WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 19 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ Выпуск 13 Ставрополь УДК 943 ББК 63.3 (2) С 76 Редакционная коллегия: А.В. Гладышев, Т.А. Булыгина, В.П. Ермаков, ...»

-- [ Страница 14 ] --

Самые ранние стереотипные представления о поляке сформировались приблизительно в начале XIX века. Это был романический образ свободолюбивой, мятежной личности, борющейся за освобождение угнетенной Польши. Несомненно, этот образ сложился на основе реальных исторических персонажей, прежде всего национального героя Польши и Соединенных Штатов Тадеуша Косцюшко, а также других революционных польских аристократов, иммигрировавших в Новый Свет. Образ свободолюбивого поляка вызывал восхищение образованной и просвещенной элиты американского общества. На протяжении всего XIX столетия художественная проза, поэзия и драматургия Америки обращались к этому романтическому образу19. Это не удивительно: бунтарский польский дух был созвучен тем настроениям, которые ассоциировались в сознании американцев с «духом 1776-го года», духом американской войны за независимость. Даже в ХХ столетии этот героический образ продолжал вдохновлять и воодушевлять. Примером может служить успех романа американского классика Джеймса Миченера «Польша», опубликованный в 1983 г.20 Романтическая сага о жизни нескольких поколений трех польских семей на протяжении восьми столетий стала бестселлером в США.

Второй стереотипный образ поляка был составлен из негативных характеристик. Он сложился в Америке приблизительно в последней трети XIX в., в период так называемой «новой иммиграции». В отличие от «старой иммиграции» XVII – первой половины XIX вв., когда преобладали выходцы из Западной и Северной Европы, поток «новой иммиграции»

направлялся из Восточной и Юго-Восточной Европы, в частности из Италии, Австро-Венгрии, Турции, Греции и России. В потоке иммигрантов преобладали мужчины, в подавляющей массе – бедные, неграмотные, необразованные и неквалифицированные. К этому следует добавить языковой барьер и религиозные различия (непротестантские деноминации).

Принимая во внимание массовость «новой иммиграции», многие американцы восприняли иммигрантов новой волны как угрозу общественным устоям и американской национальной идентичности. Полякам пришлось столкнуться с неприязненным отношением к ним как на бытовом уровне, так и политическом. Слово «Polack» (поляк) приобрело оскорбительный оттенок. Антипольскими настроениями и высказываниями пропитана общественно-политическая атмосфера рубежа XIX – ХХ вв. Они встречались в прессе, звучали на заседаниях обеих палат американского ________________________

Polish Americans/ American Folklore. An Encyclopedia. Ed. By J.H.Brunvand.

Garland Publishing, Inc. N.Y., L., 1996. P.1194.

Michener, James A. Poland. New York: Random House, Inc., 1983.

конгресса. К примеру, Вудро Вильсон в своей 5-томной «Истории американского народа» (1902 г.) написал: «Прибывающие в последнее время иммигранты – это низы общества из южной Италии, захудалые ничтожества из Венгрии и Польши, у которых нет профессиональных навыков, энергии, инициативности или остроты ума»21.

Немало нелицеприятных высказываний и обвинений в адрес польских иммигрантов раздавалось из лагеря борцов за ужесточение иммиграционной политики, которые требовали введения экзамена на грамотность для прибывающих в страну22.

Обсуждение законопроекта иммиграционной реформы в обеих палатах конгресса США и в прессе сопровождалось такими резкими антипольскими обвинениями, что польская община вынуждена была выступить в свою защиту. В 1898 г. поляки создали общенациональный комитет, который представил в конгресс США меморандум польских организаций в Америке в связи с обсуждением в нижней палате конгресса законопроекта об иммиграционной реформе. «Настойчивые усилия безответственных, гоняющихся за сенсациями писателей и агитаторов, настойчиво пытающихся принизить и оклеветать американских граждан польского происхождения, побудили нас образовать объединенный комитет, представляющий все польские организации США», – говорилось в документе23. Авторы меморандума отмечали, что антипольские обвинения прозвучали в отчете сенатской комиссии по иммиграционной реформе. «Ущерб, нанесенный этим документом репутации американских граждан польского происхождения, неисчислим». Далее авторы излагают свою точку зрения на роль и место польской общины в истории США. Они напоминают, что поляки Косцюшко и Пулацкий проливали кровь в борьбе за независимость США в XVIII в.24 Главное обвинение поляков – в неграмотности – авторы назвали безосновательным. Это не вина и тем более не преступление. Не имея возможности получить элементарное образование в стране исхода, на ноWilson W. A History of the American People. V.5. New-York, 1902. Р.212.





h t t p:/ / ia6 0 0 3 0 8. u s. ar ch i ve. o rg/ 1 7 / i t em s / h is t or yofa m erica0 5 w il su of t / historyofamerica05wilsuoft.pdf.

Immigration Restriction League (U.S.). Brief in favor of the illiteracy test. [Boston Immigration Restriction League, 1910?] http://pds.lib.harvard.edu/pds/viewtext/ 6526727?n.

A memorial of the Polish-American organizations of the United States in reference to the proposed Lodge Immigration Bill, now pending in the American House of Representatives. Chicago, 1898. http://pds.lib.harvard.edu/pds/view/4669917?n=1.

Ibid.

вой земле поляки «очень скоро приходят к осознанию значимости образования, обучаются грамоте и письму»25. Что касается обвинений в антиобщественном поведении и дурных наклонностях, то для опровержения этих инсинуаций объединенный комитет польских организаций собрал свидетельства официальных лиц крупнейших американских городов: мэров, глав полицейских правлений и т.д. Среди них – письмо из Чикаго от 3.02. 1898 г., подписанное мэром города К. Х. Харрисоном. В ответ на просьбу охарактеризовать поведение поляков в Чикаго, мэр сообщил, что «в целом, поляки являются одними из самых трудолюбивых и достойных жителей города. Они законопослушны, работоспособны и заслуживают уважения тем, с каким достоинством они борются с трудностями, встречающими их при приезде в эту страну»26.

Со словами мэра Чикаго трудно не согласиться. Действительно, прибывая в Америку, польские переселенцы испытывали «культурный шок».

Как отмечалось выше, по роду занятий польские иммигранты первого поколения, прибывавшие в страну в XIX веке, были в большинстве своем крестьяне. Не имея средств, единственное, на что они могли рассчитывать – это место работы в индустриальном городе, где постоянно требовались рабочие руки. Так что в первые годы массовой польской иммиграции поляки уступали немцам, чехам и другим этническим сообществам, прибывшим и закрепившимся на американской земле ранее, в таких сферах как бизнес, медицина, образование, право. Однако уже второе поколение американцев польского происхождения сумело улучшить свой социальный статус. П.Фокс в начале ХХ в. указывал:

70-80% поляков имеют в собственности жильё. Ссылаясь на газету «Чикаго Трибьюн» Фокс отмечал, что в 1887г. поляки владели в Чикаго недвижимостью на общую сумму 10 млн. долл.27 Эти цифры кажутся удивительными, если учесть, что в то время приобретение недвижимости было очень непростым делом. До 30-х гг. ХХ в., когда появились государственные гарантии ипотечного кредитования, банки и кредитные организации выдавали кредиты на жилье на крайне тяжелых условиях.

