WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ Выпуск 13 Ставрополь УДК 943 ББК 63.3 (2) С 76 Редакционная коллегия: А.В. Гладышев, Т.А. Булыгина, В.П. Ермаков, ...»

-- [ Страница 17 ] --

Возможности. Венгерская [линия] (VII конгресс). Анализ демократического движения. (За народную демократию – критика либерализма). Критика «Тезисов Блюма» сошла на нет.

В личном плане: не без сложностей (2 ареста21). И все же: по-человечески самое гармоничное: отношения с Гертруд22. Не «приукрашивание», никакого «оптимизма», но такое чувство: не только приближение к (собственно, поставленному как цель) верному пути: марксизму как исторической онтологии, но и, вместе с тем: перспективы, что из одной тенденции хоть что-то – в идеологическом плане – сумею осуществить.

Из беседы Д. Лукача и И. Эрши Лукач: После «Тезисов Блюма» я поехал в Москву, на II съезд23.

Интервьюер: Вы тогда впервые попали в Москву?

Лукач: Впервые я был в Москве в 1921 г., когда шел III конгресс Коминтерна; был там только пару недель, пока шел конгресс. После II съезда же провел там больше года, оттуда отправился в Германию; после прихода к власти Гитлера вернулся в Москву и жил там до самого Освобождения.

Интервьюер: Чем вы занимались в Москве во время первого продолжительного пребывания?

Лукач: Работал в Институте Маркса-Энгельса. Об истории с венгерскими «Тезисами Блюма» мы уже говорили. Но там произошло нечто ________________________

Лукач был арестован один раз – в конце июня 1941 г., через несколько дней 21 после нападения Германии на СССР, и провел два месяца во внутренней тюрьме на Лубянке. Материалы следствия по его делу см.: Беседы на Лубянке. Следственное дело Дердя Лукача. Материалы к биографии. Редакторы-составители и авторы комментариев В.Середа и А.Стыкалин (при участии А. Дмитриева, Я.Рокитянского, Р.Мюллера). 2-е исправленное и дополненное издание. М., 2001. Вторым арестом условно можно считать его задержание советскими спецслужбами 18 ноября 1956 г.

в Будапеште после выхода из югославского посольства, где он укрылся с женой Гертруд с началом советской военной акции 4 ноября в условиях глубокого внутриполитического кризиса в Венгрии. После нескольких дней пребывания в советской военной комендатуре он был депортирован в Румынию, где находился до апреля 1957 г. Подробнее см.: Стыкалин А.С. Дьердь Лукач – мыслитель и политик. М., 2001.

Речь идет о жене Лукача Гертруде Бортштибер-Лукач, по первому браку Яноши (1881 – 1963 гг.).

II съезд компартии Венгрии состоялся в 1930 г. в Апрелевке под Москвой.

весьма интересное. Когда сейчас вспоминаешь сталинскую эпоху, то, естественно, фактические остатки этой эпохи нужно судить и освобождаться от них гораздо строже, чем, если бы речь шла о нынешних временах; но, с другой стороны, явным предубеждением было бы представлять дело так, будто Сталин говорил только неправильные и антимарксистские вещи. Это я упоминаю сейчас в связи с тем, что в 1930 году, когда я в первый раз находился в Советском Союзе, проходила так называемая дискуссия, которую открыл Сталин, выступив против Деборина и его школы. В этом, естественно, вышли на свет божий и многие последующие сталинские черты, но была у Сталина одна исключительно важная позиция, которая сыграла очень позитивную роль в моем развитии. Дело в том, что Сталин резко выступил против так называемой плехановской ортодоксии, которая такой важной была тогда для России; другими словами, против того, чтобы смотреть на Плеханова как на большого теоретика, который до сего дня несет нам великое учение Маркса. Сталин утверждал, что, напротив, единственно правильная и действенная линия в марксизме – это линия Маркса, Ленина и – даже если он этого и не произносил вслух – Сталина. С точки зрения главной цели это, конечно, мысль сталинская, но она привела к одному важному следствию: критика Сталиным Плеханова побудила меня критиковать и Меринга24: ведь и Плеханов, и Меринг считали необходимым, что Маркса – там, где речь идет не об общественно-экономических вопросах – надо чем-то дополнить. Вы, может быть, помните, что Меринг встраивает в Маркса кантову эстетику, а Плеханов – некую в сущности позитивистскую эстетику. Борьбу Сталина против плехановской ортодоксии я воспринял так, что марксизм – это не какая-то общественно-экономическая теория, рядом с которой найдут место и другие вещи, а некое универсальное мировоззрение, а потому должна существовать особая марксистская эстетика, которую марксизм перенял ни из Канта, ни из кого-либо другого. Лифшиц и я вместе разрабатывали тогда эту мысль; в Институте Маркса-Энгельса, и с этого началось все наше дальнейшее развитие – сейчас об этом не принято упоминать, когда говорят об истории философии, – факт тот, что мы были первыми, кто говорил о специфической марксовой эстетике, а не о восЛукач посвятил деятельности и творчеству видного немецкого публициста и критика марксистского направления Ф. Меринга предисловие к книге Ф. Меринга «Легенда о Лессинге. Литературно-критические статьи» (Том 1. М.-Л., 1934). Опубликовано также в сборнике работ Лукача «Литературные теории XIX века и марксизм» (М., 1937).





полнении марксовой системы той или иной эстетикой. Мысль об эстетике, составляющей органическую часть марксовой системы, присутствует в моей статье, которую я написал о полемике Маркса и Лассаля вокруг «Зикингена»25; эта мысль есть и у Лифшица, в его ранней книге о молодом Марксе26. На основе этого мы начали выстраивать [положение], что существует марксистская эстетика и что эту эстетику следует выводить из самого Маркса. Интересно, что это, в отличие от наших других вещей, очень распространилось в России, и именно это быстрое распространение – причина того, что никто не знает: поворот этот осуществили, собственно, Лифшиц и я27.

Интервьюер: Каково Ваше, в общем и целом, мнение о Лифшице:

Лукач: Я считаю, что Лифшиц – один из самых больших талантов, которые жили в то время; особенно в чисто литературном плане. Он ________________________

См.: Лукач Г. Маркс и Энгельс в полемике с Лассалем по поводу «Зикингена»/ Литературное наследство. № 1. М., 1932.

Речь идет о книге М. Лифшица «К вопросу о взглядах Маркса на искусство»

(М., 1933).

В 1969 г. предисловии к готовящемуся к выходу на венгерском языке сборнику своих работ «Мой путь к Марксу» Лукач писал: «Как сотрудник Института Маркса-Энгельса я прочитал в еще не изданной рукописи это произведение Маркса (“Философско-экономические рукописи 1844 г.” – А.С.), которое вызвало в мне поворот. В то же время я познакомился с товарищем Лифшицем и наш с ним обмен мнениями не только способствовал прояснению моих взглядов, но смог дать конкретное и плодотворное содержание годам моего “переучивания”. Для читателей этого предисловия не новость, что именно в области эстетики я достиг к тому времени наибольшего профессионализма. Главные интересы Лифшица были направлены на эту же область. Было, таким образом, очевидно, что после критического отклонения мною своей книги (Речь идет о разочаровании Лукача в философско-методологических основах своей книги 1923 г. “История и классовое сознание” – А.С.), мое внимание обратится непосредственно на эту сферу науки. В рамках этого предисловия нет места для детального анализа результатов этой работы. Хотелось бы только попутно упомянуть, что первым результатом нашей общей с Лифшицем работы стало то, что мы восприняли марксистскую эстетику как самостоятельную область философии, истоки существования которой проистекают из самой сути марксизма. До тех пор в Советском Союзе Плеханов, а в немецком рабочем движении Меринг считались главными теоретиками в области эстетики, хотя один из них в своих попытках достичь марксистского понимания эстетических явлений искал теоретическую опору по сути в позитивизме, а другой – в Канте. Ясно, что наша с Лифшицем общая позиция, которая удивительно быстро овладела умами в коммунистическом движении, исходила в конечном счете из того, что марксизм надо понимать во всей его всеобъемлющей целостности как единую систему и метод. Эта установка определяла всю мою критическую и эстетическую деятельность в 1930-е годы» (Lukcs Gy. Curriculum vitae. Bp., 1982. 368-369.o.).

