WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 24 |

«XVI Модест Колеров Москва УДК 947 (08) ББК 63.3(2) Р Р Русский Сборник: исследования по истории Роcсии \ ред.-сост. О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол ...»

-- [ Страница 6 ] --

ПереПиска а. а. киреева с П. а. кулаковскиМ (1887–1908) г енерал А. А. Киреев и профессор П. А. Кулаковский — два наиболее ярких представителя правого крыла позднего славянофильства. Каждый из них по-своему сочетал катковское и аксаковское направления русского политического национализма. Имя Киреева более знакомо современному читателю:

не так давно изданы часть киреевского дневника1 и сборник его публицистики2. Генерал часто появляется на страницах тихомировского дневника, его памяти Л.


А. Тихомиров (лично многим обязанный генералу) посвятил одну из лучших статей в своих «Тенях прошлого». Современные историки часто цитируют следующий фрагмент этого текста: «Для того, чтобы выработать А. А. Киреева, нужно … тип старорусского дворянина, пропустить через стремления декабристов, через школу Николая I, через мечтания славянофильства и через освободительные порывы реформ Александра II. Ни одного из этих составных элементов нельзя отбросить для получения того своеобразного, но рыцарски благородного типа, который представлял он и отражения которого давали жизнеспособность старой императорской России… В умственном отношении он был просто средний, неглупый человек, но и тут — вследствие отсутствия каких бы то ни было личных интересов, часто извращающих суждение даКиреев А. А. Дневник. 1905–1910. М., 2010.

Киреев А. А. Учение славянофилов. М., 2012.

же высоко проницательных людей, — Киреев нередко оценивал людей и события нередко вернее, нежели люди, превосходящие его умом»3.

Свою публицистическую деятельность генерал воспринимал как рыцарское служение — не случайно интерес к дуэлям сочетался у него с твердым убеждением в необходимости свободы слова. Правда, свободу эту генерал понимал своеобразно:

«Защитникам существующего строя необходимо дать большую свободу, да и учить их не нужно, не нужно объяснять Аксакову, что такое патриотизм, или Каткову, что такое охранительные начала… Но с увеличением свободы должна соответственно увеличиться и ответственность»4. Попытки примирить «свободу»

и «ответственность» очевидным образом перекликаются с тем, что генерал писал о дуэлях: «Истинная дисциплина (и общественная, и личная) — прямой результат культуры. Она не что иное, как добровольное отречение от необузданного своеволия, добровольное и осмысленное подчинение своей воли — воле высшей (государственной, семейной, церковной), она, стало быть, совсем не «палка», не бессмысленное принуждение, как думают некоторые. Отрицать, что мы, русские, в состоянии дисциплинироваться, все равно, что отрицать нашу способность быть культурным народом»5.

С глубоким внутренним аристократизмом и чувством формы связано внимание Киреева к любимым катковским сюжетам:

классическому образованию и философии. Однако в отличие от не склонного к особенной религиозности Каткова, Киреев уделял много внимания церковным вопросам — и здесь сходился скорее со славянофилами. Его религиозные взгляды проникнуты аристократическим стремлением к идеалистически оформленной свободе. Для него важна Церковь не только как «тело Христово», но и как социальный институт — впрочем, не настолько организованный, как Церковь католическая:

«в православной Церкви уравновешены свобода и авторитет, неизменная в своем божественно установленном учении, она может не только выполнить свое высшее назначение относительно каждого отдельного христианина, но и дать высшее освящение (высшую санкцию) государству; только она превращает политическое Российское государство в Святую Русь, Тихомиров Л. А. Тени прошлого. М., 2000. С. 654, 660.

Киреев А. А. Критические заметки. М., 1897. С. 9.

Киреев А. А. Письма о поединках. СПб., 1899. С. 20.

то есть в государство-церковь, чем наше отечество и должно оставаться вечно и неизменно»6.

Однако, по Кирееву, «наша Церковь (и в этом ее несомненное преимущество перед латинской) не налагает запрета на уста мирянина… Церковь наша требует от нас свободной деятельности сына, а не бессознательной деятельности невольника»7. При этом Киреев отмечает и необходимость «крепко разграничить нашу святую церковную догматическую истину, божественную истину, которую не одолеют врата адовы, от человеческих элементов, ее затемняющих»8. Собственно, идея духовной свободы и приводит Киреева к национализму: он отмечает актуальность «стремления к соединению более или менее однородных церковных единиц», которое обусловлено «стремлением к группировке одноплеменных народностей»9. Вселенская Церковь видится ему свободным конгломератом национальных Церквей.





Соответственно, и политический национализм Киреевым воспринимается в связи «с наивысшей идеей, доступной политике, — с идеей свободы, … она вносит в жизнь народа идеальный элемент», давая людям возможность избавиться как от чужеземного ига, так и от зависимости перед низменными страстями. Несмотря на свой монархизм, Киреев считал, что в случае, если национальные интересы вступают в противоречие с легитимистскими ценностями, приоритет безусловно должен быть отдан первым: «Разве ханы Золотой Орды не были нашими законными владыками?

Разве владычество их не было освящено временем, не было торжественно признано князьями?»10 Как и многими сподвижниками Каткова, переход к национальному государству воспринимался им как неизбежное следствие объективного исторического процесса:

«И на Западе старое понятие о Государстве, рассматриваемом вне данных этнографии, отживает свой век; оно … постепенно заменяется новым понятием племенной группы. И Бисмарк, и Кавур были совершенно правы, поняв требования своего времени и объединив первый — Германию, второй — Италию»11.

Киреев А. А. Краткое изложение славянофильского учения. СПб., 1896.

С. 5.

Киреев А. А. Религиозные задачи России на православном Востоке. М., 1896.

–  –  –

Киреев А. А. Религиозные задачи России… С. 26–27.

Киреев А. А. Славянское обозрение // Известия СПб. Славянского благотворительного общества. № 1.

Киреев А. А. Религиозные задачи России на православном Востоке.

Подобно К. Н. Леонтьеву, Киреев возлагал немалые надежды на молодого В. С. Соловьева: «В лице Соловьева выступил на сцену идеализм, выступил смело, честно, открыто»12. Возможно, именно последующее разочарование в соловьевском проекте воссоединения Западной и Восточной Церквей и привело Киреева к увлечению старокатолическим движением — в котором генерал увидел возможность подлинно соборного единства с христианским Западом. Однако деятели более ортодоксальные не без оснований расценили старокатоличество как одну из форм протестантизма. Так, в феврале 1892 г. Л. А. Тихомиров записал в дневнике: «Старое католичество, о котором усердно хлопочет Киреев… Это — очень опасный вопрос. Победоносцев тоже против них. Они к нам внесут элемент расслабления веры»13.

Сам генерал, в общем, всё это понимал: «Они (старокатолики. — А. К.) безусловно признали правоту Православия, но не смогли отрешиться от своих западных взглядов, симпатий.

Они не решились признать за Православием характер исключительной истины. Они считали, что христианская истина находится не только у Восточной Церкви, но еще и у западных церквей, что некоторые истины могут допускать разные толкования»14.

Однако протестантизм в своем социальном измерении казался ему значительно предпочтительнее католичества: «Как ни ошибочны взгляды протестантов на догматическую сторону религии, как ни прискорбны некоторые явления их религиозной жизни, однако до такого разлада ни одно государство протестантское не дошло и мне кажется, что протестантство не скоро еще откроет доступ в свои народные школы aux immortelles principes 1792 г. Во всяком случае, я думаю, что культура протестантская (говорю о ее недостатках) менее опасна для нас, нежели культура католическая»15.

