WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

«в настоящем томе впервые. о Изучение английской литературы получило в работах тех лет лишь эпизодическое отражение — в статье об английской народ­ ной балладе, опубликованной в журнале « ...»

-- [ Страница 1 ] --

I 0IC75S

ИЗ ИСТОРИИ

ЗАПАДНО ЕВРОПЕЙСКИХ

ЛИТЕРАТУР

АКАДЕМИЯ НАУК СССР I

ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА

i

В.М.ЖИРМУНСКИЙ

iИЗБРАННЫЕ

ТРУДЫ

В.М. Жирмунский

ИЗ ИСТОРИИ

ЗАПАДНО­

ЕВРОПЕЙСКИХ

ЛИТЕРАТУР

ЛЕНИНГРАД

« НАУКА »

ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

Редакционная коллегия:

акад. М. П. Алексеев, доктор филол. наук М. М. Гухман, член-корр. АН СССР А. В. Десницкая (председатель), доц. Н. А. Жирмунская, акад. А. Н. Кононов, доктор филол. наук Ю. Д. Левин (секретарь), акад. Д. С. Лихачев, член-корр. АН СССР В. Н. Ярцева

Ответственные редакторы:

М. П. Ал е к с е е в, Ю. Д. Л е в ин Издание подготовлено Н. А. Жирмунской 7П9П9 ^ПЯ Ж——^-—535.80.4603020000 © Издательство «Наука», 1981 г.

042(02)-о1

ОТ РЕДАКЦИИ

В настоящий том вошли статьи В. М. Жирмунского из исто­ рии немецкой, английской и итальянской литератур и театра, написанные на разных этапах его научного пути от 1910-х до конца 1960-х гг.

С изучения немецкой и английской литератур конца XVIII в.

и эпохи романтизма началась научная деятельность автора.

В своей первой книге «Немецкий романтизм и современная ми­ стика» (СПб., 1914) он стремился осмыслить литературные явления прошлого под знаком современного литературного и философ­ ского развития; недаром книга вызвала много откликов в сов­ ременной ей прессе. Оставаясь в кругу проблем немецкого роман­ тизма, В. М. Жирмунский написал ряд статей, посвященных от­ дельным авторам и частным вопросам («Проблема эстетической культуры в произведениях гейдельбергских романтиков», «Роман о голубом цветке», «Генрих фон Клейст», «Гейне и романтизм», «Комедия чистой радости („Кот в сапогах" Людвига Тика, 1797)»

и некоторые другие). Статьи эти, опубликованные в периодиче­ ской печати 1910-х гг., в настоящее время трудно доступны чи­ тателям. Поэтому редакция сочла целесообразным включить не­ которые из них в настоящий том.

Непосредственные впечатления от культурной жизни Герма­ нии кануна первой мировой войны отразились в статье «Театр в Берлине», которая была особенно актуальна в условиях на­ пряженных творческих исканий русского театра тех лет. Инте­ рес В. М. Жирмунского к театру проявился в ряде заметок и статей, напечатанных в журнале «Любовь к трем апельсинам», который издавался В. Э. Мейерхольдом. К ним, в частности, от­ носились статья о «Коте в сапогах» Л. Тика и связанная с нею небольшая полемическая заметка о Карло Гоцци, из которой в дальнейшем выросла большая монографическая работа, пред­ назначавшаяся для академической «Истории итальянской лите­ ратуры». Эта статья 1940 г., оставшаяся в рукописи, публику­ ется в настоящем томе впервые.

о Изучение английской литературы получило в работах тех лет лишь эпизодическое отражение — в статье об английской народ­ ной балладе, опубликованной в журнале «Северные записки»

1916 г. вместе с первыми переводами С. Я. Маршака (переиздана в книге «Английские и шотландские баллады в переводах С. Я. Маршака», М., 1973), и небольшой заметке о Роберте Бра­ унинге. Однако неизменный интерес к английской литературе, присущий автору на протяжении всей его жизни, вылился вскоре в обширную монографию «Байрон и Пушкин» (Л., 1924; переиздана в Избранных трудах в 1978 г.) и большую вступительную статью к сборнику драм Байрона в издательстве «Всемирная литера­ тура» (Пг., 1922), а позднее получил отражение в трех главах для академической «Истории английской литературы»: «Поэзия английского сентиментализма», «Английский предромантизм»

(вошли в том 1, вып. 2, 1945) и «Байрон»; последняя глава оста­ лась в рукописи и публикуется впервые. Уже в конце жизни, в середине 1960-х гг. В. М. Жирмунский вновь вернулся к сотруд­ ничеству с С. Я. Маршаком — переводчиком английской поэзии и написал вступительную статью к его переводам из Уильяма Блейка (сокращенная редакция опубликована в журнале «Но­ вый мир», 1965, № 6, полная — в отдельном издании переводов Блейка, 1965).

В истории немецкой литературы наибольшее внимание В. М. Жирмунского всегда привлекала монументальная фигура Гете. Ему посвящен ряд статей, опубликованных в 1920— 1930-е гг. в периодической печати и в виде предисловий к изда­ ниям сочинений Гете, а также обширная монография «Гете в русской литературе» (1937), намеченная к переизданию в Из­ бранных трудах. Из этих статей в настоящий том включены «К вопросу о классовом самоопределении Гете. Автобиография Гете в историческом освещении» (1936), а также поздняя статья «Опыт стилистической интерпретации стихотворений Гете»

(1969). Вопросы стилистики и, в частности, стилистической ин­ терпретации поэтического текста, как известно, привлекали вни­ мание В. М. Жирмунского начиная с 1920-х гг. и до последних лет жизни.

Особое место в сборнике занимает статья историографического характера «Новейшие течения историко-литературной мысли в Германии» (1927). Задуманная как критический и аналитиче­ ский очерк современных научных направлений (1910—1920-хгг.), она сегодня воспринимается как глава из истории литературове­ дения — истории, фактически еще не написанной и вряд ли восстановимой сейчас, по прошествии полувека, с той сте­ пенью полноты и отчетливости, какая отличает публикуемую статью.

Страницами из истории отечественной науки являются две не­ крологические статьи, посвященные выдающимся советским фи­ лологам старшего поколения — академику В. Ф. Шишмареву и профессору А. А. Смирнову. Они воссоздают человеческий и на­ учный облик этих замечательных ученых и педагогов.

При подготовке настоящего тома был уточнен, дополнен и частично модернизирован научный аппарат, отсутствовавший в первых изданиях большей части работ. В отдельных случаях редакция ввела ссылки на переиздания упомянутых научных трудов, появившиеся в последние годы, а также на новые пере­ воды литературных текстов (в угловых скобках с примеч. Ред.).

Цитаты из иноязычных авторов в нескольких случаях обновлены по вышедшим в недавнее время переводам.

ОПЫТ СТИЛИСТИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

СТИХОТВОРЕНИЙ ГЕТЕ

Под стилистикой мы понимаем функциональное рассмотрение языковых явлений с точки зрения их использования в общест­ венно обусловленных жанрах речи, устной или письменной: бы­ товой разговор или интимное дружеское письмо, научное сочи­ нение или лекция, политическая речь или публицистическая статья, произведение художественной литературы, поэтической или прозаической. Каждый из этих жанров речи, не всегда оди­ наково четко отграниченных друг от друга, отличается особен­ ностями в отборе и использовании языкового материала — лек­ сики и фразеологии, синтаксических построений, грамматических форм, а иногда и фонетических дублетов.