эту проблему реализма видел очень ясно. Но не распространил ее потом на другие части культуры. Не забывайте, что я в 30-е годы писал книгу о Гегеле, которая, разумеется, направлена против всей официальной линии. Я уж не говорю о том, что тогда же я начал писать и «Развенчание разума», и эта книга направлена против той догмы, что философия нового времени строится исключительно на противостоянии материализма и идеализма. Так что я уже тогда объективно пошел дальше Лифшица. Он, бедный, и я к нему не в претензии за это, остался в России. Что он в России мог делать? Поддерживал ту линию, что модерная литература – нехорошая. Он стал совершенным консерватором по своим взглядам, и с этим, я не говорю, что дружба наша прекратилась, но, естественно, в теоретическом плане я оставил далеко позади те вещи, которые Лифшиц и по сей день не преодолел.

Интервьюер: Несмотря на это, с ним что-то не так, потому что после 1945 года его имя не очень-то можно было произносить.

Лукач: Да, но это был еврейский вопрос. Он, собственно, всегда был большим ортодоксом в том отношении, что только материалистическую философию можно сочетать с теорией реалистического искусства.

Интервьюер: А каковы те явления модерной литературы, в которых между вами проявляются разногласия? Ведь вы, товарищ Лукач, тоже отвергаете много модерных явлений, – я имею в виду, например, драматургию Ионеско или Беккета28. Каковы те модерные явления, которые вы принимаете, а Лифшиц непримиримо отвергает? Какого они характера?

Лукач: В современной драме, несомненно, возникают следы или начала трагического. Я исключительно внимательно следил за ними, так как, по моему мнению, нужно показать, что – пускай слабо и проблематично

– эти вещи есть и сейчас. Лифшиц же, наоборот, полностью отвергал их.

Интервьюер: Вы, товарищ Лукач, у каких писателей наблюдали эти проявления трагического.

Лукач: Например, у Дюрренматта, в «Визите старой дамы», вне всяких сомнений имеет место этот момент29. Дальнейшее развитие Дюрренматта я рассматривал очень критически. Но ту раннюю пьесу… Интервьюер: А в изобразительном искусстве у вас тоже были разногласия с Лифшицем?

________________________

Эжен Ионеско (1909 – 1994 гг.) – французский драматург румынского происхождения; Сэмюэль Беккет (1906 – 1989 гг.) – ирландский драматург, писавший на английском и французском языках. Лауреат Нобелевской премии 1969 г. Корифеи театра абсурда.

Дюренматт Фридрих (1921 – 1990 гг.) – швейцарский немецкоязычный писатель, драматург. Пьеса «Визит старой дамы» была впервые поставлена в 1956 г.

Лукач: Разногласие было в том, что вершину современной живописи я видел в Сезанне и Ван Гоге30, а Лифшиц помещает эти вершины на гораздо более раннее время.

Интервьюер: Куда же?

Лукач: В эпоху Ренессанса.

Интервьюер: Это очень далеко. А в музыке имеет место такое же различие?

Лукач: Музыка в то время не представляла собой такой важный вопрос, потому что для меня вопрос музыки стал важным тогда, когда я столкнулся с проблемой Бартока31.

Интервьюер: Что вас, товарищ Лукач, заставило после этого перебраться в Берлин?

Лукач: Все очень просто. Я хотел уехать из Москвы. После «Тезисов Блюма» Рязанов однажды, когда я явился к нему, остроумно сказал: «Ah, Sie sind kominterniert?». К сожалению, это невозможно перевести.

Интервьюер: Коминтернирован. Ах, вас коминтернировали?.. А что произошло с Рязановым?

Лукач: Рязанов был директор Института Маркса-Энгельса, известный марксист, который сделал большое издание Маркса-Энгельса еще из старых времен. Человек чудаковатый, но исключительно образованный и Маркса знает по-настоящему. Уже в то время, когда я там был, у него случилась какая-то неприятность; его перевели в провинС творчеством крупнейших художников-постимпрессионистов – П. Сезанна, В. Ван-Гога, П. Гогена, а также их последователей в разных странах (в том числе в Венгрии) Лукач еще в юные годы связывал плодотворную попытку выявления неизменных качеств предметного мира, преодоления неприемлемой для него импрессионистской эстетики, не способной выйти за рамки визуальных впечатлений, проникнуть в суть вещей. См. его статью «Пути разошлись», впервые опубликованную в феврале 1910 г.: Az utak elvltak / Lukcs Gy. Ifjkori mvek. Bp., 1977.

Из специальных работ о взглядах Лукача на проблемы развития изобразительных искусств см.: Tmr. The young Lukcs and the fine arts // Acta Historiae artium Academiae Scientiarum hungaricae. Bp., 1989. T. XXIV. F.1-2.

О месте музыки в системе эстетических построений позднего Лукача дает представление соответствующая глава: Своеобразие эстетического. Т. 4. М., 1987. В ней неоднократно упоминается и соотечественник философа Бела Барток (1881 – 1945 гг.), один из крупнейших композиторов XX века. Лукач был знаком с Бартоком в 1900-1910-е годы (одно время молодой композитор давал уроки музыки младшей сестре Лукача Марии; кроме того они оба были так или иначе связаны с театральным обществом «Талия»). В 1919 г., будучи одним из руководителей культурной политики Венгерской Советской республики, Лукач привлекал Бартока к разработке конкретных проектов, касающихся развития музыкальной культуры.

цию, а потом, в период громких процессов, он исчез. Подробности узнать невозможно32.

Интервьюер: А почему вы выбрали Берлин?

Лукач: Вена интересовала меня лишь как венгерский центр33, да в Вену я и не мог поехать. Потому что венгерская партия, вернее, Кун и его компания, были бы против. Потому я и выбрал Берлин: думал, это более правильно, в немецкой партии можно работать серьезно. Те два-три года, что я провел в Берлине, я работал только с немецким языком34.

Интервьюер: Вернувшись в Москву, вы продолжали работать в Институте Маркса-Энгельса?