Процентные ставки были высоки, а сроки выплаты по кредиту были непродолжительными28. Поляки находили выход из положения, образуя ________________________

Ibid.

A memorial of the Polish-American organizations of the United States in reference to the proposed Lodge Immigration Bill, now pending in the American House of Representatives. Chicago, 1898. http://pds.lib.harvard.edu/pds/view/4669917?n=1 Fox P. Op. cit. P.78.

Norton M.B., Katzman D.M., Escott P.D. Op. cit. P.523.

свои кредитные организации. К примеру, в 1904 г. в Чикаго насчитывался 81 чешский и польский кредитный кооператив с суммарным активом 6 млн.200 тыс. долл. и с общим числом членов 28 тыс. чел.29 Что касается современных американских поляков, то они сосредоточивают свои усилия на сохранении своего этно-культурного наследия и укреплении связей с пост-социалистической Польшей. В стране действуют множество польских организаций и обществ самого разного плана: Польский Американский Конгресс, Польский институт наук и искусств Америки, фонд Косцюшко, (два последних находятся в Нью-Йорке), Польский музей Америки (Чикаго), Историческая Ассоциация американских поляков, Американский совет по польской культуре, Журнал американских поляков, Польское генеалогическое общество Америки, Колледж святой Марии университета Аве Мария в штате Мичиган.



Артефакты польской культуры и истории, в частности, устного народного творчества, собираются и сохраняются усилиями американских филологов и этнологов польского происхождения. Наиболее значительные коллекции собраны Г.Павловской (польские народные песни) и М.М.Коулман (польские народные сказки)30.

Рассказы устной истории, записанные со слов иммигрантов первого и второго поколения на рубеже XIX-XX вв., отражают их воспоминания о крестьянской жизни в польской деревне, а также горести иммигрантской доли в Америке. Как отмечают американские фольклористы, сборники польских пословиц свидетельствуют, что многие из них сохраняются в неизменном виде по обе стороны Атлантического океана. К примеру, пословица Gosc w dom, Bog w dom (Гость в доме – Бог в доме).

В устной традиции американских поляков содержится немало нарративов, где ключевое значение имеет какое-то известное польское слово, или фраза, или культурно-историческая деталь, которые понятны американскому поляку даже без знания польского языка. Такие нарративы часто имеют форму иммигрантского фольклора, выраженного в серии комических ситуаций. Юмористическая ситуация создается благодаря неправильному пониманию какого-либо польского или английского слова. Излюбленные темы польского фольклора вращаFox P. Op. cit. P.79.

Pawlowska H. Merrily We Sing: 105 Polish Folksongs. Detroit: Wayne State University Press. 1961; Coleman M. M. A World Remembered: Tales and Lore of the Polish Land. Cheshire, CT: Cherry Hill. 1965.

ются вокруг свадеб и похорон, этнической принадлежности, дискриминации по этническому признаку. Пример подобного нарратива – шуточка об изобретении Фольксвагена польским парнем из Детройта, гений которого остается непризнанным в Европе и Америке. Справедливость торжествует только в Японии, где этому Фольксвагену дают название, состоящее из польских слов и японских звуков: «Jaka Ta Mala Car» – «Какая крошечная машинка!»31.

За многие десятилетия пребывания на американской земле поляки сумели сохранить свое культурное наследие и не растворились бесследно в американском плавильном тигле. Более того, происходит процесс взаимообогащения польского культурно-исторического наследия с традициями других этнических групп Америки. Из этого взаимопроникновения и взаимодействия рождается, согласно современной мультикультуралистской парадигме, «красочный гобелен» американской культуры.

Вклад поляков в общее американское культурно-историческое наследие заметен. Об этом свидетельствуют многие факты. Так, польские национальные герои Т.Косцюшко и К.Пулацкий считаются также и американскими героями. В США насчитывается 20 городов и 7 округов, носящих имя К.Пулацкого. Один округ и один город носят имя Т.Косцюшко. Как пишут американские авторы, столь незначительное число, несоизмеримое с заслугами Т.Косцюшко перед Америкой, объясняется трудностью произношения для англоязычного населения польской фамилии героя. Об официальном признании заслуг обоих польских героев перед Соединенными Штатами свидетельствует тот факт, что в 1911 г. конгресс США учредил день памяти К.Пулацкого:

11 октября. В штате Иллинойс день 4 марта – день рождения К.Пулацкого – отмечается как официальный праздник32. Крупнейшие города страны, в которых проживают численно заметные польские общины, чтят память Т.Косцюшко и К.Пулацкого памятниками, статуями героев, названиями улиц, мостов и школ. Многие организации и клубы носят имена Косцюшко и Пулацкого. Портреты обоих героев висят в залах заседаний и учреждениях. В честь польских героев устраивают парады, празднования, фестивали, балы и банкеты. Как видим, американская «Полония» сумела адаптироваться в Новом Свете не утратив своей культурно-исторической самобытности.

________________________

Polish Americans // American Folklore. An Encyclopedia. Ed. By J.H.Brunvand.

Garland Publishing, Inc. N.Y., L., 1996. P.1195. Ibid.

А.Н. Птицын

МАССОВЫЙ «ПРИЗЫВ» АВСТРО-ВЕНГЕРСКИХ ФИЛОЛОГОВ

В РОССИЮ В 1860-1880-е гг.

Составной частью российских «великих реформ» 1860-70-х гг. были изменения в образовательной сфере, в результате которых в нашей стране была внедрена классическая модель гимназического образования, основанная на приоритетном изучении древних языков. Она была заимствована из стран Западной Европы.

19 ноября 1864 г. был принят новый «Устав о гимназиях», разработанный под руководством министра народного просвещения А.В. Головнина, согласно которому все гимназии подразделялись на два вида – классические и реальные. Выпускники первых из них имели право без экзаменов поступать в университет, выпускники реальных гимназий могли обучаться в высших специальных учебных заведениях. В классических гимназиях существенно увеличивался объем часов на изучение латинского языка и постепенно, по мере подготовки преподавателей, вводился греческий язык. Подавляющее большинство гимназий стали классическими. Так, в 1871 г. из 123 российских гимназий классических было 111, а реальных – лишь 12. К этому времени оба древних языка преподавались в 68 гимназиях и один латинский язык – в 431.

Преобразования А.В. Головнина продолжил и расширил новый министр народного просвещения граф Д.А. Толстой, прозванный современниками «классическим графом». Под его руководством в 1871 г.

был разработан новый «Устав гимназий и прогимназий», по которому звание гимназий сохраняли лишь учебные заведения с двумя классическими языками, и только их выпускники имели право поступать в университет. Прогимназиями становились учебные заведения с одним латинским языком. Реальные гимназии были переименованы в реальные училища, они были ориентированы на получение технических и прикладных знаний. В классических гимназиях образование приобрело ярко выраженный гуманитарный характер. Так, по уставу 1871 г., гуманитариями являлись 9 из 11 положенных по штату гимназических учителей, при этом 4 из них были преподавателями древних языков. Несмотря на существовавшее в обществе недовольство из-за явного «перекоса» в сторону изучения древних языков в ущерб другим предмеБасаргина Е.Ю. Из истории классического образования в России: Учительский институт славянских стипендиатов/ Индоевропейское языкознание и классическая филология. Т. XIV. Чтения памяти И.М. Тронского. Ч. 1. СПб., 2010. С. 93-94.

