WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Общероссийская общественная организация «Академия проблем безопасности, обороны и правопорядка» зарегистрирована в Министерстве юстиции РФ (№ 3935 от 31 августа 2000 г.). Деятельность ...»

-- [ Страница 3 ] --

При этом успех в решении задач территориальной обороны во многом будет зависеть от тесного взаимодействия всех органов и сил, задействованных в ее ведении, а также заблаговременного создания еще в мирное время системы территориальной обороны.

От Министерства внутренних дел Российской Федерации для ведения территориальной обороны привлекаются внутренние войска, а также силы и средства органов внутренних дел. Из состава внутренних войск для этих целей выделяются:

соединения (воинские части) по охране важных государственных объектов и специальных грузов, соединения (воинские части) оперативного и специального назначения, специальные моторизованные воинские части и учебные воинские части.

Одной из проблем в организации территориальной обороны является формирование оптимальной структуры, состава и численности воинских формирований, привлекаемых для выполнения задач территориальной обороны. Силы, выделяемые для решения задач территориальной обороны, ведут боевые действия, а также применяют другие присущие им специальные формы и способы действий (специальные операции, несение боевой службы, оперативные мероприятия, оперативно-боевые действия и т. д.). Конкретный состав привлекаемых сил и средств определяет командующий войсками военного округа по согласованию с командующими и командирами соответствующих объединений и соединений видов Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов.

Проблема состоит в том, что ограниченная численность войск (сил) при ведении территориальной обороны не позволяет решать весь объем возложенных на них задач, а силы и средства воинских частей и соединений, которые необходимо развернуть в установленные сроки, бывают недостаточно подготовлены к выполнению специфических задач территориальной обороны. Более эффективным было бы использование только внутренних войск, которые в мирное время являются войсками постоянной готовности, объединены соответствующей системой управления, имеют подготовленные кадры и действуют в тесном взаимодействии с органами внутренних дел, Вооруженными Силами и другими силовыми ведомствами. Именно они, имея в наличии в мирное время развернутые и подготовленные органы управления, способны во взаимодействии с федеральными органами исполнительной власти осуществлять планирование, а в угрожаемый период и в военное время проводить мероприятия, связанные с решением задач территориальной обороны страны. Однако для внутренних войск остается проблемным вопрос обеспечения заблаговременной отмобилизации людских и технических ресурсов в угрожаемый период военной угрозы. Для решения данной проблемы целесообразно вернуться к системе проведения регулярных учебных сборов с военнослужащими запаса по требуемым военно-учетным специальностям на базе действующих соединений (частей) внутренних войск.

Анализ применения внутренних войск показал, что они являются важнейшей силовой структурой государства в вопросах предотвращения и пресечения внутренних конфликтов и восстановления правопорядка в стране, что в совокупности и предопределило их важнейшую роль в сфере обеспечения внутренней безопасности государства. Выполняя важнейшие задачи по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности в наших городах и населенных пунктах, обеспечивая охрану и оборону важных государственных объектов, в том числе ядерного и оружейного комплексов страны, находясь в готовности к пресечению вооруженного конфликта в любом регионе России, органы внутренних дел и внутренние войска МВД РФ являются гарантом безопасности и целостности государства.

О новом подходе к анализу современного противоборства и некоторых других проблемах Полковник в отставке В.В. БАБИЧ В НАСТОЯЩЕЕ время весьма актуальной задачей является формирование обновленной военной доктрины (ВД) РФ. В ходе дискуссии, состоявшейся в рамках военно-научной конференции в Академии военных наук1, было заострено внимание на ряде проблем, решение которых, во-первых, поднимет уровень научной обоснованности новой ВД РФ и, во-вторых, сделает этот документ действительно «руководством к действиям» по военному строительству, подготовке Вооруженных Сил (ВС) и всей страны к отражению возможной агрессии. Одной из таких проблем является выработка новых взглядов и системных подходов к анализу противоборства между РФ и другими государствами. Ведь выводы именно из такого рода анализа и должны находить свое отражение в концепции национальной безопасности (КНБ) РФ, в ВД и других основополагающих документах.

В этой связи заслуживают, как мы полагаем, серьезного внимания идеи и предложения генерал-майора, доктора военных наук, профессора В.В. Круглова, которые он изложил в своей статье «Новый подход к анализу современного противоборства»2. По этому поводу и некоторым другим вопросам и хотелось бы высказать свое мнение.

Очевидно, что в первооснове межгосударственных отношений в различных областях (экономике, дипломатии, идеологии, информатике, военной области и др.) лежат национальные интересы государств. При определенном их несовпадении возникают противоречия и угрозы национальной безопасности, которые и могут вылиться в прямое противоборство в той или иной области, в том числе и в военной.

Время (и горький опыт СССР) показало: «дуалистический» подход к разрешению противоречий в отношениях между государствами, в основу которого была положена идея бескомпромиссной классовой борьбы, себя не оправдал. Деление всего и вся на взаимно исключающие (и обязательно взаимно уничтожающие) противоположности, на только «черное» и «белое» это, как выяснилось, есть недопустимое упрощение, которое неизбежно ведет к грубым ошибкам в выводах из подобного рода «деления» (анализа) при выборе методов разрешения межгосударственных противоречий и, как следствие, – к поражениям, социально-политическим катастрофам и человеческим трагедиям.

Поэтому изыскание новых идей, концепций, теорий, как основы для новых подходов к анализу межгосударственных противоборств – это объективная необходимость.

Как видно из статьи уважаемого В.В. Круглова, постулаты относительно малоизвестных (во всяком случае, для широкого круга военных специалистов) теорий, таких, как теория развития, теория симметрии хаоса и порядка, могут быть применены и для анализа межгосударственных отношений. Представляют интерес предлагаемые автором методологические подходы к военно-научному познанию, например правило выбора триады сторон, характеризующих сущность (по всей видимос

–  –  –

ти, и содержание) того или иного процесса (явления). Но ведь выявить «триединые стороны» его сущности и содержания, причем «две явные и одну неявную (скрытую)», — это значит, как мы понимаем, «найти»

опять-таки три пары противоположностей. И результатом разрешения противоречий между ними становится восстановление гармонии, но восстановление уже на новом уровне. Это сказано к тому, что, как нам кажется, при применении новых теорий (концепций, принципов и т. п). важно не «свалиться» на полное игнорирование классических законов диалектического материализма. Наверное, это по большому счету и невозможно. Ведь идея «парадигмы триединства» и «триадной модели равновесия» всякой системы (в том числе и социальной) предполагает (в отличие от дуализма, дихотомии) гораздо более разностороннее и углубленное вскрытие сущности, движущих сил, содержания и противоречий в изучаемом процессе (явлении). Как говорится, закон отрицания отрицания — в объективном действии.

