WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 |

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ АЛЬМАНАХ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ Выпуск 13 Ставрополь УДК 943 ББК 63.3 (2) С 76 Редакционная коллегия: А.В. Гладышев, Т.А. Булыгина, В.П. Ермаков, ...»

-- [ Страница 18 ] --

Справедливо упрекая авторов главы в неполном освещении социального состава рабочих региона, исследовательница прибегает к типичному приему отечественной историографии советского периода – она ссылается на цитату В.И. Ленина. В последнем замечании 29 марта о схематизме сюжета о рабоче-крестьянском движении на Северном Кавказе раскрывается одно из существенных противоречий советской историографии. Местная социальная история далеко не всегда соответствовала разработанному партийными идеологами клише. Реконструировать прошлую действительность, не похожую на советские догмы, было нельзя, а поэтому историки ограничивались общими фразами и отдельными фрагментами истории.

Уважаемые читатели, перед вами – живой текст замечательного исследователя Северного Кавказа по поводу истории этого региона. Вчитайтесь в него, и пред вами раскроются новые смыслы, которые помогут понять неповторимость интеллектуальной жизни советского общества.

Стенограмма обсуждения первого варианта глав 2-го тома «Истории народов Северного Кавказа с древнейшего времени до наших дней», 28 марта 1978 года В.П. Невская.

Относительно изменения названия. Для этой главы2 это не первый вариант. Был вариант такой: «Народы Северного Кавказа в составе России». Тогда под этим углом стали писать. Если назвать «Присоединение», то надо будет писать под другим углом, в соответствии с названием, т.е. главу надо писать заново. В этом смысле.

Можно ли говорить о присоединении? Дагестан, правильно, присоединен. А для народов Северного Кавказа – как быть? Это название тут ни с какой стороны не подходит.

________________________

Гл. 4 (прим. Т.Б.) Когда сравниваешь разные главы, то у нас получается своеобразная картина: в одних главах у нас получается, что Кавказ населен горцами, широко показаны горцы и немного сбоку русское население. Читаешь другие главы – в основном русское население и сбоку немножко горцы. Очень большая неравномерность в главах. Эта глава в этом плане лучше, а то – возьмите казачество – оно выпало из нее совершенно. Черноморское казачество в международном положении никакой роли не играло, оно совершенно выпадает. Эта глава лучше многих, это хорошая глава.

Это очень трудный вопрос – соотношение между горцами и русскими.

В ряде глав получается, что довлеет Дагестан над другими народами, тут более компактно, больше населения.

И все-таки надо эту пропорцию соблюдать, но это очень непросто сделать. В этой главе вообще Северный Кавказ показан гораздо меньше, чем Северо-Восточный Кавказ, население тоже выпало.

Наверное, ранее Кавказ тоже играл роль. Ногайцев было много, они как-то совсем выпали.

Я хочу подчеркнуть, что глава умная, глава написана хорошо, но даже в такой хорошей главе имеет место диспропорция. Это надо исправлять.

В основном эту часть надо привести в соответствие.

Отечественная война 1812 года. Указывается, что кабардинцам и черкесам не удалось принять участие. Но ногайцы принимали участие, а это тоже не упоминается. Сама победа России в Отечественной войне 1812 года. Наверное, имела большое международное значение и на Кавказской политике отразилась. О войне говорится, а о значении победы не указано. Это имело большое международное значение в отношении с западными странами, а раз с западными странами, то и с восточными странами, это повлияло вообще на всю политику. Глава хорошая, богатая материалами, но это совершенно выпало.

Сюжеты, о двойственности которых говорил Валентин Константинович, как раз хорошо показаны. И прогрессивная роль России, и колониальная политика, и завершается глава хорошо.

Я сказала, Дагестан главным образом довлеет. Походы 1804 года на Кубань, на Кабарду. А Северо-Западный Кавказ, казаки совсем выпали. Участие донских казаков в войне 1812 года в проспекте есть, а здесь выпало.

Насчет характеристик. Портрет Ермолова дан довольно четко, можно бы его углубить, а портрет Тицианова совсем не ясен. Неясно, какой он был. Вначале положительный, затем немножко отрицательный.

Конечно, надо стараться написать портрет этого человека более четко, не бояться показать то отрицательное, что имеется тоже, конечно, надо.

У меня есть еще небольшие замечания, о которых я скажу отдельно.

Насчет оформления. Одна глава дана с фонариком, другая без фонарика. Это может быть и мелкий вопрос, но на самом деле очень трудно в главе выделить этот фонарик. Раз фонарик, то приходится какое-то заключение дать. Поэтому давайте договоримся сразу: или мы делаем фонарики, или не делаем. Сейчас я читала две главы – четвертую и восьмую и они отличаются, 8-ая глава с фонариком. Давайте договоримся – будем мы это делать или нет.





Самое главное для всех глав это соотношение. Одна глава написана изнутри Северного Кавказа, другая написана со стороны. Этого не должно быть.

Благодарю за внимание.

Архив РАН (АРАН). Ф.1841. Оп. 1. Д. 1078. Л. 19-22.

Стенограмма региональной конференции, посвященной обсуждению «Истории народов Северного Кавказа с древнейшего времени до наших дней», 29 марта 1978 года Невская В.П.

Если мы, говоря о предыдущих главах, упрекали товарищей, что там мало отражено русское население, то в отношении этой главы3 такого упрека не существует: русское население здесь показано больше всего и в основном.

Что получается? Хорошо, конечно, когда хорошо показано русское население, но что получается? Здесь та специфика, что такое для горцев был пореформенный период, исчезла именно потому, что в основном показано развитие капитализма в крупных хозяйствах, в крупных экономиях, которые там были типичны, особенно для Кубанской области.

Но ведь для горцев капитализм был не таким совершенно идентичным, как для русского населения. Это нужно добавить в этот материал, так как там этого мало.

Эта глава написана с других позиций, чем те главы, которые мы обсуждали раньше. Такое выражение, как «покорение Кавказа» один раз дано в кавычках, другой раз – без кавычек.

Зачем для кавказцев выпускать книгу? Написано: Кавказ покорен благодаря вооруженной силы. Не надо давать такой формулировки. Надо снять всякое покорение. Надо давать больше динамики.

К этой главе надо отнести этот же упрек.

________________________

Глава 8 (прим. Т.Б.) Использование орудий. Об этом говорится. Но если взять 70-е гг. – это только начало. Динамику надо показать сильнее. Затем развитие пошло гораздо быстрее. Убыстрение темпов развития – это очень типично, и это надо подчеркнуть.

В главе следующей о лошади пишется так: лошадь так нежно описывается, говорится, что ее купали, кормили и т.д. и т.д. В горском хозяйстве это очень важная и почетная отрасль.

Уделяется большое внимание овцам.

Горцы конями снабжали целиком Кубанское и Терское войска. Лошадь – два аршина два вершка – именно таких лошадей выводили. Затем переход от табунного к косячному производству. Это было для этого времени важно.

Несколько не учитывается горское хозяйство. Развитие тонкорунного овцеводства в горах не привилось. Здесь надо учитывать климат высокогорья. Надо оговориться, что там свои карачаевские овцы. Относительно изменения состава стада – надо отметить, что стало больше гужевого скота для продажи. Надо это показать.