Лукач: Нет, я не вернулся в Институт Маркса-Энгельса, потому что в это время, тоже по инициативе Сталина, началась кампания, у которой были свои положительные стороны: я имею в виду борьбу против РАПП’а. Это, собственно говоря, было предпринято для того, чтобы вывести из игры троцкиста Авербаха, председателя РАПП’а35. Сталина во всем этом деле только это интересовало. Однако в той кампании приняли участие Юдин и особенно Усиевич, которые разоблачали бюрократический ________________________

Рязанов Давид Борисович (1870 – 1938 гг.) – участник российского революционного движения (народоволец, позже меньшевик, в 1905-1907 гг. был депутатом социал-демократической фракции в Думе), много лет провел в эмиграции в Германии. Филолог (текстолог), историк коммунистического и рабочего движения, знаток текстов Маркса и Энгельса. Создатель (1921 г.) и первый руководитель Института Маркса-Энгельса (ИМЭ). Активный участник международных проектов публикации работ Маркса и Энгельса. В 1931 г. исключен из ВКП(б) за связи с социал-демократической эмиграцией, а руководимый им институт подвергнут чистке, затем преобразован в ИМЭЛ. Репрессирован. См.: Рокитянский Я.Г. Гуманист октябрьской эпохи: академик Д.Б. Рязанов. М., 2009.

Вена, где после эмиграции осенью 1919 г. из Венгрии вследствие подавления Венгерской Советской республики жил (по преимуществу) Лукач в 1920-е годы, была важнейшим центром венгерской коммунистической эмиграции.

Лукач провел в Берлине неполные два года (с лета 1931 по весну 1933 г.), покинув Германию вскоре после прихода Гитлера к власти. Он был одним из руководителей союза пролетарско-революционных писателей Германии, возглавлял коммунистическую фракцию общегерманского писательского профсоюза, много выступал с лекциями, активно участвовал в литературном процессе в качестве критика, публикуясь в разных изданиях, прежде всего в журнале «Линкскурве». Среди его важнейших статей этого периода: «Романы Вилли Бределя», «Тенденция или партийность?», «Репортаж или повествование? Критические замечания о романах Оттвальта».

Л.Л. Авербах (1903 – 1939 гг.) был 1926 – 1932 гг. редактором журнала «На литературном посту» и генеральным секретарем РАППа. В его статьях обосновывались лозунги РАППа, в практической работе проявились склонность к администрированию и сектантству, характерная для РАППа.

аристократизм РАПП’а36 и вместо узкой организации, включающей в себя только писателей-коммунистов, требовали создания общероссийского союза писателей, в котором нашли бы себе место все русские писатели Советского Союза и который на демократической основе занимался бы делами русских авторов 37. Я тоже присоединился к этому движению.

Оно в какой-то степени раздвоилось. Чисто сталинистское крыло удовлетворилось тем, что изолировало Авербаха, а потом его совсем убрали

– он погиб во время процессов. Из второго крыла вышел журнал «Литературный критик», который стремился к революционно-демократическому преобразованию русской литературы. В нем я принимал участие на протяжении всего моего пребывания в России.

Интервьюер: Насколько широкими были возможности этого журнала во времена крепнущего сталинизма?

Лукач: Нельзя забывать ту странную вещь, что практическое влияние сталинизма реализовалось все-таки через посредство центрального партаппарата. Сталин, не знаю, по какой причине, на этих философов, Митина 38 и Юдина, тоже смотрел как на своих людей. Следовательно, они играли важную роль в Центральном Комитете, и таким образом Юдин через Усиевич мог создавать благоприятные условия для ________________________

Юдин Павел Федорович (1899 – 1968 гг.) – партработник, философ, дипломат. Академик АН СССР (1953). В начале 1930-х годов принял деятельное участие в чистке ИМЭ и разгроме «школы Рязанова», в ходе которого одной из жертв проработок стал Лукач. Позже был редактором «Литературного критика», директором Института философии АН СССР (1938-1944 гг.; в том числе в период защиты Лукачем там докторской диссертации по книге «Молодой Гегель» в декабре 1942 г.), был руководящим функционером в области книгоиздания. Будучи послом в Китае (1953 – 1959 гг.), призван был советским партийным руководством влиять на формирование «правильного» марксистского мировоззрения Мао Цзэдуна, однако с этой задачей не справился, как и не смог предотвратить ухудшение советско-китайских отношений, обусловленное соперничеством двух больших коммунистических держав в борьбе за гегемонию в мировом коммунистическом движении. Усиевич Елена Феликсовна (1893 – 1968 гг.) – один из ведущих авторов, тяготевших в 1930е гг. к журналу «Литературный критик». Большевичка с дореволюционным стажем, дочь деятеля польского коммунистического движения Ф. Кона.

Здесь имеются в виду не только русские писатели, но и представители литератур народов СССР, которым в данном контексте противопоставляются жившие в СССР революционные писатели-иммигранты из разных стран мира. Их делами ведало Международное объединение революционных писателей (МОРП), функционировавшее в 1925 – 1935 гг.

Речь идет о Марке Борисовиче Митине (1901 – 1987 гг.), влиятельном в 1930-е – 1970-е годы крайне ортодоксальном философе-марксисте, академике.

направления «Литературного критика». Вот почему не только со мной во времена громких процессов не приключилось никакой беды, но и из всего актива «Литературного критика» никто не стал жертвой массовых репрессий. Усиевич, и это было мое счастье, была моей московской подругой, а у нее добрый друг был Юдин; благодаря этому мы фигурировали как цековская фракция, несмотря на то, что Фадеев и другие, которые были членами другой фракции, беспрерывно нападали на нас. Так что, вследствие моей обычной везучести, целый ряд вещей препятствовал тому, чтобы меня прижали. Прежде всего, мы находились под покровительством Юдина. Во-вторых, я, к своему счастью, не играл уже никакой роли в венгерской партии, так что в венгерской партии не нашлось бы такого человека, который про себя затаил бы насчет меня что-нибудь. Процессы шли в 36–37 годах, а «Тезисы Блюма» – это был 30-й год. Если ты столько времени был совсем далеко от венгерской партии, тебя забывали. Эти личные вещи не были такими определенными, как нынче, во время «больших протоколов» 39 и не знаю там еще чего. К этому надо добавить – сейчас я очень циничную вещь скажу, – что у меня была очень плохая квартира 40, так что людей из НКВД тут мало что привлекало.

________________________

Иронический намек на то, что в более поздний период развития коммунистического движения деятельность партийных органов в большей мере подлежала фиксации в виде протоколов.

После приезда в Москву из Берлина весной 1933 г. Лукач три года жил с семьей в гостинице, затем с марта 1936 г. в комнате во флигеле дома № 14 по Волхонке, где теперь располагается Институт философии РАН (в 1930-е годы здание принадлежало Коммунистической академии, после ее упразднения в 1936 г. в нем находились Институты экономики и философии АН СССР, другие учреждения АН, особенно долгое время Институт философии АН СССР). В 1938 г. Лукач получил от Союза советских писателей (членом немецкой секции которого являлся) две комнаты в коммунальной квартире в комфортабельном новом доме на Садовом кольце около Курского вокзала (ул. Чкалова, д. 21, кв. 68). Именно здесь он был арестован в конце июня 1941 г., проведя два месяца в застенках Лубянки (См.: Беседы на Лубянке. Следственное дело Дердя Лукача. Материалы к биографии. Составление и комментарии В. Середы, А. Стыкалина, А. Дмитриева, Я. Рокитянского, Р. Мюллера. 2-е, исправленное и дополненное издание. М., 2001), сюда вернулся летом 1942 г. после девятимесячной ташкентской эвакуации, отсюда выехал на родину, в Венгрию, в августе 1945 г. См. письма Лукача и немецкой секции ССП в руководство ССП (А.А. Фадееву) с просьбой об улучшении жилищных условий Лукача: Там же. С. 104-105. В конце 1960-х годов в беседах с учениками Лукач неоднократно полушутя говорил, что его достаточно скромное жилье на улице Чкалова не могло прельстить арестовавших его чекистов, что способствовало скорому освобождению.