там, классическая модель гимназического образования просуществовала до начала XX в. практически в неизменном виде2.

Проведение гимназической реформы 1864-1871 гг. столкнулось с немалыми трудностями, главной из которых стала острая нехватка специалистов. Первоначально потребность в учителях древних языков составляла 60человек в год, российские же университеты удовлетворить её были не способны. Для обеспечения гимназий необходимыми кадрами были использованы несколько путей: учреждение новых учебных заведений для подготовки филологов, приглашение преподавателей из-за границы, привлечение на учительские должности выпускников духовных академий.

Главным способом пополнения преподавательского корпуса педагогов-классиков в начальный период гимназической реформы стало приглашение их из-за границы. При этом курс был взят на привлечение зарубежных филологов славянского происхождения, которым было гораздо легче, чем другим иностранцам, освоить русский язык и преподавать на нём. Такие специалисты в значительном количестве были привлечены из Габсбургской монархии, где существовала передовая по тем временам система классического образования. В Австрии была целая сеть классических гимназий. Подготовке филологов уделялось большое внимание в Венском, Пражском и других университетах. Австровенгерские ученые-филологи пользовались в то время большим авторитетом в Европе, многие из них имели тесные научные связи с российскими коллегами. Выпускники австро-венгерских вузов обладали профессиональными качествами, необходимыми для гимназических преподавателей древних языков.

В привлечении зарубежных преподавателей-славян можно видеть и своеобразное отражение весьма популярных в рассматриваемый период в российском обществе идей «славянского единства». Не случайно инициатором приглашения австро-венгерских учителей стал Михаил Фёдорович Раевский (1811-1884 гг.). Он более 40 лет являлся священником русской посольской церкви в Вене и одновременно выполнял более важные функции по установлению и развитию разнообразных контактов между габсбургскими славянами и Россией3. Примечательно, что еще в 1840-50-е гг. М.Ф. Раевский выступал в качестве посредника при ________________________

См.: Алешинцев И. История гимназического образования в России (XVIII и XIX век). СПб., 1912; Изместьева Г.П. Классическое образование в истории России XIX века. М., 2003.

Михаил Фёдорович Раевский/ Зарубежные славяне и Россия. Документы архива М.Ф. Раевского. 40-80-е гг. ХIХ в. М., 1975. С. 501-502.

приглашении из Габсбургской монархии техников, музыкантов и других специалистов, и накопил определенный опыт в этой области4.

Обращались к российскому священнику с просьбой о трудоустройстве в России и некоторые австро-венгерские преподаватели древних языков. Об этом, будучи в конце 1865 г. в Петербурге, М.Ф. Раевский лично информировал министра народного просвещения А.В. Головнина. Тот сразу же ухватился за данное предложение и подготовил соответствующий доклад Александру II. «Высочайше одобренный» 22 декабря 1865 г. текст данного доклада стал правовой основой для приглашения австро-венгерских учителей славянского происхождения. В нем отмечалось, что российские вузы еще долгое время по объективным причинам не смогут выпускать необходимого количества педагогов-классиков, и констатировалось, что, «…по отзыву священника Раевского и других компетентных лиц, австрийские славяне и чехи могут усвоить себе русский язык в весьма непродолжительном времени»5.

Ввиду этих соображений, предполагалось «…в виде опыта допустить австрийских славян и чехов, имеющих удостоверенные в Австрии дипломы учителей древних языков в гимназии и прогимназии, к преподаванию сих языков в наших средних учебных заведениях»6. Для того, чтобы приглашенные преподаватели «предварительно приобрели в России достаточные сведения в русском языке», их следовало причислять к педагогическим курсам, действовавшим в учебным округах при университетах, на срок «от одного до двух лет»7.

Приглашенным гарантировалась оплата расходов на переезд в Россию и выплата стипендии во время занятий на педагогических курсах (ее размер обычно составлял 300-350 руб. в год). В завершающей части доклада министра говорилось о том, чтобы «…воспользовавшихся стипендией и признанных способными к преподаванию в наших учебных заведениях австрийских славян и чехов обязать прослужить в звании учителя одного из древних языков два года за каждый год получения стипендии, в чем и отобрать у них подписку»8. Педагоги, приглашаемые для работы в России в соответствии с условиями этого постановления, получили наименование «славянских стипендиатов».

________________________

Зарубежные славяне и Россия. Документы архива М.Ф. Раевского. 40-80-е гг.

4 ХIХ в. М., 1975. С. 114, 117-118.

Там же. Ст. 267.

–  –  –

Посреднические функции по приглашению кандидатов на учительские должности были возложены на инициатора этого дела М.Ф. Раевского, имевшего обширные связи в славянских землях Австро-Венгерской монархии. Дело было решено вести без помпы, частным порядком, чтобы не вызвать недовольства габсбургских властей и ненужного ажиотажа среди самих кандидатов на учительские должности. Примечательно, что последним рекомендовалось по возможности держать факт переговоров в тайне. В этой связи можно заметить, что таким же негласным образом российские власти предпочитали действовать и при приглашении в нашу страну чешских колонистов.

Разумеется, когда вопрос о приглашении решался положительно, специалист обращался к властям своей страны за получением заграничного паспорта и его намерения, таким образом, становились известными. Однако, по австро-венгерским законам, правительство не могло запретить выезд за границу своему гражданину (за исключением случаев, если тот не отбыл обязательную для всех мужчин воинскую повинность)9. Первоначально, пока действовала австро-российская картельная конвенция, от кандидатов на учительские должности требовалось предоставить свидетельство о прохождении ими воинской повинности, но после её разрыва в 1869 г. вопрос о воинской службе кандидатов перестал российские власти интересовать10.

По вопросу отбора кандидатов на учительские должности М.Ф. Раевский вступил в оживленную переписку со многими известными австровенгерскими учеными. Его архив содержит множество материалов на эту тему: письма самих кандидатов, корреспонденция австро-венгерских ученых-посредников, а также российских чиновников и ученых11. Помимо М.Ф. Раевского, в подборе и приглашении австро-венгерских учителей принимали участие и другие лица: российские ученые-слависты (В.И.

Ламанский, И.А. Срезневский и др.), руководители министерства народного просвещения, попечители учебных округов. В чешских землях отбор кандидатов вели известные филологи К.Я. Эрбен, А. Вртятко и А.

Патера, которые затем рекомендовали кандидатов М.Ф. Раевскому. По мере развертывания этого проекта кандидаты стали обращаться в российское министерство народного просвещения и напрямую.

________________________

Staatsgrundgesetz ber die allgemeinen Rechte der Staatsbrger. 21 Dezember 1867/ Texte zur sterreichischen Verfassungs-Gtschichte. Von der Pragmatischen Sanktion zur Bundesverfassung (1713-1966). Wien, 1970. S. 64.