Небольшие замечания.

Минераловодская ветка железнодорожная – эта ветка ведет на Кисловодские воды. Это может быть. Закавказская железная дорога очень хорошо отражена.

Ремесленное производство горцев лучше описано, чем сельское хозяйство. Кузнечное производство испытывало конкуренцию. О промышленности надо было больше написать и подчеркнуть, что там особенно развита была именно добывающая промышленность. А в главе этот момент не отражен.

Эксплуатация недр – это типично колониальное хозяйство. Существовали такие крупные рудники, как Карачаевский, Задонский, но об этом написано вскользь. А в экономике Северного Кавказа они играли большую роль. Угольные шахты (кубанский уголь) даже не упоминаются, а там ведь много горцев работало, и это изменяло социальный состав рабочих угольных шахт. О таких промышленных предприятиях тоже надо было больше сказать.

Насчет того, что остались не освобожденными горские группы до 1912 года, надо было уточнить, что это касалось Дагестана. Надо было добавить и приходящих на сезон рабочих. О них тоже ничего не сказано, а они играли очень большую роль в экономике. Ведь существовали буквально целые базары такой рабочей силы. Там целыми неделями рабочие ждали, пока их наймут. В станицах такие базары были соответствующим образом оборудованы; делались специальные навесы от солнца, рабочие снабжались кипяченой водой, чтоб не было вспышек холеры, и т.д.



В.И. Ленин подчеркивал, что сельскохозяйственные рабочие играли очень большую роль, в частности, пришлые русские рабочие. Это важно подчеркнуть.

Последний параграф – о рабоче-крестьянском движении. Он, по-моему, написан несколько наспех. А вообще это хороший параграф, там материал интересный дается. Но есть, к сожалению, некоторая торопливость. Туда можно добавить теоретический материал, нужно этот параграф соответствующим образом обработать. Одним словом, над ним авторам еще предстоит потрудиться.

И эта глава сделана уже с «фонариками». Нужно еще добавить материал о кавказских народах.

У меня все. Благодарю за внимание.

АРАН. Ф.1841. Оп. 1. Д. 1079. Л. 78 – 82.

–  –  –

Историю античности серьёзно изучают не менее трёхсот лет. Разумеется, за такой колоссально большой промежуток времени накопилось огромное количество исследований, многие из которых не утратили своей научной ценности и по сей день. Историография любой сложной проблемы греко-римской истории насчитывает сотни, а порой и тысячи наименований.

Количество оригинальных авторских версий причин тех или иных значимых событий античной истории впечатляет, как и разнообразие их трактовок, и, зачастую, явная несовместимость этих трактовок между собой.

В таких условиях очень сложно дать новую, и достаточно убедительную, собственную версию, или принципиально новые глобальные обобщения, словом, всё то, что называется «научная новизна». Однако любой антиковед, конечно же, к этому стремится. И дело здесь вовсе не в том, что таковы формальные требования. Любой глубоко увлечённый своим делом историк хочет выразить своё собственное восприятие тех проблем, которые он исследует, внести в них что-то своё и что-то новое.

Разумеется, не все новации являются одинаково убедительными, достаточно обоснованными, и выдержавшими испытание временем. Но сам процесс генерирования новых идей – безусловно, нужен и, в любом случае, полезен. По этой причине в академическом сообществе принято достаточно толерантно относиться даже к тем новым суждениям, которые не получили всеобщей поддержки и одобрения. Что, впрочем, не избавляет авторов таких суждений от критики, но это вполне нормальное явление, особенно, если сама критика аргументирована и не переходит некоторой грани, за которой начинается уже простое «критиканство».

Воспитанный человек не спешит ёрничать по поводу чужих недостатков, поскольку просто не бывает работ, начисто лишённых каких бы то ни было недостатков. По древнеегипетским представлениям душа, представ перед высшим судом, среди прочих оправданий, обязательно должна была произнести и такое – «Я не выискивал недостатков в чужом труде». Ибо такой грех – считался одним из самых непростительных смертных грехов.

Но подвергнуть вполне обоснованной и аргументированной корректной критике можно практически любое научное исследование. И почти любую новую идею. В данном конкретном случае остановимся на предложенной О.Л. Габелко концепции «анатолийского этнополитического койне» (АЭК), по мнению автора, имеющему место быть в эллинистической Малой Азии.

Признаюсь, мне импонирует научный стиль уважаемого Олега Леонидовича: осторожность и взвешенность в суждениях, основательность, дотошность, прочная опора на источники, обилие сносок, в том числе – на новейшую зарубежную литературу. И хотя в его добротной монографии присутствует досадная фактическая ошибка1, не вижу оснований по этому поводу впадать в истерику, поскольку не ошибается только тот, кто ничего не делает.

Проблема заключается несколько в другом. На мой взгляд, уважаемый автор следует «безопасной парадигме исследования»: присоединяться к чужому мнению, или опровергать его, подкрепляя ссылками на авторитетных исследователей, и скромно высказывать своё «собственное», которое, на самом деле, является повторением давно известных истин.

В очень обстоятельной и добротной, повторюсь, монографии О.Л.

Габелко, как представляется, нелегко найти что-то принципиально новое, самостоятельное, оригинальное – и при этом, безусловно, убедительное. Уважаемого автора при желании можно упрекнуть в несамостоятельности суждений. Он сам признаётся, что приоритет в выдвижении оригинальных идей принадлежит его соавторам2. Признаёт, что излагает чужую аргументацию, «кое в чём, дополнив её»3. Часто всего лишь осторожно констатирует, что «к этому мнению стоит прислушатьСм.: Габелко О.Л. История Вифинского царства. СПб., 2005. С. 407. Автор ошибочно пишет, что имеется эпиграфический документ с текстом завещания Аттала III Пергамского. Очевидно, здесь он просто путает декрет народного собрания города Пергама с текстом самого завещания царя. Хотя, полагаю, ему следовало бы знать это.

Там же. С. 7.

–  –  –

ся»4, более ничем не выражая своего собственного отношения к самому мнению. Всерьёз полагает, что помощь эллинистических царей пострадавшему от землетрясения Родосу объясняется преимущественно их «филэллинством», допускает при этом экономические интересы, но

– начисто отрицает какие бы то ни было политические мотивы5 – что следует признать несколько поверхностным объяснением.

Зависимость от чужих суждений видна даже в построении фраз. «На мой взгляд» – пишет автор – и тут же приводит чужое мнение, добросовестно сопроводив его сноской6. Если оно принадлежит известному английскому историку, то – тогда, причём же здесь «взгляд» автора? Очень добротно изложив позиции в историографии по поводу завещания Никомеда IV Филопатора7 – это вообще один из лучших разделов книги! – он даже не затрагивает такого принципиально важного вопроса, как причины самого завещания. Вероятно, именно потому, что в историографии стараются избегать этого сложного аспекта, и автору просто не на что было опереться? Правда, вскользь он признаёт, что завещание Никомеда «целиком и полностью являлось одним из звеньев в экспансионистской политике Рима»8. Но при этом никаких сносок не даёт, очевидно, претендуя на авторство такого вывода. Однако этот вывод был сформулирован задолго до О.Л. Габелко, в том числе – неким А.П. Беликовым9. Полагаю, что в этом случае сноска на него считается всё же желательной.

