WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |

«том числе было высказано пожелание начать работу над переводом капитального труда В.В. Радлова «Aus Sibirien», но в те годы осуществить издание русского перевода не удалось, эта книга бы ...»

-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО

(КУНСТКАМЕРА)

РАДЛОВСКИЙ СБОРНИК

Научные исследования

и музейные проекты МАЭ РАН

в 2011 г.

Санкт-Петербург

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН УДК 39 ББК 63.5 Р15 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Радловский сборник: Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. / Отв. ред. Ю.К. Чистов. — СПб.: МАЭ Р15 РАН, 2012. — 464 с.



ISBN 978-5-88431-235-7 В сборнике отражены результаты научных и музейных исследований сотрудников Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры). Авторы материалов рассматривают различные аспекты традиционной и современной этнографии народов мира, вопросы истории коллекций МАЭ, их атрибуции и экспонирования. Один из разделов сборника посвящен памяти академика В.В. Радлова, директора МАЭ в 1894–1918 гг., в связи со 175-летием со дня его рождения.

Сборник представляет интерес для этнографов, антропологов, археологов, музееведов и специалистов смежных исторических дисциплин.

УДК 39 ББК 63.5 ISBN 978-5-88431-235-7 © МАЭ РАН, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН

ПАМЯТИ АКАДЕМИКА В.В. РАДЛОВА

В.Н. Кисляков

РАДЛОВСКИЙ КРУЖОК ПРИ МАЭ РАН

(1918–1930 гг.) 12 мая 1918 г. скончался Василий Васильевич Радлов, академик, выдающийся русский востоковед, тюрколог, лингвист, историк, этнограф.

Он сыграл чрезвычайно важную роль в организации русской этнографической науки, в частности в деятельности Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого, директором которого был почти четверть века (с 1894 г.). Научно-организационная деятельность В.В. Радлова достаточно широко освещена в отечественной литературе (см., напр.: [Ко дню семидесятилетия 1907; Семидесятипятилетний юбилей 1912; Тюркологический сборник–1971]). Работа В.В. Радлова на посту директора МАЭ рассмотрена в серии статей А.М. Решетова [Решетов 1995, 1999, 2002].

В память о нем через месяц после его кончины — 19 июня 1918 г. — был проведен первый Радловский вечер (сведения о деятельности Радловского кружка имеются в Петербургском филиале Архива РАН [Ф. 142. Оп. 1–1922. № 2]. Отчетливо сознавая значение научной и организационной деятельности В.В. Радлова для российской и, шире, европейской науки, участники этого Вечера решили принять меры по сохранению научного наследия ученого, собрав его печатные работы, рукописи и письма. В том числе было высказано пожелание начать работу над переводом капитального труда В.В. Радлова «Aus Sibirien», но в те годы осуществить издание русского перевода не удалось, эта книга была издана только в конце 1980-х годов [Радлов 1989].

В 1918–1922 гг. было организовано девять «Радловских вечеров», причем в 1918 г. прошли три подобные встречи. 13 апреля 1922 г. на Восьмом Радловском вечере был поднят вопрос об организации РадловЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН ского кружка. На Девятом Радловском вечере 8 сентября 1922 г. после обсуждения был принят Проект «Положения о Радловском кружке».

Этот проект был утвержден на заседании Историко-филологического отделения Российской академии наук 13 сентября 1922 г. На Десятом Радловском вечере 9 октября 1922 г. председателем Радловского кружка был избран В.В. Бартольд, секретарем — С.М. Дудин, членами правления — А.Н. Самойлович, Л.Я. Штернберг, Б.Я. Владимирцов, кандидатами в члены Правления — Е.Ф. Карский, Э.К. Пекарский.

В работе Радловского кружка принимали активное участие крупнейшие российские востоковеды и этнографы того времени: В.М. Алексеев, Б.Я. Владимирцов, А.И. Иванов, С.Ф. Ольденбург, Н.Я. Марр, Ф.А. Розенберг, А.Н. Самойлович, Ф.И. Щербатской, В.Г. Богораз, С.М. Дудин, Э.К. Пекарский, Л.Я. Штернберг и др.

В период с октября 1922 г. по январь 1924 г. состоялось пять заседаний Кружка, а в целом за время его работы с 1922 по 1930 гг. проведено одиннадцать общих собраний, в том числе одно открытое заседание 12 декабря 1929 г., посвященное памяти С.М. Дудина. В этом мемориальном заседании приняли участие представители Государственной академии истории материальной культуры, этнографического отдела Русского музея, Общества им. А.И. Куинджи.





Основным же видом работы Радловского кружка являлись периодические расширенные заседания Правления. До 1930 г. состоялось 63 подобных заседания.

Последнее расширенное заседание правления состоялось 19 апреля 1930 г. Последнее общее собрание членов Радловского кружка состоялось 18 мая 1930 г.

На заседаниях заслушивались и обсуждались доклады и сообщения как сотрудников МАЭ, так и ученых, работавших в других учреждениях Петрограда / Ленинграда и других городов нашей страны.

Тематика выступлений была разнообразной, но основная масса докладов посвящалась истории, этнографии, лингвистике тюрко- и монголоязычных народов Советского Союза и ряда зарубежных стран. Периодически заслушивались отчеты исследователей о работе в экспедициях, делались сообщения о новинках русской и зарубежной научной литературы и т.д.

Надо отметить, что многие участники заседаний Радловского кружка внесли заметный вклад в пополнение фондов МАЭ, передав в Музей разнообразные этнографические и археологические коллекции.

20-е годы XX в. — сложный период в истории отечественной гуманитарной науки. В это время шли поиски (порой драматические) новых Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН организационных форм, приспособления деятельности ученых — воспитанников старых, дореволюционных школ — к работе в совершенно новых условиях.

В области востоковедения в Петрограде / Ленинграде на базе расформированных факультета восточных языков Петербургского университета, Восточного отделения Русского археологического общества и продолжавшего функционировать академического Азиатского музея действовали Коллегия востоковедов, Институт буддийской культуры, Туркологический кабинет. В 1930 г. эти организации слились в единый Институт востоковедения АН СССР (об этом подробнее см.: [Азиатский музей 1972: 29–52 и др.]).

В эти же годы продолжали свою деятельность академический Музей антропологии и этнографии и этнографический отдел Русского музея. Радловский кружок являлся в те годы одним из немногих организующих центров, где исследователи могли общаться, выступать со своими сообщениями и обсуждать различные научные проблемы.

В области этнографии МАЭ в первой половине XX в. был крупнейшим академическим центром. Наряду с ним существовали Комиссия по изучению племенного состава народов СССР, Институт по изучению народов СССР и другие организации. МАЭ играл организующую и связующую роль в научных этнографических исследованиях. Значение Радловского кружка было достаточно высоко и весомо.

Радловский кружок прекратил свое существование в тот период, когда завершалась организационная перестройка советской гуманитарной науки. В 1930 г. был организован единый Институт востоковедения АН СССР, а еще через несколько лет, в 1933 г., был основан Институт этнографии АН СССР, который стал достойным преемником и продолжателем лучших традиций русской академической этнографической науки.

