WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 29 |

«МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ 300 лет БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ ЮБИЛЕЙНЫЙ СБОРНИК ISSN 0320-0213 МОСКОВСКАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ 300 ЛЕТ ( 1685 -1985 ) БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ ЮБИЛЕЙНЫЙ СБОРНИК ИЗДАНИЕ ...»

-- [ Страница 8 ] --

С ректорства (1898—1903) епископа Арсения (Стадницкого) начинается регуляр­ ное архиерейское возглавление Академии. Первым ректором-епископом был Христо­ фор (Смирнов), управлявший Академией в 1886—1890 гг. и получивший сан епископа в 1889 г... Арсений становится с 1899 г. третьим викарием Московской епархии, епис­ копом Волоколамским. Архиерейское возглавление значительно поднимало авторитет Академии. Хиротония архимандрита Арсения была совершена в храме Христа Спа­ сителя в Москве. Академия устроила ректору-епископу торжественную встречу (67).

Епископский сан получает и преемник Арсения — Евдоким (Мещерский, 1903—1906).

Начало XX в. внесло много нового в жизнь Академии. Студенты и профессора— все откликались на происходящие в России события. С 1909 г. Академией руководил Феодор (Поздеевский), епископ Волоколамский, четвертый викарий Московской епархии.

По воспоминаниям С. Н. Постникова, «высокий, худой, в очках в черной роговой оправе, с черными, как смола, волосами и острым взглядом, Феодор являлся нам суровым монахом, с сильной волей и неумолимым к слабостям мирской юношеской суеты...» (68, 13). Магистерскую диссертацию епископ Феодор посвятил аскетическим творениям преподобного Иоанна Кассиана Римлянина и преподавал в Московской Академии пастырское богословие. Изучение аскетики оказало, очевидно, значительное влияние на него. Внешне суровый, «он любил юность и жил ею, ободрял нас, — вспо­ минал один из его учеников,— и в то же время заставлял любить и его. Холодный и сухой в обращении, он привязывал к себе пылкую юность и заставлял себя ува­ жать» (68, 13). Бескомпромиссный и прямой, епископ Феодор властной рукой на­ правлял жизнь Академии. Характерной для него является мысль, что «в области церковной жизни может быть и должна быть одна главная реформа: покаяние и мо­ литва, а все остальное, тоже, конечно, полезное, пойдет из этой благодатной рефор­ мы духа» — так говорил он перед началом занятий в сентябре 1915 г. (69, 7).

Уже с конца XIX века и затем на Предсоборном присутствии обсуждался вопрос о новой реформе духовных школ. Еще в 1897 г. H. H. Глубоковский отмечал «ослабление богословско-научной деятельности академических воспитанников» (14,3).

Причину этого видели в несовершенстве Устава 1884 г. Резкой критике подверг Устав 1884 г. бывший ректор Московской Академии архиепископ Волынский Антоний, кото­ рый предлагал централизовать программы, осовременить их, приблизить к жизни и усилить слабеющий дух церковности. В специальной записке Антония, составленной в 1909 г. по требованию А. П. Извольского, говорилось: «Необходимо самому Синоду издать примерные программы академических наук, как это делается в министерстве народного просвещения. Нужно в Академиях не частями, а целиком пройти Святую Библию и историю отеческих писаний. В Академиях необходимо основать кафедру истории церковного искусства, с которой преподавалась бы и история церковной архитектуры, живописи и пения. Необходимо ознакомить слушателей со всеми изве­ стными христианскими святынями, внести нечто вроде церковной географии, с укаОЧЕРК ИСТОРИИ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ 9& занием религиозных и богословских учений различных православных народностей.

Ничего такого в современных Академиях нет и не было... Литургику, гомилетику и пастырское богословие должны преподавать только лица духовные. Да и прочие богословские предметы можно предоставить светским лицам только на принятый срок искуса, то есть на 3 года, а затем последние должны принимать священный сан или искать других занятий» (70).

После деятельного обсуждения Святейший Синод выработал новый Устав, при­ нятый в 1910 г. и дополненный в 1912 г. (63, I, 2; 38, 45—46).

Начало первой мировой войны совпало со столетием перемещения Академии в Троице-Сергиеву Лавру. Предполагавшиеся торжества были отложены «до более благоприятного момента». Академия вынуждена была ограничиться изданием мему­ арного сборника, а также двухтомника научных трудов профессоров Академии |9.

Эти издания явились крупным вкладом в историю Академии и в ее научную дея­ тельность. В научном юбилейном сборнике были опубликованы статьи крупнейших ученых Академии, не потерявшие и сейчас научного значения.

Несмотря на военную обстановку, многочисленные воспитанники Академии дея­ тельно отозвались на ее юбилей. В помещении московского епархиального дома было назначено проведение торжественного заседания (68, 75). Помимо изданий самой Академии, вышел ценный сборник мемуаров «У Троицы в Академии» (30).

Круговорот событий 1917 г. захватил и Московскую Академию. Уже 13 марта, то есть через 10 дней после Февральской революции, новый обер-прокурор Святей­ шего Синода В. Н. Львов направляет в Академию для ее ревизии профессора Б. В. Титлинова (впоследствии обновленца), вследствие чего ректор Академии епис­ коп Феодор был смещен и назначен управляющим Даниловым монастырем. Ревизия не установила, однако, консерватизма ректора, а лишь объявила о некоторых его не­ правомерных действиях, содержание которых, однако, не было опубликовано (71, 130).

Одновременно был заменен редактор «Богословского вестника»: вместо священника Павла Флоренского был назначен профессор M. M. Тареев (71, 142). Изменился и состав Святейшего Синода. «Св. Синод нового состава, — комментировал события «Богословский вестник», — это своего рода временное революционное правительство Церкви, действующее во имя воли церковного клира и народа» (71, 130).

Быстро сменяющиеся события вдохновили часть профессуры требовать нового академического Устава, соответствующего демократическим реформам времени. Свя­ тейший Синод установил «временные правила», согласно которым должность ректора стала выборной. За смещением епископа Феодора временное исполнение обязанностей ректора было поручено инспектору Академии архимандриту Илариону (Троицкому).

Вопрос об Уставе Духовных Академий возбудил в этот момент большие разно­ гласия. В июле в Московской Академии по благословению Святейшего Синода со­ брался съезд ученого монашества, который высказался решительно против идеи авто­ номности Академий и даже предложил, ввиду намечавшегося введения нового Уста­ ва, оставить одну из Академий на прежних началах, обеспечив ее преподавателями из лиц в священном сане (71, 142).

В том же месяце произошло избрание нового митрополита на Московскую ка­ федру. Поскольку Московский митрополит всегда являлся непосредственным покро­ вителем Академии, эти выборы не были для нее безразличны. Как сообщал «Бого­ словский вестник», впервые за 600 лет митрополит занял кафедру по свободному избранию клира и народа. Это был Тихон, ранее архиепископ Виленский. Выбор мит­ рополита Тихона был обеспечен, по словам академического журнала, «прогрессив­ ностью настроения и взглядов, которые были свойственны Владыке со студенческой скамьи» (71, 136).

Новый учебный год открылся яркой вступительной лекцией А. Туберовского.

