WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |

«1.1. Инновационное развитие регионов: теория и история Антипина О.Н., д.э.н., профессор МГУ имени М.В. Ломоносова Экономический факультет (г. Москва, Россия) Экономика и счастье: ...»

-- [ Страница 1 ] --

РАЗДЕЛ I

ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

РЕГИОНОВ РОССИИ

1.1. Инновационное развитие регионов:

теория и история

Антипина О.Н., д.э.н., профессор

МГУ имени М.В. Ломоносова

Экономический факультет

(г. Москва, Россия)

Экономика и счастье: региональное разнообразие

Аннотация

Исследования счастья как субъективной удовлетворенности людей уровнем благосостояния свидетельствуют, что дифференциация стран мира по «уровню счастья» связана прежде всего с отличиями в их социально-экономических характеристиках.


Их влияние на «уровень счастья» в развитых странах устойчиво, однако в странах с развивающимся рынком и беднейших странах социальноэкономические изменения приводят к резким колебаниям «уровня счастья». От гибкости поведенческих факторов, базирующихся на культурных и исторических традициях, зависит адаптация «уровня счастья» к социально-экономическим преобразованиям, затяжным кризисам и долгосрочным конфликтам. Согласно большинству международных оценок Россия не входит в число стран с высоким «уровнем счастья» в связи с негативно сказывающимися на его значении последствиями перехода к рыночной экономике, высокой имущественной дифференциацией, низкой продолжительностью жизни и невысокой удовлетворенностью жизнью большинства граждан страны.

Ключевые слова: поведенческие факторы счастья, экономические факторы счастья, уровень счастья, индекс счастья, карта счастья JEL коды: D 690, F 010, I Сопоставительные исследования связи между параметрами, определяющими уровень экономического развития, и субъективными оценками эмоционального благополучия людей начались в 1970-х гг. в развитых странах мира. Их основоположником стал американский экономист Ричард Истерлин.

Позднее к нему присоединились Д. Блэнчфлауэр, Р. Веенховен, К. Грэхэм, Э. Динер, Р. Инглехарт, Р. Лэйард, Э. Освальд, М. Селигмен, Б. Стивенсон, Дж. Уолферс, Дж. Хеллиуэлл и др.

Побудительным мотивом к изучению взаимосвязи между экономикой и счастьем стало достижение развитыми странами устойчиво высоких показателей экономического роста и доходов населения, которое выдвинуло на передний план потребность исследования их влияния на эмоциональную сторону жизни. Возможности для сравнительного анализа результатов исследований, которые стали проводиться в США и странах Западной Европы, дали доступные и сопоставимые статистические данные. Однако по мере роста интереса к вопросу о счастье как экономическом феномене его исследования распространились на страны с развивающимся рынком и на беднейшие страны мира.

В рамках нового направления в экономической науке – экономической теории счастья – разработан целый ряд методологических подходов к оценке «уровня счастья» жителей планеты, которые активно используются не только отдельными исследовательскими группами, но и международными аналитическими организациями. Важная роль во всех без исключения исследованиях отводится опросам населения.

Среди наиболее известных показателей счастья следует выделить определяемый на основе Исследования удовлетворенности жизнью для 34 стран – членов ОЭСР, а также Бразилии и России «Индекс лучшей жизни» (Better Life Index – BLI), который включает 11 параметров: жилье, доход, работа, сообщество, образование, окружающая среда, управление, здоровье, безопасность, баланс свободного и рабочего времени, а также удовлетворенность жизнью. Удовлетворенность жизнью, входящую в состав этого индекса, респонденты оценивают по шкале от 0 до 10. Наиболее высокую удовлетворенность жизнью в 2012 г. продемонстрировали жители Дании, а Россия вместе с Турцией разделила 33–34-е места [11].

Согласно «Рейтингу благополучных стран» 2012 г. международного исследовательского центра Gallup к 15 наиболее счастливым странам мира относятся: 1) Дания, 2) Финляндия, 3) Норвегия, 4) Нидерланды, 5) Канада, 6) Швейцария, 7) Швеция, 8) Новая Зеландия, 9) Австралия, 10) Ирландия, 11) США,

12) Коста-Рика, 13) Австрия, 14) Израиль, 15) Бельгия. В ходе исследования, проведенного в 2005–2011 гг. в 155 странах, у респондентов спрашивали, довольны ли они своей жизнью, а также просили оценить уровень своего благосостояния и удовлетворенности жизнью по шкале от 0 до 10. Более четверти населения планеты определили свой «уровень счастья» не ниже 5. Россия, по усредненным Дж. Саксом, Дж. Хеллиуэллом и Р. Лэйардом итогам этого исследования, оказалась на 76-м месте между Молдовой и Перу, а самой несчастливой страной признали Республику Того [8, 31–33].





«Всемирный индекс счастья» (Happy Planet Index – HPI), впервые составленный в 2006 г., охватывает 151 страну и включает три индикатора, т.е. площадь земли, необходимой для поддержания жизнедеятельности отдельного человека, предприятия или сообщества, а также для восстановления потребляемых ими природных ресурсов и утилизации отходов, здоровье и факторы, определяющие «субъективное благополучие» (чувство собственной значимости и вовлеченности в происходящее, наличие внутренних сил для борьбы с трудностями, отношения с семьей и друзьями, принадлежность к сообществу и т.п.), а также:

EWB LE.

HPI = EF

Согласно этому индексу, в десятку самых счастливых стран в 2012 г. вошли:

1) Коста-Рика, 2) Вьетнам, 3) Колумбия, 4) Белиз, 5) Эль-Сальвадор, 6) Ямайка, 7) Панама, 8) Никарагуа, 9) Венесуэла, 10) Гватемала. Китай занял 60-е место, США – 105-е, Дания – 110-е, а Россия – 122-е. На последнем месте – Ботсвана [10].

В 2006 г. группой ученых из Университета Лейсестера (Великобритания) были обобщены результаты 100 глобальных опросов (включая проводимые Всемирной организацией здоровья и ЮНЕСКО) с целью выделить субъективные оценки счастья жителей планеты. Итогом исследования стала «карта счастья» (рис. 1), согласно которой первое место среди 178 стран мира занимает Дания. За ней следуют Швейцария и Австрия. Высокие показатели продемонстрировали страны Скандинавии, Северной Америки и Австралия. Однако, несмотря на растущее благосостояние, Китай занял 82-е место, а Индия – 125-е.

Россия оказалась в числе стран с самыми низкими показателями счастья, а замкнула список Бурунди [12].

–  –  –

В Бутане, где «национальное счастье» возведено в разряд главной цели развития, для его количественной оценки подсчитывается показатель валового национального счастья, охватывающий 9 направлений: психологическое благополучие, использование времени, жизнеспособность сообществ, культурное многообразие, экологическая устойчивость, уровень жизни, здоровье, образование, хорошее управление. Всего в подсчете индекса участвуют 33 кластера индикаторов, включающих 124 переменные [7, 2].