Имя второго участника переписки, П. А. Кулаковского, обыкновенно привлекало внимание не столько исследователей русской мысли, сколько филологов и славистов: кроме ряда блестящих исследований по истории сербской словесности, в своих статьях и переписке преподававший в белградской Великой школе русский профессор-филолог оставил ценнейший материОР РГБ. Ф. 120. К. 23. Л. 11.

Тихомиров Л. А. Воспоминания. М., 2003. С. 412.

ОР РГБ. Ф. 126. К. 9. Л. 16.

Киреев А. А. Воссоединение церквей и славянство // Известия СПб. Славянского благотворительного общества. 1884. № 7. С. 6.

ал по истории русско-сербских отношений. Посылая из Сербии свои статьи в ведущие русские газеты («Московские ведомости», «Русь», «Новое время»), а позже редактируя «Варшавский дневник» и «Окраины России», Кулаковский выступал как своего рода «акрит» отечественной политической публицистики: на протяжении почти всей своей литературной карьеры он находился на периферии русского мира — там, где русское влияние сталкивалось с западным. Причем речь здесь не о либерально-демократическом Западе, но о Западе консервативном — представленном Германской и Австро-Венгерской империями. И «напредняцкая»

сербская интеллигенция, и относительно свободная печать австрийской Польши тяготели именно к последнему идеалу, полностью разделяя при этом мнение И. С. Аксакова о русском народе:

«мы, русские, не рыцари, мы — сам народ, мы — plebs».

В своих письмах П. А. Кулаковский характеризует себя как провинциала-«западнорусса»16. С этим провинциализмом связано свойственное публицисту обостренное национальное чувство, не чуждое в том числе и антисемитизма. Вполне однозначную позицию занимает он в польском и украинском вопросах: поляки для него безусловные враги, стремящиеся отторгнуть от России «западнорусские» земли. Кулаковский значительно более демократичен, чем его старшие единомышленники: в письмах Аксакову он возмущается тем, что Катков удалил фрагменты его статьи о местном самоуправлении: «При всем моем уважении к М. Н. Каткову, я должен сказать, что его страх пред всяким словом, где говорится о свободе печати, о свободном развитии самоуправления, — даже в Сербии, — вполне неуместен»17. Статья же «Варшавского дневника» о многочисленных фальсификациях на выборах в «напредняцкой» Сербии по эмоциональному накалу сравнима с иными передачами «Эха Москвы» о российских выборах 2011 г.

Публицистика Кулаковского всегда динамична и злободневна, она далека от любого абстрактного теоретизирования. Роль пропагандиста он считал более соответствующей требованиям времени, чем роль философа и теоретика: «Пора романтической эпохи славянского возрождения миновала, — наступило время практического действия, сурового труда, медленного и настой

–  –  –

Котов А. Э. «Варшавский дневник» в конце 1870-х — 1880-х гг. // Российская история. 2013. № 1. С. 89.

чивого, но зато более плодотворного»19. С другой стороны, определенный теоретический базис в текстах Кулаковского присутствует. Не случайно они привлекли внимание А. А. Киреева, столь беспокоившегося об отсутствии в стране национальной философии: «у Вас все вопросы, все факты, о которых Вы пишете, не оставляются на своем уровне, а выводятся к какому-нибудь высшему синтезу. Только такие писания и могут служить к пользе читателей, в искусстве такому направлению (к высшему синтезу) — соответствует идеализация».

П. А. Кулаковский — типичный либеральный националист конца XIX в., чуждый всякого «гептастилизма» и «византизма».

Его идеал — не приведенная к выдуманному византийскому идеалу «цветущая сложность», но политическое и языковое единство с родственными России народами. В письме к Кирееву Платон Андреевич позиционирует себя как последователя одновременно и Каткова, и Аксакова. Тем самым Кулаковский решительно отмежевывается от славянофилов левых, типа О. Ф. Миллера и С. Ф. Шарапова, — всегда решительно противопоставлявших катковское и аксаковское направления. С другой стороны, не является он и безусловным охранителем: «Нужно вступить в борьбу не только с беспринципным, изломанным «либерализмом», но и с теми, кто не по разуму консервативен, это долг честной свободной публицистики, служащей Государю и Отечеству».

Последнее роднило Кулаковского с Киреевым, не раз выговаривавшим Льву Тихомирову: «в Вашей аргументации есть слабая сторона, именно та, что Вы не только защищаете принципы, устои, на которых стоит Россия, но еще и то, как эти принципы применяются… Станьте на точку зрения принципиальную, и с Вашим талантом Вы, конечно, разобьете Соловьева, но можно ли защищать существующее? Передвиньте Ваши батареи, поставьте их повыше. Увидите, что противные батареи замолчат. Снаряды Соловьева и К° попадают в Вас потому, что Вы (nolens-volens) защищаете иногда незащитимые вещи. Церковь, в которой игуменьи запрягают монахинь в тарантасы, богословие, которое не может говорить то, что оно думает и т. п.»

Подобно Кирееву, свою публицистическую деятельность Кулаковский воспринимает как рыцарское служение печальному славянофильскому образу. Но к своему статусу публициста-охраниКулаковский П. А. Очерк истории попыток решения вопроса об едином литературном языке у славян. Варшава, 1885. С. 52.

ГАРФ. Ф. 634 Оп. 1. Ед. хр. 101. Л. 38–38 об.

теля Платон Андреевич относился значительно более болезненно и нередко вступал в конфликты с редакторами консервативных изданий, если их взгляды на «публицистические обязанности»

расходились с его21. Тем не менее, благодаря публицистическому таланту, эрудиции и информированности, Кулаковский пользовался большим авторитетом среди единомышленников: А. А. Киреев регулярно обращался к нему за консультацией по самым различным вопросам. Большой интерес представляют, например, рассуждения Кулаковского о перспективах старокатоличества у славян. В числе прочих обсуждавшихся в переписке вопросов:

классическое образование, внешняя политика, полемика Киреева с В. С. Соловьевым и К. Н. Леонтьевым, а также поиски редактора для «Известий Санкт-Петербургского славянского благотворительного общества» (позже — «Славянских известий»).

Последняя проблема была достаточно болезненной для А. А. Киреева, стремившегося оградить Славянское общество от проникновения либерально-демократических идей и, разумеется, людей. Так, в 1887 г. он отверг кандидатуру О. Ф. Миллера на том основании, что «Миллер — прекрасный человек, но он немного маниак — представитель идей энциклопедистов — можно ли в эти рамки вставить славянский вопрос!»22. Настоящую панику вызвала у генерала кратковременная деятельность на этом посту М. М. Филиппова (см. примечание ниже) — типичного «шестидесятника» и будущего основателя журнала «Научное обозрение», на страницах которого будут публиковаться Ленин и Плеханов.

Впрочем, как мы уже отмечали, элементы либерализма не были чужды и самим участникам переписки. И дело здесь не только в нараставшем даже в консервативной среде разочаровании практической реализацией консервативного курса. Объективно получалось, что союзниками России в других странах оказывались силы более или менее демократические. В Сербии опорой русского и славянофильского влияния стали радикалы во главе с Николой Пашичем. В Англии «депутат от России» и сестра Киреева — О. А. Новикова — нашла общий язык с партией Гладстона, а ее ближайшим другом и «агентом» стал пацифист и эсперантист Уильям Стэд23. Почему же, имея столько общего

–  –  –

ОР ИРЛИ. Ф 3. Оп. 4. Ед. 265. Л. 32об.

Бородавкина Н. В. Ольга Новикова глазами современников // Известия Саратовского университета. 2012. Т. 12. Сер. История, Международные отношения. Вып. 2.

