WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Добрый день! От имени туристского предприятия «Гомельоблтурист» я экскурсовод _рад(а) приветствовать вас на маршруте «Дорогами гомельского Полесья». «Есть для каждого сердца дорогие ...»

-- [ Страница 3 ] --

Характерно, что известный М.Н.Муравьев («Вешатель»), генерал-губернатор белорусских губерний, принимавший решение о закрытии юровичского костела, лично распорядился о чудотворной иконе. В своем письме Минскому губернатору он уточнил: «…принимая во внимание то обстоятельство, что икона, которой приходят поклоняться православные, как принадлежность церкви, должна оставаться в ней…». Габриэла Горват два десятилетия тайно хранила святыню у себя, а незадолго до своей кончины, в мае 1885 года поехала в Краков и передала чудотворный образ в местный иезуитский коллегиум.


С иезуитов она взяла письменное обязательство вернуть икону в Юровичи, когда там вновь появится костел. В настоящее время оригинал чудотворной иконы находится в костеле Св.Барбары в Кракове. Изготовленный Я.Кеневич список чудотвонной иконы находился в юровичской церкви с 1865 по 1930 год, вплоть до закрытия храма. После этого он долго хранился в семье бывшего местного церковного старосты Лапусты, некоторое время в одном из гомельских музеев, а ныне находится в главном алтаре мозырского католического костела Св.Михаила Архангела.

Третий список Юровичской иконы Божией Матери Милосердной был чудесным образом обретен 24 апреля 2006 года в самом юровичском православном мужском монастыре. После проведения в Минске научноискусствоведческой экспертизы и реставрации список образа был возвращен обратно в монастырь.

Минской епархией Белорусской Православной Церкви принято решение о ежегодном проведении в праздник Похвалы Богородицы крестного хода в Ее честь из Мозыря в Юровичи и проведение там торжественных Богослужений.

До нас дошла написанная на польском языке молитва, обращенная к Юровичской иконе Божией Матери (время написания и составители неизвестны). В переводе она звучит следующим образом. «Господи! Ты, который после непорочного зачатия Девы Марии уготовил Сыну своему достойное обиталище, просим Тебя, чтобы так же, как и Ее после смерти Сына от всяческих бедствий сохранил и нам вслед за ней позволил безгрешными перейти к Тебе. Ради Сына Твоего Иисуса Христа, который живет и царствует с Тобой на веки веков. Аминь».

В 1705 году деревянный юровичский костел сгорел. (Как выяснило следствие, поджог «со злодейским умыслом» произвел местный житель Казимир Яроцкий). Костел вскоре восстановили, начав одновременно по всей округе широкий сбор средств на строительство каменного храма. Часть денег поступило от иезуитов из Овруча, значительную финансовую помощь оказали и окрестные, уже полностью к тому времени «олатинившиеся»

помещики и шляхта помельче. Общепринятой датой начала строительства каменного костела в Юровичах считается 1710 год. Есть также свидетельство о начале работ в 1717 году, а в книге Ф.Колерта указано, что храм возводился в 1701-1715 годах. Весьма вероятно, что закладка сооружения произошла в 1710 году, а основные строительные работы, в связи с событиями русскопольско-шведской войны, начались позднее. (Подобная ситуация сложилась, например, при строительстве иезуитского костела в Могилеве.

Торжественную закладку первого камня в фундамент здесь произвели в 1699 году, а само строительство начали лишь 24 года спустя). Новый юровичский костел начали возводить на горе, рядом с деревянным. Имя архитектора и главного строителя храма документально не установлено. По преданию, это был итальянец Адам Мария и уже в самом конце строительства он разбился насмерть, упав с высоких строительных лесов. Можно предположить, что он действительно был итальянцем, учеником и последователем знаменитого архитектора той эпохи М.Бернардини, строителя знаменитого костела Божьего Тела в Несвиже. Архитектурные стили юровичского и несвижского костелов весьма схожи и, в свою очередь, копируют стиль главного иезуитского собора Эль Джезу в Риме. Возможно также, что архитектором и строителем костела был Павел Тижицкий, по проекту которого в 1731-1772 годах был возведен иезуитский костел в Каменец-Подольском на Украине, необычайно схожий с юровичским. Строительство каменного храма велось медленно и растянулось на десятилетия. Работы велись сезонно, с начала мая по октябрь, на зиму над зданием устраивалась временная крыша. Весь храмовый комплекс сложен из кирпича-«пальчатки» размером от 322х336х152 мм до 154х65х89 мм. Характерную особенность этого вида кирпича составляли продольные борозды на его поверхности, наносившиеся в процессе изготовления рукой мастера или специальным инструментом.

Каменщики пользовались примерно такими же кельмами, что и сейчас, кладка выполнена на известковом растворе, швы кладки – от 1 до 3 см.





После церковного освящения и разметки строительной площадки был выкопан глубокий котлован под фундамент. Одновременно, тут же, на месте, шла заготовка бутового камня, изготовление и обжиг кирпича. Одновременно на строительстве трудилась одна или несколько строительных артелей, каждая из которых состояла из нескольких десятков каменщиков, каменотесов, кузнецов, плотников и других специалистов. Руководил артелью обычно опытный мастер, помощник архитектора. Профессиональным строителям помогало значительное количество (до нескольких сотен) землекопов и чернорабочих, нанятых на сезон в самом местечке и окрестных деревнях. По традициям той эпохи, строительство храма велось под церковные песнопения и музыку. В 1746 году основные каменные работы на здании были завершены. (Эту дату называют все составленные в 19 веке «визиты»

юровичского костела). В 1756 году была закончена и каменная пристройка «кляштара» - здания иезуитской миссии. Не позже этой даты, а возможно, еще до окончания строительства костела, территория миссии была обнесена мощной кирпичной стеной.

Главные постройки выполнены в единой пространственно-объемной композиции, символизирующий Крест Господний. Храмовый комплекс возведен в столе позднего, т.н. «виленского» барокко, которому присуща сдержанность и монументальность архитектурных форм, стройность силуэтов строений, симметричность в создании объемов и организации внутреннего пространства, детальная разработка фасада здания. Юровичская иезуитская миссия удачно соединила в себе кажущуюся простоту архитектуры кляштара с высокохудожественным исполнением декоративных элементов храма. Главное строение, костел, представляет из себя трехнефовую каменную базилику размером 34х20,5 м. с внутренним куполом и вытянутой полукругом алтарной апсидой с восточной стороны. По свидетельству современников, в нем помещалось до полутора тысяч человек. Главный фасад венчали две башни, высота которых с куполом составляла 26,5 м. Главный неф костела с юга и севера освещали по три окна, одно окно было в западной части, три – в апсиде. Окна имели прямоугольную форму и лучковую перемычку. Все окна главного нефа располагались выше карниза интерьера. Почти все оконные проемы, как изнутри, так и снаружи, были оформлены развитыми наличниками и украшены барочными завитками. Главный неф был перекрыт цилиндрическим сводом, который, в свою очередь, был разделен арками.