Интервьюер: В «Пережитом и думах» встречается один пассаж, который сюда относится, но который я не понимаю: «Везение в период катастрофы, Бухарин Радек 1930».

Лукач: Когда я в 30-м году вернулся в Москву, меня очень дружно принял Бухарин, и очень дружелюбно подготовил встречу, а я отказался.

Интервьюер: Так что в этом везение?...

Лукач: Если бы не это, я, разумеется, оказался бы в одном из сталинских процессов.

Интервьюер: А что значит: «и все же удача 1941»?

Лукач: В 41 я все же попался.

Интервьюер: Это – удача?

Лукач: Удача в том, что только тогда, потому что в то время уже прекратились все эти расстрелы41.

Интервьюер: В ваших воспоминаниях, товарищ Лукач, все время звучит «мне очень повезло»; не могу ничего с собой поделать, мне вспоминается герой Солженицына, Иван Денисович, которому тоже все время очень-очень везло.

Лукач: Я прошел одну из самых больших в мире репрессивных кампаний. И в конце, когда кампания практически уже сошла на нет, меня арестовали на два месяца. Это можно воспринимать только как везение.

Интервьюер: И выяснилось, за что вас арестовали?

Лукач: Когда меня привезли на Лубянку, мне сказали, что я арестован как московский резидент венгерской политической полиции42.

Интервьюер: На основе какого-то доноса?

Лукач: Об этом я понятия не имею, потому что не было ничего похожего на документ. Когда меня арестовали, дома был проведен обыск, и у меня забрали папку, где были сложены все автобиографии, которые я прилагал к заявлениям о приеме на службу в партии и в других местах, и все вопросы мне задавали в связи с этими автобиографиями. Уровень этих допросов вам станет ясен, например, из следующего: однажды следователь, который меня допрашивал, говорит: прочел я это и вижу, что во время III конгресса [Коминтерна в 1921 г.] вы были ________________________

Как вытекает из материалов следственного дела (См.: Беседы на Лубянке…), перспектива расстрела существовала вполне реально, Лукач подводился ходом следствия под высшую меру наказания. Его спасло лишь вмешательство одного из самых влиятельных лиц в окружении Сталина и мировом коммунистическом движении – генерального секретаря Исполкома Коминтерна Г. Димитрова.

Полное представление о характере обвинений дает следственное дело. См.: Беседы на Лубянке… ultralinks, то есть троцкистом. Я на это ему говорю: простите, мол, из этого соответствует истине только то, что во время III конгресса я был ultralinks, но это совсем не значит, что Троцкий тогда был троцкистом, потому что Троцкий поддерживал Ленина. Он меня спрашивает: а кто тогда был троцкистом? Говорю: часть итальянских коммунистов, часть польских коммунистов, из немецких коммунистов Маслов, Рут Фишер43, Тельман… Когда я произнес имя «Тельман», следователь побагровел, грохнул кулаком по столу и закричал: «Это ложь!» Я ему сказал: давайте не будем говорить, где ложь и где, правда. Я вам одно посоветую: в вашей библиотеке тут есть протоколы III конгресса. Прочтите там речь Тельмана, потом посмотрите, как отозвался об этой речи Ленин, и прочтите выступления Троцкого… Больше этот вопрос не поднимался44.

Интервьюер: Книги у вас не конфисковали?

Лукач: Нет, ни одной Интервьюер: А были такие книги, которые могли бы конфисковать?

Лукач: Нет, не было. Они сказали, что библиотека опечатана, и Гертруд смотрела, чтобы они ничего не унесли.

Интервьюер: Книги, которые могли бы считаться опасными, вы уничтожили?

Лукач: Пришлось. Потому что, найди они у меня книги Троцкого, это была бы катастрофа.

Интервьюер: Значит, вы уничтожили главным образом Троцкого?

Лукач: Главным образом Троцкого, Бухарина и в этом роде. Книги тех, кого пустили в расход. Замечу, сделать это меня заставил Андор Габор45. Однажды пришел с женой и с большим мешком, сложил туда все книги Троцкого и Бухарина, и вечером в тот же день они бросили все в реку.

________________________

Рут Фишер и выходец из России Аркадий Маслов были в начале 1920-х годов 43 видными деятелями левого крыла компартии Германии.

Эрнст Тельман (1886 – 1944 гг.), член президиума Исполкома Коминтерна и с 1925 г. председатель компартии Германии, в начале марта 1933 г. был арестован гестапо и брошен в берлинскую тюрьму Моабит. Он считался «священной коровой» в мировом коммунистическом движении. Эпизод, о котором идет речь, не нашел отражения в протоколах допросов Лукача (См.: Беседы на Лубянке…), что совсем не удивительно.

Известный венгерский писатель-коммунист Андор Габор (1884 – 1953 гг.), с которым Лукач много раз пересекался не только в Будапеште в 1918-1919 гг., но позже, в венской и берлинской эмиграции, после 1933 г. эмигрировал в СССР, входил в немецкую секцию Союза советских писателей. Относился к числу друзей Лукача.

Интервьюер: Очень похоже на то, что Тибор Дери написал в «Приговора не будет». Там Андор Габор его призывал к бдительности и уговаривал переписать свою книгу 46. Видно, очень осторожный был человек.

Лукач: Габор очень странный человек. Всем пытался помочь, чтобы не попадали в подобные ситуации, но сам в этом отношении был очень смелый. Например, все время переписывался с арестованными, все время посылал им еду и так далее. И вообще Андор Габор был на редкость порядочный человек.

Интервьюер: И чем вы объясняете то, что вас быстро освободили?

Лукач: Потом уж я узнал, что за меня Димитров вступился47.

Интервьюер: Вы с ним лично были знакомы?

Лукач: Да, еще в Вене познакомились, когда он находился там как болгарский эмигрант48. К нему все время приходили английские и американские журналисты, а я, хоть произношение у меня никудышное, английский знаю хорошо, так что часто переводил Димитрову, отсюда и знакомство.

Интервьюер: А в Москве?

Лукач: В Москве мы не встречались. Он там был такой большой человек, а я такой маленький, что просто встретиться с ним было невозможно.

Интервьюер: Как Димитров узнал о вашем аресте?

Лукач: Очень просто. Гертруд сказала Бехеру, Бехер, Реваи и Эрнст Фишер вместе пошли к Димитрову и рассказали ему, что случилось49. А ________________________

Речь идет о романе «Ответ» Тибора Дери (1894 – 1977 гг.), крупного венгерского писателя, высоко ценимого Д. Лукачем и находившегося с ним в дружеских отношениях в послевоенной Венгрии.

Контакты Димитрова в начале августа 1941 г. со Сталиным, в ходе которых поднимался вопрос об аресте Лукача, нашли отражение в дневниках генерального секретаря Исполкома Коминтерна. См. полное болгарское издание: Димитров Г.

Дневник. 9 март 1933 – 6 февруари 1949. София, 1997. С. 240, 243.