Наиболее отличаются друг от друга в стилистическом отноше­ нии язык научный и язык художественный (поэтический). В пер­ вом слово выступает (по крайней мере в тенденции) как значок отвлеченного понятия, предложение — как логическое суждение.

Отсюда нейтральность словесной формы научного высказывания и возможность его адекватного перевода на любой язык, в част­ ности (по крайней мере в теории) и возможность машинного пе­ ревода. Идеальным выражением мысли в науках математических и физических является язык условных знаков — логико-матема­ тический язык. Физический закон, открытый Ньютоном и глася­ щий: «Две любые частицы вещества притягиваются друг к другу с силой, прямо пропорциональной произведению их масс и обратно пропорциональной квадрату расстояния», находит наиболее точ­ ное выражение в формуле:

771,7712 Следует, однако, оговорить, что не всякое произведение на­ учной прозы целиком написано таким научным логико-матема­ тическим языком. Автор научного произведения может стре­ миться к художественной наглядности или эмоциональной убеднтельности. Ю. С. Сорокин хорошо показал это на примере научной прозы биолога И. М. Сеченова.1 Еще чаще элементы худо­ жественного воздействия наличествуют в сочинениях историче­ ских и общественных. Напомним замечательный по своей впечат­ ляющей силе образ, которым открывается «Коммунистический манифест» К. Маркса и Ф. Энгельса: «Ein Gespenst geht um in Europa, das Gespenst des Kommunismus» («Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма»).

В художественном произведении язык есть средство художе­ ственного воздействия, воплощения в слове определенного идей­ но-художественного содержания. Тем самым мы отвергаем старое формалистическое понимание поэтического языка как «высказы­ вания с установкой на выражение». Не существует «выражения»

без «выражаемого», как не существует формы без содержания, с которым она связана диалектически.

Как средства художественного выражения могут быть ис­ пользованы все аспекты языка. Например, для стихотворной речи характерно наличие особого закономерного чередования сильных и слабых (ударных и неударных) слогов, звуковые повторы в конце ритмического ряда (рифмы) и т. п. Синтаксис в связи с ритмом может служить средством художественной композиции (ср. у Лермонтова: «Когда волнуется желтеющая нива... Когда росой обрызганный душистой... Когда студеный ключ играет по оврагу... — Тогда смиряется души моей тревога...»). Писатель, в соответствии со своим заданием, отбирает лексические сино­ нимы общенародного языка (слова литературные и разговорные, архаизмы и диалектизмы и т. п.) или употребляет слова в пере­ носном значении (поэтические тропы: жемчужные звезды и т. п.).

Иными словами, категории стилистики представляют как бы надстройку над лингвистикой. Но знакомство с характером и воз­ можностями этой надстройки обязательно для всякого более тон­ кого и глубокого понимания изучаемого языка, художественного, публицистического или разговорного, поскольку слова существуют в языке не как совокупность абстрактных значений и граммати­ ческих форм, а в том или ином контексте социально обусловлен­ ного употребления, т. е. в той или иной стилистической функции.

Поэтому при практическом изучении иностранного языка сти­ листику следует рассматривать как высшую ступень такого изу­ чения.

Стилистика художественной речи тесно связана с понятием стиля. Стиль есть система взаимосвязанных и взаимообусловлен­ ных выразительных средств, воплощающих в слове определенное идейно-образное содержание. Можно говорить о стиле данного художественного произведения (например, «Вертера» Гете), о стиле писателя (например, Гете или Гейне), о стиле литератур­ ного направления или литературной эпохи (например, «бури и натиска», веймарского классицизма, немецкого романтизма, ран­ него или позднего).

Стиль необходимо рассматривать с исторической и сравни­ тельной точек зрения — в его развитии и последовательных из­ менениях, в его сходствах и различиях, в разные эпохи и у раз­ ных писателей и также у одного и того же писателя на разных этапах его творческого пути. Отсюда следует, что к вопросам сти­ листики и стиля не нужно подходить со школьно-нормативной точки зрения, с вопросом, как хорошо писать (l'art d'ecrire ?искусство писать' — распространенный тип французских учебни­ ков стилистики старого времени).2 Научная точка зрения и здесь совпадает с точкой зрения ис­ торической, учитывающей многообразие типов художественного совершенства: научная стилистика не учит, «как писать» вообще и всегда, а как писали в разное время — как писал Гете в отли­ чие от Шиллера, и оба они в отличие от Гейне или Бехера, или как писал молодой Гете-штюрмер в отличие от Гете-классика.

Художественный стиль писателя в его функциональной целе­ направленности нельзя изучать в отрыве от его мировоззрения, воплощенного в образах языковыми средствами. Тем самым стиль литературного произведения это не только «явление языка»: на­ ряду со стилистикой, т. е. с собственно языковыми средствами, исследователь поэтического стиля должен учитывать темы, об­ разы, композицию произведения, все его поэтическое содержание, выраженное в слове, но не исчерпывающееся словом.

Именно эти элементы художественного стиля являются особенно существен­ ными, поскольку они определяют и художественный принцип от­ бора словесного материала, т. е. стилистику в узком смысле. Срав­ ните, например, такие художественные особенности стиля «Раз­ бойников» Шиллера, как романтическую окраску фабулы и ха­ рактеров, контрасты образов идеального мятежного героя Карла, его антагониста злодея Франца и сентиментально-романтической возлюбленной Амалии, героя и окружающей его толпы, компози­ ционную роль его монологов, представляющих «рупор идей» ав­ тора, а затем уже их язык в натуралистически экспрессивной функции. Все эти особенности стиля представляют художествен­ ные средства выражения мировоззрения молодого Шиллера, не­ разрывно связанные со средствами языковыми.3 Поэтому вопросы литературного стиля (в частности, стили­ стики художественного языка) представляют промежуточную об­ ласть между лингвистикой и литературоведением. Анализ лите­ ратурных текстов требует от преподавателя некоторого обяза­ тельного минимума историко-литературных знаний, без которых стилистика (как это нередко бывает) неизбежно превращается в лексикологию или грамматику на материале литературных тек­ стов, т. е. в изучение языкового материала, а не его стилистиче­ ского функционирования.

Этим1* общими теоретическими соображениями я руководство­ вался с начала своего преподавания в Ленинградском универси­ тете на семинарских занятиях и в специальных курсах, посвяю щенных стилистической интерпретации текстов классических не­ мецких и английских поэтов XVIII—XIX вв.4 В подобном ана­ лизе, необходимом, как мне кажется, в одинаковой степени для более углубленного понимания языка и для более конкретного изучения литературы, лингвистическая и историко-литературная проблематики представляются диалектически взаимосвязанными и взаимообусловленными: поэтическое произведение должно рас­ сматриваться как конкретное языковое воплощение определен­ ного исторически обусловленного идейно-образного содержания.

В качестве примера стилистического анализа здесь рассматри­ ваются четыре лирических стихотворения Гете — два, относящи­ еся к первой половине 1770-х гг., к периоду «бури и натиска»

в его творчестве и в немецкой литературе того времени, и два, со­ зданные во второй половине 1770-х гг., в начальный период фор­ мирования веймарского классицизма.5 Во всех случаях для срав­ нения привлекаются ранние и поздние редакции исследуемых стихотворений: их сопоставительный анализ и творческая исто­ рия служат здесь методом «внутренней реконструкции» художе­ ственных тенденций в эволюции идейно-образного содержания и поэтического стиля лирики Гете.

