WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 ||

«[8] Edited by Modest A. Kolerov and Nikolay S. Plotnikov Moscow modest kolerov ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ РУССКОЙ МЫСЛИ ЕЖЕГОДНИК 2006–2007 [8] Под редакцией М. А. Колерова и Н. С. ...»

-- [ Страница 21 ] --

реконструкции религиозно-философского контекста русской мысли служат также статьи С. Г. Семеновой («Славянофилы и Николай Федоров: религиозно-философский диалог») и В. В. Кравченко («И. В. Киреевский и В. С. Соловьев: религиозно-философский диалог»). О. Д. Куракина в статье «И. В. Киреевский и А. С. Хомяков — начало начал самобытной русской философии» останавливается на нескольких основных темах в специальных рубриках: «Вопрос о начале начал» («Вопрос о том, кто сказал то заветное слово, с которого началось самобытное развитие русской философии» (С. 322); «Программа развития русской философии в трудах И. В. Киреевского»;

«Воплощение программы И. В. Киреевского в истории русской философии»; «о некоторых мифах вокруг имени И. В. Киреевского»; «И. В. Киреевский и А. С. Хомяков».

Коротко о книгах 557 А. В. Ломоносов посвящает статью казалось бы вполне конкретной теме «Иван Киреевский глазами Василия розанова: (Литературный портрет в интерьере)», и — завершает ее обобщением об актуальности творчества славянофилов, о преждевременности «очередных «поминок по славянофильству»», приводя в подтверждение своего вывода мнение коллеги — современного исследователя М. М. Панфилова и факт «многочисленных современных переизданий классических славянофилов… ежегодных международных конференций, посвященных их наследию» (С. 352 – 353).

В некоторых статьях сборника трактуются проблемы философии Киреевского. В. В. Сербиненко в работе «образ европейской культуры в творчестве И. В. Киреевского: (ранний и поздний периоды)» рассматривает вопрос о том, «насколько радикальными были изменения в понимании и оценках И. В. Киреевским прошлого, настоящего и возможного будущего Европы», или же соответствующие изменения были развитием одной глубинной мысли. М. М. Панфилов рассматривает тему «Ключ разума:

(Духовный кодекс Ивана Киреевского)» и заключает: «Духовный кодекс Ивана Киреевского, как и все «священное писание литературы», по-прежнему остается миниатюрным уделом гуманитариев. Но до последних времен у каждого из нас остается возможность выбора: между «горем от ума» и ключом разума. Его же царствию не будет конца» (С. 224).

А. В. Моторин исследует употребление Киреевским слов «словесность» и «литература», подчеркивая, что философ сознательно и устойчиво употреблял оба этих слова, хотя и призывал к замене иноязычных слов, которые по необходимости могут быть в течение некоторого времени употребимы в русском языке, собственно русскими словами.

Автор приходит к такому выводу: «особое представление И. В. Киреевского о словесном творчестве как о самовыражении и самоутверждении народа в истории (в ходе 558 И. В. Борисова международного общения или борьбы) выразилось через изначальное и неизменно настойчивое сочетание (в качестве «однозначительных») слов, передающих суть словесного творчества: «словесность» и «литература». Ключевое заимствованное слово «литература» должно было проникнуться… духом соответствующего русского слова, и уже преображенное, оно должно было вернуться к западным народам как поддерживающий дар русского народа. Вместе с ключевыми словами на Запад должно продвигаться и все русское православное в основании своем просвещение» (С. 250).

С. М. Половинкин в статье «Персонализм И. В. Киреевского» выявляет персоналистские мотивы в творчестве Киреевского вопреки традиционному усмотрению в нем превалирования «коллективистского» начала. А. В. Ефремов («Иван Киреевский: «россия и Европа»») вновь возвращается к «одному из великих вопросов российского национального бытия», поскольку «именно в сравнении с Европой определяется национальная идентичность россии» (С. 264). рассмотрев относящиеся к названной теме сюжеты работ Киреевского, мировое значение «нашей культуры, нашего просвещения» (во многом обязанное философии славянофилов) автор усматривает в следующем: «Во многом благодаря славянофилам произошло воцерковление русской культуры XIX в., где красота вновь объединилась с правдой, где нравственная позиция стала определять смысл и цель творчества» (С. 274). А. В. Гвоздев пишет о «Мистико-аскетической традиции в историософской концепции И. В. Киреевского».

Представлены и другие способы актуализации наследия И. Киреевского. С. Г. Семенова в статье «Смысл и задание русской религиозно-философской мысли» отстаивает исторический, ценностный и качественный приоритет религиозно-философских поисков в русском национальном самосознании. Имея в виду известных русских религиозных философов, С.





Г. Семенова утверждает, что «эта Коротко о книгах 559 плеяда… имеет огромное ценностное и прогностическое значение… для выработки столь ныне взыскуемой национальной идеи, для видения достойного образа будущего. Ведь мысль их исходит из самой высокой и совершенной религии… И при этом доводит до полноты лежащий в основе христианства высший идеал развития человека и мира, снимая ряд его катехизических дефектов (онтологическая пассивность человека, апокалиптический катастрофизм, невсеобщность спасения), согласуя этот идеал с научно-эволюционной картиной мира и ее главной восходящей тенденцией — развитием разума и личности»

(С. 89). она связывает «задание» со своей резюмирующей мыслью: «Наша страна может претендовать на мировую роль, вновь привлечь к себе страны и народы, как и гарантировать психическое здоровье, осмысленное существование её народу лишь при наличии у нее великой, насущно-привлекательной идеи, «творческой идеи россии» … Если она сумеет выдвинуть активно-христианскую, активно-эволюционную, ноосферную альтернативу тому фундаментальному выбору ценностей, который лежит в основе современной неолиберальной, селективной по своему духу глобализации» (с. 101).