Основной темой он взял слова «Рода человеча обновление древле поя пророк Авва­ кум возвещает...». Отсюда было заимствовано и название лекции «Обновление чело­ вечества», в котором очевиден намек на происходившие в России события. В начале лектор подчеркнул, что первой задачей догматического богословия является выра­ ботка соответствующего православным догматам мировоззрения. Академия не долж­ на отрываться от церковно-догмэтической почвы, но необходимо найти свое место в жизни, которую следует понять. В целом, «жизнь человечества — пестрый калейдо­ скоп различных отношений к ценностям материи и духа, бесконечное разнообразие в степени индивидуальной силы и свободы — в амплитуде Божественного совершен­ ства и диавольского произвола» (72, 349). Происходящее в России — звено в цепи мировых исторических событий, «один из потрясающих актов великой искупительной драмы, предназначенной человечеству прежде общего воскресения...» (72, 354).

96 СВЯЩЕННИК АЛЕКСАНДР САЛТЫКОВ

Вскоре был избран ректором Академии Анатолий Петрович Орлов, профессор по кафедре истории и обличения западных исповеданий; через месяц он был посвящен в сан.

1 октября Академия, как всегда, отмечала годичный акт, на котором был про­ читан реферат М. Богословского «Реформа высшей духовной школы при Александре I и основание Московской Духовной Академии» (36). Представляя собой историческое исследование, работа М. Богословского была откликом на современные события. На акте, как обычно, присутствовал Московский митрополит — Тихон.

Последним замечательным событием академической жизни в этом году была память пятидесятилетия со дня кончины митрополита Филарета, отмеченная 18 и 19 ноября. Присутствовал нареченный Патриархом Тихон и члены Всероссийского Церковного Собора. Был зачитан ряд докладов: ректора протоиерея А. П. Орлова «Митрополит Филарет и его отношение к Московской Духовной Академии», профес­ сора M. M. Тареева «Митрополит Филарет как богослов», профессора Д. И. Введен­ ского «Митрополит Филарет как библеист» и профессора А. Д. Беляева «К харак­ теристике митрополита Филарета» (72, 433).

8. Духовная жизнь Академии Основой всякой Духовной школы, и тем более высшей, является духовная жизнь ученой корпорации и воспитанников. «...Верх человеческой образованности есть бла­ гочестие, или страх Господень, который прославляется как венец премудрости (Сирах 1, 18)... Лучше вовсе не получить образаования, чем приобрести его для мирских сует, гордости, обманов, хитростей, нечестия или лицемерия; лучше остаться народом грубым, но простым и богобоязненным... чем приобрести тот лоск, которым прикры­ вает себя свет...» (73, 125). Эти слова великого славянского мыслителя и педагога Яна Амоса Коменского особенно близки русскому православному сознанию. Не «еллинские мудрости» и не «риторские борзости», а «книги Божественного закона» на­ ходились во главе древнерусского образования. Характерные для Руси традиции бла­ гочестия продолжали питать религиозную жизнь народа и в послепетровское время.

Какова была духовная жизнь Московской Академии? XVIII век оставил мало сведе­ ний об этом. Гораздо ярче вырисовывается религиозно-нравственный облик Академии в XIX — начале XX века. Особенный колорит ей придавало со времени переезда в Лавру уединенное положение в сравнительной глуши, вдали от крупных городов.

Несомненно, на Академию воздействовала духовная красота лаврского богослужения, в которой многовековая традиция обряда сочеталась с глубокой традицией богомыслия, послушания и смирения. Но преимущественно духовный уровень Академии опре­ деляется галереей деятелей, которые формировали сознание и веру поколений уча­ щихся, вдохновляли их на молитвенный подвиг и научное дерзание. Устойчивая духов­ ная преемственность, искреннее и глубокое почитание почивших наставников всегда были характерны для Московской Академии. Великие наставники навсегда остались в памяти Академии живым олицетворением единства религиозного чувства и бого­ словской мысли. В этом синтезе всегда значительное место принадлежало сознанию богословской ответственности перед Матерью-Церковью и православным народом.

Чтобы понять и оценить духовную жизнь Академии—а вместе с ней и ее дру­ гие стороны, — необходимо иметь в виду разнообразие состава учащихся по их духов­ ным и психологическим особенностям.

Социальная основа академического студенчества была довольно однородна со времени введения сословности образования. Эта основа — дети духовенства, близко стоявшего к народу и страдавшего от притеснений сильных мира сего. «Нам, дере­ венщине, полунишенской, полукрестьянской,— вспоминал профессор М. Д. Муретов,— взыскательными быть не приходилось! На навозе, в полях, лугах и лесах, вместе с русским мужиком выросли!» (74, 2). Но, попадая в Академию, эта небогатая и нетребовательная молодежь начинала быстро входить в другую жизнь, в которой неопределенные юношеские искания должны были принять то или иное направление, в зависимости от личных склонностей и духовных устремлений.

С. П. Постников, учившийся в 1910—1914 гг., дал правдоподобную классификацию студентов, которая вполне может быть распространена на все периоды истории Ака­ демии. Он выделяет несколько групп студентов. Первая из них — монахи и монашест­ вующие, которые «жили обособленно. В 1910 году их было 7 человек. Около них группировалась часть студентов, мистически настроенных или приехавших в Академию с "целью восприять монашеский чин... были и «свободомыслящие» монахи, не отка­ зывающие себе и в светских развлечениях, конечно, в студенческой среде, ходили

ОБРАЗ ЖИВОНЛЧАЛЬНОЙ ТРОИЦЫ

Явившись носительницей лучших традиций старой Платоновской Академии в Москве, новая Академия «У Троицы» дала христианскому миру классическое по своему стилю, великолепное в своем достоинстве и блестящее по глубине и изяществу мысли право­ славное русское богословие XIX столетия. Этому академическому наследию суждено было стать непоколебимым основанием церковного богословия в наше время, в век ингенсивного поиска путей к достижению христианского единства, поскольку именно православная традиция возводит человека к Началу всякою единства — Пресвятой Троице. Здесь, в Духовной школе, предначертан особый идеал — служение Святой Троице, » идеал сия, истинен, реально осуществим.

(СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ ПИМЕН. Слова и речи..., М., 1985, т. II, г. 367)

ОБРАЗ ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ

Не случайно «сердце Духовной школы» — ее храм в Московских Духовных заведени­ ях— посвящен Покрову Пресвятой Богородицы, Которая простирает Свой покров над всеми, кто несет труды по образованию и воспитанию будущих пастырей Святой Церк­ ви пли готовит себя к великому делу священства. Молитвенное предстательство Бого­ родицы имеет для Московских Духовных школ совершенно особый духовный смысл:

Своим присутствием в церкви Богоматерь осеняет богословствующий разум предсто­ ящих и молящихся Ей «светлым благодати познанием» (Акафист Покрову Божией Матери), а развернутый в Ее пречистых руках омофор созерцается как раскрытая кни­ га, в которой содержатся «все сокровища премудрости и разума» (Кол. 2, 'Л).

(СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ ПИМЕН. Слова и речи..., 1, 1985, т. II, с. 357-358, 360)

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ

- основатель Троицкой обители, Небесный покровитель Лавры и Московских Духов­ ных Академии и Семинарии.

СВЯТОЙ МУЧЕНИК ИУСТИН ФИЛОСОФ

— первый христианский учитель и основатель богословской школы во II веке. В день его памяти, 14 июня 1944 года, в Новодевичьем монастыре в Москве произошло воз­ рождение Московских Духовных школ — состоялось торжественное открытие Право­ славного Института и Богословеко-пастырских курсов СВЯТИТЕЛЬ МОСКОВСКИЙ МИТРОПОЛИТ ИННОКЕНТИИ (Вениаминов; j 1879),— по благословению которого в 1870 году в Московской Духовной Академии был устроен и освящен храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы Общий вид Московской Духовной Ака­ демии. Фрагмент академического кор­ пуса— «Чертоги» (XVIII век). Покров­ ский храм Академии Внутренний вил академического храма в честь Покрова Божией.Матери.