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 98.

См.: Зарубежные славяне и Россия. Документы архива М.Ф. Раевского. 40е гг. ХIХ в. М., 1975.

Еще одним каналом привлечения педагогов из Австрии стало приглашение учителей русинского происхождения и униатского вероисповедания из Галиции в Царство Польское. Оно развернулось в середине 1860-х гг. в связи с поставленной руководством страны после подавления польского восстания 1863-1864 гг. задачей усилить «русский элемент» в Царстве Польском. Их приглашением занимались управление Варшавского учебного округа и учебные дирекции польских губерний. Примечательно, что на «галичан греко-униатского исповедания», служивших по учебной части в Варшавском учебном округе, и принявших русское подданство, в 1869 г. были распространены «Правила о преимуществах чиновников русского происхождения, служащих в губерниях Царства Польского»12.

Чтобы привлечь из Габсбургской монархии кандидатов на учительские должности, российское министерство народного просвещения предоставляло им более выгодные условия службы, чем те, на которые они могли рассчитывать дома (это касалось, в первую очередь, размеров жалования, а также выслуги лет, пенсии, подъемных и пр.)13. Примечательно, что австрийский министр культа и просвещения К. Штремайр в беседах со своим российским коллегой графом Д.А. Толстым в 1870е гг. «…не раз сетовал на то, что Россия отбирает у него наилучших учителей древних языков, и пенял, что тогдашние австрийские законы не дают ему возможности воспрепятствовать этому»14.

В то же время получали назначение в Россию не все желающие, действовала система отбора кандидатов. От них требовалось предоставить диплом австрийского университета, письменные работы (как правило, автобиографию на латинском языке и переводы с латинского или греческого), а также рекомендацию какого-либо известного ученого-филолога. Все кандидаты должны были предоставить расписку с обязательством отработать в России установленный срок15.

Таким образом, не выдерживают критики утверждения некоторых дореволюционных ученых о том, что среди приглашенных из Австрии учителей «в значительной степени… были неудачники на родине, искатели приключений и лёгкой наживы»16.

При отборе особое внимание обращалось и на возраст кандидатов.

Приоритет отдавался людям молодого возраста, которые были в состоСборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. IV. Ст. 1036.

12

–  –  –

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 99.

Зарубежные славяне и Россия. С. 347.

15 Алешинцев И. Указ. соч. С. 320.

янии плодотворно работать ещё многие годы. Ставилась задача «…приглашать из-за границы на учительские должности молодых славян, окончивших курс в заграничных университетах»17.

Отбор кандидатов осуществлялся М.Ф. Раевским и руководителями министерства просвещения, при этом, как правило, они ориентировались на отзывы о том, или ином претенденте, поступившие от известных австро-венгерских ученых. Так, например, библиотекарь Чешского национального музея Антонин Вртятко в конце 1871 – начале 1872 гг. рекомендовал для работы в России ряд кандидатов, дав о каждом из них краткую справку. В частности, Иосифа Фарника он рекомендовал как «достойного молодого кандидата», председателя филологического общества, имеющего большое желание ехать в Россию. О Яне Прусике А. Вртятко писал как о знающем и опытном преподавателе, сдавшем государственный экзамен и могущим быть освобожденным от сдачи обязательной для кандидатов письменной работы. При этом он обращал внимание на то, что Я. Прусик имеет жену и ребенка, и должен, поэтому, получить «подъемные» в повышенном размере. Положительные рекомендации, аналогичные приведенным выше, получили от А.

Вртятко также Вацлав Коздерка, Ян Виту, Йозеф Ланца, Вячеслав Ракушан. Все они отправились работать в Россию18.

В то же время об одном из кандидатов – Августине Хауздорфе – А.

Вртятко отозвался резко отрицательно. В письме М.Ф. Раевскому 4 января 1872 г. ученый сообщал, что «…подробно навел о нем справки, просил его прибыть и убедился в его абсолютной непригодности...»19.

Получив соответствующий отказ и от М.Ф. Раевского, А. Хауздорф весной 1873 г. повторно ходатайствовал о зачислении его на российскую службу, однако вновь был отвергнут. Примечательно, что в то же время он смог легко получить место учителя в одной из австрийских гимназий, что свидетельствовало о востребованности специалистов такого рода в самой Австро-Венгрии20.

На переезд в Россию выделялись неплохие «подъемные» – от 100 до 750 руб., сумма зависела от того, холост ли претендент или имел семью, и от прочих условий (примечательно, что сумма подъемных, выделяемых учителям-русинам, была выше, чем у чехов, впрочем, возможно, это объяснялось не национальностью, а бедностью первых).

________________________

Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. IV. С. 498.

Зарубежные славяне и Россия. С. 103, 106-107.

–  –  –

М.Ф. Раевский и российские дипломатические представители в Австро-Венгрии помогали кандидатам в оформлении необходимых документов, получении виз, снабжали средствами на переезд. Со многими кандидатами М.Ф. Раевский встречался лично, неизменно проявляя к ним участие и доброжелательность21.

Первоначально дело приглашения учителей-филологов в Россию шло медленно. Во второй половине 1860-х гг. кандидатов на переезд было очень мало. Так, в марте 1867 г. министр народного просвещения в своем всеподданнейшем докладе констатировал, что «…из австрийских славян желающих поступить к нам на службу, пока явилось самое незначительное число лиц»22. Главной причиной этого была нехватка преподавателей нужной квалификации в самой Габсбургской монархии. Об этом, в частности, сообщали М.Ф. Раевскому сотрудничавшие с ним чешские ученые. Они отмечали, что нужных специалистов вузы их страны вообще выпускают мало, и те, как правило, легко находят себе работу на родине23. Кроме того, у потенциальных кандидатов существовали некоторые опасения насчет работы в России, пользовавшейся неоднозначной репутацией у иностранцев. Эти опасения были преодолены по мере того, как от первых кандидатов, попавших в нашу страну, стала поступать информация, положительно характеризовавшая условия их новой службы.

Кроме того, большие трудности с приглашением кандидатов возникали из-за того, что руководители российского министерства народного просвещения вначале не хотели привлекать на службу иностранцев католического вероисповедания. Это было связано с тем, что после подавления польского восстания 1863-1864 гг. отношения российского правительства и католической церкви были очень напряжёнными, и руководство страны ставило задачу всемерно уменьшить «католическое влияние» в стране, в том числе и в сфере образования. Поэтому руководители министерства рекомендовали привлекать на русскую службу учителей-протестантов либо униатов. Так, в декабре 1869 г. М.Ф. Раевский писал чешскому ученому К.Я. Эрбену о том, что «…господа из министерства сердятся на Раевского за то, что он им все время посылает католиков»24. В этой связи он просил своего корреспондента подыскать нескольких преподавателей протестантского вероисповедания25.

________________________

Там же. С. 103, 106-107, 227.

Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. IV. Ст. 432.

22 Зарубежные славяне и Россия. С. 102, 496.