Так или иначе, нам необходимо овладеть положениями относительно новых для нас теорий, для того чтобы заполнить теоретический вакуум в обсуждаемой области и, что особенно важно, на их основе выработать алгоритм формулирования и систему классификации имеющихся и потенциальных угроз для РФ, возможных противоборств. При этом мы должны четко осознавать, что в этом вопросе во главе угла должны стоять национальные интересы нашей страны.

Общеизвестно, что национальные интересы различных государств (относительно друг друга) могут быть совпадающими, пересекающимися, параллельными, а также и противоположными. Этим во многом предопределяются виды отношений, а именно: союзнические, партнерские, нейтральные, конфронтационные. При определенной остроте противоречий в рамках соответствующих отношений возникают угрозы различного характера: экономические, информационные, идеологические, военные и другие, которые выливаются (или могут вылиться) в межгосударственные противоборства. И в этой связи считаем необходимым остановиться более детально на самом понятии «противоборство». Раскрытие его содержания, на наш взгляд, имеет и теоретическое, и определенное методологическое значение.

Отметим сразу, что каждому виду межгосударственных отношений (будь то союзнические, партнерские, нейтральные либо конфронтационные) присущи такие элементы, как сотрудничество, сосуществование и противоборство, но в каждом из этих видов данные элементы присутствуют в определенном соотношении. Именно сотрудничество, сосуществование и противоборство лежат, как нам кажется, в основе тройственной модели равновесия в системе межгосударственных отношений. Причем в этом равновесии приоритетную роль играют сотрудничество и сосуществование (почему на земле и не происходит непрерывной борьбы «всех против всех»). А противоборство как раз является тем фактором, который обусловливает, с одной стороны, неустойчивость в социуме, а с другой — развитие и «отладку» постоянно имеющей место быть гармонии в нем (в мире человека, общества, государства).

Надо сказать, противоборство — это явление для жизни человеческого общества естественное. Форм противоборства в нем множество, мы не беремся все их перечислить. В наибольшей степени противоборство проявляется именно при конфронтационных отношениях между государствами, отстаивающими свои национальные интересы. Обратим внимание на то, что в мирное время в невоенных сферах (начиная с экономики) противоборство между государствами ведется в форме соперничества, которое переходит по мере обострения противоречий в борьбу: экоО НОВОМ ПОДХОДЕ К АНАЛИЗУ СОВРЕМЕННОГО ПРОТИВОБОРСТВА 35 номическую, дипломатическую, идеологическую, информационную и т. п.

Что касается противоборства государств в военной сфере, то в мирное время оно ведется в форме «бесконтактного» (и по мере возможностей скрытого) противостояния. При этом повышение уровня напряженности такого противостояния сопровождается (и обусловливается) повышением степени боевой готовности войск сторон. В военное же время борьба государств в невоенных сферах дополняется вооруженной борьбой.

Можно сказать, что на высшей точке напряженности конфронтационных межгосударственных отношений к невоенной борьбе подключается вооруженная борьба — начинается настоящая и полноценная война (рис. 1).

Рис. 1. Противоборство и борьба, их место в политике государства

Итак, в нашем понимании, противоборство как один из существенных элементов межгосударственных отношений любого вида проявляется в трех формах: соперничества, противостояния, борьбы. Мы обнаруживаем, что борьба является лишь одной из форм противоборства государств. Однако противоборство государств – это вовсе не обязательно борьба между ними. Можно сказать, что борьба представляет собой самую острую, напряженную и крайнюю форму противоборства государств в той или иной сфере жизни. И мы полагаем, что в деле определения характера отношений РФ с той или иной страной, путей и способов их улучшения как раз очень важен учет этих нюансов3.

Считаем необходимым подчеркнуть, что даже в конфронтационных межгосударственных отношениях, во-первых, совсем не обязаВоенная Мысль. 2007. № 3. С. 3.

В.В. БАБИЧ тельно присутствует борьба и, во-вторых, на ранних стадиях конфронтации имеется возможность не допустить перерастания соперничества в различных сферах (экономике, дипломатии, идеологии и т. п.), а также противостояния в военной сфере в борьбу в этих сферах, ведь следующий за этим шаг — война. Полагаем, что такое понимание, казалось бы, сугубо теоретических вопросов имеет существенное значение для практической деятельности правящей элиты, ведущих политических сил (партий) и военного руководства РФ. И это подтверждается практикой. Яркий пример тому — так называемый Карибский кризис (противостояние между США и СССР). Разумеется, здесь трудно переоценить роль ракетных ядерных сил РФ как сдерживающего фактора в противоборстве России с некоторыми государствами и в конечном счете в отстаивании ее национальных интересов без борьбы, в особенности без вооруженной борьбы.

Из наших рассуждений о противоборстве и борьбе и их соотношении позволительно, полагаем, сделать еще один весьма принципиальный вывод: применительно к современному человеческому обществу (социуму) было бы неверно все процессы, происходящие в нем, сводить к борьбе4. Упрощенное толкование понятий «противоборство», «борьба» и восприятие их как синонимов на практике неизбежно приводит к абсолютизации «вечной борьбы до победы», к обоснованию ее «крайней» необходимости для жизни социума. В свою очередь, такого рода идеологические выводы могут подтолкнуть нас, россиян, к мысли, что жизнь и существование современной России — это «снова и опять», как во времена СССР, «сплошная борьба» по принципу «кто кого» и никак иначе.

А ведь именно на таких «базовых» марксистско-ленинских «подходах»

в свое время и «поломало зубы» политическое руководство СССР.

Волею исторической судьбы и Бога на России лежит историческая миссия объединительницы Европы и Азии. В основе такой миссии — созидательная работа. Конечно, определенным силам в США и Западной Европе это совсем не по душе. Следовательно, помимо созидательной работы нас ждут противоречия, угрозы и противоборства, в том числе, возможно, и борьба. К такому выводу приходят и наши ведущие аналитики5. Это лишний раз подчеркивает актуальность проблемы научного предвидения возможных для РФ угроз и противоборств и выработки новых подходов в области политической (в том числе военно-политической) теории и практики.