Библиография Азиатский музей — Ленинградское отделение Института востоковедения АН ССС. М., 1972.

Кисляков В.Н. Малоизвестная страница из истории ранней советской этнографии (Радловский кружок) // Проблемы общей этнографии и музеефикации:

Краткое содержание докладов научной сессии «Советская этнография за 70 лет:

итоги, направления, перспективы», посвященной 70-летию Великого Октября.

Л., 1987. С. 29–30.

Ко дню семидесятилетия Василия Васильевича Радлова. 5 января 1837 г. — 5 января 1907 г. СПб., 1907.

Радлов В.В. Из Сибири. Страницы дневника. М., 1989.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН Решетов А.М. Василий Васильевич Радлов // Курьер Петровской Кунсткамеры. СПб., 1995. Вып. 1. С. 75–85.

Решетов А.М. В.В. Радлов — директор Музея антропологии и этнографии Императорской Академии наук // Немцы в России. Петербургские немцы. СПб.,

1999. С. 137–155.

Решетов А.М. Академик В.В. Радлов — востоковед и музеевед (Основные этапы деятельности) // Радловские чтения — 2002. Материалы годичной научной сессии МАЭ РАН. СПб., 2002. С. 95–101.

Семидесятипятилетний юбилей со дня рождения академика Василия Васильевича Радлова. СПб., 1912.

Тюркологический сборник 1971. М., 1972.

–  –  –

СУДЬБА СЕМЬИ РАДЛОВЫХ В РОССИИ

Тема, затрагивающая личную жизнь В.В. Радлова и жизнь его семьи, никогда и никем из исследователей не поднималась. Написаны статьи, рассказывающие о научных достижениях этого человека, который со своими соратниками фактически «создал» Музей в том виде, в котором он существует по сей день. Архивных материалов, которые смогли бы хоть как-то пролить свет на судьбу семьи Радлова, оказалось не так много. Тем не менее автору этой публикации удалось по крупицам собрать сведения о потомках Радлова и истории его семьи.

Для поиска новых документов из личных архивов были проведены две встречи с потомками В.В. Радлова, одна — в Петербурге, другая — в Казани. 17 мая 2011 г. в Казани прошла встреча с членом-корреспондентом Академии наук Татарстана, доктором химических наук, профессором Вильямом Петровичем Барабановым и его родной сестрой Ариадной Петровной, правнуками академика Радлова. За те два часа, которые мы провели, беседуя за чашкой чая, Вильям Петрович поделился своими воспоминаниями, которые передала ему его мать, Анжела, внучка В.В. Радлова, все детство воспитывавшаяся у академика. Месяц спустя, 23 июня 2011 г., уже в Петербурге, в кабинете директора МАЭ состоялась встреча с праправнуком В.В. Радлова Юрием Марковичем Шмидтом, широко известным по ряду громких дел петербургским юристом и правозащитником, благодаря которому в Музей были переданы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН материалы из семейного архива Радловых, включая ряд неопубликованных фотографий.

В.В. Радлов был женат на Паулине Августе Фромм, немке, которая приехала за ним в Россию и всю жизнь прожила здесь, а по архивным материалам удалось установить и многие факты из жизни их пятерых детей. Из личного дела В.В. Радлова: «Женат на Паулине Августовне Фромм, у них дети: сыновья: Владимир, род. 1 августа 1862 г., Алексей, род. 23 октября 1863 г., Александр, род. 2 декабря 1871 г., дочери: Юлия, род. 28 ноября 1860 г., Анна, род. 17 мая 1867 г. Жена и дети лютеранского вероисповедания» [СПФ АРАН. Ф. 4. Оп. 4. Ед.хр. 503. Л. 7–14]. Дочь Анна (родные звали ее Нина) является бабушкой потомков Радлова, живущих в Казани, а Владимир — прадедушкой петербургского адвоката Ю.М. Шмидта.

При сопоставлении отдельных фактов стало очевидно, что сын Алексей умер в раннем возрасте, а старшая дочь Юлия, судя по всему, уехала в Италию, и далее сведения о ней теряются. «Старшая дочь моя Юлия живет в настоящее время в Милане и находится в незамужестве» [Там же.

Л. 48] — так писал Радлов 30 сентября 1887 г. в отчете о предоставлении ему отпуска, который он много лет проводил в Выборгской губернии, станция Мустамяки, на даче Григорьевой [Там же. Ед.хр. 13. Л. 55].

Сын Радлова Александр состоял на службе в Академии наук, исполняя обязанности помощника правителя дел и заведующего делопроизводством Канцелярии Правления. Александр Радлов был назначен на должность столоначальника Канцелярии Правления Академии наук 19 июня 1918 г., уже после смерти отца [Там же. Ед.хр. 705. Л. 2]. Судя по материалам архивного дела, он проживал в том же доме по 7 линии, что и отец; точный адрес: В.О., Университетская наб, Дом Академии наук № 1, по 7 линии — № 2 [Там же. Оп. 4а. Ед.хр. 13. Л. 55]. По воспоминаниям В.П. Барабанова, его прадед занимал весь второй этаж в этом доме, сейчас его часть занимает мемориальный музей-квартира академика И.П. Павлова.

13 ноября 1918 г. Александра Радлова включили в состав Хозяйственного комитета на равных правах с прочими членами, с возложением на него за особое вознаграждение обязанностей секретаря комитета [Там же. Оп. 4. Ед.хр. 705. Л. 9–10]. Весной 1919 г. он выбыл в Москву для оформления закупки в Финляндии бумаги и канцелярских принадлежностей для Академии и так и не вернулся.

В мае 1919 г. Академия начала переписку с его супругой Ириной Рудольфовной о выяснении местопребывания мужа и принятии мер к его скорейшему возвращению к исполнению своих обязанностей в каЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН честве заведующего делопроизводством Академии. В ответ на присланный Академией запрос Ирина Радлова отвечает, что последнее известие получила от него из Москвы около месяца тому назад. «С той поры я ничего о нем не знаю, хотя, по моему разумению, он должен был быть здесь уже недели две назад. Неполучение никаких известий меня очень беспокоит, а запрос Правления крайне встревожил меня, и я покорнейше прошу сообщить мне, не имеется ли у Правления каких-нибудь неизвестных мне сведений о моем муже, которые могли бы объяснить его столь продолжительное непонятное для меня отсутствие» [Там же.

Л. 14].

В июне того же года Академия наук предписывает Александру Радлову «вернуться в Петроград к исполнению своих служебных обязанностей не позднее 1 июля с.г., препроводив выписку заказным пакетом в Москву на имя А.В. Радлова, до востребования» (выписка из журнала заседания Правления Российской академии наук от 11 июня 1919 г.) [Там же. Л. 20]. Однако вскоре, как и следовало ожидать, конверт заказного письма, в связи с отсутствием требования, был возвращен в Петроград [Там же. Л. 21]. В октябре 1919 г. вышел приказ «Об отчислении от службы в Академии бывшего заведующего делопроизводством Канцелярии Правления А.В. Радлова за невозвращением его в срок из командировки и неизвестностью его местопребывания с 27 марта с.г. Определено: отчислить А.В. Радлова от службы в Академии с 1 ноября с.г. и уведомить супругу его И.Р. Радлову о необходимости освободить к 1 ноября с.г. занимаемую квартиру № 5 в доме № 2 по 7 линии Васильевского острова» [Там же. Л. 23].