С. М. Сергеева (в статье «Был ли Иван Киреевский славянофилом?») дает ответ И. С. Аксакову, который в 1876 г. не назвал Киреевского в числе основателей и основных представителей славянофильства. И. М. Шишкин («Экзистенциальная революция И. В. Киреевского») поднимается до высот риторики. он видит свою задачу в том, чтобы представить философию Киреевского как «первый прорыв самобытной русской метафизической мысли», после того как Киреевский первым принял «из Германии эстафету философского творчества»

и «Факел Высокой метафизики, освещающий магистральный путь истинного прогресса человеческой мысли», — и далее рассматривает восприятие Киреевским философии Шеллинга, выясняет, как Киреевский соединяет 560 И. В. Борисова метафизику и экзистенциальный опыт в идее цельного знания, но все же так и не приходит к цельному знанию:

«Позиция И. В. Киреевского уже потому не ведет к цельному знанию, что у него, как и у всех славянофилов, религия является высшей авторитарной инстанцией. Законодательное начало же цельного знания не может быть внеположным и независимым от субъекта цельного знания. Таковое знание может рождаться только в личности субъекта цельного знания. Поэтому цельное знание немыслимо без автономии личности» (С. 365).

Сборник завершается библиографической публикацией С. В. Бушуева, который помещает «Список изданий Козельской Введенской оптиной Пустыни, опубликованных в 1839 – 1917 гг.».

3.

А. А. Ермичёв. религиозно-философское общество в Петербурге (1907–1917): хроника заседаний. СПб.: Издательство СанктПетербургского университета, 2007. 326 с. Тираж 500 экз.

Недавние публикации, посвященные, в частности, участию философов в разных сообществах и организациях, в издательских инициативах1, показывают, что, по крайней мере в россии первых десятилетий ХХ в., философия (то есть философы в их профессиональной деятельности — исследовательско-авторской, педагогической, коммуникационной, дискуссионной) осознавала и практически выполняла (в различной степени) свои предискурсивные рефлексивно-методологические функции для ряда 1 Имею в виду работы А. А. Носова, А. В. Соболева, В. Г. Белоуса, Е. В. Бронниковой, С. М. Половинкина, Н. С. Плотникова, М. Шрубы, Ю. Шеррер, В. Н. Акулинина и о. В. Самылова, В. И. Кейдана, Н. Г. Филиппенко, С. Б. Филимонова, М. В. Безродного, М. А. Колерова, Б. В. Емельянова, Е. Голлербаха, С. Шурлякова и др.

Коротко о книгах 561 основных дискурсов, образующих символическое поле социума и отличающихся от исключительно идеологического. В данном случае, что ясно из заглавия книги, речь идет о религиозном дискурсе, который, конечно, не совпадал с чисто церковным. С другой стороны, и сама философия, участвовавшая в осмыслении проблем религиозного сознания, неминуемо соединявшихся тогда с проблемами социальными и политическими, не была представлена одними только философами.

С её стороны, по определению более свободной, нежели сторона церковно-конфессиональная, выступали вообще мыслящие и заинтересованные люди — историки, писатели и поэты и пр. религиозно-философское общество в Петербурге (1907–1917), как показывает А. А. Ермичёв, было частью широкого религиозно-общественного движения, а в институциональном плане — непосредственным продолжением религиозно-философских собраний (1901–1903); параллельно ему действовало религиозно-философское общество памяти Вл. С. Соловьева в Москве (1905–1918).

В начале книги опубликована статья А. А. Ермичёва «Несколько слов об истории общества» (С. 3 – 14). Автор сообщает основные факты, относящиеся к истории создания общества, учрежденного по инициативе Н. А. Бердяева. В числе учредителей и членов совета общества были Н. о. Лосский, К. М. Аггеев, В. А. Тернавцев, В. В. Успенский, А. В. Карташев, А. В. Ельчанинов, П. Б. Струве, С. Н. Булгаков, С. Л. Франк, В. В. розанов и др. Первым председателем общества был С. А. Аскольдов. Ермичёв характеризует деятельность общества с организационной стороны и предлагает некоторые обобщения относительно проблематики выступлений его участников. Изменения в тематике сравнительно с религиозно-философскими собраниями Ермичёв объясняет иным статусом участников общества со стороны Церкви и, конечно, изменившейся исторической ситуацией в россии. А. А. Ермичёв предостерегает от излишне прямолинейных оценок направлеИ. В. Борисова ния общества (как масонского и революционного), хотя и не отрицает воздействия революционно-религиозного мировоззрения его руководителей (Д. С. Мережковского, З. Н. Гиппиус и Д. В. Философова) на его деятельность (с осени 1908). он полагает, что всё же «Мережковский был близок к правильной оценке ситуации. она же характеризовалась всем знакомым византизмом… Война, которую русское общество не могло не объявить самодержавию, стала одновременно войной с Синодом и церковью» (С. 13).

основную часть книги составляет описание в хронологическом порядке заседаний общества. Ермичёв реконструировал их ход и тематику, основываясь на газетных и журнальных отчетах и сообщениях, а также на материалах ряда фондов отдела рукописей российской Национальной библиотеки и Института русской литературы рАН. Привлекались и многочисленные другие источники — издания, где публиковались доклады, читанные на заседаниях, или воспоминания о них; эпистолярные и дневниковые отклики и пр. К сожалению, за рамками данного обзора содержания книги Ермичёва по необходимости остается содержательная, интеллектуальная и историческая, часть упомянутых многообразных документов. А. А. Ермичёв принял во внимание, конечно, и «Записки С.-Петербургского религиозно-философского общества» (Вып. 1, 2, 4, 6; СПб., 1908 – 1914, 1916). В хронике нашли отражение организационные моменты деятельности общества (списки присутствующих, повестки дня, выбор новых членов, изменения в составе совета, финансовые вопросы и т. д.). опубликованы также темы и тезисы докладов, сообщения о ходе прений, сообщения о заседаниях совета общества о и пр.

