WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«Центр аналитических инициатив БУДУЩЕЕ БЕЛАРУСИ ВЗГЛЯД МОЛОДЫХ ЭКСПЕРТОВ Под редакцией Евгения Прейгермана Минск, 2014 год Содержание Предисловие Евгений Прейгерман Какого гибрида ...»

-- [ Страница 4 ] --

Взвешивая для себя практически нулевую вероятность успеха протестов и крайне высокую вероятность наказания за участие в них, большинство белорусов делают очевидный выбор. Все только дополнительно усугубляется отсутствием консолидированной оппозиции, способной возглавить протестное движение. В этом смысле традиционный выход десятков тысяч людей на «Плошчу» в день президентских выборов каждые пять лет является, скорее, актом демонстрации гражданской позиции и очищения совести, нежели политической акцией в осознанной попытке сменить власть.

Долгое время популярной была гипотеза, что глубокий экономический кризис способен пробудить в белорусах протестный ген. События 2011 года эту гипотезу опровергли. «Молчаливые протесты» 55 не вызвали политических последствий, кроме ужесточения законодательства о массовых мероприятиях.

Самое серьезное исследование этого феномена провели эксперты BISS, замерившие состояние социального контракта в Беларуси в 2009 и 2013 годах.

Опросы показали, что социальный контракт после кризиса не был разорван, но был видоизменен. Белорусы стали выше оценивать услуги государства, но при этом – требовать от государства все меньше, чаще полагаясь на себя. С одной стороны, это уменьшило стоимость социального контракта для правительства, которое может без больших опасений отказываться от излишних социальных расходов. С другой стороны, во всех категориях (молодежь, наемные работники, пенсионеры, предприниматели) эксперты зафиксировали падение уровня приверженности патернализму и возросшую склонность рассчитывать на свои силы. Это является одной из предпосылок если еще не формирования среднего класса, то расширения слоя граждан, не зависящих от государства. Для удобства назовем их «частниками». Какие последствия это может иметь для потенциала протестного движения?

Есть две причины утверждать, что зафиксированный экспертами BISS тренд – снижение степени зависимости белорусов от государства – будет продолжаться.

Во-первых, судя по всему, Беларусь ждет дальнейшее плавное ухудшение экономического положения (возможно с периодическими обвалами по образцу 2011 года) в связи с общей неэффективностью экономики и вероятным сокращением российской поддержки. Во-вторых, власть будет вынуждена постепенно увеличивать долю частного бизнеса в экономике. К этому будут Еженедельные массовые акции в городах Беларуси, в ходе которых люди отказались от традиционного формата митингов, выражая свой протест преимущественно аплодисментами http://naviny.by/rubrics/politic/2011/10/08/ic_articles_112_175378/.

56 http://www.belinstitute.eu/ru/node/2035.

подталкивать как обязанность выравнивать условия хозяйствования в Евразийском союзе, так и объективная необходимость уходить от доминирования неэффективного госсектра.

В среднесрочной перспективе (2020 год) спад патернализма в белорусском обществе не несет для властей серьезных рисков. Темп этого процесса не настолько быстр, а все издержки, связанные с протестами, по-прежнему будут в силе.

Что касается более отдаленного будущего, то можно сказать, что протестная активность обречена на плавное нарастание именно в связи с расширением слоя «частников». Дело в том, что перед людьми, не зависящими от государства, стоит меньше препятствий на пути активной борьбы за свои права. Особенно, когда эти права для них жизненно важны. В первую очередь, речь идет о правах, связанных с возможностью себя прокормить.

Для того чтобы пояснить мысль, уместно будет привести пример протестов индивидуальных предпринимателей. ИП в Беларуси уже более двух лет протестуют против вступления в силу норм Таможенного союза, связанных с необходимостью иметь сопроводительные документы на товары легкой промышленности.

Не является секретом, что на психологическом уровне, белорусское руководство относится к предпринимателям достаточно негативно. Это люди другой ментальности, выступающие против чрезмерного государственного регулирования, наполняющие страну импортом. ИП в стране немного – около 250 тысяч на всю страну, менее 30% из них затронуты нормами ТС о продукции легкой промышленности57, и, очевидно, не все из этих 30% готовы активно протестовать.

Однако результаты их протестов: ряда предупредительных забастовок, публичных заявлений, сборов подписей – оказались феноменальными для Беларуси.

Что уже не мало по отечественным меркам, лидеры движения не были наказаны в уголовном, а за исключением единичных случаев – и в административном порядке. Более того, их активно привлекали к участию в консультациях с правительством в рамках рабочих групп. Власть около двух лет откладывала вступление в силу своих международных обязательств по вопросу техрегламентов, договариваясь с партнерами по ТС о переносе сроков. Затем откладывать стало невозможно, и решение, наконец, было введено в действие.





Но параллельно указом президента были установлены новые переходные сроки для продажи запасов продукции, ввезенной по старым правилам. Вдобавок было отменено ограничение по найму только родственников на работу – мера, пересмотра которой все предпринимательское движение Беларуси добивалось более пяти лет. Кроме того, на высшем уровне принято решение о развитии инфраструктуры оптовой торговли в стране, что должно смягчить удар новых наднациональных норм для предпринимателей.

http://naviny.by/rubrics/economic/2014/06/07/ic_articles_113_185730/.

Ни одна другая группа протестующих за последние 20 лет не добивалась ничего подобного. Справедливости ради стоит отметить, что Александр Лукашенко призвал предпринимателей не иметь дела с одним из их лидеров Анатолием Шумченко и даже пригрозил санкциями за новые протесты. Однако санкций так и не последовало после очередной забастовки в Витебске 5 июня 2014 года.

Для прогнозирования будущего белорусского протестного движения важно понять секрет сравнительной успешности предпринимательских протестов. Он заключается, в первую очередь, в том, что ИП выступают в защиту самого ценного, что у них есть – возможности зарабатывать. Власть знает, что умеренное, точечное давление на лидеров протестов, эффективное для пресечения политической активности, не вынудит предпринимателей отступить.

Для них, в отличие от активистов демократического движения, недостижение цели своих протестов означает либо потерю дохода, либо вынужденную смену места жительства. Поэтому они настроены достаточно решительно, многие готовы идти до конца. И власть это знает.

Некоторую роль играет сплоченность и массовость действий предпринимателей: наказать всех сразу сложно. Как можно заметить, выполняется и главное условие участия в протестах – «весы»: ожидаемые индивидуальные издержки от отказа протестовать выше, чем ожидаемые издержки от активного протеста.

