WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 |

«Аннотация С первого класса Женя была лучшей во всем, но однажды вдруг оказалось, что ее школьная подруга, твердая хорошистка Наташа, пишет сочинения гораздо лучше ее. Во всяком случае, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Ольга Заровнятных

Заснеженное чудо

Текст предоставлен издательством

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8716244

Ирина Мазаева, Ольга Заровнятных, Светлана Лубенец. Снежная любовь. Большая книга

романтических историй для девочек: Эксмо; Москва; 2014

Аннотация

С первого класса Женя была лучшей во всем, но однажды вдруг оказалось, что ее

школьная подруга, твердая хорошистка Наташа, пишет сочинения гораздо лучше ее. Во

всяком случае, так считает их учительница, но не сама Женя. Та абсолютно уверена, что к ней несправедливы и Наташе на самом деле досталась ее, Женина, слава, и нужно просто открыть всем на это глаза. Самое обидное, что лучшей Наташу теперь считает и Женин друг детства Коля, в которого она влюблена. Девчонка решает за себя бороться!

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Содержание Глава 1. Время года – жизнь 4 Глава 2. Пример для подражания 9 Глава 3. О великанах и лилипутах 14 Глава 4. Свободное местечко 19 Конец ознакомительного фрагмента. 20 О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Ольга Заровнятных Заснеженное чудо Глава 1. Время года – жизнь «Я никогда не задумывалась, какое у меня любимое время года. Вообще не думала о том, что среди набора привычных вещей какая-то может быть любимой. Мне кажется, до определенного времени я просто жила. Нет, даже не жила, а существовала. Ведь разве привычную серую жизнь, где изо дня в день повторяется одно и то же и ничего – ну совершенно ничего! – нельзя выделить, чтобы запомнить, разве такую жизнь можно назвать жизнью?..

Что значит жить? Что такое жизнь? Эти вопросы наверняка задает себе каждый нормальный человек. Я не знаю, почему я их раньше себе не задавала. Мне кажется, я жила как растение. Или как кошка. Ела, что дают. Читала, что задавали в школе. Увлекалась тем, что считали для меня интересным и полезным родители. Утро на улице или вечер – и то, и другое хорошо, да и не все ли равно – вот как-то примерно так я воспринимала жизнь.

Если бы меня спросили, на кого я была похожа из сказок, на какого сказочного персонажа, я бы, наверное, ответила, что на Спящую красавицу. Не потому, что я вся такая из себя очень красивая, а именно потому, что спящая. И вот теперь, когда я проснулась, мне странно думать, что вокруг меня ходит еще очень много таких же спящих людей. Так и хочется крикнуть: «Люди, проснитесь! Подумайте, зачем вы живете?! Поставьте для себя цель в жизни.

Оглянитесь вокруг, почувствуйте, как много прекрасного вас окружает».

Нет, меня не целовал прекрасный принц. Моим принцем, если можно так выразиться, оказалась секция карате. Моя двоюродная сестра Аленка занимается карате уже второй год, и в этом году моя мама посоветовала мне сходить на тренировку вместе с Аленкой. Просто посмотреть, а вдруг понравится?..

Я сходила. И увидела, как девчонки и мальчишки, превозмогая себя, выполняют задания тренера, силовые упражнения и растяжки, как учат новые приемы. Я была заинтригована. Еще никогда в жизни мне не приходилось прилагать к чему-то слишком большое усилие. Не приходилось переступать через себя, чтобы чего-то добиться. А тут, на моих глазах, группа девчонок и мальчишек делала это так запросто, но при этом с таким рвением и энтузиазмом, будто за их действиями скрывался какой-то неведомый мне, великий смысл.

В общем, я попробовала стать одной из них. Аленка поговорила с тренером, и меня взяли в группу не в начале учебного года, как это принято, а в ноябре, когда новички уже знают некоторые приемы и так называемые блоки. Я к тому, что я была отстающей по сравнению с ними. Не то чтобы слишком отстающей, но все же.

Мне никогда не приходилось как-то особо напрягаться на уроках физкультуры. Делала, как и все, то, что требовал учитель, только и всего. С легкостью сдавала нормативы. Ну еще бы, ведь это усредненные требования для ребят нашего возраста. Это как бы должен уметь каждый!

И вот тут, начав ходить на тренировки, я поняла, что значит выкладываться в полную силу. Вот так, чтобы совсем, без остатка, прилагая неимоверные усилия и беспокоясь о результате так, словно каждая тренировка – это соревнование. Соревнование самого себя с собой.

Выходя после тренировки на свежий воздух, я впервые в жизни начала ощущать, насколько он свеж, насколько это прекрасно – дышать полной грудью. Казалось бы, после тренировки я должна была чувствовать усталость, еле ноги волочить… А получалось наоборот: я шла домой, словно пружинка, легкая, подтянутая. Я смотрела вокруг себя, заме

<

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

чая малейшие детали, которых никогда прежде не видела, – и то, что воробушки срываются с деревьев так же, как и листья, и то, что люди в плащах похожи на стаю грачей, и что первый снег припудрил землю так неумело, как первоклассница свои щеки, добравшись до маминой пудры… Думаю, меня так встряхнули не тренировки конкретно, а то, что я стала впервые в жизни хоть к какому-то занятию относиться серьезно, ответственно. Наверное, вместо карате я могла увлечься плаванием. Или начать коллекционировать редких бабочек или марки… Словом, меня изменило то, что я начала видеть интересное в тех вещах и занятиях, на которые раньше и внимания-то не обратила бы.

Как я уже сказала, я стала ходить на тренировки в ноябре. И словно заново открыла для себя мир. Между тем наступила зима. И я поняла, что зима – это мое любимое время года. Конечно, это многим покажется странным. Большинство – я уверена! – считают любимым временем года лето, и у них есть на то все основания: летом каникулы, летом можно купаться, загорать, целыми днями находиться на свежем воздухе, ходить на рыбалку, кататься на велосипеде… Да много что еще.

А мое любимое время года – зима. Подумать только, и почему я раньше этого не замечала? Зимой можно кататься на лыжах. Вот так встаешь на лыжню, постепенно набираешь скорость, отталкиваясь палками, и летишь, словно сам по себе. А если еще катиться с холма… А еще лучше – на санках! Кое-кто из моих ровесников ухмыльнется и заявит, что это детский сад какой-то, но я не раз видела, что на санках катаются даже взрослые.

И я не вижу ничего зазорного в том, чтобы поиграть с друзьями в снежки или даже слепить снеговика в легкую декабрьскую оттепель. Снеговикам, знаете, так радуются проходящие мимо маленькие дети. А у кого хватит фантазии, умения и терпения, может слепить из снега и кое-что оригинальное: снегурочку или собаку… Конечно, я не смогу сейчас передать всю прелесть зимы своими словами. Зима прекрасна. Мне нравится, когда идет снег – падает медленно крупными хлопьями или носится мелкими шустрыми снежинками. Мне нравится, когда снег просто лежит на земле – ровным слоем или мягкими волнами.

Я люблю, когда в сильный мороз на окнах появляются узоры. Ведь это настоящее волшебство! Я даже сама пыталась нарисовать в альбоме что-то подобное… Но разве я могу сравниться с природой?! Я люблю зиму. Но знаете что? Когда придет весна, я с такой же уверенностью скажу, что мое любимое время года – весна. Когда придет лето – им окажется лето. Осенью это будет осень. Наверное, правильнее будет сказать, что мое любимое время года – жизнь», – Наташка закончила читать и, закрыв тетрадь, раскрасневшись, стараясь ни с кем не встречаться глазами, села за нашу парту.