Вена была в 1920-е годы не только важнейшим центром венгерской коммунистической эмиграции, но и пристанищем революционной эмиграции из стран Юго-Восточной Европы. Об интернациональной революционной среде, существовавшей в то время в австрийской столице, см.: воспоминания работавшего в Вене функционера Коммунистического Интернационала молодежи, ставшего впоследствии виднейшим советским специалистом по истории Австрии: Турок (он же: Турок-Попов) В.М. Мое знакомство с революционерами и цареубийцами/ Международные отношения в Центральной и Восточной Европе и их историография. Отв. ред. В.Д. Королюк. М., 1966.

Видный немецкий поэт-коммунист и общественный деятель-антифашист Иоганнес Бехер (1891 – 1958 гг.), публицист, литературный критик и философ, деятель компартии Австрии Эрнст Фишер (1899 – 1972 гг.) в 1930-е годы работали вместе с Лукачем в немецкой секции Союза советских писателей. Главный (после VII Конгресса Коминтерна) идеолог компартии Венгрии публицист и литературный критик Йожеф Реваи (1898 –

1959) был в то время наиболее близкой Лукачу фигурой в венгерской компартии.

так как Димитров обо мне был очень хорошего мнения – не знаю, как он успел его составить в Вене, – он тут же начал действовать. Мне повезло, что со мной был арестован Ласло Рудаш50, так что и венгерская партия сразу же присоединилась к операции. Матяш [Ракоши] тогда фигурировал как будущий руководитель и, естественно, был в очень хороших отношениях с Рудашем51. Ну, а если Димитров предложил ему начать акцию по спасению Лукача и Рудаша, не мог же он ответить, что за Рудаша – да, а за Лукача – нет. Это очень противоречило психологии Ракоши.

Интервьюер: Об аресте Рудаша я и не знал. Выходит, людей, которых не арестовывали, почти не было.

Лукач: Таких было очень мало.

Интервьюер: А Реваи?

Лукач: Реваи не был арестован.

Интервьюер: Бела Иллеш ведь тоже не был52.

Лукач: Да, Бела Иллеш тоже. Но Бела Иллеш одно время был кудато сослан, антикуновская волна немного и его коснулась.

Интервьюер: А другие члены группы «Литературного критика», Лифшиц и Усиевич, они уцелели в процессах?

Лукач: Усиевич – уцелела. Она была очень старым членом партии, девушкой ехала в Москву в отдельном поезде вместе с Лениным, у нее очень большое партийное прошлое.

Интервьюер: Прошлое и у других было.

Лукач: Но она, кроме литературы, ни в каких других вопросах не занимала какой-то позиции, не была ни троцкисткой, ни бухаринкой, поэтому не попала в процессы. И вообще происходит из очень старой ________________________

Философ-марксист Ласло Рудаш (1885 – 1950 гг.) был давним недругом Лукача в венгерской компартии. В 1920-е годы выступал с критикой «Истории и классового сознания». В 1949 г. в условиях послевоенной Венгрии явился инициатором новой критической кампании в адрес Лукача.

Видный деятель венгерского коммунистического движения и Коминтерна Матяш Ракоши (1892 – 1971 гг.) в 1925 – 1940 гг. находился в застенках в хортистской Венгрии. В ноябре 1940 г. в условиях потепления отношений между СССР и сателлитом нацистской Германии – хортистской Венгрией получил разрешение на выезд в СССР, фактически в обмен на знамена венгерской революционной армии 1848-1849 гг., доставшиеся в качестве трофея российскому войску под командованием фельдмаршала И.Ф. Паскевича при капитуляции в 1849 г. венгерской революционной армии.

Венгерский писатель Бела Иллеш (1896 – 1974 гг.) был в 1925 – 1933 гг. секретарем Международного объединения революционных писателей (МОРП). Был близок Беле Куну. О его крупномасштабном историческом мифотворчестве см.: Стыкалин А.С. История одного мифа. Венгерская кампания 1849 г. и капитан Гусев/ В «интерьере» Балкан. Отв. ред. К.В. Никифоров. М., 2010. С. 267 – 286.

большевистской семьи, ее отец, Феликс Кон, большую роль играл в польской партии и с гордостью говорил, что не было такого польского восстания, в котором бы он не участвовал. Усиевич уже по своему происхождению принадлежала к руководящему слою партии.

Интервьюер: Это само по себе для Сталина не имело значения.

Лукач: Само по себе – нет, но она в философии опиралась на Митина и Юдина, а Юдин перед Сталиным всегда и во всем поддерживал Усиевич, и это, естественно, для Усиевич очень много значило, тем более что Сталина литературные вопросы в узком смысле слова не интересовали.

Интервьюер: А работы Усиевич заслуживают внимания?

Лукач: Заслуживают. Но, ни одна ее работа не переведена.

Интервьюер: Мог ли «Литературный критик» во времена усиливающегося сталинского давления [проводить линию], не совпадающую со сталинской?..

Лукач: Мы критиковали сталинскую натуралистическую ортодоксию.

Нельзя забывать, что в то время было опубликовано письмо Энгельса о Бальзаке53, и мы подняли вопрос – очень остро противостоящий сталинизму, но серьезной беды из-за этого не случилось, – вопрос о том, что идеология – не критерий того, каким является произведение в эстетическом плане, и что даже при плохой идеологии, как, например, роялизм Бальзака, может появиться очень хорошая литература. Потом мы повернули это так, что и при самой хорошей идеологии может появиться плохая литература. На этом направлении – не столько я, потому что я не знал русского языка – сколько, например, Усиевич очень резко нападала на политическую партию тех лет, но в тюрьму за это не попала54.

Интервьюер: Насколько повлияло на формирование вашего мировоззрения то, что, очевидно, люди заметили: Сталин отошел от курса Ленина?

Лукач: Могу сказать, что я на это не обращал абсолютно никакого внимания. Если не считать литературных вопросов, в этом плане в нашу работу не вмешивались. Только Фадеев был нашим противником, ему позволяли выступать против нас; ну, и способствовали тому, что «ЛитераРечь идет об известном, многократно публиковавшемся письме Энгельса М.

Гаркнесс, где речь шла о «победе реализма» над реакционными предрассудками великого автора.

Е.Ф. Усиевич, в частности, противопоставляла некоторым современным писателям Андрея Платонова, подчеркивала правомерность внимания писателя к страданиям людей. Отстаивая сложность содержания социалистического гуманизма, она писала о необходимости познания и понимания конкретных, жизненных, трудных, часто трагических форм развития современной жизни (Литературный критик. 1938.

№ 9-10. С. 157, 171, 188).

турный критик» в связи с какой-то реорганизацией был закрыт. В то же время, хотя это не противоречило линии Фадеева, ему не предоставляли такой свободы по отношению к нам, чтобы он мог добиться нашего ареста55. Что же касается философии: в то время я начал свою философскую деятельность и полностью противостоял линии, представляемой Сталиным. Моя книга о Гегеле писалась тогда – во второй половине тридцатых годов56, – когда Жданов уже сказал, что Гегель, собственно, идеолог феодальной реакции на французскую революцию, и ведь нельзя утверждать, что моя книга о Гегеле выражает эту мысль57. Позже Жданов

– вместе со Сталиным – всю историю философии представляли как борьбу материализма и идеализма; «Развенчание разума» же, которое писалось в основном во время войны, ставит в центр совсем другое противостояние, борьбу рациональной и иррациональной философии, потому что хотя и верно, что иррационалисты все были идеалистами, но были у них и рационалистическо-идеалистические противники, так что это как раз и есть то противостояние, которое я изображаю в «Развенчании разума», и оно опять же совершенно несовместимо с теорией Жданова.