Ограниченностью конкретно этого протестного движения является его ярко выраженная прагматичность. Недовольные предприниматели, в большинстве своем, готовы прекратить протесты, как только будут сняты препятствия для их работы. Этот подход кажется рациональным, но его минусы очевидны. Вопервых, это конъюнктурность, готовность довольствоваться переносом сроков вступления в силу того или иного акта и прочими «половинчатыми»

встречными шагами, без попытки устранять причины проблем. Во-вторых, подверженность расколам, слабая солидарность между различными группами ИП. Так, руководство Минского союза предпринимателей и Белорусского союза предпринимателей, по сути, дистанцировалось от сторонников продолжения протестов, приветствовав последний президентский указ. Они назвали его «компромиссным»58, удовлетворившись уже сделанными уступками.

Наконец, предпринимательские протесты добились результатов, не в последнюю очередь, потому, что апеллировали к самой власти для решения своих проблем, но не ставили целью изменение политического режима.

Таким образом, рецепт относительной успешности протестов в белорусских условиях можно выразить в четырех пунктах: отказ от посягательства на смену власти (1), массовость протестов (2), их скоординированность (3) и отстаивание своих экзистенциальных интересов, а как следствие, намерение идти до конца (4).

Иными словами, давление общества на власть будет подталкивать последнюю к переменам, если отстаиваемый интерес будет неразрывно связан с самим существованием протестующих. Очевидно, что демократические выборы для большинства недовольных таким интересом не являются. Это знают выходящие

http://news.tut.by/economics/402321.html.

на «Плошчу», а власть в курсе, что они это осознают. Как следствие, власть идет на подавление массовых политических демонстраций в полной уверенности, что большинство высказывающих недовольство откажутся от продолжения протеста, осознав издержки.

В случае же с предпринимателями власть сама решает идти на компромисс, если у нее есть основания считать, что протестующие и достаточно многочисленны, чтобы нейтрализовать их всех, и достаточно сплоченны, чтобы их расколоть, и не поддадутся доступным для власти методам давления, поскольку им некуда отступать.

Прогнозируемые замедление экономического роста, постепенное сворачивание социальных программ, вынужденная приватизация и либерализация экономики и, как следствие, проблемы с занятостью, рост доли «частников» в белорусском обществе – все это предпосылки для расширения социальной базы протестов.

Дополнительным фактором здесь будет явно не уменьшающаяся, а скорее нарастающая с годами усталость белорусов от персональной несменяемости власти. А также увядающая с ходом времени личная харизма президента, до сих пор обеспечивающая ему лояльность какой-то группы сторонников.

Белорусская оппозиция в своем сегодняшнем виде не имеет серьезных шансов возглавить или артикулировать будущие протестные настроения. Существуя более десяти лет в неконкурентном политическом поле, она столкнулась с той же проблемой, что и власть – обновления кадрового состава. Потенциально способные к политической борьбе люди выбирают самореализацию в других сферах, видя бесперспективность оппозиционной деятельности. Отсутствие ясной и достижимой цели перевело энергию оппозиционеров с борьбы с властью на внутренние споры и расколы.

В итоге сложилась парадоксальная ситуация: белорусские протесты сегодня достигают большего успеха, когда дистанцируются от политических противников власти. Это связано не только с имиджем белорусской оппозиции как таковой, но и с уже описанным желанием не выглядеть в глазах власти слишком радикально, донести ей свою готовность сотрудничать и удовлетвориться решением своей проблемы без необходимости персонального обновления власти.

Учитывая прогнозируемое увеличение предпосылок для протестной активности в Беларуси, важным будет то, какие формы эта активность приобретет. Ясно, что почвой для роста подобных настроений будет экономика, в широком смысле этого слова: от безработицы и уровня доходов, до снятия преград на пути профессиональной деятельности. В списке приоритетов белорусов ценности вроде прав человека, евроинтеграции или свободных выборов с огромным разрывом уступают социально-экономическим благам во всех последних опросах общественного мнения.59 Основанные на экономическом недовольстве протесты могут привести к политическим последствиям, вроде смены власти, когда их лидеры и участники осознают, что пространство для компромисса с действующей властью исчезло, http://www.iiseps.org/analitica/583.

60 http://naviny.by/rubrics/politic/2014/07/15/ic_articles_112_186031/.

их проблемы не решаемы при сохранении существующего политического режима. Кроме того, по-прежнему, должно выполняться требование о «чашах весов»: когда для каждого конкретного недовольного человека осознаваемые издержки от протеста ниже, чем от отказа протестовать.

Почти наверняка, эти два рамочных условия, вместе со всеми предпосылками для расширения протестов, не успеют сформироваться в среднесрочной перспективе (2020 год).

В инертной белорусской политической системе, сложно прогнозировать темп их формирования и в более отдаленном будущем (2030 год). Кроме того, сдерживающим фактором будет оставаться неизменная жесткость белорусских силовых структур в отношении внутренних политических угроз. Скорее всего, этот протестный потенциал будет вызревать латентно в отдельных социальных группах по мере накопления экономических проблем и ослабления привязки населения к государству. Но проявить себя как драйвер трансформации протестная активность сможет лишь после того, как ослабнет авторитарная власть в результате действия описанного ранее внешнего фактора или ухода в прошлое монолитности белорусского режима.

Раскол элит Тяжело представить себе смену авторитарного режима, которая не сопровождалась бы расколом элит. Новый правящий класс не возьмется из ниоткуда и будет вынужден, по крайней мере, первое время опираться на старый чиновничий аппарат. Кроме того, как показывает практика, в конце жизни любого авторитаризма, часть элиты, ощущая неизбежное, сама начинает работать на приближение финала, пытаясь войти в новую властную конфигурацию.

Один из классиков транзитологии Адам Пшеворски описывает схему трансформации авторитарного режима следующим образом: умеренная часть оппозиции консолидируется с умеренной частью элиты при условии, что обе группы могут контролировать радикалов в своих рядах, а затем часть оппозиции входит во власть и запускается процесс обновления.

В Беларуси сегодня отсутствуют практически все условия для подобного демократического транзита. И именно это является, по сути, первым знаком того, что после ухода Александра Лукашенко демократия, вероятнее всего, не наступит. Однако об этом чуть позже.

Белорусская элита консолидирована вокруг своего лидера. Он является воплощением и гарантом этого единства. Любые попытки нарушить эту монолитность изнутри наказываются постфактум: исключением из политической жизни «нарушителей» (Михаил Маринич, Александр Козулин) – и не допускаются превентивно. В последнем случае результат достигается несколькими тактиками: частой ротацией кадров, препятствующей формированию устойчивых групп внутри элиты; отделением чиновников от крупной собственности, а крупных бизнесменов от власти; исправно жесткой реакцией в отношении «нарушителей», что действует как сигнал для других.

61 http://read.virmk.ru/p/Pshevorski.htm.