Здание библиотеки МДА Всероссийский Патриарх Иоаким (1670—1(590).

По его благословению в 1685 году в Москве была основана Славяно-греколатинская Академия Ученые иеромонахи братья Лихуды Иоанникий (1633—1717) и Софроний (1652— 1730) — первые возглавнтели Славяно-грско-латипской Академии Богоявленский монастырь в Москве. В 1685 году в кельях этого монастыря началась деятельность Академии Митрополит Московский Платон (Левшин; 1733— 1812), воспитанник, а затем наставник, проректор и ректор Академии Митрополит Московский Филарет (Дроздов;

1782—1867), окончил Московскую Духовную Академию в 1803 году и в дальнейшем проявлял к ней особую заботу

–  –  –

Протоиерей Александр ГОРСКИЙ (1812—1875), Н. И. СУББОТИН (1827—1905), В. Д. КУДРЯВЦЕВ (1828-1891), Е. Е. ГОЛУБИНСКПП (1834—1912), В. О. КЛЮЧЕВСКИЙ (1841 — 1911), А. Д. БЕЛЯЕВ (1846-1919), И..

(1847—1918), И. А. КОРСУНСКИЙ (1849-1899), М. Д. МУРЕТОВ (1852—1917), А. П. ГОЛУБЦОВ (1860—1911), А. И. ВВЕДЕНСКИЙ (1861 — 1913), протоиерей Димитрий РОЖДЕСТВЕНСКИЙ (1864—1926), Профессора и преподаватели Православного Богословского Института в Лопухинском корпусе Новодевичьего монастыря в Москве, 1944 год. В центре — ректор Богослов­ ского Института профессор протоиерей Тихон Попов (1945 — 1946) -»ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ С. II. СОБОЛЕВСКИЙ (1864—1963). С. С. ГЛАГОЛЕВ (1865—1937), А. А. СПАССКИЙ (1866—1916), В. II. МЫШЦЫП (1866—1936), протоиерей Евгений ВОРОНЦОВ (1867—1925). II. В. ПОПОВ (1867—1938), М. М. ТАРЕЕВ (1867-1934), священник Павел ФЛОРЕНСКИЙ (1882—1943) Лопухине-кии корпус в Иоводевпчьем монастыре, где размещался Православный Богословский Институт в 1944—1947 годах, и при нем надвратная церковь в честь Преображен и Господня

–  –  –

руппа профессоров и преподавателей в актовом зале Академии.

H центре -- ректор (1951 — 1964) профессор протоиерей Константин РУЖИЦКИП Академическая профессорско-преподавательская корпорация МДА. В центре — ректор ( Н'Ы l'ihli) епископ Дмитровский ФИЛАРЕТ (ныне митрополит Киевский и Галицкии, Патриарший Экзарх Украины) Святейший Патриарх Пимен с профессорами и преподавателями в актовом зале Академии в период ректорства (1966—1973) архиепископа ФИЛАРЕТА (ныне митрополит Минский и Белорусский, председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата) Профессора и преподаватели Московских Духовных Академии и Семинарии.

центре — архиепископ Дмитровский ВЛАДИМИР (ныне митрополит Ростовский и Новочеркасский, Патриарший Экзарх Западной Европы) в период его ректорства (1973—1982) Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен, доктор богословия Московской Духовной Академии и почетный член Академии преподает свое первосвятительское благословение По традиции перед началом учебного года профессора, преподаватели и учащиеся направляются в Троицкий собор на молебен к раке Преподобного Сергия Радонежского \i Большом актовом зале Академии торжественная встреча по случаю начала нового учебного гола 1 сентября 1985 года.

И первом ряду ~ почетные гости - представители Элладской I1равославнои 11еркви За богослужением в академическом храме в лень престольного пра здника Покрова Божией Матери 14 октября 1985 года.

Божественную литургию совершают митрополиты Таллинский и Эстонский ( ныне Ленинградский и Новгородский) Алексий, Кр\ицкий и Коломенский Ювеналий, Калининский и Кашинский Алексий, архиепископы Волоколамский Питирим, Чебоксарский и Чувашский Варнава и ректор Академии епископ (ныне архиепископ) Дмитровский Александр Группа студентов на хорах академического храма во время богослужения Общий снимок профессорскопреподавательской корпорации во главе с ректором епископом Дмитровским Александром в Покровском академическом храме Ректор Московских Духовных Академии и Семинарии епископ Александр проводит заседание Совета

–  –  –

Святейший il Блаженнейший Католикос-Патриарх всей Грузии ИЛИЯ П. Митрополи!

Киевский и Галицкий ФИЛАРЕТ, Патриарший Экзарх Украины, постоянный член Священного Синода. Митрополит Ленинградский и Новгородский 1 III; 1 t 29 мая 1986 г. \. Митрополит Минский и Белорусский ФИЛАРЕТ, постоянный член Священного Синода, председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Г.,,,,.,,,.,., Митрополит Крутицкий и Коломенский ЮВЕНЛЛИИ, постоянный член Священного Синода. Митрополит Калининский и Кашинский АЛЕКСИИ. Митрополит Одесский и Херсонский СЕРГИИ, постоянный член Священного Синода, управляющий делами Московской Патриархии,.Митрополит Львовский и Терпопольский НИКОДПМ

ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

Архиепископ Саратовский и Волгоградский ПИМЕН, Архиепископ Черниговски и и Нежинский АНТОНИН. Архиепископ Свердловский и Курганский М Е Л Х И С Е Д Е К.

Архиепископ Астраханский и Енотаевский ФЕОДОСИИ Архиепископ Ивано-Фрапковский и Коломыйскии МАКАРИЙ. Архиепископ Владимир­ ский и Суздальский СЕРАПИОН. Архиепископ Иркутский и Читинский ХРИЗОСТОМ.

Архиепископ Рязанский и Касимовский СИМОН Архиепископ Курский и Белгородский Ю В Е Н А Л П П. Архиепископ Винницкий и Брацлавский АГАФАНГЕЛ. Епископ (ныне- архиепископ) Дмитровский А Л Е К С А Н Д Р, викарий Московской епархии, ректор Московских Духовных Академии и Семинарии, председатель Учебного комитета. Епископ Солнечногорский СЕРЕИИ, представитель Русской Православной Церкви при Всемирном Совете Церквей Архиепископ Водоколамский ППТПРПМ. председатель Издательского отдела Московского Патриархата. Архиепископ Зарайский ИОВ, заместитель председателя ОВЦС. Архиепископ Симферопольский и Крымский Л Е О Н Т И Й. Архиепископ