Интервьюер: «Развенчание разума» писалось разве во время войны? Я думал, в начале пятидесятых годов.

Лукач: В начале пятидесятых оно было завершено, но рукопись в основном была готова уже в войну58. Замечу, даже в пятидесятые годы дейПричины сложных отношений руководителя Союза советских писателей А.А.

Фадеева с кругом журнала «Литературный критик» – отдельная тема, требующая самостоятельного рассмотрения. Определенную роль здесь играли субъективные моменты. В одной из бесед М.А. Лифшица с биографом Лукача Ласло Сиклаи, состоявшейся в конце 1974 г. (запись хранится в архиве Д. Лукача в Будапеште), Лифшиц вспоминал об одном из выступлений Лукача на встрече А.А. Фадеева с активом журнала «Литературный критик». Недостаточно уверенное владение Лукачем разговорным русским языком выставило в смешном положении именно Фадеева, которого Лукач в ходе всего своего выступления упорно склонял в женском роде («эта новая товарищ Фадеев ничуть не лучше чем прежняя товарищ Ставский», т.е. предшественник Фадеева по руководству Союзом советских писателей). Фадеев никогда не мог простить этого Лукачу, говорил в кругу своих друзей о том, что в редакции журнала «Литературный критик» не только пренебрегают советской литературой, но даже плохо говорят по-русски. Десятилетием позже Фадеев охотно подключился к новой критической кампании, направленной против Лукача (См.: Правда. 1950. 1 февраля).

Речь идет о книге «Молодой Гегель и проблемы капиталистического общества», впервые опубликованной на Западе в 1948 г.

Эта точка зрения нашла законченное выражение уже позже – в санкционированной инстанциями редакционной статье: О недостатках и ошибках в освещении немецкой философии конца XVIII и начала XIX в. // Большевик. 1944. № 7-8.

Первое издание работы: Die Zerstrung der Vernunft. Berlin, Aufbau, 1954.

ствительно существовало представление, будто противостояние материализма и идеализма – единственное противостояние. Ведь «Развенчание разума» после его появления, вы, может быть, помните, критиковали слева именно потому, что я-де игнорирую этот важнейший вопрос59.

Интервьюер: Одно из основных положений «Развенчания разума»

– то, что нет безвредных философий. Ницше и еще более ранние иррациональные тенденции тоже несут ответственность за фашизм. Если исходить из этого, то разве на Маркса, по вашему мнению, нельзя возложить ответственность за сталинизм?

Лукач: Если я скажу, дважды два четыре, а вы мой ортодоксальный сторонник, но все же говорите, что дважды два шесть, я ведь не несу за это ответственность.

Интервьюер: С таким же правом можно сказать, что Ницше, который лично не был, видимо, последователем Гитлера, тоже не несет ответственности за то, что из него сделали.

Лукач: Опять же речь о том, следуешь ли ты фактически какой-то теории или нет. Если я стану объяснять Толстого тем же, чем Энгельс объяснял Бальзака, то есть тем, что существует диссонанс между идеологией и искусством, тогда Энгельс в какой-то мере ответственен за мое понимание Толстого. Если же, наоборот, я совершенно выверну наизнанку то, что говорил Энгельс, то Энгельс за это ответственности не несет. Историческая ответственность редуцируется к фактическому ________________________

После публикации в 1954 г. в Восточной Германии «Развенчания разума» недоброжелатели Лукача из идеологического аппарата Венгерской партии трудящихся пытались инициировать новую кампанию критики философа. Мишенью для нападок предполагалось сделать работу «Развенчание разума». Вопрос обсуждался в кабинете лидера партии М.Ракоши, была даже подготовлена статья соответствующего содержания для передачи в редакцию советского журнала «Вопросы философии». Кампании, однако, не дали хода. В идеологических структурах Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) восторжествовало мнение о том, что в не прекращавшейся идеологической борьбе между ГДР и ФРГ новая работа Лукача с критикой ницшеанства и других иррационалистических тенденций немецкой философии новейшего времени вполне годится на роль тяжелой артиллерии. Эта точка зрения получила, в конце концов, поддержку и в Будапеште, и в Москве. В апреле 1955 г. в Будапеште в академических кругах было довольно торжественно отмечено 70-летие философа, незадолго до этого он был удостоен государственной премии Кошута. В начале 1956 г. директор Института философии АН СССР П.Н. Федосеев выступил с инициативой издать «Развенчание разума» в СССР, что так и не было осуществлено из-за участия Лукача в венгерских событиях осени 1956 г. О попытках критики Лукача слева в Венгрии в 1954 – 1955 гг. см.: Ripp Z. Filozfiai frontok. Az vknyv-vittl a Petfi Krig // Vilgossg, Budapest. 1989. № 3.

продолжению мыслей. Я, например, отрицаю, что отрицание отрицания у Энгельса – правомочное продолжение гегелевского отрицания отрицания. У Гегеля это категория чисто логического характера. Маркс в парижских рукописях60 говорит: Ein ungegenstndliches Wesen ist ein Unwesen. То есть: бытие, у которого нет объективности, не может существовать. Бытие равнозначно объективности. Напротив, гегелевская логика исходит из бытия без объективности, и первая часть гегелевской логики стремится к тому, чтобы, подключив количество и качество, из безобъективности сделать объективное бытие. Это можно осуществить только с помощью логических трюков, и к логическим трюкам относится то, что, как мне кажется, играет большую роль в онтологическом анализе марксизма: что мы, слишком переоценивая логику и теорию познания, начинаем придавать отрицанию бытийную форму, в то время как отрицание – бытийная форма лишь в очень переносном смысле. Речь идет не только об отрицании отрицания, но, например, у нас вообще фигурирует взятое у Гегеля: omnis determinatio est negation61.

________________________

Речь идет об «Экономическо-философских рукописях» 1844 г.

В связи со своими «гегелевскими штудиями» 1930-х годов Лукач в 1969 г.

предисловии к готовящемуся к выходу на венгерском языке сборнику своих работ «Мой путь к Марксу» писал: «Лифшиц и я, принадлежа к активу журнала “Литературный критик”, находились в остром противоречии с официальной линией, возглавляемой Фадеевым. В этих рамках наши противоречия с идеологией сталинской эпохи все более расширялись и углублялись. Моя книга конца 1930-х годов о молодом Гегеле уже открыто противостояла связанной с именем Жданова теории, которая воспринимала этого великого диалектического философа как представителя реакционного духовного течения, враждебного Великой Французской революции.

Хотя моя книга, исходя из тогдашних условий, нигде не выступала решительно против господствующей теории, всем своим духом она настолько открыто противостояла официальной точке зрения, что ее публикация могла состояться только через десять лет после написания книги, в 1948 г. – и то в швейцарском издательстве.

Свои исследования Гегеля я далеко идущим образом использовал для того, чтобы откорректировать некоторые важнейшие, оказавшиеся ошибочными положения “Истории и классового сознания”, без того, чтобы отбрасывать правильные тенденции, выраженные в этой книге неадекватным образом. Напротив, я стремился к тому, чтобы дать правильный, исторически обоснованный анализ этих явлений. Этой цели служила глава, в которой я стремился прояснить гегелевское и марксистское истолкование отчуждения. Это мое теоретическое устремление проявилось в исторических исследованиях, позволивших раскрыть глубокое влияние на развитие гегелевской диалектики как Французской революции, так и капиталистической экономики»

(Lukcs Gy. Curriculum vitae. Bp., 1982. 368-369.o.).