Кроме того, на высшие должности в стране не назначаются харизматичные или амбициозные чиновники, самым важным тестом становятся лояльность и исполнительность. Те, кто потенциально может составить прогрессивное ядро во власти, не допускаются к ключевым постам или вынуждены не проявлять свои убеждения в полной мере, чтобы сохранить свои должности.

С другой стороны, не подходит под схему Пшеворского и белорусская оппозиция: в ней очевиден не просто раскол на умеренных и радикалов, но полная фрагментация. Однако, поскольку оппозиция не является полноценным политическим субъектом, и пока отсутствуют предпосылки для ее укрепления, ее внутренние конфликты не имеют серьезного значения для трансформации политической системы.

Возвращаясь к власти, стоит отметить, что за внешней монолитностью скрывается определенное различие во взглядах на будущее Беларуси. Принято считать, что достаточно прогрессивных взглядов на экономическое развитие страны придерживается руководство Минфина, Минэкономики, Нацбанка, глава Банка развития Сергей Румас. Либеральность приписывают экс-министру культуры, ныне послу во Франции Павлу Латушко, советнику президента Кириллу Рудому, руководству МИД. В последние годы число таких людей во власти выросло.

Однако их взгляды являются, скорее, обратной стороной их профессионализма, нежели твердой внутренней идеологической установкой: кто-то за годы управленческой деятельности убедился в неэффективности командноадминистративной системы, кто-то просто принадлежит к новому поколению, не отягощенному советским образованием. Тот факт, что эти люди, условные «реформаторы», пошли во власть, согласились подчиниться системе, которая в разной степени противоречит их взглядам, свидетельствует о их адаптивности.

Сегодняшние белорусские «реформаторы» во власти пока не представляют собой оформленной группы, не имеют артикулированного и даже, вероятнее всего, осознаваемого общего политического интереса. Они, как и остальные бюрократы, просто выполняют свою работу, возможно, с желанием что-то изменить изнутри системы, однако их взгляды пока далеки от возможности мыслить вне сложившегося политического порядка. Они лишены доступа к собственности. А в условиях персоналистской системы, еще и к полноценному управлению страной. Как следствие, у «реформаторов» отсутствует или ослаблено чувство белорусского национального интереса. Такое чувство проявилось, к примеру, как показали украинские события, у олигархов этой страны. Из своих эгоистических или патриотических убеждений, но они стали сторонниками независимости своего государства. У белорусских «экономических властей» для таких убеждений пока нет материальной почвы.

То же касается и силовиков. Никаких серьезных исследований мировоззрения или идеологических установок этих людей не проводилось. Но по косвенным признакам, по свидетельствам бывших военных можно сделать вывод о том, что руководство белорусских силовиков является ядром приверженцев, а как следствие, и основной опорой белорусского режима. Это люди с советской, антизападной ментальностью, многие из них получили образование в СССР или России. У них в целом атрофировано чувство белорусской национальной идентичности, многие являются этническими русскими.

Здесь, в свете украинских событий, заложен существенный риск, связанный с возможным формированием пророссийской группы силовиков внутри элиты.

Однако президент в целом достаточно успешно препятствует этому постоянными кадровыми перестановками, периодическими показательными судебными процессами и просто жестким идеологическим контролем. К тому же, после событий в Украине из заявлений Лукашенко стало очевидно, что он идентифицировал обострившуюся региональную угрозу, исходящую от российского экспансионизма. А поскольку у белорусского президента ярко выраженная склонность к нейтрализации даже потенциальных рисков своему положению, вероятнее всего, следует ожидать от него действий по более активному обрубанию связей белорусской силовой верхушки с Москвой.

Все это говорит об отсутствии почвы для номенклатурного переворота или хотя бы раскола элит сегодня. Александр Лукашенко контролирует бюрократическую систему, выстроенную как раз с расчетом на то, чтобы не дать зародиться росткам неповиновения. Основной вопрос в том, как долго это будет продолжаться? И многие факторы указывают на грядущее появление предпосылок для разбалансировки этой системы.

Первый из них связан с фигурой Лукашенко. В 2014 году ему исполняется шестьдесят лет. Белорусский политолог Владимир Ровдо достаточно справедливо отмечает наличие признаков султанистского авторитаризма в Беларуси. Это значит, в том числе, легитимность, опирающуюся, на восприятие лидера как человека, обладающего некими качествами, не доступными другим.

У Александра Лукашенко есть этот образ в глазах многих чиновников и сторонников. Он основывается на физической силе, харизматичности, жесткости, решительности, вспыльчивости и бескомпромиссности белорусского президента.

Поддерживать этот образ неизменным достаточно важно для сохранения лояльности подчиненных: психологически сложно вынашивать планы против лидера, которого боишься на межличностном уровне. Со временем ситуация будет меняться по объективным причинам. Старение Александра Лукашенко и его образа в глазах общества и бюрократии станет, вероятнее всего, первым предвестником ослабления белорусского авторитарного режима.

Вторым фактором является увеличение числа «реформаторов» во власти. Этот процесс, во многом, объективен, поскольку на высшие посты приходят люди с постсоветскими образованием и взглядами. Уже сегодня глава государства сталкивается с кадровыми проблемами при подборе высших должностных лиц.

Чем дальше, тем меньше у него будет возможностей обходиться «старой гвардией». Когда критическая масса советников, помощников, министров и их заместителей будет придерживаться существенно более прогрессивных взглядов на развитие экономики и государства в целом, чем президент, между ними неизбежно будут возникать трения. До сих пор эти разногласия не выливались в публичную плоскость, однако с накоплением экономических проблем и «реформаторов» в правительстве, президенту будет все сложнее игнорировать их мнение или заставлять их молчать.

Далее, важно понимать, что следующие 10-15 лет, по разным причинам, должны стать временем более активной приватизации, чем 2000-2014 годы.

Внешнее кредитование, служащее в последнее время основным источником закрытия различных финансовых дефицитов, имеет свои пределы. Объективная рыночная необходимость, потребность в дополнительных валютных средствах, а также давление по ряду предприятий со стороны российского пригосударственного капитала будут форсировать приватизацию.

Это означает размывание экономической власти государства. Как уже было сказано, контролирование обширного госсектора экономики – опора белорусского политического режима. Приватизация сформирует более широкий слой собственников, часть из них станут белорусскими «прото-олигархами».

Это могут быть выросшие владельцы среднего бизнеса, иностранные бизнесмены, бывшие директора или чиновники – все зависит от направления приватизации, которое выберет руководство страны. Высоки шансы, что, российское вмешательство в украинские события подтолкнет белорусскую власть к ограничению роли российского бизнеса в будущем переделе госсобственности. Здесь, однако, многое будет зависеть от степени давления Москвы.