Правый и левый нефы имели крестовые своды, были узкими и по высоте доходили лишь до половины главного нефа. Они освещались десятью окнами, расположенными ниже карнизов (по четыре в северной и южной стенах, по одному с востока и запада). Над боковыми нефами располагались галереи, что было отличительной чертой всех иезуитских костелов. К апсиде с двух сторон примыкали двухэтажные сакристии, перекрытые крестовыми сводами. От северного сакристия отходил двухэтажный коридор, ведущий в кляштар. Над костелом возвышались три башни, две из которых, трехъярусные, были на главном фасаде и одна, поменьше, на середине главного нефа. В южной башне было три небольших колокола, в северной – часы с боем (отбивали каждый час и четверть часа). Башни были крыты медным листом и венчались крестами «латинской» формы. Известно, что в 1829 году их заменили, т.к. «…старые были поломаны ветром». Боковые стены здания расчленены спаренными лопатками и неглубокими нишами.

Внутри костела над главным входом располагались небольшие хоры, где находился орган. Из фасадных башен туда вели винтовые лестницы. Решетки перед главным алтарем были дубовыми, таким же был пол в центре костела, а по бокам и в сакристиях – каменный. Как гласит описание второй половины 18 века, «…лавок в костеле по 4 пары с обеих сторон, всего 16». Две первые лавки, предназначенные для особо почетных гостей или прихожан, были всегда покрыты коврами. Внутри здание было оштукатурено, украшено скульптурой и росписями на библейские темы. В костеле было устроено 11 алтарей. Главный алтарь был трехсоставным (трехъярусным) и, как указано в описании начала 19 века, «…резным старосветской работы…, частью вызолочен, а частью посеребрен». Изготовил его в 1732 году резчик мастер Тарас Оршицкий, а вызолотил и посеребрил мастер Степан Петровский.

Чудотворная икона Божией Матери помещалась в большом вызолоченном киоте высоко над главным алтарем. К киоту вели две винтовые лестницы.

Еще десять алтарей из искусственного мрамора, богато украшенные лепниной, располагались под окнами боковых нефов. Они были посвящены Франциску Серафицкому, Беспорочному Зачатию, Михаилу Архангелу, Святому Юзефу, Франциску Ксаверию, Святому Доминику, Святому Антонию, Крествовоздвижению Иисуса, Святой Семье, Св.Яну Непомуку.

Костел имел четыре входа: три со стороны главного фасада и один из коридора, ведущего в кляштар. Храмовая «визита» свидетельствует, что «…центральные большие двери 5 локтей высоты и 4 локтя ширины» были из дуба, а «…по бокам есть еще 2 двери меньше 4 локтя высоты и 2 локтя ширины, заваленные и никогда не открывающиеся». Кровля над костелом была из черепицы. Над главным нефом крыша была двухскатная, и односкатная по боковым. Известно, что в 1819 году крыша костела была покрыта железом и окрашена в зеленый цвет. Под костелом находился обширный склеп-кристия, где производились наиболее почетные захоронения.

Двухбашенный фасад костела был богато декорирован полукруглыми нишами, сгруппированными пилястрами и капителями. Эти декоративные элементы, с их упругими и лаконичными линиями, очень выразительны.

Вытянутые вверх прямоугольники оконных и дверных проемов фасада также поражают своей гармоничностью. Фасад в целом повторяет традиционную двухбашенную схему других костелов, построенных иезуитами в 17-18 веках на белорусских землях, но по сравнению с ними значительно усложнен.

Западноевропейские архитектурные формы здесь гармонично слиты с местными строительными традициями, что делает Юровичский храмовый комплекс одним из высочайших образцов «виленского» барокко.

Удивительна сама выпукло-вогнутая форма храмового фасада, которая при обозрении с разных точек визуально как бы изменяется. Талантливый архитектор, создавший храм, выстроил всю его композицию так, что верхние декоративные элементы как бы «вырастали» из нижних, бывших их продолжением. Это особенно заметно на декоре башен и в центре главного фасада. Строители широко использовали христианскую символику, поместив шестилучевую звезду на фронтоне в центре фасада и кресты над окнами второго яруса башен. На треугольном фронтоне главного нефа было помещено изображение Мадонны с младенцем. Уникальность здешнего архитектурного декора в том, что это не обычная недолговечная гипсовая лепка, а выложенный при возведении стен специально формированным кирпичом объемный рисунок. Специалисты до сих пор не пришли к единому мнению, выполнялся ли он посредством формовки с последующим обжигом, или же путем обтески уже готового кирпича. Исследователями было замечено, что высокий образец Юровичского храма уже с конца 18 века стал своеобразным архитектурным эталоном для окрестных жителей, которые активно использовали формы его декора при строительстве своих домов в наличниках окон, коньках крыш и т.д. Без сомнения, этот образец позднего барочного искусства дал толчок развитию новых направлений храмового строительства и домовой резьбы во всем восточном белорусском Полесье.

Монастырь (кляштар, коллегиум) представляет из себя двухэтажное, Побразное в плане здание с подвалом и надстроенными по углам восточного фасада квадратными трехъярусными башнями. Его размеры составляют 56х26 м., высота кровли 9,35 м., высота башен 13 м., толщина внешних стен 1,5 м., внутренних – ок.1 м. Первый и второй этажи перекрыты крестовыми сводами, а подвал – цилиндрическими. В здании 28 помещений, из них 12 на первом этаже и 16 на втором. На первом этаже главный вход с курдонера вел в центрально расположенную трапезную, еще три входа находилось с другой стороны. В дальнем от храма крыле здания находилась кухня и кладовые. На верхнем этаже апартаменты настоятеля находились в ближайшем к храму углу, далее были жилые кельи и библиотека. В инвентарном описании 1773 года отмечено, что кляштар частично был накрыт черепицей, а частично гонтом, «…по случаю неоконченных каменных стен». Снаружи здание было оштукатурено лишь частично. Из декоративного оформления присутствуют лишь пилястры на фасаде, да также пластическое обрамление дверных и оконных проемов. Помещения костела и кляштара в холодное время отапливались находившимися в жилом здании большими, обложенными кафелем печами, откуда тепло подавалось по системе калориферов.

В крипте храма был устроен тайный подземный ход – непременный атрибут оборонительных, дворцовых и храмовых комплексов той эпохи. По записанным в 50-х годах прошлого века рассказам юровичских старожилов он тянулся отсюда до бернардинского монастыря в Мозыре – 22 километра, включая километр под Припятью. Вряд ли это соответствует действительности, т.к. обычная протяженность известных нам монастырских подземных ходов составляет 0,5 – 4 км. (исключение - подземная коммуникация из Троице-Сергиевой лавры в один из соседних монастырей длинной в 12 км.). Скорее всего, подземный ход из юровичского костела заканчивался в каком-нибудь неприметном окрестном овраге или лесном массиве. (В конце 40-х годов прошлого века, после того, как несколько воспитанников здешнего детдома забрались в подземелье и едва там не погибли, вход в него был замурован). На монастырском дворе, вдоль северной оборонительной стены, находились кирпичные, крытые гонтом, хозяйственные постройки – мельница, пекарня, амбар, воловня и хлев. Из того же описания следует, что «…посреди двора есть колодец, выложенный из дубового дерева, глубиной 15 саженей…, крыт гонтом крышей на 4 столбах». В то неспокойное время строительство монастырских или дворцовых комплексов с чертами оборонительных сооружений было совершенно естественным и необходимым. Конечно, выдержать осаду регулярной армии с артиллерией они не могли, но определенную защиту от банд грабителей и шляхетских «наездов» обеспечивали. Весь Юровичский храмовый комплекс был обнесен полукилометровой кирпичной нештукатуреной стеной (четырехугольник 170х90 метров) с 8 сторожевыми башнями. Толщина стены 0,7 м., высота 3,5 м. (один из источников указывает 7,8 м.), башни высотой 10 м., диаметром 4 м., с бойницами и выпукло-коническими куполами. Напротив главного фасада костела находилась брама – «…большие въездные ворота с глухими дубовыми полотнами столярной работы». Часть монастырского двора была под фруктовым садом, большая половина которого была, однако, разбита за внешней стеной и ограждена высоким деревянным забором. Посреди этой части сада находился летний дом для приема гостей, а в углу – беседка. У ворот сада, но уже с внешней стороны, было деревянное здание школы, имевшее 4 комнаты.