23

–  –  –

К.Я. Эрбен ответил на это письмо примечательным образом: «Возражение со стороны господ из Министерства народного просвещения, что им посылают в качестве кандидатов на место учителей гимназии только одних католиков, признаюсь, меня поразило. Господа требовали способных преподавателей, и я подыскал и рекомендовал им таковых от всей души. Вполне естественно, что это были сплошь католики, поскольку в Цислейтании нет ни одной евангелической гимназии, поэтому некатолики не становятся учителями; некатолические гимназии есть лишь в Венгрии и Трансильвании, где, однако, именно с классической филологией дело обстоит так плохо, что в тамошних кандидатах, как мне писал г. Срезневский, вряд ли нуждается Россия»26. При этом чешский ученый доказывал, что чехи как католики значительно отличаются от поляков, являются противниками папского ультрамонтатизма, и за это их называют гусситами. Он заявлял, что не верит в то, что «…хоть один из рекомендованных мною в Россию станет обращать там [кого-нибудь] в свою веру; напротив, один из них, г. Шрамек, принял православие»27.

Более того, в требованиях чиновников министерства чешский ученыйпатриот увидел происки «немецкой партии», которая не хотела допускать антинемецки настроенных чехов в Россию28.

В своем следующем письме М.Ф. Раевский постарался успокоить своего корреспондента, объясняя, что к написанному ему о настроениях в министерстве К.Я. Эрбен не должен относиться серьезно, ведь это всего лишь настроения. В то же время, всеми кандидатами, которые приезжали из чешских земель в Россию, министерство довольно. Конечно, было бы желательно, чтобы среди новых кандидатов-католиков были и некатолики, если же это невозможно, пусть все останется по-прежнему29.

В свою очередь, М.Ф. Раевский призывал руководителей министерства просвещения отказаться от предубеждений против учителей-католиков. Его горячо поддержал председатель Учебного комитета министерства А.И. Георгиевский, который доказывал, что лишь протестантами и униатами невозможно заполнить существовавшие учительские вакансии. Вняв этим доводам, в 1870 г. министр народного просвещения Д.А. Толстой официально разрешил приглашать зарубежных учителей, не обращая внимания на их вероисповедание30.

________________________

Там же. С. 498.

26

–  –  –

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 98-99.

Одним из первых кандидатов, отправившихся в Россию, стал чех Ян Шрамек (в России его называли Иваном Фёдоровичем). Его ещё в 1865 г. рекомендовал И.И. Срезневскому и В.И. Ламанскому К.Я. Эрбен. В январе 1866 г. товарищ министра народного просвещения И.Д. Делянов, которому сообщили об этом кандидате, поручил М.Ф. Раевскому собрать сведения о нем. Они оказались самыми благоприятными, и осенью того же года Шрамек приступил к работе в одной из петербургских гимназий. В 1866 г. в Россию отправился Густав Штур (племянник знаменитого словацкого общественного деятеля и ученого Людовита Штура), он служил учителем в Варшаве. В конце 1867 г. для работы в Харьковской гимназии выехал чешский учитель Иосиф Тихий, который также был рекомендован К.Я. Эрбеном. В 1867 г. М.Ф. Раевский рекомендовал попечителю Виленского учебного округа И.П. Корнилову учителей Николая Фомича Лисикевича и Константина Турянского, русинов из Галиции, которые были приняты на службу. При посредничестве М.Ф. Раевского в 1868 г. в российские гимназии отправились словаки Эмилий Черный и Юлиан Стовик, а также карпатский русин Юрий Юрьевич Ходобай. В 1869 г. в Россию приехали словак Август Шандори и словенец Фран Целестин, в 1870 г. – чехи Иосиф Эргарт, Яким Квачала, словак Людовит Мичатек и другие учителя31.

В начале 1870-х гг. количество австро-венгерских филологов, отправлявшихся на работу в Россию, значительно возросло. Это было связано, во-первых, с ростом численности выпускников местных вузов. В этой связи М.Ф. Раевский отметил примечательный факт, что после начала приглашения австро-венгерских учителей в Россию значительно увеличилась численность студентов-филологов славянского происхождения, обучавшихся в Венском и Пражском университетах32. Таким образом, российский «заказ» оказывал влияние на формирование образовательной среды в самой Австро-Венгрии. Во-вторых, проявилась роль положительного примера тех учителей, которые прибыли в Россию ранее. В-третьих, как уже говорилось, были сняты ограничения для иностранных учителей католического вероисповедания.

Наконец, в расширении круга приглашенных свою роль сыграло и расширение круга лиц, допускаемых к занятию должностей учителей древних языков. Видя, что дипломированных специалистов-филологов, да еще имевших вдобавок свидетельства на звание учителя гимназии, для заполнения многочисленных преподавательских вакансий в России явно ________________________

Зарубежные славяне и Россия. С. 160, 227, 464-465, 481, 492, 552-553.

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 99.

недостаточно, руководство министерства народного просвещения разрешило приглашать недавних выпускников университетов, педагогических институтов и лицеев, не имевшие учительского звания. При этом допускались и лица, окончившие не только филологические, но и богословские и философские факультеты, где древние языки преподавались в значительном объеме (не менее 3 лет). В отдельных случаях принимались даже лица, не окончившие полного вузовского курса, но имевшие основательную филологическую подготовку (в частности, они должны были окончить классическую гимназию с отличными оценками по древним языкам и проучиться не менее 3-х лет на филологическом факультете)33.

Настоящий прорыв в деле привлечения австро-венгерских учителей произошел в 1871-1873 гг. – на смену единицам теперь в Россию стали отправляться десятки учителей ежегодно. Так, в апреле 1871 г. чешский профессор-филолог Адольф Патера писал М.Ф. Раевскому о том, что «из разных местностей постоянно являются ко мне кандидаты классических языков и желают поступить в русские гимназии»34. В августе 1873 г. министр народного просвещения Д.А. Толстой в своем всеподданнейшем докладе констатировал, что количество вызванных из Габсбургской монархии в Россию филологов уже достигло ста человек, вследствие чего «в самой Австрии начинает чувствоваться в них недостаток»35.

Важной проблемой стала адаптация приглашенных специалистов и их интеграция в российское образовательное пространство. На первый план выходила необходимость в краткие сроки овладеть русским языком на таком уровне, который позволял осуществлять преподавание. Вначале иностранных учителей предполагалось обучать на педагогических курсах при российских университетах. Затем их подготовка была сосредоточена в специальном учебном заведении – институте славянских стипендиатов.

Учительский институт славянских стипендиатов являлся уникальным учебным заведением. Он был открыт в апреле 1866 г. и первоначально предназначался для подготовки учителей для школ Царства Польского, в него приглашались дипломированные специалисты различных специальностей из числа заграничных славян. В 1867 г. назначение института было изменено – он стал заниматься исключительно переподготовкой учителей древних языков, приглашаемых из Габсбургской монархии. Институт славянских стипендиатов находился в Петербурге, «под ________________________

Там же. С. 98.

Зарубежные славяне и Россия. С. 347.

34 Сборник постановлений по министерству народного просвещения. Т. V. СПб.,

1877. Ст. 2141.