Так или иначе, этот тренд будет означать расширение состава белорусской элиты за счет новых крупных предпринимателей, с которыми государство не сможет не считаться. Разумеется, Александр Лукашенко будет делать все, что в его силах, чтобы замедлить этот процесс. Его отношение к этой социальной группе четко видно из выступлений на украинскую и российскую тематику.

Лукашенко ясно осознает угрозу своей власти, исходящую от олигархов. 20 лет ему удавалось препятствовать их появлению. Но теперь, когда проблемы в экономике приобретают структурный характер, делать это будет гораздо сложнее.

Получив в свои руки какие-то рычаги экономической власти, эти люди, естественно, захотят конвертировать ее в участие в выработке политических решений, а также в возможность изменять курс правящей верхушки, если он будет противоречить их интересам. А тот факт, что Александр Лукашенко и крупные бизнесмены по-разному будут видеть развитие страны, вызывает мало сомнений.

Именно антикапиталистическая ментальность белорусского руководителя будет важнейшим камнем преткновения между ним и будущими олигархами. В одиночку противостоять государственной машине они не смогут, поэтому вполне вероятно, что на определенном этапе недовольство ряда крупных экономических игроков действиями президента побудит их к объединению для достижения своих целей. Достаточно вспомнить историю России второй половины 1990-х годов («семибанкирщина»). Вполне вероятен их тактический союз с частью «реформаторов» во власти, а также вхождение их представителей в экономический блок правительства, как шаг на пути к сближению позиций.

Появление подобной внутриэлитной (!) влиятельной группы с собственными артикулированными интересами ознаменует начало конца белорусского политического режима. Начнутся конфликты внутри элиты, система постепенно потеряет управляемость, что неизбежно приведет к смене, тогда уже престарелого президента.

Очевидно, что такую эволюцию белорусская политико-экономическая система не успеет пройти в среднесрочной перспективе. Скорее всего, до 2020 года речь будет идти лишь о начале крупной приватизации и увеличении числа «реформаторов» в правительстве. Вероятно, страну в это время ожидают умеренные рыночные реформы. Все это предпосылки для описанного или схожего сценария развития событий.

Сама же подобная эволюция белорусского политического поля как раз может прийтись на рассматриваемую в этой книге долгосрочную перспективу (до 2030 года). Ее темп будет зависеть от множества факторов: степени вовлеченности российского капитала в приватизацию (его превалирование переведет политические конфликты из разряда внутрибелорусских в российскобелорусские со сложно предсказуемыми последствиями), экономического положения в стране, скорости и глубины приватизации, численности и веса «реформаторов» в белорусском правительстве, а также настроений в обществе (протесты ускорят дестабилизацию системы).

Так или иначе, в случае разгосударствления ключевых секторов экономики раскол элит рано или поздно представляется практически неизбежным. Именно этот драйвер выглядит наиболее вероятным спусковым крючком будущей смены белорусской политической системы.

Вместо заключения. Как окончится эпоха Лукашенко и что будет после нее?

Футурология не дает однозначных ответов. И все же проведенный анализ позволяет очертить примерный сценарий будущей эволюции и смены белорусской политической системы.

Первопричиной этой трансформации, скорее всего, станет экономика в самом широком смысле слова. Белорусская власть сегодня стоит перед серьезной экономической развилкой, выбор пути на которой с высокой долей вероятности определит и политическое будущее страны.

Ситуация в экономике Беларуси теперь может развиваться по четырем базовым сценариям: (1) продолжающаяся стагнация с периодическими обвалами из-за нерешительных или неумелых попыток вылечить существующие болезни; (2) структурные рыночные реформы, сопровождаемые концом социального государства в том виде, в котором оно существовало последние 20 лет; (3) поддержание стабильности за счет обширных и бесперебойных финансовых вливаний, источниками которых могут быть или Россия, или (4) распродажа основных государственных активов.

Основная проблема власти заключается в том, что все четыре опции для нее сегодня неприемлемы по разным причинам. Допустить многолетнее снижение уровня жизни населения не может позволить себе ни одно правительство. А тем более то, которое основывает свою легитимность (иначе сомнительную) на обеспечении экономического благосостояния большинства граждан. Власть боится структурных реформ, потому что они в краткосрочной перспективе неизбежно приведут к еще более стремительной потере поддержки. Также Александр Лукашенко на психологическом уровне не приемлет высвобождения экономики из-под государственного контроля. Примерно по этой же причине он медлит и с приватизацией. Российская же поддержка, кроме того, что становится более дозированной, перестает быть безвозмездной: у Москвы появляется все больше рычагов давления на белорусское руководство. А потеря элементов суверенитета также является угрозой для власти Александра Лукашенко.

Столкнувшись с такой, практически экзистенциальной дилеммой, белорусская власть, скорее всего, попытается комбинировать все четыре пути: умеренные рыночные реформы, ограниченная приватизация, отказ от ряда элементов социального государства и от высоких планов по ежегодному экономическому росту, а также продолжение выторговывания российской поддержки.

Соответственно, власть понесет, в той или иной степени, издержки всех этих мер.

Следующие шесть лет (2015-2020), скорее всего, пройдут именно под знаком всех этих тенденций: вынужденной умеренной либерализации экономики, приватизации госсобственности, продолжения торга с Россией за новые уступки, сворачивания ряда социальных программ и невысоких темпов экономического роста (если не стагнации). А выборы 2015 года могут стать первой кампанией за последние 20 лет, не сопровождаемой предвыборной накачкой рейтинга. Ставка в этом случае будет сделана на превентивное подавление протестов, недопущение массовых акций во время выборов, а также на максимальную эксплуатацию старых идеологем вроде «стабильности», актуализировавшихся после украинского конфликта.

В среднесрочной перспективе стоит ожидать общего снижения уровня патернализма в белорусском обществе и его отношениях с государством.

Вырастет число людей, предпочитающих полагаться на себя и занятых в частном секторе. Кроме того, вероятно увеличение числа условных «реформаторов» на ключевых постах в правительственных структурах: они будут нужны для сдержанной либерализации экономики, а находить профессионалов с иными взглядами сложно.

В этот период увеличится скрытый протестный потенциал в белорусском обществе. Рейтинг президента в целом стабильно реагирует на повышениепонижение уровня жизни, кроме случаев неожиданного роста вследствие аномалий вроде конфликта в Украине и, как следствие, увеличения запроса на стабильность в белорусском обществе. Это значит, что после завершения острой фазы украинского конфликта, белорусы вновь обратят внимание на экономику. Поскольку прорывов на ниве благосостояния в ближайшие годы не ожидается, рейтинг президента не будет расти, а, скорее всего, и вовсе будет медленно снижаться.