Для эпохи «бури и натиска», развивавшейся в своих эстети­ ческих взглядах под влиянием учения Гердера о поэзии,6 а в ху­ дожественной практике следовавшей за творческим примером молодого Гете, лирика была прежде всего непосредственным эмо­ циональным выражением личного переживания поэта, напряжен­ ного и яркого, в его индивидуальной жизненной полноте, целост­ ности и силе. Первым творческим прорывом этого нового художе­ ственного и жизненного чувства, обозначившим резкий перелом в развитии молодого Гете и немецкой литературы того времени, явилась его страсбургская лирика 1770—1771 гг. — цикл любов­ ных стихотворений, посвященных Фридерике Брион, дочери сель­ ского пастора в Зезенгейме.

Наиболее известное из них озаглавлено в позднейших печат­ ных редакциях (с 1806 г.) «Willkommen und Abschied».

А (1775 г.)

1. Mir schlug das Herz; geschwind zu Pferde, Und fort, wild, wie ein Held zur Schlacht!

Der Abend wiegte schon die Erde, Und an den Bergen hieng die Nacht;

5. Schon stund im Nebelkleid die Eiche, Ein aufgeturmter Riese, da, Wo Finsternis aus dem Gestrauche Mit hundert schwarzen Augen sah.

Der Mond von seinem Wolkenhtigel,

10. Schien klaglich aus dem Duft hervor;

Die Winde schwangen leise Fliigel, Umsausten schauerlich mein Ohr;

Die Nacht schuf tausend Ungeheuer — Doch tausendfacher war mein Mut;

15. Mein Geist war ein verzehrend Feuer, Mein ganzes Herz zerfloss in Glut.

Ich sah dich, und die milde Freude Floss aus dem siissen Blick auf mich.

Ganz war mein Herz an deiner Seite,

20. Und jeder Atemzug fur dich.

Ein rosenfarbes Fnihlings Wetter Lag auf dem lieblichen Gesicht, Und Zartlichkeit fur mich, ihr Gotter!

Ich hofft' es, ich verdient' es nicht.

25. Der Abschied, wie bedrangt, wie triibe!

Aus deinen Blicken sprach dein Herz.

In deinen Kiissen, welche Liebe, О welche Wonne, welcher Schmerz!

Du giengst, ich stund und sah zur Erden,

30. Und sah dir nach mit nassem Blick;

Und doch, welch Gluck! geliebt zu werden, Und lieben, Gotter, welch ein Gluck!

В (1789 г.) Willkomm und Abschied

1. Es schlug mein Herz; geschwind zu Pferde!

Es war getan fast eh' gedacht;

Der Abend wiegte schon die Erde, Und an den Bergen hing die Nacht;

5. Schon.stand im Nebelkleid die Eiche, Ein aufgeturmter Riese, da, Wo Finsternis aus dem Gestrauche Mit hundert schwarzen Augen sah.

Der Mond von einem Wolkenhtigel

10. Sah klaglich aus dem Duft hervor, Die Winde schwangen leise Fliigel, Umsaus'ten schauerlich mein Ohr;

Die Nacht schuf tausend Ungeheuer:

Doch frisch und frohlich war mein Mut;

15. In meinen Adern welches Feuer!

In meinem Herzen welche Glut!

Dich sah ich, und die milde Freude Floss von dem stissen Blick auf mich, Ganz war mein Herz an deiner Seite, ^0. Und jeder Atemzug ftir dich.

Ein rosenfarbnes Friihlingswetter Umgab das liebliche Gesicht, Und Zartlichkeit fur mich—Ihr Gotter!

Ich hofft es, ich verdient es nicht!

–  –  –

Из двух полных редакций этого стихотворения, написанного в 1770—1771 гг., более ранняя (А) была опубликована в 1775 г.

в альманахе поэта-анакреонтика И. Г. Якоби «Iris»; более позд­ няя (В) была впервые напечатана в 1789 г. в «Собрании сочине­ ний Гете» издательства Гешен (Goethe's Schriften. Bd 8. Leipzig, Goschen) и в таком виде воспроизводилась во всех последующих изданиях.

Кроме приведенных двух текстов существует еще более ран­ ний отрывок, содержащий только первые 10 стихов (редакция Ai), в так называемом «Зезенгеймском песеннике» («Sesenheimer Liederbuch») —рукописном сборнике, принадлежавшем Фридерике Брион с посвященными ей стихами Гете и Ленца.8 По срав­ нению с А он содержит следующие разночтения:

ст. 1: Es schlug mein Herz...;

ст. 2: Und fort!..;

ст. 6: Wie ein getiirmter Riese...;

ст. 9:... von einem Wolkenhugel...;

ст. 10:... sah schlafrig...

Стихотворение Гете основано на биографическом факте, опи­ санном впоследствии в его мемуарах («Dichtung und Wahrheit», В.11): ночные поездки верхом на свидание с возлюбленной из Страсбурга в соседний Зезенгейм. Факт этот знаменателен, так как биографическое переживание в его непосредственной, неповторимо индивидуальной форме врывается в лирику, опре­ деляя ее сюжетное содержание. Сюжет стихотворения был со­ вершенно новым и небывалым в лирике того времени: до страсбургских стихов Гете господствующее «анакреонтическое» на­ правление немецкой лирики знало в качестве сюжетов лишь тра­ диционные ситуации античной и ренессансной поэзии, и сам Гете в своей юношеской анакреонтике («Buch Annette», 1766—1767) еще недавно в духе раннего классицизма ограничивался такими сюжетными общими местами (topoi), как юноша у ручья («Unbestandigkeit»), девушка дарит возлюбленному поцелуй, при­ творно сопротивляясь («Das Schreien»), и т. п.9 Новым является и то, что стихотворение Гете построено как рассказ, окрашенный эмоциональным волнением героя-автора и развивающийся динамически вместе с развитием повествования (строфы I—II —поездка верхом, строфа III — свидание, строфа IV — разлука).

Однако прошлое это совсем недавнее, оно стоит за плечами рассказчика и как бы нагоняет его. Эмоциональный возглас в начале (Geschwind zu Pferde...) и в середине рассказа (ст. 23: Und Zartlichkeit fiir mich, ihr Getter!) и ряд взволнован­ ных восклицаний, усиленных повторениями, во второй части (ст. 25—28) переводят рассказ из прошлого времени в настоя­ щее, которое окончательно закрепляется в конце стихотворения (ст. 31—32) обобщающей эмоциональной сентенцией — возгла­ сом:

Und doch, welch Gliick! geliebt zu werden, Und lieben, Gotter, welch ein Gliick 1 I0 Заглавие стихотворения в форме «Willkomm und Abschied»

впервые появляется в издании 1789 г., свидетельствуя о рацио­ нальном обобщении его индивидуального лирического содержа­ ния, об отходе от непосредственной ситуации, о художественном дистанцировании, характерном для эстетики веймарского класси­ цизма. Речь должна идти уже не о Фридерике из Зезенгейма, а о «свидании и разлуке» вообще. В издании 1806 г. разговорная форма Willkomm заменяется современной литературной Willkommen.

Остановимся подробнее на разночтениях двух основных ре­ дакций, которые очень многочисленны и в ряде случаев поучи­ тельны в стилистическом отношении. Перепечатывая для «Со­ брания сочинений» 1787—1790 гг. свои ранние «штюрмеровские»

стихотворения, Гете обычно перерабатывал их в духе эстетики веймарского классицизма, отбрасывая все чрезмерное, индивиду­ алистически экспрессивное, выходящее за нормы классически обобщенного и благородно приподнятого поэтического слога. Та­ кие исправления как бы педализируют для нас стилистические особенности, характерные для молодого Гете в период «бури и натиска».