Далее сведения об Александре теряются. Любопытно, что на торце полуразрушенного памятника на могиле академика Радлова на Смоленском лютеранском кладбище Петербурга также выбито имя Александра.

Судя по всему, он все-таки был похоронен здесь же, а его супруга Ирина Рудольфовна вместе с дочерью Лилей уехали во Францию, и уже в 1930-е годы связь с ними обрывается.

История с могилой В.В. Радлова заслуживает отдельного внимания.

К сожалению, зачастую в нашей стране места захоронений выдающихся людей либо остаются неизвестными, либо находятся в таком плачевном состоянии, что разыскать их порой представляет большую проблему.

Именно в таком состоянии находится могила академика Радлова, и это невзирая на то, что она входит в Реестр объектов федерального значения и охраняется КГИОП.

Эта могила, расположенная в самом центре Петербурга, на Васильевском острове, на территории Смоленского лютеранского кладбища, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН представляет собой фамильное захоронение пяти человек. Первоначально сам академик В.В. Радлов установил на этом месте памятник своей супруге, Pauline von Radloff, которая умерла в 1899 г. На памятнике также выбито имя Alexander von Radloff, сына академика Радлова, о котором говорилось выше. К сожалению, дата его смерти практически стерта, и это оставляет вопрос с историей его исчезновения из Петербурга открытым. На двух торцах памятника сохранились имена Nina Moor (дочь Радлова) и Roma Moor (по всей видимости, его внук, умерший в младенчестве).

Смоленское лютеранское кладбище во многом и сегодня представляет собой полуразрушенный и частью заброшенный участок, по которому небезопасно передвигаться даже днем. В 2009 г. Правительством Петербурга были выделены деньги на реконструкцию этого кладбища.

Уже сейчас можно наблюдать, что частично обновлена дренажная система, вымощены дорожки.

В рамках подготовки к празднованию 175-летнего юбилея академика Радлова (2012) и грядущего 300-летия Кунсткамеры (2014) руководство МАЭ приняло решение произвести полную реставрацию могилы В.В. Радлова. В этом направлении сделаны пока только первые шаги, но все согласования на уровне КГИОП и Правительства города уже позади.

Будет восстановлен и мраморный постамент, и фигура ангела, половина которой была утрачена в годы войны. К сожалению, на сегодняшний день даже заинтересованный человек не сразу поймет, что в этом месте похоронен великий тюрколог. И дело даже не в том, что долгое время за могилой фактически никто не ухаживал: его имя выбито в самом низу, на цоколе памятника, да и качество надписи оставляет желать лучшего.

Нам удалось выяснить, что сам ученый завещал поставить на своей могиле огромный валун — по подобию памятника на могиле основателя шведского Скансена, А. Хазелиуса. К сожалению, в КГИОПе, который охраняет то, что осталось от надгробия, по известным причинам нам не удалось согласовать подобный проект, но отдельная плита с выбитыми на ней именем и регалиями великого российского тюрколога академика Василия Васильевича Радлова обязательно будет.

Фрагмент интервью с В.П. Барабановым (17 мая 2011 г.) П.М.: Вильям Петрович, Вы, наверное, знаете, что в 2014 г. предстоит празднование 300-летия Кунсткамеры, а в 2012 г. состоятся юбилейные Радловские чтения — 175 лет со дня рождения Радлова. Планируются масштабные мероприятия, прежде всего это восстановление Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН памятника на кладбище и мемориальной доски на доме, который располагается недалеко от нашего Музея, где жил В.В.

В.Б.: Она же была когда-то там… Дело в том, что у них были различные идеологические расхождения с Марром, и когда тот был «у власти», по крайней мере у нас так дома говорили, то и портрет Радлова убрали, и доску убрали… П.М.: Может быть, Вы помните номер квартиры, где жил В.В.?

В.Б.: К сожалению, нет… П.М.: Это интересно, потому что номер квартиры ни в каких документах не фигурирует. Например, сын Радлова Александр, который служил в канцелярии Академии наук, проживал в том же доме в квартире № 11, это на втором этаже.

В.Б.: Его внучка, Наталья Карловна (мать Ю.М. Шмидта. — П.М.), и Елена Маврикиевна Кубиш, которая всю жизнь служила в Музее, они как раз жили на 7 линии, во дворе, я в этой квартире бывал, на втором этаже, но тот ли это дом, я не знаю. Бабу Лену (Кубиш. — П.М.) мы хоронили в декабре на Смоленском кладбище, в братской могиле. Она многое вспоминала, потому что она всю жизнь с В.В. работала.

П.М.: Насколько я знаю, он в свое время помог ей в устроиться в Музей.

В.Б.: Да, это была такая типичная питерская интеллигентка, мама с ней в основном по-немецки разговаривала. Дочь Радлова, моя бабушка, Нина, правда, она недолго прожила, в молодые годы увлекалась театром, ездила за границу и в Нью-Йорке познакомилась с будущим мужем. Их свидетельство о браке зарегистрировано тоже в Нью-Йорке: Нина Радлова и Вильям Моор. В честь него потом назвали меня. Потом они переехали в Европу, и мама родилась в Риме, в 1901 г., 15 или 16 декабря.

П.М.: А как звали Вашу маму?

В.Б.: Анжела Вильямовна.

П.М.: Мне встречалась информация, что она похоронена на Пискаревском кладбище, ее имя есть в списке Книги памяти.

В.Б.: Мне трудно сказать, она умерла 31 марта 1942 г. Она была крупным врачом, главным психиатром Ленинградской области, не эвакуировалась, жила в рабочем кабинете, потому что в наш дом попала бомба, и ее увезли в госпиталь, а на другой день ее не стало. Но нам с сестрой об этом сообщили где-то через месяц.

П.М.: А Ваш отец?

В.Б.: Он был на брони на предприятии, мы его не видели всю зиму.

Весной он нас нашел, мы встретились, но у него не хватило духу, чтобы сказать нам.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН П.М.: Как его звали?

В.Б.: Петр Петрович. Говорили, что маму похоронили где-то в братской могиле госпиталя, в госпитале она была на Выборгской стороне.

Мы в этом госпитале тоже некоторое время лежали, а потом вместе с сестрой эвакуировались с детским домом.

Возвращаясь к Радлову, когда у Мооров в Риме родилась дочь Анжела, В.В. сказал, что нечего по заграницам быть, пусть возвращаются в Петербург. Но она (Нина Моор. — П.М.) рано умерла, и маму девочкой дед взял к себе, и она воспитывалась у Радлова. Тем более что Вильям Рудольфович Моор потом второй раз женился, он с новой семьей тоже жил на Васильевском острове. Мой прадед (В.В. Радлов. — П.М.) этаж имел, где жил, мой дед, профессор (В. Моор. — П.М.), — шесть комнат в квартире. Ну вот я тоже профессор, но шести комнат нет.