с демократами европейскими, славянофилы не нашли общего языка с демократией русской? Вопрос этот, несмотря на обилие посвященной славянофильству литературы, нам представляется открытым.

Все письма А. А. Киреева П. А. Кулаковскому хранятся в архиве последнего (ИРЛИ. Ф. 572). Письма самого Платона Андреевича выявлены (пока?) далеко не все: в фондах Киреева в РНБ и РГБ есть лишь по одному небольшому посланию: за и 1908 гг. Два черновика сохранились в фонде самого Кулаковского в ИРЛИ.

–  –  –

Уважаемый Платон Андреевич, Печаль, охватившая всю Россию после смерти Михаила Никифоровича24, не должна препятствовать всем тем, которым дорога будущность наша, осмотреться и поискать где-нибудь человека, способного более или менее заменить редактора «Московских ведомостей». Конечно, такого человека найти не легко, можно даже сказать положительно, что такого человека нет. Как Аксаков25 остался без наследника, так без наследника остался Катков. Но ведь из-за того, что в данную минуту таких людей нет, не следует, чтобы они не могли образоваться. Мне кажется, что наиболее подходящий человек — Вы! Ведь и Михаил Никифорович вырос постепенно. Отчего нельзя предположить, что и Вы будете таким же политическим деятелем? У Вас для этого более нежели у кого бы то ни было данных.

Вы понимаете, что я с таким argumentum ad hominem обращаюсь к Вам не из праздного любопытства, мое намерение состоит в том, чтобы, заручившись Вашим согласием, начать агитацию с целию поставить Вас во главе «Московских Ведомостей»

с 1888 года. Я, конечно, не могу сделать это один, я даже не имею и прямого отношения к этому делу, но я положительно могу найти единомышленников для предполагаемого «заговора». Правда, М. Н. Катков (1818–1887) — редактор «Московских ведомостей» и «Русского вестника».

И. С. Аксаков (1823–1886) — славянофил, редактор «Руси».

стать во главу «Московских Ведомостей» дело трудное, дело «каторжное», но ведь и будущность-то какая?!

Искренне Ваш, А. Киреев.

–  –  –

Многоуважаемый Александр Алексеевич!

Простите, что замедлил ответить на Ваше важное и приятное для меня письмо. Недавно вернулся я из Москвы с печальной тихой панихиды единственного высоко-талантливого русского публициста нашего скудного талантами времени. Как редактор пусть и маленькой, но всё же имеющей значение газеты, я нашел у себя много ожидающих моего решения дел всякого рода, да и на душе и без того тяжко было.

Позвольте мне быть с Вами откровенным, да и Ваше лестное предложение позволяет мне рассчитывать на Ваше снисхождение к моей откровенности. Ваше предложение хлопотать обо мне тем дороже для меня, что Вы меня, вероятно, не помните, ибо — кажется — мы только однажды познакомились в одну из пятниц у покойного И. С. Аксакова. Значит, Ваше доброе мнение обо мне основывается на знакомстве с моими писаниями и моей газетою, при том мало распространенною, бедною и невлиятельною.

Заменить Каткова, конечно, никак нельзя, как Вы совершенно справедливо сказали. Но потому именно и надо кому-нибудь выступить преемником покойного. Верю и я, что у нас выработаются новые публицисты, — если не Катковы, то с авторитетом Каткова, с его талантом и с его силою слова, ибо в русском народе, понимая под этим словом весь народ, не разделенный на общества, несомненно много талантов. Но в положении Каткова, когда он приступал к редактированию «Московских ведомостей», и того, кто теперь после него возьмется за это дело, большая разница.

Это было время чаяний, надежд, даже мечтаний. Читая журналы и газеты того времени, невольно приходишь к мысли, что все тогда были юношами. Пред Катковым, когда он брал в свои руки «Московские ведомости», поле было чистое: бороться приходилось с мелким эгоизмом, часто бессильным, с явною ложью, — да и способы получения издания газеты в свои руки не требовали большого напряжения. Ныне не то время в политике и внешней, и внутренней, так сказать, смутное. Вполне соглашаюсь с теми, кто думает, что сдержка была нужна, что необходимо было наложить узду на многое, что разнуздалось, но в подобные эпохи не всегда можно соблюсти мерку, ибо, натягивая узду, можно сделать это слишком сильно, поранить. Теперь оказались возможными слухи даже о жидовской компании Полякова26, будто бы покупающей «Московские Ведомости» и ставящей в их главе тоже еврея Циона27! Теперь даже «Гражданин»28 во пророцех! Нужно выступить в борьбу не только с беспринципным, изломанным «либерализмом», но и с теми, кто не по разуму консервативен, это долг честной свободной публицистики, служащей Государю и Отечеству. Но для того, чтобы эта борьба была сколько-нибудь возможна, нужно иметь влияние, все политические, все практические связи, которые дают надежду на победу. Ничего этого я не имею. Мне всю жизнь приходилось пробивать дорогу самому, рассчитывая только на свои силы. Правда, я не уклонялся ни от какого трудного дела, которое ставила жизнь на моем пути и которое мне давали в руки. Но я не лез и не напрашивался на него, хотя и не считал себя вправе уступать кому бы то ни было дело, которое я мог по моему убеждению сделать с пользой и которое мне предлагалось. В данном случае, я не убежден, чтобы я мог сохранить за «Московскими ведомостями» хотя бы половину их влияния и значения.

Далее. Катков был родом и всеми своими связями — Москвич, с его именем связаны воспоминания об умственном движении сороковых годов, об этих кружках даровитых людей, которые дали жизнь славянофильству, западничеству, даже эмигрантству.

Я со своим славяно-русским направлением шел один своею сте

<

Я. С. Поляков — «железнодорожный король», оказывавший финансовую

поддержку М. Н. Каткову. Призывы московского редактора не бороться с еврейством, но способствовать его ассимиляции, многими современниками связывались с тем, что «г. Катков преследовал прежде всего свои материальные интересы, был защитником жидов… и оставил после своей смерти миллионы рублей» (Дурново Н. Н. Нечто о русской Церкви в обер-прокурорство К. П. Победоносцева (открытое письмо ему). Лейпциг, 1887. Вып. 2. С. 78).

И. Ф. Цион — выдающийся российский физиолог еврейского происхождения, оставивший медицину и переквалифицировавшийся в консервативного публициста. Ему нередко приписывается авторство «Протоколов сионских мудрецов». Историк В. А. Бильбасов характеризовал этого своего современника следующим образом: «Если Вы меня спросите, правда ли, что Цион постригся в монахи и поступил в монастырь, — я этому поверю. Если Вы скажете, что Цион открывает кафешантан, я и этому поверю: он все может»

(Кауфман А. Е. За кулисами печати (из воспоминаний старого журналиста).

СПб., 2011. С. 92).

«Гражданин» — консервативная газета кн. В. П. Мещерского (1839–1914).

зею, глядел на старших, на Аксакова, да на Каткова, но почти со студенческой скамьи вел препирательство со своими сверстниками. Правда, я остался при своем убеждении, что иду по правому пути, но кружка у меня не было. По воспитанию, по духу и образованию, даже по привычкам я — Москвич, но родом я западнорусс, и думаю, что это обстоятельство всегда может подавать повод умалить значение моего голоса. Ведь из Москвы должен раздаваться голос на всю русскую землю, центр и сила которой Великороссия.

Положим, ныне грани русских племен совершенно притупились, но ведь если говорить из Москвы — за Москву, за всю русскую землю, это нужно быть убежденным, что вся Россия послушает и не заподозрит этого голоса в его искренности. В виде всего изложенного, выступать соискателем «Московских ведомостей» считаю для себя невозможным.