Предлагаемое нами понимание борьбы как одной из форм противоборства, надеемся, вовсе не означает попытки занять страусиную позицию6, уйти от борьбы. Конечно же, Россия должна быть готова к борьбе, в том числе и вооруженной, как к крайнему, вынужденному способу отстаивания своих национальных интересов. Новые подходы к анализу и оценке противоборств и должны дать руководителям нашего государства, ведущих политических сил (партий) инструмент для определения реальных, а не идеологизированных (и абсолютизированных) источников угроз национальной безопасности России и, как следствие, для выработки и принятия действительно необходимых и адекватных мер, в том числе и в военной сфере, — мер по предотвращению, локализации и нейтрализации военных угроз.

Для того чтобы Россия имела возможность развиваться и двигаться вперед в благоприятном мирном режиме, ей при наличии все-таки серьезных противоречий с США (соответственно, и с НАТО) в услови

–  –  –

ях соперничества с ними в сферах экономики, дипломатии, идеологии и других и замаскированного противостояния в военной сфере7 необходимо (и приходится) проводить эффективную политику в военной области. Следует особо подчеркнуть: степень ее эффективности существенно зависит от степени эффективности политики в экономической, дипломатической, идеологической, информационной и других сферах.

И мы, вероятно, не ошибемся, если скажем, что по своему весу политика в военной сфере РФ должна быть равна политике во всех остальных сферах как в мирное, так и в военное время. Это подчеркивает исключительную важность для России использовать по максимуму результаты и успехи в экономике, науке, информатике, идеологии и других сферах для совершенствования ВС и других военных структур. Только в этом случае они смогут и в дальнейшем быть важнейшим фактором сдерживания потенциального агрессора (т. е. охлаждения некоторых горячих голов). Кстати, с этой точки зрения политика в военной сфере играет роль определенного стимулятора развития экономики, науки и т. д. Этим и объясняется тот факт, что такой сектор экономики, как ВПК, стал локомотивом для всей нынешней экономики Российской Федерации. А вот сильная армия является не локомотивом экономики8, а, скорее, ее зеркалом. Полагаем, такое понимание роли и места политики в военной сфере в обеспечении благоприятных мирных условий для России должно стать убеждением и базисным постулатом нашей политической элиты в области идеологии военной политики, да и не только военной.

Между прочим, как это ни будет парадоксально звучать (ввиду печального факта распада СССР), военная политика СССР оказалась исключительно эффективной. Ценой какого напряжения (и в конечном счете перенапряжения) возможностей страны — это вопрос особый.

Но во второй половине XX века по большому счету никакое-либо недружественное государство (за исключением, пожалуй, КНР в 1969 году в коротком вооруженном конфликте на границе), ни военно-политический блок НАТО во главе с США не осмелились попытаться решить острые противоречия с СССР вооруженным путем, «холодная война»

не переросла в «горячую». Однако, как это ни прискорбно, успешная военная политика СССР (с точки зрения недопущения войны на своей территории в течение длительного времени) не спасла страну от распада. Этим, как нам кажется, лишь подтверждается тезис о паритетности политики государства в военной сфере и политики во всех других, невоенных сферах.

В интересах выработки новых подходов к анализу современных межгосударственных противоречий, угроз и противоборств требует самого тщательного научного изучения феномен исчезновения с мировой политической сцены лагеря (точнее, коалиции) социалистических государств, распада его несущей конструкции — СССР. По прошествии времени кое-что уже можно сказать о причинах этого феномена. Исходную и судьбоносную среди них можно обозначить так: продекларированные, идеологически обоснованные и абсолютно несовместимые геостратегические цели политики капиталистического лагеря во главе с США и социалистического во главе с СССР. В наши дни такие геостратегические цели во многом отражаются в понятии «национальные интересы». Для достижения целей национальных интересов была развернута и велась обеими сторонами в течение десятилетий явная и тайная борьба — борьба в экономической сфере, дипломатической, идеологической, информационной, в общем — во всех, кроме военной. В военной сфере слоВоенная Мысль. 2007. № 3. С. 6, 16.

Военная Мысль. 2007 № 12. С. 60. В.В. БАБИЧ

жилось и поддерживалось состояние напряженного, крайне настороженного противостояния. Все это и носило название «холодная война».

Здесь важно отметить, что эта «война», длившаяся в течение полувека с неснижающимся накалом противоборства, представляла собой не просто борьбу в разных сферах жизни противоборствующих государств (их коалиций). «Холодная война» по сути была целенаправленной, организованной, скоординированной (по сферам жизни и странам-участницам), бескомпромиссной и в конечном счете комплексной межгосударственной и межкоалиционной (межблоковой) невоенной борьбой. И она привела в итоге (вследствие своей бескомпромиссности) к заявленному результату — одна из сторон одержала победу… При всем при этом ни США, ни СССР не «пустили в дело» друг против друга свои вооруженные силы и особенно их ракетно-ядерные компоненты. Политическое руководство стран — лидеров противоборствующих коалиций четко осознавало катастрофичность последствий этого не только для США и СССР, но и для всего человечества (социума).

Конечно же, был целый ряд и конкретных причин, которые привели СССР к поражению в «холодной войне» и распаду. Но это тема другого, более обстоятельного разговора. Однако время (и итоги этого противоборства) показало, что заявленные руководством СССР геостратегические цели (основополагающие национальные интересы) не соответствовали возможностям государства: экономическим, идеологическим, духовным и др.

Это важно для нас с точки зрения формулирования национальных интересов нынешней России и определения путей и способов их достижения. Как говорится, нам нельзя «наступать на грабли СССР».

Исход «холодной войны» второй половины прошлого века наталкивает нас на мысль, что именно эта комплексная межгосударственная и межблоковая невоенная борьба и является тем заменителем войны, о котором задумываются и который издавна ищут философы, политологи и т. п. Не такого ли рода заменитель войны в какой-то мере имел в виду китайский теоретик и полководец Сунь-Цзы, когда говорил, что лучшее из лучшего заключается в том, чтобы покорить войско противника без боя? Ведь бой — это одна из форм вооруженной борьбы. И великий мыслитель давних времен искал способ одержать победу над войсками противника без применения средств вооруженного насилия, т. е. без вооруженной борьбы.

Очевидно, что только при неспособности (или нежелании) одержать победу над противоборствующей стороной с применением средств вооруженного насилия и возникает необходимость в иных приемах, способах, рычагах и каналах, которые по своей эффективности стали бы своего рода заменителями такого насилия и которые заставили бы противника признать свое поражение без боя. Вот поэтому в годы «холодной войны» и вышли на первый план все формы невоенной борьбы.

Они и составили те каналы воздействия на сознание руководства СССР, которые вынуждали его (руководство) принимать необходимые для США и НАТО решения, предпринимать нужные им действия и подвести тем самым СССР к катастрофе.