На основе переработанной книги и нескольких своих последующих статей, уважаемый О.Л. Габелко написал докторскую диссертацию, успешно защищённую в Казани в 2006 году. Понимая, что изложение чужих мыслей, как бы добротно ни было такое изложение, не может быть содержанием докторской диссертации, автор внёс ряд важных изменений и дополнений.

Претендуя на глобальность подхода, он озаглавил свою работу «Анатолийское этнополитическое койне и особенности эллинизма в Малой Азии (на примере Вифинского царства)»10.

________________________

Там же. С. 322, прим. 88.

4

–  –  –

См.: Беликов А.П. Рим и эллинизм. Проблемы политических, экономических и культурных контактов. Ставрополь, 2003. С. 129-130, 396; Он же. Рим и эллинизм:

основные проблемы политических, экономических и культурных контактов. Дисс.

… докт. ист. наук. Ставрополь, 2003. С. 137-139.

Габелко О.Л. Анатолийское этнополитическое койне и особенности эллинизма в

Малой Азии (на примере Вифинского царства). Дисс. … докт. ист. наук. Казань, 2006.

Из 574 страниц текста диссертации 346 отводится одной только Вифинии. В таком случае содержание не вполне соответствует названию, ибо все эти 346 страниц не имеют вообще никакого отношения к чисто гипотетическому «анатолийскому этнополитическому койне», порождённому, скорее, воображением автора.

Логично начав с обзора источников (13 страниц) и историографии (37 страниц), далее автор на страницах 68-107 – на мой взгляд, совершенно безуспешно, пытается доказать наличие АЭК. О реальном функционировании АЭК здесь нет вообще ни единого слова, а раздел об ахеменидском господстве в Малой Азии ничего не доказывает и не имеет совсем никакого отношении ни к эллинизму, ни к «койне». Глава VI вообще не имеет ни малейшего отношения, ни к АЭК, ни к Вифинии.

Почему-то она содержит в себе следующие параграфы. 1 – Династическая история Каппадокии – 30 страниц. 2 – Георгий Синкелл о династической истории эллинистических монархий Малой Азии – 23 страницы. 3 и 4 параграфы, соответственно, почему-то посвящены летосчислению Понта (37 страниц) и Боспора (22 страницы). Как всё это может дать целостное представление о существовании АЭК? Насколько всё это доказывает наличие самой АЭК – понять совершенно невозможно. Как ОДНО из государств Анатолии может быть «примером» реального существования АЭК в Малой Азии – столь же непонятно. Невольно возникает ощущение некоторой бессистемности изложения.

В диссертации, как это ни странно и даже парадоксально, отсутствует формулировка её научной новизны! По крайней мере, в имеющемся у меня электронном варианте, присланном самим уважаемым автором, её нет. Что наводит на определённые размышления.

Итак, какими же новыми идеями уважаемый автор обогатил мировую науку в своей докторской диссертации?

1. Автор полагает, что широкое распространение практики завещаний царства другим державам является «типичной чертой государственности»11 в Малой Азии. Однако на исследуемые им 500 лет приходится всего три таких завещания. Все они относятся к небольшому промежутку времени, и явно связаны с воздействием внешних сил, что едва ли позволяет говорить об их «типичности» именно для данного региона. При этом в случае с Вифинией очевидна заинтересованность (возможно, и инициатива) Рима. Как отмечает сам диссертант в своей монографии, завещание Никомеда, «разумеется, целиком и полностью являлось одним ________________________

Габелко О.Л. Анатолийское этнополитическое койнэ… С. 19.

11 из звеньев в экспансионистской политике Рима»12. То же самое можно сказать и относительно завещания Аттала III. Что касается Пафлагонии, то здесь столь же очевидна заинтересованность Митридата V.

Скорее, если не прибегать к поверхностным объяснениям, можно признать, что завещания царей в пользу другой державы типичны для слабых государств, попавших в сферу интересов более сильных. И это никак не связано именно с регионом Анатолии, поскольку точно такие же завещания и в таких же условиях оставляли правители Киренаики, Кипра и Египта. Но это ведь не даёт оснований считать, что такого рода завещания были «типичной чертой государственности» Египта13.

2. Автор справедливо отмечает, что некоторые государства Анатолии прекратили независимое существование значительно позже общепринятой даты окончания эллинизма. Однако это были мелкие, незначительные, и абсолютно зависимые от Рима государства. Поэтому сложно согласиться с его предложением «поставить вопрос о возможном пересмотре и уточнении хронологических и географических границ эллинизма»14.

3. Новый термин, предложенный диссертантом – анатолийское этнополитическое койне15. Термин, казалось бы, позволяет объединить для изучения несколько различных государств Анатолии. Однако, на наш взгляд, он оказался мёртворожденным.

Очевидна природно-географическая и социально-экономическая общность этих стран. Цивилизационная – уже менее очевидна. Едва ли возможно говорить об этнической близости всех перечисленных государств Малой Азии. В контексте нового термина само слово «койне»

предполагает стабильные общие интересы, добрососедство, организованное и организационное единство в каких-то общих рамках. Примеров такого единства в диссертации не приводится. Сомнительна и политическая общность малоазийских стран, поскольку некоторые из них имели между собой откровенно враждебные отношения, приводящие к длительным и кровопролитным войнам. О каком «койне» после этого вообще можно говорить?

Отдельного разговора заслуживает политика эллинистических царей по отношению друг к другу. Она даёт примеры невероятного коварства и стремления любой ценой ослабить соседа. И это было характерно не тольГабелко О.Л. История Вифинского царства… С. 413.

12 На это обстоятельство обратили внимание и все официальные оппоненты на 13 защите диссертации.

Габелко О.Л. Анатолийское этнополитическое койне…С. 40.

–  –  –

ко для Малой Азии, но и вообще во взаимоотношениях эллинистических династов. Не случайно Полибий, осуждая «бесстыдство и ярость» Антиоха III и Филиппа V, пишет, что они хотели поделить между собою владения юного Птолемея, а его самого лишить жизни, но при этом предательски действовали друг против друга… (Polyb. XV. 20). Правитель Понтийского царства Митридат VI Евпатор прямо во время переговоров коварно убил царя Каппадокии Ариарата VII, хотя последний доводился ему племянником. «Он пригласил Ариарата на переговоры, но явился на них, спрятав под одеждой кинжал. По царскому обычаю Ариарат прислал к Митридату человека, который должен был его обыскать. Когда этот человек стал особенно тщательно ощупывать у Митридата нижнюю часть живота, Митридат сказал, что боится, как бы обыскивающий не нашёл там кинжала совсем иного рода, чем тот, который он ищет. Так, прикрыв коварство шуткой, Митридат отозвал Ариарата в сторону от его друзей и убил на глазах и своего, и его войска». (Just. XXXVIII.1. 9-10).

Разумеется, никакого «политического койне» в раздираемой противоречиями и враждой правителей Малой Азии не было и не могло быть.

Как не было, впрочем, и этнического – тоже.

