WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


«© 2015 г. С.В. БИРЮКОВ О СТРУКТУРЕ СОЦИОЛОГИИ ПРАВА (направления исследований в отечественной науке) БИРЮКОВ Сергей Викторович – кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и ...»

Социология права

© 2015 г.

С.В. БИРЮКОВ

О СТРУКТУРЕ СОЦИОЛОГИИ ПРАВА

(направления исследований в отечественной науке)

БИРЮКОВ Сергей Викторович – кандидат юридических наук, доцент кафедры

теории и истории государства и права Омского государственного университета

им. Ф.М. Достоевского, Омск, Россия (svbir@mail.ru).

Аннотация. Рассмотрены основные варианты структурализации предмета социологии права по основаниям, используемым в социологической и юридической науках: отрасль/область права, направления взаимодействия в соотношении “общество” и “право”, источник (форма) права, виды юридической деятельности, системы:



общество – культура – личность, сопоставление со смежными дисциплинами. Такой анализ приводит к пониманию перспектив развития дисциплины в России, позволяет утверждать возможность и важность ее развития в рамках как социологии, так и юриспруденции.

Ключевые слова: социология права • структура науки • предмет науки • юридическое право • социальное право • экономика права • культурология права • антропология права • право и общество В отечественной науке время от времени активизируется спор о статусе социологии права. Юристы (С.В. Боботов, Ю.В. Гревцов, В.П. Казимирчук, Д.А. Керимов, В.Н. Кудрявцев, В.В. Лапаева, А.Х. Саидов, В.М. Сырых, В.А. Туманов, Л.С. Явич и др.), по преимуществу, трактуют ее как юридическую дисциплину. Преобладающая позиция социологов (В.В. Варчук, В.А. Глазырина, Е.В. Масловская, Э.В. Тадевосян и др.) заключается в том, что социология права – это отрасль социологии. Данный дискурс нашел отражение и на страницах журнала “Социологические исследования” [Варчук, 1996; Тадевосян, 1997; Лапаева, 1999; Саидов, 2006; Лапаева, 2008 и др.].

В тени этого спора скрывается тот факт, что эта наука или науки отстает (-ют) в своем развитии и от юридической теории права, и от социальных и социологических теорий. Междисциплинарность в данном случае оборачивается некоторой маргинальностью. Поэтому автор данной статьи, искренне верящий в потенциал социологии права, не готов принять мнения о том, что она – одна из интенсивно развивающихся отраслей [Саидов, 2006: 97] или, что она “активно утверждается как самостоятельная научная дисциплина” [Лапаева, 2008: 145].

Конечно, социология права как наука существует и ее возникновение можно относить и к международному конгрессу 1962 г. [Подгурецкий, 1974: 35], и к изданию в 1913 г. монографии О. Эрлиха “Основоположение социологии права” [Лапаева, 2011:

98], и даже к появлению теорий Э. Дюркгейма и М. Вебера [Масловская, 2009: 40].

И все же социологические “штудии” в отечественной юриспруденции не выходят за рамки того, что принято называть социологическим подходом к праву. Этот предмет как бы поглощается другими отр

–  –  –

ные дисциплины как юридическая антропология, экономика права, культурология права, охотно осваивают социологическую проблематику.

Применительно к юриспруденции можно отметить, что социологический подход к праву востребован и сам по себе, и как конструирующая часть интегративного (синтетического) правопонимания. Опросы общественного мнения, статистические выкладки, касающиеся права и правового знания интересны и практикам. Однако для развития социологии права должен сложиться консенсус относительно ее предмета, того, что именно из познавательного континуума “право и общество” (термин В.А. Глазырина [Глазырин, 2010: 23]) может быть освоено.

Междисциплинарность этому не способствует: социологи не вполне ощущают тонкости юридической классификации материала, еще более справедливым будет обратное замечание в отношении юристов.

В результате “процесс развития социологии права все еще не вышел за рамки авторских предпочтений” [Гревцов, 2001: 9,10], осуществляется фрагментарно. Бесспорным остается лишь выделение теоретической и эмпирической (прикладной) социологии права. Для социолога они соотносятся как специальная социологическая теория и прикладные исследования. Юрист согласится с подобным выводом с той разницей, что теоретической социологии права он придаст иной научный статус. Дальнейшее деление предмета осуществляется разными авторами сравнительно произвольно и не последовательно. Поэтому представляется актуальным логический анализ материала по различным критериям классификации, предлагаемым и юристами, и социологами.





1. Отрасль/область права. Можно различать общую социологию права и социологии отдельных отраслей права. Такой вывод озвучивается редко, но априори очевиден для многих юристов, поскольку базируется на структуре юридического знания.

Показательно в этом плане мнение Л.И. Спиридонова, который исходил из того, что каждой отрасли права соответствует “своя социология”, что проникновение социологии происходит как в общую теорию права, так и в отраслевые юридические науки [Спиридонов, 1986: 18]. Сегодня, видимо исходя из этой же идеи, а также зарубежных исследований, отдельные учёные предлагают выделить социологию конституционного права [Андреева, 2013: 110].

Для социологов подобный подход является проблемным. Во-первых, он воспринимается как предложение увеличить количество уровней знания – получается, что отраслевые социологии права обобщают данные эмпирических исследований, выступают в роли частных теорий, над ними – общая социология права, а выше – еще и общая социология. Во-вторых, деление норм права на отрасли базируется отчасти на делении законодательства, которое социологами определяется как субъективный фактор.