С момента своего основания Юровичская иезуитская миссия была приписана к их резиденции в Овруче. Вначале здесь находилось два миссионера, а с 1722 года три. В 1724 году в подчинение Юровичской вошла Мозырская иезуитская миссия и миссионеров стало четверо. В 1741 году Овручская иезуитская резиденция была преобразована в коллегиум, а Юровичская миссия получила статус резиденции. К этому времени основные каменные работы на строительстве нового храма завершились и, по свидетельству польского историка С.Заленского, в 1746 году костел был «…освящен бискупом Феликсом Товяновским…, о дате освящения точных данных нет».

В ночь с 13 на 14 октября 1748 года Юровичскую резиденцию захватил отряд украинских казаков. Как следует из жалобы, поданной иезуитами 4 дня спустя в мозырский суд, «…ксендзов гайдамаки зверски шугали, костел и резиденцию грабили, движимое большей частью забрали, либо подожгли, раскладывая в кельях костры, сожгли дела, бумаги, документы, разные записи, как Юровичской, так и Мозырской резиденций…». Суперприор и еще кое-кто из иезуитов смогли вовремя скрыться (скорее всего, через вырытый уже к тому времени подземный ход), прочие же попали в руки грабителей, которые с ними не церемонились.

Особо досталось ксендзу Андрею Черскому, который «…едва остался при жизни». Самого Бога, в отличие от его католических слуг, казаки, однако, чтили – ни к чудотворной и прочим иконам, ни к другим культовым принадлежностям они не притронулись. Погрузив награбленное на челны, они спокойно уплыли вниз по течению Припяти. Очевидно, какие то меры по недопущению впредь подобных происшествий местными властями и самими обитателями миссии были предприняты и подобные нападения больше не повторялись. Нужно отметить, что несмотря на всемерную поддержку юровичских иезуитов в вопросах веры, представители местной шляхты крепко завидовали их имениям и богатству, и при случае не стеснялись это продемонстрировать.

Так, за 21 год до налета гайдамаков, арендатор юровичского имения иезуитов «…неверный Шмуйла Беркович» поехал в фольварк Сидельники к мозырскому стражнику Теодору Обуховичу, очевидно, за каким-то денежным долгом или платежом. Оттуда, из-за проявленной излишней настойчивости, ему вскорости пришлось спасаться бегством от разъяренного шляхтича и его слуг. «…Этот пан Обухович, когда Шмуйло убегал, …в лесу догнав и к своему двору притянув, сам… его за лоб держал, а тот челядник за ноги, а холоп Иван бил кием с разных сторон по приказу своего пана. …Пан Обухович бил по лицу, зубам и носу, словами непристойными лаялся, говоря, что мне сделают твои ксендзы …, я их не боюсь и этим иезуитам я дам хороший отпор». Надо полагать, что подобный случай был не единственным.

5 сентября 1758 года чудотворный образ Юровичской Божией Матери в торжественной обстановке был перенесен из деревянного костела в каменный. 14 июля 1765 года Юровичский храм был вторично был освящен во имя Рождества Наисвятейшей Девы Марии, причем проводил церемонию специально прибывший для этого Киевский бискуп Иосиф Залуцкий.

С.Зеленский в своем многотомном труде «Иезуиты в Польше»

свидетельствует: «…На освящение прибыла вся шляхта полесская и многотысячная толпа религиозного народа. Такого огромного съезда больше не знали Юровичи». Пышная церемония приобрела, однако, трагический оттенок: прямо во время богослужения бискуп внезапно скончался. (По другим данным, освящение проводил архимандрит Сидлецкий и она прошла без происшествий).

Еще с конца 17 или с начала 18 века при Юровичской миссии существовала низшая иезуитская школа, в которой преподавал магистр Франтишек Шопик. В 1724 году она, как удаленная и мало посещаемая, была переведена в Мозырь. В 1756 году учебное заведение, уже при местной резиденции, под названием школы грамматики, было открыто здесь вновь «…в деревянном, но очень красивом здании». Школа имела светский характер и трехлетний срок обучения, преподавание велось по польски, основными предметами были латинский язык, синтаксис и грамматика. Через два года это учебное заведение получило более высокий статус гуманитарной школы. Были добавлены еще три года обучения и новые предметы: этика, риторика и математика. Преподавали в ней профессор М.Белли и два магистра. При школе имелась своя бурса (интернат-общежитие).

В 1773 году Римский Папа Климент XIV, имевший много претензий к иезуитам, своим указом ликвидировал их орден, объявив его «…лишенным всех должностных званий, коллегий и училищ». Юровичская резиденция была закрыта в ноябре этого же года, в ней тогда насчитывалось 8 ксендзов, 3 монаха и 2 магистра. С этого времени возведенный иезуитами храмовый комплекс несколько раз менял владельцев. Вначале власти передали его католическому монашескому ордену капуцинов, затем, с 1787 по 1799 годы здесь распоряжались монахи-доминиканцы, после них, в течение 33 лет – монахи-бернардинцы. После второго раздела Речи Посполитой в 1793 году земли Минского воеводства вошли в состав Российской империи. С 1795 года местечко Юровичи входило в состав Мозырского, а с 1806 года – в состав Речицкого повета (уезда) Минской губернии. В это время орден иезуитов, деятельность которого в России по решению императрицы Екатерины II не запрещалась, попытался вернуть свою бывшую Юровичскую резиденцию. Об этом усиленно хлопотал в Санкт-Петербурге глава российских иезуитов Грубер. (По свидетельствам современников, он был «домашним» человеком в семье императора Павла I: вылечил императрицу Марию Федоровну от постоянно мучавших ее зубных болей, а самому царю варил его любимый шоколад по какому-то особому рецепту). Имеются сведения, что в 1798 году, с разрешения Минского бискупа Я.Дедерки, несколько иезуитов находились в Юровичах на предмет возобновления здесь деятельности своего коллегиума. В 1800 году императорским указом здешнему костелу было назначено ежегодное содержание от казны в 112 руб.

50 коп. серебром. Однако, в связи с последовавшим вскоре дворцовым переворотом и убийством Павла I, хлопоты иезуитов успехом не увенчались.

При следующем императоре Александре I их деятельность в России «…за совращение вверенного их попечению православного юношества в римскокатолическую веру» была запрещена. Всем иезуитам дали на дорогу по 25 червонцев и на почтовых лошадях, под конвоем, препроводили за границу, в Австрию. Иезуитский период в истории Юровичского храмового комплекса был, таким образом, окончательно завершен.