С любопытством заглянув к ней в тетрадь, я увидела, что оценка за ее сочинение «5+».

Вот ничего себе! По сути, Наташка нагородила какую-то гору информации, рассказав обо всем понемножку и совсем вкратце отписавшись на тему сочинения – «Мое любимое время года».

Я ничего не понимала. У меня тоже была пятерка. Ну, пусть без плюса, хотя из-за этого у меня, конечно, возникли определенные вопросы к нашей Маргарите Львовне. Все равно, у меня тоже была пятерка, я с уверенностью могла сказать, что раскрыла тему целиком и без остатка, так почему сочинение перед всем классом Маргарита Львовна попросила зачитать Наташку, а не меня?..

Я следила за нашей учительницей русского языка и литературы, не слыша даже, о чем она говорит. Мне было крайне важно самой для себя ответить на вопрос: что только что произошло? Почему Наташкино сумбурное сочинение вызвало у Маргариты Львовны столько восхищения? Между прочим, она впервые на моей памяти просила кого-то зачитать свое сочинение вслух. Будто это было стихотворение или рассказ классика, не меньше.

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Маргарита Львовна ходила от своего учительского стола к доске и обратно, непременно что-то поправляя на ходу – то очки в толстой оправе леопардовой расцветки, то классный журнал, то мел. Ей мои испепеляющие взгляды были как об стенку горох. Не потому, что она к таким привыкла, а потому, что принимала их за внимательные, полные интереса и сосредоточенности на учебном материале.

Я смотрела на нее, и постепенно мое негодование сменилось ненавистью. Вот, если подумать, разве так должна выглядеть женщина, разбирающаяся в литературе? Ведь вся литература, по сути, о чем? Правильно, о любви. О любви, о жизни… О любви к жизни, в конце концов. Но разве может такая сухая, непривлекательная женщина, как Маргарита Львовна, что-то знать о любви или о жизни?

Вот возьмем, к примеру, ее манеру непрерывно хвататься за разные вещи. Ну неужели это кого-то может не раздражать? Это даже меня – а я, между прочим, очень уравновешенный человек – выводит из себя. Не говоря уже о лицах противоположного пола.

Кстати, о мужчинах. Что-то я ни разу не видела, чтобы Маргариту Львовну кто-то встречал или провожал после школы. Вот биологичку Тамару Сергеевну всегда муж на шикарном джипе встречает. А химичку Ирину Леонидовну провожают в школу дети. Ну как провожают – они вместе с ней в школу идут, потому что в нашей же школе и учатся. Значит, химичка замужем или хотя бы была.

Маргариту Львовну никто не встречает и никто не провожает. Никто даже за один стол с ней в столовой не садится. Физрук – пожилой сухощавый мужчина – и тот ее сторонится.

По крайней мере, уж я-то заметила, как он бегал от нашей Маргариты Львовны на День учителя, когда всех учителей поздравляли в актовом зале, после поздравлялок мы, отличники, читали им со сцены стихи, а учителя, как говорится, общались, празднуя свой праздник.

Маргарита Львовна, конечно, тот еще кадр… Ей бы к стилисту сходить, чтобы он выбросил прочь ее шмотки, чудом сохранившиеся, наверное, еще с прошлого века. Может, они ей даже от бабушки достались. Все эти чудовищные блузки в крупный горошек с пышными воланами. Длинные юбки со складками. Туфли с тупым носком и квадратным каблуком. Какой монстр все это придумал?!

К тому же Маргарита Львовна была худой как щепка. Это обычное сравнение. Я бы сказала: худой, как прищепка, потому что знала за Маргаритой Львовной эту назойливую черту характера, так и подзуживающую ее кого-нибудь «прищемить», в переносном смысле, конечно. Она просто не могла обойтись без едких замечаний, без нотаций, без язвительных намеков.

Казалось бы, такой человек, как она, который ну точно ничего не понимает в жизни, не разбирается в любви, – такой человек не должен учить детей литературе. А выходило наоборот! Мне кажется, Маргарита Львовна ринулась в мир литературы не от знания жизни, а от незнания ее. От возможности жить в мире фантазии, игнорируя реальность.

Нет, ну правда, что ей не понравилось в моем сочинении по сравнению с Наташкиным? Я опустила глаза в собственную тетрадь и пробежалась по строчкам: «Волшебное, всеми любимое время года», «свежий воздух, наполненный ароматами трав и цветов», «даже животные, кажется, из всех сезонов предпочитают лето: они имеют возможность греться на солнышке, а не прятаться по подвалам в поисках теплого уголка», «если присмотреться к собаке, развалившейся на ступеньках магазина, кажется, что она улыбается», «птицы, стригущие воздух своими крыльями в неистовом полете». Идеально! И таких предложений, между прочим, целых два листа!

Я скосила глаза в Наташкину тетрадь: ну… страничка, чуть больше. Страничка бессвязного бреда. Простого выплеска откровений. Так чем же они так зацепили нашу учительницу? Я решила, что в этом есть какой-то подвох. Что-то, о чем я не знаю. Возможно, Наташка каким-то образом подлизалась к Маргарите Львовне. Может, сумку после уроков

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

помогла ей до дома донести. Точно! Не после уроков только, а после магазина. Подкараулила ее возле магазина и помогла донести до дома покупки! Ну Наташка, ну проныра… С другой стороны, мне казалось, что я хорошо разбираюсь в людях и не в Наташкином характере было добиваться своего таким вот нечестным путем.

Я задумчиво посмотрела на Наташку, горящими глазами следящую за Маргаритой Львовной. Моя подруга все еще сидела раскрасневшаяся, наверняка прокручивала в голове миг своего триумфа. Ну ничего, ничего, в другой раз торжествовать буду я. Я такое сочинение напишу, какого еще никогда не писала! Надо только узнать, что же так потрясло Маргариту Львовну… А может, дело было в том, что наша учительница всего лишь любила зиму?.. В сочинении, правда, речь шла большей частью о занятиях карате, но что-то я сомневаюсь, глядя на Маргариту Львовну, что она вообще хоть раз в жизни увлекалась каким-либо видом спорта.

Значит, вполне вероятно, дело было в зиме. Ну а что, наверняка же никто из нашего класса больше про зиму не написал. Все поголовно писали о лете. Честно писали, между прочим, не то что Наташка.

– Что? – удивленно спросила меня Наташка, заметив наконец мой прилипший к ней взгляд.

– Ничего, – торопливо ответила я. – У тебя вот тут, кажется, ручкой испачкано, – я поскребла у себя щеку чуть ниже левого глаза.

Наташка немедленно последовала моему примеру. Доверчивая, жуть! Кожа у нее была бледной, покрытой россыпью веснушек. Такая легко раздражается от любого прикосновения, поэтому на щеке у Наташки немедленно появилось багровое пятно.

– Все? – с надеждой спросила Наташка.

Я сделала вид, что внимательно разглядываю ее щеку. Было бы там что рассматривать… То ли дело моя кожа – смуглая, бархатистая. Она казалось покрытой загаром в любое время года. Мне было чем гордиться.

– Вроде, все, – с сомнением проговорила я. – Да это, может, вообще веснушка была.

Крупная такая, – не удержалась я.