В-третьих, в сложившейся структуре социологической науки выделяются (наряду с социологией права) иные специальные социологические теории. И хотя социологи пишут, что именно “социология права призвана изучать не семью, собственность или ответственность как таковые, а взаимосвязь и взаимодействие социума с семейным правом, правом собственности, юридической ответственностью” [Тадевосян, 1997: 64, 65], но чаще они такие взаимосвязи (взаимодействия) рассматривают в рамках социологии семьи, экономической социологии, девиантного поведения и т.д. Интересующей же нас дисциплине остаются только общие вопросы права, правового поведения и сознания.

В.В. Варчук в этой связи указывает, что не всякая отраслевая юридическая дисциплина испытывает потребность в социологических исследованиях, что это происходит только тогда, когда практически важные проблемы не изучаются иными теориями [Варчук, 1996: 108]. В результате если социологи и воспринимают отраслевое юридическое деление, то в усеченном виде (как В.А. Глазырин, выделяющий только социологические исследования гражданского и уголовного права [Юридическая социология, 2000: 13]).

Юристы не спешат осваивать отраслевую проблематику с социологическим лекалом. Подтверждая правоту В.В. Варчука, можно как на состоявшееся направлеБирюков С.В. О структуре социологии права... 113 ние указать только на упомянутую социологию уголовного права. В данной сфере социология права практически не испытывает конкуренции со стороны отраслевых и частных социологий.

При наличии законодательной специфики, особенностей юридической терминологии, специальных юридических конструкций отрасли права характеризуются схожими способами, типами и методами правового регулирования. Реакции людей на правовые нормы во многих отраслях права не сильно различаются, а построение особых социологий, например, жилищного или земельного права, изначально выглядит натянутым.

Можно отметить, что отраслевые социологии права по существу не случились: в обеих версиях социологии права (и юридической, и собственно социологической) представлены интересные исследования, касающиеся проблем конкретных процессов и явлений, имеющих правовой характер или правовой аспект [Богданова, 2006; Горшков и др., 2005; Заславская, Шабанова, 2002; Конкуренция за налогоплательщика, 2002], но не их обобщение в отдельные научные направления.

С другой стороны, отказ от подобной проблематики означает игнорирование вопросов и проблем права, что для юриста неприемлемо и является слабой стороной рассуждений социологов о праве. Позитивное обязывание или запрещение действия, диспозитивный или императивный характер нормы прямо влияют на специфику действия права в обществе, отношение к нему людей. Влияет на все это и общественное отношение к тому специфическому благу или интересу, которые защищаются нормой, соотношение нормы с национальной культурной традицией. И как следствие, больший или меньший престиж (значимость) юристов, специализующихся на соответствующих вопросах.

Как практический выход следует предложить общий критерий деления материала – область, сфера права. В этой связи стоит развивать представления о социологии публичного и частного права, внутригосударственного и международного права. Подобных обобщений у нас мало. Например, социология международного права находится в России (в отличие от западной науки, (см.: [Колб, 2013]) в зачаточном состоянии.

2. Направление воздействия в соотношении “общество и право”. Сегодня в отсутствиe отраслевых социологий права продолжается дифференциация знаний в рамках общей теории социологии права. Базовым основанием классификации выступает направленность воздействия в соотношении “общество и право”, о которой пишут [Лапаева, 2011: 29; Глазырин, 2010: 26]: возможно воздействие общества на право, воздействие права на сферы общества, взаимодействие правового и неправового в обществе. Вся проблематика социологии права при таком подходе нанизывается на эту основу, представляет собой триаду по типу “тезис – антитезис – синтез”.

Для первого направления главной является тема социальной обусловленности права, понимаемая как влияние на право общественных отношений, социальных действий. С ней соприкасаются такие вопросы как соотношение права с иными социальными регуляторами, общественным мнением, социальная ценность права, законодательная социология. Второе направление можно соотнести с такой тематикой как социальное действие права, социальные функции права, право как социальный контроль и т.д. Синтез осуществляется в рамках таких тем как эффективность права, правовое развитие, судебный процесс.

Данный подход характерен и для первого отечественного учебника [Кудрявцев, Казимирчук, 1995: 37–101], и для более поздних публикаций. Подобная структурализация материала оправдана спецификой методологии социологии права, ее междисциплинарным характером. Социологам более интересно воздействие общества на право, юристам – воздействие юридического права на общественную жизнь.

На пересечении этих интересов и возникает социология права. Юристы часто завершают свои курсы проблемой эффективности права, их интересует вопрос построения Социологические исследования № 9, 2015 его действенности. Напротив, социологи чаще говорят о правовом развитии общества, о месте права в жизни.

Все эти направления в совокупности характеризуют право как социальное явление. Характерен в этом смысле украинский учебник социологии права под редакцией Н.П. Осиповой, в котором тематика социальной обусловленности права и действия права объединяются в единый раздел – “Право як соцiальне явище” [Соцiология права, 2007: 28–40].

При распространенности подобной структуризации ее нельзя считать освоенной:

междисциплинарность требует сбалансированности всех направлений, в обеих же версиях социологии права (и юридической, и собственно социологической) налицо асимметрия, в каждой по-своему. Очевидно, что необходимо дальнейшее развитие предмета с помощью как юридических, так и социологических оснований.

3. Источник (форма) права. Одним из оснований, предлагаемых юристами, выступает источник (форма выражения) права. Группировка материала по источнику права характерна для классической работы О. Эрлиха “Основоположение социологии права” [Эрлих, 2001]. В ней он выделяет такие виды права, как “право союзов”, право государства, право юристов, отмечает их преобладающие формы (обычаи, правовые предложения, нормы решения, доктрину), рассуждает о месте в системе права, социальной обусловленности, значении для общества. В современной литературе рассматривается социология законодательства, в том числе конституции, упоминаются социологии обычного права и судебного права.