Слышал я в Москве, что семейство Катковых хочет оставить за собою право издания газеты на шесть лет. Помехой быть ему в этом не хочу и не могу, а в наемные редакторы не пойду. Таким образом, обсуждая дело со всех сторон, прихожу к заключению, что я должен теперь устраниться от всякой кандидатуры на это «великое каторжное дело», как Вы выразились совершенно справедливо.

Но простите мне и мой вопрос: каким образом Вам знаком мой «Дневник»? Вы очевидно исходили, делая мне такое лестное предложение Ваших хлопот, из знакомства с моими статьями в «Руси», «Московский ведомостях», «Новом времени», журналах и с моим «Варшавским дневником». Не позволите ли мне облегчить Вам внутренние сношения со мною посредством газет и посылать Вам экземпляр «Варшавского Дневника». Он службу свою служит, хотя подчас мне и очень трудно приходится.

Благодарю Вас и за сообщение, что у Вас имеются единомышленники относительно моей кандидатуры в редакторы «Московских ведомостей». Ваше предложение хлопот и забот и Ваше известие об единомышленниках окрыляет мой дух и дает мне новую бодрость для дела, на которое меня позвали.

Пользуюсь случаем, дабы засвидетельствовать Вам мое истинное почтение.

Ваш покорный слуга, Платон Кулаковский

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич!

Действительно, я сужу о Вас по Вашим статьям* (*Кстати — очень благодарю Вас за любезную присылку «Варшавского Вестника»). В них меня преимущественно заинтересовало то, что у Вас все вопросы, все факты, о которых Вы пишете, не оставляются на своем уровне, а выводятся к какому-нибудь высшему синтезу. Только такие писания и могут служить к пользе читателей, в искусстве такому направлению (к высшему синтезу) — соответствует идеализация. Вы (наше поколение 60–80-х годов) именно потому так мало «сделаны» (и в науке, и в искусстве), что были лишены и философской, и эстетической подготовки, не умели ни синтезировать, ни идеализировать, мы жили силами 40-х и 50-х годов. Мне казалось, я видел в Ваших статьях, что мы пошли прежней дорогой и полагал (и полагаю), что Вы можете взяться за любое дело. Обстоятельство это крайне важно, важнее всяких других. К сожалению, этого дела многие не понимают, не только не понимают, да и не воображают, что есть такие вопросы. Когда я думаю о тех, кто пишет и печатается, мне все припоминается une mechancete’ покойн. Кн. Меньшикова про Долгорукова — «c'est enormelout tout ce qu'il ne sait pas», а ведь всякий лезет в учителя! (Кстати, — черт знает, что этот «Гражданин» пишет!) Я не знал, что семейство Катковых намерено продолжать издание. Но, мне кажется, совершенно несбыточное дело. Штаб у Михаила Никифоровича был отличный. Но что бы Вы сказали, если бы после смерти графа Мольтке29 за управление его отличного штаба взялась графиня Мольтке и его дочери? Это нечто подобное. Впрочем, в таком случае, конкуренция, конечно, неудобна; но мне кажется, что «семейство» Катковых дело повести не сможет.

На днях вышлю Вам две корректуры статей (для «Известий»).

Боюсь, чтобы Азиатский Департамент их бы не окорнал.

Совершенно Ваш А. Киреев.

Гельмут Карл Бернгард фон Мольтке Старший (1800–1891) — германский военный теоретик и практик, разгромивший французов при Седане.

–  –  –

Уважаемый Платон Андреевич.

1) Не можете ли Вы, ради общей пользы, сообщить мне подробности о деле, которое до сих пор волнует английское общественное мнение (ту часть его, которая «принимает к сердцу» то, что происходит в России).

В английских газетах появился текст речи, сказанной варшавским генерал-губернатором30 (конечно, такой речи никогда им произнесено не было). Он сказал, будто бы, за каким-то обедом, обращаясь официально к своим подчиненным, что «весьма скоро надеется повести вверенные ему войска против исконных врагов России»?

Сестра моя Новикова31 просит разъяснить это дело. Вам, конечно, оно известно; будьте так добры сообщить мне, что именно сказал Гурко.

2) Еще вопрос: Вальбапфель. Кобург32, очевидно, интриговал с его помощию. Ежели бы ничего не было, ежели у Кобургского и его союзников все было чисто, не было бы «пуха на рыльце», то Вальбапфелю никогда ничего не заплатили. … Не можете ли Вы (благо Вы сосед Вены и Пешта) добыть об этом верные сведения. Было бы очень полезно.

Искренне Ваш Киреев.

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич.

Гурко И. В. (1828–1901) — генерал-фельдмаршал, герой русско-турецкой войны, в 1883–1894 гг. — варшавский генерал-губернатор.

Новикова О. А. (1840–1925) — сестра А. А. Киреева, занимавшаяся публицистикой и общественной деятельностью. В 1870-е гг. жила в Англии, где посредничала между русскими и английскими политиками и общественными деятелями, а также защищала русские интересы в английской печати.

Фердинанд I Максимилиан Карл Мария Саксен-Кобург-Готский (1861– 1948) — великий князь Болгарии (1887–1908), царь Болгарии (1908–1918).

Здесь все поражены «глупым» c'est le mot, исходом экспедиции Ашинова33. О том, чем кончится миссия Паисия34, ничего не известно. Конечно, Ашинов действовал совершенно бестолково, водрузив русский флаг на французской территории, репрессалии французов совершенно законны и «Новое Время» дурачится, обвиняя французов в пролитии русской крови. Но чудовищно отношение к этому делу нашей дипломатии! Очевидно, французы только и ожидали, чтобы Коцебу35 (наш поверенный в делах, заменяющий Моренгейма36 *) (*Кстати, у Моренгейма такой же размягченный мозг, как у Икскуля37, которого однако снова отправили в Рим!!) сказал им: Ашинов делает пустяки, Русское правительство с ним не солидарно, но подождите два, три дня, государь его велит прогнать. Вот и все.

Но и Коцебу, и Кояндер38 поспешили безусловно, эмфатически «отречься» от Ашинова и тем скомпрометировали и миссию Паисия, которая, собственно, и была важной стороной дела! … Цанков39 все еще здесь и все еще не может добиться от Зиновьева, чтобы ему указали, чего мы от него хотим!!

Грустно! А католики все двигаются и двигаются к Балканскому полуострову!

Ашинов Н. И. (1856–1902) — казак-авантюрист. В 1883 г., выдавая себя за

представителя русского правительства, вступил в переговоры с абиссинским негусом о сближении Эфиопии с Россией. В 1889 г. со 150 терскими казаками попытался основать колонию «Новая Москва» на месте заброшенного форта Сагалло (Джибути). В том же году французская эскадра артиллерийским огнем пресекла самодеятельность колонизаторов. Ашинов и его сподвижники были арестованы и выданы русскому правительству. Прожекты Ашинова с самого начала заинтересовали многих московских и петербургских консерваторов. По издевательскому замечанию Н. С. Лескова, «унизительный инцидент Ашинова никакими клещами не может быть отодран от исторической фигуры Каткова».

Архим. Паисий (род. в 1834) — глава духовной миссии, сопровождавшей отряд Ашинова.

Коцебу Э. К. (1838–1914) — дипломат, внук писателя Августа Коцебу.

В 1884–1892 гг. — советник русского посольства в Париже.

Моренгейм П. К. (1824–1906) — дипломат, в 1884–1897 — русский Чрезвычайный и Полномочный Посол в Париже, активно содействовал русскофранцузскому сближению.

Икскуль фон Гильденбандт К. П. (1817–1894) — в 1869–1891 гг. русский посланник, а затем посол в Италии.