В ходе войны 1812 года в Юровичах находился наблюдательный казачий пост из состава расположенного в окрестностях Мозыря 2-го резервного корпуса русской армии. Есть сведения, что по распоряжению командира корпуса генерал-лейтенанта Ф.Ф.Эртеля несколько юровичских мещаневреев под видом бродячих торговцев производили разведку в тылах наполеоновской армии под Глуском, Слуцком и Минском. (Вероятно и наполеоновский генерал Я.Г.Домбровский, осаждавший Бобруйскую крепость и посылавший свои разъезды под самый Мозырь, также имел информаторов среди юровичских поляков). В октябре-начале ноября 1812 года местечко занимал крупный отряд русской пехоты и кавалерии с несколькими орудиями. Часть его, очевидно, заняла позиции на храмовой горе, тут же были оборудованы и артиллерийские позиции (недавно при реставрационных работах в монастыре было найдено пушечное ядро того времени).

В 1832 году, за содействие польскому восстанию, деятельность бернардинского монашеского ордена в России была запрещена. В Юровичи прибыл казачий отряд, командир которого, дождавшись завершения богослужения, прочитал в костеле распоряжение о его закрытии. Ксендзам и верующим разрешили забрать все храмовые реликвии. По преданию, чудотворная икона Божией Матери «далась» в руки безгрешному ребенку – трехлетней Марии Сущинской, дочери местного помещика. В течение 8 лет костел стоял закрытым и опечатанным, католические богослужения велись в деревянной каплице при кладбище. В 1840 году, по многочисленным ходатайствам местных помещиков и шляхты, император Николай I распорядился вернуть им костел, который с этого времени стал приходским.

Назначенный сюда ксендз Владислав Лекаста, осмотрев храм, докладывал Минскому бискупу Адаму Войткевичу, что «…вся штукатурка осыпалась, крыша совершенно сгнила и весь костел протекает, купола обрушились, бревна сгнили…». В монастырском помещении «…требуется значительное исправление печей, окон, дверей и самих комнат. Много кирпичей размокло и выпало». В столь же бедственном положении находились и другие храмовые постройки. «…Верх…, ограды на всем протяжении испортился и порос травою; купольные кирпичные своды на башнях местами продырявились. Кирпич при основании стен и башен местами вымок и выкрошился». Далее ксендз подробно перечисляет количество окон без стекол, сгнившую столярку и сетует на совершенную негодность всех хозяйственных построек (даже воду на гору доставляли снизу в бочках, т.к.

монастырский колодец от старости обвалился). Сбор средств на реставрацию Юровичского костела шел медленно. Смета была составлена лишь в 1855 году и предусматривала заготовку для проведения ремонта «…бляхи 200 пудов, мелу 8 пудов, масла постного к окраске 20 пудов, голландской сажи 1 пуд, извести 60 бочек, кирпича 2 000 штук, гвоздей 13 пудов…», всего на 3 001 руб.

40 коп. серебром. Весной 1856 года с бригадой мастеровых был заключен контракт на проведение в костеле ремонтных работ на сумму 1 700 руб. (без учета стоимости строительных материалов). Часть денег выделила католическая епархия, а на покрытие оставшейся суммы расходов В.Лекасту была выдана шнуровая книга для записи пожертвований на храм, каковых он и собрал 1 852 руб. 98 коп. Этого, однако, оказалось недостаточно, приход остался должен подрядчикам еще 1 045 рублей. Для выплаты долга юровичский ксендз был вынужден занять эту сумму у частных лиц под немалые проценты. Все ремонтные работы были произведены в течение одного летнего сезона 1856 года и к осени костел был «…вновь оштукатурен снаружи, покрыт железною бляхою, окрашен краскою». Были переделаны также все три купола. Находившийся в средней части крыши был покрыт медью, а другие железом. После ремонта Юровичский храмовый комплекс еще больше поражал впервые его видевших своим великолепием. Вот как описывает его одно из изданий того времени. «…На самом же высоком месте конусообразной горы выстроен иезуитами величественный костел, в котором находилась и в настоящее время находится чудотворная икона Божией Матери. К костелу примыкает огромное каменное двухэтажное жилое здание, окруженное садом, это бывший иезуитский монастырь. Костел и здание бывшего монастыря обведены вокруг квадратом, на большом протяжении, высокою каменною стеною, по четырем углам которой выстроены довольно высокие каменные круглые башни; таковые же башни четыре поставлены на серединах продольных стен ограды. При постройке этих башен, по всей вероятности, (как можно судить по самому устройству их), имелось в виду укрепление местности, что свидетельствуется сделанными в тех башнях отверстиями, т.е. бойницами».

В ноябре 1861 года на католический приход в Юровичи был назначен ксендз Ящович. Он произвел полную ревизию храмовых построек и попросил у Минской римско-католической духовной консистории на завершение ремонтных работ в костеле еще 500 рублей. (Этих денег настоятелю так и не дали). Сменивший его ксендз Гуго Годзецкий был более настойчив и получил-таки от консистории в мае 1862 года на завершение ремонта 343 руб. 28,5 коп. Эту сумму он истратил в этом же году на самые неотложные работы и доложил своему духовному руководству, что «…кроме сих починок…, всего требуется на починку Юровичского костела 2 254 рубля». Однако завершить ремонт храма его последнему ксендзу было уже не суждено. Вспыхнувшее в 1863 году новое польское восстание привело к окончательному упразднению юровичского католического прихода.

Летом 1864 года Минская православная епархия обратилась к генералгубернатору М.Н.Муравьеву с ходатайством о закрытии юровичского костела, в связи с тем, что его клир вмешивается в дела православных.

Генерал от инфантерии сделал на этот предмет запрос военному начальнику Мозырского и Речицкого уездов (белорусские губернии находились в это время на военном положении). Там провели расследование и доложили, что «…юридических фактов о принятии ксендзами участия в мятеже нет, но слухи заставляют сомневаться в их политической благонадежности».

М.Н.Муравьеву эти аргументы показались убедительными и 11 ноября 1864 года он подписал распоряжение о закрытии юровичского костела в связи с тем, что «…во время недавних беспорядков местные помещики и шляхта пели революционные песни, и кроме того, этот костел… весьма вреден для православия». 27 ноября для выполнения этого распоряжения в Юровичи прибыл воинский отряд с офицером. События этого дня отразил в своих воспоминаниях ксендз Сенчуковский. «…В Юровичах я встретил роту солдат, которые на протяжении 4-х часов топорами рубили в костеле алтари, статуи 12 апостолов и орган… Рота солдат была под командованием военного начальника уезда майора Стефановича, фанатика-поляка. Но для того, чтобы показать свою преданность России, он приказал рубить алтари…

После такого вандализма Стефанович обратился к католикам со словами:

«Смотрите, ваш костел уже православный. «Матерь Божия» уже приняла православие. Поэтому и вы принимайте православие». Прихожане, однако, не вняли этому предложению и написали в Санкт-Петербург, главе римскокатолических общин, коллективную жалобу на учиненный в своем храме погром. (Все 153 подписанта были мещанами или крестьянами, помещики и шляхта от выражения своего мнения воздержались). В результате юровичскому католическому приходу все же разрешили совершать богослужения в деревянной каплице при кладбище (через несколько лет приход окончательно упразднили). Собиравший подписи под письмом крестьянин И.К.Луцевич был арестован полицией.

