  –

(KREISSL 1998: 155). Естественным, что такой диагноз предполагает соответствующие "терапевтические решения" (PETERS: там же) 22.

Превосходный пример такого рода диагнозов и терапевтических предложений предлагается в описании беспокойств и страхов, вызванных штормовыми пожарами в населенных состоятельными группами белого населения пригородах Лос-Анджелеса (DAVIS 1999: 152 ff.). "Это население и всегда подозревало преступление за каждым полыхающим кустом;

естественность и неизбежность периодически, с определенным циклом повторяющихся пожаров в зарослях чаппараля большинство никогда не желало признавать" (там же). В равной степени политики "были одержимы идеей, отнести пожары и их последствия на счет 'отродья поджигателей'" (там же). Специфика такого рода коммуникации по вопросам риска и безопасности в конечном итоге предельно четко и однозначно была определена в одном из материалов "Лос-Анджелес Таймс":

"Защита от пожаров и превентивная борьба с преступностью все более становятся в Калифорнии двумя сторонами одной и той же медали.

Калифорнийцам следует оставить привычку, рассматривать зарослевые пожары как божью кару и, наконец, уяснить себе, что речь при этом идет зачастую о преступлениях, причем, как правило, совершаемых психически больными. Объектом нашей борьбы не является более нечто 'безлико-непонятное', мы имеем дело с совершенно конкретными индивидами" (Цитируется по DAVIS 1999: 154).

На этом примере можно дополнительно пояснить диалектику отношения между узким и широким вариантами понятия внутренней безопасности. В этом случае "узкое" ("криминализующее") восприятие "широких" ("безлико-непонятных" или беспрофильных) проблем безопасности представлено предельно наглядным, идеально-типическим образом.

Перечень такого рода примеров можно продолжать до бесконечности.

Некоторые из них особенно ясно иллюстрируют специфику самонаблюдения общества через призму или с помощью конструкта внутренней безопасности. Так, в Южной Германии в 1560-1630 гг. имели место "безлико-непонятные" бедствия в форме неурожаев и падежей скота. Пострадавшие от этих неприятных происшествий имели обыкновение, с подачи святой инквизиции усматривать за "безличными бедствиями" деяния ведьм (SCHWERHOF 1992: 406). Это видение не было еще основано на понятии внутренней безопасности в собственном смысле, привязанном к историческому контексту современной правовой государственности. Это было В исторической перспективе достоверно также предположение обратной связи: не 22 только терапевтическое решение принимается на основе диагноза, а и определенные диагнозы "подгоняются" под установленные формы терапии с целью легитимации последних.

–  –  –

лишь коллективной отработкой практики интерпретации и решения проблем, представляющей предысторию современных форм криминализации.

Случай незавершенной криминализации имел место, когда КСЕРКС приказал выпороть море. При этом не были выявлены и наказаны ответственные за разгневавший царя шторм индивиды (что означало бы полную криминализацию), однако же, с природной средой обошлись как с виновным и вменяемым индивидом. Этот пример дает указание на возможность объяснения тенденции к восприятию и решению проблем, исходя из логики внутренней безопасности - криминализации подвергаются объекты и лица, в отношении которых субъект разгневан и чувствует себя бессильным. Сходным образом ведут себя дети, когда, поранившись о какой-либо предмет, они вслед за этим бьют его 23. Объяснение этих поведенческих реакций теорией атрибуции в той ее части, где она рассматривает вопросы возрастной психологии, смог бы пролить свет на содержание открытой ХЕННЕРОМ ХЕССОМ и СЕБАСТИАНОМ ШЕЕРЕРОМ (1997: 92, сноска 18) "антропологической константы", состоящей в "потребности к виновному вменению" (см. также BаUMAN 2000: 31).

Менее экзотический пример представляет собой коррупция, которая становится проблемой внутренней безопасности постольку, поскольку воспринимается как вменяемые и морально упречные действия отдельных чиновников и объясняется их индивидуальной порочностью. Такой диагноз с позиций понятия внутренней безопасности соответствует совершенно определенной концепции общества. Альтернативная концепция могла бы дать повод для иного диагноза, причем коррупция рассматривалась бы в связи с экономическими или политическими диспропорциями. Соответственно, по-разному выглядели бы и терапевтические подходы - в одном случае выявление и наказание преступника, в другом - структурные реформы.