Кояндер А. И. (1846–1910) — дипломат, в 1882–18902 гг. — русский дипломатический агент и генеральный консул в Египте.

Цанков Д. К. (1828–1911) — болгарский политик, в 1880-е гг. — глава болгарского правительства. В 1888 г., потерпев поражение в политической борьбе, стал русофилом и эмигрировал в Россию.

NB. Пожалуйста, не думайте, что Славянское общество солидарно с М. М. Филипповым40, пишущим в «Известиях», мы это повторяем самым положительным образом.

Я Вам пришлю на днях мою критику книги Стэда41, которая (критика) здесь произвела сенсацию. Может быть, критика эта заинтересует и Ваших читателей?

Преданный Вам Киреев.

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич, В позавчерашнем № «Варшавского дневника»

помещена прекрасная статья (но не совершенно справедливая) о льготах, дарованных англичанам на торговлю в Сибири.

Позвольте мне представить Вам некоторые совершенно достоверные данные по этому делу, которые убедят Вас в том, что опасения Ваши и нижегород. купечества основаны на недоразумении. Было бы желательно разъяснить это дело и успокоить тревогу. Этим делом интересуется (конечно, не материально), английский посол при нашем дворе Сер Роб. Морте. Он дал своим объяснениям оригинальную форму (письмо к моей сестре) и был бы очень благодарен всем интересующимся этим делом, ежели бы они распространили в публике те вполне достоверные сведения, которые заключаются в этом письме.

Филиппов М. М. (1858–1903) — ученый-энциклопедист, писатель и публи-

цист левых взглядов. Переводил на русский язык труды Дарвина и на французский — Менделеева. В 1892 г. получил докторскую степень в Гейдельбергском университете. Автор множества научных работ, ряда книг в серии ЖЗЛ и романа «Осажденный Севастополь», высоко оцененного Л. Н. Толстым. Филиппову приписывается изобретение славянофильской версии «луча смерти», с помощью которого «заряд динамита, взорванный в Москве, может передать свое действие в Константинополь».

Уильям Томас Стэд — известный английский журналист, считается основателем жанра интервью. В 1883–1889 гг. редактор Pall Mall Gazette. Борец с детской проституцией, пацифист и пропагандист эсперанто. Близко дружил с О. А. Новиковой, выпустил о ней книгу «Депутат от России», переведенную на русский только в 1915 г. Погиб в 1912 г. на «Титанике». Упоминаемая в переписке книга («Truth about Russia») вышла в Лондоне в 1888 г.

У Вас, я замечаю, есть при редакции лица, могущие отлично переводить с английского языка на русский; не сочтете ли Вы целесообразным перевести это письмо Морте и поместить в «Варшавский Дневник»? (целиком или частию (конечно, опустив имена и 2, 3 выражения не цензурные)? Оно не только интересно, но и по содержанию своему, достойно внимания Ваших читателей, как образец английской гласности.

Из него оказывается, что интересы московской промышленности нисколько не забыты, и вполне ограждены как сроком (5 мес. по Енисею, 1 год по Оби) на который дарована концессия, так в особенности родом товаров, разрешенных к провозу; допускаются лишь те товары, которые не могут быть доставлены в Сибирь сухим путем — из Центральной мануфактурной России.

(н. пр. машины для разбивки больших кварцевых пород, больших якорей и т. п. Да и эти товары пока не производятся у нас.

Понятно, что наша мануфактура относится «опасливо»

ко всякому проекту, напоминающему фритредерские опыты Рейтерна42 и Грейга43, но Вышнеградский44 их, конечно, не повторит;

он понимает дело и не будет ломать русской жизни в угоду отвлеченным теориям, высиживаемым в кабинете, но, повторяю, в данном случае ничего этого нет!

Еще замечание: Заметьте, что английская компания нисколько не дорожит правом подниматься вверх по рекам, вглубь Сибири, ежели бы русские пароходы взялись аккуратно возить те предметы, которые сибиряки заказывают а Англии и которые для них необходимы, английская компания с великим бы удовольствием отказалась от своего не производительного права в пользу русских речных пароходов. К сожалению, таких пароходов в настоящее время не существует; а что будет через 5 лет — это мы увидим, а до тех пор интересы русской мануфактуры и производительности защищены совершенно.

У нас пока застой — во внешней политике — Гирс45 ожидает юбилея, Зиновьев46 радуется тому, что дела в Болгарии и Сербии идут скверно для нас и хорошо для Австрии.

Рейтерн М. Х. (1820–1890) — в 1862–1878 — министр финансов.

Грейг С. А. (1827–1887) — в 1878–1880 — министр финансов.

Вышнеградский И. А. (1832–1895) — в 1887–1892 — министр финансов. Был назначен по инициативе М. Н. Каткова, являлся сторонником протекционизма.

Гирс Н. К. (1830–1895) — в 1882–1895 — министр иностранных дел.

Зиновьев И. А. (1835–1917) — дипломат, в 1883–1891 — директор Азиатского департамента МИД. Автор ряда трудов по истории дипломатии, с 1901 — почетный член СПб. Академии наук.

Во внутренней политике графу Толстому47 придется попотеть за свой проект (местные начальники). Манассеин48 — против и Воронцов49 (за последнего работает Петров).

Искренне Ваш, Александр Киреев

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич, На днях я послал Вам мою критику на сочинение Стэда. Книга Стэда произвела из границею, и здесь (в кругах, в которые она могла проникнуть, несмотря на запрещение) большую «сенсацию». С точки зрения Славянофильской теории она заслуживает полнейшее внимание; если Стэд ошибается относительно вопроса Церковного, то его взгляды на Народность и Самодержавие чрезвычайно интересны и верны. Может быть, Вашим читателям было бы интересно познакомиться с моей критикой? В этом случае пожалуйста пользуйтесь ею как угодно. В ней я поместил, кстати, и целую нашу (славянофильскую) «profesio fidei».

Это приводит меня к нашему органу «Славянские известия».

К сожалению, Ваша оценка его права совершенно. Некоторые статьи — совершенно нелепы и помощник Комарова50 — Филиппов ничего не знает и не понимает.

Но что же делать! Подходящих людей нет! Страхов51 отказался, Бестужев52 тоже, Ламанский53 сделался невозможным после Толстой Д. А. (1823–1889) — в 1882–1889 министр внутренних дел.

Манассеин Н. А. (1835–1895) — в 1885–1894 — министр юстиции.

Воронцов-Дашков И. И. (1837–1916) — в 1881–1897 министр императорского двора и уделов. Один из организаторов Священной дружины.

Комаров В. В. (1838–1907) — полковник русского Генерального штаба и генерал сербской армии, герой сербо-черногорско-турецкой и русско-турецкой войн, издатель нескольких консервативных газет и журналов: «Русского мира», «Известий славянского благотворительного общества», «Славянских известий», «Света», «Звезды». Один из учредителей Русского собрания.

Страхов Н. Н. (1828–1896) — литературный критик, философ, публицистпочвенник.

Бестужев-Рюмин К. Н. (1829–1897) — историк, один из основателей отечественного источниковедения. Славянофил.

Ламанский В. И. (1834–1914) — историк-славист и славянофил.

истории с чехами, мне недосуг. Но впрочем, граф Игнатьев просматривает теперь все статьи, так что глупостей о Милане появляться не будет, а инструкцию принципиальную я вырабатываю в настоящее время. Вы говорите о Суворине55! Да разве у него есть какое-нибудь направление?! Он только и думает, как бы заработать деньгу, и готов сегодня писать одно, а завтра другое!