В книге имеются примечания, информативный указатель имен, указатель упомянутых или цитированных периодических изданий (включающий их краткие характеристики), а в Приложении — Устав, список членов на 1913, список принятых в общество в 1915, 1916, 1917 гг., список выбывших.

Коротко о книгах 563 4.

Д. И. Чижевский. Гегель в россии / Вступ. ст., сост. А. А. Ермичёва. СПб.: Наука, 2007. 410 с. (Слово о сущем). Тираж 2000 экз.

Книга Д. И. Чижевского (1894–1977), впервые изданная в 1939 г. в Париже журналом «Современные записки», сохраняет научную значимость и поныне. Как ни банально это звучит, но много раз и разными людьми отмеченная историческая учёность Чижевского отложилась вовсе не в сухих и ценных исключительно своей информативностью статьях, а в живом тексте, свидетельствующем о широком взгляде и непредвзятой объективности, которая убеждает как раз благодаря упомянутым знаниям, выстраиваемым во внятный контекст.

Сам Чижевский подчёркивает, что приходивший со временем новый материал не заставил его изменить своих суждений и оценок, и дает в связи с ними содержательную характеристику собственного труда: «Иногда они противоречат распространенным среди специалистов — иногда неизвестно по каким основаниям — общепринятым русскими читателями взглядам. В большинстве случаев мои «капризные» оценки — не только результат моей работы над материалом, но, по моему мнению, необходимая предпосылка для нового построения истории русского духа:

и «развенчание» Белинского, и узрение в мышлении Вл.

Соловьева сухой схематичности, и отрицательная оценка царствования Николая I (не как «реакции», а как «просвещенства»!), и высокая оценка Страхова, и многое другое — даже и не ново, и прежде всего не «абстрактно» (т. е.

не хочет отвергать наличности в отрицательном положительного и в положительном отрицательного), обосновано, хотя бы и не исчерпывающим образом» (С. 19).

работа Чижевского охватывает период с начала 1830-х гг. и до предреволюционных 1910-х гг. Во вводном 564 И. В. Борисова замечании Чижевский подчеркивает, что влияние Гегеля, которое следует считать кульминационным пунктом немецкого влияния в россии, отличается постоянным ростом и углублением. Здесь же он рассказывает о начале знакомства с немецким идеализмом в россии, связывая последний с немецкой мистикой, для которой мир — борьба и совпадение противоположностей — есть сущность всякого бытия. Так и ««избирательное сродство», снова и снова возвращавшее русскую духовную традицию к Шеллингу и Гегелю, имеет и еще более древний источник в чтении и почитании загадочных творений ПсевдоДионисия Ареопагита» (С. 24).

основную часть книги составляют главы: Русские слушатели Гегеля: «Сороковые годы»: о смысле эпохи; русское шеллингианство — Гегельянские кружки — Н. В. Станкевич — М. А. Бакунин — В. Г. Белинский — Т. Н. Грановский — И. С. Тургенев — Славянофилы и Гегель — А. И. Герцен — Гегельянская атмосфера 40 – 50-х годов; Господство просвещенства: К характеристике русского просвещенства — Гегель и политические радикалы — Н. Н. Страхов — С. С. Гогоцкий — Б. Н. Чичерин — Н. Г. Дебольский — П. А. Бакунин — Гегель в атмосфере 60 – 80-х годов; «Накануне».

Интересна вступительная статья А. А. Ермичёва «о книге Д. И. Чижевского и возможном развитии ее сюжета»

(С. 5 – 17). В качестве приложения к книге составитель помещает две работы Чижевского: рецензию на брошюру С. Л. Франка «Die russische Weltanschauung» (1926) и статью «Современная русская философия». К сожалению, ни сам текст Ермичёва, из которого можно заключить, что эта статья Чижевского печатается в переводе с немецкого, а впервые опубликована по-русски в 2002 г. (россия и современный мир. 2002. № 1), ни перечисление библиографий Чижевского не позволяют узнать о первой (немецкой) публикации оригинала; не указан также источник, из которого почерпнута рецензия на книгу С. Л. Франка.

Н. К. Гаврюшин Персональность. Язык философии в русско-немецком диалоге.

Под ред. Н. С. Плотникова и А. Хаардта при участии В. И. Молчанова. М., 2007 С тех пор, как ришар Сен-Викторский в XII веке высказался относительно многосмысленности понятия «лицо»

(«…personae significatio per multas acceptiones varietur» — De Trinit. IV, 3), между прочим критикуя и знаменитое определение Боэция (Ibid., IV, 21), утекло немало воды, а ситуация существенно не переменилась… Для россии дискуссия о персональности приобрела значение довольно поздно и не в малой мере благодаря мысленному общению с немецкими философами и богословами. Cборник ставит задачей осуществить новый виток рефлексии относительного одного из важнейших понятий богословия, права, психологи, культуры. Книге предпослано предисловие редакторов, ориентирующее в современном состоянии проблематики и задачах издания.

Первый раздел, названный «Модели персональности в европейской философии», открывает статья Дитера Шурмы, дающая обзор проблем «с птичьего полета»… Это — «благословение мэтра»… основу раздела составляет своего рода трилогия, принадлежащая перу немецких авторов.