Из наших рассуждений о сущности «холодной войны» позволим сделать еще один вывод: в настоящее время война не является абсолютно неизбежным фактором конфронтационных отношений между наиболее развитыми, передовыми государствами при наличии мощных ракетноядерных потенциалов и угрозы, соответственно, взаимного уничтожения. Видимо, это должно найти свое отражение в идеологии как КНБ, так и ВД России.

Отталкиваясь от итогов «холодной войны», можно, конечно, говоО НОВОМ ПОДХОДЕ К АНАЛИЗУ СОВРЕМЕННОГО ПРОТИВОБОРСТВА 39 рить о том, что у того или иного государства есть возможность побеждать без войны9 (заметим, при условии, если это государство преследует и декларирует цель одержать именно победу над кем-то). Актуален ли этот посыл для России с точки зрения тех социально-политических задач, которые стоят перед ней? Нам кажется, что нет. Более того, он в некотором смысле и некорректен. Ведь высшее государственное руководство РФ, в первую очередь в лице Президента В.В. Путина, на первый план выдвигает задачу не победы во взаимоотношениях с другими государствами, а надежного и эффективного отстаивания национальных интересов России, причем отстаивания через сотрудничество и партнерство. Россия стремится к партнерским отношениям (реальным и взаимно полезным) с США и НАТО. В таких условиях говорить о победе — значит по меньшей мере, вызывать недоумение у партнеров. Полагаем, это очень существенный нюанс в выстраивании современной политики России, в том числе и в военной сфере. К чему привело не только декларирование, но и реальное стремление СССР к «победе над мировым капитализмом», мы уже знаем.

Совершенно очевидно, что реальное и эффективное отстаивание национальных интересов страны невозможно без определенных успехов:

побед в экономике, науке, дипломатии, идеологии, на информационном поле, в культуре, спорте и т. д. И если их нет, государственному руководству следует задуматься о курсе, содержании, способах и порядке действий в той или иной сфере. Считаем нужным подчеркнуть: четкое осознание и надежное отстаивание национальных интересов страны, а не победа — вот высшая цель, основная функция и доблесть политической элиты России в мирное время.

Хотелось бы заострить внимание на том, что, как мы полагаем, вооруженные силы — это необходимый элемент государства, тесно завязанный на его остальные элементы, но никак не его дополнение10. По всей видимости, по причине (а точнее, в том числе и по причине) того, что какой-то частью политической элиты России ее Вооруженные Силы до недавних пор рассматривались как какое-то дополнение (если не сказать, обуза), наши военнослужащие кадрового состава не имеют статуса государственных служащих (со всеми вытекающими отсюда последствиями).

С точки зрения соотношения мира и войны в жизни социума мы не можем оставить без внимания тезис уважаемого В.

В. Круглова (со ссылкой на классиков) о том, что предназначение («противоречивое») человека — гармоничное развитие и война11. Настороженность вызывает постулат о предназначении человека для войны. Мы не склонны спорить с мыслителями ранга Аристотеля, Спинозы, Керсновского и др. Но с такой парадигмой роли человека в современном мире позволим себе не согласиться. Если допустить, что это так и в наше время, то, как говорится, человечество ждут большие неприятности. И заметим, что в данном случае уважаемый В.В. Круглов почему-то удовлетворился одним лишь дуалистическим противоречием «гармоничное развитие человека — война», не попытался применить им же предложенный, на наш взгляд, весьма рациональный, методологический рычаг триединства как основы равновесия всякой системы (в том числе и социума), регулирования в ней порядка, хаоса и в конечном счете, гармонии. Мы же рискнем предположить, что предназначение человека (можно сказать, его триединая функция) есть бытие, освоение окружающего мира и самоутверждение в социуме.

Конечно, никто не будет отрицать объективных, реально существуюВоенная Мысль. 2006. № 12. С. 60.

Та м ж е.

11 Та м ж е.

В.В. БАБИЧ щих противоречий таких, как «бытие человека — война», «развитие социума — война». Однако это не дает нам основания делать вывод о том, что там, где человек, — там обязательно война. Да и по-настоящему гармоничное, в том числе и интеллектуально-гуманитарное развитие человека отодвигает его все дальше и дальше от природно-животной агрессивности (как формы проявления инстинкта самосохранения). Если же считать абсолютной истиной утверждение, что бытие человека и война неразрывны, то тогда будет вполне логично согласиться с выводом, что термоядерный коллапс неизбежен.

И коль мы пытаемся опровергнуть тезис об изначально обязательном предназначении человека для войны, то нам вовсе не кажется неправильным тезис о возможности предотвращения войны12. Если принять на вооружение принципиальную установку на преобладание парадигмы триединства в бытии всего сущего в этом мире, в том числе и в межгосударственных отношениях, то мы обязаны рассматривать и такую формулу этого триединства: мир – возможность предотвращения войны и сохранения этого мира – война. Конечно же, мы не озабочены немедленным установлением вечного мира на всей земле. Мы должны вести речь о возможности предотвращения войны и сохранения мира для России, а за этим — и для наших союзников. И это реальная задача. Тому есть пример: после окончания Великой Отечественной войны на территории СССР а затем России войн с другими государствами не велось.

, В деле успешной реализации вышеуказанной формулы трудно переоценить роль разума социума, и в частности роль разумной деятельности политической элиты государства, в том числе элиты России. Эта разумная деятельность выражается в осуществлении элитой своей основной функции — управления. Безусловно, данная функция проявляется в полной мере и в военной сфере. Причем, как и в любой другой области, в военной политике государства управление занимает центральное место и играет роль хребта, без которого направляющая и организующая деятельность просто-напросто невозможна. Считаем необходимым особо выделить это положение, так как в нашей научной литературе и руководящих документах недавнего прошлого детально раскрывается содержание понятия «управление», а вот куда это управление входит, включается, так сказать, структурно — не ясно. Осуществление управления — признак, характерный, специфический и обязательный для социума во всех сферах его жизни, в том числе и в политике государства (рис. 2).

Если исходить из предлагаемой нами установки на паритетность военной политики и политики РФ во всех сферах, то система управления ВС России (как одна из важнейших подсистем государственного управления) не может быть основной в ряду других таких подсистем, как это предлагает понимать уважаемый В.В. Круглов13. В ином случае мы рискуем получить тотально милитаризованное государство. Полагаем, это никак не отвечает интересам динамичного социально-экономического развития нашей страны, развития ее в условиях партнерства с другими государствами (в том числе и с США, даже если они, предположим, этого не очень-то и хотят).