крылом» у министерства народного просвещения. Куратором института был назначен председатель Учебного комитета министерства народного просвещения и один из разработчиков гимназической реформы А.И. Георгиевский, который уделял его делам значительное внимание36.

Первый набор института славянских стипендиатов, проведенный в 1866 г., составил 19 человек (среди них был упомянутый выше Г. Штур).

В августе 1867 г., когда первые выпускники сдали экзамены на звание учителя, оказалось, что вакансий в Варшавском учебном округе для них недостаточно, поэтому 15 выпускников была распределены в другие российские регионы37.

Слушатели данного института получали стипендию в размере 300 руб.

в год. Все поступившие в него давали подписку «безоговорочно исполнять все предписания куратора и министра» и принимали на себя обязательство проработать в российских гимназиях по два года за каждый год получения ими стипендии. В случае неисполнения последнего они должны были вернуть все полученные от министерства просвещения денежные средства (стипендия, подъемные и пр.). Годовой набор института обычно составлял, от 10 до 20 человек 38.

Следует отметить, что институт славянских стипендиатов не был учебным заведением традиционного типа, поскольку его целью являлось не обучение специалистов «с нуля», а их переподготовка. Институт не выдавал собственных дипломов, а готовил своих слушателей сдаче экзамена на звание учителя древних языков, который принимался специальной комиссией при историко-филологическом факультете Петербургского университета39.

В обучении славянских стипендиатов широко применялся индивидуальный подход. Единых сроков обучения не было – все зависело от степени подготовки того или иного слушателя. Некоторым хватало нескольких месяцев, чтобы освоить предложенную программу. Срок обучения других мог достигать полутора-двух лет. Наставниками института славянских стипендиатов были назначены известные российские филологи – профессор Петербургского университета И.В. Помяловский и профессор Историко-филологического института А.Д. Вейсман40.

Занятия слушателей института славянских стипендиатов были организованы следующим образом. Они регулярно посещали рекомендоБасаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 97-98.

36

–  –  –

ванные им куратором лекции и другие занятия по греческой и римской словесности в Петербургском университете и Историко-филологическом институте. А.Д. Вейсман три раза в неделю проводил со слушателями института практические занятия, где те читали и переводили на русский язык древних авторов. Регулярные занятия по русскому языку вел со стипендиатами филолог В.И. Срезневский, сын знаменитого слависта. В учебном процессе участвовал и сам попечитель: каждый четверг вечером стипендиаты собирались у него дома для чтения древних авторов. В ходе этих занятий А.Г. Георгиевский оценивал достигнутый тем или иным стипендиатом уровень профессиональной подготовки и степень владения русским языком. Также попечитель с привлечением соответствующих профессоров принимал у слушателей пробный экзамен, чтобы проверить степень их готовности к предстоящему им испытанию на получение учительского звания41.

Как показывает анализ биографических данных славянских стипендиатов, они, по большей части, были выпускниками двух вузов – Пражского либо Венского университетов. Кроме того, присутствовали выпускники Львовского, Грацкого, Пештского и Загребского университетов, а также австро-венгерских педагогических институтов и лицеев. Были и единичные случаи, когда стипендиаты, урожденные австрийские славяне, до переезда в Россию учились в германских университетах. Подавляющее большинство среди славянских стипендиатов составляли чехи.

В этом, впрочем, нет ничего удивительного, поскольку чехи наряду с немцами являлись самыми образованными народами Габсбургской империи.

К концу XIX в. получение среднего образования в чешских землях считалось нормой. В списках славянских стипендиатов также были представлены русины, словаки, словенцы, хорваты и сербы42. Полякам же доступ в институт славянских стипендиатов был закрыт, что было связано с тогдашним антипольским курсом российского правительства43.

Зачисленные в институт стипендиаты жили в Петербурге на частных квартирах, поодиночке или вдвоём. По оценке куратора, они производили «отрадное впечатление, как в умственном, так и в нравственном отношении» и превосходили своих русских товарищей по своим нравственным качествам. А.И. Георгиевский особо отмечал в своем отчёте усердие слушателей института: «Когда мне приходилось по каким-нибудь особенным случаем посещать их, то я всегда находил их за древБасаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 100.

–  –  –

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 99.

ними классиками, в числе трех или четырех сотоварищей, причем нередко они состязаются между собой в том, кто лучше объяснит труднейшие места из древних авторов и переведет их на русский язык»44.

Примечательно, что стипендиаты с большим интересом занимались с русскими преподавателями и неохотно посещали занятия профессоров германского происхождения, читавших свои курсы по-немецки.

Особую их неприязнь заслужил профессор Историко-филологического факультета Л.А. Мюллер, который во время занятий позволял себе оскорблять национальные чувства слушателей. В конце 1874 г. в этой связи произошел серьезный конфликт, когда 12 стипендиатов отказались сдавать пробный экзамен с участием этого профессора. Попечитель попытался разрешить конфликт в типичных российских традициях: он пригрозил ослушникам лишить их стипендии. Когда же те стали требовать выдать им паспорта на выезд за границу, А.И. Георгиевский отказался это сделать. Тогда стипендиаты обратились с жалобой непосредственно к министру Д.А. Толстому, который предложил компромисс, положивший конец конфликту. Все жаловавшиеся благополучно закончили обучение, сдали экзамены и получили назначение в гимназии. Впрочем, данный инцидент был исключением, не характерным для спокойной, в целом, жизни института45. В данном случае мы видим, как чешско-немецкие противоречия, которые сотрясали Австро-Венгрию в этот период, проявили себя и на российской почве.

Пройдя курс обучения при институте славянских стипендиатов, и сдав экзамен на звание учителя древних языков, австро-венгерские специалисты получали назначение в ту или иную гимназию Российской империи.

Институт славянских стипендиатов просуществовал, в общей сложности, 15 лет, с 1866 г. по 1880 г. За это время в нем прошли подготовку 175 слушателей46. Закрытие института было связано с тем, что к началу 1880-х гг. российские вузы стали выпускать необходимое количество специалистов-филологов, и надобность в массовом привлечении иностранных учителей к этому времени миновала.

Помимо Института славянских стипендиатов, австро-венгерские филологи обучались в Русской филологической семинарии в Лейпциге.

Это было уникальное учебное заведение, организованное в 1873 г. на базе Лейпцигского университета для подготовки учителей древних языков для российских гимназий. Там обучались как российские подданТам же. С. 101.

РГИА. Ф. 733. Оп. 169. Д. 40. Л.1-20; Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 100-101.

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 102.

ные, так и иностранцы. В отличие от института славянских стипендиатов, в семинарию приглашались люди без базового филологического образования. Обучение было бесплатным, слушатели получали стипендию, но за каждый год обучения были обязаны отработать два года в российских гимназиях. Зачисленные в семинарию в течение трёх лет слушали филологические курсы в Лейпцигском университете, отдельно для них были организованы занятия по русскому языку47.

За 17 лет своего существования (1873-1890 гг.) Лейпцигская филологическая семинария выпустила 113 человек. 81 из них были прибыли из России, 29 – из Австро-Венгрии и 3 были уроженцами Германии. Как и в институте славянских стипендиатов, в Лейпцигской семинарии обучались представители славянских народов Двуединой империи. Среди них доминировали чехи (20 человек), а также было 2 словака, 3 хорвата, 1 серб и 3 русина48.