Безусловно, что специфика социальной обусловленности и социального действия у нормы обычного права иные, нежели чем у нормы, появившейся в процессе правотворчества, и vice versa. Нужно принимать во внимание сложный характер права: оно есть не только писанные или передаваемые нормы-образцы, но и соответствующие этим образцам типовые социальные взаимодействия, правоотношения (нормы в жизни). При этом они могут перетекать друг в друга, предшествовать друг другу. В этом суть социологического подхода к праву. Поэтому когда речь идет о социологии законодательства/конституции нужно анализировать и тексты, и фактические отношения, и взаимодействие участников правовой коммуникации. В противном случае термин “источник права” будет уводить от истины, ограничивать представления о праве, а иногда путать причину и следствие (в случаях, когда правовое поведение предшествует появлению правового текста). Для социологической версии дисциплины характерно указание на разные формы права без употребления слова “источник”.

С другой стороны, недопустимо противопоставление нормы-образца и живого права, когда право сводится, например, исключительно к обычаям (школа свободного права) или к юридической практике судов и административных органов (реалистическое правоведение). Игнорирование роли законодательства в романо-германском праве приводит и юристов, и социологов к бесплодным построениям.

Кроме того, предлагаемая рубрикация по формам права нуждается в расширении. Во-первых, для социологии характерно представление о правовом плюрализме, о существовании как юридического, так и социального права негосударственного общества, групп, организаций. Соответственно здесь может быть выделена социология неюридического права. Можно вспомнить о том, какую дискуссию породил в советское время перевод известной работы Ж. Карбонье, в которой указывалось на наличие инфраюридического, в том числе фольклорного, детского, вульгарного права [Карбонье, 1986: 186–194]. Подобное право имеет основной формой обычай (показательно высказывание Ю.В. Гревцова: “Каждая социальная группа вырабатывает внутригрупповые нормы и правила поведения … нормы, вырабатываемые группой, нередко именуют обычным правом” [Гревцов, 2001: 174]). Но это не есть обычное юридическое право, здесь нет его государственного признания, защиты, действенность права обеспечивается иным образом. Поэтому попытки исследования этого феномена как полного аналога юридического права ошибочны, юристы мало что могут сказать о Бирюков С.В. О структуре социологии права... 115 таком праве. С другой стороны, это право, которому присущ такой выделявшийся еще Л.И. Петражицким, П.А. Сорокиным признак, как императивно-атрибутивный (управомочивающий) характер [Петражицкий, 1907: 130; Сорокин, 1919: 14]. Исследования этих феноменов имеются и в отечественной, и в зарубежной литературе [Баранов, 2002; Малиновский, 2004; Рулан, 1999]. Не следует называть такие исследования строго юридическими, они характерны для социологической версии дисциплины.

Во-вторых, при анализе юридического права нужно четко осознавать возможность возникновения правовых отношений не из конкретных юридических норм, а из фактических отношений, фактического сознания общества или его части. Сегодня такие отношения и сознание определяются как имеющие юридическое значение в ненормативных правовых договорах, судебных решениях по конкретным делам.

В целом же такая тенденция характерна для возникающего, “становящегося” права. Вспомним специфику архаического и сословного права, функционировавших не только как право общих норм, но и как “право привилегий” отдельных лиц и групп.

Эти привилегии основывались как раз на взаимных договорах, индивидуальных властных решениях. Что-то похожее имеет место и в периоды постреволюционного развития общества. Можно понять утверждение Я.М. Магазинера о том, что революция, становится источником права [Магазинер, 2006: 99–102]. Примеры показывают, что фактические отношения и сознание, по существу прямая воля (индивидуальная, взаимная, групповая), не опосредованная общим нормативом, но постфактум признанная обществом, могут непосредственно порождать право. Такие ситуации, наряду с обычным правом, являются точками пересечения неюридического и юридического. Условно назовем эту пеструю область исследований социологией фактического права.

В-третьих, социология права со времен Э. Дюркгейма интересуется как патологиями самого права, так и такими явлениями, как преступность, правонарушения, девиантное поведение в целом. Правовая действительность немыслима без этих явлений, сам факт их существования влияет на генезис права. Поэтому следует признать, что в предмет социологии права входит не только право и правовое сознание и поведение, но и неправовое.

4. Виды юридической деятельности. Наиболее востребованы социология законодательной деятельности и судебная социология [Варчук, 1996: 108]. Соответствующие виды деятельности, конечно, есть главные “локусы” юридического в обществе, их специфика требует учитывать фактически сложившиеся отношения, общественное сознание. Очевидно, что любой вид деятельности, связанный с правом, тоже имеет социальный аспект и, можно говорить, о социологии правоохранительной и административной деятельности, о социологии “невластной” реализации права и т.д. В широком аспекте можно рассмотреть также и социологию реализации неюридического права.

Такой “деятельностный”, “коммуникативный” подход выступает по существу альтернативой классификации материала по формам права. Неслучайно схожие исследования могут оцениваться и как социология конституции, и как социология конституционного правотворчества. Использование подхода оправданно при практической ориентации образования, например, при преподавании юристам основ социологии права в курсах правотворчества, толкования права, правоприменения. В этой связи вспоминаются идеи Л.И. Петражицкого, А. Подгурецкого о выделении политики права – дисциплины, обеспечивающей соответствие официального права неофициальному, прикладном эквиваленте социологии права [Петражицкий, 1905: 2–6; Подгурецкий, 1974: 28].

Также может быть рассмотрена и специфика положения в правовой подсистеме общества различных субъектов “правовой коммуникации” (граждане, корпорации, должностные лица, органы власти, юристы различной специализации). Эта тематика, популярная в исследованиях социологов, социальных философов, особенно зарубежных (Дж. Александер, П. Бурдье, Ю. Хабермас и др.). В отечественной литературе Социологические исследования № 9, 2015 размышления касаются социологии юридической организации, социального престижа права, но это частные аспекты общего вопроса.