-«-Ташкентский и Среднеазиатский ВАРФОЛОМЕИ Епископ Серпуховской КЛИМЕНТ, викарий Московской епархии, управляющий при­ ходами Московской Патриархии в Канаде и временно в США. Епископ Звенигородский НИКОЛАЙ, викарий Московской епархии, представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохийском и всего Востока. Епископ Подольский ВЛАДИМИР, викарий Московской епархии, настоятель подворья Русской Православ­ ной Церкви в Карловых Варах, Чехословакия. Епископ Полтавский и Кременчугский САВВА. Епископ Уфимский и Стерлитамакский АНАТОЛИИ Епископ Черновицкий и Буковинский ВАРЛААМ. Епископ Тамбовский и Мичуринский ВАЛЕНТИН. Епископ Кировоградский и Николаевский СЕБАСТИАН. Епископ Кировский и Слободской ХРИСАНФ. Епископ Калужский и Боровский ИЛИАН Епископ Пермский и Соликамский АФАНАСИИ. Епископ Алма-Атинский и Казахстан­ ский ЕВСЕВИЙ. Епископ Переяслав-Хмельницкий АНТОНИЙ. Епископ Оломоуцкий и Брнснский (Православная Церковь в Чехословакии) НИ КАПОР. Епископ Прешовский (Православная Церковь в Чехословакии) НИКОЛАЙ Митрополит Ростовский и Новочеркасский ВЛАДИМИР, Патриарший Экзарх Западной Европы. Митрополит Калининский и Кашинский АЛЕКСИИ. Митрополит Рижский и Латвийский ЛЕОНИД. Митрополит Одесский и Херсонский СЕРГИИ

ПОЧЕТНЫЕ ЧЛЕНЫ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

Блаженнейший Патриарх Антиохийский ИГНАТИЙ IV. Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всей Грузии ИЛИЯ II. Святейший Патриарх Сербский ГЕРМАН.

Святейший Патриарх Болгарский МАКСИМ Митрополит Киевский и Галицкий ФИЛАРЕТ, Патриарший Экзарх Украины.

Митрополит Ленинградский и Новгородский АЛЕКСИИ. Митрополит Минский и Бело­ русский ФИЛАРЕТ, председатель Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата. Митрополит Крутицкий и Коломенский.

Архиепископ Тихвинский \ МЕЛИТО! 1, | нпкарнй Ленинградской епархии. Архиепископ КИПРИАН, почетный настоятель Преображенского храма на Ордынке в Москве.

Заслуженный профессор Ленинградской Духовной Академии д-р Н. Д. УСПЕНСКИЙ.

Архиепископ д-р МИХАИЛ РАМСЕИ (Церковь Англии) Архиепископ д-р ДОНАЛЬД КОГГАН (Церковь Англии). Генеральный секретарь Всемирного Совета Церквей, пастор д-р ЭМИЛИО КАСТРО. Профессор Эрлангенского университета, ФРГ, доктор ФЭРИ фон ЛИЛИЕНФЕЛЬД Первый выпуск Аспирантуры при Московской Духовной Академии в 1964 году.

В центре — митрополит Ленинградский и Новгородский I ШКОДИМ (t 1978), справа — ректор МДА и заведующий Аспирантурой архимандрит (ныне митрополит) Минский и Белорусский ФИЛАРЕТ, слева — епископ (ныне архиепископ) Волоколам­ ский ПИТИРПМ, профессор МДА и Аспирантуры, профессора, преподаватели и выпускники

ОЧЕРК ИСТОРИИ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

вместе со студентами гулять на Вифанку, на каток—зимой», хотя и не выходившие в этом за дозволенные пределы (68, 27—28). «Был и другой тип монаха-студента.

Это были убежденные, религиозные люди, как бы родившиеся в черной монашеской рясе. Этого типа юноши мир воспринимали только в Боге, и вне Его они не видели смысла в земной юдоли. Для них аскетический идеал — цель и смысл их земного существования, а мир, как таковой, они не отрицали, но считали его испытанием, а потому и неизбежным приемлемым злом». Такой студент «никогда не расставался с Евангелием. Все свободное время, какое у него было, он отдавал изучению боговдохновенных книг. Он засыпал, читал и спал, крепко стиснув Евангелие в руках...» (68,30).

Как противоположность монахам и монашествующим были студенты «светского типа». «Всегда аккуратные и чистенькие, они заводили знакомства с посадскими име­ нитыми домами, щеголяли белизной воротничков, также и аккуратно сшитой формой.

Таких, правда, было немного...

Третий тип студента Академии — студенты-ученые, сосредоточившие все свои зна­ ния и все свое внимание на книге. Они изучали богословие и философские дисципли­ ны, изучали и не богословские науки, учились одновременно и в Академии, и (тайно) в Московском университете, археологическом институте... К этим-то нашим ученым товарищам мы в минуты грусти обращались со своими недоуменными вопросами и у них находили ответы на наши вопрошающие взгляды» (68, 30).

Именно ученые, которые потом часто принимали монашество, несли на себе ос­ новной труд, и они же составляли славу Академии, будучи всегда в меньшинстве.

Встречались, конечно, и нерадивые студенты... «Вифанка, каток, «тихое семейство»

с самоваром и бубликами, вечеринки в уютных сергиевопосадских гостиных отнимали у них добрую половину отведенного для учения времени... Но это были единицы»

(68, 31).

На протяжении всей истории Академии менялось, по-видимому, только соотно­ шение этих групп, суть же оставалась постоянной.

В первые годы после переезда Академии в Лавру большое внимание уделялось приучению студентов к строгости поведения и послушанию. «Нас поражала при по­ ступлении,— вспоминает один из бывших воспитанников, — строгая дисциплина при ректоре Кирилле и инспекторе Платоне, едва ли после бывшая. Например, чтобы идти в церковь, собирались прежде в залу; приходил инспектор, а ректор выходил на дорожку против своих покоев и считал пары по четкам, потом шел за нами. Чтобы выйти за монастырь, нужно было записаться у старшего и уволиться от инспектора, который приходил в ужин и слушал молитвы на сон грядущим» (30, 616).

«...Для нас, — вспоминал один из воспитанников Академии курса 1876—1880 гг.,— еше очень нужны были наглядные примеры, непосредственное живое общение с зре­ лыми членами Святой Церкви, сумевшими сочетать в себе научность и церковность.

В. Д. Кудрявцев, Н. И. Субботин, Е. В. Амфитеатров и многие сосредоточенные, серьезные, назидающие своих питомцев примером молитвенного, сознательного участия в богослужении. Тут же их семьи и другие профессора с семьями (Горские, Казан­ ские, Амфитеатровы и др.)» (30, 181 —182). Одной из светлых личностей остался в памяти воспитанников Академии и Дмитрий Федорович Голубинский.

Необходимость видеть перед собой живые примеры зрелой церковности для уча­ щихся Академии была постоянно актуальной в то время, когда в общественной религиозной атмосфере все более ощущалась теплохладиость, а нравственность все более приходила в упадок. Наблюдательный А. В. Никитенко писал в 1855 г.: «...От­ крывается, как ужасны были для России прошедшие 29 лет. Администрация в хаосе;

нравственное чувство подавлено; умственное развитие остановлено; злоупотребления и воровство выросли до чудовищных размеров. Все это плод презрения к истине и слепой варварской веры в одну материальную силу» (75, 463). В обществе развивает­ ся индивидуализм, потеря ясных критериев ведет к метаниям и измельчанию личности.

«Умы нашего века, — говорит тот же А. В. Никитенко,— находятся в каком-то не­ естественном, лихорадочном состоянии. Человек, обладающий выдающимися умствен­ ными способностями, непременно бросается в какую-нибудь крайность... Есть какой-то недостаток душевной зрелости, ясного, целомудренного взгляда на жизнь и человека;

есть какой-то недостаток простоты и непосредственного мужества в этих порывистых стремлениях к умственным отличиям...» (75, 404). «Мы приняли благодеяния света в виде разврата»,— утверждал Ф. М. Достоевский о «петербургском» периоде русской истории (76, 421). И. Киреевский еще в 1839 г. указывал: «Заметим постепенно и явно охлаждающееся чувство к вере; давно уже распространенное неуважение к ду­ ховенству; беспрестанно более и более увеличивающуюся страсть к вину, особенно в городах, где более просвещения...» (2, 385).