Очень важно отметить, что степень эффективности деятельности государства во всех сферах, в частности в сфере военной политики, определяется во многом и теми базовыми идеями (и идеалами), взглядами и знаниями по проблемам мира и войны, которые заложены в интеллект руководства, лидеров ведущих политических сил страны и которые выражаются в понятии «идеология». Наличие у России ясной и четко сформулированной идеологии должно явиться одним из существенных признаков проведения нашей Военная Мысль. 2006. № 12. С. 56.

Та м ж е. С. 60.

О НОВОМ ПОДХОДЕ К АНАЛИЗУ СОВРЕМЕННОГО ПРОТИВОБОРСТВА 41

Рис. 2. Место управления в военной политике РФ страной понятной и эффективной политики, направленной на отстаивание столь же понятных национальных интересов. В этой сфере работы для наших политиков и ученых — непочатый край. И как тут не вспомнить об идеологической «подкладке» (именно «подкладке», а не надстройке) в деятельности российской политической элиты первой демократической волны в лице березовских и им подобных. Яркие следы (точнее, последствия) этой «деятельности» оставлены и в области обороноспособности страны. В этой связи заметим, что идеологические взгляды и убеждения тех персоналий, которые осуществляют государственную власть, оказывают самое непосредственное влияние на определение подходов к анализу межгосударственных противоречий, источников угроз для РФ, существующих и потенциальных противоборств и на формулирование выводов и необходимых практических мер в каждой из областей (сфер) государственной политики.

Важно и то, что государственная идеология имеет прямой выход на военную политику РФ мирного и военного времени. В некотором смысле военная политика является, на наш взгляд, производной от государственной идеологии. Поэтому мы считаем, что, опираясь на парадигму триединства в равновесии и гармонии всякой системы, следует выделить в первую очередь положение о государстве, экономике и идеологии с их взаимосвязанными функциями, а не только о государстве, экономике и войне и единстве их функций14. Таким образом нам, очевидно, не следу

<

Военная Мысль. 2006. № 12. С. 60. В.В. БАБИЧ

ет абсолютизировать войну как обязательный фактор отношений между РФ и современными развитыми государствами и недооценивать роль идеологического фактора в жизни человека, общества, государства в сохранении мира и уменьшении военных угроз для нашей страны.

В заключение хотелось бы сказать, что, конечно же, выполнение такой важной задачи, как формирование обновленной, действительно научно обоснованной военной доктрины РФ невозможно без разработки новых и не менее обоснованных подходов к анализу источников угроз для России, к оценке степени их опасности, соответственно, и к определению характера существующих и возможных противоборств.

А это просто невозможно без проработки, также с новых позиций, целого ряда не только военно-теоретических, но и связанных с ними проблем философского, социологического и иного гуманитарного характера. Полагаем, в результате обязательно должна появиться стройная военно-научная теория типа «Основы военной политики».

Некоторых таких проблем мы слегка коснулись в данном материале в надежде, что это в какой-то мере послужит делу формирования вышеупомянутых новых подходов.

Государственная информационная политика в области обороны:

исходное определение Д.П. ПРУДНИКОВ

–  –  –

СЕГОДНЯ не вызывает никакого сомнения тот факт, что человечество вступило в эпоху информационной цивилизации. Действительно, массовая компьютеризация, внедрение новейших информационных технологий привели к впечатляющим изменениям практически во всех сферах жизнедеятельности общества. Не является исключением и сфера обороны. Так, опыт боевых действий последних десятилетий наглядно свидетельствует, что эффективность применения вооруженных сил государства значительно усиливается при условии использования различных информационных технологий.

По мнению многих авторитетных исследователей, обеспечение военной безопасности в двадцать первом веке все больше будет зависеть именно от информационных факторов. Так, известный американский футуролог О. Тоффлер в своей книге «Война и антивойна»1 отмечает, что информация становится важнейшим военно-стратегическим ресурсом, не менее, а то и более важным, чем традиционные виды вооружений и военной техники. Другими словами, в формировании оборонного потенциала и военной мощи государства значительное место должно быть уделено регулированию информационных отношений, развитию информационных технологий, совершенствованию методов информационной борьбы и т. д. Соответственно, важнейшей задачей российского государства является осуществление эффективной информационной политики в области обороны.

Всякая, не только теоретическая, но и практическая область знания всегда представлена системой понятий. Без умения оперировать ими невозможно решить никакую проблему. «Любая деятельность, не поддержанная системой понятий, оказывается провальной, невозможной»2. Не составляет исключения в этом отношении и государственная

–  –  –

информационная политика в сфере обороны – она тоже строится с использованием развернутой системы терминов, понятий и категорий.

Необходимо сразу отметить, что разброс мнений относительно определения понятия информационная политика, равно как и государственная информационная политика, среди современных авторов достаточно значителен. Нет устоявшегося определения этого понятия и в основных руководящих документах. Поэтому достаточно актуален вопрос, связанный с определением понятий государственная информационная политика и государственная информационная политика в области обороны.

Итак, рассмотрим основные подходы к определению понятия государственная информационная политика с целью выработки общей позиции понимания настоящего феномена применительно к сфере обеспечения военной безопасности.

Традиционно при рассмотрении содержания государственной информационной политики определяются понятия «информация»

и «политика». Такой подход позволяет дифференцированно рассмотреть составляющие понятия «информационная политика». Так, термин «информация» (от латинского information – ознакомление, разъяснение, представление) означает сообщение, сведения о чемлибо, передаваемые людьми. В настоящее время многие исследователи рассматривают информацию как самостоятельный феномен, имеющий непосредственное отношение к процессам управления и развития, обеспечивающий устойчивость и выживаемость любых систем, в том числе и политических. Другое составляющее понятие

– «политика» – характеризует деятельность социальных субъектов, направленную на реализацию общественно значимых интересов посредством институтов власти. Полагается, что субъекты, обладающие властью, должны обеспечивать интересы больших социальных групп в различных сферах общественной жизни. Соответственно, государственная информационная политика призвана выражать и защищать интересы большинства членов общества, а также интересы самого государства в информационной сфере. В качестве субъектов государственной информационной политики выступают органы государственной власти и управления, в компетенцию которых входит регулирование социально-политических и социально-экономических отношений в информационном пространстве.

Как уже отмечалось выше, государственная информационная политика понимается исследователями с разных позиций. Одним из распространенных подходов является собирательный, рассматривающий информационную политику как определенную целостность субдеятельностей органов государственной власти по регулированию информационных отношений и информационной инфраструктуры в рамках политического курса государства.