Кроме того, начнет нарастать естественная усталость от того, что будет идти третий десяток лет пребывания одного человека у власти. Увеличение числа в целом независимых от государства граждан («частников») также должно отразиться на недоверии к государству, пытающемуся вопреки экономической логике удержать те или иные анахронизмы командной системы.

Однако темп развития всех этих тенденций не будет достаточен для того, чтобы вызвать серьезные политические последствия. Силовой блок власти будет стабильным предохранителем от роста протестной активности. А политическая элита будет по-прежнему консолидирована и не будет расширена до включения в себя крупных белорусских бизнесменов, которые, вероятнее всего, еще не появятся как оформленная группа. Если не случится форс-мажора, то до 2020 года власть в Беларуси не должна смениться.

К слову, о форс-мажоре. Прогноз был бы чрезмерно амбициозным, если не сделать поправку на вероятность неожиданного хода развития событий. Именно такими и были многие смены авторитарных режимов. Даже не связанные с Беларусью непрогнозируемые события, вроде украинского конфликта, оказывают значительное влияние на возникновение новых мировых, региональных и внутриполитических трендов.

Однако пытаться предсказывать их появление, как и прогнозировать их последствия абсурдно. Ограничусь лишь упоминанием некоторых из возможных форс-мажоров. Как и было отмечено, любой невынужденный уход с политической сцены Александра Лукашенко (смерть, болезнь, добровольная отставка) означает ошибочность всего изложенного прогноза, поскольку он выстроен вокруг фигуры этого политика и его реакции на те или иные вызовы.

Кстати, добровольную отставку с вероятным назначением преемника также нельзя исключать полностью. Если экономическая ситуация будет ухудшаться быстрее, чем заложено в прогнозе, то интересы личной безопасности или нежелание войти в историю человеком, похоронившем экономику страны, гипотетически могут заставить Лукашенко обдумать добровольный уход. Но здесь, вероятно, стоит согласиться с большинством белорусских политологов, утверждающих, что при существующем характере первого лица и его отношении к власти вариант добровольного отказа от нее практически исключен даже в самых экстренных условиях.

Не более вероятной кажется и перспектива инкорпорации Беларуси в состав России. Это событие, ставшее фобией белорусского гражданского общества, многих независимых аналитиков и оппозиции, разумеется, также обрушит весь прогноз, предложенный в этом анализе. Однако паниковать рано.

Исторически эффективной может оказаться сегодняшняя тактика балансирования, выбранная белорусским руководством. Политический обозреватель Юрий Дракохруст метко охарактеризовал ее как попытку «скрыться от России в ее объятиях». Дело в том, что не создающая серьезных внешнеполитических проблем российскому руководству Беларусь имеет все шансы не привлечь к себе лишнего внимания восточного соседа и сохранить, а возможно, и развить институты национального суверенитета. По крайней мере, на то время, пока Россия будет занята новой волной борьбы с Западом, Украиной и грядущими экономическими проблемами.

Кроме того, инкорпорация целого государства, пусть и настолько русифицированного – это серьезнейший стресс даже для России. Едва ли ее руководство посчитает нужным заниматься этим, когда множество более насущных проблем требуют неотложного внимания.

Наконец, третьим теоретически вероятным форс-мажором может стать такая смена власти в России, которая приведет к кардинальному пересмотру внешнеполитической тактики и стратегии восточной соседки Беларуси. В прогнозе упоминалось, что любые колебания российского руководства в сторону большего внешнего экспансионизма, империализма, интеграционной активности, или, напротив, большего прагматизма, умеренности внешних аппетитов – это вызовы для белорусской власти. В первом случае возрастает угроза суверенитету Беларуси, а значит – позициям ее руководства, во втором – охлаждается энтузиазм Москвы на продолжение субсидирования белорусской экономики.

Смена руководства в Кремле, сопровождаемая резким креном в сторону одной из крайностей, станет серьезнейшим шоком для белорусского режима. От радикальности и устойчивости этого крена будет зависеть продолжительность политической жизни Александра Лукашенко и выстроенной им политическоэкономической системы.

В долгосрочной перспективе (до 2030 года) мой прогноз, по понятным причинам, менее конкретен. На фоне дальнейшего отделения общества от государства, увеличения доли частного сектора в экономике и появления крупных белорусских бизнесменов президент будет постепенно становиться не двигателем властной вертикали, а ее тормозящим звеном. К тому времени подавляющее большинство высших чиновников будут моложе Александра Лукашенко. Вероятнее всего, большинство из них также будут иметь значительно более прогрессивные взгляды на развитие экономики, а возможно и внутренней политики страны.

Эти годы станут периодом переформатирования белорусской элиты, расширения ее состава за счет включения в нее владельцев крупного бизнеса.

Сам президент и его образ будут стареть в глазах граждан, чиновников, в том числе, силовиков. Вполне вероятно, что именно в рассматриваемый период времени (2020-2030 годы) произойдет раскол элиты. С одной стороны могут оказаться президент, оставшиеся во власти консерваторы и лояльные главе государства силовики, с другой – «реформаторы» и крупные бизнесмены.

Очевидно, что проевропейское гражданское общество Беларуси поддержит вторую группу. Однако исход этого противостояния, которое должно рано или поздно достичь критической точки, будет зависеть, не в последнюю очередь, от позиции Москвы, если она не потеряет сегодняшнего веса в белорусской экономике и политике. А предпосылок к тому, чтобы это влияние уменьшилось, нет.

Скорее наоборот, приближенный к Кремлю бизнес будет форсировать приватизацию в Беларуси и активно участвовать в ней по самым привлекательным активам. Сложно предсказать, кого предпочтет Москва в этом будущем конфликте внутри белорусской элиты. Это будет зависеть от того, кто будет у власти в самой России и от реальной расстановки сил в Беларуси.

Ставка на консерваторов заморозит трансформацию, однако не навсегда, поскольку на стороне «реформаторов» будет объективная логика рыночной эволюции страны. Ставка на «реформаторов» приведет к скорейшей смене политической системы в Беларуси.

Вместе с тем, нужно понимать, что вероятность наступления демократии после ухода Александра Лукашенко мала. Как показывает практика трансформаций в постсоветских государствах, слабые традиции самоуправления и рынка, неразвитое гражданское общество, подавленная национальная идентичность, отсутствие, пусть и не совершенных, но хотя бы укоренившихся демократических институтов (реально действующий парламент, политическая конкуренция, сильные партии), гражданская пассивность – все это факторы, тормозящие демократизацию и способствующие возникновению нового авторитаризма после падения предыдущего.