П.М.: Действительно, квартира, которую скорее всего занимал Ваш прадед, это фактически целый этаж, и там сейчас находится музей-квартира академика Павлова. Я разговаривала с кураторами музея, и они на 99 % полагают, что это и есть квартира Радлова, но точных сведений нет.

В 1918 г. В.В. умер, и фактически через полгода туда въехала семья Павлова и до 30-х годов они там жили.

В.Б.: Жена Павлова была эвакуирована в Казань во время войны и продавала какие-то вещи на рынке, и ее забрали как спекулянтку. Это мне рассказывал сын академика Френкеля. Академия наук ведь была эвакуирована во время войны. Технологический институт был эвакуирован в наш институт (Казанский химико-технологический университет. — П.М.), а Академия наук располагалась в университете. И вот мама жила с В.В. до самой его смерти, потом закончила институт и жила самостоятельно.

П.М.: Может быть, Вы знаете про сына В.В. — Александра, который также служил в Академии наук, ведь он пропал?

В.Б.: Я вообще знаю о сыне Владимире. Знаю, потому что эту линию мы сейчас прослеживаем до адвоката Шмидта, это праправнук Радлова (Ю.М. Шмидт. — П.М.). Я с ним встречаюсь иногда, когда приезжаю.

П.М.: А Вы часто приезжаете в Петербург?

В.Б.: Сейчас реже. Но сын моей сестры, мой племянник, он военный, живет в Ленинграде, у него там семья, трое детей, то есть у нас теперь там следующее поколение.

П.М.: Но вот если говорить о сыне Радлова Владимире, то мне попадались сведения, что он был юристом и служил в Тюмени, то есть здесь своего рода преемственность.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН В.Б.: Есть книга о Юрии Марковиче (Шмидте. — П.М.), может, вы ее найдете, у их семьи очень тяжелые 30-е годы.

П.М.: А в каком году Вас сюда эвакуировали?

В.Б.: Я приехал сюда с отцом после войны.

П.М.: То есть Вы всю блокаду в Ленинграде находились?

В.Б.: Часть блокады. Нас вывозили по Ладоге, мы с детским домом уезжали. Потом папа нас нашел, он привез сестру в Казань, здесь его сестры были, он сам казанский, потом он забрал меня. Он получил направление на юг, мы жили в Ереване, потом в Крыму, там он встретил окончание войны, заболел. В 13 лет я пошел работать на завод, но потом отец все-таки поправился, и мы приехали сюда, в Казань. Здесь я закончил наш институт и с тех пор работаю здесь (Казанский химико-технологический университет. — П.М.). Когда я заканчивал институт, у нас были направления в Ленинград, я очень хотел, но по партийной линии меня оставили здесь.

П.М.: Вильям Петрович, может, Вы знаете причину смерти В.В.?

В.Б.: Голод. Он уже был в возрасте, от недоедания. Это же был 1918 год… П.М.: Интересная история связана с его сыном Александром, который в 1919 г. занимался закупкой канцтоваров для Академии наук, поехал в Москву и пропал. Академия достаточно долго вела переписку с его супругой Ириной Рудольфовной, но безрезультатно. О его дальнейшей судьбе сведений нет. В октябре, после того как он так и не объявился, его отчислили от службы из Академии.

В.Б.: Ирина Рудольфовна за границу уехала. Вроде бы ее портрет был выставлен в Русском музее, но потом его сняли, поскольку она была нелояльна к советской власти. В Казани В.В. очень чтят, и когда узнали, что я имею отношение к нему, лица, которые этим занимаются в университете на кафедре, очень заинтересовались этим. Муж моей сестры, Николай Петрович, его сейчас тоже нет в живых, он немного занимался жизнью Радлова, написал статью, и вот Ариадна Петровна (правнучка В.В. — П.М.) должна принести ее. До войны я бывал в Музее, но там уже ничего не было, что бы напоминало о В.В., ни портрета, ничего.

Хотя мне баба Лена (Кубиш. — П.М.) говорила, что при входе был портрет большой, то есть при входе сразу все было радловское.

П.М.: У нас регулярно проводятся Радловские чтения, и в следующем году состоится юбилейная конференция, мы Вас с удовольствием приглашаем.

В.Б.: Спасибо. Конечно, еще лет 20 назад мы бы еще встретили людей, которые в той или иной степени знали В.В.

12 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН П.М.: Может быть, Вы знаете, куда могли попасть награды, ордена В.В.? У вас в семье их нет?

В.Б.: Нет, их и не было. Картина одна была, а вот у Кубиш кое-что было, мебель, прочее. Помню, я спрашивал, сколькими языками владел В.В. Дома говорили так: европейские не считаются, а восточными — сорока пятью. У меня мама на шести языках свободно говорила. Моя крестная была итальянка, ее привезли из Рима, она так всю жизнь поитальянски и говорила. Папа вспоминал, что когда они ходили к Вильяму Рудольфовичу в гости, там по воскресеньям были обеды, обед шел на английском языке, это считалось нормой. Мама всегда вспоминала деда своего (В.В. Радлова. — П.М.), что он к ней очень внимательно относился, в меру возможностей баловал, все ей прощал.

П.М.: А у Вас большая семья?

В.Б.: У меня сын, внук и внучка, уже взрослые. Внук живет у нас, и внучка жила у нас дома, а сын в другом месте жил. Так что у нас такая же история, как у В.В. Сын историк, внук работает в системе логистики, внучка занимается менеджментом. Когда мы с сестрой были маленькие, нас звали Вилли и Долли. Воспитывали нас в немецком духе, до войны, например, мы не имели права разговаривать по-русски. Мы жили на углу Кузнечного и Достоевского, в доме, где располагается музей Достоевского, дом 2, квартира 19, а в школу нас определили на Фонтанке. А последние блокадные дни мы жили на Восстания, у мамы на работе, там был областной диспансер, там она в своем кабинете принимала больных.

П.М.: А какие-то воспоминания об окружении Радлова, о тех людях, с которыми он работал, у Вас сохранились?

В.Б.: Мне трудно сказать, часть знакомых была от Радлова, часть от деда. Ну вот, например, академик Карпинский, дети его у нас дома бывали. Не знаю, был ли Радлов знаком с Бехтеревым, но его внучка, Наталья, тоже у нас дома бывала.

П.М.: Наш музей планирует восстановление памятника Радлову на кладбище… В.Б.: До войны на могиле был белый мраморный ангел с крыльями.

После войны я там был, у памятника была отбита рука и кусочек крыльев, а потом, когда я приезжал, мне говорили, что памятник уронили.

До войны он точно был, мама туда часто приходила… Говорить о восстановлении памятника в ближайший год пока рано.

Мы очень надеемся, что это будет сделано к 300-летию первого государственного музея России, таким же основателем и созидателем которого, как и Петр Великий, является академик Радлов.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН Открытие мемориальной доски на доме, в котором жил В.В. Радлов (7 линия В.О., 2/1) и которая исторически располагалась там, но была демонтирована в 1920-е годы, станет замечательным началом в очень нужном и важном деле отдания долга памяти человеку, благодаря которому существует наш Музей.