5. Три системы: общество – культура – личность. История социологии характеризуется стремлением уточнять, актуализировать предмет науки. На поверхности лежит противопоставление бихевиоризма и современной социологии, стремящейся к пониманию смысла и причин социального поведения.

В классике социологии права представлены как социологи-позитивисты О. Конт и Э. Дюркгейм, так и родоначальник понимающей социологии М. Вебер, сторонники институционалистского подхода Ж. Гурвич, П. Сорокин, “структурный функционалист” Т. Парсонс, авторы марксистской и неомарксистской ориентации, представители “критической теории” от Франкфуртской школы до М. Фуко и П. Бурдье. Это разнообразие не укладывается в единый подход, что ощущается в отечественной социологии права.

Ю.В. Гревцов, например, пишет о двух течениях, которые тянутся из глубины веков – понимании социальной действительности как предзаданной и интерпретации ее как результата сознательных усилий индивидов [Гревцов, 2001: 17]. В.В. Лапаева различает анализ права в рамках социологического позитивизма и социологию права, обогащенную философским пониманием сущности права [Лапаева, 2011: 21–23, 63–72].

Нам представляется, что для структурализации социологии права требуется обращение и к иным вариантам классификации материала, используемым в общей социологии, наряду с простым делением на три уровня знания. Например, можно выделить изучение собственно общественной системы, системы культуры и системы личности. Такой подход в социологии, социальной философии имеет множество “реминисценций”: три подсистемы социального действия Т. Парсонса (социальная система, система культуры, система личности); общество и окружающая его среда, в том числе и личность, в концепции Н. Лумана; материальное, идеальное и индивидуальное психическое Э.В. Ильенкова “Бытие”, “Язык” и “Сознание”.

Общественная система выступает как мир социальных взаимодействий и элементов социальной структуры, вступающих в эти взаимодействия. Именно они и “социально-классовая организация” относятся к числу исходных категорий социологии, через них определяется ее предмет. Поэтому социальная обусловленность права определяется как его зависимость от фактических отношений, социальной структуры. Воздействие права на общество означает его влияние на соответствующие феномены.

Это направление можно определить как позитивистскую социологию права.

Общество в некоторых версиях социологии знания становится производным от культуры, выдвигается лозунг “Какова культура, таков и социум” [Абушенко, 2010в:

1022]. Социальная обусловленность права означает его зависимость от социальных регуляторов (культурных норм, ценностей, опосредующих потребности человека), а также от явлений материальной культуры, включая технику, иные средства производства. Действие права оборачивается его влиянием на иные феномены культуры.

Такое направление можно определить как культурсоциологию права.

Структура личности (“сознание”) соотносится с установками, ценностями, индивидуальными нормами, опытом отдельного человека. Понятие “личность” является социологическим, так как это “индивид, включенный в конкретные социально-исторические условия” [Гуревич, 2009: 49]. Социальная обусловленность права в данном контексте означает влияние личности на право. Микросоциальные исследования и житейский опыт показывают, что человек не просто живет в праве, но и в определенном смысле его формирует. Действие права на личность проявляется в фактах правовой социализации, социального контроля за его поведением. Это направление можно определить как “личностная” социология права, оно пересекается с правовой антропологией в той версии, в какой ее предметом считают правосознание и правовое поведение [Тощенко, 2010].

Такая структурализация материала привычна для социологии, но и в юридической литературе имеются примеры этих версий социологического правопонимания.

Бирюков С.В. О структуре социологии права... 117 Скажем, в советское время фиксировалась “зависимость права от экономической, а также основанной на ней политической структуры классового общества” [Явич, 1970: 15]. Первые попытки приспособить марксистскую теорию к правоведению П.И. Стучки и Е.Б. Пашуканиса ознаменовались поиском права в фактических отношениях, например, в отношениях товарного обмена. В правоведении второй половины XX в. преобладал тот же взгляд. Тем не менее, авторы при определении места права, его соотношение с моралью, с общественным правосознанием активно затрагивали культурсоциологию [Кузнецова, 1967; Мальцев, 1977; Мальцев, 2011]. В работах М.Ф. Озриха [Озрих, 1975; 1978] исследуются проблемы “личность” и “право”.

Популярная ныне “посмодернистская”, “постклассическая” теория права (в частности, в версии И.Л. Честнова) тоже в большой степени ориентирована на эту проблематику.

Показательны такие наименования отдельных тем в сочинениях И.Л. Честнова как “диалогическая онтология правовой реальности” [Честнов, 2003: 180], “субъект права как первичный элемент системы права” [Честнов, 2012: 386].

Всегда были и исследования (или отдельные суждения), ориентированные на синтез “трех миров”. Можно обратиться к многоуровневой сущности права в понимании Л.С. Явича [Явич, 1985: 87, 89]. Такой современный теоретик права как А.В. Поляков, определяет свое правопонимание как коммуникативное. Им же предпринята попытка реализовать логику социологического правопонимания в разных ракурсах (право как коммуникативный порядок отношений; право как ценностное явление; право как совокупность признаваемых обществом притязаний людей) [Поляков, 2003: 269, 277, 304].

Можно вспомнить известное высказывание А. Подгурецкого о трехступенчатом действии права (изданные законодателем предписания воздействуют на социальное поведение через три переменные: тип социально-экономических отношений; тип подкультуры, которая действует в рамках данного социально-экономического строя; тип личности, являющейся конечным реализатором предписания) [Подгурецкий, 1974:

286, 287]. В практически ориентированной криминологии, социологии уголовного права подобное понимание действия права не оспаривается. Такое многомерное исследование права позволяет понять и его предзаданнось, и его связь с волевым и интеллектуальным началом человеческой деятельности, значение права для расширения сферы “свободного действия”.