Ст. 1—2: Mir schlug das Herz; geschwind zu Pferde, Und fort, wild, wie ein Held zur Schlacht!

Начало стихотворения сразу вводит в действие без объяснения ситуации и ее предыстории. Характерен, как уже было сказано,, эмоциональный возглас — восклицание; не менее характерно на­ чало от себя (не совсем обычная инверсия дательного падежа личного местоимения mir), которое, по-видимому, раньше (Ai) звучало грамматически более обычно и стилистически нейтраль­ но: Es schlug mein Herz...

Причиной переделки стиха в целом явились, с одной стороны, чрезмерно экспрессивное сравнение: герой скачет на свидание с любимой девушкой, «буйный, как герой в битву!» (...wild, wieein Held zur Schlacht!); с другой — ритмический перебой, чрезвы­ чайно экспрессивный, но нарушающий плавность течения ямби­ ческого метра перестановкой ударения с четвертого (четного) слога на третий (нечетный): Und fort, wild, wie ein Held... Гете исправил второй стих: Es war getan fast eh' gedacht («сказано — сделано»)—общая мысль, потерявшая индивидуальное экспрес­ сивное содержание.

Ст. 13—14: Die Nacht schuf tausend Ungeheuer — Doch tausendf acher war mein Mut...

Слово tausend представляет лирическую гиперболу экспрессив­ ного стиля: оно означает 'очень много' (и вместе с тем Неоп­ ределенно много'), как и слово hundert в том же стихотворении:

ст. 7—8: Wo Finsternis aus dem Gestrauche Mit hundert schwarzen Augen sah.

Такие лирические гиперболы характерны для стиля молодого Гете, в особенности словечки all, voll и ganz, выражающие пол­ ноту и целостность чувства, которые он беспощадно вытравлял как манерность из рукописной редакции «Фауста» («Urfaust»,

1775) при подготовке ее к печати для того же гешенского собра­ ния сочинений («Faust. Ein Fragment», 1790). и Такими лириче­ скими гиперболами являются также неопределенные местоиме­ ния и наречия типа всё, все, каждый, никто, никогда. Сравните в этом стихотворении (ст. 19—20) экспрессивную инверсию слова ganz, поставленного на метрически неударное место:

Ganz war mein Herz an deiner Seite, Und jeder Atemzug fur dich.

Точно так же в ст. 16: Mein ganzes Herz zerfloss in Glut. Такое же значение имеют усиленные повторениями и восклицательной ин­ тонацией местоимения welch (ст. 27—28), wie (ст. 25) в значе­ ниях 'какой сильный', 'как сильно'.

Причиной переработки ст. 14 явилась грамматически невоз­ можная сравнительная степень tausendf acher (буквально: 'ты­ сячное'), повышающая гиперболическую экспрессивность слова тысяча, подчеркивая ее вместе с тем повторением корня (так на­ зываемая figura etymologica). «Тысячнее» ломало все граммати­ ческие правила ради повышения индивидуальной выразительно­ сти поэтического слова, и Гете-классик должен был устранить эту форхму. Решение, которое он выбрал (Doch frisch und frohlich war mein Mut), как и в первом случае, идет по пути обобщения и некоторой банализации выражения.

Ст. 15—16: Mein Geist war ein verzehrend Feuer, Mein ganzes Herz zerfloss in Glut.

В этом случае, как и в ст. 2, Гете смутила та же гиперболичность метафорических образов, которая неоднократно встречается как выражение высшей степени страстного чувства и в первой, по­ чти одновременной рукописной редакции (1772) драмы молодого поэта «Гец фон Берлихинген» — в речах восставших крестьян и была устранена во второй печатной ее редакции (1773). 12 Всвязи с переработкой этих стихов исправление коснулось и ст. 27—28 с их нечетким параллелизмом. В результате переделок получи­ лись три группы парных восклицаний (объединенных ритмикосинтаксическим параллелизмом и повторяющимся восклицатель­ ным членом welch 'какой сильный, страстный'), на которых дер­ жится эмоциональная выразительность окончательной редакции:

ст. 15—16: In meinen Adern welches Feuer!

In meinem Herzen welche Glut!

ст. 27—28: In deinen Kiissen, welche Wonne!

In deinem Auge, welcher Schmerz!

ст. 31—32: Und doch, welch Gltick geliebt zu werden!

Und lieben, Gotter, welch ein Gltick!

В ст. 29—30 изменение было подсказано сюжетом, а не сти­ лем. В первоначальной редакции она уходит, он остается и смот­ рит ей вслед «влажным взором» («mit nassem Blick»); в оконча­ тельной редакции последовательность событий, может быть, не оправданная биографическими фактами (первая редакция могла быть более документальной), но во всяком случае более соответст­ вующая логике событий, выраженной в новом заглавии: он уез­ жает, она смотрит ему вслед со слезами на глазах.

Я не отмечаю некоторых менее значительных изменений текста. Неизменной в основном остается центральная часть — описание скачки героя (автора) через ночной лес (ст. 3—13). Но­ вым для поэзии того времени является характерное для молодого Гете одушевление природы, созвучной чувству, переполняющему душу поэта: вечер «баюкает» землю, ночь «нависает» над горами, дуб «в одежде из тумана» стоит «как башня-великан» (ein aufgeturmter, или Ai ein geturmter, Riese — неологизм молодого Гете в стиле Клопштока и «бурных гениев», создававших новые гла­ голы с приставками пространственного значения),13 темнота, «глядящая из кустов сотней черных глаз» (ср. у Тютчева: «Ночь хмурая, Как зверь стоокий, Глядит из каждого куста»), и т. д.

Эмоционально напряженное и динамическое, это описание завер­ шается прорывом непосредственного чувства в последних стихах этой строфы (ст. 15—16). Метафоризация, переходящая в поэти­ ческое мифотворчество, имеет характер совершенно необычный для рационалистического стиля анакреонтической лирики ран­ него немецкого Просвещения, которая избегала чрезмерной мета­ форичности как «напыщенности» (Schwulst) или пользовалась поэтическими метафорами не индивидуальными, а традицион­ ными (своего рода стилистическими клише, или topoi), не откло­ няющимися от словоупотребления литературной прозы, т. е. от общей нормы «метафор языка».

С этим стихотворением молодого Гете можно было бы сопо­ ставить другое, почти одновременное, также написанное в Страс­ бурге и посвященное Фридерике — «Mailied», в первоначальной редакции «Mayfest» (1771). н В композиционном и стилистичес­ ком отношениях оно целиком построено на параллелизме и нара­ стании эмоциональных восклицаний, одновременных описывае

–  –  –

Но я воздерживаюсь от специального анализа этого стихотво­ рения, поскольку он был сделан на основе моих лекций моим учеником С. Б. Чудаковым в его статье «„Майская песня" Гете (Опыт синтетического толкования)».15

–  –  –

Для этих стихотворений, как и вообще для стихотворных им­ провизаций молодого Гете, характерно полное отсутствие знаков препинания, которые тщательно расставлены в печатном изда­ нии. Грамматические формы без конечного -е (saug, Aug, Lieb), соответствующие живому южнонемецкому произношению поэта, написаны без апострофов, которые в дальнейшем регулярно рас­ ставляются в соответствии с требованиями литературного языка, ориентированными на восточносредненемецкую норму (saug', Aug', Lieb').19 Заглавие «Auf dem Zurcher See» впервые появляется в копии Гер дера. В печатном издании 1789 г. оно было обобщено в духе классицизма — «Auf dem See» — и тем самым утратило свои пер­ воначальный индивидуально-биографический характер.