Выше приведены идеально-типические случаи, в которых наиболее наглядно проявляется взаимная независимость или даже рассогласованность "приписывающих" процессов криминализации и материальной субстанции событий, которым приписываются качества и признаки преступной реаль

<

Этот пример побуждает к рискованной аналогии, которая будет актуализирована и

развита в одной из последующих глав. Не объясняется ли современная тенденция к репрессивному стилю управления тем, что представляющие эту тенденцию политические субъекты чувствуют свое бессилие перед лицом социальных проблем? В случае "войны с наркотиками" наблюдается преобладание репрессивного подхода к решению проблемы, поскольку к социально-политическим либо структурнореформаторским мерам отсутствует способность, желание, либо и то и другое. В этом усматривается сходство с детской логикой восприятия и наказания предмета как "виновного" за причиненную боль, вместо конструктивных решений наподобие перемещения предмета либо лечения раны.

К понятию внутренней безопасности

ности. Целью было достаточно ясное представление, пусть даже в несколько гротескной форме, узкого понятия внутренней безопасности. Однако же криминализацию нельзя обобщающе рассматривать как в принципе волюнтаристический, дисфункциональный или же контрапродуктивный подход к решению проблем.

Вне сомнения, можно назвать массу примеров, в которых она в большей степени соответствует характеру материального содержания подлежащих решению проблем. В таких случаях оценка криминализирующего подхода к проблемам безопасности была бы позитивной или, по меньшей мере, амбивалентной. Это касается собственно упомянутой выше уголовно-правовой борьбы с коррупцией, криминализации семейного насилия, загрязнения окружающей среды и т.д.

"Общество, практикующее самонаблюдение с помощью конструкта "внутренняя безопасность", увидит себя по-иному, нежели то, которое наблюдает себя с точки зрения социальной справедливости или соответствия социальной практики религиозным принципам" (KREISSL 1998: 155).



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |
 

Похожие работы:

«БЕЗОПАСНОСТЬ ПОЛЕТОВ ПАРТНЕРСТВО FLIGHT SAFETY FOUNDATION INTERNATIONAL № 09 16 30 июня 2015 г. Обзор изданий и источников по безопасности полетов, июнь 2015 года При поддержке генеральных партнеров Новости международных организаций Евроконтроль Евроконтроль: Доклад о результатах деятельности ATM в 2014 году (PRR 2014) В докладе Комиссии по оценке эффективности деятельности анализируется деятельность Европейской системы организации воздушного движения (ATM) в 2014 году по ключевым показателям:...»

«Аннотация В данной дипломной работе рассмотрен вопрос построения сети LTE в г. Талдыкорган, способ ее развертывания и оптимизация. Было проведено тщательное теоретическое ознакомление с технологией LTE, возможности её реализации и развития, выбрано оборудование известной компании Huawei. Произведены следующие расчеты: требуемого количества базовых станций; емкости сети LTE и др. Предоставлено технико-экономическое обоснование и рассмотрены вопросы безопасности и жизнедеятельности. Abstract This...»

«ПОДГОТОВКА НАУЧНЫХ КАДРОВ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Я. Бартошевски доктор общественных наук профессор кафедры социальной работы Государственная высшая профессиональная школа г. Конин, Польша wojterapia@wp.pl В. Пестшиньски кандидат общественных наук адъюнкт Университет безопасности г. Познань Польша wojterapia@wp.pl Democracy: interpretation in the context of the philosophy of care Mordecai Roshwald1 Демократия: интерпретация в контексте философии М. Рошвальда Раскрывается содержание понятия...»