Все эти факторы в высшей степени актуальны для Беларуси. Однажды они, вкупе с экономическим кризисом, уже привели к приходу к власти Александра Лукашенко. Его правление не способствовало и вряд ли будет способствовать искоренению этих проблемных политических характеристик белорусского общества. Поэтому, вероятнее всего, политический режим, ожидающий страну после ухода первого президента, также будет авторитарным, однако более мягким, менее консолидированным и опирающимся на рыночный путь развития экономики.

Поскольку наиболее вероятным драйвером трансформации будет раскол элит, а новым правящим классом, скорее всего, станет часть представителей номенклатуры времен Лукашенко и крупный белорусский бизнес, в стране возможно установление мягкого олигархического авторитаризма наподобие режима Леонида Кучмы в Украине, Эдуарда Шеварнадзе в Грузии или коммунистической партии в Молдове (до ее отстранения от власти в 2009 году).

Эта новая белорусская власть допустит некоторый уровень политической конкуренции, свободу ассоциаций и СМИ, появление оппозиции в парламенте.

В результате в Беларуси будут постепенно развиваться гражданское общество и другие институты демократического государства. На следующем круге смены власти такая эволюция должна привести к еще более открытой и конкурентной политической системе.

Но это будет предметом уже совсем другого прогноза… Интересы белорусского общества как залог изменений Никита Беляев Резюме На протяжении последних двадцати лет белорусская политическая система функционировла достаточно эффективно. Власти обеспечивали реализацию основных общественных интересов, социум реагировал на это необходимым уровнем эллекторальной поддержки.

Залогом такой эффективности во многом стала политика Александра Лукашенко, направленная на реализацию потребительских запросов и требований большинства белорусского общества, а также их постепенная трансформация и формирование новых культов-стимулов с целью снижения интереса к участию в политической жизни.

Однако, следуя принципам такой политики, власти уже сейчас оказались ее же заложниками: для удовлетворения требований социума нужны растущая экономика и увеличение российских дотаций. В какой-то момент обеспечение этих факторов может оказаться не под силу белорусскому руководству. В этом случае под угрозой окажутся эффективность системы культовстимулов и способность властей исполнять требования общества, что может стать драйвером социальных перемен.

Построение образа «Золотого тельца» по требованию белорусского общества Любая новая политическая сила, пришедшая к власти, формирует свою политику, свои взаимоотношения с обществом не столько исходя из собственных взглядов, сколько, во емногом, с учетом интересов и ценностей большинства населения. Во-первых, если не учитывать интересов избирателей, то и ко власти прийти практически невозможно. Разве что в случае военного переворота. Во-вторых, удержаться на вершине властного олимпа в таком случае также сложно.

Для новой власти важно найти точки соприкосновения с обществом, чтобы, с одной стороны, легитимизировать свой статус представителя интересов большинства и тем самым обеспечить свою безопасность и непоколебимость, а с другой – через эти точки достаточно эффективно влиять на общественное поведение и политический выбор. Таким образом проявляется механизм взаимодействия между властной элитой, формированием политического курса и обществом.

Именно эти процессы предопределяют, будет ли новая власть проводить реформы. Или, наоборот, предпочтет стабильность и сохранение сложившихся политических традиций.

Такое взаимодействие властей и общества хорошо описано теорией политических систем. В частности, для более подробного описания можно обратиться к структурно-функциональному анализу, основоположниками которого являются американские политологи Габриэль Алмонд и Дэвид Истон.

Согласно этому подходу, политика представляет собой сложную целостную систему со специфической структурой. Каждому элементу этой системы присущи определенные черты и функции, направленные на удовлетворение потребностей всей этой системы. По мнению исследователей, политическая система – это совокупность взаимосвязанных ролей, которые выполняют функцию интеграции и адаптации посредством применения или угрозы применения легитимного насилия.

В своей работе «Политика развивающихся регионов» Габриэль Алмонд предпринял попытку систематизировать и разграничить функции политической системы. В результате исследователем было предложено разделение на «функции входа» и «функции выхода». Под функциями входа подразумевается совокупность тех вызовов, требований, предложений, проблем, которые стоят перед любой политической системой. Под функциями выхода же понимается совокупность решений-ответов на эти проблемы и вызовы.

Функции входа являются прерогативой общества, групп интересов, политических партий и т.д. Функции выхода принадлежат институтам государственной власти. Важное значение для политической системы имеет т.н.

обратная связь, которая показывает, насколько эффективны решения и действия, принятые политической системой, и соотносятся ли они с теми требованиями, которые были предъявлены ей на входе.

По мнению Алмонда и Истона, политическая система способна сохранять свою устойчивость и не подвергаться различного рода потрясениям только лишь при условии эффективного взаимодействия и баланса между функциями «входа» и «выхода». Таким образом, для успешного функционирования политической системе необходимо, чтобы те решения и действия, которые она вырабатывает, соответствовали тем запросам и требованиям, которые выдвигает перед ней общество.

Белорусскую политическую систему также можно подвергнуть структурнофункциональному анализу и попытаться ответить на вопрос: соответствовала ли раньше и соответствует ли сейчас политическая система требованиям общества?

Оценивая политические события, которые имели место в девяностых годах в Беларуси, необходимо, в первую очередь, обратиться к тем интересам и ценностям, которые царили в общественном сознании.

Первым делом, можно привести итоги голосования на всесоюзном референдуме по вопросу сохранения СССР, который состоялся 17 марта 1991 г. Согласно официальным итогам референдума, 82,7% 62 населения БССР высказались за сохранение Советского Союза.

Следовательно, люди голосовали не только за сохранение СССР, но и за сохранение социальной, политической и экономической системы, за ту систему ценностей, которая господствовала в союзе. Ведь люди живут не только лишь амбициями о великой и мощной державе. В первую очередь людей волнуют вопросы личного, материального характера.

Можно предположить, что такой высокий процент проголосовавших объясняется страхом предстоящих перемен, которые воспринимались людьми как нечто неизвестное. А неизвестность всегда пугает.

Таким образом, голосование за сохранение СССР показало, что ни экономические проблемы страны, с которыми столкнулся к концу 1980-х практически каждый, ни августовский путч 1991 г. не отпугивали население от идеи сохранения Советского Союза.

Могла ли в этих условиях идти речь о рыночных преобразованиях, европейском выборе, т.е. о том пути, который для себя выбрали многие страны Восточной Европы? Вероятно, нет.

Изменились ли ценностные настроения общества спустя четыре года, когда уже независимая Беларусь впервые избирала главу государства?

Согласно некоторым политологическим и социологическим теориям, перемены и ценностные изменения в обществе происходят в результате коренных преобразований, являющихся следствием реформ. Отсутствие же реформ и попытки частичного сохранения старой политической системы не способствуют этому, а наоборот лишь усугубляют тяготение к образу «светлого прошлого» и консервацию общественных ценностей. По результатам опросов НИСЭПИ по поводу возрождения СССР, практически до конца 1990-х большинство белорусов высказывалось за восстановление Союза.

http://ria.ru/history_spravki/20110315/354060265.html.