Исследования счастья на национальном уровне показали, что вне зависимости от величины национального дохода на душу населения или численности жителей страны, проживающих за чертой бедности, базовые детерминанты человеческого счастья одинаковы во всех странах. Так, Р. Лэйард, основатель Центра экономического развития при Лондонской школе экономики, выделил семь факторов счастья: семейные отношения, финансовая ситуация, работа, общество и друзья, здоровье, личная свобода, личные ценности [1]. К этим факторам зачастую добавляют возраст, пол, образование и некоторые другие. Однако порядок и степень влияния детерминант счастья на эмоциональное благополучие людей в разных странах различны, что объясняется их социально-экономическими характеристиками, а также культурными и историческими особенностями, определяющими поведенческую сторону жизни людей. Все это становится причиной неравенства стран по «уровню счастья».

Для большинства стран характерны следующие закономерности:

• население стран с высоким уровнем национального дохода на душу населения в целом счастливее, чем население стран с низким уровнем национального дохода на душу населения;

• по мере роста национального дохода на душу населения субъективные оценки удовлетворенности жизнью жителей страны повышаются, но темп их роста постепенно замедляется, а в развитых странах может быть даже нулевым («парадокс Истерлина»);

• для оценки субъективного благополучия важен не абсолютный, а относительный рост дохода, который повышает «уровень счастья»;

• кривая, отражающая изменение «уровня счастья» в зависимости от возраста, имеет U-образную форму, где минимальные значения «уровня счастья» зафиксированы для возрастной категории 45–50 лет;

• потеря работы снижает субъективные оценки «уровня счастья»;

• изменение семейного статуса в пользу создания семьи в большинстве случаев положительно влияет на эмоциональное состояние людей;

• «уровень счастья» резко снижается в результате ущерба здоровью, полученного в результате тяжелого заболевания или несчастного случая (в том числе с потерей трудоспособности);

• чем выше уровень образования, тем счастливее население большинства стран.

При этом между счастьем и такими факторами, как создание семьи и состояние здоровья, существует двусторонняя взаимосвязь: счастливые люди более склонны к вступлению в брак и имеют более крепкое здоровье, чем несчастливые [5, 67].

Влияние на «уровень счастья» многих переменных варьируется в зависимости от структурного состава экономики, типа экономической системы, социальной политики государства и других особенностей экономического развития и положения страны в мировой экономике.

Индивидуальная трудовая деятельность: в Латинской Америке занятые самостоятельной предпринимательской деятельностью менее счастливы, чем в США и России, в силу того, что подобный вид экономической деятельности является для них преимущественно не результатом свободного выбора, а вынужденным шагом в отсутствие стабильной работы и зачастую связан с активностью в неформальном секторе экономики.

Пенсионный возраст: в США и других развитых странах пенсионеры намного счастливее, чем в России, что подтверждается всеми исследованиями и связывается с последствиями рыночных реформ. Характерная для развитых стран U-образная «кривая счастья» в зависимости от возраста в России имеет L-образный вид.

Принадлежность к этническому меньшинству: в развитых странах, Латинской Америке и странах Центральной Азии «уровень счастья» у представителей национальных меньшинств значительно ниже, чем у представителей титульной национальности (в США сравнивались афроамериканцы и остальное население), однако после рыночных реформ в России национальные меньшинства продемонстрировали рост «уровня счастья», что исследователи объясняют открытием новых возможностей для повышения их статуса в связи с ростом экономической свободы.

Социальный капитал: в большинстве стран мира такие компоненты социального капитала, как доверие, участие в жизни локальных сообществ, отсутствие межэтнических конфликтов, безопасность, свободное вероисповедание, повышают «уровень счастья». Однако, к примеру, роль доверия оказалась незначительной в странах Центральной Азии, что эксперты объясняют, с одной стороны, авторитарным характером государств, а с другой – иным смысловым наполнением этого фактора в отличие от западных стран.

Широкий доступ к социальным услугам: значение этого фактора счастья наглядно проявляется на примере результатов опросов, проведенных Gallup на Кубе в 2006 г., где 96% и 98% жителей страны отметили значимость доступности каждому услуг здравоохранения и образования.

Виртуальное сообщество: как показало исследование Дж. Хеллиуэлла и Х. Хуанга, проведенное в Канаде в 2011 г. и подтвержденное данными европейских социальных опросов за 2002–2008 гг., количество реальных друзей положительно коррелирует с субъективной оценкой благосостояния человека, а его вовлеченность в виртуальные социальные сети в большинстве случаев такой взаимосвязи не дает. Более тесная связь между числом реальных друзей и субъективными оценками благополучия обнаруживается для одиноких людей, чем для имеющих семью. При этом удвоение числа реальных друзей оказывает на субъективное благополучие тот же эффект, что и рост дохода на 50% [6].

Экономическая свобода: роль этого фактора была исследована Р. Истерлином на примере стран Восточной Европы, переживших в 1990-х гг. трансформационный спад в связи с переходом от плановой экономики к рыночной.

Р. Истерлином было установлено, что в 1989–1999 гг. кривая, отражающая динамику «уровня счастья» в этих странах имела тот же V-образный вид, что и динамика ВВП на душу населения. При этом повышающийся тренд «уровня счастья» был достигнут за счет опережающего роста удовлетворенности материальным благосостоянием и экономической свободой на фоне снижения удовлетворенности работой, здоровьем, семейной жизнью. Однако у представителей двух групп населения этих стран – наименее образованных граждан и лиц, старше 30 лет, – роста «уровня счастья» не произошло, что было связано с их слабой готовностью противостоять трудностям перехода к рыночной экономике [4].

Динамика подсчитываемого ВЦИОМом российского «индекса счастья»

(рис. 2) в 1991–1998 гг. подтверждает вывод Р. Истерлина. Кризисный 2009 г.

Индекс рассчитывается на основе вопроса: «В жизни бывает всякое и хорошее. Но, если говорить в целом, Вы счастливы или нет?» как разница суммы положительных ответов («определенно да», «скорее да») и отрицательных ответов («скорее нет», «определенно нет»). Он измеряется в пунктах и может принимать значения от – до 100.

также привел к снижению «индекса счастья» в России (до 48 пунктов). Однако его дальнейшие колебания эксперты связывают с иными причинами. Так, к примеру, в 2011 г. российский «индекс счастья» снизился до 41 пункта, что было вызвано подрывом уверенности в завтрашнем дне в результате кризиса, пожарами, ростом цен на продукты и услуги ЖКХ, ожиданием дефолта и т.п.