Хубертус Буше очень четко объяснил персоналистические позиции Лейбница в его полемике против Локка. Cоздатель монадологии предстает перед читателем как юрист, 566 Н. К. Гаврюшин метафизик и богослов, причем в последнем качестве проявляет взвешенный интерес к модализму (в редакции Лоренцо Валлы). Но стержень его взглядов вовсе не в этом.

Лейбниц настаивает на том, что персональная идентичность простирается дальше моральной, и в ней участвуют petites perceptions, неприметные впечатления или восприятия, относящиеся к соматической сфере. Тем самым он предвосхищает существенные аспекты дискуссии о понятии личность, которые вскроются в эпоху романтизма.

Статья Вальтера Йешке разъясняет, как формировалось в немецкой мысли XVIII – XIX вв. соотношение понятий «лица» и «личности». Здесь очень характерной, в частности, оказывается позиция Якоби. Данное различение, можно сказать, взывает к применению в сфере догматического богословия, поскольку благодаря четкой смысловой нюансировке оказывается возможным говорить о Христе как конкретно-исторической, темпоральной Личности, деяния которой полностью соответствуют достоинству вневременного, «прежде век от отца рожденного» Божественного Лица, с которым она состоит в «неслитном соединении», и остаются образцом для призванных стать «сынами Божьими» по благодати. Значение мотивов «тюбингенского богословия» для русского в этом философском контексте становится более понятным. Примечательна в то же время и подмеченная В. Йешке у Шеллинга тенденция к критике понятия «личность», столь созвучная высказываниям симпатизировавших ему славянофилов.

Так что различия между последними и, скажем, святителем Иннокентием (Борисовым) удобнее изучать на фоне умозрительных столкновений в Германии… Пирмин Штекелер-Вайтхофер прекрасно дополняет развернутый В. Йешке материал, убедительно показывая то важное место, которое занимает в персоналистическом дискурсе Ницше. А одной только дерзновенной фразой, что Хайдеггер мало понимал Гегеля (С. 96), автор заслуживает благодарности от всех, кто не потерял почтительной Персональность. Язык философии в русско-немецком диалоге 567 памяти о подлинных основах классического философствования.

Статья Дитриха Буссе «История понятий — история дискурса — лингвистическая эпистемология» носит подчеркнуто методологический характер. Хотя отвлеченное «нормативное» теоретизирование заведомо уступает методологии «демонстративной», нельзя исключать возможности, что и оно может собрать свою заинтересованную аудиторию, однако после конкретных экскурсов Х. Буше, В. Йешке и П. Штекелер-Вайтхофер это сделать сложнее… Совершенно очевидно, что представленными материалами потенциал немецкой стороны далеко не исчерпывается. об этом можно уверенно судить, зная хотя бы работы р. Шпееманна, цитируемого в предисловии редакторов.

русские участники в данном разделе представлены статьей Виктора Молчанова. Нет оснований сомневаться, что она вносит достойный вклад в Husserlian’у, но судить об этом подобает знатокам… С русской стороны, на наш взгляд, давно уже пришло время анализ гуссерлевского «Я-языка» дополнить детализированным экскурсом в «Я-язык» В. И. Несмелова, который строил свою «науку о человеке» как «феноменологию сознания», когда «Логические исследования» еще не были написаны.

Второй раздел сборника озаглавлен «русская мысль в европейском контексте». Здесь в первую очередь необходимо выделить статью Александра Хаарта «Персональность в морали и праве. Встреча Вл. Соловьева с Кантом».

В сравнении, скажем, с «имманентным» анализом Людвига Венцлера (L. Wenzler. Die Freiheit und das Bse nach Vladimir Solovjev. 1978) она смотрится несравненно фундированнее, и лишний раз дает повод убедиться, что вне контекста немецкой философии ни этика Соловьева подсвечиваемая Кантом, причем в разной полярности, ни «философия всеединства», провозвещенная еще Шеллингом и К. Краузе, поняты быть не могут.

Николай Плотников («Личность и собственность. АкН. К. Гаврюшин сиоматика персональности в европейской и русской философии»), реализуя своего рода прагматический подход к проблеме, оставляет за скобками всякую метафизику.

Зато ему удается показать, как существенно различается понимание связки «личность-собственность» в Западной Европе и россии и в блестящем финале актуализировать тему для современной социокультурной ситуации. Правда, жесткий прагматизм отбора «аксиом» вывел в данном случае из поля обсуждения установки прямо противоположные: идеи устранения личности, «Я-языка», проявившиеся в квиетизме, у Шопенгауэра, да и у того же Шеллинга. Но их можно считать «нетипичными» для Запада, своего рода «диверсией Востока»… Также ориентирована на прагматическую и правовую сферу статья Андрея Медушевского «Теория государства как юридического лица». По жанру она очень напоминает автореферат вполне добротной монографии, но метафизический фон рассматриваемой теории может благодаря этому тексту только угадываться. Между тем, он останется и вовсе непонятым без экскурса в понятие «нация» и основания «новой науки» о ее природе… Игорь Евлампиев сохраняет однажды принятый им «угол скольжения» в пространстве русской философии, но в данном случае это нисколько не помогает ему убедить читателя, что Франк является «гениальным русским последователем Гуссерля» (С. 203). Из того, что Франк написал небольшое предисловие к русскому переводу «Логических исследований» подобный вывод никак не следует… А прежде чем говорить о влиянии на Франка в пору написания им «Непостижимого» (1939) так называемой «фундаментальной онтологии» уместно было бы вспомнить, что именно тогда Франк называл философию Хайдеггера «духовным тупиком»…1 Во всяком случае, его 1 Ф. Буббайер. С. Л. Франк: жизнь и творчество русского философа. 1877 – 1950. М., 2001. С. 209. И даже в посмертной книге Персональность. Язык философии в русско-немецком диалоге 569 отношение к этому мыслителю было достаточно противоречивым.2 Не менее оправданным было бы обращение к Брэдли3, но в конечном счете истоки персонологических идей Франка лежат в его теодицее…

Попытался привязать Хайдеггера к русскому богословию и Алексей Черняков… Его статья, возможно, носит «пролептический», или предвосхищающий характер:

в конце концов, подрастает поколение «бибихианцев», которые несомненно заходят освежить богословский дискурс хайдеггеровскими интуициями. Возможно, и сам Черников пойдет в дальнейшем по этому пути.