СТР АНИЧКА ИЗ ИНТЕЛЛЕКТУ АЛЬНОЙ ИСТОРИИ СЕВЕРНОГО

КАВКАЗА В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ

К публикации выступлений В.П. Невской (вступительная статья и примечания Т.А. Булыгиной) Сегодня, когда северокавказская историография стала полем сражения за российскую идентичность и одновременно оружием борьбы местных политических и экономических элит, прошлый опыт служит предостережением и уроком для выстраивания диалога между народами, населявшими сегодня Северный Кавказ. Вот почему материалы стенограмм обсуждения единственного пока фундаментального научного исследования по истории Северного Кавказа1 представляют не только особую научную ценность для приращения знания по интеллектуальной истории региона, но и для его сегодняшней социально-политической жизни.

Мы использовали два фрагмента этих стенограмм – выступления известного не только на Северном Кавказе, но и в стране ставропольского ученого-историка Валентины Павловны Невской. Ее биография полна поворотов судьбы, вольных и невольных знакомств с родной страной – от Волги до Ташкента, от Москвы до Кавказа. Весь этот путь усеян разнообразными житейскими обстоятельствами, включая воспитание троих детей, среди которых есть продолжательница дела матери профессор Т.А. Невская. Однако что в ее жизни было неизменным, так это верность науке истории. Уже первая монография 34-летнего кандидата исторических наук по истории античности была переведена на иностранные языки – столь большой интерес в научном мире вызвали идеи В.П. Невской. С середины 1950-х гг. исследовательница полностью сосредоточилась на изучении народов Северного Кавказа. Докторскую диссертацию в 1966 г. Валентина Павловна защитила уже по истории Карачая, когда ей не было 50-и лет. По тем временам это было научным и моральным подвигом. Не случайно в 1993 г. В.П. Невская стала Женщиной года по версии международного биографического центра Кембриджа.

В предлагаемых фрагментах приподнимается завеса над тайной индивидуального творчества одного из выдающихся российских историков советской поры, приоткрывается дверь в ее исследовательскую лабораторию. Так, замечания о термине «присоединение» отражают разИстория народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII в. / Под ред. Б.Б. Пиотровского. М., 1988; История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. – 1917 г.) /Под ред. А.Л. Нарочницкого.

думья ученого о том, как одно понятие в заголовке может изменить первоначальный замысел. Находим мы и важные для любого исследователя северокавказского региона мысли о равновесии и диспропорциях в описании его народов. Действительно, и сегодня увлечение «русскими» или «горскими» сюжетами обедняет картину многообразного и сложного мира Северного Кавказа.

Стенограмма в то же время раскрывает типологические черты советской историографии и общественной мысли, помогает нам понять, как писали историю Северного Кавказа советские историки. Так, ощущается господствовавшая тогда тенденция рассматривать этот мир как горско-русский.

Изучая эти тексты, очевидна новизна некоторых современных подходов, когда этот мир предстает в многообразии горских и степных народов, в многообразии славянских и иных (армянских, немецких, греческих) колонистов. Это чувствует и Валентина Павловна, когда сетует, что в тексте рукописи не нашли своего места черноморские казаки, ногайцы. Для современных исследователей Кавказа слова В.П. Невской: «Одна глава написана изнутри Северного Кавказа, другая написана со стороны. Этого не должно быть» могут стать эпиграфом и руководством к действию.

В условиях празднования 200-летия Отечественной войны 1812 г. особый интерес вызывают замечания ученого об участии народов Северного Кавказа в этой войне, о роли российской победы для международного положения Кавказа. В предстоящих конференциях на эту тему, возможно, эти вопросы найдут большее освещение.

Не менее важны и размышления известного кавказоведа о методике создания исторических портретов. Она призывает исследователя не затушевывать отрицательные черты своего персонажа, сколь бы значительной ни была его историческая фигура. Вообще для В.П. Невской характерно стремление показывать неоднозначность и противоречивость явлений и событий. Она призывает историков более широко раскрывать их динамику.

Внимание современного историка привлекают замечания В.П. Невской об особенностях пореформенного периода в регионе. Дело в том, что советское краеведение грешило тем, что из богатой и своеобразной местной истории часто выбирало примеры для иллюстрации общенациональных тенденций исторического развития, игнорируя специфику региона.

В предлагаемой рукописи, видимо, сработал этот метод, и пореформенный период был проиллюстрирован примерами крупных хозяйств, а своеобразие многочисленных иных локальных сообществ в эпоху реформ и после реформ осталось не раскрытым. Исследовательница конкретизирует эти упущения, тем самым как бы намечая проблемы для дальнейшего изучения бытования жителей Северного Кавказа в ту эпоху.

Одновременно сквозь устные тексты В.П. Невской просвечивает эпоха: культурные, политические, социальные контексты. Например, ее несогласие с термином «покорение» было связано и с собственной позицией историка – не обидеть бы им горцев, и с идеологической парадигмой эпохи, когда тезис о «дружбе народов» должен был иметь глубокие исторические корни. Поэтому идею о покорении Кавказа вооруженной силой В.П. Невская предлагает полностью убрать из книги.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |
 


Похожие работы:

«Центр аналитических инициатив ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество Либеральный клуб»ДЕНЬ СВОБОДЫ ОТ НАЛОГОВ В БЕЛАРУСИ-20 TAX FREEDOM DAY BELARUSВСЕ ДЕЛО В ДЕТАЛЯХ Минск, 2015 год СОДЕРЖАНИЕ РЕЗЮМЕ ВВЕДЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ Агрегированный уровень 7 Индивидуальный уровень РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Особенности расчета Tax Freedom Day в Беларуси в 2015 году 11 Tax Freedom Day в Беларуси (агрегированный уровень) без учета 1 дефицита бюджета Tax Freedom Day в Беларуси (агрегированный...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы Московская международная гимназия АНАЛИЗ РАБОТЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ МОСКОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ ГИМНАЗИЯ ЗА 2013/2014 УЧЕБНЫЙ ГОД Москва 2013 – 2014 учебный год ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ КАДРЫ ГИМНАЗИИ В 2013/2014 учебном году в педагогический состав гимназии входило 109 человека. С целью улучшения научно-методического обеспечения учебно-воспитательного процесса в гимназии работали следующие...»

«1. Цель музейной практики Основной целью практики является ознакомление с организацией музейного дела и выявление значимости музеев в научно-исследовательской и практической жизни конкретных людей, предприятий, учреждений, целых регионов. А так же, получение навыков музейной и музееведческой работы.2. Задачи музейной практики Задачами музейной практики бакалавров по направлению подготовки 050100 «Педагогическое образование» с профилем подготовки История и право являются: закрепление...»

«История Санкт-Петербургской духовной академии Р.К. Лесаев ПРЕДСТАВИТЕЛИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ В НАУЧНЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ КОМАНДИРОВКАХ (1869–1917) Статья посвящена исследованию научных командировок за рубеж преподавателей и стипендиатов Санкт-Петербургской духовной академии (1869–1917). Зарубежные командировки являлись важной составляющей в развитии как российской научно-образовательной системы XIX – начала XX века в целом, так и высшей духовной школы в частности. Командировки...»