Что касается общей численности австро-венгерских учителей древних языков, приглашенных в нашу страну в 1860-1880-е гг., то она составила не менее 230 человек (сюда входят 175 выпускников института славянских стипендиатов, 29 выпускников Лейпцигской филологической семинарии, учителя-галичане, учителя, обучавшиеся на педагогических курсах, и бывшие австрийские студенты-филологи, завершавшие свое образование в российских университетах).

Учителя австро-венгерского происхождения сыграли ведущую роль в преподавании древних языков в первые, самые трудные годы гимназической реформы. В частности, они взяли на себя основное бремя преподавания греческого языка, специалистов по которому в нашей стране было очень мало. Примечательно, что в министерских отчетах о состоянии преподавания древних языков в гимназиях в тот период именно славянские стипендиаты были названы основными специалистами по этим языкам49.

Учителя австро-венгерского происхождения работали в последней трети XIX в. почти во всех российских гимназиях. География их присутствия была впечатляющей – от Варшавы до Красноярска и от Вологды до Баку. Их деятельность, как правило, была долговременной.

Многие педагоги проработали в России по 25-30 лет, а некоторые и больше. Отдельные славянские стипендиаты работали на ниве российМаксимова А.Б., Алмазова Н.С. «Русская филологическая семинария» в Лейпциге в интеллектуальном пространстве России и Германии/ Межкультурный диалог в историческом контексте. Материалы научной конференции. М., 2003. С. 100-101.

Там же. С. 101.

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 102.

ского образования вплоть до начала 1920-х гг. Один из них – чех Алоис Поспешил, отработавший в российском образовании более полувека, образно определил своих коллег как «Чехословацкую духовную армию в России», сыгравшую важную роль в просвещении страны50.

По отзывам современников, учителя австро-венгерского происхождения отличались добросовестностью, глубокими знаниями своего предмета и высокими нравственными качествами. Жизнь в империи Габсбургов воспитала в них педантичность, основательность и дисциплинированность.

Из австро-венгерских выходцев выходили хорошие администраторы – два с половиной десятков славянских стипендиатов в дальнейшем стали директорами различных российских гимназий. Так, директорами гимназий в Петербурге были чехи Иван (Ян) Шрамек, Иосиф Фарник, Иосиф Канский, Франц Рейман и Иосиф Седлатый, словак Михаил Янко и русин Михаил Костев. Словенец Осип Клеменчич руководил гимназией в Кронштадте. Московский гимназии возглавляли русин Лукиан Лавровский и чех Иосиф Гобза. Чех Вячеслав Петр служил директором гимназии в Киеве. Чехи Иосиф Дрбоглав и Ярослав Сватош возглавляли гимназии в Тифлисе, чех Осип Чебиш – гимназии в Кутаисе и Пятигорске. Кроме того, директорами гимназий и прогимназий являлись следующие славянские стипендиаты: Осип Витошинский и Андрей Логарь (оба – в Красноярске), Роберт Гаек (г. Старобельск), Иван Гаспль (г. Ананьев), Иван Гоуштецкий (Азов), Франц Зборил (Вологда), Иосиф Ланца (г. Карачев), Карл-Драгутин Новак (г. Верный, ныне Алма-Ата), Антон Пречан (Смоленск), Иосиф Тихий (Тамбов) и другие.

Важнейшую роль сыграли австро-венгерские учителя в обеспечении российских гимназий учебными и методическими пособиями по древним языкам. Всего ими было опубликовано более 40 учебных пособий, и значительное количество методических руководств. Все российские гимназисты того времени учились по их учебникам и руководствам51.

Многие славянские стипендиаты питали склонность к научной работе и внесли свой вклад в развитие филологической науки. Некоторые из чешских учителей подготовили магистерские и докторские диссертации, и перешли на работу в российские вузы. Так, профессорами Харьковского университета стали Иван Нетушил и Викентий Шерцль, при этом первый из них дослужился до должности ректора данного вуза. Иосиф Шебор стал профессором Петербургского университета. Иван Луньяк работал в качестве профессора в трех российских университетах – в Казани, Москве и ________________________

Pospiil A. eskoslovensk duevn armda na Rusi // Nae zahranii. 1925. Sv.1-4.

Басаргина Е.Ю. Указ. соч. С. 102.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 19 |
 


Похожие работы:

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК37(476)(091)”1829/1850” (043.3) Игнатовец Людмила Михайловна Белорусский учебный округ: создание и деятельность (1829–1850 гг.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в Белорусском государственном университете Научный руководитель: Теплова Валентина Анатольевна, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры истории Беларуси нового...»

«P: сборник статей к 60-летию проф. С. Б. Сорочана УДК 94(4)0375/1492 ББК 63.3(0) P 6 P: сборник статей к 60-летию проф. С. Б. Сорочана // Нартекс. Byzantina Ukrainensis. – Т. 2. – Харьков: Майдан, 2013. – 596 с. ISBN 978-966-372-490-4.Редакционный совет: Онуфрий (О. В. Легкий), архиепископ Изюмский, магистр богословия (Харьков) Н. Н. Болгов, доктор исторических наук, профессор (Белгород) Л. В. Войтович, доктор исторических наук, профессор (Львов) А. Г. Герцен, кандидат исторических наук, доцент...»

«РЕКТОРИАДА: хроника административного произвола в новейшей истории Саратовского государственного университета (2003 – 2013) Том II Bowker New Providence RECTORIADA (SONG OF A PRINCIPALSHIP): The chronicle of administrative iniquity in recent history of Saratov State University (2003 2013) Volume II Bowker New Providence © 2014, Авторы. Все права защищены Ректориада: хроника административного произвола в новейшей истории Саратовского государственного университета (2003-2013) / Авторы и...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 20-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ИВЭП СО РАН Барнаул ИВЭП СО РАН СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 20-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ИВЭП СО РАН. – Барнаул: ИВЭП СО РАН, 2007. – 128 с. В книге собраны статьи, посвященные 20-летнему юбилею Института водных и экологических проблем Сибирского отделения Российской академии наук, в которых описана история института и его отдельных подразделений, роль отдельных сотрудников в...»

«1 Цель и задачи дисциплины Цель дисциплины — формированию у аспиранта всестороннего понимания исторических путей возникновения науки, становления ее методологии. Выработать у аспирантов представление об основных методах научного познания, их месте в духовной деятельности эпохи, а также сформировать у аспирантов принципы использования этих методов в учебной и научной работе. Раскрыть общие закономерности возникновения и развития науки, показать соотношение гносеологических и ценностных подходов...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт наук о Земле Кафедра минералогии и петрографии Нечаева Юлия Александровна Минералого-технологические особенности глинистых пород аалена среднего течения р.Белой ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА по направлению 050301 – Геология Автор: студентка 4 курса Нечаева Юлия Александровна Научный руководитель: доцент...»