Наташка досадливо опустила глаза. Зря я так, конечно. Уж мне ли было не знать, как она комплексовала из-за своих веснушек. Как пыталась свести их летом с помощью сока из листьев одуванчика и лимонного сока. Летом веснушки расцветали на Наташкином лице, как тюльпаны на клумбе. Вот в чем была истинная причина Наташкиной любви к зиме, а не к лету. Какая уж из нее каратистка, она даже от моих насмешек не знала, как защититься.

– Многие поэты писали хвалебные стихи о зиме, – разносился по классу восторженный голос Маргариты Львовны. – Вспомните хотя бы стихотворение «Зимнее утро» Александра Сергеевича Пушкина: «Мороз и солнце! День чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный»… Я снова скользнула взглядом по сочинению Наташки: неровный прыгающий почерк, часто забегающий за поля. Отметка «пять с плюсом». А вторая-то, через дробь – четверка!

Это за грамотность. Но тем не менее, у меня-то было две пятерки, а Наташку с ее четверкой попросили читать вслух, словно ставя ее сочинение в пример, демонстрируя всем нам, как на самом деле следует писать!

Мое возмущение билось во мне, как раненая птица. Как тысячи снежинок в окно во время бушующей ночной бури. Если бы меня сейчас усадили писать сочинение на тему «Несправедливость», поверьте, я бы нашла слова, чтобы выразить мои чувства. И уж этото сочинение наверняка не только было бы зачитано перед классом, но его бы закрепили на доске почета сочинений, если бы придумали такую доску.

– Многие известные русские поэты и писатели родились зимой, – продолжала настраивать нас на зимний лад Маргарита Львовна. – Например, Федор Иванович Тютчев, посвя

<

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

тивший зиме такие строки: «Чародейкою Зимою околдован, лес стоит, и под снежной бахромою, неподвижною, немою, чудной жизнью он блестит»… День рождения! Ну конечно! Меня наконец-то осенило. У Маргариты Львовны день рождения был именно зимой. Не помню, правда, какого числа и даже в каком месяце – кажется, в феврале, но, видимо, Наташка об этом очень вовремя вспомнила и, что называется, подсуетилась.

А может, Наташке мама подсказала? Ее мама, правда, не входила в родительский комитет, как, например, моя, и мало что знала о памятных датах нашего класса, но, может быть, с прошлого года запомнила, когда мы всем классом на подарок Маргарите Львовне скидывались. Я мало что знала о Наташкиной маме, потому что видела ее крайне редко. Ну а вытянуть из самой Наташки какую-нибудь инфу о ее родителях было вообще за гранью возможного. Наташка всегда была замкнутой. Из нас двоих говорила обычно я, а Наташка с почтением внимала.

Да, теперь-то я была уверена в том, что все дело в дне рождения Маргариты Львовны.

Наверняка, кроме нашего класса, ее никто больше не поздравлял, поэтому для нее так важно было упоминание о зиме – как упоминание о ее дне рождения. Надо будет в таком случае разузнать, когда день рождения у мамы Маргариты Львовны. Если он будет весной – о’кей, без проблем, моим любимым временем года станет весна. Вот тогда мы и посмотрим, чье сочинение больше понравится Маргарите Львовне…

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Глава 2. Пример для подражания К концу урока я успела возненавидеть не только нашу учительницу, но и всю мировую литературу в целом.

В моей голове созревал план. Ладно, думала я, забудем про любимое время года, на год забудем, потому что очень вряд ли Маргарита Львовна решит дважды подряд задавать одну и ту же тему сочинения. Но можно ведь подготовиться к следующему сочинению пораньше. Да вот хоть с сегодняшнего дня и начать готовиться!

– Маргарита Львовна! – я тянула руку, несмотря на звонок с урока, споря и с ним тоже. – А когда будет следующее сочинение?

– Примерно через неделю, – охотно откликнулась учительница.

– Наверное, на тему русской красавицы зимы?.. – ткнула я пальцем в небо и, как ни странно, попала.

– Да-да, совершенно верно, – наивно раскрыла карты Маргарита Львовна. – Сочинение, которое вы писали на прошлом уроке, было подготовительным. Я рассчитывала на то, что многие из вас напишут о зиме и потренируются таким образом. Но пока у нас тренируется одна только Наташа Азарова, – скаламбурила учительница, довольным взглядом посмотрев на Наташку, мигом покрасневшую.

Наш класс быстро пустел, следующим уроком была химия. Мои одноклассники закинули в рюкзаки и сумки свои тетради, учебники, ручки и прочие принадлежности и поспешили перебраться в другой кабинет, а я собиралась медленно. И это не потому, что я была основательной. В те минуты мне все не давал покоя зуд справедливости. Никогда – ни разу на моей памяти! – ни один из моих одноклассников не сумел переплюнуть меня в плане достижений, а тут близкая подруга, хорошистка всего-навсего…

– Маргарита Львовна! – окликнула я учительницу, решительно подходя к ее столу.

Она, казалось, уже уверена была в том, что класс опустел, и по очки закопалась в тетради и методички. Вскинув на меня недоуменный взгляд, Маргарита Львовна поправила очки – «Это чтобы лучше видеть тебя, деточка!» – пронеслось у меня в голове совершенно неуместное – и застыла, глядя на меня, вся само внимание и отзывчивость.

– Ты что-то хотела, Женя? – мягко спросила она.

– Маргарита Львовна, – требовательно начала я, вознамерившись докопаться до правды, – а почему вы попросили зачитать сочинение Наташу? – у меня на языке еще вертелось «почему не меня?», но я вовремя остановилась, скромность заставила меня прикусить язык.

– Странно, что именно ты об этом спрашиваешь, Женя, – с упреком произнесла Маргарита Львовна и откинулась на стуле – это был верный знак начала педагогического внушения. – Я полагала, что ты достаточно хорошо ориентируешься в литературе и понимаешь, чем отличаются поэты и писатели от простых людей.

Тут началась столь длинная и пафосная речь, что я уже было пожалела о заданном вопросе. Ну правда, нашла у кого спрашивать! С другой стороны, врага надо знать в лицо.

В данном случае моим врагом была причина, по которой Маргарита Львовна сочла чье-то сочинение лучше моего. А рассуждения на тему великих поэтов и простых смертных на меня смертную тоску нагоняли. Вот я, казалось бы, обычный человек – это если брать к примеру, – но только на первый взгляд! На самом деле я отличница, хорошая дочь, верная подруга, да просто замечательный человек. Да, я высоко себя ценила, но для этого были все основания. Ну и чем я, скажите мне, хуже всех этих писателей?

– Ее сочинение очень отличалось от всех остальных сочинений. Я имею в виду, вообще от всех сочинений, которые мне довелось прочитать на своем веку, – выдернула меня из размышлений Маргарита Львовна. – Оно особенное, понимаешь, Женя? Оно оригинальное!

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

У меня челюсть отвисла. Хотелось крикнуть: нет! Оно сумбурное! Запутанное, бессвязное! Оно написано потому, что Наташка не знала, о чем писать! Потому что у нее нет любимого времени года, у нее вообще нет ничего любимого! Наташка – это серая мышь, даже хуже, щепка, несомая волнами огромного людского океана. Она не может быть оригинальной. Она со временем потяжелеет от воды и опустится на дно, и никто никогда о ней даже не вспомнит.

– В этом сочинении Наташа не только рассказала о своем любимом времени года, но и назвала причины, по которым оно стало любимым, описала предысторию… Если бы в этом сочинении присутствовал сюжет, его с полным правом можно было бы назвать рассказом!