«Приложение № 1. СПРАВКА ОБ ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКОМ СОПРОВОЖДЕНИИ Олимпиады школьников Санкт-Петербургского государственного университета по истории Олимпиада школьников в Санкт-Петербургском (Ленинградском) государственном университете (далее – «Олимпиада») по отдельным общеобразовательным предметам проводится с 1985 года. С 2006 года Олимпиада проводилась на основании Положения об Олимпиаде СПбГУ, принятом решением Сената Ученого совета СПбГУ от 13.02.2006 (приказ Ректора от 04.04.06 №...»

«Игорь Васильевич Пыхалов За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях» Серия «Опасная история» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12486849 Игорь Пыхалов. За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях»: Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0809-0 Аннотация 40 миллионов погибших. Нет, 80! Нет, 100! Нет, 150 миллионов! Следуя завету Геббельса: «чем чудовищнее соврешь, тем скорее тебе поверят», «либералы» завышают реальные...»

«От батутов до попкорна: 100 псевдомонополистов современной России или как Федеральная антимонопольная служба преследует малый и средний бизнес Рабочая группа: Л.В. Варламов, начальник аналитического отдела Ассоциации участников торговозакупочной деятельности и развития конкуренции «Национальная ассоциация институтов закупок» (НАИЗ) С.В. Габестро, член Президиума Генерального совета «Деловой России», генеральный директор НАИЗ А.С. Ульянов, сопредседатель Национального союза защиты прав...»

«ФАШИЗМ И АНТИФАШИЗМ: УРОКИ ИСТОРИИ В СУДЬБАХ МАЛОЛЕТНИХ УЗНИКОВ ФАШИЗМА Председатель МСБМУ член-корреспондент РАН Н.А. Махутов 1. Цели Форума Международный союз бывших малолетних узников фашизма выступил инициатором проведения в Москве II Международного антифашистского форума (илл. 1). 2015 год – год Форума для всех людей Планеты и для малолетних узников фашизма связан с 70-летними юбилеями Победы советского народа в Великой Отечественной войне, разгромом фашистской Германии и её союзников в...»

«C Т Е Н О Г Р А М МА 24-го собрания Законодательной Думы Томской области пятого созыва 31 октября 2013 года г. Томск Зал заседаний Законодательной Думы Томской области 10-00 Заседание первое Председательствует Козловская Оксана Витальевна Козловская О.В. Уважаемые депутаты, на 24-ое собрание прибыло 34 депутата. Отсутствуют: Маркелов, Тютюшев, Собканюк – в командировке, Кормашов болен, ну и, как всегда, по неизвестной причине отсутствует Кравченко С.А. Маркелов, Тютюшев передали свой голос...»

«ВСТУПЛЕНИЕ Мы были свидетелями создания Евросоюза, сексуальной революции, расцвета гомосексуализма и т.д. Мы были безучастны к этим явлениям, так как они происходили там, в далекой благополучной Европе. Благополучие и социальная защищенность были вескими аргументами в призывах равняться на европейские достижения. Сегодня мы открываем для себя европейские ценности и зачастую приходим в ужас от их безнравственности. Но эта аморальность на Западе стала повседневной реальностью, так как закреплена...»

«Павел Гаврилович Виноградов Россия на распутье: Историкопублицистические статьи Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2901055 Россия на распутье: Историко-публицистические статьи/Сост., предисловие, комментарии А.В. Антощенко; перевод с англ. А. В. Антощенко, А. В. Голубева; перевод с норв. О. Н. Санниковой.: Территория будущего; Москва; 2008 ISBN 5-91129-006-5 Аннотация В книге собраны избранные историко-публицистические статьи известного российского...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Наследие Гедимина» (территория Лидского и Вороновского районов) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 201 Оглавление Введение 1. Анализ...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 11 по 28 января 2013 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге http://www.ksu.ru/zgate/cgi/zgate?Init+ksu.xml,simple.xsl+rus Содержание...»

«Вадим Хлыстов Заговор черных генералов Серия «Заговор красных генералов», книга 2 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7977492 Заговор черных генералов / Вадим Хлыстов.: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-087485-9 Аннотация Здесь, на альтернативной Земле, Андрей Егоров и его спецназ «Росомаха» смогли изменить историю. В апреле 1934 года Иосиф Сталин оставил свой пост и навсегда переехал в город Гори. По официальной версии – в связи с ухудшением здоровья. По...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК НАУЧНЫЙ СОВЕТ ПО ПРОБЛЕМАМ ЛИТОЛОГИИ И ОСАДОЧНЫХ ПОЛЕЗНЫХ ИСКОПАЕМЫХ ПРИ ОНЗ РАН (НС ЛОПИ ОНЗ РАН) РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ И.М. ГУБКИНА РОССИЙСКИЙ ФОНД ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЭВОЛЮЦИЯ ОСАДОЧНЫХ ПРОЦЕССОВ В ИСТОРИИ ЗЕМЛИ Материалы VIII Всероссийского литологического совещания (Москва, 27-30 октября 2015 г.) Том I РГУ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ И.М. ГУБКИНА 2015 г. УДК 552. Э 15 Э 15 Эволюция осадочных процессов в истории Земли: материалы...»

«АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ объекта недвижимости «ЗДАНИЕ ЭЛЕВАТОРА» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130. Г. Ч е л я б и н с к 2014г. Экз.1 -1 А кт Государственной историко-культурной экспертизы объекта недвижимости «Здание элеватора» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130. г. Челябинск 21 декабря 2014г. Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Республиканская научная медицинская библиотека Музей истории медицины Беларуси ЗДРАВООХРАНЕНИЕ БЕЛАРУСИ: ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ И ЮБИЛЕЙНЫЕ ДАТЫ 2015 год Минск 2014 УДК 614.2 (091) (746) ББК 5г З 46 Составители Н.С. Шумин Редакторы Т.П. Лыскова, В.Л. Сысоева Корректор Т.Н. Беленова Здравоохранение Беларуси: знаменательные и юбилейные даты. 2015 год. / Сост. Н.С. Шумин. – Минск : ГУ РНМБ, 2014. – 67 с. Представлены материалы об историко-медицинских...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления март 2015 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. СТАТИСТИКА Статистические сборники ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 17 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления ВОЕННОЕ ДЕЛО КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ...»

«ЛАЛА ГУСЕЙНОВА ТОТАЛИТАРИЗМ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ (1945-1989) БАКУ Научный редактор: Мамед ФАТАЛИЕВ, докт. истор. наук, профессор Бакинского Государственного университета Рецензент: Муса ГАСЫМЛЫ, доктор исторических наук, профессор Бакинского Государственного университета Гусейнова Л.Дж. Тоталитаризм в странах Центральной и Восточной Европы.1945-1989. Баку, «МВМ», 2015, 348 стр. ISBN: 978-9952-29-090-5 В книге на основе ранее секретных документов ЦК КПСС проведён анализ...»

«Российская национальная библиотека Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2001—2005 гг. Библиографический указатель Санкт-Петербург Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2001— 2005 гг. : библиогр. указ. / сост. М. К. Прозорова ; ред. М. Ю. Матвеев. — СПб., 2010. В данном указателе отражена многообразная научная, научнометодическая и литературно-художественная работа сотрудников РНБ за 2001— 2005 гг. Работы расположены в алфавите авторов — сотрудников...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.