Но уже в марте 2012 г. были зафиксированы рекордное значение «индекса счастья», равное 69 пунктам, и рекордный «уровень счастья»: 82% жителей страны стали ощущать себя счастливыми (прежний рекордный уровень в марте 2008 г.

составлял 77%). Причиной этого стало улучшение как экономической ситуации, так и самоощущения россиян, которые увеличили свои расходы и кредиты. Кроме этого эксперты отмечают отсутствие масштабных катастроф или терактов, а также рост митинговой активности как признак проявления чувства собственного достоинства [2].

Определенно да Скорее да Скорее нет

–  –  –

Однако как на мировом, так и на европейском уровне Россия не относится к числу наиболее счастливых стран. В 2011 г. Гамбургский фонд вопросов будущего опросил 15 тыс. граждан из 13 стран Европы. Самыми счастливыми европейцами (как и по общемировым исследованиям) оказались датчане. Второе место, несмотря на долговой кризис, заняли греки. За ними следуют итальянцы и французы. Относительно благополучные в плане экономической ситуации немцы оказались на 11-м месте. Предпоследние в Европе – поляки, а россияне – на последнем, 13-м месте.

Специфическую динамику «уровня счастья» в период развития рыночной экономики продемонстрировал Китай. В 1990–2000 гг. уровень счастья в Китае снижался, несмотря на существенные улучшения уровня жизни и рост доходов населения. Этот парадокс исследователи объяснили на основе специфической версии теории относительного обнищания – концепции «недовольных успехом», под которыми подразумеваются те, кто в ходе рыночных преобразований увеличил свой доход в абсолютном выражении, но стал беднее относительно «настоящих победителей». Произошло это в результате того, что экономический рост в Китае очень быстро привел к асимметричному сокращению страты наиболее богатых жителей страны, поэтому сравнительная неудовлетворенность финансовым положением большинства китайцев отразилась в снижающемся «уровне счастья». Причину этого исследователи связали с так называемой «монетизацией счастья» в рыночной экономике – доступностью товаров, услуг и социального статуса лишь за деньги. В то же время аномия (состояние общества, характеризующееся распадом системы ценностей и норм) и определенное недовольство политическим курсом не оказали существенного влияния на ощущение счастья жителями Китая и вскоре сошли на нет [3].

В ряде стран мира исследования «уровня счастья» крайне затруднены вследствие невозможности проведения полноценных опросов в связи с локальными конфликтами и войнами.

Как показали предпринятые К. Грэхэм в 2009 г. исследования в Афганистане, «уровень счастья» афганцев оказался лишь незначительно ниже, чем у латиноамериканцев. При этом их субъективные оценки благосостояния по 10-балльной шкале (4,67) также оказались несущественно ниже среднего значения для мира в целом (5,42). Этот факт К. Грэхэм объясняет оптимизмом как реакцией на серьезные трудности с целью поддержать веру в лучшее будущее. В отличие от всех других стран безработные в Афганистане не оказались менее счастливы, чем занятые, что может быть связано с возможностями заработка в неформальной экономике (в том числе торговле наркотиками). По этой же причине величина декларируемого дохода слабо коррелирует с «уровнем счастья». Кроме того, жертвы преступлений и коррупции не оказались менее счастливы, чем средний житель Афганистана, что может свидетельствовать об адаптации к подобным нередким явлениям [5, 76–79].

Таким образом, дифференциация стран по «уровню счастья» связана прежде всего с отличиями в их социально-экономических характеристиках. От гибкости поведенческих факторов, базирующихся на культурных и исторических традициях, зависит адаптация «уровня счастья» к социально-экономическим изменениям.

Литература

1. Лэйард Р. Счастье: уроки новой науки. – М.: Изд-во Института Гайдара, 2012.

2. Мошкин М. Несчастье помогло. – Московские новости, 15.05.2012.

3. Brockman H., Delhey J., Welzel Ch., Yuan H. The China Puzzle: Falling Happiness in a Rising Economy // Journal of Happiness Studies. 2009. Iss.4. P. 387–405.

4. Easterlin R.A. Lost in Transition: Life Satisfaction on the Road to Capitalism // Journal of Economic Behavior and Organization. 2009. Vol. 71, Iss. 2. P. 130–145.

5. Graham C. The Pursuit of Happiness: An Economy of Well-being. – Wash., D.C.:

Brookings Institution Press, 2011.

6. Helliwell J.F., Huang H. Comparing the Happiness Eects of Real and On-line Friends. – NBER Working Paper 18690, 2013.

7. Ura K., Alkire S., Zangmo T., Wangdi K. A Short Guide to Gross National Happiness Index. – The Centre for Bhutan Studies, 2012.

8. World Happiness Report. Sachs J. D., Helliwell J. F., Layard R. (Eds.) - The Earth Institute, Columbia University, Canadian Institute for Advanced Research, Centre for Economic Performance of London School of Economics, 2012.

9. «Индекс счастья» ВЦИОМ, http://wciom.ru/index-happiness/

10. Happy Planet Index, http://www.happyplanetindex.org/

11. OECD Better Life Index, http://www.oecdbetterlifeindex.org/

12. World Map of Happiness, http://www.humboldt-foundation.de/web/kosmos-coverstory-97–2.html

–  –  –

Economy and happiness: regional variety

Abstract

According to studies of happiness around the world, happiness rates are different among countries due to distinctions in their socio-economic features. The effect of socio-economic features on happiness rate is persistent in developed countries, but socio-economic changes lead to violent fluctuations of happiness rate in emerging economies and least developed countries. The adaptation of happiness rate to socio-economic transformations, protracted crisis and long-lasting conflicts depends on flexibility of behavioral determinants of happiness based on cultural and historical traditions. In compliance with most international estimations, Russia is not included in the group of countries with the highest happiness rates on the score of consequences of market reforms, high income inequality, low life expectancy and low well-being satisfaction of the majority of citizens.

Key words: behavioral factors of happiness, economic factors of happiness, happiness rate, index of happiness, map of happiness JEL codes: D 690, F 010, I 310 Вдовенко З.В., д.э.н., профессор Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева Кафедра экономической теории (г. Москва, Россия) Регионализация – движущая сила развития общества Аннотация Универсального определения понятийного аппарата «регион» и его производных, таких как «регионализация» и «регионализм», не существует. Очевидно, что в разных науках и областях практической деятельности используются свои принципы и признаки выделения регионов. В частности, для экономической науки наибольшее значение имеет выделение регионов с позиций территориального и экономического управления. При разработке стратегий развития экономик регионов необходимо обязательное условие, связанное с учетом государственных интересов, соответственно и интересов других регионов. Регион выступает как сложная система взаимосвязанных и взаимообусловливающих элементов. Системный подход к развитию связей и закономерностей взаимодействия элементов позволяет всей системе развиваться гармонично и упорядоченно. Если же эти закономерности не соблюдать и делать упор на отдельные составляющие или же под влиянием какихлибо внешних факторов (форс-мажор, природные, политические и др.), система может стать неуправляемой. Рассматриваемый методологический подход к решению проблем регионов на основе равновесного и сбалансированного развития по всем направлениям в условиях глобализации должен иметь системный характер, а для достижения оптимальности всей экономической системы должен базироваться на рациональном развитии всех участников.