Хотя существует же еще и бессюжетная проза, – задумчиво произнесла Маргарита Львовна, и я почувствовала, как ее смывает волной размышлений и уносит куда-то в неведомые дали.

Раздавшийся звонок на урок избавил меня от ее лекции. Вот теперь уже я торопилась, потому что не любила опаздывать, всегда старалась быть пунктуальной. В отличие от химички Ирины Леонидовны – она опаздывала на каждый урок, так что у меня даже сейчас была возможность прийти раньше ее.

Я влетела в класс химии и плюхнулась на свое место. Наташка удивленно посмотрела на меня, но ничего не спросила. В принципе, в ее немногословности и замкнутости иногда были свои плюсы, я могла это признать. Еще не хватало мне только сейчас изворачиваться и врать, почему я опоздала, где я задержалась… Ирины Леонидовны, как я и рассчитывала, все еще не было. Зато было кое-что другое. Перед учительским столом красовались – хотя это слово уж точно здесь не подходит – порванные мятые листки бумаги. Только теперь я обратила внимание на то, что класс шумит как-то необычно. В любой другой день шум в классе напоминал гул деревьев во время сильного ветра. Сейчас же шумел, скорее, тростник.

– Это что, кто-то до туалета не добежал? – насмешливо спросила я у Наташки, кивнув на клочья.

– Да это мальчишки перекидывались, – вполголоса ответила подруга, – Славка с Денисом.

– Нормально так поиграли, – осуждающе произнесла я, гадая, как их накажет Ирина Леонидовна.

В этот момент в класс вошла наконец химичка и стремительно пронеслась к доске. При такой динамике движений странно было, что она постоянно опаздывала. Шлепнув сумку на стол, она торопливо написала на доске мелом тему урока «Общая характеристика неметаллов», схватилась было за тряпку, чтобы вытереть пальцы, но та оказалась вся в меловой пыли. Ирина Леонидовна брезгливо вернула тряпку на место и обернулась к нам.

– Здравствуйте, – произнесла она надтреснутым высоким голосом. У нее всегда был такой голос, это никак не было связано с болезнью. Голос, похожий на треснувшую фарфоровую чашечку, один кусок которой при неловком движении вот-вот готов был отколоться. – Тряпку, я смотрю, дежурные опять поленились сполоснуть?.. – тут она осеклась, заметив рваные листы на полу. – Кто это сделал? Немедленно уберите! – потребовала Ирина Леонидовна, и в ее голосе не было ни капли раздражения, простая просьба, обязательная к выполнению.

Будь на месте напроказивших ребят другие – они бы, разумеется, убрали за собой бумаги. Но Славка и Денис, если бумагу раскидали именно они, были трусами. Этакими волками в овечьей шкуре. Внешне – примерные прилежные ребята, на чей счет на родительских собраниях не высказывалось никаких замечаний. Они преуспевали в математике, черчении, физике и, разумеется, химии. Еще и поэтому они побоялись высовываться – чтобы не подмочить свою репутацию в глазах Ирины Леонидовны.

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Теперь гул в классе совершенно стих. Тростник съежился, превратившись в сухие былинки, не способные издать даже шорох. Я с презрением оглянулась на Славку, сидевшего позади меня на соседнем ряду. У него было абсолютно невозмутимое лицо. Вот наглец!

– Пока виновные не уберут за собой, урок я начинать не буду! – выдвинула ультиматум Ирина Леонидовна и, сев за свой стол, уткнулась в журнал или еще в какие-то записи – мне со своего места не было видно, потому что в кабинете химии учительский стол стоял на небольшом возвышении. Но что губы у Ирины Леонидовны были обиженно поджаты – это я разглядела со всей четкостью.

Прошло минут пятнадцать, а то и половина урока… Ничего не менялось. Пристыдить вслух Славку с Денисом никто не решался. Не потому, что их кто-то боялся, было бы кого бояться. Просто в нашем возрасте работает негласный закон не сдавать своих. Очень сомнительный закон, между прочим. Ирина Леонидовна тоже нам вроде как не была чужой. По крайней мере, она никогда нас не обижала и даже пыталась с нами шутить. Говорить на нашем языке.

– Я сейчас выйду ненадолго, – произнесла Ирина Леонидовна, вставая со своего места. – Надеюсь, что, когда я вернусь, этого мусора посреди класса уже не будет.

Это был большой поступок, на мой взгляд. Она давала возможность Славке с Денисом исправить свою ошибку и при этом остаться в тени. То есть гарантировала их ненаказуемость. Лишь бы все исправили, а там уж пусть все содеянное останется на их совести. Я была согласна с Ириной Леонидовной целиком и полностью.

Однако кое в чем она просчиталась. Да и никто из нас не ожидал, что после ухода химички из класса Славка с Денисом не тронутся с места. Класс оцепенел – то ли от возмущения, то ли от изумления. Слышались негромкие восклицания, все осуждали ребят, но заставить их убрать листы бумаги не могло, как оказалось, ничто.

Я, со своей стороны, не могла понять, что движет – или, точнее, почему не движутся

– Славик с Денисом. Было ощущение, что у них взыграл спортивный интерес: а что будет дальше? На что еще решится Ирина Леонидовна, чтобы заставить их убрать мусор? А может, сама уберет? А вдруг начнет наконец урок, смирясь с мусором посреди класса? Это было, конечно, гнусно… И тут – кто бы мог подумать?! – Наташка встала, торопливо подошла к разбросанным бумажкам и стала собирать их, прижимая к своей груди. Так как бумаг было много, часть из них снова падала на пол, но Наташка опять терпеливо их поднимала и комкала, опустив глаза, спрятав свой взгляд от всего класса.

Когда она выпрямилась и уже развернулась было по направлению к мусорной корзине, стоявшей у учительского стола, дверь класса открылась. Ирина Леонидовна, как всегда, очень быстро прошлась по классу и заняла свое место за учительским столом. Казалось, она даже не заметила у мусорной корзины оторопевшую, покрасневшую Наташку.

И только когда та, побросав бумажки в корзину, вернулась на свое место, Ирина Леонидовна произнесла:

– Спасибо, Наташа, – она сделала паузу, а затем добавила: – Я знаю, что это не ты… – вот на этих словах я бы на месте учительницы остановилась, но Ирина Леонидовна решила добить нас всех, а больше всего – виновных, хотя им-то, понятное дело, было все равно: – Вам всем, всем, – веско повторила она, – нужно брать пример с Наташи. А теперь начнем урок.

Ирина Леонидовна, как ни в чем не бывало, стала рассказывать нам о неметаллах. Я сидела ни жива ни мертва. Вот так оборот! Наташка решила в классе прибраться – всего лишь! – а ее из-за этого героиней сделали! На ее месте легко могла оказаться я, если бы только предположила, что сбор разбросанных бумажек – это подвиг.

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Нет, ну в самом деле, это же просто бред какой-то! Я оглянулась, невидящими глазами скользнув по лицу Славки. Это именно из-за него уже второй раз за день Наташка блистала перед всем классом. Может, это был сговор? Что Наташка ему пообещала? Что домашку по русскому завтра даст списать?..

– Наташ, ты чего? – я пихнула подругу локтем, та вскинула на меня виноватый взгляд.

– Чего? – тихо спросила она.

– Ты чего, с ума, что ли, сошла? – грубовато проговорила я.

– Почему? – на лице Наташки отразилось искреннее недоумение.

Значит, сговором тут и не пахло. Я знала Наташку как свои пять пальцев, врать она не умела. На самом деле это я уже ощущала себя сумасшедшей. Внутри словно гудело все.