4. Армению, наряду с другими мелкими государствами Востока, автор объявил «типично эллинистическим царством»16. Здесь его, прежде всего, можно упрекнуть в незнании истории появления, становления, развития и «отмирания» некоторых идей, что всегда интересно не только как факт чисто историографический. Идеи отражают ещё и дух своей эпохи, поэтому они подвластны не только чисто научному влиянию, но и воздействию сложившихся социально-экономических, политических, культурных и прочих факторов.

В этом плане весьма любопытно проследить судьбу одной идеи, и её восприятия научным сообществом и официальными структурами.

Известный советский историк древней Армении Я.А. Манандян в своей монографии «Тигран II и Рим в новом освещении по первоисточникам», изданной в 1943 году, предложил считать Армению «истинным эллинистическим государством»17. Он полагал, что процесс эллинизации здесь достаточно глубоко охватил все слои населения, а царство было глубоко интегрировано в эллинистический мир.

Такая позиция историка объясняется несколькими причинами.

________________________

Там же. С. 574.

16 Манандян Я.А. Тигран II и Рим в новом освещении по первоисточникам. Ереван, 1943. С. 64.

1. Я.А. Манандян никогда не был «националистом», но он всегда являлся великим патриотом своего народа, несколько склонным к преувеличению его роли в мировой истории.

2. Тигран II (95-55 гг. до н.э.), воспользовавшись ослаблением Селевкидского царства, захватил большие территории Ближнего Востока.

В результате в его государстве оказались многие эллинизированные города, увеличился процент эллинского и эллиноязычного населения.

3. Аристократы, и особенно царский двор, действительно, находились под заметным влиянием культуры эллинизма. Артавазд II (55-34 гг. до н.э.) даже писал трагедии, речи и исторические сочинения на греческом языке (Plut. Crass. XXXIII). При его дворе давались греческие представления (Plut. Ibid.). Как можно судить по тексту Плутарха, многие присутствующие понимали их без перевода.

Однако, с другой стороны, слишком много обстоятельств не позволяют согласиться с тезисом об «эллинистической Армении».

1. Эллины, даже вместе с эллинизированным населением, составляли всё же ничтожно малый процент населения армянского царства.

2. Коренное население страны вообще никак не было затронуто культурным влиянием эллинизма, который для подавляющего большинства армян оставался чужим и чуждым, даже враждебным их собственной культуре.

3. Немногочисленные аристократы только чисто внешне и поверхностно были затронуты эллинским влиянием. Оно было модным, позволяло щегольнуть своей «образованностью», выделиться из массы «тёмных» соплеменников. И заодно, что немаловажно, угодить царю, который одно время демонстрировал подчёркнутый филэллинизм.

4. Притом же Артавазде II царский двор одновременно испытывал сильнейшее парфянское влияние, не только политическое, но и культурное тоже. Уже в начале новой эры оно заметно потеснило эллинистическую культуру.

5. Современник Артавазда II, царь Парфии Ород II (58-39 гг. до н.э.) тоже был не чужд греческого языка и литературы (Plut. Ibid.). Но это ведь не даёт ни малейших оснований считать Парфию тоже «эллинистическим» государством.

Таким образом, утверждение армянского историка не соответствует действительности. Нет достаточных оснований считать Армению хотя бы сильно эллинизированной страной, тем более, признавать её «истинным»

эллинистическим государством.

Версия Я.А. Манандяна историками была просто предана забвению, поскольку она научно не состоятельна. Официальная же наука не могла принять её по очень многим идеологическим причинам, на которых не буду останавливаться. Сама монография учёного упоминалась, в основном, в связи с высказанным им отрицанием наличия рабовладельческих отношений в древней Армении18.

Объявив Армению «типично эллинистическим царством», О.Л. Габелко не представил никакого обоснования этому более чем сомнительному тезису. Вся «научная новизна» в данном случае заключается всего лишь в замене одного слова другим: истинно – типично. Отсутствует у него и сноска на работу Я.А. Манандяна. Либо автору просто неизвестна эта монография, относящаяся, по его мнению, к не заслуживающей внимания «замшелой» старой литературе, либо же он решил заявить свой собственный приоритет на столь сомнительное «научное открытие».

Представляется, что идею о древней Армении как «истинно» или «типично» эллинистическом государстве, не следовало бы реанимировать в современных условиях. Она ведь не стала более убедительной за те годы, которые прошли со времени издания монографии известного армянского учёного.

Вышеперечисленные четыре новации, представленные в работах О.Л.

Габелко, слишком уязвимы для критики, поэтому, при всём уважении к самому Олегу Леонидовичу, с ними просто невозможно согласиться.

Л.И. Сувиженко ОБРАЗЕЦ ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

Филологи-лингвисты в поисках интересующих их языковых явлений нередко просматривают массу литературных произведений. Извлеченный из «текстов» языковой материал затем описывается, классифицируется, на его основе делаются определенные выводы и заключения.

На этом связь исследователей с конкретными «текстами» обычно завершается. Подобным образом действовал и преподаватель Будапештского университета им. Л. Этвеша, прекрасно владеющий русским языСм., например: Жигунин В.Д. Эллинизм и общие проблемы древней истории // 18 Античный вестник. Вып. IV- V. Омск, 1999. С. 8.

Andrej Fatyejev. Vilagostl - Krmig ( Egy magyarbart orosz huszrtiszt emlkeibl ).

1 Ford. Horvth Ivn, Zsatkovics Klmn ( 51 - 72 ). Budapest, 2011. Отметим, что ради полноты издания И.Хорват включил в сборник «Рассказ одного русского солдата о венгерском военном походе 1849 года», впервые появившийся в переводе К.Жатковича в 1886 г.

ком, прирожденный лингвист и переводчик Иван Хорват, когда много лет назад приступил к поиску, описанию и анализу унгаризмов в текстах русского писателя Андрея Михайловича Фатеева (1814-1866 гг.).

Выходец из бедной дворянской семьи, А.Фатеев получил хорошее классическое образование, о чем свидетельствуют частые вкрапления латинских и французских оборотов речи в его произведениях. Он был, как пишет в «Предисловии» Ю.П.Гусев, несомненно, талантлив, «чувствовал силу, музыку русского слова, но не располагал временем, чтобы в достаточной мере развить свой талант» (с.9). И происходило это, прежде всего потому, что большую часть своей недолгой жизни он провел на военной службе.

Гусарский офицер А.Фатеев оказался в составе русских войск, направленных в 1849 г. в Венгрию для усмирения восставших, и стал свидетелем многих трагических моментов освободительной борьбы, в том числе сдачи оружия венгерскими войсками. Эти впечатления, наряду с описанием военного быта, составили тематическую основу его творческого наследия. Во время венгерского похода он с заинтересованным вниманием воспринимал особенности повседневной жизни местного населения, пытался ее понять, а позднее описать, истолковывая некоторые обычаи, привычки, понятия словаков и венгров. И не случайно, что именно этот слой лексики А.Фатеева привлек внимание венгерского исследователя-русиста.