6. Социология права и смежные дисциплины. Существует несколько перспективных направлений научного поиска связи юриспруденции с другими общественными науками Наряду с социологией права, следует указать на экономику права, антропологию права, культурологию права, направления “право и политика”, “право и религия”. В России существует публикационная активность по этой проблематике, как со стороны юристов, так и со стороны других гуманитариев [Одинцова, 2007; Шмаков, 2005; Бочаров, 2012; Ковлер, 2002; Бибик, 2012; Мальцев, 2013; Козлихин, 1996]. Не подвергая сомнению возможность выстраивания этих направлений как самостоятельных дисциплин, хочется указать на принципиальную их соотносимость, точки пересечения с социологией права.

Как указывается, социология соединяет в себе две контрустановки – построение себя как замкнутой инструментальной дисциплины или, напротив, максимальное расширение предметной области до совокупного знания об обществе (в т.ч. философскосоциологический синтез) [Абушенко, 2010а: 1001]. В свою очередь социологию права можно рассматривать не только как дисциплину с жестко заданным предметом, а еще и как некое поле, совокупность научных знаний по теме “право и общество”. Такие феномены, как экономика, политика, религия, культура, человек либо входят в общество на правах подсистем, либо, как мы видели выше, “пересекаются” с ним.

В юридической теории права традиционно выделяют исследования (догматику права), социологию права, философию права. В этой триаде социология права отвечает за синтез знаний о праве в обществе. Если ее рассматривать только как позитивистскую социологию с позиции техники оценки общественного мнения, соСоциологические исследования № 9, 2015 циальных практик в правовой сфере, то она теряет свое предназначение в области преподавания и в практической сфере. Этот вывод справедлив для социологического подхода.

Связь социологии права со смежными дисциплинами можно проиллюстрировать, например, воспользовавшись классификацией типов социального действия М. Вебера (целерациональное, ценностно-рациональное, традиционное и аффективное действия). Позитивистская социология права определяет взаимосвязь права и фактических отношений, то есть социальных действий. Как только происходит переход к культурсоциологии, социологии личности и т.д. вскрывается проблема, “открытая” Вебером, возникает вопрос: какова мотивация этих социальных действий, чем они вызваны?

Зависимость права от целерационального поведения пытается вскрыть экономика права, она представляет само право как исключительно рациональное явление.

В англо-американском прочтении подход “law and economics” предполагает, что право отвечает критерию экономической эффективности, что действие права в обществе подобно действию цен на рынке, что человек как рациональный агент реагирует на все стимулы, оценивает все издержки – собственно экономические (высокие цены), транзакционные (время, необходимое на налаживание взаимодействия, на отстаивание своих прав), институциональные (санкции правовых и иных социальных норм).

В той мере, в какой эта аналогия оправдана, в какой право, правовое поведение зависит от логики максимизации пользы, такой подход интересен социологии права.

Под другим углом зрения этот же тип поведения и его взаимосвязь с правом затрагивается в рамках направления “право и политика”.

Культурология права рассматривает зависимость права, правового поведения от всех форм культуры, в том числе от материальной культуры. Известны исследования, демонстрирующие зависимость уровня и характера преступности от конкретных орудий труда, предметов оружия, архитектуры городов, зависимость частного права от сложившихся сельскохозяйственных технологий и т.д., и т.п. Но в большей степени культурологию интересуют духовные ценности, основопологающие нормы. В этом отношении культурология имеет прямое отношение к изучению ценностно-рационального поведения и поэтому неизбежно становится культурсоциологией права. Похожие выводы можно распространить и на направление “право и религия”.

Антропология права в распространенной версии имеет первоначальным предметом знания о праве “примитивных” обществ. Она вскрывает на конкретных примерах зависимость права от традиционного поведения, стремясь определить первоначальные “архетипы” правового, которые присущи любому человеческому обществу.

Этот поиск также интересен социологии права.

Именно социология права, так как она развивалась в России, наиболее близка к известному западному научному направлению “право и общество”, максимально синтезирующему всю соответствующую проблематику [Фридман, 2014].

Предложенные размышления о структуре социологии права не только говорят о перспективах развития дисциплины, но и позволяют аргументировано высказаться относительно ее научного статуса и функций.

Социология права может существовать и как социологическая, и как юридическая, и даже в идеале как междисциплинарная наука. Если практикой востребованы и юридические, и чисто социологические “штудии” этой проблематики, они должны сосуществовать. Нужно учитывать предмет и особенности методологии социологии и юриспруденции. Юристов и социологов интересуют разные грани правового и социального. Юристы занимаются изучением юридического права, то есть права, официально признанного и гарантированного государством. В методологическом смысле они предпочитают отталкиваться от существующего права, изучая механизм действия права в обществе, а как следствие, его эффективность. Предмет “социологической” социологии права включает в себя знания и по юридическому, и по социальному праБирюков С.В. О структуре социологии права... 119 ву. При изучении же юридического права социологи и социальные философы достигают больших результатов во внешнем анализе социальной обусловленности права.

В целом “объем” такой социологии права больше, ее потенциальное значение выше.

Однако качество исследований отдельных вопросов, связанных с юридическим правом, существенно ниже.

С функциональной точки зрения социология права, особенно в юридической версии, совмещает в себе и тенденцию превращения в “социальную инженерию”, вплоть до, как писал К. Кульчар, реакции юридической теории на вновь возникшие в практике проблемы приспособления права к условиям классовых противоречий [Кульчар, 1981: 23], и традицию критической социологии, огромный потенциал “критической оценки догматического права” [Карбонье, 1986: 299].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Абушенко В.Л. Социология // Новейший социологический словарь. Минск: Книжный Дом, 2010а.