То, что Вы пишете об Ашинове, не совсем верно — не французы по нем стреляли, а наша дипломация. Коцебу говорил посланному Габле: Vous nous rendrez ses vices en nous en debarrassant n'importe comments56. Теперь все это дело взваливают на шею И. А. Шестакова57, благо умер! Не ответит! А дело духовной миссии оставлять без движения нельзя, его снова должно поднять;

но что вы будете делать с Победоносцевым58, человеком нерешительным и трусливым!?

В Сербии нам помог «русский Бог», Зиновьев не доволен, — это не с руки Австрии, а Гирс жалуется на une nouvelle complication!

Une Tuile qui nous tombe sur la tete59! (sic!) Искренне Ваш, Киреев

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич!

Извините, что так долго не отвечал Вам на Ваше интересное и любезное письмо. Приходится хлопотать около моего бедного Великого Князя60, которому физически лучше, но который нравственно, кажется, никогда вполне не поправится — мозгоИгнатьев Н. П. (1832–1908) — знаменитый дипломат и государственный деятель. С 1888 г. — президент Славянского благотворительного общества.

Суворин А. С. (1834–1912) — журналист, издатель, редактор «Нового времени».

Здесь: Вы сваливаете на нас чужие грехи, а мы должны отвечать (фр.).

Шестаков И. А. (1820–1888) — адмирал, с 1882 — управляющий Морским министерством.

Победоносцев К. П. (1827–1907) — в 1880–1905 гг. — обер-прокурор Св. Синода.

Здесь: Новая трудность! Упала как снег на голову! (фр.) Вел. кн. Константин Николаевич (1827–1892), чьим адъютантом был

–  –  –

вые центры, соответствующие языку, по-видимому, сильно повреждены.

Мне было отчасти известно то, что Вы сообщаете в вашем письме. Я понял тоже, что автор статьи разумеет Филиппова!

Что вы будете делать!? Я предупреждал Комарова о том, что этого Филиппова нужно было давно убрать. Я его понял с самого начала (он уже тогда избегал говорить о религии и о Церкви, это либеральный жидок с принципами 60-х годов. Отец его был гораздо и умнее и лучше. Спасибо Австрийской полиции, что запретила ему читать лекцию (воображаю, что бы он понес!).

Из редакции «Славянских Известий» его убрали, но не без труда и то лишь соединенными усилиями (с Игнатьевым). Комаров и Славянское общество предполагают мне сделаться редактором «Славянских Известий» но у меня нет времени, да есть еще другие препятствия; я имею в виду приступить к давно задуманному труду богословскому, на него уйдет года два minimum сильного труда.

Что делать!? Людей совсем нет! Говорят, «вздор! Люди есть, нужно их найти». Нет, не вздор! Действительно, людей мало.

Действительно днем с фонарем ищешь. А все эти 60-е года перепаскостили целое поколение! Прежде хоть «литературных людей» можно было найти, а теперь и грамотных мало. Не говорю о Мещерском, но посмотрите, как пишут и в особенности переводят в «Новом времени»!

Подбирка я не знаю, но Шарапова61 я знал очень хорошо, я признаюсь, не ожидал от него таких глупостей, хотя и знал его (весьма, впрочем, талантливую) бестолковость, дававшую ему возможность завираться до геркулесовых столбов. Он страдает нрзб.

Пожалуйста, сообщите «Чеху» (и даже напечатайте), что его собеседник (зачеркнуто: Филипп…) самозванец, никаких поручений у общества не имел; редактором состоит Комаров и негласных редакторов нет. Председатель Общества Игнатьев; программа наша Professio fidei написана еще в 1883 году и не менялась и, конечно, ставит вероисповедный вопрос на первом месте, вне его не считает возможным решать и Славянский Вопрос вообще!

Шарапов С. Ф. (1855–1911) — публицист-славянофил, редактор газеты «Русский труд». Автор книг «Овощи и грибы в жестянках» (1901) и «Опыт русской политической программы» (1905).

Отъезд Государя отложен до 16–17 вследствие болезни Марии Павловны62; может быть личное свидание с Вильгельмом63 поможет делу?? Дело в том, что Германия забрала Австрию в руки настолько, что Австрия ни что иное, как ее вассал, в авангарде.

Что же мы Петербуржцы можем предложить Германии?

Францию мы ей отдать не можем, а Австрия уже в ее кармане? Мы два раза отказались от предлагаемого союза (*) (Примечание.: Кстати, получили ли Вы моей ответ Леонтьеву64, там я на него намекаю).…. Теперь поздно! Конечно, Государь мог бы устроить, чтобы из Берлина пригрозили Пешту и Вене, но к несчастию он введен в ошибку. Он думает (вставка:

и говорил это), что если Австрия начнет захватывать балканские государства, то их все-таки не переварит, подавится ими… что стало быть, пусть себе кушает. Мысль безусловно ложная и несчастная. Австрия их, конечно, не переварит, но испакостит их католицизмом, парламентаризмом и жидовством!

16-го свадьба Лейхтенбергского с милейшей Станой Черногорской65. Посаженная мать королева Ольга Константиновна66.

Искренно Ваш, Александр Киреев.

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич, Мария Павловна (1854–1920) — герцогиня Мекленбург-Шверинская, супруга вел. кн. Владимира Александровича.

Вильгельм II (1859–1941) — германский император.

Леонтьев К. Н. (1831–1891) — классик русского консервативного романтизма. Идеи Леонтьева поражали Киреева своей «цветущей сложностью»:

«К. Н. Леонтьев пишет, что в сущности согласен с моей критикой на его брошюру, но выгораживает Соловьева и Папу (!). Удивительно, как всё это у него укладывается в голове?! И за Патриарха стоит, за православие, и выгородить хочет Папу, т. е. злейшего врага православия и России! Что же, что папа представитель католицизма?! Католицизм совершенно бывает по сердцу радикализму и революции!..» (ОР РГБ. Ф. 224. К. 1. Ед. хр. 64. Л. 6.) Анастасия Петрович-Негош (1868–1935) — дочь черногорского князя Николы I. Первым браком сочеталась с герцогом Георгием Лейхтенбергским (1852–1912). Свадьба состоялась 16 августа 1889 г.

Вел. кн. Ольга Константиновна (1851–1926), супруга греческого короля

–  –  –

С искренним удовольствием прочел Вашу статью в защиту классического образования. Буду стараться помочь делу и с своей стороны. Но об этом после.

Посылаю Вам мою статью о Соловьеве. Прокомментируйте ее. Она, кажется, не лишена значения и для западных славян.

Здесь ее очень хвалят (Победоносцев etc.). В январе появится моя статья о крайне важном движении старо-католиков, которые возвратились к чаше и вообще приблизились к нам настолько, что их последний катехизис вполне православен. Не заявите ли Вы об этом в Варшаве? Они отбросили filioque, приняли чашу, принимают семь вселенских соборов и высказываются против всех папских новшеств.

Нужно быть слепым, чтобы не понять, что это наши надежнейшие союзники против папы, что мы их должны поддерживать, а мы их игнорируем. Поистине, мы слепы. Поздравляю с праздниками, желаю продвижения Вашей деятельности.

Искренне Ваш Александр Киреев

–  –  –

Многоуважаемый Платон Адреевич На днях появится (в «Русском Обозрении») моя статья о гимназическом нашем уставе; постараюсь представить добросовестно все аргументы моих противников. Думаю, что мне удастся их опровергнуть. Сегодня, наконец, появилась статья о классическом образовании в «Московских Ведомостях»

Вместе с моей в «Обозрении» появилась статья Грингмута67. Вероятно, «Русский Вестник» тоже будет ратовать за классическое воспитание.