В работах, посвященных этой проблематике2, И. Хорват, в частности, анализирует воспроизводство в русском тексте венгерских слов и словосочетаний plinka: фруктовая водка – паленка; gazda: хозяин – газда;

gazdaasszony: хозяйка – газдыня; nem tudom: не знаю – нем-туду; tessk:

пожалуйста – тешек и др. Исследователь, где полемизирует, где соглашается, а где и восторгается чувством языка писателя. Последнее обстоятельство и определило характер его дальнейших взаимоотношений с творческим наследием А.Фатеева.

Работая в российских библиотеках и Славянской бибилиотеке Хельсинки, Хорват открывал для себя все новые и новые страницы жизни и творчества писателя, выявлял его наклонности, круг знакомых и почитателей. И постепенно, уже с глубоким благоговением, если не с любовью, освоил все произведения. Тогда-то, видимо, и появилось желаHorvth Ivn. Petrov obsitos megjegyzsei a magyar nyelvrl// Magyar Nyelvr.

2 1986. № 4. 429 - 431; jbl Petrov obsitos megjegyzsei a magyar nyelvrl// Magyar Nyelvr. 1988. №3. 314 - 318.

ние к воспроизведению «текстов» русского прозаика в форме высокохудожественного перевода на родной язык. При этом И. Хорват поставил перед собой двуединую задачу: во-первых, перевести все труды Фатеева (значительная часть их была предварительно опубликована в журналах) и, во-вторых, впервые собрать в одном томе все его творческое наследие.

Учитывая, что «русский гусар» творил, да и видел себя в кругу таких великих писателей-современников, как Достоевский, Некрасов, Чернышевский, только благодаря помощи библиографов-профессионалов Публичной библиотеки Санкт-Петербурга, удалось восстановить полный список произведений А.Фатеева. Что касается самого перевода, то, имея в виду время их публикации (1859-1864 гг.), а также специфическую лексику, отражающую военный быт, особенности речи носителей южнорусских говоров, терминологию карточной игры (рассказ «Ералаш»), конно-спортивных состязаний (рассказ «Кавалерийская конюшня») и др., переводчику пришлось изрядно потрудиться для адекватного перевода на родной язык художественного текста. Не случайно в самом начале книги И. Хорват благодарит и поименно называет тех (филологи-носители русского языка3, историк, специалист по коневодству, переводчик и др.), «без помощи которых этот том не появился бы на свет» (с.7). Так, в творческих муках, родилось солидное издание: Андрей Фатеев. От Вилагоша – до Крыма (Из воспоминаний одного гусарского офицера, русского друга венгров). Будапешт, 2011 (422 стр.).

При этом необходимо сделать два пояснения. «Солидное», потому что мы имеем дело не просто с переводом, а с книгой, несущей на себе признаки научного издания. В «Содержании» читатель найдет «Предисловие», написанное Ю.П.Гусевым, и библиографическую справку переводчика о А.Фатееве. Далее следуют произведения, тематически разделенные на 4 части: «Подавление венгерского освободительного движения», «Военная жизнь», «Любовь – карта», «Русско-турецкая война 1853-1856 гг.». Следуя научной традиции, переводчик приводит списки известных произведений А.Фатеева на русском и венгерском языках, а также дает указатель имен, так как многие явления давно минувших лет требовали подстрочных толкований, которые исполнены с научной полнотой и основательностью. Завершают издание несколько фоК сожалению, в эту часть персоналий закралась случайная описка: вместо Андреева следует читать Александрова (с. 7). Здесь и далее перевод из рецензируемой книги наш.

токопий подлинных документов, касающихся жизни и творчества А.Фатеева (отрывок письма Чернышевского, медицинское заключение о состоянии здоровья гусара Фатеева и др.).

Второе необходимое пояснение связано с трагическим для каждого венгра понятием «Вилагош». Следует напомнить, что многовековое сопротивление произволу Вены вылилось в 1948 г. в масштабное восстание, которое вдохновлялось Лайошем Кошутом, Шандором Петефи и другими патриотически настроенными деятелями литературы, политиками, военачальниками. Масштабы боевых действий были таковы, что Австрия обратилась к России за помощью в усмирении венгров. Русские пешие, конные и артиллерийские соединения проследовали через территорию нынешней Словакии, северо-восточные районы современной Венгрии в принадлежавшую тогда Австрии и заселенную преимущественно венграми Трансильванию. Здесь значительная часть венгерской армии и ополчения, а также польского отряда под водительством генерала Бема, была разбита, после чего командующий венгерскими войсками генерал А.Гёргей согласился сложить оружие вблизи селения Вилагош (при этом – перед русскими, а не австрийскими войсками!).

А.Фатеев, как мы упоминали, был свидетелем и участником этих событий и в нескольких произведениях делится своими чувствами с читателями: «Боже мой, что же я думал в эти минуты?.. Помнится мне, что тут было и какое-то торжество удовлетворенного национального самолюбия, и вместе с тем, какая-то тайная радость, что скоро, наконец, наступит предел этой праздной вражде; но преобладающим чувством было сожаление об унижении врага, к которому в душе не только не чувствовалось ненависти, напротив – полное, искреннее уважение и сочувствие, вместе с отвращением к австрийцам» (рассказ «День сдачи венгров», с.101)4.

После описания сдачи венграми знамен, лошадей, оружия следует еще одно глубоко прочувствованное замечание: «Было что-то особенно тягостное во всей этой церемонии не для одних венгров.... почти каждый из нас (прим. Автор.) русских – и солдат, и офицеров, чувствовал в то время себя участником в этой сумме общего несчастья венгерцев....Всем нам было грустно, тяжело...» (с.104). И в целом весь первый рассказ об этих событиях пронизан щемящей болью человека, сострадающего народу, который в тяжелой, упорной борьбе уже ощуСохраняя авторскую стилистику и пунктуацию, мы цитируем рассказ «День 4 сдачи венгров (Из воспоминаний о походе в Венгрию, в 1849 г.)//Русская беседа.

1854. № 4. С.99 – 106.

тил вкус свободы. Не случайно редакция журнала «Русская беседа», где в 1859 г. был опубликован рассказ, к размышлениям автора о том, что «этот печальный факт совершился, печальный, потому что надолго убил всякую мысль об освобождении» (с.100), позволила себе подстрочное замечание: «Точно ли надолго? (Ред.)».

Сопереживание увиденному в Вилагоше, искреннее, заинтересованое восприятие этнокультурных примет соседних народов (описание особенностей венгерской музыки, танцев, еды, винопития, толкование обычаев, венгерских и словацких слов и понятий и др.) и при этом преимущественно теплое, сердечное отношение к местным жителям и военным, которых писатель не пытается представить противником, – все это позволило переводчику назвать А.Фатеева «руссским другом венгров». Это обстоятельство, по-видимому, стало решающим при издании книги в современной Венгрии, отношения России с которой, к сожалению, складываются не лучшим образом.

Тем более приятно отметить, что в ноябре 2011 г. с успехом прошла презентация книги, появились первые, преимущественно хвалебные отклики на это издание: в журнале Исследовательского и методического центра русистики Будапештского университета им. Л.Этвешa «Орос недьед» (Orosz negyed, 2011, tavasz – tl), в одной из центральных газет «Мадьяр Немзет» (Magyar Nemzet, 2012. janur 21), в еженедельнике «Демократа» (Demokrata, 2012. februr 29.), в сборнике статей города Ниредьхаза (Romantika tegnap s ma. 2012) и др.