Например, Е.П. Тавокин с таких позиций определяет государственную информационную политику «как деятельность органов государственной власти по таким направлениям, как разработка целевых ориентиров, критериев оценки эффективности информационной политики, определяемых на основе принятой идеологической доктрины; производство, накопление и хранение актуальных сведений о социально значимых событиях, происходящих в государстве и за его пределами; адаптация, интерпретация, упорядочение и определение приоритетности названных сведений в соответствии с принятыми идеологическими установками; упорядоченное тиражирование и распространение этих сведений пор каналам массовой коммуникации, прежде всего по государственным каналам; обеспечение координации деятельности негосударственных каналов массовой коммуникации и

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ОБОРОНЫ 45

пресс-служб госструктур; целенаправленная подготовка и переподготовка кадров, занятых в информационной сфере»3.

Очевидно, что определение государственной информационной политики посредством перечисления направлений деятельности органов государственной власти позволяет дифференцированно представить многообразие задач, решаемых настоящими субъектами. В то же время именно это многообразие делает данный подход уязвимым. Дело в том, что практически всегда какое-то из направлений может быть не зафиксировано хотя бы потому, что на каждом новом этапе развития общества или изменения политической и социально-экономической обстановки возникают новые направления, проблемы, требующие корреляции (или изменения) проводимой информационной политики государства.

Так, например, в приведенном определении не зафиксированы такие направления современной государственной информационной политики, как формирование единого информационного пространства России, государственное регулирование рекламной деятельности, вопросы обеспечения информационной безопасности, формирование позитивного имиджа государства во внешнеполитической деятельности; поддержка развития высокотехнологичных отраслей в информационной сфере и многие другие.

Представляет несомненный интерес еще одно определение понятия «государственная информационная политика», в котором особо выделяется ее властно-политическая сущность. Такой подход вполне логичен, ибо власть характеризует прежде всего способность и возможность одних субъектов оказывать определяющее воздействие на деятельность и поведение других субъектов при помощи различных средств. Так, В.Д. Попов считает, что «в широком смысле государственная информационная политика – особая сфера жизнедеятельности людей (политиков, ученых, аналитиков, журналистов, слушателей и читателей и т. д.), связанная с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества, и направленная на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями»4.

В то же время в приведенном определении субъектами государственной информационной политики выступают не только государство, но и партии, общественные организации. Кроме того, не вполне ясно, какие интересы государства и гражданского общества должна удовлетворять государственная политика. К тому же данное определение ограничивает государственную информационную политику исключительно вопросами регулирования информационного взаимодействия между государством и гражданским обществом, но не отражает такого важнейшего аспекта политики, как обеспечение безопасности. Да и целевая установка рассматриваемой политики достаточно размыта. Так, В.Д. Попов пишет, что стратегическая роль государственной информационной политики состоит в построении в России «цивилизованного и культурного информационного общества»5.

Разумеется, не подлежит никакому сомнению необходимость построения информационного общества в России. Эта цель фиксируется в концепции развития такого общества, других официальных документах и верна в общетеоретическом и стратегическом плане. Однако предТа в о к и н Е.П. Системные основы государственной информационной политики // В кн.: Массовые информационные процессы в современной России. Очерки.

Отв. ред. А.В. Шевченко. М.: РАГС, 2002.

–  –  –

ставляется не вполне корректным сводить цель информационной политики России к формированию информационного общества. Исходя из современных внутригосударственных и мировых политических реалий считаем, что целесообразно особо выделить необходимость приоритета и защиты национальных интересов страны в информационном пространстве. По нашему мнению, целью государственной информационной политики России должно быть не просто формирование информационного общества как такового, а использование его достижений в эффективном функционировании институтов, обеспечивающих безопасность, экономическое благосостояние, духовно-нравственное здоровье и консолидацию общества. Практическая значимость такой трактовки целевой установки информационной политики состоит в том, что она позволяет зафиксировать идею не просто формирования, но и дальнейшего прогресса в совершенствовании информационного общества, использования его преимуществ для удовлетворения жизненно важных интересов личности, общества, государства.

Собственно, с этих позиций определяет государственную информационную политику Ю.А. Нисневич. Исследователь считает, что информационная политика – это «совокупность целей, отражающих национальные интересы в информационной сфере, стратегии, практике, задачах государственного управления, управленческих решений и методов их реализации, разрабатываемых и реализуемых государственной властью для регулирования и совершенствования как собственно процессов информационного взаимодействия в общественно-политической жизни и социально-экономической сфере жизнедеятельности общества и государства, так и процессов обеспечения такого взаимодействия»6.

Ценность такого подхода состоит в том, что в нем подчеркивается важность национальных интересов в стратегии и тактике государственного управления информационной сферой. С другой стороны, информационная политика по существу сводится к регулированию и совершенствованию процессов информационного взаимодействия.

Определенный интерес представляет и подход Б.В. Коваленко, который рассматривает информационную политику государства как «составную часть общей политики государства, партий, других институтов гражданского общества, направленную на создание благоприятных условий для осуществления информатизации всех сфер общественной жизни, обеспечение информационной безопасности государства, общества и личности, контроля за использованием национальных информационных ресурсов, а также формирование цивилизованного информационного рынка и правовое регулирование информационных отношений в обществе и государстве»7. Однако, соглашаясь с тем, что информационная политика неразрывно связана с общей политикой государства, считаем, что здесь слишком широко трактуются возможности негосударственных субъектов рассматриваемой политики. Так, думается, вряд ли институты гражданского общества в силу объективных причин способны осуществлять правовое регулирование информационных отношений в масштабах всей страны или же эффективно осуществлять информатизацию различных сфер жизни общества. Несомненно – это прерогатива государства.

Итак, основываясь на том, что государственная информационная политика составляет важную часть внешней и внутренней полити

–  –  –

К о в а л е н к о Б.В. Государственная информационная политика в деятельности ФПС России. М.: ВУ, 1998. С. 17.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ОБЛАСТИ ОБОРОНЫ 47

ки государства, охватывает все сферы жизнедеятельности общества и является в том числе фактором (действующей силой, условием) обеспечения военной безопасности страны, вычленим в государственной информационной политике отдельное направление – государственную информационную политику в области обороны.

История вооруженных конфликтов и войн конца XX – начала XXI века свидетельствует о безусловном возрастании роли информационного фактора при возникновении, течении и прекращении вооруженного столкновения. Сегодня любые вооруженные конфликты сопровождаются острым информационным противоборством, в сферу которого вовлекаются не только специальные информационные службы конфликтующих сторон, но и практически вся информационная инфраструктура государства и общества. Так, эффективная информационная деятельность может существенно поддержать усилия государства по мирному разрешению кризисной ситуации. И наоборот – игнорирование информационных факторов, а часто и намеренно измененная информация способны спровоцировать самые радикальные настроения, вспышки враждебности и привести к катастрофическим последствиям. Владение информационными ресурсами и их защита в военной сфере станет таким же непременным атрибутом, как вооружение, боеприпасы, транспорт и т. п. Выигрыш в информационном противоборстве в ходе бесконтактных войн может способствовать достижению их стратегических целей.