В ноябре 1864 года бывший юровичский костел, как «…построенный на деньги православных», вместе с чудотворной иконой Божией Матери, был принят в православие. По личному ходатайству генерала М.Н.Муравьева эта новая православная церковь была причислена к 3-му классу, хотя по числу прихожан должна была находиться в 5-м классе. В начале 1865 года в Юровичи прибыл губернский архитектор А.Скуратов и увидел «…костел совершенно опустошенным внутри: много в нем изломано и разрушено при выносе католических вещей и образов». Этот толковый администратор и строитель (под его руководством в Минской губернии в середине 19 века было возведено несколько каменных храмов, в том числе в м.Каленковичи) немедленно прекратил дальнейший разгром и организовал проведение неотложных ремонтно-восстановительных работ. Главный алтарь уцелел, лишь перед чудотворной иконой убрали бывшие здесь лестницы и провели ремонт пола. Были заделаны все дыры и обрушения, стены и колонны внутри здания были дважды окрашены светло-голубой масленой краской, а карнизы желтой. Кроме этого, железными связями были укреплены обветшавшие хоры, на них были устроены новые решетки и пол. К клиросам были приделаны 4 железные скобы с крюками для крепления хоругвей. По указанию православного духовенства, на стенах были стесаны и закрашены разные буквы и изображения, исполненные в католической традиции. Вместо них на стенах были помещены 14 изображений восьмиконечных крестов. На правой стене храма была замазана картина, изображавшая женщину, ведущую вола и вставшего из гроба покойника. (По преданию, юровичский крестьянин-католик перед смертью завещал своего вола на помин души в костел. Но когда после его смерти вдова повела животное не в костел, а в православную церковь, покойник ожил и настоял на выполнении своей последней воли). Кроме того, была подготовлена вся необходимая по православным канонам церковная мебель: престол, 5 аналоев, 2 амвона, столик для освящения хлебов. Полностью обновленный иконостас, как гласит описание, был «…трехъярусный…, вызолочен сусальным золотом».

На нем помещалось 25 икон – копии образов, находившихся в Минском кафедральном соборе. Эти иконы, исполненные живописцем Антоном Саковичем, вместе с чудотворной иконой Божией Матери (вернее, ее копией) были установлены в новом иконостасе, изготовленным этим же мастером. По стенам храма разместили еще 10 образов из иконостаса старой юровичской православной церкви. С нее же перенесли в башню-звоницу и колокола, после чего их стало пять: самый большой в 868 кг., самый малый в 8,2 кг.

Тогда же всем колоколам перековали языки. При ремонте пола был вскрыт склеп-крипта, где были найдены «…гробы с телами неизвестных лиц, …оные вынесены из склепа и зарыты на церковном погосте в общую могилу». В церковном дворе были разбиты и очищены дорожки, их обсадили молодыми елями. Все работы были завершены в конце лета 1865 года и обошлись казне и духовенству в 10 000 рублей.

8 сентября 1865 года при огромном стечении народа (были даже посланцы из Киевской и Черниговской губерний), в присутствии многочисленных представителей власти и духовенства новая православная церковь была освящена во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Чин освящения проводил архиепископ Минский и Бобруйский Михаил Голубович.

Сослужил ему благочинный из м.Барбаров Мозырского уезда Иоанн Шенец.

В ходе торжественной церемонии чудотворный образ Матери Божией (присутствовавшие, кажется, не подозревали, что это его копия) был помещен в алтарный иконостас. «Соборное отправление всенощного бдения,

- пишет свидетель этого торжественного акта, - стройное пение Архирейских певчих, при великолепном освящении церкви, Архирейское служение с соненом сослужащего духовенства, собравшегося сюда из Мозырского и Речицкого уездов, все это поразительно действовало на религиозное чувство собравшегося народа…». Однако, несмотря на проведенную внутреннюю реконструкцию, в интерьере еще требовалось произвести ряд изменений, да и внешний вид храма был чужд православным канонам. Первый назначенный сюда православный священник, о.Иосиф Турцевич докладывал 12 октября 1865 года в епархию, что иконостас «…хотя и довольно приличен, но по миниатюрным своим размерам совершенно не удовлетворителен. Народ, стоящий при входных дверях, не видит чудотворной иконы Божией Матери, составляющей предмет благовейного почитания». Священник просил прислать еще 10 икон, для установки их на место бывших католических алтарей, необходимых богослужебных книг и церковных облачений.

Проведению реконструкции храма косвенно способствовало и еще одно происшествие, отчеты о котором сохранились в фондах жандармского ведомства. 10 марта 1866 года находившийся в мозырской тюрьме по какому-то уголовному делу мещанин В.Бочковский сделал начальству заявление, «…что будто бы под сводом бывшего римско-католического костела, ныне православной Рождество-Богородичной церкви в м.Юревичи по настоящее время скрыты: оружие, одежда и деньги для имевшего быть восстания». Вечером 17 марта в местечко прибыло подразделение жандармов во главе с майором Виллем. Утром следующего дня в храм были вызваны настоятель о.Александр Бирюкович, дьякон Максим Мочульницкий и пономарь Михаил Лукашевич. Клиру сообщили секретные сведения и предложили принять участие в обыске храма. Воодушевленные предстоящими наградами и повышением по службе за раскрытие антиправительственного заговора, жандармы взломали все дощатые перекрытия, перегородки и полы, обыскали «…все места нижних в земле сводов…, так и под всем каменным зданием». Обыск длился весь день, но «…по каковому осмотру и проведенному изысканию ничего не открыто».

Обманутое в своих надеждах жандармское начальство вновь взялось за В.Бочковского и тот показал, что сведения получил от своей знакомой арестантки Л.Сосновской, которая, в свою очередь, услышала о спрятанном оружии от своей сокамерницы Л.Гусевой. Проживавшая в м.Хойники девица Лидия Александровна Гусева, выпускница санкт-петербургских «бестужеских» курсов, дворянка, была арестована за публичное исполнение и чтение революционных песен и стихов. На допросе она заявила, что насчет спрятанного в Юровичском храме оружия… просто пошутила. (Обозленные жандармы продержали ее в остроге дольше всех других арестованных по этому делу, а затем выслали в Тверскую губернию под надзор полиции).

Минское епархиальное управление, исходя из того, что юровичская церковь помещает в себе чудотворную икону, которую посещают многочисленные паломники из белорусских и украинских губерний, обратилось к правительству с ходатайством о капитальной реконструкции здания бывшего костела с целью придания ему внешних признаков православного храма.

Эта инициатива была поддержана, и в технико-строительный комитет министерства внутренних дел империи было представлено несколько проектов такой реконструкции. Все они были рассмотрены, и в 1868 году был одобрен проект, составленный епархиальным архитектором Меркуловым. Комитет также постановил «…устроить над средней частью церкви не семь, а девять небольших куполов, т.е. число, отвечающее 12 апостолам». Еще два года ушло на составление строительной сметы, которая была определена в 31 128 руб. 65,5 коп. Главным строителем-реставратором храмового комплекса был назначен архитектор Иванов, который и был откомандирован в Юровичи. Контракт на проведение работ получила с торгов строительная артель мещанина О.Гельфера, который обязался «…произвести постройку Юровичской церкви согласно утвержденному проекту и смете». Все строительные работы были осуществлены в 1871-1873 годах. Внешний вид храма претерпел некоторые изменения в т.н.

«псевдорусском» стиле. На крыше были установлены 12 куполов различной величины, которые венчались крестами православной формы. При этом полностью сохранились в своем прежнем виде две западные фасадные башни (на них только заменили кресты). Из десяти бывших ранее в костеле малых боковых алтарей два были разобраны. Над главным алтарем был надстроен массивный восьмиугольный барабан, прорезанный восемью, с циркульным завершением, оконными проемами. Барабан завершался куполом луковичного типа с небольшой главкой и крестом наверху. Остальные вновьустроенные купола были деревянными, глухими, покрытыми «…железом, окрашенным белою масленою краскою, а верхи покрыты английской белой жестью, с вызолоченными медными крестами и медными шарами». Окна нижнего ряда были снабжены кованными железными решетками. Были обновлены также все 4 дверей храма. Как свидетельствует акт о приеме работ «…внешняя сторона стен оштукатурена и побелена известью, крыша покрашена масленою зеленою краскою». Здесь же сказано, что «…внутри вся церковь побелена, устроены два боковые придела с новыми иконостасами и иконами, устроена в левом приделе теплая церковь».