С. 1001–1007.

Абушенко В.Л. Социология культуры// Новейший социологический словарь. Минск: Книжный Дом, 2010в. С. 1022–1027.

Андреева Г.Н. Социологическое измерение науки конституционного права // Современная социология права: Сб. науч. тр. М.: ИНИОН РАН, 2013. С. 109–120.

Баранов В.М. Теневое право. Н.-Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2002.

Бибик О.Н. Введение в культурологию уголовного права. М.: Юрлитинформ, 2012.

Богданова Е.А. Советский опыт регулирования правовых отношений, или “в ожидании заботы” // Журнал социологии и социальной антропологии. 2006. Т. 9. № 1. С. 77–90.

Бочаров В.В. Неписанный закон: Антропология права. СПб.: Изд-во РХГА, 2012.

Варчук В.В. Социология права – отрасль социологии // Социологические исследования. 1996.

№ 10. С. 102–109.

Горшков М.К., Тихонова Н.Е., Андреев А.Д., Горюнова С.В. Собственность в жизни россиян: реальность и домыслы // Социологические исследования. 2005. № 11. С. 3–18.

Глазырин В.А. Обоснование социологии права // Электронное приложение к “Российскому юридическому журналу”. 2010. № 2. С. 22–28. URL: http://electronic.ruzh.org/?p=node/2010 (дата обращения: 30.11.2014).

Гревцов Ю.И. Социология права: курс лекций. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

Гуревич А. Индивид и социум на средневековом Западе. СПб.: ALEXANDRIA, 2009.

Заславская Т.И., Шабанова М.А. Неправовые трудовые практики и социальные трансформации в России // Социологические исследования. 2002. № 6. С. 3–17.

Карбонье Ж. Юридическая социология. М.: Прогресс, 1986.

Кульчар К. Основы социологии права. М.: Прогресс, 1981.

Ковлер А.И. Антропология права. М.: Норма, 2002.

Козлихин И.Ю. Право и политика. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996.

Колб Р. Политис и социологическая школа международного права в период между мировыми войнами // Современная социология права: Сб. науч. тр. М.: ИНИОН РАН, 2013. С. 55–63.

Конкуренция за налогоплательщика / Под ред. В.В. Волкова. М.: МОНФ, 2000.

Кудрявцев В.Н., Казимирчук В.П. Современная социология права. М. Юристъ, 1995.

Кузнецова Н.Ф. Уголовное право и мораль. М.: Изд-во Моск. у-та, 1967.

Лапаева В.В. Социология права как юридическая дисциплина? // Социологические исследования. 1999. № 7. С. 47–57.

Лапаева В.В. Социология права. История и современность // Социологические исследования.

2008. № 6.

Лапаева В.В. Социология права. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.

Магазинер Я.М. Избранные труды по общей теории права. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2006.

Малиновский Б. Преступление и обычай в обществе дикарей // Малиновский Б. Избранное: Динамика культуры. М.: РОССПЭН, 2004.

Мальцев Г.В. Культурные традиции права. М.: Норма: ИНФРА-М, 2013.

Мальцев Г.В. Социальная справедливость и право. М.: Мысль, 1977.

Мальцев Г.В. Социальные основания права. М.: Норма: ИНФРА-М, 2011.

Масловская Е.В. Становление современных концепций западной социологии права: теоретикометодологические аспекты: дисс. … д-ра социол. наук. М., 2009.

Одинцова М.И. Экономика права. М.: ГУ-ВШЭ, 2007.

Озрих М.Ф. Личность и право. М.: Юридическая литература, 1975.

Озрих М.Ф. Право и личность. Киев, Одесса, 1978.

Социологические исследования № 9, 2015 Петражицкий Л.И. Введение в изучение права и нравственности. СПб.: Типография Ю.Н. Эрлих, 1905.

Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. Том 1. СПб.:

“Слово”, 1907.

Подгурецкий А. Очерк социологии права. М.: Прогресс, 1974.

Поляков А.В. Общая теория права. СПб.: Издательский центр Пресс, 2003.

Рулан Н. Юридическая антропология. М.: Норма, 1999.

Саидов А.Х. Социология права: каков ее научный статус? // Социологические исследования.

2006. № 7. С. 97–104.

Сорокин П.А. Элементарный учебник общей теории права в связи с теорией государства. Ярославль, 1919.

Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М.: Юридическая литература, 1986.

Тадевосян Э.В. К вопросу о социологии права // Социологические исследования. 1997. № 11.

С. 62–68.

Тощенко Ж.Т. Социология права // Тощенко Ж.Т. Социология. М., 2010. С. 358–372.

Честнов И.Л. Постклассическая теория права. СПб.: Изд. дом “Алеф-Пресс”, 2012.

Честнов И.Л. Принцип диалога в современной теории права: дисс. … д-ра юрид. наук. М., 2003.

Фридман Л. Взросление: исследования права и общества вступают в эксклюзивный круг // Право и правоприменение в зеркале социальных наук: хрестоматия современных текстов. М.,

2014. С. 184–201.

Шмаков А.В. Экономический анализ права. Ч. 1. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2005.

Эрлих О. Основоположение социологии права. СПб.: Универ. издат. консорциум, 2011.

Юридическая социология. Учебник для вузов. М.: Норма, 2000.

Явич Л.С. Социология и право // Известия вузов. Правоведение. 1970. № 4. С. 15–23.

Явич Л.С. Сущность права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1985.

Соцiологiя права. За ред. Н.П. Осиповоi. Харькiв: Право, 2007.

© 2015 г.