В контексте вышеизложенного особого внимания заслуживает определение военно-информационной политики В.Ф. Ницевича, которое по смыслу является практически синонимом «государственная информационная политика в сфере обороны». Этот автор трактует военно-информационную политику как «деятельность государства по формированию системы информации и благоприятных условий ее использования, обеспечивающих эффективное применение военной силы для защиты общественных и государственных интересов или предотвращения войны»8.

Думается, что настоящее определение достаточно полно отражает сущность государственной информационной политики применительно к военной деятельности. Ведь нельзя не согласится с тем, что целью военно-информационной политики должно быть построение такой системы информации и создание таких условий, которые бы надежно обеспечивали защищенность социума от угроз военного характера.

В то же время в приведенном определении мы видим противопоставление общественных и государственных интересов, а в монографии, посвященной военно-информационной политике, не раскрываются не только понятие «система информации», но и не перечисляются ее компоненты. Соответственно, достаточно трудно судить о месте и роли государства в формировании данной системы.

Основываясь на вышеизложенном, приведем собственную формулировку искомого понятия. Итак, государственная информационная политика в области обороны представляет собой деятельность соответствующих органов государственной власти и военного управления по регулированию военно-информационных отношений, направленных на повышение информационных возможностей системы обеспечения военной безопасности в интересах защиты национальных ценностей от угроз военного характера.

Очевидно, представленное определение нуждается в пояснении.

Во-первых, это касается понимания содержательных аспектов инфорН и ц е в и ч В.Ф. Военно-информационная политика государства: теория, императивы, приоритеты. М.: ВУ, 2001. С. 25.

Д.П. ПРУДНИКОВ мационных отношений, которые предстают как противоречивое, многоуровневое информационное взаимодействие государства с институализированными и неинституализированными субъектами во внутри- и внешнеполитической деятельности. При этом важно отметить, что регулирование информационных отношений в области обороны предполагает своей целью упорядочивание процессов передачи и обмена всего массива информации, касающейся вопросов обороны страны. Прежде всего это обеспечение конституционных прав человека и гражданина на получение информации (за исключением служебного и секретного характера) о положении дел в военной организации и военных угрозах, доступа граждан к открытым информационным ресурсам; своевременное доведение до внутренней и международной общественности достоверной информации о военной политике государства и его официальной позиции по значимым событиям в стране и за рубежом; правовое и моральное регулирование отношений государства и СМИ.

И во-вторых, это повышение информационных возможностей системы обеспечения военной безопасности. Это своего рода результат государственной информационной политики в области обороны. Сегодня не подлежит сомнению факт существования прямой зависимости между информационными и (в самом широком смысле этого слова) военными возможностями государства. Признанными параметрами, которые определяют информационные возможности системы обеспечения военной безопасности, являются: уровень информатизации вооруженных сил, состояние информационной безопасности, способность осуществлять эффективное информационное противодействие (как в мирное, так и военное время), степень развитости информационной инфраструктуры, зависимость отечественной информационной промышленности от иностранных производителей и т. д.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«1. Цели производственной практики Целью производственной практики является закрепление и углубление теоретических знаний, полученных студентами в процессе аудиторных занятий; расширение профессионального кругозора студентов; изучение опыта работы в сфере деятельности, соответствующей специальности безопасность»; изучение 38.05.01 «Экономическая конкретных методов и методик управления организацией; знакомство с реальной практической работой организации (учреждения); изучение и анализ организации...»

«СОДЕРЖАНИЕ: I. Общие сведения. Типовые схемы организации дорожного движения. II. III. Информация об обеспечении безопасности перевозок детей специальным транспортным средством. IV. Система работы педагогического коллектива школы по профилактике детского дорожно-транспортного травматизма. V. Приложения.I. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная Озёрская школа». общеобразовательная Тип ОУ: 309543 Россия, Белгородская область, Юридический...»

«ПЯТЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОКЛАД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ВЫПОЛНЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ КОНВЕНЦИИ О ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ К пятому Совещанию по рассмотрению в рамках Конвенции о ядерной безопасности Москва Пятый национальный Доклад Российской Федерации о выполнении обязательств, вытекающих из Конвенции о ядерной безопасности, за период 2008 г. июль 2010 г. подготовлен в соответствии со Статьей 5 Конвенции о ядерной безопасности. При подготовке настоящего Доклада учтены рекомендации четвертого...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 27.03.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Беларусь и Грузия подпишут соглашение о сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью Президент Беларуси Александр Лукашенко одобрил в качестве основы для проведения переговоров проект...»

«Аннотация В данном дипломном проекте была разработана релейная защита и автоматика подстанции «Кантаги» в южно казахстанской области, показаны основные причины замены на оборудование нового поколения. Составлена схема замещения сети, выбрано силовое оборудование, а также оборудование релейной защиты. Выполнены графические схемы, подтверждающие основные направления дипломного проекта. Также рассмотрены вопросы экономики и безопасности жизнедеятельности. Annotation This diploma thesis is devoted...»

«Организация Объединенных Наций S/2014/957 Совет Безопасности Distr.: General 30 December 2014 Russian Original: English Доклад Генерального секретаря о Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Демократической Республике Конго, представленный во исполнение пункта 39 резолюции 2147 (2014) Совета Безопасности I. Введение Настоящий доклад представляется во исполнение пункта 39 резолюции 2147 (2014) Совета Безопасности, в котором Совет просил меня провести стратегический обзор Миссии...»

«Организация Объединенных Наций S/2014/450 Совет Безопасности Distr.: General 30 June 2014 Russian Original: English Доклад Генерального Секретаря о Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Демократической Республике Конго I. Введение Настоящий доклад представляется во исполнение пункта 39 резолюции 2147 (2014) Совета Безопасности. В нем освещаются основные события, произошедшие в Демократической Республике Конго за период после представления моего доклада от 5 марта 2014 года...»

«Аннотация В данном дипломном проекте рассматриваются вопросы проектирования мультисервисной сети на основе технологии GPON в микрорайоне Аккент. Данная задача предполагает проведение анализа существующих технологий, выбор оборудования, проектирование и расчет основных параметров сети. В разделе безопасности жизнедеятельности проводится анализ обеспечения качественных условий труда и сохранения здоровья обслуживающего персонала, а так же произведен расчет заземления и зануления. В экономической...»