Стихотворение отражает непосредственное лирическое пере­ живание, оно написано от первого лица и в настоящем времени.

По содержанию и метрической форме оно распадается на три ча­ сти. Первая изображает исходную ситуацию и содержит описа­ ние природы: горное озеро и Плывущий по нему челнок, в котором находится поэт с друзьями (ст. 1—8). Во второй части опи­ сание прерывается лирическим раздумьем, воспоминаниями (ст. 9—10), которые поэт отгоняет прочь (ст. 11—12): прорыв эмоционального волнения обозначен лирическим обращением (Aug mein Aug..., Goldne Traume...), 20 вопросом и восклицапием (Weg du Traum!..). В последней части — снова пейзаж, но как бы обогащенный содержанием лирически пережитого (ст. 13— 20). Можно говорить, таким образом, о трехчленном диалектиче­ ском развитии основной лирической темы стихотворения: тезис — антитеза — синтез.

Развитию лирического содержания стихотворения соответст­ вует его метрическая форма. Оно членится на симметричные груп­ пы по 8 + 4 + 8 стихов, не образующих, однако, обычной последо­ вательности структурно тождественных строф. Первое восьмисти­ шие — это чередование четырехстопных и трехстопных ямбиче­ ских стихов с перекрестными рифмами и сплошными мужскими окончаниями. В следующем четверостишии ямб заменяется четы­ рехстопным хореем с парными рифмами, в первой паре — жен­ скими, во второй — мужскими, так что перелому содержания вну­ три четверостишия соответствует противопоставление метричес­ кой структуры двух частей строфы. Последнее восьмистишие со­ стоит из трехстопных стихов с перекрестными рифмами, причем нечетные — хореические, четные — дольники с урегулированным чередованием межударных промежутков — один слог в первой и третьей, два слога во второй стопе:

Anf der Welle blinken—^—o—w Tausend schwebende Sterne...— w — w w — w Окончания стихов в первом четверостишии — сплошные женские,, во втором — чередующиеся женские и мужские, что придает свое­ образную выразительность смысловой концовке стихотворения в целом:

Und im See bespiegelt Sich die reifende Frucht.

Оскар Вальцель, анализируя это стихотворение, неоднократно подчеркивал эстетическое своеобразие его метрической формы, не заданной заранее, как при обычной строфической композиции или в традиционной композиционной форме однострофного со­ нета, а как бы порожденной самим содержанием для данного сти­ хотворения («einmalig») и развивающейся вместе с ним.21 Он ви­ дел в таком преобладании внутренней формы над внешней типо­ логическую особенность немецкого стиля искусства в отличие от романского. Мы думаем, однако, что речь идет здесь не об абст­ рактной типологии национальных эстетических стилей, а об осо­ бенностях поэтического стиля молодого Гете и эпохи «бури и на­ тиска» с их стремлением к непосредственной выразительности лирического переживания и его художественной формы.

19 «мСтихотворение подверглось значительной переработке только в начальных (ст. 1—3) стихах, где общение поэта с природой

•было представлено в виде смелого натуралистического образа младенца-человека, связанного пуповиной с природой-матерью.

Образ этот характерен для конкретно-чувственного отношения молодого Гете к природе и искусству, он представляет близкое сходство с образом природы — кормящей матери, который сохра­ нился в рукописной редакции «Фауста» 1773—1775 гг.:

Wo fass ich dich unendliche Natur?

Euch Briiste wo! Ihr Quellen alles Lebens, An denen Himmel und Erde hangt, Dahin die welke Brust sich drangt — Ihr quellt, ihr trankt, und schmacht ich so vergebens?

(Ст. 455—459) Изменение, предпринятое Гете в ст. 1—3, устранило то, что могло показаться слишком «грубым» с точки зрения классиче­ ской нормы, но вместе с тем, как всегда, и обезличило индивиду­ альную выразительность первоначальной редакции; в этом смы­ сле so hold und gut (ст. 3) вполне соответствует frisch und frohlich в ранее разобранном стихотворении.

В остальном стихотворение не требовало столь значительных исправлений, как первое, потому что, как все стихотворения из цикла Лили («Herz, mein Herz...», «Warum ziehst du mich unwiderstehlich...» и др.), оно отличается от стихов, посвященных Фридерике, отсутствием повышенной напряженности чувства и экспрессивности формы, большей мягкостью и гармоничностью индивидуального переживания и его художественного выраже­ ния.

Гете устраняет, однако, отдельные вольности индивидуального словоупотребления, характерного для стиля его ранних стихов.

Ст. 7:...Berge Wolken angetan — здесь отсутствует синтакси­ ческая связь (эллипс): пропущен предлог mit, в соответствии со стилистической доктриной Гердера и его школы, стремившихся устранять излишние связочные слова как рассудочный элемент в языке 22 (может быть, это своеобразный неологизм — сложное причастие wolken-angetan?); в редакции В: wolkig himmelan.

Ст. 8: Entgegnen unserm Lauf — необычное словоупотребле­ ние, основанное на персонификации; в редакции В заменен глагол (begegnen).

Ст. 15: Liebe Nebel... предполагает также личное отношение и персонификацию; в редакции В заменено объективным эпите­ том: Weiche Nebel, как и в предыдущем стихотворении Der Mond von seinem Wolkenhugel (оссианический образ), заменяется объ­ ективным и безличным von einem Wolkenhugel.

Однако многое специфически индивидуальное Гете оставляет и в новой редакции как особенности поэтического языка в отличие от абстрактной нормы грамматической правильности и лите­ ратурной «корректности». Сравните, например:

Ст. И: Weg du Traum, so Gold du bist — существительное Gold в функции предикативного имени употреблено как качественное слово (прилагательное) в значении 'golden' с наречием so 'так', выражающим более сильную степень.

Ст. 16: die ttirmende Feme в значении 'sich ttirniende' (ср.

в предыдущем стихотворении Ац Wie ein geturmter Riese).

Ст. 17: Morgenwind umfliigelt — существительное (имя нари­ цательное) без артикля, устранение служебного слова, также свя­ занное с персонификацией.

Для стиля описаний природы очень существенное значение имеет художественное использование прилагательных-эпитетов и глаголов при именах существительных.

Поэтическое восприятие природы у Гете определяется и в этом стихотворении одушевлением, связанным с метафоризацией, но­ сителями которой являются глагольные формы. В тематическом отношении эти метафоры часто сходны с отмеченными в первом стихотворении, но они не имеют характера последовательного по­ этического мифотворчества, менее отклоняются от обычпых ме­ тафор языка и ограничивается эмоциональным «вчувствованием»

(Einfiihlung), сближающим картину природы с лирическими пе­ реживаниями поэта. К таким метафорам относятся: в ст. 5: Die Welle wieget unsern Kahn (ср.: Der Abend wiegte schon die Erde);

в ст. 7: Und Berge Wolken angetan (ср.: Schon stund im Nebelkleid die Eiche); в ст. 16:...die ttirmende Feme (cp. Ai: Wie ein geturmter Riese); в ст. 17—18: Morgenwind umfltigelt Die beschattete Bucht (ср.: Die Winde schwangen leise Fltigel). Смелое мета­ форическое новообразование в ст. 15—16: Liebe (weiche) Nebel trinken Rings die ttirmende Ferae. Заключительные ст. 19—20 также содержат скрытую метафору: Und im See bespiegelt Sich die reifende Frucht (bespiegelt sich — о человеке: 'смотрит на свое отражение' вместо spiegelt sich 'отражается'). Вместе с указан­ ной тенденцией к персонификации эти глагольные метафоры при­ дают описанию природы присущую ему у Гете человеческую вы­ разительность.