–  –  –

АКАДЕМИК В.В. РАДЛОВ

И АНАТОМИЧЕСКИЕ КОЛЛЕКЦИИ

КУНСТКАМЕРЫ

В конце 1898 г. в Академию наук поступило письмо начальника Военно-медицинской академии академика В.В. Пашутина о передаче в Военно-медицинскую академию анатомической коллекции Кунсткамеры:

«В Императорской Военно-медицинской академии имеются богатые музеи анатомический и патологоанатомический, служащие как для целей преподавания, так и для ученых изысканий многочисленных врачей, занимающихся в Академии. Имеющаяся в Императорской Академии наук коллекция анатомических и патологоанатомических препаратов, ввиду преследуемых этою Академией задач и отсутствия в ней кафедр по медицинским специальностям, едва ли приносит науке такую пользу, какую она принесла бы по перемещении ее в ведение Военномедицинской академии. А посему имею честь обратиться к Вашему превосходительству с покорнейшею просьбою о содействии, чтобы означенная коллекция препаратов была пожертвована учебно-вспомогательным учреждениям вверенной мне Академии» [Протоколы Общего собрания. СПб., 1898 г. Параграф 151 протокола № 10 заседания от 5 декабря 1898 г.].

Следует сказать, что Санкт-Петербургская Императорская Медикохирургическая академия была создана в 1798 г. В том же году при ней был образован единый музей кафедры физиологической анатомии, возникший на базе предшествующих анатомических кабинетов Санкт-ПеЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН тербургских госпитальных школ. Интересно, что уже в 1762 г. в описи экспонатов кабинета Сухопутного госпиталя были отмечены препараты знаменитого голландского анатома и врача Фредерика Рюйша. Эта небольшая коллекция (28 препаратов) была получена во время путешествия Петра I в Европу в 1697–1698 гг. в качестве дара ему от анатома.

По-видимому, она первоначально поступила в Медицинскую канцелярию и была передана Сухопутному госпиталю, став впоследствии гордостью Военно-медицинской академии.

В истории Военно-медицинской академии был период, который называли ее «золотым веком». Он связан с деятельностью П.А. Дубовицкого, назначенного президентом этого учреждения в 1857 г. За десять лет своей работы этот прекрасный организатор сумел не только отремонтировать все имеющиеся у академии здания и выстроить великолепные новые в стиле строгого классицизма лечебные корпуса, но и привлечь к работе в академии большую плеяду молодых талантливых ученых, сыгравших важную роль в дальнейшем развитии академии и установлении ее традиций. Так что к своему столетию академия подошла и с самобытной системой отечественного медицинского образования, и с хорошо развитой материальной базой. Ее руководству хотелось ознаменовать юбилей получением прекрасных анатомических коллекций, поэтому оно и обратилось с приведенным выше письмом в Императорскую Академию наук.

Обсудив письмо, конференция постановила: запросить по этому вопросу мнение директора Музея антропологии и этнографии Императорской Академии наук В.В. Радлова, не присутствовавшего на том заседании, когда рассматривалось письмо [СПФ АРАН. Ф. 142. Оп. 1. № 51.

Л. 70].

Мы приводим полностью ответную записку В.В. Радлова как свидетельство ситуации в музее на рубеже веков и отношения Радлова как директора к вверенному ему учреждению. Орфография и пунктуация приведены в соответствии с нормами современного русского языка.

«Избранный в 1895 году директором Музея по антропологии и этнографии при Императорской Академии наук, я, приняв вверенное мне имущество, вскоре убедился, что коллекции наши не имеют соответствующего помещения. Этнографические собрания, несмотря на тесноту зал и непрактичную мебель, благодаря стараниям хранителя музея Руссова, возможно было, хотя отчасти, выставить для публики и предохранять от порчи; относительно же анатомических и тератологических препаратов достаточно сказать, что для них не оказалось другого помеЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН щения, кроме грязной кухни, в подвальном этаже, не гарантированном от наводнений.

Не находя иного помещения для выше указанных коллекций и сознавая всю серьезность нравственной ответственности в случае порчи их, я тогда же высказался, что гораздо добросовестнее было бы отдать их другому ученому учреждению, которое сумеет найти для них приличное помещение и отнесется к ним с должным вниманием. Удерживая у себя коллекции в столь неудобных условиях хранения, мы рисковали заслужить суровый, но справедливый упрек за порчу и утрату научных материалов, которые более двухсот лет собирались нашими предшественниками.

Представители естествознания в Императорской Академии наук, гг. академики Первого отделения, вероятно, сознавая, что передача в другие руки вышеозначенных коллекций равносильна закрытию отдела антропологии при нашем Музее, безусловно, отвергли мой проект.

Я думаю, что не ошибаюсь на счет мотивов, которыми руководились в этом случае академики-натуралисты, так как мы имели случай убедиться, насколько настоятельно признавалась Первым отделением необходимость включить в круг занятия Академии антропологию. Не имея штатной кафедры по этой отрасли знаний в Академии и пожелав заместить этот пробел в своих рядах, не выходя из пределов существующего устава, Конференция Академии на кафедру третьего зоолога избрала Московского профессора Д.Н. Анучина, большая часть трудов которого относится к различным областям антропологии.

Таковы были взгляды нашей Академии на значение антропологии и относящихся к этой науке пособий. Ныне же, когда Музею удалось найти приличное помещение для антропологических коллекций и сделать их вполне доступными для изучения, я совершенно неожиданно получаю приглашение высказаться по вопросу о передаче тератологических коллекций нашего Музея во вновь возникающий Анатомический музей при Военно-медицинской академии.

Прежде всего, я должен отметить, что тератологические коллекции не имеют никакого отношения лично к моим научным занятиям. С передачей их и я, и рабочий персонал Музея избавился бы от многих хлопот по хранению этих коллекций; у нас сохранились бы деньги, уходящие ныне на покупку спирта, посуды и на другие расходы, необходимые для содержания препаратов в порядке; у нас освободилось бы помещение для других коллекций, в чем мы крайне нуждаемся. Словом, с точки зрения облегчения своих обязанностей и личных удобств, я ничего не мог иметь против передачи тератологических коллекций в Военно-меЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН дицинскую академию; но, как директор Музея и академик, я считаю своим долгом подать голос против подобного предложения. Крайность и опасения за целость коллекций заставили меня несколько лет назад внести подобный проект на рассмотрение Конференции, но теперь, когда мне удалось поместить выше упомянутые коллекции безопасно и прилично, я приношу мою искреннюю благодарность гг. академикам Первого отделения за их стойкость в деле охраны научного достояния Академии и за отрицательный ответ на мое прежнее предложение.

Как директор Музея, я не могу смотреть на это вверенное мне учреждение как на кабинет или лабораторию для личных моих занятий;

не могу согласиться на передачу коллекций только потому, что они не интересуют меня лично. Наоборот, чем менее я компетентен в оценке научного значения какого-либо собрания, тем с большею осторожностью и большим вниманием должен я относиться не только к передаче, но и ко всякой в составе его перемене. Будь я специалистом по антропологии, я сумел бы и определить научное значение просимых у нас коллекций и отделить в них наиболее важное от второстепенного; теперь же я, не пускаясь в эту мало знакомую мне область, напомню только Собранию мнение основателя Музея по антропологии при Императорской Академии наук и одного из отцов самой науки антропологии, покойного академика К.М. фон Бэра: он считал коллекцию аномалий в органическом развитии одной из существеннейших частей основанного им Музея. Предоставляя оценку этого воззрения специалистам, я буду поддерживать тезис о неотчуждаемости коллекции Музея иными соображениями.