Б.А. СПАСЕННИКОВ, А.М. СМИРНОВ

СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ОСУЖДЕННЫХ МУЖЧИН, ОТБЫВАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ

В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ

СПАСЕННИКОВ Борис Аристархович – доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник НИИ ФСИН России (borisspasennikov@yandex.ru); СМИРНОВ Александр Михайлович – кандидат юридических наук, доцент, ведущий научный сотрудник НИИ ФСИН России (vipnauka@list.ru); оба – Москва, Россия.

Аннотация. В статье анализируется социально-правовая характеристика мужчин, отбывающих наказание в виде лишения свободы в исправительных колониях России. Научным инструментарием анализа стали официальные статистические данные Федеральной службы исполнения наказаний России и результаты социологического исследования, проведенного в марте 2014 г. В нем приняло участие около 10,5 тыс. осужденных. Обращение к обобщенному портрету осужденных мужчин помогает специалистам в понимании процессов, происходящих в уголовно-исполнительных организациях.

Ключевые слова: уголовное наказание • осужденный • исправление осужденных • места лишения свободы Сотрудники Научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний (далее НИИ ФСИН) РФ с 2011 г. ежегодно проводят анализ состава осужденных мужчин, отбывающих наказание в исправительных колониях (далее – ИК) для организации работы и достижения целей уголовного наказания. По состоянию на



 


Похожие работы:

«ВЫСТУПЛЕНИЕ Председателя Счетной палаты Российской Федерации С. В. Степашина на торжественном заседании, посвященном 350-летию установления государственного финансового контроля в России и 15-летию президентского контроля (Москва, Кремль, 12 октября 2006 года) Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги, друзья! Прежде всего, хочу поздравить всех с нашим общим, большим профессиональным праздником. 350 лет государственному финансовому контролю в России и 15 лет со дня учреждения контроля...»

«ИСТОРИЯ НАУКИ Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2015. – Т. 24, № 2. – С. 194-229. УДК 5 ПЕРВЫЕ ЧЛЕНЫ РУССКОГО БОТАНИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. А-Г. (К 100-ЛЕТИЮ РУССКОГО БОТАНИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА) © 2015 С.В. Саксонов Институт экологии Волжского бассейна РАН, г. Тольятти (Россия) Поступила 09.03.201 На основании первого издания «Адресной книги ботаников СССР» (1929) публикуется список первых членов Русского ботанического общества. Ключевые слова: Ботаническое общество, персоны...»

«Западный военный округ Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Научно-исследовательский институт (военной истории) Государственная полярная академия ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ТОМА Э.Л. КОРШУНОВ – начальник НИО (военной истории Северо-западного региона РФ) НИИ(ВИ) ВАГШ ВС РФ, академический советник РАРАН РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ И.И. БАСИК – начальник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, к.и.н., СНС А.Х. ДАУДОВ – декан...»

«Серия «ЕстЕствЕнныЕ науки» № 1 (5) Издается с 2008 года Выходит 2 раза в год Москва Scientific Journal natural ScienceS № 1 (5) Published since 200 Appears Twice a Year Moscow редакционный совет: Рябов В.В. ректор МГПУ, доктор исторических наук, профессор Председатель Атанасян С.Л. проректор по учебной работе МГПУ, кандидат физико-математических наук, профессор Геворкян Е.Н. проректор по научной работе МГПУ, доктор экономических наук, профессор Русецкая М.Н. проректор по инновационной...»

«Юрий Васильевич Емельянов Европа судит Россию Scan, OCR, SpellCheck: Zed Exmann http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=156894 Европа судит Россию: Вече; 2007 ISBN 978-5-9533-1703-0 Аннотация Книга известного историка Ю.В.Емельянова представляет собой аргументированный ответ на резолюцию Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), в которой предлагается признать коммунистическую теорию и практику, а также все прошлые и нынешние коммунистические режимы преступными. На обширном историческом...»

«SAPERE AUDE! ВЫХОДИТ С 1958 ГОДА №3 1931 20 Приём года стр. Нобелевские лауреаты в Долгопрудном стр. 4 Истории ректоров Физтеха Пётр стр. Леонидович Капица: МФТИ К юбилею основателя стр. Cлово ректора ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Этот год для Физтеха — особенный. 8 июля исполняется 120 лет со дня рождения одного из основателей МФТИ, идеолога «системы Физтеха» Петра Леонидовича Капицы. Для нас это повод подвести итоги: в последние годы наш вуз сильно изменился, и мы можем сказать, что если бы отцы-основатели...»

«От знахарей до роботов-хирургов 250 основных вех в истории медицины – Clifford A. Pickover The Medical BOOK From Witch Doctors to Robot Surgeons, От знахарей до роботов-хирургов 250 Milestones in the History of Medicine 250 основных вех в истории медицины Перевод с английского Ю. Ю. Поповой Москва БИНОМ. Лаборатория знаний Не от начала всё открыли боги смертным, но постепенно, ища, УДК 61 люди находят лучшее. ББК 5 Ксенофан Колофонский, 500 г. до н. э. П32 Публикуется с разрешения STERLING...»

«Игорь Васильевич Пыхалов За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях» Серия «Опасная история» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12486849 Игорь Пыхалов. За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях»: Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0809-0 Аннотация 40 миллионов погибших. Нет, 80! Нет, 100! Нет, 150 миллионов! Следуя завету Геббельса: «чем чудовищнее соврешь, тем скорее тебе поверят», «либералы» завышают реальные...»

«Предварительно утвержден Утвержден годовым советом директоров общим собранием акционеров ОАО «КУЗНЕЦОВ» ОАО «КУЗНЕЦОВ» (протокол № 20 от 28.05.2013 г.) (протокол № 36 от 01.07.2013 г.) Достоверность информации, содержащейся в годовом отчете, подтверждена ревизионной комиссией ОАО «КУЗНЕЦОВ» ГОДОВОЙ ОТЧЕТ открытого акционерного общества «КУЗНЕЦОВ» за 2012 год Исполнительный директор Н.И. Якушин И.о. главного бухгалтера И.В. Прописнова г. Самара 2013 ОАО «КУЗНЕЦОВ» ГОДОВОЙ ОТЧЁТ 2012 СОДЕРЖАНИЕ...»