«Организация Объединенных Наций S/2014/957 Совет Безопасности Distr.: General 30 December 2014 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Демократической Республике Конго, представленный во исполнение пункта 39 резолюции 2147 (2014) Совета Безопасности I. Введение Настоящий доклад представляется во исполнение пункта 39 резолюции 2147 (2014) Совета Безопасности, в котором Совет просил меня провести стратегический обзор Миссии...»

«ПРОТОКОЛ № 03/2015 очередного заседания Комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности Правительства Удмуртской Республики от 29 апреля 2015 г.Председательствовал: Заместитель Председателя Правительства Удмуртской Республики председатель Комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности А.Н. Сивцов Правительства Удмуртской Республики Присутствовали: члены Комиссии по списку Сенотов Е.Н., Тонкова...»

«Библиотека Института современного развития ОТНОШЕНИЯ РОССИЯ–США: К НОВОЙ ПОВЕСТКЕ ДНЯ Под общей редакцией И.Ю. Юргенса, А.А. Дынкина, А.Г. Арбатова Москва Экон-Информ ББК 65.9(2Рос) О-8 ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ профессора И.Ю. Юргенса, Председателя Правления Института современного развития академика РАН А.А. Дынкина, директора Института мировой экономики и международных отношений РАН члена-корреспондента РАН А.Г. Арбатова, руководителя Центра международной безопасности Института мировой экономики и...»

«Глава IV. Функциональная архитектура системы1 анализа, прогноза и стратегического планирования в интересах противодействия угрозам национальной безопасности. попытки построить модель Система анализа ВПО – совокупность международных отношений, в которой взаимосвязанных приемов и способов все решения принимались бы в рамках оценки состояния и перспектив развития ВПО единственного полюса, неэффективны. и в конечном счете обречены на неудачу3 А. Подберезкин, В. Путин, профессор МГИМО(У) Президент...»

«Филиал ФГБОУ ВПО «Самарский государственный технический университет» в г.Сызрани Карта книгообеспеченности Направление подготовки 280700.62 «Техносферная безопасность» Профиль – «Охрана окружающей среды и ресурсосбережение» форма обучения: очная срок обучения: 4 года заочная – срок обучения: 5 лет квалификация (степень) выпускника: бакалавр № Наименование Наименование учебников, учебных пособий, электронных ресурсов Количество Количество п/п дисциплины экземпляров студентов Очн. Заоч...»

«Секция 3 ЭНЕРГЕТИКА: ЭФФЕКТИВНОСТЬ, НАДЕЖНОСТЬ, БЕЗОПАСНОСТЬ Энергетическая безопасность и Секция 3 энергосбережение Клиентоориентированный подход к обеспечению надежности электроснабжения Васильева М.В. Новосибирский государственный технический университет, Россия, г. Новосибирск vas-mv@yandex.ru Рассмотрение текущей ситуации в области обеспечения надежности электроснабжения в РФ естественно распадается на три аспекта: социопсихологический; технико-технологический;...»

«Перечень документов, используемых при выполнении работ по оценке соответствия ТР ТС 005/2011 О безопасности упаковки 1. ТР ТС 015/2011 О безопасности зерна 2. ТР ТС 021/2011 О безопасности пищевой продукции 3. ТР ТС 022/2011 Пищевая продукция в части ее маркировки 4. ТР ТС 023/2011 Технический регламент на соковую продукцию из фруктов и овощей 5. ТР ТС 024/2011 Технический регламент на масложировую продукцию 6. ТР ТС 027/2012 О безопасности отдельных видов специализированной пищевой 7....»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОКЛАД «О санитарно-эпидемиологической обстановке на территории Томской области в 2010 году» Оглавление Раздел I Состояние среды обитания человека и ее влияние на здоровье населения Глава 1. Гигиена населенных мест..1.1. Гигиена атмосферного воздуха 1.2. Состояние водных объектов.. 1.2.1. Питьевое водоснабжение. 8 1.2.2. Охрана водоемов и очистка сточных вод. 11 1.2.3. Состояние плавательных бассейнов. 1.3. Гигиена почв.. 13 1.4. Санитарно-эпидемиологическое состояние...»