«Российская Федерация Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «ГИМНАЗИЯ»ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД за 2014 / 2015 учебный год г.МОРШАНСК СОДЕРЖАНИЕ 1. Обращение к читателю 2. Общая характеристика 3. Образовательная политика 4. Образовательная деятельность Учебная деятельность Инновационная деятельность и социальные проекты Профильное обучение и предпрофильная подготовка. Профориентация. Инклюзивное образование Платные образовательные услуги Реализация проекта «Одарённые дети» 5....»

«ВЫПУСК №2 Уважаемые коллеги! Продолжаем знакомиться с новым взглядом на здоровье. Наш апрельский номер электронной газеты «КУБАНЬ-КРАЙ ЗДОРОВЫХ ДЕТЕЙ» посвящен ВСЕМИРНОМУ ДНЮ ЗДОРОВЬЯ. По календарю Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) этот день ежегодно отмечается 7 апреля, в день вступления в силу Устава ВОЗ. Всемирный день здоровья в 2015 году пройдет под девизом «БЕЗОПАСНОСТЬ ПИЩЕВЫХ ПРОДУКТОВ». ВОЗ занимается этим вопросом глобально, контролирует соответствие продуктов международным...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 10.07.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Встреча с государственным министром по вопросам обороны Катара Хамадом Бен Али Аль-Аттыйя Беларусь готова развивать сотрудничество с Катаром по любым направлениям. Об этом заявил Президент Республики...»

«Артикул(в товаре) Автор Название (товара) Издательство (одно из.) Страниц Год Цена Безопасность беспроводных сетей : [справ. изд.] / С.В. Гордейчик, В.В. Дубровин. М. : Горячая линия-Телеком, 2008.288 с. : ил.; 60x90/16. 1000 экз. ISBN 978-5-9912-0014-1 (в обл.) ### Гордейчик С.В. Горячая линия-Телеком2008 ### 264,00р. Безопасность в дорожно-транспортных ситуациях : пособие для учащихся 10-11 кл. / А.Л. Рыбин, Б.О. Хренников и др. М. : Просвещение. ISBN 978-5-09-016144-2 ### Рыбин, А.Л....»

«АдминистрАция КурсКой облАсти Департамент экологической безопасности и прироДопользования курской области ДОКЛАД о состоянии и охране окружающей среды на территории курской области в 2011 году КурсК — 201 Содержание Список сокращений..4 Предисловие...ЧАСТЬ 1. КАЧЕСТВО ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ И СОСТОЯНИЕ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ..8 1.1. Особенности климатических условий года.. 1.2. Атмосферный воздух..1 1.3. Поверхностные и подземные воды..18 1.4. Минерально-сырьевая база.. 1.5. Земельные ресурсы..30 1.6....»

«ИЗ ТАДЖИКИСТАНА В РОССИЮ: УЯЗВИМОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И НАРУШЕНИЯ ПРАВ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ И ИХ СЕМЕЙ Статья 1. Все люди рождены свободными и равными в достоинстве и правах. Они обладают разумом и совестью и должны действовать по отношению друг к другу в духе братства. Статья 2. Каждый имеет право на все права и свободы, сформулированные в Декларации, без какого-либо различия, связанного, напр., с расой, цветом кожи, полом, языком, вероисповеданием, политическими или иными убеждениями, нац. или...»

«АННОТАЦИЯ Дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» (С3.В.ДВ.3.1) реализуется как дисциплина по выбору вариативной части блока «Профессионального цикла» Учебного плана специальности – 40.05.01 «Правовое обеспечение национальной безопасности» очной формы обучения. Учебная дисциплина «Международное сотрудничество в сфере уголовного судопроизводства» нацелена на формирование у обучающихся знаний о сущности, исходных понятиях, задачах, принципах и правовой основе...»

«В. Двуреченских, В. Баранов БЮДЖЕТ США НА ГРАНИ ВОЙНЫ (ред. текста: Д. Горбатов) Война бюджету Время войне, и время миру. Екклесиаст [Ек. 3:8] В военно-политическом отношении давно обещаемая США война против Ирака есть банальный рэкет. В финансово-экономическом же плане ожидаемую военную акцию США в Заливе правильнее рассматривать как нападение не только на Ирак, но и на собственный госбюджет. Выдержит ли войну федеральный бюджет США? «Бюджет на 2003 год — это больше, чем просто свод цифр. Это...»

«ВНИИ ГО – ВНИИ ГОЧС – ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) 35 лет ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра 35 лет на службе безопасности жизнедеятельности Книга 3 Научные статьи Москва ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ) ООО «Альфа-Порте» УДК 614.8(470+571):061 ББК 68.902.2(2Рос)л2 В 605 ВНИИ ГОЧС: вчера, сегодня, завтра. 35 лет на службе безопасности жизнедеяВ 605 тельности: в 3 кн. Кн. 3: Научные статьи / Под общей редакцией В.А. Акимова / МЧС России. — М.: ФГБУ ВНИИ ГОЧС (ФЦ), 2011. — 320 с.: илл. ISBN 978-5-93970-062-7 (кн. 3)...»

«Научно-исследовательский институт пожарной безопасности и проблем чрезвычайных ситуаций Министерства по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь ИНФОРМАЦИОННЫЙ МАТЕРИАЛ СЕТИ ИНТЕРНЕТ ПО ВОПРОСАМ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ И ЛИКВИДАЦИИ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ 09.10.2015 ВСТРЕЧИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ ГЛАВЫ ГОСУДАРСТВА Совещание о текущей социально-экономической и политической ситуации в стране Выборы в Беларуси должны пройти предельно демократично, мирно, на высоком организационном уровне. Об этом Президент...»

«Аннотация В дипломном проекте дано обоснование для разработки дипломного проекта, поставлены цели и задачи выполнения проекта. В задании предусматривается реконструкция ячеек 110 и 10 кВ на повышающей подстанции 10/110 кВ. произведены расчетов токов короткого замыкания на основание которого произведен выбор коммутационных аппаратов, расчет релейной защиты. Разработаны мероприятия по охране труда и техники безопасности при эксплуатации электрооборудования. Дано техникоэкономическое обоснование...»

«Окончательный отчет о проведении уполномоченными органами государств-членов Таможенного союза работы по изучению эффективности инспекционной системы ветеринарной службы Украины по обеспечению гарантий безопасности продукции животного происхождения, предназначенной для поставок на территорию государств-членов Таможенного союза, и инспекции украинский предприятий по производству продукции животного происхождения, в том числе рыбоперерабатывающих предприятий, заинтересованных в поставках своей...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.