Эпитеты-прилагательные при именах (Welle—Berge) в пер­ вой части стихотворения отсутствуют: отсюда динамизм описа­ ния. В последней части эпитеты наличествуют регулярно, но в форме причастий, т. е. объединяют, в соответствии с характером этой грамматической категории, качество с действием. Все эти причастия-определения расположены в четных стихах на синта­ ксически параллельных местах и одинаково выделены метрическп — двусложным промежутком между ударениями. Ср.:

ст. 14: Tausend schwebende Sterne;

ст. 16: Rings die tiirmende Feme;

ст. 18: Die beschattete Bucht;

ст. 20:... die reifende Frucht.

Классическая поэзия пользуется постоянным статическим «ук­ рашающим эпитетом» как типическим, идеальным признаком предмета, и Гете следует этой норме в первой строфе песни Миньоны «Kennst du das Land?.,».23 В последней строфе стихо­ творения «Auf dem See», в котором описание природы завершает развитие лирического переживания, впервые появляются эпи­ теты, но, выраженные причастиями, они имеют динамический ха­ рактер в соответствии со стилем всего стихотворения.24 Новый этап в развитии лирики Гете намечается уже с самого начала его пребывания в Веймаре. Для его мировоззрения первых веймарских лет (1775—1786) характерен отказ от бунтарского индивидуализма «бури и натиска», сознательное желание подчи­ нить личность человека и поэта стоящим над ней законам объек­ тивной действительности, природы, человеческой жизни и худо­ жественного творчества. Стихотворения Гете (как и его письма) этого периода свидетельствуют об отказе от чрезмерно взволно­ ванного, напряженного и страстного чувства жизни «бурного ге­ ния», о стремлении к успокоению, душевной гармонии и ясности.

Элегическое раздумье и томление определяют господствующий в них эмоциональный тон. В области художественной лирики Гете развивается от субъективности восприятия и индивидуаль­ ной экспрессивности поэтического стиля к типизации индивиду­ ального чувства и стройной гармонической форме в соответствии с эстетическими нормами веймарского классицизма.

К числу стихотворений, на которых лучше всего может быть прослежен переход к этому новому стилю, относятся «Jagers Abendlied» (1775—1776), «An den Mond» (1778),рассматриваемые ниже в их последовательных редакциях, а также два близких по времени написания лирических отрывка под одинаковым загла­ вием «Wanderers Nachtlied» (1776 и 1780), из которых второй («Uber alien Gipfeln ist Ruh...») известен у нас в переработке Лермонтова («Горные вершины...»).

–  –  –

Все эти поправки крайне незначительны и не меняют общего стиля стихотворения, за» исключением кардинальной переработки строфы III (ст. 9—12):

Des Menschen, der die Welt durchstreift Voll Unmut und Verdruss, Nach Osten und nach Westen schweift, Weil er dich lassen mufl.

В издании 1789 г. стихотворение получило также новое загла­ вие «Jagers Abendlied» вместо «Jagers Nachtlied», может быть, для того, чтобы избежать нежелательного столкновения с двумя другими того же цикла — «Wanderers Nachtlied». Само наличие такого заглавия («Песня охотника») является попыткой введе­ ния в стихотворение лирического героя, независимого от лично­ сти поэта — объективации, дистанцирования (так называемое «Rollenlied»). Однако эта объективация, характерная для ли­ рики классицизма, пока еще не продвинулась дальше заглавия.

Стихотворение посвящено, как и предыдущее, Лили, которую Гете окончательно покинул во Франкфурте, когда переехал ле­ том 1775 г. в Веймар. Элегические воспоминания об оставленной возлюбленной определяют общий эмоциональный тон стихотворе­ ния; воспоминания эти уже не волнуют, а приносят умиротворе­ ние (siisser Friede).

Стихотворение написано в настоящем времени: оно одновре­ менно переживанию. Первые две строфы построены параллельно, но в двойном отражении: он и она, ее образ возникает в его меч­ тах, но и она, как она видится ему, думает о нем. Параллелизм подчеркнут повторением и смысловым противопоставлением: Im Felde schleich ich... — Du wandelst (wohl)... durch Feld...; still und wild — still und mild; dein liebes Bild, dein susses Bild (лири­ ческое повторение) —... mein schnell verrauschend Bild; schwebt ruir vor — stellt sich dir's nicht einmal.

Вторая строфа в отличие от первой лишена категоричности:

модальное слово wohl (возможность, неуверенное предположе­ ние) развивается в лирический вопрос и восклицание, как про­ рыв долго сдерживавшегося эмоционального волнения:

Und ach mein schnell verrauschend Bild, Stellt sich dir's nicht einmal?

Отсюда — переход к строфе III, которая в первой редакции является ключевой и наиболее личной, биографической: в ней возникает образ поэта — странника, скитальца, одержимого веч­ ным волнением и мучимого чрезмерностью своих страстных пере­ живаний. Образ этот близко созвучен автобиографическим при­ знаниям первой редакции «Фауста»:

На! bin ich nicht der Fluchtling, Unbehauste, Der Unmensch ohne Zweck und Ruh, Der wie ein Wassersturz von Fels zu Felsen brauste, Begierig wiitend nach dem Abgrund zu...

(Ст. 1414—1417) Незадолго до переезда в Веймар (28 августа 1775 г.) Гете пи­ сал из Франкфурта: «Может быть, невидимый бич Евменид снова погонит меня из моей родины» 26 — образ, который он вскоре за­ тем разовьет как автобиографическую основу трагедии Ореста и его исцеления в «Ифигении в Тавриде».

За эмоциональным взрывом строфы III в строфе IV следует разрешение: наступает расслабление и успокоение. Появляется образ месяца, который вводится сравнением (Als sah' den Mond ich an); подобно образу возлюбленной, он приносит поэту желан­ ный душевный покой.

Таким образом, лирическое переживание дается не только в непосредственном отражении, но и в развитии; от исходной ситуации в первых двух параллельных строфах оно поднимается в третьей до кульминационной точки эмоционального напряжения и ниспадает в завершающей четвертой к исходной ситуации, обо­ гащенной содержанием пережитого.

Характерно, однако, что с точки зрения эстетического канона веймарского классицизма Гете счел нужным полностью перера­ ботать ту строфу, которую я назвал выше ключевой для первона­ чального замысла. Именно ее чрезмерно субъективный, биогра­ фический характер, не вполне понятный для непосвященного в биографию поэта, как и ее с классической точки зрения неоп­ равданная эмоциональная экспрессивность, толкнули Гете на пе­ ределку. В окончательной редакции ситуация получила более об­ щий характер и потеряла свои интимно индивидуальные черты:

герой огорчен тем (Voll Unmut und Verdruss), что вынужден был расстаться со своей возлюбленной и теперь скитается по белу свету (Nach Osten und nach Westen schweift, Weil er dich lassen muB). Известная банализация и здесь сопровождает процесс обобщения интимно-личного переживания.