Источник: http://www.iiseps.org/trends/11.

Перед новой белорусской политической элитой во главе с Александром Лукашенко, пришедшей к власти в 1994 году, как и перед любой другой, стоял выбор. Проведение реформ и кардинальное изменение ситуации, т.е. путь стран Восточной и Центральной Европы, или же наоборот продолжение эксплуатации советского наследия и создание государственного курса под лозунгом «Сохраним и преумножим все самое лучшее».

Первый путь предполагает ломку сложившихся социальных ценностей, изменение политических и экономических норм и правил – в общем, глобальное изменение общественных устоев. Как правило, для элиты, находящейся у власти, политические риски в такой период особенно высоки, и перспектива досрочно освободить высокую должность весьма вероятна.

Путь же без изменений, не подразумевающий реформ, позволяет уменьшить эти политические риски, особенно если среди общества идея реформ не особо популярна. Наибольшую проблему вызывает поиск путей обеспечения потребностей общества. Так как отсутствие реформ снижает эффективность экономики, что, в свою очередь, сказывается на уровне жизни и может привести к возникновению новых требований.

Как правило, режимы, решившие пойти таким путем, обеспечивают свою безопасность и стабильность при помощи недемократических способов правления, так как возможность экономической стимуляции ограничена. Если обратиться к историческому опыту, то можно увидеть, что большинство государств, отказавшихся от проведения реформ, существуют в основном за счет продажи энергоресурсов и т.н. природной ренты. Либо материальной поддержки со стороны других государств.

В Беларуси же выбор между реформами и частичной реинкарнацией советской модели (и эксплуатацией государством ценностей советского общества) был в большой степени предрешен.

Во-первых, со стороны общества отсутствовал реальный запрос на рыночные реформы, скорее наоборот – на возрождение старой системы.

Помимо данных социологических опросов, этот факт четко просматривается в программах кандидатов в президенты на выборах 1994 года. Если их проанализировать, то можно увидеть, что как таковых рыночных программ не было. В большинстве своем программы были социалистической направленности, и лишь у одного кандидата, Зянона Позняка, в программе были отражены отдельные рыночные тезисы.

В качестве тезисов кандидатов, на которые сделан основной упор, выделены:

–  –  –

у С. Шушкевича – повышение зарплаты до 200 долларов США;

• у З. Позняка – пересмотр итогов приватизации, частичное внедрение • рыночных механизмов.

Вдобавок достаточно оценить общественный выбор с позиции голосования: во второй тур вышли кандидаты с абсолютно социалистическими повестками.

Такие общественные настроения были во многом основаны на негативном опыте российских реформ того периода. У простого человека они ассоциировались с разгулом бандитизма, резким снижением уровня жизни.

Успешных же примеров на тот момент не было: в соседних европейских странах эффект от реформ еще не достиг должного уровня, а в некоторых странах реформы еще только начинались.

Во-вторых, немаловажным фактором, определившим выбор новой власти, стала Россия. В интересах Кремля было не допустить снижение зависимости или дрейф Беларуси в западном направлении. К этому времени в Москве вновь начали возрождаться имперские настроения. Добиться этого можно было лишь одним способом – усилением зависимости от российских дотаций, чему способствовало бы отсутствие преобразований в Беларуси.

В результате свое взаимодействие с обществом новый политический режим Александра Лукашенко начал строить на основе, которая обеспечивала ему наибольшую поддержку со стороны электората и снижала политические риски.

Был избран путь развития политической системы, не свойственной на тот момент ни для Восточной Европы, ни для Содружества Независимых Государств. Для властей же этот выбор оказался достаточно эффективным на протяжении более чем двух десятилетий.

Новые власти сделали ставку именно на то, к чему тяготело общество: широкую социальную поддержку со стороны государства, предоставление различных льгот и гарантий, сохранение возможности получения бесплатного образования и медицинского обслуживания и увеличение заработных плат.

В то же время государство ограничивало свободу политических действий и сдерживало развитие предпринимательской инициативы. В белорусском обществе, которое обошли стороной трансформационные процессы, такую модель взаимодействия приняли на ура. Ведь социальные ценности в виде первичных потребностей человека, а-ля полный холодильник и отсутствие пустых полок в магазинах, обостренные в эпоху тотального дефицита, а также восприятие богатства и благополучия через образы собственного жилья и автомобиля были приоритетными. Впрочем, они остаются таковыми и до сих пор.

Показательно, что в первые годы правления Александр Лукашенко в своих выступлениях достаточно часто упоминал проблемы товарного дефицита и активно боролся с этим явлением. Тут можно вспомнить известное его выражение, ставшее афоризмом: «Только я взялся за яйца, как сразу масло пропало».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 


Похожие работы:

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 29 января по 12 февраля 2013 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге http://www.ksu.ru/zgate/cgi/zgate?Init+ksu.xml,simple.xsl+rus...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 3 (21)/2015 УДК 94(100)[164.053:32] Ярмак Ю.В. Проявление коммуникативных особенностей «мягкой силы» в истории государственного управления Ярмак Юрий Васильевич, доктор политических наук, профессор, ГБОУ ВО «Московский городской педагогический университет» E-mail: y.yarmak@mail.ru В статье проводится анализ особенностей воздействия на общественные коммуникации и, в частности, на формирование в обществе субъект-объектных отношений, такого феномена, как «мягкая сила». В...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОТЧЕТ О СОСТОЯНИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 2001 ГОДУ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Санкт-Петербургский государственный университет ОТЧЕТ О СОСТОЯНИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 2001 ГОДУ Под общей редакцией академика РАО JI.A. Вербицкой Издательство Санкт-Петербургского университета История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58я2 С...»

«Перечень материалов библиотечного хранения, включенных Президентской библиотекой в план перевода в цифровую форму в рамках государственного заказа на 2014 год. Книги и брошюры Краткое описание № п/п [Л. В. Беловинский] Российский историко-бытовой словарь М.: ТриТэ, 1999. [О присоединении Польских областей к России. / Манифест генерал-аншефа Кречетникова, объявленный по высочайшему повелению в стане российских войск при Полонно]. – [Б. м., 1793]. – 18 знаменитых азбук в одной книге. М., 19 1882...»

«Экземпляр _ АКТ государственной историко-культурной экспертизы проекта зон охраны объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) регионального значения «Комплекс сооружений аэродрома “Девау”: взлетно-посадочная полоса; рулежная дорожка; стоянка самолетов (открытая); емкости металлические для ГСМ (8 шт.); командно-диспетчерский пункт; склады», расположенного по адресу: г. Калининград, ул. Пригородная, 4, 6, 8, 10, 12, 14, 16 Дата начала проведения экспертизы 14.09.2015 года Дата...»