Ключевые слова: интеграция, методология, регион, регионализация, стратегии, управление, экономическая система JEL коды: А 10, B 41, D 03, D Региональный аспект в теории управления в современных исследованиях в основном рассматривается на макроэкономическом уровне и ограничен характеристикой процессов регионализации.

Современная мировая экономика представляет собой сложное сочетание транснациональных структур и национальных хозяйственных систем разного масштаба и уровня. Происходит усиление взаимозависимости хозяйственных систем в мире в условиях динамизации экономических и социальнополитических изменений. В российской действительности последних лет эти изменения обретают характер целенаправленных изменений в политике экономических трансформаций. В центре внимания ученых оказываются изменения в экономической системе общества на всех уровнях взаимодействия, усиление экономической интеграции государств по региональному признаку в виде процесса регионализации мировой экономики.

Общепризнано, что понятие регион (от лат. reqio – страна, край, область, район) – определенная территория с более или менее однородными природными условиями или характерной направленностью развития производительных сил на основе сочетания комплекса природных ресурсов с соответствующей сложившейся материально-технической, производительной и социальной инфраструктурой, а также своеобразием социально-политических условий [2, 322].

Энн Маркузен определяет регион как исторически эволюционизирующее территориальное компактное сообщество, содержащее окружающую социально-экономическую, политическую и культурную среду, имеющую пространственную структуру, отличную от других регионов и территориальных единиц, таких как город или нация [6, 17].

Основной движущей силой процесса регионализации являются не только государства, территориальные образования, но и неправительственные структуры, объединенные экономическими интересами, общественные организации, политические партии и другие сообщества. Регионализация в мировом масштабе является одним из проявлений процессов глобализации и одновременно ее противоположной силой. Процессы глобализация сопровождаются регионализмом международных отношений, передачей части государственных функций на международный или субнациональный уровень. Регионализация способствует развитию общественных отношений, снижая влияние кризисных ситуаций, и выступает в качестве рационального, самостоятельного субъекта международных отношений.

Особую актуальность приобретает селективный протекционизм, основанный на мирохозяйственной интеграции, сочетающей двуединую системообразующую функцию открытости внешнему миру и защиту национальных интересов. Предпосылками для создания региональных экономических интеграционных союзов могут служить сходство уровней экономического развития интегрированных государств; общность национальных, экономических, территориальных и других интересов; противостояние государствам, имеющим более привилегированное положение в мирохозяйственной системе.

Процессы регионализации ориентированы на все сферы деятельности современной цивилизации, однако эффективны только при определенных ценностных ограничениях развития техники, технологий, коммуникаций. При этом экономические и внеэкономические сферы постепенно приобретают разноскоростную динамику развития, становясь обязательными условиями и средствами процесса регионализации. Региональное пространство является местом согласованных действий или разногласий, политической заинтересованности в интеграции и взаимодействии территорий и пространственных связей, концептуализированные в различных проектах локальности, национального суверенитета, наднациональности и постнациональности.

Регионы решают проблемы, выходящие за политические границы государств, и способны усиливать стратегии расширения, устанавливать связи взаимопритяжения в мирополитической сети, выравнивать качественные характеристики населения и др. Процессы регионализации, с одной стороны, стимулируют процессы экономической интеграции, а с другой – способствуют обособленности отдельных экономических субъектов. Регионализм, учитывая специфику пространства и времени, формирует знания об уровне, заполняющем разрывы между глобальным и локальным, придавая политической организации мира связный аналитический смысл. Как подчеркивают специалисты Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), специфика международного регионализма связана с политической сферой, а «расширение экономического взаимодействия носит характер побочного явления», его содержание привязано к созданию интеграционных объединений [4].

По сути, процесс регионализации – это процесс регионального структурирования пространства, повышения роли регионов в социально-экономической и политической жизни общества. Ученые выделяют социокультурную, экономическую, политическую и другие формы регионализации [5, 322–331].

Схемы региональной интеграции могут включать разнообразие интересов для сотрудничества. При формировании многополюсного мира регионализация приобретает ряд новых черт и обретает многоуровневость. Данная схема охватывает не только такие макроструктуры, как Европейский союз (ЕС), Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Северо-Американское соглашение о свободной торговле (НАФТА), субрегиональный торговоэкономический союз (МЕРКОСУР), но и различные межрегиональные отношения, внутреннюю структуру каждого отдельного регионального образования, включая нацию-государство и федеративное государство, а также территориальные микроструктуры внутри них.

Как отметил шведский ученый Бьорн Хеттне, «невозможно сказать, какой из уровней взаимодействия может выступить на передний план или какой из них более важен в условиях, когда изменения на всех уровнях непрерывно взаимодействуют и относительная важность каждого из них различается по регионам и периодам». И далее: «События на внутригосударственном, субнациональном уровне дали толчок нынешним процессам регионализации». К числу таких событий Б. Хеттне относит в первую очередь обострение межэтнических конфликтов и укрепление микрорегионов, причем не только в федеративных, но и в моноэтнических государствах [5, 52].

Регион, как некое территориальное пространство, характеризуется территориальной открытостью, совместным решением проблем развития. Вместе с тем не все исследователи придерживаются мнения о том, что регионом может быть любая территория, которая именуется регионом [1, 100–107].

Важной особенностью регионализации является ее экстравертность – поиск оптимальных способов адаптации входящих в региональные соглашения участников к глобальным процессам посредством экономической интеграции по региональному признаку и мобилизации внутренних резервов и потенциалов.

В современной российской науке феномен регионализма чаще всего отражает состояние трансформационных процессов, ориентированных на децентрализацию системы государственного управления и внедрение практики местного самоуправления. Рассмотрим влияние и роль региональной политики как ограниченно суверенного экономического субъекта. Российские регионы зачастую пассивны и рассчитывают на федеральное урегулирование политических и экономических вопросов своих территорий. Тем не менее современные вызовы цивилизации заставляют по-иному рассматривать роль и место регионов в мирохозяйственных связях и предъявляют к ним ряд новых требований. Однако его главной отличительной чертой является создание системы признания и выполнения участвующими сторонами общих целей и принципов функционирования.