Следует отметить некоторые особенности словесного стиля, с которыми мы столкнемся и в следующем стихотворении — под­ бор повторяющихся простых эмоциональных эпитетов бытового языка, таких, как lieb, suss, still, определяющих общий эмоцио­ нальный тон стихотворения: still und wild, still und mild, stiller Friede; susses Bild; liebes Bild, liebes Tal. Эпитеты эти окружают образ возлюбленной; образ героя сопровождается эпитетом-при­ частием mein schnell verrauschend Bild с присущей ему динами­ кой в необычном метафорическом употреблении и краткой разго­ ворной форме, отклоняющейся от нормального грамматического типа (без окончания -es сильного склонения). Другие признаки разговорного языка: в ст. 6: Durch Feld (без артикля); в ст. 16:

Weiss nicht... (без личного местоимения). Гете сохраняет их и позднее как стилистическую особенность своей интимной лирики.

–  –  –

Первая рукописная редакция (А) содержится в письмах Гете к Шарлотте фон Штейн на листке без даты.28 Согласно сообщению Фритца фон Штейн, сына Шарлотты, поводом для написания сти­ хотворения послужило самоубийство Кристины фон Лассберг, моло­ дой девушки, фрейлины веймарской герцогини, хорошо известной Гете и его приятельнице. Причиной самоубийства была несчаст­ ная любовь. Кристина утопилась в реке Ильм вечером 16 января 1778 г. На следующий день слуги Гете нашли ее тело в реке и отнесли в дом г-жи фон Штейн; при ней, как рассказывали, нашли томик «Вертера». Потрясенный случившимся, Гете запи­ сал в своем дневнике: «Много думал о смерти Кристель. Все ее существо, последние ее пути (Dies ganze Wesen dabei ihre letzten Pfade). В тихой печали занят был несколько дней местом ее смерти (beschaftigt um die Szene des Tods)...». 29 Последнее слово объясняет письмо г-же фон Штейн от 19 января: «Я на­ шел местечко, где память о бедной Кристель может храниться в тайне». Вместе со своим слугой Гете выбрал для этого углубле­ ние в скале у реки, «откуда можно обозреть в полном уединении ее последние пути и место ее смерти: мы работали всю ночь, под конец —я один вплоть до часа ее смерти, это было в такой же вечер... Мне теперь достаточно воспоминаний и мыслей, я не могу уйти из дома». И Гете добавляет: «В этой манящей печали (einladende Trauer) есть что-то опасно привлекательное (was gefahrlich anziehendes), как в самой воде...».30 Такова явная (хотя и оспариваемая некоторыми критиками) интимно-биографическая основа первой редакции,31 в которой пережитое, как и в предыдущих стихотворениях, непосредственно претворяется в поэзию.

Стихотворение «An den Mond» написано, как и предыдущие, от первого лица, отражая элегические раздумья поэта, вызван­ ные лунной ночью, мыслями о любимой и трагическими пережи­ ваниями, которые до конца не раскрыты (гибель Кристины).

Оно распадается по содержанию на три части по две строфы с той же последовательностью развития лирического пережива­ ния, как в «Jagers Abendlied» (тезис —антитеза —синтез).

Первая часть (ст. 1—8) открывается описанием природы:

лунный пейзаж, проникнутый тишиной и покоем и связанный с помощью сравнения (как в конце предыдущего стихотворения) с воспоминанием о возлюбленной (Wie der Liebsten Auge, mild).

Форма обращения в начале стихотворения (Fullest wieder 's liebe Tal...) придает описанию лирический характер. Его сдержан­ ная эмоциональность, лирическое «вчувствоваыие» (Einfuhlung) в пейзаж поддерживаются параллелизмом глагольных форм в начале нечетных стихов: Fullest... Losest... Breitest... Подбор эмоциональных эпитетов напоминает «Jagers Abendlied» и характерен для интимной лирики Гете: ст. 1: 's Hebe Tal (ср.:

Durch Feld und liebes Tal); ст. 2: Still mit Nebelglanz (ср.: still

und mild, stiller Friede); ст. 7: Wie der Liebsten Auge mild (ср.:

still und mild). Интимный разговорный характер имеют глаголь­ ные формы без личных местоимений и элидированное местоиме­ ние среднего рода ('s Hebe Tal). Эмоциональным обобщением, ха­ рактерным для молодого Гете, является словечко ganz, выделен­ ное с помощью рамочной конструкции необычной постановкой в качестве предикативного атрибута на сильном месте в конце предложения и стиха (Losest... meine Seele ganz).

Вторая часть (ст. 9—16) имеет ключевое значение, представ­ ляя, как и в предыдущем стихотворении, внезапный прорыв взволнованного чувства, кульминационную точку эмоционального напряжения: не знающее покоя сердце поэта, «охваченное пла­ менем» («dieses Herz in Brand»), и призрак смерти («ein Gespenst») над рекой «в пустынную зимнюю ночь» («in oder Winternacht»), вызванный мыслью о самоубийстве Кристины. Стиль приобретает метафорическую экспрессивность: ст. 10: dieses Herz in Brand (cp. «Willkommen und Abschied» в редакции A: Mein ganzes Herz zerfloss in Glut); ст. 11 — 12: wie ein Gespenst gebannt; ст. 14:... von Tode schwillt.

Появляется характерный для Гете-штюрмера неологизм, пред­ ставляющий сгусток образов, объединенных в сложном слове:

Friihlingslebens Pracht, или скорее Fruhlingslebenspracht; в ре­ дакции В Гете упростил: Friihlingspracht (ср. ^в рукописном «Фаусте» Brandschande Malgeburt, позднее устраненное; в оде «Прометей» Knabenmorgen Blutentraume также с последующим упрощением: Blutentraume).32

Вместе с тем эти строфы понятны не во всех подробностях:

они слишком субъективны, слишком связаны с событиями и пе­ реживаниями, известными только их свидетелям и участникам.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

Похожие работы:

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Северный вектор Гродненщины» (территория Островецкого, Ошмянского и Сморгонского районов) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 201...»

«Министерство образования и науки РФ ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» Институт управления и территориального развития Кафедра экономической методологии и истории Ю.А. ВАРЛАМОВА ЭКОНОМИКА ОБЩЕСТВЕННОГО СЕКТОРА Конспект лекций Казань 2014 Варламова Ю.А. Экономика общественного сектора: Конспект лекций / Ю.А.Варламова; Казанский (Приволжский) федеральный университет. – Казань, 2014. – 62 с. Предлагаемые лекции по дисциплине «Экономика общественного сектора» ориентированы...»

«В. В. Высокова НАЦИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ В БРИТАНСКОЙ ТРАДИЦИИ ИСТОРИОПИСАНИЯ ЭПОХИ ПРОСВЕЩЕНИЯ Екатеринбург – 2015 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3 Глава 1. Национальная история в британской традиции историописания эпохи Просвещения: источники и историография. 1.1. Исторические и историографические источники..16 1.2. Освещение проблемы исследования в отечественной историографии..46 1.3. Зарубежная историография по исследуемой проблематике.76 Глава 2. Антикварная традиция в эпоху...»

«2009 ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА Сер. 5. Вып. 1 ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ Л. Д. Широкорад НАУЧНАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ М. И. ТУГАН-БАРАНОВСКОГО В С.-ПЕТЕРБУРГЕ (1893–1917) В дореволюционной России Императорский С.-Петербургский университет был главным центром отечественной, в том числе экономической науки. Здесь работали крупнейшие ученые — основатели многих научных школ и направлений. Естественно, что М. И. Туган-Барановский мечтал и учиться, и...»

«Краткий очерк истории кафедры композиции Московской консерватории НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Леонид БОБЫЛЕВ КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ КОМПОЗИЦИИ МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ В настоящем очерке представлены в хронологическом порядке сведения о музыкантах, преподававших композицию в Московской консерватории, которая носит сегодня имя П. И. Чайковского — первого профессора теории композиции, отдавшего преподавательской работе двенадцать лет и...»