98 СВЯЩЕННИК АЛЕКСАНДР САЛТЫКОВ

Среди многочисленных свидетельств духовного упадка особенной силой и ярко­ стью выделяются известные строки Ф. И. Тютчева, написанные в 1851 г.: «Не плоть, а дух растлился в наши дни, и человек отчаянно тоскует... Безверием палим и иссу­ шен, невыносимое он днесь выносит, и сознает свою погибель он, и жаждет веры...

но о ней не просит...».

Критичность положения, глубокий кризис личности и общества, ощущавшийся все­ ми мыслящими людьми, наиболее целостно охарактеризовал епископ Игнатий (Брянчанинов) в записке (1862—1866 гг.) о необходимости созыва Собора Русской Церкви, которого не было, вопреки канонам, уже почти два столетия. Между тем «дух вре­ мени таков и отступление от православно-христианской веры начало распространяться в таком сильном размере... что возвращение к христианству,— по мнению епископа Игнатия, — представляется невозможным...» (77, 58). Епископ Игнатий ясно видит и ошибки буржуазной империи в отношении Церкви: «Россия, со времен Петра I, часто и много принесла пожертвований в ущерб веры, в ущерб Истины и духа, для пустых и ложных соображений политических, которыми прикрывало развра­ щенное сердце ненависть и презрение к правилам Церкви и к закону Божию...»

(77, 61).

Отдельные очаги подлинно православной жизни и подвижничества, такие, как, на­ пример, Саровский монастырь, Оптина и Глинская пустыни, не могли изменить став­ ший неизбежным общий процесс духовного перерождения общества. Новые веяния проникали также и в церковные учреждения, в том числе в Академии и Семинарии.

На фоне многих проявлений бюрократизма и формализма они рождали брожение в некоторой части учащихся или то равнодушие, которое губит самые светлые начи­ нания... Разумеется, нельзя идеализировать и жизнь Московской Академии: она имела свои теневые стороны, и игнорировать их означало бы изменить исторической правде 20.

Тем не менее церковная жизнь Академии текла в русле благочестивых традиций.

До 1870 г. на богослужения ходили в лаврские храмы. Однако накануне больших праздников всенощные совершали сами в актовом зале Академии.

К сожалению, не известно, как и в чем выражалось соучастие академического духовенства в лаврских богослужениях. Позднее, когда в Академии появилась своя церковь, она стала ее духовным средоточием. Богослужения в ней стал возглавлять ректор. Академическое богослужение имеет свой особый частный смысл в постоянном общем молении о благодатной помощи церковному богомыслию. Научные и учебные занятия становятся продолжением богослужебных действий. Храм и аудитория слива­ ются воедино. Богословская наука получает настоящую значимость, именно когда она творится при храме. Можно сказать, что именно богослужение организует и раз­ вивает науку; поэтому подлинное богословие в сущности литургично. Неудивительно, что все воспоминания об академическом богослужении отличаются особой теплотой.

«Богослужение в академической церкви,— говорит один из питомцев Академии,— было всегда замечательным: неторопливое, благоговейное, упорядоченное... Тут не было какой-либо бьющей в глаза пышности, тем менее искусственности, нет! Но была, несомненно, какая-то специфическая солидарность и клира, и мирян, учителей и уче­ ников, что-то глубоко любовное, священно-мистическое, захватывающее собою одина­ ково всех. В жизни своей я не встречал нигде, ни в одном учебном заведении, такой общественной храмовой молитвы, что воистину «едиными усты и единым сердцем» воз­ носилась в академическом храме в период, воспоминаемый мною» (30, 181 —182).

Большое значение имели в жизни Академии моменты погребения отходящих в вечность наставников, совершавшиеся с особой теплотой и торжественностью, являв­ шиеся свидетельством реальности вечной жизни. «Дивная 21 благодать» постоянного памятования смерти (79, 122) всегда вдохновляла богословие.

С памятью о почивших соединялся и годичный акт в день Покрова Божией Матери.

«Начиная с 1871 года ежегодно 1 октября, в день открытия Академии, совер­ шался торжественный акт.

Накануне этого дня, за заупокойной литургией и панихи­ дой, происходило поминовение всех почивших начальников, учивших и учившихся в Академии за все время ее существования. При этом в академическую церковь прино­ силась почитаемая лаврская святыня — большая икона Преподобного Сергия Радо­ нежского, написанная на его гробовой доске, которую с пением: «Ублажаем тя, Пре­ подобие отче Сергие» студенты обносили по всем жилым помещениям Академии. На самый день праздника приезжал московский викарий... который служил всенощную и литургию и затем председательствовал на акте. Торжественное собрание начиналось вступительной молитвой, после которой начиналась ученая речь» (80, 86).

ОЧЕРК ИСТОРИИ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

9. Наука и научная подготовка Приступая к освещению состояния и развития ученой деятельности Академии, попытаемся показать ее в живых лицах хотя бы некоторых выдающихся ученых дея­ телей Академии.

Установка Устава 1814 г. на традиции Александрийской школы была проявлением классицизма в богословии. Классическое направление ярко проявилось в поколении академических ученых первой половины XIX в. Среди них в первую очередь следует назвать профессора протоиерея Петра Спиридоновича Делицына. Протоиерей П. С. Делицын сочетал в себе математика и богослова. Воспитанник первого курса реформи­ рованной Академии, которую окончил первым магистром в 1818 г., он преподавал математические науки в Академии с 1818 по 1863 г. Математическое наследие Дели­ цына осталось неизученным. Представляет интерес его исследование пасхалии и кален­ даря, в котором он подверг основательной критике григорианский календарь. Огром­ ное значение имела переводческая работа отца Петра. С 1843 г. в связи с изданием творений святых отцов Церкви Делицын посвящает себя их переводу. Он, «можно сказать, был творцом и вдохновителем этого дела, он и переводил, он и редактиро­ вал переводы» (82, 13). Под его редакцией переведено 46 томов святоотеческих тво­ рений. Стремясь к точности перевода, Делицын не ограничивался печатными издани­ ями переводимых авторов, но тщательно использовал как доступные ему греческие рукописи Синодальной библиотеки, так и древние славянские переводы. Отец Петр с великой ответственностью относился к духу языка. «Желая приблизиться к духу отцов, он старался передавать их речь словами и оборотами, вполне соответствовав­ шими строю греческого языка; от того... у него по необходимости являлись в пере­ водах славянизмы и термины, заимствованные из языка церковного. Вследствие такой необходимости... он составил, можно сказать, свою терминологию, которая была пло­ дом долгого размышления и внимательного изучения духа творений отеческих» (82, 15). Его работе доверяли такие авторитеты, как митрополит Московский Филарет, архиепископ Филарет (Гумилевский). По отзыву И. Корсунского, «нужна великая осторожность, чтобы с большею или меньшею смелостью подвергать критике его пере­ вод. Злоупотребление строгою и важною речью свв. отцов П. С. Делицын считал посягательством на искажение самого смысла святоотеческих творений, неуважением к дорогому наследию, завещанному свв. отцами Православной Церкви» (28, 51)..

Он настолько впитал в себя дух святоотеческих творений, что собственные его проповеди, по отзывам современников, стали близко напоминать их, как бы свидетель­ ствуя о жизненности святоотеческой традиции и в новое время. Переводческие труды протоиерея П. С. Делицына — великий подвиг скромного труженика, необычайно обо­ гатившего Русскую Церковь и нашу культуру. Он по существу сформировал основы переводческой деятельности Академии.