Для того чтобы России успешно включиться в процесс глобализации, ей необходимы: крупный капитал, высокотехнологическое производство, корпоративная экономика. При этом экономическая роль регионов определяется следующими факторами. Регионы интегрируют территориальную политику государства, региона и крупного капитала. Формирование рыночных ниш крупных корпораций может осуществляться лишь при опоре на интегрированные региональные рынки. Регионы являются активными участниками рынка стратегических инвестиций. Необходимо придание приоритетного значения региональному аспекту развития отраслей народного хозяйства, в том числе и высокотехнологичных. Опираясь на сильные регионы, Россия приобретет стратегическую маневренность в мировом пространстве.

В этих условиях политика государства должна быть направлена на экономическое усиление регионов, что связано в первую очередь с активным налаживанием партнерских отношений региональных властей с крупным бизнесом – местным и общефедеральным, с региональной интеграцией рынков, изменением роли городов в территориальной организации страны. Эти меры помогут стать региону ограниченно суверенным субъектом экономики с устойчивыми внутренними финансово-экономическими связями, активно конкурирующим и сотрудничающим с другими регионами.

Главной целью для регионов является формирование экономической, экологической и социальной привлекательности территории. Немецкий ученый Петер Франкенфельд отметил: для того чтобы отвечать на вызовы и реагировать на универсальную мобильность фактора «капитал», отдельные регионы вынуждены больше, чем прежде, ориентироваться на то, чтобы быть или оставаться привлекательными для капитала, мобильного на мировом уровне» [3].

Учитывая справедливое высказывание немецкого ученого, список «шагов» регионов в современных условиях можно дополнить:

– поиск способов адаптации к внешним колебаниям и качественным внутрирегиональным изменениям;

– выработка региональной конкурентной политики, способной превратить регион из пассивного участника в активного и привлекательного для отечественного и иностранного капитала;

– межрегиональная интеграция, в основе которой лежит специализация регионов;

– внутрирегиональная интеграция – интеграция региональных властей с крупными банками и корпорациями, а также с бизнесом;

– создание имиджа региона, занимающего определенную нишу в общей экономической структуре страны;

– поддержание природной среды региона на уровне, достаточном для воспроизводственной деятельности и благоприятном для населения.

Методологический подход разработки стратегии развития экономики региона в условиях глобализации мирового хозяйства должен формироваться с учетом принципов:

– системности. При выработке стратегии регион выступает как сложная открытая саморазвивающаяся система, состоящая из отдельных элементов, которые находятся в тесном взаимодействии друг с другом. Регион как открытая система подвержен внутренним и внешним колебаниям, внутри него постоянно происходят качественные изменения;

– оптимальности развития. Стратегия должна обеспечивать возможности длительного сохранения условий для динамичного воспроизводства потенциала территории. Мобилизация ресурсного, научного, финансового, интеллектуального потенциалов для реализации стратегии;

– сбалансированности. Стратегия не должна нарушать баланса системы «Человек – Общество – Природа», поэтому будет разработана по трем направлениям: экономика, социальная сфера, экология;

– согласованности. Положения стратегии не должны противоречить нормам международного и национального права. А интересы региона должны быть оптимально согласованы с интересами федерального центра и другими регионами.

В прямой зависимости от перечисленных методологических принципов регионального развития находятся и механизмы их достижения. В процессе оценки и анализа конкурентных преимуществ особое внимание уделяется географическому положению региона, его минерально-сырьевым ресурсам и вытекающей отсюда специализации региона в экономическом пространстве страны и соответственно степени его участия в межрегиональной интеграции.

Вместе с тем региональные интересы формируются из потребностей региона и представляют собой своего рода концентрированную форму выражения объективных потребностей региона. Система региональных экономических интересов, объективно обусловленная региональной экономической действительностью, детерминирует, в свою очередь, содержание и основные направления стратегии развития экономики региона в условиях глобализации.

При разработке стратегий развития экономик регионов необходимо обязательное условие, связанное с учетом государственных интересов, соответственно и интересов других регионов. В рассматриваемом аспекте важнейшее значение приобретает региональный маркетинг, включающий:

– согласование интересов и целей на всех уровнях управления;

– адаптация, стабилизация и укрепление позиций регионов в народнохозяйственном комплексе;

– формирование экономической политики эффективного развития регионов;

– учет региональных интересов при формировании социально-экономической, промышленной политики.

Опора на данные принципы позволит целенаправленно осуществлять стратегии развития экономик регионов в условиях глобализации.

Далее рассматривая проблемы регионов, необходимо понимать, что в рыночной экономике регион – это открытая саморазвивающаяся и самоорганизующаяся система, интегрирующаяся с другими системами по географическому признаку. В соответствии с принципами устойчивого развития регион должен поддерживать баланс в системе «Человек – Общество – Природа» и гармоничное ее развитие, соответственно реализация концепций стратегического развития регионов должна осуществляться по направлениям:

– экономическому (создание крупного бизнеса, фондового рынка, привлечение отечественного и иностранного капитала, содействие развитию информационных технологий, производств высокой степени обработки, отраслей инфраструктуры, создание высокотехнологичных отраслей промышленности и т.п.);

– социальному (обеспечение социальной защиты населения региона от издержек глобализации, формирование благоприятных условий для воспроизводства здорового и духовно, и физически поколения и др.);

– экологическому (защита биосферы от производственной деятельности промышленных компаний, создание системы экологического страхования, применение современных безотходных производств и др.).

Таким образом, при разработке стратегий развития экономик регионов необходимо обязательное условие, связанное с учетом государственных интересов, соответственно и интересов других регионов. В этом случае регион выступает как сложная система взаимосвязанных и взаимообусловливающих элементов. Системный подход к развитию связей и закономерностей взаимодействия элементов позволяет всей системе развиваться гармонично и упорядоченно. Если же эти закономерности не соблюдать и делать упор на отдельные составляющие или же под влиянием каких-либо внешних факторов (форсмажор, природные, политические и др.), система может стать неуправляемой.

Рассматриваемый методологический подход к решению проблем регионов на основе равновесного и сбалансированного развития по всем направлениям в условиях глобализации должен иметь системный характер, а для достижения оптимальности всей экономической системы должен базироваться на рациональном развитии всех участников.

Россия, выбирая путь развития в условиях процесса глобализации, должна учитывать как мировые тенденции развития, так и свой опыт, и геополитическое положение, ресурсные и экологические возможности, традиции, интересы и потребности общества для обеспечения равноправного вхождения в систему мирохозяйственных отношений. В быстроменяющемся мире России предстоит найти свое место в соответствии с имеющимся потенциалом и национальными интересами.

Литература

1. Барыгин И.Н., Ланко Д.А., Феофанова Е.А. Регион как инструмент мира // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6, 2005. Вып. 3.

2. Политическая энциклопедия. В 2-х т. / Нац. обществ.-науч. фонд; науч.-ред.

совет: пред. совета Г.Ю. Семитин. – М.: Мысли, 1999. Т. 2.