«Оглавление Введение Глава 1 Теоретические основы развития воскресной школы в истории отечественного образования 1.1. Исторические предпосылки исследования феномена воскресной школы в отечественной педагогике Основные и отличительные параметры деятельности воскресных 1.2. школ 1.3. Православные воскресные школы в период возрождения отечественного религиозного образования 1.4. Учебно-воспитательный процесс как основа деятельности воскресных школ кон. ХХ – нач. ХХI вв Глава 2 Содержание и формы...»

«Пилотные варианты школьного и муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по истории 2015-2016 учебного года Составлены к.и.н., доц. А.А.Талызиной, к.и.н., доц. Д.А.Хитровым, к.и.н., доц. Д.А.Черненко. Использованы методические разработки Центральной предметнометодической комиссии по истории, региональных методических комиссий г. Москвы и Вологодской области.ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП. 5 КЛАСС. Пилотный вариант заданий Фамилия, имя Класс Задание 1....»

«Московская Духовная Академия Кафедра церковно-практических дисциплин Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата богословия по предмету «Церковная археология»Храмы и монастыри города Симбирска: история, архитектура, святыни Автор: протоиерей Олег Беляев Научный руководитель: доктор богословия, профессор кафедры церковно-практических дисциплин М.М. Дунаев Сергиев Посад Троице-Сергиева Лавра ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Работа посвящена истории...»

«II. Становление и развитие современной украинской науки международного права ИСТОРИЯ­КАФЕДРЫ­МЕЖДУНАРОДНОГО­ПРАВА­ ИНСТИТУТА­МЕЖДУНАРОДНЫХ­ОТНОШЕНИЙ­ КИЕВСКОГО­НАЦИОНАЛьНОГО­УНИВЕРСИТЕТА­ ИМЕНИ­ТАРАСА­ШЕВЧЕНКО­­ ЗА­ПОСЛЕДНЕЕ­ДЕСЯТИЛЕТИЕ А.­ЗАДОРОЖНИЙ кандидат юридических наук, профессор, член-корреспондент НАПрН Украины, заведующий кафедрой международного права (Институт международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко) К афедра международного права прошла...»

«Введение Внимание, уделявшееся историками западноевропейской философии проблеме самосознания, трудно назвать достаточным. Потребность в исследованиях, посвященных выяснению подходов отдельных мыслителей к проблеме самосознания, и поныне удовлетворяется отнюдь не полностью, а крайняя малочисленность попыток взглянуть на эволюцию концепций самосознания в широкой исторической перспективе лишний раз свидетельствует о том, сколь еще редка среди знатоков готовность предпочесть подчас лишенные...»

«ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКИ КАДРОВ УЧРЕЖДЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ ВЗРОСЛЫХ Сборник научных статей Гродно 2 Современные технологии образования взрослых: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 201 УДК 378.046.4 ББК 74.58 С56 Редакционная коллегия: Бабкина Т. А., доцент, кандидат педагогических наук (отв. редактор); Китурко И. Ф., доцент, кандидат исторических наук; Кошель Н. Н., доцент,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ХОД, ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВСЕОБЩИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2015 г. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ МОСКВА Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ХОД, ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВСЕОБЩИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2015 г. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ Доклады Института Европы № Москва УДК [324:328](410)(066)2015 ББК 66.3(4Вел),131я Х Редакционный совет: Ал.А. Громыко (председатель), Е.В....»

«Annotation Это идеальная книга-тренинг! Квинтэссенция всех интеллектуальных тренингов по развитию ума и памяти. Авторы собрали все лучшие игровые методики по прокачиванию мозга. В книге также собрано свыше 333 познавательных, остроумных и практичных задач, которые вы сможете решить самостоятельно. Нурали Латыпов, Анатолий Вассерман, Дмитрий Гаврилов, Сергей Ёлкин Мечтать – не вредно, а играть – полезно Об IQ и развивающих играх...»

«УДК 94 (47) ББК 63.3 (2Ки) Б Составители и редакторы: Георгий Мамедов, Оксана Шаталова Графика: Айканыш Абылова, Галина Васильченко, Самат Мамбетшаев Дизайн и верстка: Юрий Дармин Координация и менеджмент: Асель Акматова Издание осуществлено при поддержке Представительства Фонда им. Ф. Эберта в Кыргызстане, Foundation for Arts Initiatives и Фонда Сорос-Кыргызстан. Издание не предназначено для продажи и распространяется бесплатно. Фонд им. Фридриха Эберта не несет ответственности за мнения и...»

«Информация для получения гражданства Соединенных Штатов Пособие по натурализации Привилегии, которыми обладает гражданин Соединенных Штатов Требования для натурализации ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! В каких случаях надо получить юридическую помощь до подачи заявления на натурализацию Действия, для того чтобы стать натурализованным гражданином Часто задаваемые вопросы Учебные материалы для экзамена по основам гражданственности (история и государственное устройство) Учебные материалы для экзамена по...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы Московская международная гимназия АНАЛИЗ РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ МОСКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ГИМНАЗИЯ ЗА 2013/2014 УЧЕБНЫЙ ГОД Москва 2013 – 2014 учебный год ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КАДРЫ ГИМНАЗИИ В 2013/2014 учебном году в педагогический состав гимназии входило 109 человека. С целью улучшения научно-методического обеспечения учебно-воспитательного процесса в гимназии работали следующие...»

«Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ» 1’2007 СЕРИЯ «История науки, образования и техники» СО ЖАНИЕ ДЕР ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ Редакционная коллегия: О. Г. Вендик Золотинкина Л. И. Начало радиометеорологии в России Партала М. А. Зарождение радиоразведки в русском флоте Ю. Е. Лавренко в русско-японскую войну 1904-1905 гг. В. И. Анисимов, А. А. Бузников, Лавренко Ю. Е. Коротковолновое радиолюбительство в истории радиотехники Л. И. Золотинкина, Любомиров А. М. Индукционная плавка оксидов В. В. Косарев, В. П. Котенко,...»

«История России И.В. Базиленко ПРАВОСЛАВНАЯ РОССИЯ И ШИИТСКИЙ ИРАН: ПО СТРАНИЦАМ ИСТОРИИ ОТНОШЕНИЙ (XVI – НАЧ. XX ВВ.) Статья представляет собой краткий очерк истории отношений двух соседних, отличных по духовной культуре и традициям государств — православной России и шиитского Ирана. Страницы русско-иранских отношений с XVI в. до I мировой войны наполнены разнообразным содержанием и дают заинтересованному читателю редкую возможность узнать и о светлых событиях (перенесение Ризы Господней в...»

«Дайджест космических новостей №145 Московский космический Институт космической клуб политики (01.04.2010-10.04.2010) 10.04.2010 В преддверие Дня космонавтики – разные мнения и оценки: 2 Нужно поднимать престиж и статус профессий в космической отрасли Необходимы компьютерные игры, посвященные достижениям в космосе В Звездный городок необходимо вдохнуть новую жизнь В отличие от СССР, у России нет успехов в космической отрасли В школе детям недодают знаний по отечественной истории освоения космоса...»

«АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ объекта недвижимости «ЗДАНИЕ ЭЛЕВАТОРА» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130. Г. Ч е л я б и н с к 2014г. Экз.1 -1 А кт Государственной историко-культурной экспертизы объекта недвижимости «Здание элеватора» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130. г. Челябинск 21 декабря 2014г. Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.