Учреждение, имеющее на своих руках Музей, должно приращивать, а не уменьшать его собрания. Музеи, как и библиотеки, могут только меняться коллекциями, и то только дубликатами. Предлагает ли Военно-медицинская академия нам что-либо взамен просимых от нас коллекций, я не слыхал; да и в собраниях, о которых идет речь, нет и не может быть дубликатов. Я, кроме того, должен заметить, что Военномедицинская академия желает получить от нас более трети коллекций всего нашего Антропологического музея, и у нас совсем упразднится целый отдел аномалий в развитии животного мира. Согласившись на предложение об отдаче этих коллекций Военно-медицинской академии, мы вместе с тем должны будем упразднить и самый Антропологический музей. Раздача коллекций — фатальный признак для Музея вообще, а в данном случае изменится и основной план его, составленный фон Бэром. Чтобы продолжать начатое не нами, нужен будет новый план, новая программа; но если б такой план и был выработан, кто стал бы Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН помогать нам в осуществлении его после того, как мы отдали бы треть коллекций нашего Музея? Кто стал бы доставлять антропологический материал в учреждение, которое раздает его в другие руки и со странною поспешностью меняет свои взгляды на задачи Музея: то, что 35 лет тому назад считалось неотъемлемою частью Музея, признается ныне совершенно ненужным, подлежащим отчуждению.

В затронутом вопросе о передаче коллекций нельзя оставить без внимания и обстоятельство, имеющее чисто временный характер, а именно: в прошлом году мы хлопотали о расширении штатов нашего музея, мотивируя наше ходатайство необходимостью увеличить рабочие силы его для приведения коллекций в порядок, мы говорили, что нам нужны денежные средства для покупок новых коллекций, так как путем пожертвований отделы музея увеличиваются крайне неравномерно. Штаты новые вошли в законную силу с 1 января, рабочий состав музея усилен, средства увеличены, и мы начинаем нашу новую деятельность с раздачи наших коллекций.

Отказываясь от оценки этих коллекций с точки зрения современной антропологии, я, тем не менее, осмеливаюсь утверждать, что они имеют громадное значение для истории наук в России. Начало положено им самим Петром Великим, и они служат живым и осязательным памятником заботливости его о развитии просвещения в России. Как член старейшего русского ученого учреждения, основанного тем же государем, я считал бы обязанностью Академии наук хранить это наследие преобразователя России при основанном им же ученом учреждении, даже если б в глазах современных ученых оно потеряло всякое научное значение. Хранить до тех пор, пока его не истребит время» [СПФ АРАН.

Ф. 142. Оп. 1. Д. 53. Л. 60–66. См. также Протоколы общего собрания Академии наук. 1899. Заседание 9 января 1899 г., протокол № 5. С. 3–5].

Объяснения В.В. Радлова написаны очень эмоционально, в них он не щадит и себя, в то же время они буквально пронизаны беспокойством за судьбу музейных коллекций. Для нас же они особенно интересны тем, что дают откровенную характеристику положения дел в Музее в конце XIX в.

Просьба о передаче анатомических коллекций в собственность Военно-медицинской академии и пламенная отповедь В.В. Радлова дали положительный эффект. Физико-математическим отделением Академии наук была создана комиссия для рассмотрения вопроса об анатомическом собрании Музея. Было принято решение о приведении коллекций в порядок, возвращении препаратов, взятых другими учреждениями, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН и составлении полного списка анатомических коллекций, принадлежащих Музею [СПФ АРАН. Ф. 142. Оп. 1. № 51. Л. 71]. Анатомическое собрание, включающее и первые коллекции Кунсткамеры императорской Академии наук XVIII в., не покинуло ни своих исторических стен, ни своего исторического владельца.

–  –  –

Академик Василий Васильевич Радлов (1937–1918) заложил основы деятельности целого ряда музеев. Первый опыт в этом плане он приобрел как директор академического Азиатского музея (1885–1890).

16 марта 1894 г. В.В. Радлов вступил в заведование академическим Музеем по антропологии и этнографии (далее — МАЭ). К этому времени он имел высокую репутацию полевого и кабинетного ученого, специалиста в области востоковедения, филологии и языковедения, в 1884 г.

был избран ординарным академиком Императорской Академии наук (далее — ИАН) по части истории и древностей азиатских народов. Его организационные таланты проявились в серии археологических и этнографических экспедиций, в которых работали квалифицированные сотрудники. В 1872 г. он создавал систему татарских школ в Казанском учебном округе. Одновременно он составлял и распространял инструкции по собиранию [Радлов 1895] и регистрации коллекций [СПФ АРАН.

Ф. 1. Оп. 1 а — 1916. Ед.хр. 163. Л. 390–393 об], которые стали базовыми для многих провинциальных российских музеев.

Очевидно, МАЭ предоставил ему ту форму деятельности, в которой нашли наиболее полное воплощение опыт, интересы и планы В.В. Радлова. Все 24 года директорства (1894–1918) он неустанно искал способы фиксации и показа традиционной культуры, адаптировал достижения современного ему мирового опыта, находил способы реализовать задуманное, решая множество организационных проблем и неустанно разъясняя и пропагандируя величественные задачи, которые он ставил перед МАЭ — наследником первого музея России — Кунсткамеры.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН В.В. Радлов фактически сумел объединить три самостоятельных музея (отдел физической антропологии, отдел доисторической археологии, отдел общей этнографии) и превратить вверенный ему музей в передовое научное учреждение. Он приглашал на работу специалистов и добивался для них достойного жалования и служебного жилья, организовывал планомерный сбор экспонатов, их учет и регистрацию, наладил систему публикации результатов научных исследований, привлек к музейной жизни влиятельных лиц (в 1907 г. при МАЭ создан Попечительный совет), а также многочисленных корреспондентов из разных стран (вклад которых, впрочем, пока оценен недостаточно).

Этапы становления В.В. Радлова как музейного директора демонстрируют его стратегический и тактический таланты, в которых выразился его опыт академического ученого и практического полевого исследователя. Сам В.В. Радлов признавал, что за первые 22 года директорства он сумел значительно расширить МАЭ (пристройка к музейному флигелю со стороны Зоологического музея, затем — надстройка третьего этажа и нового флигеля во дворе.

Только за 1894–1914 гг. фонды МАЭ увеличились почти на 100 тыс.

предметов, и все новые поступления были научно каталогизированы [Императорская Академия наук 1917]. Признав приоритетными сборы экспонатов в России, он добивался передачи в МАЭ профильных коллекций из других музеев, с выставок и пр. Экспозиционные площади МАЭ выросли в четыре раза [СПФ АРАН. Ф. 2. Оп. 1–1916. Ед.хр. 8.

Л. 27]. Эти достижения В.В. Радлова его соратники подчеркивали особо [Музей антропологии и этнографии… 1907].