Je ferai en bonne compagne, но нас не много! Нужно хлопотать и защищаться! У Вас 2 статьи прекрасные!

Да, не сойди в могилу Катков и Аксаков, этого бы не было.

Много бы не было!! Получили ли Вы мою статью о старокатоликах? Это дело крайне важное. В особенности для чехов, может быть и для поляков? Ведь протестантство захватило было всю Грингмут В. А. (1851–1907) — один из преемников М. Н. Каткова и основателей черносотенного движения. С 1896 г. — редактор «Московских ведомостей».

Литву и пол-Польши, а ведь протестантство только отрицательно право, в то время, как старокатоличество право положительно.

Не будь у них связи с Англиканами, нам, православным, следовало бы признать их нашими единоверными братьями.

Кстати, Соловьев на университетском обеде сказал речь, в котором требует уравнять права для жидов и автономию Польши!!

Договорился!

У нас в «высших сферах» очень заинтересованы проектами о рабочих императора Вильгельма. Здесь думают (не без основания), что после всеобщей радости (медового месяца) рабочий вопрос восстанет во всей силе и даже в более резких очертаниях, нежели теперь. Закона Мальтуса не переспоришь, а он в Германии уже дает себя чувствовать. Впрочем, это нам «кстати».

С таким вопросом на руках не очень-то развоюешься!

Искренне Ваш, Александр Киреев.

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич Из всех редакторов русских газет, Вы наилучше ведете славянский отдел. Было бы очень желательно как-нибудь сблизиться нам (т. е. Славянскому Обществу и редакции «Варшавского Дневника» ) Лучшего председателя как Игнатьев нельзя выдумать, Вы не можете себе представить, до какой степени это даровитый и деятельный человек даже в таких маленьких делах, которые не могут его очень интересовать! До какой степени у него находчивый, изворотливый ум, как с ним легко работать! Мне очень досадно, что я не могу специально заняться нашими известиями, я теперь предпринял большую богословскую работу, которая берет у меня все время.

Кстати: я Вам пришлю мою статью (из «Московских Ведомостей» ) о старокатоличестве, и другую из «Церковного Вестника»). Центр тяжести всего Восточного Вопроса — в розни религиозной. Главный наш враг — Ватикан, а не Бисмарк или Вильгельм. С этими мы справимся. Шувалов68 здесь (женит сына на дочери Воронцова) рассказывает удивительные вещи про Вильгельма, он положи

<

Шувалов П. А. (1830–1890) — в 1885–1894 гг. — русский посол в Берлине.

тельно в анормальном положении, у него расстроена нервная система. Оказывается, что Вальдерзее69 никогда не ссорился с Вильгельмом, он возвратился и по прежнему очень влиятелен.

Он нам враждебен, католик Виндгорст70 тоже, Каприви71 = 0, Вильгельм — тронут… Тут не разберешься, трудно составлять предположения. Но относительно Востока — наш путь ясен и прост, — да вот людей нет, а из окружающих Государя одни его не видят, другие затемняют!

Замечания Ваши относительно нашего календаря — очень правильны (есть много хорошего, есть промахи (Вильно попала в Польшу). Редактора нет! Страхов — отказывается за недостатком времени, Ламанский чуть не поссорил нас с чехами!

Славянские Известия издаются по прежнему, но в виде еженедельного издания. Неужели Вы их не получаете?

Шмидт и жиденок, которые выдали немецкому и английскому агентам данные по мобилизации и по укреплениям Кронштадта, во всем сознались. Англичанин, впрочем, отвертится, улик нет, но немцу, вероятно, посоветуют перенести свою «деятельность» — в другое место. Jacitu consensu правительств такие «нескромности» не преследуются. Невахович тоже чуть было не попался Бисмарку 4 года тому назад.

Искренне Ваш. Александр Киреев.

–  –  –

Многоуважаемый Платон Андреевич, Ваш protg Зоркевич передал мне Ваше письмо, постараюсь сделать все возможное.

Посылаю Вам статью о Старо-католиках.

Моя статья (об образовании) появилась в февральском № «Русского Обозрения»72, но к сожалению, с мноАльберт фон Вальдерзее (1832–1904) — прусский генерал-фельдмаршал, в 1888–1891 гг. — начальник германского Генерального штаба.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 24 |


Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) РАДЛОВСКИЙ СБОРНИК Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. Санкт-Петербург Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН УДК 39 ББК 63.5 Р15 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Радловский сборник: Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. /...»

«Глава Source: INFORSE-Europe http://www.inforse.org/europe 3.1. Перспективы использования местных видов ресурсов и нетрадиционных источников в Республике Беларусь История. До начала 20 века ситуация в Беларуси была аналогичной ситуации во всем остальном мире: то, что сейчас называется «альтернативной» энергетикой сейчас, было «безальтернативной» энергетикой в прошлом – и цивилизация была сбалансирована с биосферой, и ее функционирование не разрушало биоту, атмосферу и гидросферу. Белорусы...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 27 Архимандрит АВГУСТИН (Никитин), доцент Ленинградской Духовной Академии РУССКИЙ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ В КОНСТАНТИНОПОЛЕ ПРЕДИСЛОВИЕ В связи с приближающимся 1000-летием Крещения Руси все более актуальными становятся вопросы, имеющие отношение к истории Византии и становлению руссковизантийских связей. Важную роль в изучении этих вопросов сыграл Русский Архео­ логический Институт в Константинополе (далее — РАИК или Институт), сравнительно недолгая деятельность которого...»

«ТРИ КАПЕЛЬКИ ВОДЫ: ЗАМЕТКИ НЕКИТАИСТА О КИТАЕ Владимир Попов СОДЕРЖАНИЕ Предисловие: как Восточная Азия опровергла теорию роста Тигр прыгнул «Хайер» «Пусть Китай, как и великая Янцзы, всегда движется только вперед!» Традиции Жизнеспособность Экономика – почему Россия не Китай История Институты и демократия Опасности Политика Куда смотрит восточная голова российского орла Мораль Издательство «Дело» Москва, 2002 г. ТРИ КАПЕЛЬКИ ВОДЫ: ЗАМЕТКИ НЕКИТАИСТА О КИТАЕ Владимир Попов Аннотация Это...»

«Естественные науки (20, 22, 24, 26, 28) 26.8 Эко, Умберто. (1932). Э 40 История иллюзий : легендарные места, земли и страны / Умберто Эко ; [перевод с итальянского А. А. Сабашниковой ; перевод фрагментов антологии с итальянского и английского А. В. Голубцовой, с древнегреческого и латинского Н. Е. Самохваловой, со старофранцузского и немецкого М. Н. Морозовой ; подбор иллюстраций С. Боргезе]. 2-е издание. Москва : Слово, 2014. 480 с. : ил.; 24 см. Указатель: с. 465-471. Библиография: с. 472-478...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2012. Вып. 3 (46). С. 71–122 «НЕ БУДУЧИ ОТ ЛЕВИТСКОЙ ЛОЗЫ И ОТ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ, Я ВСЕГДА ПРИВЫК ПРЕКЛОНЯТЬСЯ ПЕРЕД НАШИМ СВЯЩЕННИЧЕСКИМ СОСЛОВИЕМ.» ПЕРЕПИСКА ПРОФЕССОРА СВЯТО-СЕРГИЕВСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО БОГОСЛОВСКОГО ИНСТИТУТА В ПАРИЖЕ АРХИМАНДРИТА КИПРИАНА (КЕРНА) И ПРОТОПРЕСВИТЕРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗА ГРАНИЦЕЙ ВАСИЛИЯ ВИНОГРАДОВА (1956–1959) Переписка двух представителей русской церковной диаспоры — профессора...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ №4, 2008 В. И. Жуков, Г. В. Жукова Мировой кризис и социальное развитие России Человечество вошло в полосу сложных и противоречивых Жуков Василий Иванович, академик РАН, ректрансформаций, которые затрагивают исторические судьбы всех тор-основатель Российского государственного стран и народов. социального университета, заслуженный деяXXI век становится временем осознания новых реальностей. тель науки РФ.Это связано не только с развалом СССР. Рухнула система междуСфера...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ДОНЕЦКОИ НАРОДНОИ РЕСПУБЛИКИ ДОНЕЦКИИ РЕСПУБЛИКАНСКИИ ЦЕНТР ТУРИЗМА И КРАЕВЕДЕНИЯ УЧАЩЕИСЯ МОЛОДЕЖИ Донецк первый квартал 2015 года Утверждено методическим советом Донецкого Республиканского Центра туризма и краеведения учащейся молодёжи (протокол № 3 от 17.01.2015 г.) Ответственный за выпуск: Пересада Е.А. и.о. директора Донецкого Республиканского Центра туризма и краеведения учащейся молодёжи Составители: Кушнерова Т.Ф. зав. краеведческим отделом; Жуков А.В.,...»