«S/2015/219 Организация Объединенных Наций Совет Безопасности Distr.: General 27 March 2015 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о положении в Мали I. Введение Настоящий доклад представлен в соответствии с резолюцией 2164 (2014) 1. Совета Безопасности, в которой содержится решение Совета продлить мандат Многопрофильной комплексной миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Мали (МИНУСМА); в этой резолюции Совет просил меня представлять ему каждые три месяца...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Информационный вестник Государственного Совета Удмуртской Республики октябрь 2012 январь-февраль 2015 года стр. Деятельность Государственного Совета Удмуртской Республики пятого созыва в январе-феврале 2015 года Первое заседание пятнадцатой сессии Государственного Совета Удмуртской Республики пятого созыва Заседание Президиума Государственного Совета Удмуртской 8 Республики Заседания постоянных комиссий по здравоохранению, демографической и семейной...»

«Каф. Машиноведения академический бакалавриат «Управление на автомобильном транспорте» Внимание!!! Для РУПа из списка основной литературы нужно выбрать от 1 до 5 названий. Дополнительная литература до 10 названий. Если Вы обнаружите, что подобранная литература не соответствует содержанию дисциплины, обязательно сообщите в библиотеку по тел. 62-16или электронной почте. Мы внесём изменения Безопасность жизнедеятельности Безопасность транспортного процесса Введение в специальность Городские...»

«Организация Объединенных Наций S/2015/441 Совет Безопасности Distr. General 16 June 2015 Russian Original: English Письмо Председателя Комитета Совета Безопасности, учрежденного резолюциями 1267 (1999) и 1989 (2011) по организации «Аль-Каида» и связанным с ней лицам и организациям, от 16 июня 2015 года на имя Председателя Совета Безопасности Имею честь настоящим препроводить семнадцатый доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями, учрежденной резол юцией 1526 (2004),...»

«Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом» Отчет по безопасности Москва УДК 621.039.58 Отраслевой отчет по безопасности подготовлен Департаментом ядерной и радиационной безопасности, организации лицензионной и разрешительной деятельности Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» (директор – Райков С.В.) и Институтом проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (директор – член-корр. РАН Большов Л.А.) с участием Директора по государственной...»

«Тема 7. Способы предупреждения негативных и опасных факторов бытового характера и порядок действий в случае их возникновения Цели: Ознакомление обучаемых с возможными негативными и опасными 1. факторами бытового характера. Формирование у обучаемых умения адекватно действовать при угрозе 2. и возникновении негативных и опасных факторов бытового характера. Совершенствование практических навыков по пользованию бытовыми приборами и электроинструментом. Время проведения: 2 академических часа (90...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Аналитический отчет по научно-исследовательской работе «Основные угрозы в сфере национальной безопасности, в предупреждении которых активную роль должна играть эффективная культурная политика государства, и национальный опыт противодействия этим угрозам средствами культуры» ПРИЛОЖЕНИЯ Государственный заказчик: Министерство культуры Российской Федерации Исполнитель: Общество с ограниченной ответственностью «Компания МИС-информ» Москва, 20 Содержание...»

«Организация Объединенных Наций S/2015/732 Совет Безопасности Distr.: General 22 September 2015 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о ситуации в Мали I. Введение Настоящий доклад представляется во исполнение резолюции 2227 (2015) 1. Совета Безопасности, в которой Совет продлил мандат Многопрофильной комплексной миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Мали (МИНУСМА) до 30 июля 2016 года и просил меня представлять ему каждые три месяца информацию о ситуации в...»

«СОГЛАСОВАНО. Утверждаю. Начальник Отдела по образованию Директор МБОУ Белавская ООШ МО «Дорогобужский район» _ И.Н.Свириденков _Г.Н. Иванова _ 2015г. «_»_2013г.СОГЛАСОВАНО Начальник ГИБДД МО МВД России «Дорогобужский район» майон полиции А.А. Поляков ПАСПОРТ по обеспечению безопасности дорожного движения муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Белавская основная общеобразовательная школа» д.Белавка, ул. Центральная,д.2, Дорогобужского района Смоленской области Директор МБОУ...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.