Среди выдающихся ученых Академии необходимо выделить ряд мыслителей, ока­ завших огромное влияние на русскую богословскую мысль, хотя влияние это было неоднородным.

Развитие академического образования как системы богословских знаний настоя­ тельно требовало выяснения места и значения философии с точки зрения православ­ ного вероучения. Самостоятельная разработка философских вопросов в связи с зада­ чами богословия началась в наших Академиях, в основном, после введения Устава 1814 г.

Выдающимся православным мыслителем был Виктор Дмитриевич Кудрявцев-Пла­ тонов. Заслуга Кудрявцева — в попытке создать целостную систему христианского православного миропонимания, в центре которой находится понятие абсолютного бытия. По мнению Н. О. Лосского, главным для Кудрявцева является обоснование «третьего принципа», объединяющего дух и материю; этот «третий принцип» есть Бог (86, 77). По словам протоиерея В. В. Зеньковского, философия Кудрявцева есть под­ линная философская система, исходящая из данных «идеального познания», ничего не принимающая без самого тщательного исследования (85, 75). Влияние Кудрявцева простиралось далеко за пределы Академии, в которой он пользовался большим авто­ ритетом и как мыслитель, и как внимательный, любящий наставник. По словам одного из его учеников, «без Кудрявцева не было бы ни Светлова, ни Глубоковского, ни Муретова, ни Введенского... И сам В. Соловьев становился на ноги не без помощи Виктора Дмитриевича: он слушал его лекции в Московской Академии» (30, 183).

Продолжателем школы философского теизма был Алексей Иванович Введенский (1861—1916), преподававший с 1887 г. историю философии. А. И. Введенскому был свойствен чрезвычайно широкий круг интересов: он исследовал вопросы религии и

100 СВЯЩЕННИК АЛЕКСАНДР САЛТЫКОВ

философии, литературы и искусства. Это был первый крупный критик «богоискатель­ ства» и декадентства. Он пристально следил за духовными движениями современ­ ности. В адресе от учеников по случаю его юбилея говорилось: «В наступившее время широко распространенных увлечений Буддою, Заратустрой и другими восточными мудрецами, время открытой проповеди паломничества в пустыни безбожия... особенно необходимо духовное рассуждение... Под Вашим глубоким анализом вскрывались во всей наготе недостатки кичливого, положившегося только на свои силы разума...»

(87, 32—33). По словам священника П. А. Флоренского, относившего себя к учени­ кам А. И. Введенского, в его понимании «церковная наука... это не наука богослов­ ского факультета, а цельное жизнепонимание, опирающееся на начала церковности и разделяющее и углубляющее церковность в нашем сознании» (87, 35).

После кончины А. И. Введенского ректор Академии епископ Феодор охарактери­ зовал его деятельность в следующих замечательных словах: «Он боролся с ложью человеческой мысли в ее религиозных построениях и проявлениях в течение всей своей ученой деятельности. Подвиг громадной ценности и значения. Ведь ложь мысли чело­ веческой, облеченная в тогу прекрасных слов и глубоких философских построений, кажется, самая ужасная ложь в мире, способная опутать человека, затмить в своем его разуме, пленить его в послушание гордыни человеческой, совратить от истины Христовой и притом держать его еще в упоении своим величием и своей правдой.

Обнажать эту ложь, ниспровергать этого кумира гордыни и впускать в эту сферу человеческой жизни луч света высшей и подлинной истины, сокрытой во Христе. — это требует не только таланта, но и духовного подвига» (88, 32).

Говоря об академических мыслителях начала XX в., следует упомянуть Митрофана Дмитриевича Муретова (1851—1917), профессора по кафедре Священного Писа­ ния. Он принадлежит к числу блестящих представителей того высочайшего взлета церковной науки, которого Академия достигла с конца XIX в. Изучение мысли, лежа­ щей у источников христианства, более всего вдохновляло Муретова, посвятившего свою первую крупную работу учению о Логосе Филона22. Его диссертация была по­ священа истории и устройству ветхозаветного храма 23. Из его новозаветных иссле­ дований особенной известностью пользуется «Новозаветная песнь любви сравнительно с «Пиром» Платона и Песнью песней»24. Мысли Муретова свойствен вдохновенный порыв на основе глубокой веры и энциклопедизма знаний, ювелирная тонкость разли­ чения понятий, их необыкновенная отточенность.

Ему самому свойствен «внутренний огонь ревности по благу и 25истине», который отсутствовал у иудейских критиков и «окрылял труды апостолов». Муретов стоял на пути создания системы православ­ ного богомудрия, основанной на новозаветной экклезиологии как единственно воз­ можной основе целостного мировосприятия. Так, говоря о вере, он различает веросозерцание, вероупование, веродейственность. В труде «Новый Завет как предмет православнобогословского изучения»26, созданном на основе курса лекций в Акаде­ мии, Муретов наметил контуры своей системы, развить которую ему помешала смерть, наступившая в 1917 г.

Много лет преподавал в Академии профессор Михаил Михайлович Тареев (1866— 1934), которого называют иногда представителем христианского морализма27. Фило­ софская линия Тареева отходит от академических традиций философии теизма. Про­ тоиерей В. Зеньковский находит у него «основные черты... чисто христианского антро­ поцентризма» (85, 107). В работе Тареева «Новое богословие», опубликованной в 1917 г., обнажается его восприятие Православия, согласно которому, русскому Пра­ вославию следует отказаться от святоотеческого учения, как «сплошного гностицизма и аскетизма»28. Это на самом деле новое для Московской Академии богословие было символом определенного кризиса, переживавшегося Академией. В неправославных исканиях Тареева, предвещавших обновленчество, сфокусировались центробежные духовные силы, влиявшие на существование Академии в данный период.

Одним из самых значительных представителей религиозной мысли в Московской Академии начала XX в., да и не только Академии, но русской мысли в целом, был священник Павел Александрович Флоренский (1882—1943). Личность исключительной одаренности и своеобразия, отец Павел Флоренский оказал сильное воздействие на современников. Флоренский поражает прежде всего сочетанием одинаково сильных, но совершенно разных, до противоположности, талантов. Одаренность философа и богослова, необычайная мистическая чуткость сочетаются в нем с крупными естест­ веннонаучными способностями и с не менее сильным художественным талантом. От­ сюда удивительно глубокое, оставляющее у читателя неизгладимое впечатление про­ никновение в суть каждого явления, которого касается его мысль. Литература о свя­ щеннике П. Флоренском уже сейчас очень велика и, несомненно, еще долги будет

ОЧЕРК ИСТОРИИ МОСКОВСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ

расти. Его книга «Столп и утверждение Истины» 29 вызвала большой резонанс, острые, противоположные суждения. Но окончательной оценки этого раннего труда отца Павла Флоренского нельзя ожидать ранее опубликования всего его громадного на­ следия. Отдельные положения книги могут быть и являются предметом очень дли­ тельного обсуждения. Но, быть может, ее следует больше всего рассматривать как опыт глубоко личного богопозиания. В книге заметны искусственность формы и стиля, имитирующих раннее Возрождение. Священник П. Флоренский является фигу­ рой во многом глубоко символичной. Необычайная чуткость ко времени сделала его основную книгу как бы зеркалом исканий и настроений русского общества. Но в це­ лом линия Флоренского была противоположна линии Тареева. Чрезвычайно интересны «Общечеловеческие корни идеализма»30, «Смысл идеализма»31, являющиеся обработ­ кой его лекций; в них гораздо меньше субъективного начала. Вовсе не изучены цен­ ные философские идеи его естественнонаучных работ.