Как организатор науки В.В. Радлов был постоянно востребован. Он в разные годы избирался председателем Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии, Общества изучения Сибири и улучшения быта ее народов. Он был активным членом Общества русских ориенталистов, Императорского Русского географического общества, Императорского общества востоковедения, Лингвистической комиссии. Его избирали в Комиссию по управлению Типографией ИАН (1903), в Комиссию по разграничению в будущем сфер деятельности этнографического отдела Музея Императора Александра III и состоящего при Императорской Академии наук Музея антропологии и этнографии им. Императора Петра Великого (1904), в Комиссию по вопросу об упорядочении академических изданий (1906), в Комиссию по вопросу о постройке новых академических зданий (1907), в Комиссию для разработки вопроса об увековечении места кончины блаженныя памяти Императора Петра Великого (1912). Как председатель Комиссии дирекЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН торов академических музеев он был инициатором типового Устава Попечительных советов для публичных музеев Академии наук (1906).

Благодаря планомерным усилиям В.В. Радлова МАЭ получил имя Императора Петра Великого (1902), что сразу повысило его статус и привлекало дополнительные вложения. По примеру Зоологического музея была введена плата за посещение МАЭ (1903). В надстроенном этаже музейного флигеля была развернута Галерея Императора Петра Великого. Когда 5 марта 1914 г. МАЭ посетил император Николай II, он одобрил план передачи музею здания бывшей Кунсткамеры после того, как оттуда выедет Библиотека Академии наук. Отметим, что примеру МАЭ следовали другие академические музеи. В 1903 г. Геологический музей также получил имя Императора Петра Великого.

С началом Первой мировой войны В.В. Радлову пришлось решать и совсем иные задачи. К тому времени он сумел наладить систему масштабных музейных работ: обустройство здания, меблировку помещений, планирование и оформление будущего музея; расширение штатов, подготовку и повышение квалификации персонала; обмен коллекциями и совместные экспедиции в международном масштабе;

издательскую деятельность; разработку мероприятий по приему и экскурсионному обслуживанию групп посетителей, прежде всего школьных; помощь другим учреждениям, изготовление реплик и муляжей предметов и пр.

С переводом страны на военное положение бюджет ИАН был пересмотрен, на местах корреспонденты уже не имели возможностей продолжать сбор коллекций для МАЭ, резко сократился приток средств от членов Попечительного совета. Многие экспедиции пришлось отменить, доставка из-за границы уже приобретенных музеем материалов была запрещена, и надо было договариваться о сохранении их за рубежом до конца войны. В.В. Радлов хлопотал о выделении угля и дров для отопления Музея, безакцизного спирта «для обработки деревянных буддийских древностей в отделе турфанских древностей», керосина, голубого мыла, стеариновых свечей, формалина, нафталина, камфары, русского скипидара для дезинфекции коллекций, а для служащих — сахара, чая, «одежного продовольствия».

15 мая 1917 г. Комиссия директоров и представителей служебного персонала научных учреждений приняла Основные положения о порядке управления научными учреждениями Академии. В состав каждого Совета входили директор учреждения (в качестве председателя) и все лица научного персонала, состоящие в штате [СПФ АРАН. Ф. 1.

Оп. 1 а — 1917. Ед.хр. 164. Л. 112].

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН В.В. Радлов принимал меры к дополнительной охране научного имущества Академии, особенно Русского нумизматического кабинета [Там же. Л. 443 об.]. 2 сентября 1917 г. встал вопрос о частичной эвакуации учреждений РАН (11 июля 1917 г. ИАН постановлением Временного правительства была переименована в Российскую академию наук, или РАН [Там же. Ф. 142. Оп. 1 (до 1918 г.). Ед.хр. 71.

Л. 18]) из Петрограда ввиду опасности наступления германских войск.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |
Похожие работы:

«ББК 7. 03 УДК 85:103 (2) А 46 ISBN 5-7591-0245-1 Александров Н.Н. Генезис ментального хронотопа. Книга 1. Генезис представлений о времени. – Москва: Изд-во Академии Тринитаризма, 2011. – 335 с. Во второй работе цикла “Формула истории”, созданного в рамках системогенетической парадигмы, анализируются вопросы глобального развития человечества в ракурсе ментального хронотопа. Проблемы моделей времени и пространства рассматриваются эволюционно, как преемственный и усложняющийся исторический...»

«Владимир И. Побочный Людмила А. Антонова Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2 Серия «Летопись Победы. 1443 дня и ночи до нашей Великой Победы во Второй мировой войне», книга 9 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9330594 Сталинградская битва (оборона) и битва за Кавказ. Часть 2 / В.И. Побочный, Л.А. Антонова: Астерион; Санкт-Петербург; 2015 ISBN 978-5-900995-07-6, 978-5-900995-16-8 Аннотация Попытки переписать историю Великой...»

«Направление 4 Этнические меньшинства в гражданском обществе России. (рук. д.и.н. Бугай Н.Ф., ИРИ РАН) Преобразования 1990-х годов в разных сферах российского общества, включая и такую тонкую и деликатную сферу как национальные отношения, вызвали к жизни необходимость обратиться к судьбам многих проживающих на территории государства этнических меньшинств. В числе их российские цыгане. В ходе проведенных исследований выявлены слабо изученные составляющие проблемы. Фактически в российской...»

«http://www.bim-bad.ru/biblioteka/article_full.php?aid=723 Ильяшенко Е.Г. Педагогическая антропология в России: история и современность Часть первая Введение История педагогического знания, его современное состояние и перспектива эволюции убедительно свидетельствуют о том, что одним из источников формирования и утверждения гуманистической парадигмы в педагогике являются традиции и подходы педагогической антропологии. Как продукт интеграции всех человековедческих наук в приложении к делу...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего профессионального образования Иркутский Государственный Университет Кафедра Мировой истории и международных отношений Калугин Петр Евгеньевич Современное стратегическое сотрудничество Российской Федерации с Турцией в сфере энергетики Специальность 07.00.03 Всеобщая история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: д.и.н., профессор Дятлов...»

«РОССИЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД ОТЧЁТ «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА в 2011 году» Москва СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Общая характеристика деятельности РГНФ в 2011 г. 1.1. Виды конкурсов, заявки на конкурсы 1.2. Экспертная система 1.3. Проекты и научные направления 1.4. Целевые междисциплинарные конкурсы РГНФ 2011 г 2. Выполнение решений Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям 3. Наиболее значимые научные проекты и мероприятия, поддержанные РГНФ в...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 февраля по 12 марта 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Демография. Государство и...»

«MI,IHI,ICTEPCTBO OEPA3OBAIJVIfl PI HAYKI4 PO [IEH3EHCKI4fr I-OCYAAPCTBEHHbIfr TIEAAIOILIqECKIIfr YHI,IBEPCI,ITET IIMEHII B.I. EEJII{HCKOTO IIPLIFUITO Ha3g{ignarnryrY.rcHorocoBera J$c! :di\ro 11rsc&,.:t :, iffi ffitfuilii PAEOqA-flIIPOTPAMMA YTIEEHOfr(MY3EfrHOfr) ilPAKTIIKI4 Haupannenr4 rroAroronru : 050100 [egaroruqecmoe o6pa: onanrae e llpo(f ranr ro.qroroBKz: lf croprar Knanu(fuxaqrEr(creueur) nrmycKHr{Ka: Earca.uanp (Dopuao6yrenur: OqHas lleuza2012 1. Цели музейной практики Целями музейной...»