Этот левый теплый придел был освящен во имя Св.кн.Александра Невского, а правый – во имя Светлого Воскресенья Христова. В издании 1879 года «Описание церквей и приходов Минской епархии» сказано, что в Юровичском храме «…иконостасы с колоннами и пилястрами, покрашенные в белый цвет, с золочеными карнизами и рамами, состоят из 60 хорошего письма икон, расположенных в главном иконостасе в три ряда ». По просьбе минской епархии заведующий делами по обеспечению православного духовенства статский советник П.Н.Батюшков в августе 1865 года прислал из Санкт-Петербурга в Юровичи 8 ящиков различного церковного имущества, среди которого находились ценные серебряные литургийные сосуды и дарохранительница, 9 комплектов священнических облачений, богослужебные книги и прочее.

В 1861 году юровичская крестьянская община направила Александру II благодарственное письмо за отмену крепостного права. Царь сделал ей ответный подарок – икону Св.кн.Александра Невского в драгоценной серебряно-позолоченной ризе. На второй день Троицы 1868 года икона была торжественно помещена в изящном резном вызолоченном киоте в левом приделе храма. (Уже после трагической гибели императора перед Юровичским храмом был установлен его бронзовый бюст. Этот самый первый из когда-либо установленных на территории Калинковичского района мемориальных знаков был уничтожен в первые годы после революции).

Реставрационные работы 1871-1873 годов мало коснулись монастырского здания. Здесь лишь покрыли железом подоконники и карнизные пояски, коегде заменили выкрошившийся кирпич. Были также вставлены новые оконные рамы и переложено несколько печей. На качественный ремонт вспомогательных служб и хозяйственных построек выделенных денег не хватило (был восстановлен лишь колодец в церковном дворе).

На замену прежней органной музыки при церкви из крестьянских детей (12 мальчиков и 3 девочки) был организован хор певчих. Длительное время им руководил регент Степанов. Большая часть истории Юровичской православной Рождество-Богородичной церкви связана с жизнью и деятельностью священника Александра Бирюковича, бессменно служившего здесь с 1865 по 1916 годы. Это был великий труженик на ниве православия, имевший все церковные награды и одну государственную – орден Св.Анны 3-й степени. После кончины он был похоронен внутри ограды своего храма (могила сохранилась). Профессор Казанской духовной семинарии К.Мысовский, посетивший м.Юровичи в декабре 1868 года оставил об этом интересные воспоминания. «…Переночевали у почтенного о.Александра Антоновича Бирюковича, который приютил нас у себя с русским радушием.

Прослушали на другой день утреню и литургию в Юревичской церкви, бывшей прежде римско-католическим монастырским костелом, замечательной по своей архитектуре и истории…. К 8 сентября сюда стекает множество народа из окрестных мест на поклонение чудотворной иконе, равно чтимой и православными и римско-католиками…».

Первая мировая война, принесшая много бедствий, расшатала нравственные и государственные устои Российской империи и привела к ее падению. Большевики, утвердившие диктатуру пролетариата, вслед за фактической отменой демократических свобод, взялось и за свободу совести.

В соответствии с партийным циркуляром об изъятии из церквей ценностей, летом 1922 года из Юровичской церкви были забраны иконные оклады, литургийные сосуды и прочие культовые предметы из драгметаллов.

В конце 20-х годов государство повело решительное наступление на религию, объявив ее «опиумом для народа». Местный уроженец, известный белорусский писатель И.П.Мележ в своем романе «Дыхание грозы» привел разговор двух юровичских партийцев, Апейки и Башлакова.

«… - Мое мнение такое, что надо добиваться, чтобы церковь сама закрылась.

- Как это?

- Надо верующих сделать неверующими. Безбожниками…».

Весной 1930 года последние, еще функционировавшие в районах Мозырской округи храмы (и Юровичский в их числе) были закрыты. В 1938 году с бывшей Юровичской церкви были сброшены все купола. В этом же году в мозырской тюрьме НКВД по сфабрикованному обвинению в антисоветской деятельности были расстреляны ее последний настоятель о.Владимир Серебряков и его жена Лилия Юльевна. Еще ранее было национализировано монастырское здание храмового комплекса, где с 1928 года разместился юровичский детский дом. В конце августа 1941 года Юровичи были оккупированы фашистами, здесь была создана комендатура.

1 августа 1942 года партизанский отряд им.К.Е.Ворошилова напал на здешний полицейский гарнизон, который был после этого усилен словацким пехотным батальоном. Словаки заняли территорию храмового комплекса на горе и приспособили его к круговой обороне. На рассвете 22 марта 1943 года построенным еще иезуитами укреплениям пришлось выдержать самый серьезный за всю историю храмового комплекса штурм: Юровичи атаковало Черниговское партизанское соединение А.Ф.Федорова. В своем донесении об этом боевом эпизоде советский командир отметил: «…сопротивление противника сломлено, селом овладели партизаны. Только группа гитлеровцев, занявших оборону в здании церкви, …продолжала отстреливаться». После этого боя руководство оккупантов вновь усилило юровичский гарнизон, сменив словацкий батальон на более укомплектованный и надежный мадьярский. Гитлеровцы отрыли вокруг храмового комплекса пояс траншей и устроили по его периметру несколько долговременных огневых точек. 29 ноября 1943 года советские войска освободили Юровичи, фашисты отступили из села без боя. Линия фронта проходила недалеко и советское командование использовало высокие башни фасада бывшей церкви для корректировки своего артиллерийского огня. По воспоминаниям местных старожилов, при ответном огне немецкой артиллерии один снаряд попал в башню, где был корректировщик, и частично ее разрушил. Находившийся там советский воин погиб.

В мае 1944 года в монастырском здании храмового комплекса вновь начал функционировать детский дом. В конце 40-х годов бывший кляштар был оштукатурен и побелен. Впоследствии здесь производились внутренние текущие ремонты, что, безусловно, уберегло здание от печальной участи соседнего храмового.

В 1950 и 1957 годах в БССР проводилась перерегистрация всех памятников культуры, но неизвестно, попал ли тогда Юровичский храмовый комплекс в общереспубликанский список. Здание бывшего храма пустовало, было закрыто и огорожено высоким дощатым забором. Однако это не являлось серьезным препятствием для любопытных воспитанников находившегося рядом детского дома, которые, невзирая на строгие запреты, продолжали сюда наведываться. Летом 1958 года 12-летний Саша Якуш упал с фронтонной башни, получил тяжелые травмы и через три дня умер в больнице. После этого трагического происшествия по совместному ходатайству директора детдома и председателя местного колхоза одна из властных инстанций распорядилась разобрать здание бывшего храма на кирпич. В течение последующих пяти лет оно лишилось крыши, башенных наверший, надстроенного в 1872 году над алтарной частью огромного каменного купола, всего южного нефа и части сводов центрального нефа (последние из уцелевших сводов обрушились под действием ветра и дождя уже в конце 20 века). Были разобраны центральный и оставшиеся еще от костела устроенные вдоль стен малые алтари, от амвона осталась лишь часть.