Т. Щитцовой сделана попытка выявить идею «отвечающей субъективности» в творчестве М. М. Бахтина и С. Киркегора. Само сопряжение этих имен может показаться небесспорным — почему бы тогда не поставить тему вроде: «Принцип диалогичности у Платона и Мамардашвили»? Автор, впрочем, не ограничивается сопоставлением, а даже «синтезирует» Киркегора с Бахтиным (С. 218), разрабатывая новую маевтическую аксиоматику… Статья Эверта ван дер Звеерде о «субъективизме нового типа» заслуживает внимания во многих отношениях.

открывая, по сути дела, «советскую» тематику в данном сборнике, она написана автором, прекрасно знающим философское сообщество в СССр 1960-х-1970-х годов «изнутри». Его выводы о том, что «конец культа личности в смысле прославления отдельного индивида означал начало культа личности «правильного», надежного, порядочного и т. п. члена советского общества» (С. 228), что «марксизм не мог стать для себя подлинной проблемой», «реальность и человек. Метафизика человеческого бытия» (1956) он резко высказывается против индивидуализма, «представленного, напр., в экзистенциализме Гейдеггера» (С. 72).

2 См., в частности: Н. Плотников. С. Л. Франк о М. Хайдеггере.

К истории восприятия Хайдеггера в русской мысли // Вопросы философии. 1995. № 9. С. 169 – 185.

3 См.: С. Л. Франк. реальность и человек. С. 149.

570 Н. К. Гаврюшин а попытки развития в его рамках теории субъекта осуществлялись в пост-картезианском (М. Мамардашвили) или пост-спинозистском (Э. Ильенков) духе значимы просто даже как свидетельство личного опыта… Тематически в общем поле с этой статьей находится ряд материалов, помещенных в III разделе сборника, озаглавленном «Дискурс персональности в русской и советской культуре».

В статье Эдварда Свидерского «от социального субъекта к личности» справедливо выделен вполне реальный конфликт «теории отражения», неразрывано связанной с марксистским онтологизмом, и опять же марксистской «практики» с ее «субъективизмом». Но все-таки и Звеерде, и Свидерский ориенированы преимущественно на официозную литературу, тогда как значимые события чаще всего происходили за ее пределами. Вспомнить хотя бы появление книги П. П. Гайденко о Киркегоре («Трагедия эстетизма», 1970). А ведь были и рукописи! И «Odintzoviana-1947» Т. И. райнова (1888-1956), пролежавшая в архиве до 1990 г., центрирована вокруг понятий «субъекта», «индивидуума», «самости»… Представляется, что наиболее подробную и взвешенную экспозицию «советской» темы дает статья Александра Бикбова «Тематизация «личности» как индикатор скрытой буржуазности в государстве «зрелого социализма»».

Напротив, концептуальный аппарат, который использует Борис Дубин для доказательства тезиса о «невозможности» личности в советскую эпоху с равным успехом может быть применен ко множеству других культур, практически к любой автобиографии. Неужели и вправду автор думает, что наличие в тексте аббревиатур типа «город Муром» или «хутор Незвановка» свидетельствует об обезличении автора? Тогда ведь и любой канцеляризм… Ergo, личности не было ни в дореволюционной россии, ни во Франции в эпоху Великой революции… Персональность. Язык философии в русско-немецком диалоге 571 К этой «советологической» группе могла бы быть отнесена и блестящая статья Г. Гусейнова, но она все-таки не в меньшей мере подходит и к другой, в которой персоналистический дискурс центрируется вокруг конкретной исторической личности или группы лиц.

Здесь нельзя не обратить внимания на статью Н. Самовер, написанную с любовью к В. А. жуковскому и знанием дела. однако ряд важных вопросов ею даже не поставлен.

Например, в дневнике 1807 г. жуковский жестко связывает понятия «личности» и «собственности»: «Крестьянин имеет собственность, бедное, но от него зависящее хозяйство; слуга, живучи лучше, не имеет ничего собственного, ничем собственным не управляет, он не имеет никакой личности (выделено мной — Н. Г.) крестьянин, занимая пост не столь блестящий, но более благородный, смирен духом, но чище». Собственность здесь — как «социальная плоть»… А слуга в качестве таковой «плотью» обладающего рассматриваться не может: он скорее бесплотный «джин», безличная «сила»… Любопытно, что когда в россии стала формироваться выборная система, «принцип жуковского» в самом деле начал работать: появилось понятие «имущественного ценза», дающего право участвовать в голосовании… Не менее важен в персонологическом ключе и вопрос об отношении жуковского к смертной казни… У Александра Дмитриева с его творческой биографией Б. Эйхенбаума есть смелое утверждение о «каноне современной российской гуманитарной мысли и литературной рефлексии» (С. 369), который определяется московско-Тартусской школой и Бахтиным, но в который не вписывается даже многие авторы данного сборника.