3. Франкенфельд П. Региональная политика Европейского союза и последствия расширения ЕС на восток (доклад, прочитанный 11 декабря 2000 г. в Высшей школе г. Пфорцхайма, ФРГ). Виртуальный вариант журнала Politekonom. http:// politekonom.ru/ec_pol/problems/integrazia/1021524648.rtf (20.02.2008).

4. Широков Г.К., Володин А.Г., Лунев С.И., Салицкий А.И. Глобализация и регионализация: факторы формирования геополитического пространства. – М.:

ИМЭМО РАН, 2006.

5. Domestic Adjustments to Globalization. Japan, 1998.

6. Hettne Ed. By B., Inotai A, Sunkel O. Comparing Regionalisms. Implication for Global Development. A UNU / WIDER Study. Palgrave, 2001. Р. XVI, XIX.

7. Markusen Ann. Regions: Economics and Politics of Territory. Rowman and Littleeld Publishers, 1987.

–  –  –

Regionalization – the driving force of social development Abstract Universal definition of the conceptual apparatus of «region» and its derivatives, such as, «regionalization» and «regionalism» does not exist. Obviously, in the various sciences and practice areas used its principles and features of the selected range. In particular for economics has the greatest value of the selected items with the territorial and economic governance. In developing strategies for the economic development of regions need mandatory condition related to the public interest, respectively, and the interests of other regions. The region serves as a complex system of interrelated and mutually conditioning elements. A systematic approach to the development of relations and patterns of interaction between the elements allows the entire system to develop harmonious and orderly. If these laws are not observed and to focus on the individual components, or under the influence of any external factors (force majeure, natural, political, etc.), the system can become unmanageable. The methodological approach to the problems of the regions on the basis of equilibrium and balanced development in all directions in the context of globalization must be systemic in nature, and to achieve optimal whole economic system must be based on sound development of all the participants, political, etc.), the system can become unmanageable. The methodological approach to the problems of the regions on the basis of equilibrium and balanced development in all directions in the context of globalization must be systemic in nature, and to achieve optimal whole economic system must be based on sound development of all participants.

Keywords: integration, methodology, region, regionalization strategy, management, the economic system JEL codes: A10, B41, D03, D70

–  –  –

Неравномерность социально-экономического развития российских территорий:

факторы и последствия для общественного воспроизводства Аннотация Проводится сравнительный анализ показателей социально-экономического развития российских территорий. Делается вывод о том, что происходит концентрация экономических ресурсов в определенных центрах. Роль таких центров выполняют столичные города субъектов РФ, а также территории, на которых расположены крупные предприятия, производящие экспортную продукцию и относящиеся, как правило, к сырьевому сектору, металлургии и химической промышленности.

Обосновывается, что главным фактором, обусловившим неравномерность развития российских территорий, являются структурные сдвиги в экономике, вызванные либерализацией внешнеэкономических отношений. Показаны негативные последствия неравномерности развития территорий. Сделан вывод о необходимости кардинальных изменений в региональной политике государства, в первую очередь – разработки и реализации программы размещения производительных сил с целью преодоления сырьевой направленности российской экономики и обеспечения комплексного развития территорий.

Ключевые слова: факторы социально-экономического развития, последствия неравномерного развития территорий, региональная политика JEL коды: R 110, L Неравномерность социально-экономического развития российских территорий выражается в различии темпов роста трех видов взаимосвязанных между собой показателей: а) объемов и качества используемых на территориях экономических ресурсов; в) объемов производимых товаров и услуг; б) объемов благ, приобретаемых расположенными на них экономическими субъектами.

Оценить неравномерность социально-экономического развития российских территорий с точки зрения роста объемов используемых ресурсов можно сравнением динамики следующих показателей: размер основных фондов; численность занятого населения; численность экономически активного населения. В их число следует включить также рост числа предприятий и организаций. Его увеличение свидетельствует о повышении предпринимательской активности, что способно привлечь на территорию дополнительные ресурсы.

Неравномерность развития территорий с точки объемов производимых благ и услуг оценивается прежде всего ростом ВРП на душу населения, а с точки зрения объемов благ, приобретаемых субъектами, – показателями среднего уровня жизни населения территории.

Анализ данных Росстата позволяет сделать вывод о наличии существенных различий в темпах социально-экономического развития как между федеральными округами РФ (ФО), так и внутри них – между субъектами РФ (СФ), а также и внутри субъектов РФ – между относящимися к ним территориями.

Эти различия связаны не только с особенностями использования ресурсов на территориях, но и с их перемещением между территориями. Происходила концентрация ресурсов на определенных территориях, играющих роль своего рода центров их притяжения. Различия в темпах роста объемов ресурсов между федеральными округами отражены в табл. 1.

–  –  –

Соотношение в темпах роста трудового потенциала ФО определялось двумя основными показателями: величиной сальдо миграции и естественным приростом численности населения. В бывшем Южном ФО (ныне представленный Южным и Северо-Кавказским) наблюдались наиболее высокие показатели естественного прироста населения и сравнительно незначительный миграционный отток населения. Поэтому он лидировал по темпам роста числен

–  –  –

Движение трудового потенциала было в значительной мере обусловлено ростом числа рабочих мест, отражаемых показателями роста объемов основных фондов и числа предприятий и организаций (см. табл. 1). По этим показателям лидировал Центральный ФО, что в значительной мере и обусловило масштабный приток в него трудовых ресурсов. Те же факторы позволили Уральскому ФО повысить свою долю трудового потенциала страны, а Северо-Западному – не допустить существенного ее сокращения при значительной естественной убыли населения. В бывшем Южном ФО рост трудового потенциала не сопровождался соответствующим увеличением объема основных фондов и числа предприятий, поэтому для ряда территорий округа характерен высокий уровень безработицы. Вместе с тем на перераспределение трудового потенциала повлияли также социально-культурные и природно-географические различия между территориями.

В результате перераспределения основных фондов и предприятий по федеральным (см. табл. 2) доля этих ресурсов, располагаемая Дальневосточным, Сибирским и Приволжским ФО за последние двадцать лет, существенно сократилась. Доля же Центрального ФО значительно повысилась, особенно в объеме основных фондов. Анализ статистических данных по федеральным округам показывает, что между темпами роста фондовооруженности труда, определяемой как отношение стоимости основных фондов к числу занятых, и темпами роста объема ВРП на душу населения существует значимая прямая связь (коэффициент корреляции равен 0,823). Этим в первую очередь объясняются различия в темпах роста объема ВРП по федеральным округам и первенство Центрального ФО по этому показателю, в результате которого он перешел по уровню ВРП на душу населения с 5-го места в 1994 г. на 2-е – в 2010 г. Кроме того, различия в уровне ВРП на душу населения между округами возросли с 2,6 до 3,1 раза (табл. 3).