«Бизнес и инвестиции в Греции Автор: Константинос Дедес Редактор, координатор: Тайгети Михалакеа Ассистенты автора: Анна Другакова, Зои Киприянова, Анастисиос Данабасис, Франкискос Дедес Перевод: Анна Другакова Корректор: Элла Семенова Художественная обработка и подготовка к печати: Wstudio.gr СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ 05 КРАТКАЯ СПРАВКА 0 О ГРЕЦИИ Греция: общие сведения, государственный строй, географическое положение, история и экономика 0 ЧАСТЬ 1 РЕГИСТРАЦИЯ КОМПАНИЙ ЧАСТЬ 2 ИНВЕСТИЦИОННЫЕ...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФБГОУ Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского Кафедра «Информационные технологии» НАУЧНАЯ ШКОЛА «Квалиметрия и управление качеством многопараметрических процессов и систем»Руководитель: Краснов А.Е., д.ф.-м.н., профессор, зав. кафедрой Москва – 2009 ОГЛАВЛЕНИЕ стр. 1. История создания научной школы. 3 2. Цели и задачи научной школы.. 3 3. Основные направления деятельности научной школы. 4 4....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФИЗИчЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. П.Н. ЛЕБЕДЕВА К истории ФИАН Серия «Знаменательные события» Выпуск 1800 ОТДЕЛА Й СЕМИНАР ЛЮМИНЕСЦЕНЦИИ Москва 2003 К истории ФИАН. Серия «Знаменательные события». Выпуск 1. 1 8 0 0 ы й с е м и н а р О т д е л а л ю м и н е с ц е н ц и и. Составитель – Березанская В.М. ISBN 5 902622 02 Настоящий сборник открывает серию публикаций «Знаменательные события» и яв ляется авторизованной расшифровкой аудиозаписи юбилейного 1800 го семинара От дела...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА-ДЕТСКИЙ САД №15» ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ОБ ИТОГАХ РАБОТЫ МБОУСОШДС № ЗА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД ДИРЕКТОРА МБОУСОШДС №1 Потемкиной Ирины Викторовны Составители: Потемкина И.В., Блинникова Н.А., Мясников В.В., Кириллова Л.П., Рыбакова И.А., Суремкина О.М., Минакова С.В., Клевак С.И., Маркульчак М.Ю., Довалева Е.И., Угничева Я.И., Чумаченко Е.Р., Дементиенко А.В., Белоконь А.Д. г. Симферополь, 2015 г. Счастливо то...»

«ОБРАЗОВАНИЕ: РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ С ОД Е РЖ А Н И Е : Главный редактор О. В. Ковальчук, д-р пед. наук, доцент Редакционная коллегия КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА Зам. главного редактора О. В. Ковальчук. Патриотическое воспитание сегодня В. П. Панасюк, д-р пед. наук, проф. – основа гражданского становления личности школьНаучный редактор 3 ника А. Е. Марон, д-р пед. наук, проф. К 70-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ Литературный редактор Д. В. Рогов. Феномен исторической памяти народа и Е. В. Романова его отражение...»

«МГИМО – Университет: Традиции и современность 1944 – ББК 74.85 М 40 Под общей редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова Редакционная коллегия А.А. Ахтамзян, А.В. Мальгин, А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.Л. Чечевишников (составитель) МГИМО – Университет: Традиции и современность. 1944 – 2004 / Под общ. ред. А.В. Торкунова. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2004. – 336 с.; ил. ISBN 5-7853-0439-2 Юбилейное издание посвящено прошлому и настоящему Московского государственного...»

«От батутов до попкорна: 100 псевдомонополистов современной России или как Федеральная антимонопольная служба преследует малый и средний бизнес Рабочая группа: Л.В. Варламов, начальник аналитического отдела Ассоциации участников торговозакупочной деятельности и развития конкуренции «Национальная ассоциация институтов закупок» (НАИЗ) С.В. Габестро, член Президиума Генерального совета «Деловой России», генеральный директор НАИЗ А.С. Ульянов, сопредседатель Национального союза защиты прав...»

«1 Цель и задачи дисциплины Цель дисциплины — формированию у аспиранта всестороннего понимания исторических путей возникновения науки, становления ее методологии. Выработать у аспирантов представление об основных методах научного познания, их месте в духовной деятельности эпохи, а также сформировать у аспирантов принципы использования этих методов в учебной и научной работе. Раскрыть общие закономерности возникновения и развития науки, показать соотношение гносеологических и ценностных подходов...»

«Акт государственной историко-культурной экспертизы проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения «Воскресенская церковь, XVII в.», расположенного по адресу: Владимирская область, г. Гороховец, ул. Советская г. Казань, г. Омск 9 августа 2015 г. Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом от 25.06.2002 № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2015 г. Сентябрь Екатеринбург, 2015 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет PR PR Кабинет экономических наук...»

««Отсутствие цели урока ведет к безыдейности в преподавании истории» Габитус и дискурс работников отделов народного образования начала 1950х годов А.В.Чащухин Чащухин Александр Валерьевич ной отчетности: их речевые практики Статья поступила кандидат исторических наук, дотранслировались на школу, структурив редакцию цент кафедры гуманитарных дисровали картину профессионального в июле 2014 г. циплин НИУ ВШЭ (Пермь). Адрес: мира педагогов. В  исследовании исг. Пермь, ул. Студенческая, 38....»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.