Я даже лоб у себя потрогала, вдруг температура? Наташка ждала ответа, нервно вертя в пальцах простой карандаш с истертой до черноты резинкой на конце.

– Ты зачем мальчишек выгородила? – прошипела я. – Их же теперь не накажут!

Вообще-то на наказание мальчишек мне сейчас было плевать, другое жгло меня изнутри – несправедливое вознесение моей подруги в глазах учителей, но ей же об этом не скажешь. Нужно было как-то спустить ее с небес на землю, все же нехорошо было вот так, ни с того ни с сего, возноситься. Такие резкие подъемы чреваты ростом самолюбия, а мне моя подруга нравилась именно такой, какой была – застенчивой, стыдливой. Такие черты характера сегодня среди девчонок большая редкость.

– Я об этом не подумала, – жалобно пробормотала Наташка и тут же попыталась найти плюсы в своем поступке: – Зато урок наконец начался. И Ирина Леонидовна больше не сердится!

Тоже мне оправдание. Я нахмурилась, подыскивая минусы в ее действиях. Что-то, чем можно было бы ей возразить и на что она при этом не могла бы ответить тем же. Ирина Леонидовна с упоением знакомила моих одноклассников с неметаллами, после произошедшего в классе стояла смиренная тишина. Все было не так, как обычно.

– Вот их не накажут, – зловеще предсказала я, – и завтра они сделают то же самое.

Просто чтобы посмотреть, как ты будешь выкручиваться. И завтра, и послезавтра… Хотя, если ты в уборщицы готовишься, для тебя за ними мусор подбирать – самое то, – хмыкнула я.

– Девочки! – возмущенно постучала Ирина Леонидовна ручкой по столу, глядя в мою сторону.

Ну вот еще этого только не хватало! За всем своим возмущением я как-то забыла, что мой шепот – единственный, звучащий в классе. Из-за Наташки я из лидеров скатилась чуть ли не в разряд нарушителей спокойствия. Прекрасно. Осталось только дождаться, когда в моем дневнике появится запись о вызове в школу родителей!

Я насупилась и сидела, рисуя ручкой на деревянной линейке непонятные даже мне знаки и символы, черточки, закорючки. Наверное, я при этом еще и громко сопела от обиды, потому что Ромка – рослый близорукий парень, сидящий впереди меня, тоже, между прочим, Славкин друг, аж дважды удивленно обернулся.

«Ну ладно, – размышляла я, закрашивая последнее светлое пятно на линейке, – все это случайность, все, что сегодня произошло. На самом деле я вовсе даже не думаю, что Славка станет раскидывать бумаги по классу каждый день, он далеко не дурак и понимает, что рано или поздно его сдадут за это учителям. А ему, как и мне, важно сохранять свой статус примерного ученика».

Едва прозвенел звонок с урока, я вылетела из класса. Одной из первых. В числе двоечников и троечников, всегда торопящихся побыстрее смотаться. Выкинув в коридоре темносинюю линейку, на которой уже не разобрать было делений и цифр, в мусорное ведро, я пошла к раздевалке, не дожидаясь ни Наташки, ни своего друга Кольки. Пусть призадумаО. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

ются и поймут, что что-то со мной происходит, что-то меня беспокоит и, быть может, даже по их вине!

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Глава 3. О великанах и лилипутах У раздевалки еще почти не было школьников.

То есть не имелось очереди из них.

Теперь-то я понимала, куда и по какой причине удирают с последнего урока, едва прозвенит звонок, мои отстающие в учебе одноклассники. В учебе-то они отставали, а вот в очередях были первыми.

Мы уже заняли нестройную очередь – ну что там за очередь из пятерых человек, все равно что звено, отцепившееся от цепи, – хотя гардеробщицы еще не было у окошечка раздевалки, как вдруг нас «развернули» – наша классная, подоспевшая так не вовремя, попросила всех остаться в классе после уроков.

Классная Светлана Александровна являлась по совместительству учительницей английского языка. Такую дылду надо было еще поискать! Понимаю, что это прозвучало неуважительно, но мне кажется, это первая мысль, которая приходила в голову любому, взглянувшему на нее.

Не знаю, какой точно был ее рост – да и откуда мне это было бы знать, разве что пристать к ней с линейкой, – но посоперничать с любой манекенщицей она могла по-любому.

Что лично меня удивляло, как человека, знающего толк в стиле, так это то, что при своем высоком росте – очень высоком! – Светлана Александровна всегда носила еще и высокие каблуки.

Покачиваясь на своих длинных ногах, Светлана Александровна оглядывала холл школы, стараясь рассмотреть моих одноклассников среди многих других учеников, торопящихся после занятий домой.

– Девятый «А»! Все на собрание в класс! – громко, на весь холл, перекрывая гул голосов, произнесла наша классная.

Я уже говорила, что по совместительству она была учительницей английского? Так вот, привычка старательно проговаривать все звуки въелась в ее повседневную разговорную речь. Что бы она ни говорила – она именно проговаривала. Выходило весьма своеобразно.

Изредка Светлана Александровна отлавливала за плечо ребят из нашего класса, старавшихся проскочить мимо нее к двери. Делала она это очень изящно, практически не глядя.

Видимо, у нее было отлично развито боковое зрение, потому что, разворачивая от дверей Ромку, она продолжала при этом смотреть вперед.

Наша классная на избранном ею посту возле двери была прямо как дядя Степа – великан в женском обличье. Ромка, опасливо озираясь, торопливо уходил от нее через весь холл и за поворотом был пойман Славкой, наблюдающим за Светланой Александровной из-за угла.

– План такой, – просвятил Славка Ромку, опасливо косясь в мою сторону, – прячемся в туалете, выжидаем, когда все рассосутся, потом уходим.

– Мальчики! Я вас вижу! – донесся до нас голос Светланы Александровны.

Я оглянулась: наша классная смотрела прямо на нас. Точнее, на Ромку со Славкой.

Меня-то она вряд ли подозревала в желании улизнуть с собрания, я же всегда была примерной ученицей.

У Славки вытянулось лицо. На нем можно было прочитать тот самый вопрос: «Как?!

Как она нас заметила?!» – похоже, помимо бокового зрения, у Светланы Александровны было развито и недоступное большинству обычных людей зрение перископическое.

Я насмешливо хмыкнула и пошла в класс. А куда мне было деваться? Приходилось поддерживать репутацию отличницы и послушной девочки. Вот если бы Светлана Александровна не заметила меня в холле – другое дело.

– Тетя Света – великан… – вполголоса проговорила я, проходя мимо Славки, подкидывая ему идею, которую мне не по статусу было осуществлять.

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Как оказалось, в класс нас согнали всего-навсего из-за приближающегося Нового года.

Светлана Александровна, как и в прошлом году, как и в позапрошлом, как и наша предыдущая классная Мария Владимировна, словом – как любая классная руководительница в любом классе, объявила конкурс на самодельное елочное украшение.

Весь класс в голос скучающе зевнул. Это было своеобразное возражение, если бы ктото осмелился его озвучить словами, то Светлана Александровна услышала бы примерно следующее: «Хватит обращаться с нами как с детьми! Мы взрослые люди и не желаем участвовать в детских конкурсах!»

Кабинет английского языка был маленьким, меньше раза в полтора, чем остальные кабинеты. Уроки в нем проводились реже, помещение часто пустовало. Поздней весной, когда на улице уже стояла жара, находиться в этом прохладном кабинете было сплошным удовольствием, но зимой, когда наш класс собирался в нем, все первое время ежились от холода. Некоторые мои одноклассницы успели взять верхнюю одежду в раздевалке и теперь сидели, кутаясь в шубы и дубленки.