Таким образом, история создания Иваном Хорватом своего труда может стать для филологов поучительной и достойной подражания, и мы искренне благодарны ему за это. И еще. С сожалением приходится констатировать, что широкому русскому читателю имя Андрея Фатеева пока неизвестно, так как его, безусловно заслуживающие внимания произведения до сих пор не изданы в России отдельной книгой.

М.С. Ващенко

БЕЛГРАД 1990-Х ГЛАЗАМИ СЛОВАЦКОГО ДИПЛОМАТА

В 2003 г. в свет вышла книга словацкого дипломата, бывшего руководителя дипломатической миссии Словакии в Белграде, а ныне посла Словацкой Республики в Боснии и Герцеговине Мирослава Мойжиты «Белград. Заметки 1995–2001 гг.»1. Эта книга была написана по горячим следам ________________________

Мойжита М. Белград. Заметки 1995 – 2001 гг. М., 2004.

1 бурных событий 1990-х гг. в Союзной Республике Югославия и сопредельных с ней государств. Актуальность югославской проблематики дает о себе знать и в наши дни: в 2004 г., когда книга была издана в переводе на русский и сербский языки, в крае Косово произошли самые крупные с конца 90-х гг. столкновения албанцев и сербов, а в 2008 г. албанские лидеры Косово провозгласили независимость края. По сей день остается открытым вопрос о будущем Косово, о его международном статусе и о судьбах людей, живущих в крае. Не до конца ясно и будущее самой Сербии, которая до сих пор не стала полноценным членом европейского сообщества, несмотря на декларируемый нынешними сербскими властями «европейский путь». В свете этих событий книга М. Мойжиты, ставшего не только наблюдателем, но и непосредственным участником описываемых в книге событий, представляет несомненный интерес.

Перед М. Мойжитой в первые годы выполнения его дипломатической миссии стояло две основных задачи: задача установления прочных двусторонних отношений между Союзной Республикой Югославия и Словацкой Республикой, государств, появившихся на карте Европы почти одновременно, и организация помощи словацкому меньшинству, которое проживало не только на территории Югославии (в Воеводине), но и в Хорватии, где в 1995 г. еще велись боевые действия. Представители словацкой общины оказались между двух огней. Им не доверяли ни сербские, ни хорватские националисты. Но, тем не менее, этнические словаки, населявшие Восточную Славонию, призывались на службу в вооруженные силы Республики Сербская Краина, и вполне справедливо могли опасаться мести со стороны хорватов. Мойжита осуждает как сербский, так и хорватский национализм, а обстоятельства подписания Эрдутского соглашения, определявшего судьбу Восточной Славонии, интересовали его едва ли не больше, чем Дейтонские соглашения по Боснии и Герцеговине.

Что касается становления словацко-югославских отношений, то, несмотря на то, что в середине 1990-х гг. они переживали лишь начальный этап своего становления, в 1995 г. уже были сделаны важные шаги в этом направлении. Так, словацкий миротворческий контингент был отправлен в Восточную Славонию, а премьер-министр Словакии В. Мечьяр нанес официальный визит в Белград, где провел переговоры со С.

Милошевичем. Мойжита не скрывает того, что переговоры проходили в если и не в дружественной, то в спокойной обстановке, а президент Сербии позитивно отзывался о словацком меньшинстве в Воеводине (с. 29).

Помимо судьбы словацкой общины в Сербии и Хорватии и упрочения словацко-югославских связей, Мойжиту в то время интересовали и внутриполитические события в Югославии. В 1996 г. там прошли выборы органов власти на региональном и федеральном уровне. Второй тур выборов в местные органы власти, где победу одержала оппозиция, президент Сербии отменил. Это вызвало протесты сербской общественности, которые длились около трех месяцев. Мойжита невысоко оценивал тогдашние шансы сербской оппозиции возглавить эти протесты, поскольку они явились для нее неожиданностью, а требование отставки Милошевича он прямо называл нереальным (с. 45). При описании данных событий словацкий дипломат воздерживается как от откровенной поддержки сербской оппозиции, так и от резкого осуждения политики Милошевича.

В 1998 году на первый план вышли события в Косово, где участились столкновения между албанскими вооруженными формированиями, ядро которых составляла Армия освобождения Косово (АОК) и силами сербской армии и полиции. Мойжита осуждает действия, как албанских боевиков, так и участников несанкционированных демонстраций албанцев в городах края. Важно отметить, что в заметках Мойжиты, относящихся к этим событиям, нет огульной критики действий югославской армии и полиции. Впрочем, югославские власти действительно шли на уступки мировому сообществу: в октябре 1998 г. был подписан договор Милошевич-Холбрук, согласно которому часть полицейских отрядов отзывалась из Косово, а в крае размещались наблюдатели ОБСЕ.

Однако подписание этого соглашение совсем не означало решение проблемы. В 1999 г. ситуация вокруг Косово обсуждалась в рамках международной конференции, которая состоялась в городе Рамбуйе (Франция). Одной из ее центральных тем стало военное присутствие НАТО в Косово. Мойжита в данном вопросе высказывает особое мнение, считая возможным размещение войск в крае только в случае подписания соответствующего договора. Однако словацкий дипломат в той части своих заметок, где описываются переговоры в Рамбуйе, ни единым словом не упоминает обстоятельства, при которых переговоры были сорваны. Мойжита ничего не упоминает о том, что незадолго до их окончания сербской делегации в Рамбуйе было предложено подписать вариант соглашения, согласно которому войска НАТО автоматически вводились в Косово сразу после подписания.

Операцию НАТО против Югославии (март–июнь 1999 г.) Мойжита безоговорочно не поддерживает, но и не осуждает. Он честно признается: «Нас, дипломатов из европейских стран занимали, скорее, практические проблемы. По информационным сообщениям мы пытались судить, не будут ли бомбить правительственные здания в центре города» (с. 111 – 112). И хотя несколько абзацев в своей книге словацкий дипломат и посвятил тем чувствам, которые испытывали простые сербы во время бомбежек, разрушительные последствия операции он описывал примерно в таких выражениях: «В начале апреля бомбили мосты в Нови Саде. Общественность приняла это с исключительным огорчением» (с. 112). Основное внимание в заметках этого периода словацкий дипломат, конечно, уделил дипломатической деятельности, как своей, так и своих коллег. Сам Мойжита отмечал, что его работа в то время почти не касалась стратегических вопросов, а была связана с заботой о воеводинских словаках. Но и со «стратегическими вопросами» Мойжите приходилось сталкиваться: так, в апреле 1999 г. в МИД Югославии ему был выражен протест против транспортировки военной техники НАТО через территорию Словакии.

Без особого одобрения Мойжита высказывается о деятельности российских дипломатов и общественных деятелей во время бомбардировок Югославии. Словацкий дипломат лишь вскользь упоминает о деятельности специального представителя России В.С. Черномырдина, который вел долгие переговоры с Милошевичем.