На топливо пошла вся столярка, деревянные полы и лестницы. Заодно разобрали и большую часть оборонительной стены (уцелела лишь ее южная и частично западная стороны, с брамой и двумя сторожевыми башнями).

С 1965 по 1993 год в монастырском здании размещалась вспомогательная школа для детей с задержкой психического развития.

В 1974 году группа научных сотрудников АН БССР обследовала бывшие храмовые постройки и составила акт о их состоянии. С 1978 года, после принятия закона БССР «Об охране и исследовании памятников истории и культуры», храмовый комплекс стал официально находиться под охраной Министерства культуры республики, а наблюдение за его состоянием было возложено на отдел культуры Калинковичского райисполкома и Юровичский сельсовет. В 1985 году вышло в свет издание АН БССР «Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі. Гомельская вобласць», где под № 1059 была помещена статья о комплексе коллегии иезуитов в д.Юровичи. В 1990 году Белорусский реставрационно-проектный институт провел комплекс научных изысканий, собрав об этом памятнике истории и архитектуре много архивных и библиографических сведений.

В 1993 году государство передало Юровичский храмовый комплекс Туровской епархии Белорусской Православной Церкви. Тогда же здесь был учрежден женский (с 2005 года мужской) Свято-Рождество-Богородичный монастырь. Однако в связи с тем, что духовное правление не располагает в настоящее время необходимыми для полного восстановления церковных зданий финансово-материальными средствами, по взаимной договоренности государство взяло эту задачу на себя.

10 апреля 2003 года Министерство культуры Республики Беларусь своим постановлением № 11 включило этот памятник в государственный список недвижимых историко-культурных ценностей. Он включен также (вместе с находящейся рядом стоянкой первобытного человека и славянским городищем 10-12 веков) в республиканский туристический маршрут «Золотое кольцо Гомельщины». В 2005 году на Юровичском храмовом комплексе установлен государственный охранный знак.

Юровичский комплекс бывшей коллегии иезуитов – это подлинный шедевр национальной архитектуры, гордость нашей истории и культуры, достойный после своего возрождения быть включенным в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Главная водная артерия Белорусского Полесья – Припять – одна из крупнейших в Беларуси рек. Тихо и плавно несет она свои воды, петляя среди лесов, лугов и болот. Припять является правым притоком Днепра и протекает по территории Беларуси и Украины. Протяженность реки 761 км (из них 500 км – на белорусской стороне). Она берет свое начало на крайнем западе Украинского Полесья, в Волынской области, затем течет преимущественно с запада на восток Беларуси по Припятской низине и, вобрав в себя воды многочисленных притоков – Пины, Ясельды, Случи, Горыни, Стыри, Птичи, Убороти и других, - вновь возвращается на Украину и впадает в Киевское водохранилище.

«Тваiх крынiц гаючых выпiць не здоле час крутых вятро, мая любо i лес мой - Прыпяць, калыска песень i дубро.

I па вiрах туманнай волi ваду - аж пенiцца зара нясеш шырока сцяж Наролi i коцiш мiма Мазыра.

Пакуль зiма не ляжа злая i плесы не зашклiць мароз, за хвалю пенную хапае у чорным чадзе рудавоз.

А дубняках па сцежках тайных блукаюць зданi тумано, сiвыя, быццам бы паданнi ля Юравiцкiх кургано.

I хочацца праз цемрадзь крыкнуць, каб толькi - рэха сцяж ракi:

«Цячы, любо i лес наш, Прыпяць, злучай i сэрцы, i вякi!»

В VIII – X веках Полесье заселяли дреговичи – одно из племенных объединений восточных славян, известное по письменным источникам и археологическим памятникам. Наиболее распространена версия, что свое название племя дреговичей получило от места своего географического расположения: низинной, заболоченной местности – «дрыгвы» (трясина, топь), непроходимого («дрыжачага») болота. Другое мнение: название произошло от имени первого вождя племени – Драга, Драговита. Впервые дреговичи упоминаются в «Повести временных лет». Они занимались земледелием, скотоводством, охотой, рыбной ловлей. Во второй половине первого тысячелетия н.э. дреговичи объединяются в одно из первых восточнославянских княжеств – Туровское. Свидетельством высокого уровня развития дреговичей является возникновение и рост на их землях городов. На территории дреговичей по письменным источникам с Х века известен Туров, в XI веке появляются Брест, Минск, Пинск, в XII веке – Слуцк, Клецк, Рогачев, Дрогичин, Мозырь.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |


Похожие работы:

«Дмитрий УРСУ Одесские годы Йосифа Клаузнера К 50 летию со дня смерти Выдающийся ученый востоко вед и общественный деятель Йосиф Гедалия Клаузнер (1874 1958) при надлежит к той части деятелей ев рейской культуры, жизнь и творчест во которых тесно связаны с Одессой. Здесь он прожил 12 лет отрочества и ранней юности (1885 1897), затем, после учебы в Германии и недолгого пребывания в Варшаве, еще 12 лет (1907 1919). Во второй период Кла узнер вырос здесь в крупного учено го — историка,...»

«С. И. Лиман Изучение проблемы феодализма в трудах медиевистов Украины (1804—первая половина 80-х гг. XIX в.) роблема изучения феодализма традиционно принадлежит к числу важнейших во всемирной истории. Сущность феодальных отношений пытались постичь уже их современники [см.: 1, I. 3. 23. 1–4, с. 149–150; II. 4. 10. 3, с. 235–236]. Обсуждение данной проблемы, сохраняющей острую актуальность и в последние десятилетия [2, с. 4–5; 3; 4], достигло особой остроты в XIX в. [ср.: 5, с. 93–94, 97–98]....»

«ЛАЛА ГУСЕЙНОВА ТОТАЛИТАРИЗМ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ (1945-1989) БАКУ Научный редактор: Мамед ФАТАЛИЕВ, докт. истор. наук, профессор Бакинского Государственного университета Рецензент: Муса ГАСЫМЛЫ, доктор исторических наук, профессор Бакинского Государственного университета Гусейнова Л.Дж. Тоталитаризм в странах Центральной и Восточной Европы.1945-1989. Баку, «МВМ», 2015, 348 стр. ISBN: 978-9952-29-090-5 В книге на основе ранее секретных документов ЦК КПСС проведён анализ...»

«МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ Аманкул Абат Кайратович Студент ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, г. Астана Научный руководитель – старший преподователь Каратабанов Р.А. История развития человеческой цивилизации за последние два века характеризуется возрастающим вовлечением в хозяйственный оборот вс новых и новых запасов полезных ископаемых и возобновляемых природных ресурсов. В результате увеличения численности населения и роста индивидуального потребления за последние...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 27 Архимандрит АВГУСТИН (Никитин), доцент Ленинградской Духовной Академии РУССКИЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ ПРЕДИСЛОВИЕ В связи с приближающимся 1000-летием Крещения Руси все более актуальными становятся вопросы, имеющие отношение к истории Византии и становлению руссковизантийских связей. Важную роль в изучении этих вопросов сыграл Русский Архео­ логический Институт в Константинополе (далее — РАИК или Институт), сравнительно недолгая деятельность которого...»

«Александр Андреевич Митягин Александр Алексеевич Митягин История — наставница жизни Я родился в селе Чебокса Татарской АССР, в детстве жил в Казани и на работу в банковскую систему попал чисто случайно — в семье никто не имел к ней никакого отношения. В 1971 году после окончания Казанского финансово-экономического института я по распределению был направлен в Краснодарский край, где и остался работать. Моя трудовая деятельность началась в районном центре — станице Красноармейская (с 1994 года —...»