«Айдын БАЛАЕВ АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ НАЦИЯ: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. Москва УДК 94(479.24)18/ ББК 63.3(5Азе) Б Автор выражает сердечную благодарность за спонсорскую поддержку в выпуске данной книги генеральному директору ООО ПКФ «Гюнай», Ализаману Сабир оглы Рагимову.Научный редактор: М.Н. Губогло – доктор исторических наук, профессор, Институт этнологии и антропологии РАН Рецензент: В.В. Карлов – доктор исторических наук, профессор, кафедра этнологии МГУ им. М.В. Ломоносова Б20...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. В. ЛОМОНОСОВА Факультет журналистики Кафедра истории зарубежной литературы и журналистики Телесность в романах-антиутопиях XX века (на материале произведений О.Хаксли, Дж.Оруэлла и Р.Брэдбери) Работу выполнила студентка III курса (гр.310) Трищенко Н.Д. Научный руководитель – кандидат филологических наук Михайлова Л.Г. Москва, 2015 г. Содержание I. Введение II. О романах III. Роль тела в романах-антиутопиях IV. Заключение V. Библиографический список...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИНСТИТУТ ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ» УДК 94(476)«1944/1991»+ +378–055.2(476)(091)«1944/1991» Олесик Екатерина Яковлевна ПОДГОТОВКА ЖЕНЩИН-СПЕЦИАЛИСТОВ В ВУЗАХ БССР (1944–1991 гг.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в Государственном учреждении образования «Республиканский институт высшей школы» Научный руководитель...»

«А КАДЕ МИЯ НАУК СССР Uнст 1* **t у т и с т о ft г* и У В. К. h Ш у й с к и й ИСПЮрИЧЕСКАЯ ГЕОГрАфИЯ с т о р uji её во^нипновенц/і и р aj вития в ХІ-ХШ веках чі з дателъст і о тАк.аделгиг* Л ау к СССТ М о с квА 1955 ОТВЕТСТВЕННЫЙ'РЕДАКТОР С. Д. СКАЗКИН тЯ&З&Ш&^ Глава первая ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ В русской дореволюционной научной литературе не было выработано общепринятого представления о предмете исторической географии. Боль­ шой разброд мнений по этому вопросу существует и в...»

«Амурская областная научная библиотека имени Н.Н. Муравьева-Амурского Отдел библиотечного развития Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году Аналитический обзор Благовещенск Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году / Амур. обл. науч. б-ка им. Н.Н. Муравьева-Амурского; ред.-сост. Л.Ф. Куприенко – Благовещенск, 2012. – 112 с. Редактор-составитель: Куприенко Л.Ф. Ответственный за выпуск: Базарная Г.А....»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2012. Вып. 3 (46). С. 71–122 «НЕ БУДУЧИ ОТ ЛЕВИТСКОЙ ЛОЗЫ И ОТ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ, Я ВСЕГДА ПРИВЫК ПРЕКЛОНЯТЬСЯ ПЕРЕД НАШИМ СВЯЩЕННИЧЕСКИМ СОСЛОВИЕМ.» ПЕРЕПИСКА ПРОФЕССОРА СВЯТО-СЕРГИЕВСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО БОГОСЛОВСКОГО ИНСТИТУТА В ПАРИЖЕ АРХИМАНДРИТА КИПРИАНА (КЕРНА) И ПРОТОПРЕСВИТЕРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗА ГРАНИЦЕЙ ВАСИЛИЯ ВИНОГРАДОВА (1956–1959) Переписка двух представителей русской церковной диаспоры — профессора...»

«Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук РОССИЙСКО-ВЬЕТНАМСКИЙ ТРОПИЧЕСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Кузнецов А.Н., Свитич А.А. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО АДАПТАЦИИ РОССИЙСКИХ СПЕЦИАЛИСТОВ К ТРОПИЧЕСКИМ УСЛОВИЯМ ВЬЕТНАМА Практические рекомендации по адаптации российских специалистов к тропическим условиям Вьетнама разработаны на основе результатов 26-летней научнопрактической деятельности совместного РоссийскоВьетнамского...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 3 (21)/2015 УДК 94(100)[164.053:32] Ярмак Ю.В. Проявление коммуникативных особенностей «мягкой силы» в истории государственного управления Ярмак Юрий Васильевич, доктор политических наук, профессор, ГБОУ ВО «Московский городской педагогический университет» E-mail: y.yarmak@mail.ru В статье проводится анализ особенностей воздействия на общественные коммуникации и, в частности, на формирование в обществе субъект-объектных отношений, такого феномена, как «мягкая сила». В...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КР АСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ АРХЕОЛ ОГИИ П. И. БОРИСКОВСКИЙ ДРЕВНЕЙШЕЕ ПРОШЛОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ ЛЕНИНГР АД «НАУКА » ЛЕНИНГР АДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Книга — вторая, переработанное в соответствии с новейшими научными данными, издание труда, вышедшего в 1957 г., — посвящена становлению человека и начальным этапом развития первобытнообщинного строя. Издание рассчитано на читателей, интересующихся происхождением человека и историей...»

«История Цель: дать студентам в системном целостном изложении Цель дисциплины знания по Отечественной истории, а также общие представления о прошлом нашей страны, ее основных этапах развития; раскрыть особенности исторического развития России, ее самобытные черты; показать особую роль государства в жизни общества; ознакомить молодое поколение с великими и трагическими страницами великого прошлого; сформировать у студентов способность к самостоятельному историческому анализу и выводам; выработать...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь декабрь 2014 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ. 10 ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 21 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления. 22 ВОЕННОЕ ДЕЛО КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ...»

«Научно-теоретический журнал ОБЩЕСТВО. СРЕДА. РАЗВИТИЕ № 2(11)’09 www.terrahumana.ru Выходит 4 раза в год ОБЩЕСТВО Эффективное управление Дегтярёв Г.М., Носов В.Н. О возможной природе колебательно-волновой динамики социально-политических и экономических процессов в мировом сообществе Сидоров А.И. Народные предприятия – действенный фактор повышения эффективности экономики и формирования слоя качественно новых управленцев История и современность Славнитский Н.Р. Утверждение России в...»

«НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 263 Н. Ю. Сухова, м. бог., к. и. н., (ПСТГУ) РУССКИЕ БОГОСЛОВСКИЕ ШКОЛЫ ЗА РУБЕЖОМ: СОХРАНЕНИЕ ТРАДИЦИИ И ПОИСК НОВОГО (19201940-е гг.) Доклад посвящен истории возникновения в эмиграции богословских учебных заведений. На основании своего исследования автору удалось установить, что в своей изгнаннической деятельности русские богословы старались реализовать в области духовного образования то, что намечалось провести в России и чему помешала война и...»

«История СКЭНАР методик, принципов и правил от Ревенко и Горфинкеля. ©Субботина Галина — Это очень трудно — писать методики в СКЭНАР терапии? — Это либо легко, либо невозможно. А.Н.Ревенко В книге в популярной форме впервые названы и описаны в историческом и хронологическом порядке многочисленные методики СКЭНАР терапии, созданные авторами Ревенко Александром Николаевичем и Горфинкель Юрием Викторовичем. Автор предлагает эту книгу не в качестве учебника по СКЭНАР терапии, а в качестве подарка и...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.