Центральной темой заметок М. Мойжиты 1999–2001 гг. стало формирование объединенной оппозиции С. Милошевичу, ее приход к власти и ее первые шаги. Словацкий дипломат подробно описывает ряд совещаний сербских оппозиционных партий, которые с 1999 г. проходили в Братиславе, Страсбурге и Белграде. Автор подчеркивает, что все эти конференции были частью единого «братиславского процесса» и что сербским политикам, желавшим лишить Милошевича власти, «подходила словацкая модель: активная роль в предвыборной кампании неправительственных организаций с целью обеспечения наибольшего участия в выборах»

(с. 152). Оппозиция, тогда еще разрозненная и не пользовавшаяся полной поддержкой со стороны ЕС, готовилась к выборам в парламент, который согласно тогдашней конституции СРЮ, избирал федерального президента. Но в июле 2000 г. Милошевич провел через парламент изменения в конституции, согласно которым президент Югославии отныне должен был избираться прямым голосованием, а ближайшие выборы назначались на сентябрь текущего года. Единым кандидатом от оппозиции стал лидер Демократической партии Сербии В. Коштуница, с которым Мойжита был знаком еще до его выдвижения. Следует отметить, что словацкий дипломат в течение всего срока пребывания в Белграде общался с представителями югославской оппозиции едва ли не чаще, чем с представителями официального Белграда.

Тем удивительнее, что Мойжита, будучи вхожим в оппозиционные круги, почти ничего не писал о финансовой и организационной поддержке, которую Европа и США оказывали югославской оппозиции.

Напротив, словацкий дипломат цитирует Коштуницу, который, по словам Мойжиты, сказал ему: «Каждый вечер молюсь о том, чтобы американцы публично нас не поддерживали» (с. 195). Особое внимание хотелось бы обратить именно на слово «публично». Мойжита акцентирует внимание на контактах оппозиции с официальными представителями ЕС, но совсем не упоминает о деятельности различных западных фондов и других организаций, которые накануне выборов оказывали поддержку югославской оппозиции.

«Бульдозерную революцию», в ходе которой был свергнут Милошевич, словацкий дипломат оценивает позитивно. Тем более, что во главе Югославии встал В. Коштуница, по определению Мойжиты «симпатичный патриот и умеренный политик» (с. 232). Автору импонировало и то, что новый югославский президент посетил Словакию меньше чем через полгода после своей победы. Сам Мойжита, позитивно оценивая смену власти в Белграде, тем не менее, признает, что свержение Милошевича не способствовало автоматическому решению всех имевшихся проблем, прежде всего, косовской. Но переворот 2000 г. и последующие события, в частности, выдача Милошевича Гаагскому трибуналу автор называет «важными шагами на пути к демократической Европе» (с. 261).

Подводя итог, можно сказать, что «Заметки» М. Мойжиты представляют собой важный и ценный источник по новейшей истории Сербии. К настоящему времени издано много воспоминаний очевидцев и участников событий в бывшей Югославии (Р. Холбрук, К. дель Понте, Е.М. Примаков, В. Кадиевич), но все их авторы представляли либо страны, охваченные конфликтами, либо так называемые «великие державы». М. Мойжита представлял славянскую страну, которая также появилась в результате распада некогда единого государства и которая тогда еще не входила ни в ЕС, ни в НАТО. Все это придает определенную специфику воспоминаниям Мойжиты, который открывает для читателя события в Югославии с новых неожиданных сторон. Можно утверждать, что издание «Заметок» словацкого дипломата представляет большую важность для всестороннего осознания и изучения событий в Югославии на рубеже веков.

ПАМЯТИ ЮРИЯ СТЕПАНОВИЧА НОВОПАШИНА (1934 – 2012)

21 марта 2012 г. в результате трагической случайности ушел из жизни Юрий Степанович Новопашин, доктор философских наук, профессор, заведующий отделом современной истории стран Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН.

Уроженец Свердловской области, Ю.С. Новопашин пришел на философский факультет МГУ в 1959 г., имея за плечами немалый жизненный опыт – служба в армии в Группе Советских войск в Германии, работа на заводе. По окончании философского факультета в 1964 г., а затем и аспирантуры Ю.С. Новопашин в течение нескольких лет работал в Праге в редакции журнала «Проблемы мира и социализма», длительное время был сотрудником Института экономики мировой социалистической системы АН СССР, где защитил докторскую диссертацию, возглавлял в 1980-е годы отдел. Под его редакцией был подготовлен ряд трудов по проблемам международных отношений.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 |
 


Похожие работы:

«Управление делами Президента Азербайджанской Республики ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА СТОЛИЦА Общие сведения История городского управления Гербы города Баку По поводу происхождения названия Баку История Баку Некоторые даты из истории Баку Архитектурные памятники Девичья Башня Дворец Ширваншахов Дворец Диванхане Усыпальница Ширваншахов Дворцовая мечеть Дворцовая баня Восточный портал Мавзолей Сеида Яхья Бакуви Мечеть Мухаммеда Храм огня Атешгях Документы по истории Баку Указ о переименовании...»

«Международная олимпиада курсантов образовательных организаций высшего образования по военной истории Конкурс «Домашнее задание»Фамилия, имя, отчество авторов: Ефрейтор УЛАНОВСКИЙ Алексей Янович Ефрейтор СМИРНОВ Михаил Сергеевич Военная академия Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого Факультет специального вооружения и информационно-ударных систем Второй курс Специальность авторов: Экспериментальная отработка и эксплуатация летательных аппаратов Тема статьи:...»

«Страница | Отчет о самообследовании ФГБОУ ВПО «КубГТУ», 2014 г. Страница Отчет о самообследовании ФГБОУ ВПО «КубГТУ», 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ.. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УНИВЕРСИТЕТЕ.. Ключевая информация.. 1.1 История университета и основные достижения 2013 года. 1.2 Система управления университетом.. 1.3 ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.. Структура образовательной деятельности. 2.1 Содержание образовательной деятельности. 2.2 Практическая подготовка.. 2.3 71 Подготовка по иностранным языкам.. 2.4 7...»

«УДК 94(4)0375/1492 ББК 63.3(0)4 В 41 В 41 «Византийская мозаика»: Сборник публичных лекций Эллиновизантийского лектория при Свято-Пантелеимоновском храме / Ред. проф. С. Б. Сорочан; сост. А. Н. Домановский. — Выпуск 2. — Харьков: Майдан, 2014. — 244 с. (Нартекс. Byzantina Ukrainensia. Supplementum 2). ISBN 978-966-372-588-8 Сборник «Византийская мозаика» включает тексты Публичных лекций, прочитанных в 2013— 2014 учебном году на собраниях Эллино-византийского лектория «Византийская мозаика» на...»

«УДК 94(4)0375/1492 ББК 63.3(0)4 В 41 В 41 «Византийская мозаика»: Сборник публичных лекций Эллиновизантийского лектория при Свято-Пантелеимоновском храме / Ред. проф. С. Б. Сорочан; сост. А. Н. Домановский. — Выпуск 2. — Харьков: Майдан, 2014. — 244 с. (Нартекс. Byzantina Ukrainensia. Supplementum 2). ISBN 978-966-372-588-8 Сборник «Византийская мозаика» включает тексты Публичных лекций, прочитанных в 2013— 2014 учебном году на собраниях Эллино-византийского лектория «Византийская мозаика» на...»