«Александр Шнайдер ХИРОМАНТИЯ основы (Москва ББК 88. УДК 133 Ш Шнайдер А. Н. Ш 52 Хиромантия: основы. — М.: Профит Стайл, 2008. — 240 е., ил. В книге собран новейший опыт хиромантов-консультантов, работающих в России и за рубежом. Книга рассчитана на широкую аудиторию — от обычных читателей, интересующихся хиромантией, до профессиональных предсказателей. © Шнайдер А. Н., ЕАN 9785-98857-111-7 © Профит Стайл, 2008 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ. ИСТОРИЯ ХИРОЛОГИИ 5 ГЛАВА 1. РУКА. Ф О Р М А РУК 9 ГЛАВА 2....»

«А. Скромницкий. Энциклопедия доколумбовой Америки. Часть 1. Южная Америка. Том 1. Хронисты, чиновники, миссионеры, историки XVI-XVII веков в Южной Америке: Биографии. Библиография. Источники. КИЕВ Издание подготовлено при содействии кафедры Древнего мира и Средних веков исторического факультета Киевского Национального Университета имени Тараса Шевченка (Украина). Скромницкий, А. (составитель). Энциклопедия доколумбовой Америки. Часть 1. Южная Америка. Том 1. Хронисты, чиновники, миссионеры,...»

«ВВЕДЕНИЕ НАУКА РОССИИ И ГЕРМАНИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ С ПОЗИЦИИ СРАВНИТЕЛЬНОГО ИЗУЧЕНИЯ Э. И. Колчинский ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И НЕКОТОРЫЕ ВЕКТОРЫ ТРАНСФОРМАЦИИ НАУКИ В ГЕРМАНИИ И РОССИИ До недавнего времени проблема «Наука и Первая мировая война» оставалась практически вне внимания российских историков науки. Не учитывали и воздействие Первой мировой войны на последующее развитие и институционализацию советской науки, за исключением изучения комплекса вопросов, связанных с историей...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» ИОНЦ «Толерантность, права человека и предотвращение конфликтов, социальная интеграция людей с ограниченными возможностями» Факультет международных отношений Кафедра теории и истории международных отношений Учебно-методический комплекс дисциплины «Геоконфликтология» Хрестоматия «Геоконфликтология» Екатеринбург Составитель...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры «Государственный мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское» (Пушкинский Заповедник) МИХАЙЛОВСКАЯ ПУШКИНИАНА Выпуск 64 «.Дни мрачных бурь, дни горьких искушений». Культура в эпоху потрясений ХХ века МАтерИАЛы XVII научно-музейных чтений памяти С.С. Гейченко (13—16 февраля 2014 года) и публикации, подготовленные по итогам научных...»

«Annotation Кавказ в истории России занимает особое место. Для Московской Руси в XVI–XVII веках он был «местом мятежа и пожара», а в эпоху Российской империи здесь на протяжении 200 лет не прекращались войны, мятежи, восстания и вооруженные заговоры. Одна только знаменитая Кавказская война с «немирными» горцами, стоившая российскому государству немалых людских потерь, огромных средств на содержание многотысячного войска, длилась с перерывами едва...»

«Annotation Это идеальная книга-тренинг! Квинтэссенция всех интеллектуальных тренингов по развитию ума и памяти. Авторы собрали все лучшие игровые методики по прокачиванию мозга. В книге также собрано свыше 333 познавательных, остроумных и практичных задач, которые вы сможете решить самостоятельно. Нурали Латыпов, Анатолий Вассерман, Дмитрий Гаврилов, Сергей Ёлкин Мечтать – не вредно, а играть – полезно Об IQ и развивающих играх...»

«Гордость стальных магистралей ГОРДОСТЬ СТАЛЬНЫХ МАГИСТРАЛЕЙ * Елецкому железнодорожному техникуму эксплуатации и сервиса -75 лет Елец – 2015 ББК К 64 Автор и составитель – Коновалов А.В. – член Союза российских писателей, академик Петровской академии наук и искусств. К64 Анатолий Коновалов. Гордость стальных магистралей. Елецкому железнодорожному техникуму эксплуатации и сервиса – 75 лет. (далее указывается типография и количество страниц). В этой книге, посвященной юбилею одного из старейших...»

«Доклад на торжественном заседании, посвященном 75-летию академической науки на Дальнем Востоке России, 25 октября 2007 года Исследования Тихого океана и дальневосточных морей России В.А. Акуличев Исторические сведения о первых русских исследователях Тихого океана и дальневосточных морей России относятся к XVI-XVII векам в связи с попытками наиболее смелых русских служивых людей найти возможность перехода морским путем из северо-восточной Сибири в Азию, огибая районы нынешней Колымы и Чукотки....»

«Утверждено Директором школы _Т.Э.Попова ПЛАН ВОСПИТАТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ МБОУ «ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА с.ВОСТОЧНОЕ» НА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД ЦЕЛЬ: Создание условий для становления устойчивой, физически и духовно здоровой, творческой личности со сформированными ключевыми компетентностями, готовой войти в информационное сообщество, способной к самоопределению в обществе.ЗАДАЧИ: 1. Формировать гражданско-патриотическое сознание, развивать чувства сопричастности к истории, малой родины,...»

«Серия «ЕстЕствЕнныЕ науки» № 1 (5) Издается с 2008 года Выходит 2 раза в год Москва Scientific Journal natural ScienceS № 1 (5) Published since 200 Appears Twice a Year Moscow редакционный совет: Рябов В.В. ректор МГПУ, доктор исторических наук, профессор Председатель Атанасян С.Л. проректор по учебной работе МГПУ, кандидат физико-математических наук, профессор Геворкян Е.Н. проректор по научной работе МГПУ, доктор экономических наук, профессор Русецкая М.Н. проректор по инновационной...»

«ISSN 2222-551Х. ВІСНИК ДНІПРОПЕТРОВСЬКОГО УНІВЕРСИТЕТУ ІМЕНІ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ. Серія «ФІЛОЛОГІЧНІ НАУКИ». 2014. № 1 (7) УДК 82-94:141.33 В.Ю. ВЕНЕДИКТОВ, кандидат исторических наук, доцент Российского православного университета святого Иоанна Богослова (г. Москва) Е.В. НИКОЛЬСКИЙ, кандидат филологических наук, доцент кафедры истории и теории словесности Российского православного университета святого Иоанна Богослова (г. Москва) ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ: МЕЖДУ ЛОГОСОМ И СОФИЕЙ В статье рассмотрена...»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.