– А можно вопрос? – картаво спросил Ромка.

Он, как и обычно, сидел передо мной. Славка сидел рядом с ним, это потому что сейчас не урок был и никто бы Славке ничего против не сказал. Обычно-то учителя их с Ромкой рассаживали. Для их же блага. Это мы с Наташкой умели говорить шепотом, а вот ребят заносило: то, что начиналось с безобидных записочек, обычно заканчивалось гоготом на весь класс.

Из них двоих заводилой был Славка. Это был тот самый случай – исключение из правила, когда одна голова хорошо, а две – просто катастрофа. Вот и тогда я ясно видела, как Славка торопливо написал что-то на бумажке, подсунул ее Ромке, а затем сильно пихнул его локтем, и Ромка послушно задал свой – точнее, Славкин – вопрос:

– А призы будут?

– Призы будут, – отчетливо произнесла Светлана Александровна, перекрывая усиливающийся гул в классе, который при этом ее объявлении немедленно смолк.

– А раньше не было, – с подозрением заметил Славка.

– Призом за самое оригинальное и красивое елочное украшение будет любовь и уважение одноклассников, – с усмешкой проговорила Светлана Александровна.

Класс снова загудел, на этот раз якобы обиженно и разочарованно, подыгрывая шутке нашей учительницы. Кто-то в знак протеста даже хлопнул крышкой парты. Светлана Александровна довольно улыбнулась и продолжила:

– От себя обещаю специальный приз победителю.

– Какой? – требовательно спросил Славка. – Может, это всего лишь жвачка будет. Я ради жвачки вкалывать не собираюсь! Мои золотые руки стоят целого состояния! – шутливо похвастался он.

– Пока они не в состоянии даже мусор за собой убрать, – язвительно оборвала его Светлана Александровна.

Славка пробурчал что-то в ответ, но это учительница уже проигнорировала. Такие шутливые перепалки между ними были делом обычным. Мне даже казалось, что, как Славка, так и Светлана Александровна, оба они получают от этого удовольствие. Но сегодня Славка на уроке химии провинился, кто-то успел донести об этом классной, и, полагаю, Славка должен был быть еще и благодарен за то, что так легко отделался.

– У нас уже есть первый претендент на приз, – заявила между тем Светлана Александровна, обводя класс полным значения взглядом, после чего походкой манекенщицы, слегка покачивая бедрами на ходу, но держа при этом осанку, подошла к шкафу по левую руку от доски и достала из него трех маленьких, песочного цвета кукол. – Посмотрите, какая пре

<

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

лесть! – искренне воскликнула она, демонстрируя нам их. – Если кто-то сумеет переплюнуть Наташу, я очень удивлюсь, – подзадорила нас она.

– Кого-кого? – переспросил Славка, хотя находился ближе всех к Светлане Александровне.

– Наташу Азарову, – холодно ответила наша классная, не удостоив его взглядом.

– А можно поближе посмотреть? – не унимался Славка.

Светлана Александровна молча протянула им с Ромкой одну из кукол, и Славка немедленно принялся ее исследовать, разглядывая со всех сторон и даже принюхиваясь. Я же сидела ни жива ни мертва: опять Наташка! Уж, казалось бы, и школьный день кончился, но она и тут сумела вылезти. В третий раз.

И когда успела, главное?! Ну вот когда?! Мы, кажется, целый день с ней вместе проводим в школе. А если не вместе, то все равно Наташка почти постоянно у меня на глазах. Хотя… сегодня был момент, когда я упускала ее из вида. Неужели именно тогда, когда я выслушивала разглагольствования Маргариты Львовны, Наташка разыскала Светлану Александровну в школе?

Это был полный триумф. Класс галдел, все хотели рассмотреть кукол поближе. В конце концов Светлана Александровна смилостивилась и пустила кукол по рядам. Я втайне надеялась, что кто-нибудь догадается испортить хотя бы одну из них. Это не потому, что я злая и коварная, вовсе нет! Я всегда – повторяю, всегда! – была очень искренней и доброжелательной. Это вам могут подтвердить все знающие меня взрослые – родители, учителя… Просто, ну если поразмыслить логически и вспомнить из курса отечественной истории, чем закончился культ личности того же Сталина, стоит заранее решить: нужно ли нам взращивать в классе культ личности Наташки? Мне кажется, за всеми ее сегодняшними победами все как-то позабыли, что в любом человеке сидит какая-то червоточинка.

– Клевые! – послышался возглас откуда-то с задних парт. Это подал голос Коля Васильев, не упускающий случая высказать свое мнения озорник. Любимчик класса. И тут понеслось:

– А пахнут как здорово! – восхитилась Инга Саламатина.

– Они мягкие! – удивилась Инна Андреенкова. – А я думала, это пряники. Похожи на пряники.

– А есть их можно? – поинтересовался Славка и тут же поднес куклу ко рту.

– Ой, нет-нет! – обеспокоенно воскликнула Наташка, пунцовая от смущения… или от гордости, ее не поймешь.

– Может быть, Наташа расскажет нам, как она изготовила эти замечательные фигурки? – спросила Светлана Александровна, обращаясь одновременно и к классу, и к Наташке.

Этого только не хватало! Я нахмурилась, представив себе, что грядет очередная минута Наташкиной славы. К моему счастью, нахмурилась я не одна. Коля с задней парты тоже был возмущен:

– Светлана Александровна, может, еще факультатив откроем по изготовлению елочных игрушек, мастер-класс проведем?.. Мне вообще-то на тренировку пора!

Коля был звездой нашего класса в области футбола. Моей личной прирученной звездой

– мы с ним дружили с детства. Все были убеждены, что учителя завышают ему оценки, но никто не был против этого, потому что Коля был общим любимцем.

– Наташа, расскажи, пожалуйста, желающим, как называются твои елочные украшения, как ты их делала и что для этого нужно, – невозмутимо произнесла Светлана Александровна, а затем холодно добавила: – Все прочие нелюбознательные ученики могут идти по своим делам.

Наташка вышла к доске и начала рассказывать, взяв в руку одну из своих кукол.

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

– Это пряничные человечки, – запинаясь, произнесла она. Затем, кашлянув, продолжила неуверенно: – Но сделаны они из ткани. Выглядят как пряничные и пахнут так же, но они из ткани, набитой холлофайбером.

– Чем-чем? – преувеличенно недоуменно спросил Славка. – Хлоро… формом?

– Холлофайбером, – поправила его Наташка, чуть улыбнувшись. – Это такой материал, похожий на вату.

– А где продается? – заинтересованно спросила Инга.

– Не знаю, – растерялась Наташка. – Мое старое одеяло им было набито, ну я его и распотрошила.

Я прекрасно осознавала, что рискую своей хорошей репутацией еще и у Светланы Александровны, но сил моих больше не было терпеть этот спектакль.

– …Одна чайная ложка растворимого кофе, по пол-ложки молотой корицы, имбиря и какао, – диктовала Наташка рецепт какой-то смеси, торопливо записывая его мелом на доске. – Туда же добавить две чайные ложки клея ПВА, немного ванилина и сто граммов горячей воды.

К тому же я озябла. Я-то не успела взять свой пуховичок в раздевалке, в отличие от своих предприимчивых одноклассниц.

– Этой смесью нужно покрасить человечка, а затем просушить его минут десять в духовке.