Богословские и философские труды профессоров МДА — итог длительного и на­ пряженного развития мысли; это подлинная сокровищница русского духа, способная оплодотворить развитие культуры. Замечательный образ развиваемой в Академии духовной философии дал С. С. Глаголев. «Немного теперь имеется мест на земном шаре,— говорил он на юбилее проф. А. И. Введенского, — где бы существовали фило­ софские школы. Московская Академия — одно из таких счастливых мест... Я сравнил бы ее с существовавшей некогда школой Сен-Виктора в Париже.

..» Русская теисти­ ческая философия «дает то единое, которое нужно на потребу. Она представляется мне,— продолжает Глаголев,— той лестницей, которую Иаков видел во сне, лестни­ цей, которая ведет от земли к небу. Академическая философская аудитория... это притвор, ведущий в храм...» В Кенигсберге (ныне Калининград, где похоронен выда­ ющийся философ Кант. — А. С.) «немцы сказали мне, что их город зовут городом чистого разума... Думается мне, что и Сергиев Посад должно назвать городом веру­ ющего разума. Здесь, в тиши студенческих и профессорских келлий, работает разум, ведомый верою» (87, 32—33), тот разум, добавим мы, который только и является по-настоящему чистым разумом.

Необходимо отметить, что научная деятельность Московской Академии характе­ ризуется огромным успехом ее в развитии исторической науки. Собственно историче­ ская наука в Академии восходит к XVIII в., к трудам ректора архимандрита Дамаскина (Семенова-Руднева) и митрополита Платона. Выше мы уже говорили о значении трудов протоиерея А. В. Горского. Большое влияние на развитие исторической науки оказало стремление лучше изучить прошлое Русской Церкви и России, распространив­ шееся в 30—40-е годы в русском обществе. Эти патриотические настроения нашли от­ ражения в известной «Записке» А. С. Пушкина, где великий поэт обращает внима­ ние на недостаточное знакомство общества с родной историей.

Одним из выдающихся русских церковных историков является Евгений Евснгнеевич Голубинский (1834—1912). Тщательность обследования источников, критическая строгость подхода к ним, умение их осторожно и непредвзято проанализировать и обобщить делают его основной труд по истории Русской Церкви32, как и другие ра­ боты, классическим образцом исторического исследования.

Большой вклад в русскую церковную историю внес С. И. Смирнов. Его моногра­ фия «Древнерусский духовник»33 ценна не только богатством материала, но и глу­ боким проникновением в суть духовничества. Эта работа интересна и для изучения корней такого большого явления русской церковной жизни нового времени, как стар­ чество.

Много лет отдал работе в Академии выдающийся русский историк В. О. Ключев­ ский, который вел русскую гражданскую историю. Очень большой вклад в науку внес А. А. Спасский 3 \ известный замечательным трудом о тринитарных спорах в Древней Церкви. Неутомимому труженику А. П. Лебедеву 35 принадлежат фундаментальные труды по всеобщей церковной истории (90, 7—8). В конце XIX в. церковпонсторические труды профессоров Академии получили признание за рубежом. «А. Гарнак...

еще в 1890 г. по поводу выдающейся работы проф. H. H. Глубоковского («Блажен­ ный Феодорит», I—II т.) отметил существование при нашей Академии целой школы, посвящающей свои труды изучению церковной древности... Если честь основания дан­ ной школы... должна быть приписана целому ряду... историков-профессоров Московской Академии (Мефодий и Иннокентий Смирновы, Филарет Черниговский, А. В. Горский), то главная заслуга в развитии и упрочении этой школы, бесспорно, принадлежит А. П. Лебедеву» (90, 7).

Церковное право представляли в Академии крупные ученые А. Ф. Лавров (архи­ епископ Алексий) (59, 1—2), Н. А. Заозерский (59, 86—101).

102 СВЯЩЕННИК АЛЕКСАНДР САЛТЫКОВ

С самого начала существования Академии большое внимание уделялось академи­ ческой библиотеке. Каждое поколение администрации, профессоров и студентов, мно­ гочисленные жертвователи вносили в нее свою лепту. К концу XIX—начала XX в.

библиотека Академии была одной из лучших в России, с книгами по всем отраслям богословских и вообще гуманитарных знаний, с богатейшим собранием древних сла­ вянских и греческих рукописей огромного научного значения. К 1919 г. в библиотеке имелось свыше 320 тыс. книг и 1600 рукописей XII—XIX вв. 36 При Академии существовал и церковноархеологический музей, возникший факти­ чески в конце 1871 г. и формально открытый в 1880 г. Первоначально музей нахо­ дился под наблюдением библиотекаря, а с 1891 г. была учреждена должность заве­ дующего музеем, которым был назначен Александр Петрович Голубцов (I860—1911), находившийся на этой должности до самой своей кончины. Это был блестящий лек­ тор, интересный и видный ученый, оставивший ряд ценнейших сочинений церковноархеологического характера. Особенно известны его исследования «соборных чиновни­ ков» 37. В Академии Голубцов обладал огромным нравственным авторитетом в труд­ ный период ее истории.

Большое значение в академической жизни имела такая форма научной деятель­ ности, как публичные защиты докторских диссертаций, или диспуты, представлявшие­ ся научными торжествами. Каждая новая докторская диссертация вызывала и в пре­ подавательской корпорации, и у студенчества огромный живой интерес. О блестящих научных собраниях во время диспутов с большой похвалой вспоминают все мемуа­ ристы (30, 744—745; 80, 88—89; 74, 1, 611). Их прекращение по Уставу 1884 г. зна­ чительно обеднило научное развитие академической молодежи.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 29 |

Похожие работы:

«Государственно-общественное образование Владимир И. Гусаров Оглавление Предисловие Глава I. Теория и практика общественного участия в управлении образованием в России в XIX – XX вв. Историография отечественного общественного участия в управлении § I. образованием в XIX XX вв. как части системы местного самоуправления Государство и самоуправление в России в XIX XX вв. § I. Отечественный опыт общественного участия в управлении § I. образованием в XIX XX вв. Глава II. Современная практика участия...»

«Аутизм в детстве Предисловие • Введение • Аутизм в детстве: определение, историческая справка • Распространенность • Систематика аутизма в детстве • Виды аутизма в детстве. Детский аутизм эндогенного генеза. Синдром Каннера (эволютивнопроцессуальный) Инфантильный аутизм (конституционально-процессуальный) • Детский аутизм (процессуальный) • Начало процесса от 0 до 3 лет • Начало процесса от 3 до 6 лет • • Клинические особенности детского аутизма процессуального генеза (с началом в 3-6 лет) с...»

«СТРАТЕГИЯ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ КАЧЕСТВА ПОДГОТОВКИ ВЫПУСКНИКОВ Негосударственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Липецкий эколого-гуманитарный институт Липецк 2015 1. МИССИЯ ЛИПЕЦКОГО ЭКОЛОГО-ГУМАНИТАРНОГО ИНСТИТУТА КАК ГАРАНТА КАЧЕСТВЕННОЙ ПОДГОТОВКИ ВЫПУСКНИКОВ В ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ Российские вузы исторически являются не только центрами получения знаний, но и центрами влияния на экономическую, социальную, политическую и культурную жизнь. Региональные вузы не...»