Так, Т. Щитцова решительно утверждает, что структуралистские интерпретации Бахтина и Киркегора «не просто искажают, а именно противодействуют подходам этих мыслителей» (С. 218, прим. 22). Стало быть, с «каноном», наверное, не все так однозначно… 572 Н. К. Гаврюшин описанный С. М. Половинкиным персоналистический мэонизм Карсавина легко связывается с имперсоналистическими установками славянофилов, выявленными Альбертом Алешиным. Хотя славянофилы вряд ли отдавали себе отчет в следствиях своей позиции, и вся «автономия» Хомякова («Христос не авторитет») без «субстанциального я» окажется на песке… Марина Бобрик («К истории понятия «я» в русском языке») дает очень живой материал, но он смотрелся бы еще интереснее с учетом замечательной работы Г. Г. Шпета « [рабочий вариант главы о В. Г. Белинском]». Шпета, надо признать, авторы вообще проигнорировали… По ходу чтения сборника не раз возникает тревожный вопрос: насколько его авторы действительно готовы просто прочитать и понять друг друга? Ведь если положительный ответ на него не последует, «соборные усилия» по изучению понятия «персональность» окажутся тщетными… Но делать какие-либо выводы можно будет, только дождавшись следующего сборника… Исследования по истории русской мысли (1996–2009) М. А. Колеров. Не мир, но меч. русская религиозно-философская печать от «Проблем идеализма» до «Вех». 1902 – 1909.

СПб.: Алетейя, 1996. 368 c.

Исследования по истории русской мысли [1]. Ежегодник за 1997 год. СПб.: Алетейя, 1997. 319 с.

Исследования по истории русской мысли [2]. Ежегодник за 1998 год. М.: оГИ, 1998. 543 с.

Вера Проскурина. Течение Гольфстрема: Михаил Гершензон, его жизнь и миф. СПб.: Алетейя, 1998. 511 с.

Исследования по истории русской мысли [3]. Ежегодник за 1999 год. М.: оГИ, 1999. 423 с.

Д. Мережковский, З. Гиппиус, Д. Философов. Царь и революция.

Сб. / Первое русское издание. М.: оГИ, 1999. 224 с.

Евгений Голлербах. К незримому граду: религиозно-философская группа «Путь» (1910-1919) в поисках новой русской идентичности. СПб.: Алетейя, 2000. 527 с.

Л. Кацис. русская эсхатология и русская литература. М.: оГИ, 2000. 656 с.

Исследования по истории русской мысли [4]. Ежегодник за 2000 год. М.: оГИ, 2000. 348 с.

С. Н. Булгаков. Труды о троичности / Составление, подготовка текста и примечания Анны резниченко. М.: оГИ, 2000. 330 с.

Руслан Хестанов. Александр Герцен: импровизация против доктрины. М.: Дом интеллектуальной книги, 2000. 339 с.

Проблемы идеализма. Сборник статей С. Н. Булгакова, кн. Е. Н. Трубецкого, П. Г. [П. Б. Струве], Н. А. Бердяева, С. Л. Франка, С. А. Аскольдова, кн. С. Н. Трубецкого, П. И. Новгородцева, Б. А. Кистяковского, А. С. Лаппо-Данилевского, С. Ф. ольденбурга, Д. Е. жуковского под редакцией П. И. Новгородцева (Москва, 1902). М.: Модест Колеров и «Три квадрата», 2002. 894 с.

М. А. Колеров. Сборник «Проблемы идеализма» (1902): история и контекст. М.: «Три квадрата», 2002. 220 с.

Исследования по истории русской мысли [5]. Ежегодник 2001 / 2002. М.: «Три квадрата», 2002. 880 с.

Александр Койре. Философия и национальная проблема в россии начала XIX века / Первое русское издание. М.: Модест Колеров, 2004. 304 с.

Исследования по истории русской мысли. 6. Ежегодник 2003.

М.: Модест Колеров, 2004. 896 с.

А. С. Глинка (Волжский). Собрание сочинений в трех томах / Сост. Анна резниченко. Т. 1. М.: Модест Колеров, 2005. 928 с.

Владимир Белоус. Вольфила [Петроградская Вольная Философская Ассоциация]: 1919 – 1924. В двух книгах. Кн. 1: Предыстория. Заседания. М.: Модест Колеров и «Три квадрата», 2005. 848 с.

Владимир Белоус. Вольфила [Петроградская Вольная Философская Ассоциация]: 1919 – 1924. В двух книгах. Кн. 2: Хроника. Портреты. М.: Модест Колеров и «Три квадрата», 2005.

800 с.

Исследования по истории русской мысли. 7. Ежегодник 2004/2005. М.: Модест Колеров, 2007. 622 с.

Френсис Нэтеркотт. Философская встреча: Бергсон в россии (1907-1917) / Перевод Ирины Блауберг. М.: Модест Колеров, 2008. 432 с.

готовятся к печати:

С. Н. Дурылин м его время: Тексты, исследования, библиография.

С. Н. Булгаков и «Спор о Софии»: Антология.

Е. А. Прибыткова. Несвоевременный современник: Философия права В. С. Соловьева.

А. С. Глинка (Волжский). Собрание сочинений в трех томах. Т. 2.

М. А. Колеров. Индустрия идей: русские «идейные сборники»

(1846-2009) / Изд. 2, доп..