– Духовку сильно разогревать? – вновь спросила Инга. Я обернулась на нее и с изумлением обнаружила, что она записывает вслед за Наташкой все на листочек.

– Нет, не сильно… Градусов до ста примерно, не больше, – охотно ответила моя подруга.

Пряча глаза от удивленного взгляда нашей классной, я вышла из кабинета английского языка вслед за Колей и еще малочисленной горсткой торопящихся по своим делам одноклассников.

– Из бусинок можно сделать глазки и пуговки, можно прицепить ему на шею бантик, – неслось мне в спину, – ну или нарисовать все это красками. А если белую краску нанести на шов по контуру, человечек будет выглядеть более объемным. Вот, видите?..

Я уже подошла к раздевалке, но тут меня обогнал Славка, протиснувшись к окошечку прямо передо мной.

– Очень по-джентльменски! – проворчала я.

– Тетя Света великан ест на завтрак баклажан! – вполголоса ответил он, словно бы себе под нос, но я-то поняла, что его слова обращены именно ко мне, и он ждет оценки.

– Неостроумно, – прищурилась я.

– Надо еще подумать, – согласился Славка, выхватил свою куртку из рук гардеробщицы и был таков.

Я взяла свой ярко-синий пуховичок и пошла к Коле. Он стоял одетым возле окна, меня ждал, наверное, возле вороха чужих, сваленных на подоконник курток и шуб и одевающихся учеников.

– Ну как тебе спектакль, который сегодня Наташка устроила? – спросила я, одеваясь.

– Какой еще спектакль? – с искренним недоумением спросил Коля.

– Ну мастер-класс по изготовлению пряничных человечков, например, – хмыкнула я.

– Нормальный мастер-класс, – пожал плечами Коля. – Всем интересно было.

– Всем? – удивилась я. – И тебе тоже?

Коля не ответил, лишь слегка поджал губы. Он рассеянно смотрел куда-то за мою спину. Коля был красивым. О парнях обычно так не говорят, но я и не говорила, я только думала. У него были очень правильные, хотя и мелкие, черты лица и всегда озорные карие

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

глаза. Единственный его недостаток заключался в его низком росте. Но для футболиста рост вроде не главное.

– Ладно бы один только мастер-класс, – вновь возмутилась я. – Но мусор-то она зачем собрала за Славкой? Тоже мне, уборщица!

Коля снова ничего не ответил, но взглянул на меня, нахмурив брови. Жаль, я тогда не обратила на это особого внимания и продолжала разглагольствовать:

– Хотя… с ее грамотностью только в уборщицы и идти!

– А что у нее с грамотностью? – раздраженно спросил мой друг.

– Ну ты что! Сочинение ее не слушал? – преувеличенно удивилась я, выпучив глаза. – Это же верх безграмотности! Такое ощущение, что Маргарита Львовна попросила Наташку зачитать ее опус, чтобы все поняли, как не надо писать сочинение, – ерничала я, застегивая замок пуховика и протягивая свою сумку Коле.

Друг искоса взглянул на мою сумку, которую он всегда доносил мне прямиком до дома

– так уж у нас было заведено еще с младших классов, а затем вновь посмотрел за мое плечо и помахал кому-то рукой.

– Ну что, идем? – спросила Наташка, подходя к нам из-за моей спины.

– Куда? – спросила я, чувствуя себя курицей. Так и хотелось продолжить «Куд-кудакуд-кудах-тах-тах…»

Наташка странно посмотрела на меня и взяла с подоконника свою зимнюю спортивную куртку, непонятным образом оказавшуюся там, минуя раздевалку.

– На карате, – ответил Коля вместо нее и взял ее рюкзачок – черный, кожаный. – Я тоже решил попробовать. Благо расписание позволяет.

Наташка чуть виновато взглянула на меня и пошла следом за Колей, торопливо удалявшимся от меня к выходу. Я оторопела. Нет, даже не так… Я остолбенела! Я потеряла дар речи и дар мысли. И даже дар движения.

Медленно, точно высвобождая затекшие руки из смирительной рубашки, я взяла сумку.

Она показалась чрезвычайно тяжелой. Можно было подумать, в ней не учебники, а сам гранит науки припрятан. Я неспешно пошла к выходу, чтобы Наташка, если вдруг обернется у двери, не подумала, что я кинулась вслед за ними двумя. За ней и за Колей. За другом детства, которого она у меня только что отбила.

О. Заровнятных. «Заснеженное чудо»

Глава 4. Свободное местечко Я не собиралась сдаваться без боя и наблюдать со стороны, как слава отличницы уходит у меня из рук.

Да и как у меня уводит друга детства моя школьная подруга – как ни парадоксально это звучало – тоже.

В моей голове сам собой созрел стратегический план. В свободное время я с головой погружалась в Интернет, отлавливая все поэтическое, хоть сколько-нибудь связанное с зимой, – таким образом я готовилась к следующему сочинению по литературе.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:

«Владимир И. Побочный Людмила А. Антонова Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2 Серия «Летопись Победы. 1443 дня и ночи до нашей Великой Победы во Второй мировой войне», книга 9 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9330594 Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2 / В.И. Побочный, Л.А. Антонова: Астерион; Санкт-Петербург; 2015 ISBN 978-5-900995-07-6, 978-5-900995-16-8 Аннотация Попытки переписать историю Великой...»

«Летопись истории профсоюзной организации работников КГПУ им. В.П. Астафьева 2010 год 11 января 2010 года Подписано соглашение 15 декабря 2009 года о взаимодействии между Министерством образования и науки РФ и Профсоюзом работников народного образования и науки РФ. 13 января Заключено отраслевое соглашение между Профсоюзом работников народного образования и науки РФ и Федеральным агентством по образованию на 2009-2011 годы. Соглашение обязательно к применению при заключении коллективного...»

«Годовой отчет ОАО «ТВЭЛ» за 2008 год Годовой отчет ОАО «ТВЭЛ» за 2008 год Оглавление Раздел I. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ.. Обращения первых лиц... 4 Общая информация об ОАО «ТВЭЛ».. 7 Филиалы и представительства.. 8 Историческая справка... 9 РАЗДЕЛ 2. КОРПОРАТИВНАЯ ПОЛИТИКА.. 10 Структура Корпорации «ТВЭЛ».. 10 Корпоративное управление.. 1 Стратегия... 2 РАЗДЕЛ 3. ОСНОВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.. 40 Маркетинговая деятельность ОАО «ТВЭЛ».. 40 Международное сотрудничество.. 49 Приоритетные направления деятельности.....»

«ОБРАЗОВАНИЕ: РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ С ОД Е РЖ А Н И Е : Главный редактор О. В. Ковальчук, д-р пед. наук, доцент Редакционная коллегия КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА Зам. главного редактора О. В. Ковальчук. Патриотическое воспитание сегодня В. П. Панасюк, д-р пед. наук, проф. – основа гражданского становления личности школьНаучный редактор 3 ника А. Е. Марон, д-р пед. наук, проф. К 70-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ Литературный редактор Д. В. Рогов. Феномен исторической памяти народа и Е. В. Романова его отражение...»