«Александр Андреевич Митягин Александр Алексеевич Митягин История — наставница жизни Я родился в селе Чебокса Татарской АССР, в детстве жил в Казани и на работу в банковскую систему попал чисто случайно — в семье никто не имел к ней никакого отношения. В 1971 году после окончания Казанского финансово-экономического института я по распределению был направлен в Краснодарский край, где и остался работать. Моя трудовая деятельность началась в районном центре — станице Красноармейская (с 1994 года —...»

«Правовое и фактическое положение национальных меньшинств в Латвии. Демография, язык, образование, историческая память, безгражданство, социальные проблемы Сборник статей под редакцией Владимира Бузаева Латвийский комитет по правам человека Рига, 20 Сборник издан при содействии Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Редактор: Владимир Бузаев Издатель: Averti-R, SIA Верстка: Виталий Дробот ISBN 978-9934-8245-8-6 © Averti-R, SIA, 20 Предисловие редактора...»

«Государственное бюджетное дошкольное образовательное учреждение детский сад №123 присмотра и оздоровления Центрального района Санкт-Петербурга Публичный доклад «О результатах деятельности Государственного бюджетного дошкольного образовательного учреждения детского сада №123 присмотра и оздоровления Центрального района Санкт-Петербурга» за 2014 2015учебный год г. Санкт-Петербург 2015 г. Содержание Историческая справка 1. Адрес учреждения 2. Краткая характеристика образовательного учреждения 3....»

«ИЗУЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ И РЫНКА В РОССИИ. ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ DOI: 10.14515/monitoring.2014.5.11 УДК 316.334.2:339.13+929Демидов А.М.ДЕМИДОВ: «В 1991 ГОДУ GfK-РУСЬ СОСТОЯЛА ИЗ ТРЕХ ЧЕЛОВЕК, А СЕЙЧАС НАС – 380» (интервью генерального директора ГфК-Русь А.М. Демидова Б.З.Докторову) Мне бы очень хотелось, чтобы мое интервью 1 с А.М. Демидовым прочитало как можно больше «чистых» социологов, исследователей рынка, полстеров и историков этих трех аналитических направлений. Видимо, я слишком...»

«IX Московская Международная Историческая Модель ООН РГГУ 2015 Исторический Совет ИКАО Правовая ответственность государства места события за ненадлежащее расследование обстоятельность авиационного происшествия и сокрытие улик. (Проблема сбитого гражданского ливийского боинга-727 на Синайском полуострове, 21 февраля 1973) Доклад эксперта Москва 2015 Оглавление Введение Глава 1. Основные этапы постановки и решения вопросов в области регулирования воздушного пространства и авиационной деятельности...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ И С Т О Р И И МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ИНСТИТУТ И С Т О Р И И gassgaBgagsgzsaeasseassgagsea^^ ПРЕДИСЛОВИЕ Н астоящий труд имеет своей задачей всестороннее освещение истории русской культуры от времени возникновения Киевской державы и до конца XVII в. Том I посвящен материальной культуре Руси •IX — начала XIII в., том II — духовной культуре того же пе­ риода. Богатейший фактический материал, особенно археологи­ ческий, свидетельствует о высоте и самостоятельности...»

«СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ УДК 342.9 И. Т. ТАРАСОВ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ НАУКИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА М. В. Лушникова Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Поступила в редакцию 16 марта 2010 г. Аннотация: статья посвящена характеристике жизненного пути и творческого наследия ученого российской школы административного права И. Т. Тарасова, внесшего значительный вклад в развитие науки административного права. Ключевые слова: административное право, история науки. Abstract: the article...»

«№ 571 5 14 27 октября 201 Над темой номера работал Сжимающееся русскоязычие Александр АРЕФЬЕВ Великий, могучий. мифический? Расхожая цифра в полмиллиарда человек, говоривших по-русски в период существования Советского Союза и после его ухода с исторической арены не более чем миф. Преувеличение и то, что в СССР все без исключения граждане, 289 миллионов человек на начало 1991 года2, знали русский. На самом деле им не владели более 20 миллионов человек, в основном в союзных республиках. В целом...»

«Арсланов Рафаэль Амирович, Мосейкина Марина Николаевна ТРЕБОВАНИЯ К ОБЪЕМУ ЗНАНИЙ ПО ИСТОРИИ РОССИИ КАК ИНСТРУМЕНТ ОЦЕНКИ ГОТОВНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН ИНТЕГРИРОВАТЬСЯ В РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В статье рассматривается основное содержание требований к объему знаний по истории России в контексте концепции комплексного экзамена по русскому языку, истории России и основам законодательства РФ, который вводится с 1 января 2015 г. для отдельных категорий иностранных граждан, прибывающих в нашу страну;...»

«Annotation С глубокой древности тысячи людей мечтали найти настоящий клад, потрясающий воображение своей ценностью или общественной значимостью. В последние два столетия всё больше кладов попадает в руки профессиональных археологов, но среди нашедших клады есть и авантюристы, и просто случайные люди. Для одних находка крупного клада является выдающимся научным открытием, для других — обретением национальной или...»

«  БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 340.13(476)(043.3) Гарбузова Екатерина Владимировна ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ ПОДХОД В СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Минск, 2012     Работа выполнена в Белорусском государственном университете Научный руководитель Калинин Сергей Артурович, кандидат юридических...»

«№ 7 (48) 2015 г. Селедка № 7 (48) сентябрь 2015 Содержание Слово редактора Актуально История дома Как мы провели лето Афиша на сентябрь  Дайджест  Слова Город Рассказ Галина Тимченко  Нижний как луг  Вопрос Наука Коллекция О памятниках, Покровке   и городах-побратимах  –  –  – О ткрою страшную тайну, но когда мы объявили, что ушли на каникулы – на самом деле на полноценМария Гончарова, ных каникулах оказалась только я, поэтому-то мои коллеги и вспоминают лето как рабочий процесс:   ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт наук о Земле Кафедра минералогии и петрографии Нечаева Юлия Александровна Минералого-технологические особенности глинистых пород аалена среднего течения р.Белой ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА по направлению 050301 – Геология Автор: студентка 4 курса Нечаева Юлия Александровна Научный руководитель: доцент...»

«Западный военный округ Военная академия Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации Научно-исследовательский институт (военной истории) Государственная полярная академия ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ТОМА Э.Л. КОРШУНОВ – начальник НИО (военной истории Северо-западного региона РФ) НИИ(ВИ) ВАГШ ВС РФ, академический советник РАРАН РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ И.И. БАСИК – начальник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, к.и.н., СНС А.Х. ДАУДОВ – декан...»

«ИЗУЧЕНИЕ АРМЯНСКОГО СРЕДНЕВЕКОВОГО ЮВЕЛИРНОГО ИСКУССТВА (История и современное состояние) А. Я. КАКОВКИН (Ленинград) Видное место в истории армянского искусства занимают художественные изделия из благородных металлов. Большинство из них отличается высоким качеством исполнения — свидетельство давних и устойчивых традиций. Как правило, это точно датированные и известные по месту выполнения произведения. Зачастую они связаны с именами конкретных лиц (заказчики, иногда мастера и др.), а порою и...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.