В. В. Зеньковский. Пять месяцев у власти. Воспоминания. Изд. 2 Исследования по истории русской мысли Серия под общей редакцией Модеста Колерова

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 ||
 


Похожие работы:

«УДК 94 (47) ББК 63.3 (2Ки) Б Составители и редакторы: Георгий Мамедов, Оксана Шаталова Графика: Айканыш Абылова, Галина Васильченко, Самат Мамбетшаев Дизайн и верстка: Юрий Дармин Координация и менеджмент: Асель Акматова Издание осуществлено при поддержке Представительства Фонда им. Ф. Эберта в Кыргызстане, Foundation for Arts Initiatives и Фонда Сорос-Кыргызстан. Издание не предназначено для продажи и распространяется бесплатно. Фонд им. Фридриха Эберта не несет ответственности за мнения и...»

«Научно-теоретический журнал ОБЩЕСТВО. СРЕДА. РАЗВИТИЕ № 2(11)’09 www.terrahumana.ru Выходит 4 раза в год ОБЩЕСТВО Эффективное управление Дегтярёв Г.М., Носов В.Н. О возможной природе колебательно-волновой динамики социально-политических и экономических процессов в мировом сообществе Сидоров А.И. Народные предприятия – действенный фактор повышения эффективности экономики и формирования слоя качественно новых управленцев История и современность Славнитский Н.Р. Утверждение России в...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, XIII Профессор Н. Д. УСПЕНСКИЙ, доктор Церковной истории КОЛЛИЗИЯ ДВУХ БОГОСЛОВИИ В ИСПРАВЛЕНИИ РУССКИХ БОГОСЛУЖЕБНЫХ КНИГ В XVII ВЕКЕ Кто знаком с греческим православным богослужением, тот не может не заметить расхождения его чинопоследований, связанных с таинства­ ми Покаяния и Причащения, с теми же чинопоследованиями Русской Церкви. Так, в русском Требнике чин исповедания завершается разре­ шительной формулой: «Господь и Бог наш Иисус Христос благодатию и щедротами...»

«Вопросы музеологии 1 (11) / 201 ИСТОРИЯ МУЗЕЙНОГО ДЕЛА _ УДК 94 (479.24) Э. Р. Вагабова ИЗ ИСТОРИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПЕРВЫХ МУЗЕЕВ в СЕВЕРНОМ АЗЕРБАЙДЖАНЕ в конце XIX – начале XX вв. Вопрос организации первых музеев на территории Северного Азербайджана не получил полного освещения ни в российской, ни в азербайджанской историографии. Поэтому в предлагаемой статье нами предпринята попытка проследить историю организации первых музеев на территории Северного Азербайджана, восполнив тем самым существующий...»

«Уильям Фредерик Энгдаль Боги денег. Уолл-стрит и смерть Американского века Уильям Ф. Энгдаль БОГИ ДЕНЕГ. Уолл-стрит и смерть Американского века Предисловие русскому изданию В марте 2011 года российский президент Дмитрий Медведев объявил о создании международной рабочей группы, которая будет консультировать правительство России, как превратить Москву в глобальный финансовый центр. В своём заявлении президент заявил, что это попытка уменьшить зависимость России от природных ресурсов с помощью...»

«ИНСТИТУТ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКИ КАДРОВ УЧРЕЖДЕНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ «ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ЯНКИ КУПАЛЫ» СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ОБРАЗОВАНИЯ ВЗРОСЛЫХ Сборник научных статей Гродно 2 Современные технологии образования взрослых: сборник научных статей. – Гродно: ГрГУ, 201 УДК 378.046.4 ББК 74.58 С56 Редакционная коллегия: Бабкина Т. А., доцент, кандидат педагогических наук (отв. редактор); Китурко И. Ф., доцент, кандидат исторических наук; Кошель Н. Н., доцент,...»

«www.zhaina.com – Нахская библиотека – Вайнехан жайницIа «Из тьмы веков» Идрис Базоркин Об авторе Энциклопедия жизни ингушского народа В литературе каждого народа есть имена, которые вписаны в ее историю золотыми буквами. В ингушской художественной литературе это имя Идриса Муртузовича Базоркина. Когда бы и кто не перечислял ингушских писателей или наиболее значимые их произведения, ему не обойтись как без имени Базоркина, так и без его романа-эпопеи «Из тьмы веков». Будут появляться новые...»

«1. Цели освоения дисциплины Цель освоения дисциплины (модуля) «Саратовская школа живописи» дать общее представление о «Саратовской школе живописи», её выдающихся мастерах.2. Место дисциплины «Саратовская школа живописи» в структуре ООП бакалавриата Дисциплина «Саратовская школа живописи» (Б1.В.ОД.16.2) относится к Блоку 1, вариативной части. Ее освоение идет параллельно с изучением «Архитектуры Саратовского края», «Музыкальным искусством Саратовского края» и др. Курс предполагает знакомство...»

«ПРОБЛЕМЫ ЛИТЕРАТУРНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ И СВЯЗЕЙ В ТРУДАХ ЭД. ДЖРБАШЯНА МАГДА ДЖАНПОЛАДЯН Если охватить мысленным взором полувековой путь академика Эдварда Джрбашяна в армянском литературоведении (1949–1999), то нельзя не заметить широты и многосторонности его научных интересов. Это армянская классическая литература XIX–XX веков, теория литературы, вопросы текстологии, литературных связей, художественного перевода. В каждой из этих областей выдающийся ученый сказал свое слово. Отметим, что самый...»