«Олег Анатольевич Филимонов Уходя, гасите всех! Серия «Принцип талиона», книга 1 Текст предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6027647 Аннотация Обнаружив в охотничьем домике старинный сундук, спортсмен-пятиборец и бывший десантник Игорь Брасов становится обладателем странного артефакта – браслета, наделяющего своего владельца необычными способностями. С этого момента жизнь героя круто меняется. Игорю предстоит выжить на границе миров в заповеднике нечисти, сразиться с...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Амелин В. В., Денисов Д. Н., Моргунов К. А. РЕЛИГИИ ОРЕНБУРГСКОГО КРАЯ: СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ Том 1. Восточное христианство Оренбург – Амелин В. В., Денисов Д. Н., Моргунов К. А. РЕЛИГИИ ОРЕНБУРГСКОГО КРАЯ: СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ. Том ББК 86.3(235.557) УДК 2 67(470.56) А Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Прави тельством Оренбургской области научного проекта №...»

«И.М. Кирпичникова И.М. Коголь В.А. Яковлев 70 лет кафедре электротехники ЧЕЛЯБИНСК В юбилейные даты мы оглядываемся на свое прошлое, чтобы объективно оценить свое настоящее. В.Шекспир ОГЛАВЛЕНИЕ 1. История развития..4 2. Методическая работа..21 3. Научная работа..23 4. Сотрудничество с предприятиями..27 5. Международная деятельность..28 6. Наши заведующие кафедрой..31 7. Преподаватели кафедры..40 8. Сотрудники кафедры..62 9. Спортивная жизнь кафедры..67 10. Наши выпускники..68 Кирпичникова...»

«КАЗАНСКИЙ ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА № 4 (2011) «СПЕЦИАЛЬНАЯ ТЕМА»ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО «Дело В.Кононова в Европейском Суде по правам человека» *Мезяев А.Б. – Фальсификация истории в международных судах и дело «Кононов против Латвии» *Иоффе М.Л. – адвокат В.Кононова в Европейском Суде по правам человека, «Права человека в политическом процессе Кононов против Латвии».5 *Заявление Государственной Думы РФ *Заявление МИД РФ *Заявление Министерства юстиции РФ *Совместное...»

«Предигер Б.И. © Преподаватель, исследователь СТАНОВЛЕНИЕ СИСТЕМЫ ОЦЕНИВАНИЯ В УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ МНП (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIXНАЧАЛО XX ВВ.) Аннотация В статье рассматривается историко-педагогический опыт оценивания знаний учащихся в школьном образовании и их соответствие с результатом (оценкой). Анализируются законодательные и архивные материалы, отражающие учебно-оценочное состояние в начальных и средних учебных заведениях МНП. Дается оценка организационным и функциональным действиям...»

«ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ Кардымовского района Смоленская область 201 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ КАРДЫМОВСКОГО РАЙОНА Уважаемые дамы и господа! Рад сердечно приветствовать всех, кто проявил интерес к нашей древней, героической Смоленской земле, кто намерен реализовать здесь свои способности, идеи, предложения. Смоленщина – западные ворота Великой России. Биография Смоленщины – яркая страница истории нашего народа, написанная огнем и кровью защитников Отечества, дерзновенным духом, светлым умом и...»

«Этносоциология © 2015 г. А.Л. АРЕФЬЕВ О ЯЗЫКАХ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ РОССИИ АРЕФЬЕВ Александр Леонардович – кандидат исторических наук, заместитель директора Центра социологических исследований Минобрнауки России (E-mail: alexander.arefiev@gmail.com). Аннотация. В статье освещается ситуация с использованием языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в системе образования РФ. Отмечается тенденция к сокращению числа владеющих родными этническими языками и...»

«ась вал ко есь д З сборник документов а. бед о П 1941–1945 сборник рассекреченных документов министерство искусства и культурной политики ульяновской области оГбу «Государственный архив новейшей истории ульяновской области» Здесь ковалась Победа. сборник документов ульяновск ББК 63.3(2) 62 УДК 947.085 З-46 ЗДесь Ковалась ПоБеДа.: сборник документов. Авт.-сост. Р. В. Ильязова. Под. ред....»

«Михаил Юрьев Третья империя http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=161235 Юрьев М. «Третья Империя. Россия, которая должна быть»: Лим-бус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина»; СПб.; 2007 ISBN 5-8370-0455-6 Аннотация Мир бесконечно далек от справедливости. Его нынешнее устройство перестало устраивать всех. Иран хочет стереть Израиль с лица земли. Америка обещает сделать то же самое в отношении Ирана. Россия, побаиваясь Ирана, не любит Америку еще больше. Мусульмане жгут пригороды Парижа....»

«Утверждено Директором школы _Т.Э.Попова ПЛАН ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ МБОУ «ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА с.ВОСТОЧНОЕ» НА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД ЦЕЛЬ: Создание условий для становления устойчивой, физически и духовно здоровой, творческой личности со сформированными ключевыми компетентностями, готовой войти в информационное сообщество, способной к самоопределению в обществе.ЗАДАЧИ: 1. Формировать гражданско-патриотическое сознание, развивать чувства сопричастности к истории, малой родины,...»

«Министерство культуры Российской Федерации Российская академия наук Комиссия по разработке научного наследия К.Э. Циолковского Государственный музей истории космонавтики имени К.Э. Циолковского К.Э. ЦИОЛКОВСКИЙ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КОСМОНАВТИКИ Материалы 50-х Научных чтений памяти К.Э. Циолковского Калуга, 2015 ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ НАУЧНЫХ ЧТЕНИЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ РАЗРАБОТКЕ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ И РАЗВИТИЮ ИДЕЙ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО М.Я. Маров Имя великого русского ученого,...»

«Исторические науки и археология 9. Spiridonova E. Mordoviya gotovitsya k provedeniyu VI Sezda mordovskogo (mokshanskogo i erzyanskogo) naroda [Mordovia is preparing for the VI Congress of Mordovian (Moksha and Erzya-ray) people]. Izvestiya Mordovii [Proceedings of Mordovia], 2014, May 21. Available at: http://izvmor.ru/ news/view/20565 (Accessed 18 June 2014).10. Fauzer V.V. Demograficheskoe razvitie finno-ugorskikh narodov: obshchie cherty, spetsificheskie osobennosti [Demographic development...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» РЕФЕРАТ по истории и философии науки (биологический науки) на тему: «Микроклональное размножение растений как современный метод повышения эффективности семеноводства растений» Выполнил: аспирант Беглов Сергей Михайлович Рецензент: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Научный руководитель: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Саратов...»

«Игорь Васильевич Пыхалов За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях» Серия «Опасная история» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12486849 Игорь Пыхалов. За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях»: Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0809-0 Аннотация 40 миллионов погибших. Нет, 80! Нет, 100! Нет, 150 миллионов! Следуя завету Геббельса: «чем чудовищнее соврешь, тем скорее тебе поверят», «либералы» завышают реальные...»

«АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ СИСТЕМА «ЕДИНЫЙ РЕЕСТР ПРОВЕРОК» Временный регламент подключения и интеграции с АС ЕРП Версия 1. Москва Оглавление История изменений Термины и определения 1. Введение 1.1 Назначение документа 1.2 Цели и требования 1.3 Связанные документы 2. Общее описание системы АС ЕРП 3. Порядок получения доступа пользователей к открытой части портала АС ЕРП.11 4. Порядок получения доступа пользователей к закрытой части портала АС ЕРП.11 4.1 Общие сведения 4.2 Обязательные требования для...»

«Правительство Тульской области Администрация города Тулы ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет им. Л. Н. Толстого» Отделение Российского исторического общества в Туле Российский гуманитарный научный фонд Тульское городское отделение Тульского регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА: ИСТОРИЯ И ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ В РОССИИ И МИРЕ Сборник...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.