«Анализ работы МО общественных наук МОУ Ундоровского общеобразовательного лицея за 2010-2011 учебный год В состав МО общественных наук в 2010-2011 учебном году входили учителя истории, обществознания, экономики: Дойко С. Л. (высшая категория)– руководитель МО, учитель истории и обществоведения (8, 10-е классы); Автономова В. П. (высшая категория)– учитель экономики, Аникина Е. Н. – учитель истории, обществознания, исторического краеведения (6, 11, 8-е классы), Маршалова И. А. – учитель истории,...»

«Правовая мысль: история и современность Конституционализм В.Г. Графский Заведующий сектором как предмет изучения истории государства и права, политических учений Института государства и права РАН, профессор, доктор юридических наук Даже самое беглое знакомство с отечественной литературой по актуальным теоретическим вопросам правоведения наводит на мысль, что период непримиримых и принципиальных, глубокомысленных и эмоционально окрашенных дискуссий о правильном понимании права закончился без...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Зэльвенскi дыяруш» (территория Зельвенского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 2013 Оглавление Введение 1. Анализ потенциала...»

«МУК «Межпоселенческая центральная библиотека муниципального образования Кущевский район» Отдел библиографии и инноваций ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО БИБЛИОГРАФИИ ст. Кущевская, 2015 БИБЛИОГРАФИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ, ИСТОРИИ, МЕТОДОЛОГИИ, СТАНДАРТИЗАЦИИ Рец.: Лиховид Т. Ф. Страницы наследия библиографоведа с комментариями // Библиография. – 2007. – № 6. – С. 95–98; Дьяконова Е. М. Библиография и библиограф в информационном обществе // Библиография. – 2008. – № 3. – С. 97–100; Маслова А. Н. Жизнь и творчество в...»

«СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ УДК 342.9 И. Т. ТАРАСОВ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ НАУКИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА М. В. Лушникова Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Поступила в редакцию 16 марта 2010 г. Аннотация: статья посвящена характеристике жизненного пути и творческого наследия ученого российской школы административного права И. Т. Тарасова, внесшего значительный вклад в развитие науки административного права. Ключевые слова: административное право, история науки. Abstract: the article...»

«IX Московская Международная Историческая Модель ООН РГГУ 2015 Историческая Генеральная Ассамблея Военная интервенция Соединенных Штатов Америки в Панаме 1989 г. Доклад эксперта Москва 2015 Содержание Содержание Введение Глава 1.История конфликта 1.1.Причины возникновения конфликтной ситуации 1.2.Операция «Справедливое дело» Глава 2. Роль международных организаций в урегулировании конфликта. 10 2.1. Роль «Контадорской группы» и ОАГ в решении данного конфликта. 10 2.2. Попытка урегулирования...»

«I 0IC75S ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР АКАДЕМИЯ НАУК СССР I ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА i В.М.ЖИРМУНСКИЙ iИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ В.М. Жирмунский ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО­ ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР ЛЕНИНГРАД « НАУКА » ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Редакционная коллегия: акад. М. П. Алексеев, доктор филол. наук М. М. Гухман, член-корр. АН СССР А. В. Десницкая (председатель), доц. Н. А. Жирмунская, акад. А. Н. Кононов, доктор филол. наук Ю. Д. Левин (секретарь), акад. Д. С. Лихачев, член-корр. АН СССР В. Н....»

«История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Санкт-Петербург 1703-2003 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБОЗРЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ НАУК 2002/03 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58:92 С18 Редакционная коллегия:...»

«Смолянинова Нина Николаевна СОЗДАНИЕ И РАЗВИТИЕ СЕТИ БИБЛИОТЕЧНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОМ РЕГИОНЕ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск – 201 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет». Научный руководитель доктор исторических наук Филимонова Мария Александровна. Официальные оппоненты: Блохин Валерий Федорович – доктор исторических наук,...»

«36 Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА Магомедов Ш. М. Северный Кавказ в трех революциях: по материалам Терской и Дагестанской областей. М., 1986. Октябрьская революция и Гражданская война в Северной Осетии / под ред. А. И. Мельчина. Орджоникидзе, 1973. Ошаев Х. Д. Комбриг Тасуй. Грозный, 1970. Хабаев М. А. Разрешение земельного вопроса в Северной Осетии (1918— 1920 гг.). Орджоникидзе, 1963. Шерман И. Л. Советская историография Гражданской войны в СССР (1920— 1931). Харьков, 1964....»

«МГИМО – Университет: Традиции и современность 1944 – ББК 74.85 М 40 Под общей редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова Редакционная коллегия А.А. Ахтамзян, А.В. Мальгин, А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.Л. Чечевишников (составитель) МГИМО – Университет: Традиции и современность. 1944 – 2004 / Под общ. ред. А.В. Торкунова. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2004. – 336 с.; ил. ISBN 5-7853-0439-2 Юбилейное издание посвящено прошлому и настоящему Московского государственного...»

«II. Становление и развитие современной украинской науки международного права ИСТОРИЯ­КАФЕДРЫ­МЕЖДУНАРОДНОГО­ПРАВА­ ИНСТИТУТА­МЕЖДУНАРОДНЫХ­ОТНОШЕНИЙ­ КИЕВСКОГО­НАЦИОНАЛьНОГО­УНИВЕРСИТЕТА­ ИМЕНИ­ТАРАСА­ШЕВЧЕНКО­­ ЗА­ПОСЛЕДНЕЕ­ДЕСЯТИЛЕТИЕ А.­ЗАДОРОЖНИЙ кандидат юридических наук, профессор, член-корреспондент НАПрН Украины, заведующий кафедрой международного права (Институт международных отношений Киевского национального университета имени Тараса Шевченко) К афедра международного права прошла...»

«А.М. Решетов РУССКИЕ В АВСТРАЛИИ: НЕСКОЛЬКО ПРИМЕРОВ ЭФФЕКТА ПРИСУТСТВИЯ Ученые, занимающиеся историей эмиграции, неизменно стремятся установить более или менее точную дату начала этого процесса. В случае с Австралией, кажется, повезло. В научной литературе встречается точная дата появления первого российского поддданного на территории пятого континента. Джон Потоцкий в составе группы каторжников прибыл из Англии в Хобарт (Тасмания) 18 февраля 1804 г. [Говор 1996: 3–7]. Таким образом, от начала...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права e-mail: ilyinazina@yandex.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании...»

«Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Амелин В. В., Денисов Д. Н., Моргунов К. А. РЕЛИГИИ ОРЕНБУРГСКОГО КРАЯ: СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ Том 1. Восточное христианство Оренбург – Амелин В. В., Денисов Д. Н., Моргунов К. А. РЕЛИГИИ ОРЕНБУРГСКОГО КРАЯ: СИСТЕМАТИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ. Том ББК 86.3(235.557) УДК 2 67(470.56) А Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ и Прави тельством Оренбургской области научного проекта №...»

«Оглавление Об организаторах ALDA Просветительское общественное объединение «Фонд им. Льва Сапеги» О проекте Проведение тренингов и семинаров 1. Управление проектом: финансовая и аналитическая отчетность 2. Изменения в обществе: цели, индикаторы, логика, развитие организации 3. Местное самоуправление в Беларуси: исторический опыт и современность Международный учебный визит в Латвию Партнерские проекты и гражданские инициативы 1. Сделаем фестиваль вместе 2. Создание и деятельность клуба старост...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБОЗРЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ НАУК 2001/02 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБОЗРЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ НАУК 2001/02 § ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58:92 С Р едакц и он н ая коллеги я проф. J1.A. Вербицкая, проф. И.В....»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.