«BEHP «Suyun»; Vol.2, July 2015, №7 [1,2]; ISSN:2410-178 The Bulletin of EthnogenomicsHistorical Project «Suyun» (Бюллетень этногеномикоисторического проекта «Суюн») Volume 2, №, [2] [1] July 201 The Ethnogenomics-Historical Project «Suyun» Moscow — Vila do Conde — Ufa БЭИП «Суюн»; Том.2, Июль 2015, №7 [1,2]; ISSN:2410-1788 ISSN: 2410-1788 © The Bulletin of Ethnogenomics-Historical Project «Suyun» (BEHP «Suyun», or BEHPS) — Бюллетень этногеномикоисторического проекта «Суюн» (БЭИП «Суюн», или...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 3 (21)/2015 УДК 94(100)[164.053:32] Ярмак Ю.В. Проявление коммуникативных особенностей «мягкой силы» в истории государственного управления Ярмак Юрий Васильевич, доктор политических наук, профессор, ГБОУ ВО «Московский городской педагогический университет» E-mail: y.yarmak@mail.ru В статье проводится анализ особенностей воздействия на общественные коммуникации и, в частности, на формирование в обществе субъект-объектных отношений, такого феномена, как «мягкая сила». В...»

«А. Скромницкий. Энциклопедия доколумбовой Америки. Часть 1. Южная Америка. Том 1. Хронисты, чиновники, миссионеры, историки XVI-XVII веков в Южной Америке: Биографии. Библиография. Источники. КИЕВ Издание подготовлено при содействии кафедры Древнего мира и Средних веков исторического факультета Киевского Национального Университета имени Тараса Шевченка (Украина). Скромницкий, А. (составитель). Энциклопедия доколумбовой Америки. Часть 1. Южная Америка. Том 1. Хронисты, чиновники, миссионеры,...»

«Бюллетень новых поступлений за июль 2015 год Анисимов, Е.В. 63.3(2) История России от Рюрика до Путина. Люди. А События. Даты [Текст] / Е. В. Анисимов. 4-е изд., доп. СПб. : Питер, 2014 (71502). 592 с. : ил. ISBN 978-5-496-00068-0. 63.3(2Рос) Королев Ю.И. Начертательная геометрия [Текст] : учеб. для вузов К 682 инж.-техн. спец. / Ю. И. Королев. 2-е изд. СПБ. : Питер, 2010, 2009 (51114). 256 с. : ил. (Учеб. для вузов). Библиогр.: с. 255-256 (32 назв.). ISBN 978-5Фролов С.А. Начертательная...»

«  Министерство образования и науки Российской Федерации Российский гуманитарный научный фонд Российское общество интеллектуальной истории Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» УНИВЕРСИТЕТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ПОЛИЭТНИЧНЫХ РЕГИОНАХ ПОВОЛЖЬЯ: К 50-ЛЕТИЮ ЧУВАШСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ И.Н. УЛЬЯНОВА (VI...»

«ЧЕ ЛОВЕК В МИРЕ ИСТОРИЯ РАЗРАБОТКИ ПРОБЛЕМЫ ПОЗНАНИЯ ЛЮДЬМИ ДРУГ ДРУГА В. История разработки проблемы познания людьми друг друга в СССР – России А.А. Бодалев* В условиях бытия современной России, когда ей необходимо выводить на передовые рубежи промышленность и сельское хозяйство, качественно улучшать оборону, модернизировать образование и здравоохранение, развертывать бескомпромиссную борьбу с утвердившимися в нашем обществе наиболее обедненными в моральном и эстетическом отношении течениями...»

«ПОЗДРАВЛЯЕМ ! УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ ! Примите мои искренние поздравления в связи 35—летием образования училища и нашего с вами факультета. Так распорядилась история, а ее, как известно, переписывать не принято, что Минское высшее военно–политическое общевойсковое училище (МВВПОУ), на базе которого образован общевойсковой факультет, было создано в период активного роста национально– освободительного движения стран Азии, Африки и Латинской Америки. В целях улучшения ситуации в этих странах и было...»

«ISSN 2227-6165 Пятый год издания / 5th Year ofpublication №19 (3-2015) август-ноябрь / August-November РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ ЖУРНАЛА Председатель ISSN 2227-6165 Хренов Николай Андреевич, доктор философских наук, профессор Члены совета Артюх Анжелика Александровна, доктор искусствоведения, профессор Баканова Ирина Викторовна, кандидат филологических наук, доцент Ганжара Ольга Анатольевна, кандидат филологических наук, доцент Губин Валерий Дмитриевич, доктор философских наук, профессор Зверева...»

«Эта книга результат анализа истории и реалий религиозной организации «Свидетели Иеговы». Вместе с автором – в прошлом старейшиной собрания Свидетелей Иеговы в работе приняли участие 24 бывших и действующих членов организации, а так же сторонние специалисты в области теологии и религиоведения. Абсолютное большинство приверженцев религиозной организации «Свидетели Иеговы» люди, искренне верящие в непогрешимость преподносимых им «истин». Они научены отсеивать любую критическую информацию,...»

«Российская национальная библиотека Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2001—2005 гг. Библиографический указатель Санкт-Петербург Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2001— 2005 гг. : библиогр. указ. / сост. М. К. Прозорова ; ред. М. Ю. Матвеев. — СПб., 2010. В данном указателе отражена многообразная научная, научнометодическая и литературно-художественная работа сотрудников РНБ за 2001— 2005 гг. Работы расположены в алфавите авторов — сотрудников...»

«С. В. Березницкий Армиллярные сферы – уникальные музейные экспонаты.УДК 069.2:3 С. В. Березницкий АРМИЛЛЯРНЫЕ СФЕРЫ – УНИКАЛЬНЫЕ МУЗЕЙНЫЕ ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУСТКАМЕРА) РАН Изучением истории, анализом процесса пополнения астрономических коллекций Кунсткамеры, Музея антропологии и этнографии (далее – МАЭ) РАН, Музея М. В. Ломоносова в XVIII–XXI вв. занимались М. И. Сухомлинов, Р. И. Каплан-Ингель, Т. В. Станюкович, В. Л. Ченакал, Э. П. Карпеев, Т. К....»







 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.