–  –  –

Имеющаяся статистика дает основание для вывода о наличии прямой значимой связи между темпами роста ВРП на душу населения и уровнем денежной заработной платы в федеральном округе (коэффициент корреляции равен 0,75). Этим прежде всего объясняются наиболее высокие темпы увеличения номинальной заработной платы в Центральном ФО, в результате которых по ее уровню он переместился с 6-го на 2-е место. В целом же различия в уровне данного показателя между федеральными округами сократились: с 2,15 раза в 1994 г. до 1,66 – в 2011 г. (без учета Северо-Кавказского и Южного ФО из-за отсутствия сведений по этим округам за 1994 г.). Имела место также тенденция к выравниванию средних денежных доходов населения по федеральным округам. Это происходит главным образом за счет системы социальных выплат.

Без учета Северо-Кавказского и Южного ФО разрыв между округами по уровню денежных доходов снизился с 1,92 раза в 1997 г. до 1,56 – в 2011 г. С учетом этих двух округов он также уменьшился – с 2,86 раза в 2000 г. до 1,79 – в 2011 г.

Неравномерность развития территорий имеет место и внутри федеральных округов – между субъектами РФ. Особенно ярко она проявляется в Центральном ФО. Здесь главным центром притяжения ресурсов является Москва.

За период 1990–2011 гг. доля Москвы в объеме основных фондов округа выросла с 25 до 58%, в числе предприятий и организаций – с 21 до 63%; в численности экономически активного населения за 1992–2011 гг. – с 24 до 31%, занятого населения – с 23,5 до 31,5%. (Рассчитано по: [1], [2]). Москва существенно опережала все территории округа, как и Россию в целом, по темпам роста ВРП на душу населения. В результате за период 1994–2011 гг. разрыв по данному показателю между субъектами РФ в Центральном ФО существенно вырос (табл. 4). Кроме Москвы в Центральном ФО образовались еще два центра притяжения ресурсов, хотя и менее выраженных: Белгородская и Московская области.

В Северо-Западном ФО роль центра притяжения ресурсов играл СанктПетербург. За 1990–2011 гг. его доля увеличилась в объеме всех видов ресурсов.

По уровню денежной заработной платы он перешел с 6-го на 2-е место в округе, по уровню денежных доходов – с 4-го на 1-е место.

В Южном и Северо-Кавказском ФО ярко выраженных центров притяжения ресурсов не выявилось, хотя ряд субъектов РФ развивался быстрее относительно других. По темпам прироста трудовых ресурсов лидировали республики Дагестан, Чеченская и Ингушская. Однако если в Республике Дагестан сравнительно быстрыми темпами увеличивались число предприятий и объем основных фондов, то в Ингушской и Чеченской эти показатели отставали от роста активного населения, что обусловило самый высокий уровень безработицы среди субъектов РФ. По темпам роста числа предприятий и объема основных фондов, а также уровню ВРП на душу населения лидировали Астраханская область и Краснодарский край.

В Приволжском ФО явным центром притяжения ресурсов была Республика Татарстан. В результате за период 1994–2010 гг. Татарстан перешел с 6-го на 1-е место по уровню ВРП на душу населения в округе.

В Уральском ФО роль центра притяжения ресурсов выполняла Тюменская область – благодаря наиболее крупным в стране запасам нефти и газа.

Менее выраженными центрами проявили себя Свердловская и Челябинская области.

В Сибирском ФО центрами притяжения ресурсов являлись Томская и Новосибирская области, хотя по темпам роста ВРП на душу населения лидировал Красноярский край, располагающий значительными природными ресурсами и промышленным потенциалом.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |


Похожие работы:

«1.2.2. Недра 1.2.2.1. Эндогенные геологические процессы и геофизические поля Сейсмичность Байкальской природной территории (Байкальский филиал Федерального государственного Бюджетного учреждения науки Геофизической службы Сибирского отделения Российской академии наук, БФ ГС СО РАН) Впадина озера Байкал является центральным звеном Байкальской рифтовой зоны, которая развивается одновременно с другими рифтовыми системами Мира. Высокий сейсмический потенциал Байкальской рифтовой зоны подтверждается...»

«Дорогие друзья! Вы держите в руках седьмой выпуск Альманаха Памяти «Ветераны глазами детей», авторами которого являются ребята из самых разных ученических активов и Детских районных советов Восточного административного округа. Юные корреспонденты собрали истории о людях, переживших войну, сражаясь на фронте, или работая для Победы. Хочу отметить, что авторам удалось донести до читателей, какую трагедию пережили герои их рассказов, эссе и интервью. Этот выпуск Альманаха особенный. На его...»

«КОГДА ОТСУТСТВУЕТ НАУЧНАЯ ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ БАБКЕН АРУТЮНЯН Каждое ноэое исследование, посвященное политической истории, развитию социально-экономических отношений и вопросам культуры Алуанка или Кавказской Албании, вызывает определенный интерес особенно у закавказских историков. Недавно издательство «Элм» Азерб. С С Р выпустило в свет монографию Ф. Д ж. Мамедовой 1. Именно с таким интересом мы взяли в руки книгу Ф. МамедовойОднако первое ж е знакомство с книгой произвело на нас удручающее...»

«В. Н. Шарахматова НАБЛЮДЕНИя КОРЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА КАМЧАТКИ ЗА ИЗМЕНЕНИяМИ КЛИМАТА Отчет Victoria N. Sharakhmatova OBSERVATIONS OF CLIMATE CHANGE BY KAMCHATKA INDIGENOUS PEOPLES Report Петропавловск-Камчатский Издательство «Камчатпресс» УДК 551.582.1 ББК 26.234.6 Ш 25 Шарахматова В. Н. Ш 25 Наблюдения коренных народов Севера Камчатки за изменениями климата : отчет. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс, 2011. – 78 с. ISBN 978-5-9610-0158-7 На основании социологического исследования...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФИЗИчЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. П.Н. ЛЕБЕДЕВА НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ПЕНИН ФИАН 2007 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФИЗИчЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. П.Н. ЛЕБЕДЕВА К истории ФИАН Серия «Портреты» Выпуск Николай Алексеевич ПЕНИН Москва 2007 К истории ФИАН. Серия «Портреты». Выпуск 4. Николай Алексеевич Пенин Автор составитель – В.М. Березанская Редактор – И.Н. Черткова Компьютерная вёрстка – Т.Вал. Алексеева Сборник посвящен 95 летию старейшего сотрудника ФИАН Николая Алексеевича Пенина,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ХОД, ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВСЕОБЩИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2015 г. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ МОСКВА Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ХОД, ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВСЕОБЩИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2015 г. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ Доклады Института Европы № Москва УДК [324:328](410)(066)2015 ББК 66.3(4Вел),131я Х Редакционный совет: Ал.А. Громыко (председатель), Е.В....»