«Государственное профессиональное образовательное учреждение «Сыктывкарский торгово-технологический техникум» «Флот, любовь и боль моя.» » Сыктывкар, 20 Печатается по решению методического совета ГПОУ «Сыктывкарский торгово-технологический техникум» Протокол № 4 от 14.12.2015 года Лицензия выдана Министерством образования Республики Коми от 02.12.2010 №62-СПО Редакторский коллектив ГПОУ «Сыктывкарский торгово-технологический техникум»: Т.Ф. Бовкунова, и.о. директора Л.А. Петерсон, заместитель...»

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время Т. 8. Вып. 1 • 2015 ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ОБРАЗОВАНИЯ Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 8, issue 1 'The Space and Time of Education’ Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb ‘Raum und Zeit‘ Bd. 8, Ausgb. 1 ‘Raum und Zeit der Bildung' Специальное образование Special Education / Spezialausbildung Практикум / Praktikum Practicum УДК 37.032:378.147-057.17:303 Виниченко М.В. Развитие личности на этапе обучения...»

«Новикова Юлия Борисовна ПРАКТИКО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ БРИТАНСКОГО УЧИТЕЛЯ (КОНЕЦ XX НАЧАЛО XXI ВВ.) 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Москва – 2014 Работа выполнена на кафедре педагогики Государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный областной социально-гуманитарный институт»...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГАНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет» Научная библиотека ОГУ Справочно-библиографический отдел Туризм Библиографический указатель Оренбург 2008 УДК 016:338.48 ББК 91.9:65.433 Т 86 Туризм [Электронный ресурс] : библиогр. указ. / сост. В. С. Попова ; под ред. М. А. Бушиной. Оренбург, 2008. Режим доступа:...»

«РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МУЗЫКОВЕДЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА (IMS) РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ИСКУССТВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ТЕАТРАЛЬНОГО И МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ ИМ. Н. А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА ЦЕНТР СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ИСКУССТВЕ «АРТ-ПАРКИНГ» РАБОТА НАД СОБРАНИЕМ СОЧИНЕНИЙ КОМПОЗИТОРОВ Международный симпозиум 2–6 сентября 2015 Санкт-Петербург Оргкомитет симпозиума Л. Г. Ковнацкая...»

«Ландшафтно-визуальное исследование условий восприятия исторических и культурных объектов по улице Греческой в городе Таганроге. Дуров А.Н., Полуян О.И., научный руководитель Аладьина Г.В. Таганрогский филиал государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования Ростовской области «Донской строительный колледж» Таганрог, Россия Landscape and visual examination of the conditions of perception of historical and cultural objects on the Greek street in the...»

«Сергей Григорьевич Хусаинов Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту Серия «Спорт в деталях» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9001707 Люди в черном : непридуманные истории о судействе начистоту / Сергей Хусаинов: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-72004-0 Аннотация Сегодня арбитры на поле являются едва ли не главными фигурами в каждом футбольном матче – они буквально «делают игру» наравне со спортсменами. Все их действия и решения...»

«Михаил Юрьев Третья империя http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=161235 Юрьев М. «Третья Империя. Россия, которая должна быть»: Лим-бус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина»; СПб.; 2007 ISBN 5-8370-0455-6 Аннотация Мир бесконечно далек от справедливости. Его нынешнее устройство перестало устраивать всех. Иран хочет стереть Израиль с лица земли. Америка обещает сделать то же самое в отношении Ирана. Россия, побаиваясь Ирана, не любит Америку еще больше. Мусульмане жгут пригороды Парижа....»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Наследие Гедимина» (территория Лидского и Вороновского районов) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 201 Оглавление Введение 1. Анализ...»

«ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ Кардымовского района Смоленская область 201 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ КАРДЫМОВСКОГО РАЙОНА Уважаемые дамы и господа! Рад сердечно приветствовать всех, кто проявил интерес к нашей древней, героической Смоленской земле, кто намерен реализовать здесь свои способности, идеи, предложения. Смоленщина – западные ворота Великой России. Биография Смоленщины – яркая страница истории нашего народа, написанная огнем и кровью защитников Отечества, дерзновенным духом, светлым умом и...»

«Время мыслить по-новому Гуманитарные последствия экономического кризиса в Европе www.ifrc.org Спасая жизни, изменяя взгляды МФОКК и КП желает выразить благодарность за бесценный вклад в виде ответов, рассказов, фотографий и историй, переданных национальными европейскими обществами КК и выразить отдельную благодарность обществам Австрии, Бельгии, Болгарии, Греции, Италии, Испании, Киргизии, Франции, Черногории и Швеции. Мы также выражаем отдельную благодарность консультативной группе поддержки...»

«ХVI ежегодный Всероссийский конкурс исторических исследовательских работ старшеклассников «Человек в истории. Россия – ХХ век» 2014 – 2015 год Тема: «Ссыльные поляки и их потомки на Земле Абанской» Направление «Свои-чужие» Автор: Петровых Анастасия Витальевна Муниципальное автономное образовательное учреждение Абанская средняя общеобразовательная школа №3, 10 «А» класс Руководитель: Бельская Валентина Захаровна, педагог дополнительного образования. Муниципальное автономное образовательное...»

«Центр аналитических инициатив ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество Либеральный клуб»ДЕНЬ СВОБОДЫ ОТ НАЛОГОВ В БЕЛАРУСИ-20 TAX FREEDOM DAY BELARUSВСЕ ДЕЛО В ДЕТАЛЯХ Минск, 2015 год СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ВВЕДЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ Агрегированный уровень 7 Индивидуальный уровень РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Особенности расчета Tax Freedom Day в Беларуси в 2015 году 11 Tax Freedom Day в Беларуси (агрегированный уровень) без учета 1 дефицита бюджета Tax Freedom Day в Беларуси (агрегированный...»

«МУК «Межпоселенческая центральная библиотека муниципального образования Кущевский район» Отдел библиографии и инноваций ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО БИБЛИОГРАФИИ ст. Кущевская, 2015 БИБЛИОГРАФИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ, ИСТОРИИ, МЕТОДОЛОГИИ, СТАНДАРТИЗАЦИИ Рец.: Лиховид Т. Ф. Страницы наследия библиографоведа с комментариями // Библиография. – 2007. – № 6. – С. 95–98; Дьяконова Е. М. Библиография и библиограф в информационном обществе // Библиография. – 2008. – № 3. – С. 97–100; Маслова А. Н. Жизнь и творчество в...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права e-mail: ilyinazina@yandex.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.