«К И З У Ч Е Н И Ю ИСТОРИИ К А В К А З С К О Й А Л Б А Н И И (По поводу книги Ф. Мамедовой «Политическая история и историческая география Кавказской Албании ( I I I в. до н. э. — V I I I п. н. э.)») Д. А. АКОПЯН, доктора ист. наук П. М. МУРАДЯИ, К. Н. ЮЗБАШЯН (Ленинград) Сложность проблемы цивилизации Кавказской Албании обусловлена тем обстоятельством, что сведения первоисточников о населении Албании носят на первый взгляд противоречивый характер. Античные и ранние армянские источники под...»

«Правовая мысль: история и современность Конституционализм В.Г. Графский Заведующий сектором как предмет изучения истории государства и права, политических учений Института государства и права РАН, профессор, доктор юридических наук Даже самое беглое знакомство с отечественной литературой по актуальным теоретическим вопросам правоведения наводит на мысль, что период непримиримых и принципиальных, глубокомысленных и эмоционально окрашенных дискуссий о правильном понимании права закончился без...»

«С.Ю. Курносов, Е.С. Соболева резной зуб каШалота североамериканский раритет из собрания центрального военно-морского музея В собрании Центрального военно-морского музея (ЦВММ) имеется редкий экспонат — зуб кашалота с гравировкой (№ КП 2104, инв. № 30Бт251, сектор хранения знамен, флагов, формы одежды, фалеристики, нумизматики и предметов флотского быта; коллекция 30 Бт — предметы быта, личные вещи). Предметы с подобным типом декоративной отделки известны под термином scrimshaw. Происхождение...»

«ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2015. № 3. www.st-hum.ru УДК 929:271.22-725 УЧЕНЫЙ-ПРАВЕДНИК – ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР ГОРСКИЙ (К 140-ЛЕТИЮ КОНЧИНЫ) Мельков А.С. Статья посвящена памяти протоиерея Александра Горского (1812-1875) – ректора Московской Духовной Академии, пастыря Церкви, историка, археографа, богослова и педагога. В работе анализируется научнопедагогическая и пастырская деятельность отца Александра через призму его праведной, святой жизни, которую можно назвать священной эпопеей....»

«Российская национальная библиотека Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2006—2010 гг. Библиографический указатель Санкт-Петербург Составители: Э. Е. Алексеева, Н. Л. Щербак, канд. пед. наук Редактор: Н. Л. Щербак, канд. пед. наук В данном указателе отражена многообразная научная, научнометодическая и литературно-художественная работа сотрудников РНБ за 2006—2010 гг. Работы расположены в алфавите авторов — сотрудников Библиотеки. Текст указателя содержит 3898 записей....»

«© 1993 r. И.А. ВАСИЛЕНКО АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК НАУКА* ВАСИЛЕНКО Ирина Алексеевна — докторант Института всеобщей истории РАН.1.2. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЙ «АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ» И «ГОСУДАРСТВЕННОЕ АДМИНИСТРИРОВАНИЕ» Когда термин «администрация» встречается рядовому гражданину, он думает о бюрократической волоките, которую необходимо преодолеть, чтобы добиться какихлибо услуг или информации. О. де Бальзак с горькой иронией писал: «Существует только одна...»

«Вопросы музеологии 1 (11) / 201 ИСТОРИЯ МУЗЕЙНОГО ДЕЛА _ УДК 94 (479.24) Э. Р. Вагабова ИЗ ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПЕРВЫХ МУЗЕЕВ в СЕВЕРНОМ АЗЕРБАЙДЖАНЕ в конце XIX – начале XX вв. Вопрос организации первых музеев на территории Северного Азербайджана не получил полного освещения ни в российской, ни в азербайджанской историографии. Поэтому в предлагаемой статье нами предпринята попытка проследить историю организации первых музеев на территории Северного Азербайджана, восполнив тем самым существующий...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ УДК 930.85 АНТИЧНЫЕ ОСНОВЫ РАННЕВИЗАНТИЙСКОГО ИСКУССТВА В ТРУДАХ Н.П. КОНДАКОВА1 Статья посвящена рассмотрению проблемы античных основ ранневизантийского искусства в трудах Н.П. Кондакова. Великий историк одним из первых в мире начал разрабатывать идею о том, что христианское искусство не возникло на пустом месте. Несмотря на совершенно различное идейное содержание, в чисто художественном отношении эллинистическое искусство восточных провинций Римской...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 2(16)/20 УДК [001:93018/19](477.75)-057. Непомнящий А.А.И.А. Линниченко: от прославленного в Новороссии профессора до нищеты Таврического университета _ Непомнящий Андрей Анатольевич, доктор исторических наук, профессор Таврического национального университета имени В.И. Вернадского (г. Симферополь, Крым) E-mail: aan@home.cris.net Исследование посвящено деятельности выдающегося историка профессора Ивана Андреевича Линниченко. Освещена работа ученых-историков в Крыму в...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сибирский государственный индустриальный университет» Посвящается 85-летию Сибирского государственного индустриального университета Научные школы СибГИУ ЭНЕРГОИ РЕСУРСОСБЕРЕГАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ НАГРЕВА И ОБРАБОТКИ ДАВЛЕНИЕМ МЕТАЛЛОВ И СПЛАВОВ Новокузнецк УДК 378.124:621.7/.9 (09) ББК 74.580.43:34.62 г Э65 Э65 Энергои ресурсосберегающие...»

«азУ хабаршысы. За сериясы. № 2 (54). ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ИСТОРИИ ПРАВА Н.М. Ыбырайым КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВА В ОБЛАСТИ СНИЖЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СОЦИАЛЬНЫХ КАТАКЛИЗМОВ Современное понятие государства имеет многовариантный характер. В самом общем смысле государство есть определенное объединение людей, сообщество, проистекающее из необходимости жить вместе на определенной территории (в государственных границах). Полагаем, что назначение современного...»

«РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. И. ПИРОГОВА НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА Бюллетень новых поступлений Выпуск второй Москва 2015 Содержание: ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА ЭКОНОМИКА ЛОГИКА ПЕДАГОГИКА ФИЛОСОФИЯ АНАТОМИЯ ФАРМАКОЛОГИЯ ИММУНОЛОГИЯ ПАТОЛОГИЯ ГИГИЕНА ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ КАРДИОЛОГИЯ ПРОПЕДЕВТИКА ВНУТРЕННИХ БОЛЕЗНЕЙ РЕВМАТИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ УХОД ЗА БОЛЬНЫМИ ПЕДИАТРИЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ ТОМОГРАФИЯ ЛУЧЕВАЯ ДИАГНОСТИКА ТЕРАПИЯ РЕНТГЕНОЛОГИЯ ОБЩАЯ ХИРУРГИЯ ТОПОГРАФИЧЕСКАЯ...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.