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) СИБИРЬ В КОНТЕКСТЕ РУССКОЙ МОДЕЛИ КОЛОНИЗАЦИИ (XVII — начало XX в.) Санкт-Петербург Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-265-4/ © МАЭ РАН УДК 947 ББК 63.3(2) С3 Рецензенты: к.и.н. Ю. М. Ботяков, PhD В. В. Симонова Ответственный редактор к.и.н. Л. Р. Павлинская Сибирь в контексте русской...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления март 2015 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. СТАТИСТИКА Статистические сборники ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 17 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления ВОЕННОЕ ДЕЛО КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ...»

«Восточный административный округ есть место подвигу ВсеВолод ТимофееВ, префект Восточного административного округа города Москвы Дорогие Друзья! Без малого семьдесят лет прошло с тех пор, как отгрохотал победный салют над страной. Всего лишь менее века назад и — меньше минуты на часах истории! — вместо аромата цветов в воздухе плыл запах пороха и выхлопов моторов, а цветы были раздавлены траками танковых колонн, идущими своей тяжёлой поступью, а нивы покошены их курсовыми пулемётами. Воздух...»

«Батько Б.М. СОИСКАТЕЛЮ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (от диссертации до аттестационного дела) МОСКВА УДК 001 ББК72 Б28 Батько Б.М. Б28 Соискателю ученой степени. Практические рекомендации (от диссертации до аттестационного дела). 4-е изд., переработанное, дополненное. -М: СИП РИА, 2002. 288 с., ил. ISBN 5-93535-009-2 © Батько Б.М., 1999-2002 © НИИЦ ПТ, 1999-2002 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 ДИССЕРТАЦИЯ. СТРУКТУРА И ОФОРМЛЕНИЕ 1.1. ИЗ ИСТОРИИ ПРИСУЖДЕНИЯ УЧЕНЫХ СТЕПЕНЕЙ 1.2....»

«1.2.2. Недра 1.2.2.1. Эндогенные геологические процессы и геофизические поля Сейсмичность Байкальской природной территории (Байкальский филиал Федерального государственного Бюджетного учреждения науки Геофизической службы Сибирского отделения Российской академии наук, БФ ГС СО РАН) Впадина озера Байкал является центральным звеном Байкальской рифтовой зоны, которая развивается одновременно с другими рифтовыми системами Мира. Высокий сейсмический потенциал Байкальской рифтовой зоны подтверждается...»

«И 1’200 СЕРИЯ «История науки, образования и техники» СО ЖАНИЕ ДЕР Памяти первого главного редактора Редакционная коллегия: этого тематического выпуска Виктора Ивановича Винокурова. 3 О. Г. Вендик (председатель), ПОЧЕТНЫЕ ДОКТОРА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО Ю. Е. Лавренко ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКОГО (ответственный секретарь), УНИВЕРСИТЕТА ЛЭТИ В. И. Анисимов, А. А. Бузников, Ю. А. Быстров, Почетный доктор Санкт-Петербургского государственного Л. И. Золотинкина, электротехнического...»

«ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫМ ОБЪЕДИНЕНИЯМ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ: Исторические особенности российского патриотизма Флуктуации патриотического сознания и поведения в постсоветское время Теоретико-методологические проблемы изучения патриотического сознания Специфика становления патриотического сознания 1 РЕЗУЛЬТАТЫ: Методика проведения исследования 2 Специфика и состояние патриотического сознания 2 Патриотизм и национализм Социальное самочувствие Функции патриотизма 3 Ценностные...»

«М. И. Микешин М. С. ВОРОНЦОВ.МЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ В ПЕЙЗАЖЕ Монография This work was supported by the Research Support Scheme of the OSI/HESP, grant No.: 1060/1996. © М. И. Микешин ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ первую очередь я хотел бы предупредить благосклонноВ го читателя, что перед ним вовсе не «история» в обычном смысле этого слова. Здесь не будет захватывающих описаний сражений наполеоновских и русско-турецких войн, в которых с таким блеском участвовал русский офицер и генерал граф Михаил Семенович...»

«1. Цели освоения дисциплины: ознакомить студентов с основными этапами музейного дела и сформировать целостное представление об истории коллекций и специфике деятельности крупнейших отечественных и зарубежных музеев.Задачи курса: 1. Овладение теоретическими знаниями об организации и функционировании музеев, основных видах их деятельности;2. Знакомство с историческими этапами развития коллекционирования и музейного дела. 3. Развитие потребности общения с музейными коллекциями 3. Углубление знаний...»

«Иссл е дова нИ я Русской цИвИ л Иза цИИ Исследования русской цивилизации Серия научных изданий и справочников, посвященных малоизу­ ченным проблемам истории и идеологии русской цивилизации: Русская цивилизация: история и идеология Слово и дело национальной России Экономика русской цивилизации Экономическое учение славянофилов Денежная держава антихриста Энциклопедия черной сотни История русского народа в XX веке Стратегия восточных территорий Мировоззрение славянофилов Биосфера и кризис...»

«Ирина Львовна Галинская Культурология: Дайджест №2 / 2010 Серия «Журнал «Культурология»» Серия «Теория и история культуры 2010», книга 2 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10215331 Культурология № 2 (53) 2010 Дайджест: ИНИОН РАН; Москва; 2010 ISBN 2010-2 Аннотация Содержание издания определяют разнообразные материалы по культурологии. И. Л. Галинская. «Культурология: Дайджест №2 / 2010» Содержание ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТЕЙ В РОССИЙСКОМ 4 ОБЩЕСТВЕ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И СТАРЫЕ...»

«История России в Рунете Обновляемый обзор веб-ресурсов Подготовлен в НИО библиографии Автор-составитель: Т.Н. Малышева В первой версии обзора принимали участие С.В. Бушуев, В.Е. Лойко Подготовка к размещению на сайте: О.В. Решетникова Первая версия: 2004 Последнее обновление: июнь 2015 СОДЕРЖАНИЕ Исторические источники Ресурсы, посвященные отдельным темам, проблемам и периодам в истории России Великая и забытая.: К 100-летию Первой мировой войны Отдельные отрасли истории Отечества Справочные и...»

«СООБЩЕНИЯ Ф О Р М И Р О В А Н И Е И Р А ЗВ И Т И Е Н А Ц И О Н А Л Ь Н О Й И Н Т Е Л Л И Г Е Н Ц И И В СТРАНАХ А ЗИ И И А Ф Р И К И СЕДА МУРАДЯН (Москва) Изучение проблем социальной структуры населения стран Азии и Африки в советской историографии стало одним из ее основных н ап рав­ лений. Советские исследователи внесли значительны й в кл ад в изучение полож ения и борьбы крестьянства и рабочего класса в развиваю щ ихся странах, проблем ф ормирования национальной бурж уазии. О днако до...»

«Annotation Кавказ в истории России занимает особое место. Для Московской Руси в XVI–XVII веках он был «местом мятежа и пожара», а в эпоху Российской империи здесь на протяжении 200 лет не прекращались войны, мятежи, восстания и вооруженные заговоры. Одна только знаменитая Кавказская война с «немирными» горцами, стоившая российскому государству немалых людских потерь, огромных средств на содержание многотысячного войска, длилась с перерывами едва...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.