«Иосиф Давыдович Левин Суверенитет Серия «Теория и история государства и права» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11284760 Суверенитет: Юридический центр Пресс; Санкт-Петербург; ISBN 5-94201-195-8 Аннотация Настоящая монография написана одним из виднейших отечественных государствоведов прошлого века и посвящена сложнейшей из проблем государственного права и международной политики – проблеме суверенитета. Книга выделяется в ряду изданий, посвященных...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА-ДЕТСКИЙ САД №15» ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ОБ ИТОГАХ РАБОТЫ МБОУСОШДС № ЗА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД ДИРЕКТОРА МБОУСОШДС №1 Потемкиной Ирины Викторовны Составители: Потемкина И.В., Блинникова Н.А., Мясников В.В., Кириллова Л.П., Рыбакова И.А., Суремкина О.М., Минакова С.В., Клевак С.И., Маркульчак М.Ю., Довалева Е.И., Угничева Я.И., Чумаченко Е.Р., Дементиенко А.В., Белоконь А.Д. г. Симферополь, 2015 г. Счастливо то...»

«Смешанные экономические системы: структура, виды, историческое место. Универсальное и национально-специфическое в экономических системах. Национальногосударственные экономические системы. Роль и функции государства и гражданского общества в функционировании экономических систем. Теория государственного (общественного) сектора в экономике. Формирование экономической политики (стратегии) государства. Гуманизация экономического роста. Социальная подсистема экономики: элементы и отношения....»

«Муниципальное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования (повышения квалификации)специалистов Информационно-образовательный Центр календарь 92Яр. Р-93 Рыбинский календарь памятных дат на 2016 год: информационнобиблиографическое издание / сост. А.В. Эйнула. – Рыбинск, 2015. – 35 с. В информационно-библиографическое издание «Рыбински й календарь памятных дат на 2016 год» включены знаменательные даты города Рыбинска и Рыбинского района, юбилейные даты поэтов,...»

«Дайджест космических новостей №145 Московский космический Институт космической клуб политики (01.04.2010-10.04.2010) 10.04.2010 В преддверие Дня космонавтики – разные мнения и оценки: 2 Нужно поднимать престиж и статус профессий в космической отрасли Необходимы компьютерные игры, посвященные достижениям в космосе В Звездный городок необходимо вдохнуть новую жизнь В отличие от СССР, у России нет успехов в космической отрасли В школе детям недодают знаний по отечественной истории освоения космоса...»

«БЕЛОРУССКОЕ НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Государственное учреждение «РЕСПУБЛИКАНСКАЯ НАУЧНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ БИБЛИОТЕКА» МУЗЕЙ ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ БЕЛАРУСИ БОЕВЫЕ И ТРУДОВЫЕ ЗАСЛУГИ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ — УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Минск 2015 61:355.292.3 Боевые и трудовые заслуги медицинских работников — участников Великой Отечественной войны Редакционная коллегия Профессор Вальчук Э.А. (отв. редактор) Профессор Тернов В.И. Доцент Иванова В.И. В выступлениях участников...»

«азУ хабаршысы. За сериясы. № 2 (54). ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ИСТОРИИ ПРАВА Н.М. Ыбырайым КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ СНИЖЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СОЦИАЛЬНЫХ КАТАКЛИЗМОВ Современное понятие государства имеет многовариантный характер. В самом общем смысле государство есть определенное объединение людей, сообщество, проистекающее из необходимости жить вместе на определенной территории (в государственных границах). Полагаем, что назначение современного...»

«ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИК МУЗЕЯ ВЫПУСК № 1 (21) 2014 г.-Содержание Панорама значимых событий ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ Съезд Российского военно-исторического общества 3 В.И. ЗАБАРОВСКОГО, Заседание Правления Союза городов воинской славы 5 директора Центрального «Интермузей – 2014» музея Великой Отечественной войны Научно-исследовательская и научно-организационная ГЛАВНЫЕ работа РЕДАКТОРЫ: М.М. МИХАЛЬЧЕВ, Хроника мероприятий заместитель директора Обзор основных материалов Центрального музея...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2014 г. Сентябрь Екатеринбург, 2014 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет экономических наук КЭН Кафедра...»

«Айдын БАЛАЕВ АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ НАЦИЯ: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. Москва УДК 94(479.24)18/ ББК 63.3(5Азе) Б Автор выражает сердечную благодарность за спонсорскую поддержку в выпуске данной книги генеральному директору ООО ПКФ «Гюнай», Ализаману Сабир оглы Рагимову.Научный редактор: М.Н. Губогло – доктор исторических наук, профессор, Институт этнологии и антропологии РАН Рецензент: В.В. Карлов – доктор исторических наук, профессор, кафедра этнологии МГУ им. М.В. Ломоносова Б20...»

«ЭО, 2006 г., № 2 © Р. Р. Садиков ТРАДИЦИОННЫЕ ВЕРОВАНИЯ ЗАКАМСКИХ УДМУРТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ Традиционные верования удмуртов стали объектом исследования уже с самого начала этнографического изучения этого народа. Как отмечает В.Е. Владыкин религия и мифология удмуртов никогда не были обделены вниманием это традиционный сюжет удмуртской этнографии. Именно о религии удмуртов, очевидно, в силу ее таинственности и экзотичности, больше всего писали в прошлом (каждая четвертая публикация об...»

«Международные процессы, Том 13, № 1, сс. 89DOI 10.17994/IT.2015.13.40.7 УПРАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫМ ПРОТЕСТОМ КАК ТЕХНОЛОГИЯ И СОДЕРЖАНИЕ «АРАБСКОЙ ВЕСНЫ»ЭДУАРД ШУЛЬЦ Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, Москва, Россия Резюме Обострение вооруженного противостояния в Сирии вызвали к жизни вопрос о причинах этих событий. Еще немногочисленная, но уже интенсивно формирующаяся историография гражданской войны в Сирии оценивает ее как проявление религиозных конфликтов в...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2015 г. Сентябрь Екатеринбург, 2015 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет PR PR Кабинет экономических наук...»

«Вестник Псковского государственного университета ЯзЫКОзНАНИЕ УДК 801 (091) — 500.86/ 87 Л. Я. Костючук К ИСПОЛЬзОВАНИЮ ФОЛЬКЛОРНЫХ ТЕКСТОВ В ДИАЛЕКТНОМ СЛОВАРЕ (из опыта «Псковского областного словаря с историческими данными») До сих пор продолжаются дискуссии относительно привлечения фольклорных текстов как иллюстраций в словарные статьи областных словарей. Известно отрицательное мнение об этом вопросе у ответственного редактора обобщающего «Словаря русских народных говоров», а также у многих...»









 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.