WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

«ВСЕОБЩАЯ ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЕДИНСТВА В ЮЖНОЙ ИТАЛИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ V ВЕКА ДО Н. Э. Д. В. Бубнов Предпринята попытка исследовать особенности исторического развития ...»

-- [ Страница 8 ] --

Ф.Г. Тараканов находился за пределами округа (в Архангельске), но связи с земляками не терял. Это обстоятельство и было использовано при разработке дела 1937 г. Тараканову была предназначена роль идейного руководителя националистической организации. Ярлык «буржуазный националист» на него был навешен на том основании, что в своем поэтическом творчестве Тараканов выступал в защиту самобытности коми культуры, против русификации, за духовное единение финно-угорских народов. Его прошлая позиция - за государственное объединение всех коми - стала основой обвинения в стремлении к созданию единого коми государства вне рамок СССР и его присоединению к Финляндии. Так «буржуазный националист» Ф.Г. Тараканов стал еще и «финским шпионом». В ходе разработки дела предлагалась версия о связи Я.А. Кривощекова с Ф.Г. Таракановым, их совместной деятельности по осуществлению планов выхода КПНО из состава СССР и соединения с Финляндией, для чего якобы и создавалась повстанческая организация4.

Первая волна арестов, прошедшая в конце 1936 - начале 1937 г., знаменовала начало второго этапа разработки замысла. После февральскомартовского пленума ЦК ВКП (б), давшего фактически санкцию на массовые репрессии, аресты участились. В Кудымкаре было арестовано более 40 человек, начались аресты и фабрикации дел в районах. Так, в Кочевском районе приступили к раскрутке дела под кодовым названием «Террорист», арестовали 33 человека. Первоначально замысел осуществлялся с трудом. «Осведомы»

добывали некачественный компромат, арестованные не давали нужных показаний, исполнители - работники Окр ОНКВД, в том числе главные чекисты округа И.И. Другов и В.Т. Воронов - не очень верили в успех затеи и не проявляли должной старательности. Так, Другов позднее признал, что «разработка Кривощекова до конца не была доведена, т.к. он не был разоблачен как враг народа»2.

Для ускорения работы в округ из Свердловска была направлена следственная бригада во главе с капитаном госбезопасности Н.Я. Боярским, которая быстро наладила работу конвейера репрессий. Кривощеков был арестован 15 августа 1937 г., а 8 сентября расстрелян. Развернулось следствие по делу участников повстанческого штаба. Разработка сценария вступила в третий, решающий, этап. В ходе его был заменен состав окружного руководства, в том числе Окр ОНКВД. Его начальник И.И. Другов и заместитель В.Т. Воронов были обвинены в саботаже и пособничестве врагам народа, причислены к составу штаба6. Оперативная работа новых исполнителей сопровождалась массовыми арестами, беспрерывными допросами с применением психического и физического насилия, признаниями обвиняемых, ускоренным вынесением приговоров и их исполнением. Насилие испытал даже И.И. Другов - его били резиновыми палками, держали в холодной камере. При доследовании дел будет признано, что «применялись подлоги, составлялись фиктивные документы, протоколы допросов составлялись заочно - арестованный вызывался только для подписи... Допускалось массовое вымогательство показаний путем применения физического воздействия»7.

Подобная «работа» велась синхронно в других районах, о чем свидетельствуют многочисленные факты заведения судебно-следственных дел о контрреволюционных повстанческих организациях, однотипных по характеру обвинений, составу обвиняемых и даже по их количеству. Так, в Бардымском, Березовском, Суксунском, Юсьвинском районах «вскрытые» организации насчитывали 26 человек, в Кочевском - 36, в Еловском - 39, в других районах - на уровне этих показателей.

От положения в сельских районах существенно отличалась ситуация в Пермском районе. До 1930 г. Пермь была центром ведущего округа Прикамья, располагавшего большим промышленным и культурным потенциалом. Связь между районами бывшего округа сохранялась и позднее. Поэтому авторами всей разработки Пермь была избрана центром повстанческого округа, а Пермский район - базовым в его структуре. Пермская организация должна была включать как промышленные, так и сельские ячейки. Стратегически особо значимыми признавались ячейки на железнодорожных станциях Пермь II, Менделеево, Верещагино и в Камском речном пароходстве (транспортный блок), на крупных промышленных предприятиях, а также на строительстве КамГЭС, ЦБК, где использовались заключенные лагерей и ссыльнопоселенцы, считавшиеся готовым материалом для вербовки в контрреволюционные организации. Сельским ячейкам надлежало находиться в Кояновской МТС, Юговском совхозе, сельсоветах. В состав штаба Пермской организации включались секретари горкома партии М.

Д. Дьячков и Голышев, председатель горсовета А.И. Старков (начальник штаба), заведующие отделами - плановым, земельным и народного образования, начальник пароходства. Боевое руководство возлагалось на комдива Полянского и председателя горотделения Осоавиахима Дубровина. Численность организации должна была составлять 66 человек, арестовали 44. Следствие началось в сентябре 1937 г., приговоры вынесены 15 ноября. Большинство были осуждены на 10 лет лагерей, направлены в ТайшетЛАГ (подразделение БамЛАГа)8.

Идейно-политическая окраска Пермской организации представлялась очень пестрой, ее лидеры были распределены почти по всему спектру политических противников сталинской диктатуры: троцкисты, правые, бывшие белогвардейцы, эсеры, кулаки и церковники - православные и мусульмане. Целью организации предполагался захват транспортных узлов, оборонных заводов Перми, взрыв железнодорожного моста через Каму, свержение советской власти и соединение всех повстанческих сил в регионе (при этом повстанцы КПНО должны были прийти на помощь пермским), затем - в стране в целом.

В число участников организации, как в КПНО и других районах, попали в основном партийно-советские и хозяйственные руководители - председатели сельсоветов, колхозов, директора МТС, совхозов, специалисты промышленности и сельского хозяйства, учителя, даже трактористы, т.е. те самые «кадры», подготовка которых в годы первых пятилеток была первоочередной задачей.

Во главе этой мифической структуры оказались главные партийные кадры района - секретари и члены горкома ВКП (б) и горисполкома.

Судебно-следственные материалы разных округов и районов дают представление о весьма изощренном замысле, разработанном в недрах НКВД в 1936-1937 гг. Следствие велось по типовому сценарию, в его ходе создавалась масштабная конструкция единой контрреволюционной повстанческой организации (кроме того, она определялась как «шпионская», «террористическая», «националистическая», иногда даже «фашистская»), имевшей подразделения по всей стране. Содержание допросов, показаний обвиняемых и свидетелей, а главное - формулировки обвинительных заключений позволяют воссоздать эту грандиозную вымышленную конструкцию с жесткой многоуровневой и многолинейной структурой, которую можно представить умозрительно в виде развернутой по вертикали и горизонтали схемы.

Вершиной этой конструкции являлся «Всесоюзный центр», находившийся в Москве. Под ним подразумевался «правотроцкистский блок» во главе с Н.И. Бухариным и А.И. Рыковым. Процесс по делу этого блока в то время готовился и был проведен в марте 1938 г. Далее следовали организации краевого или областного уровня, в частности, «Уральская контрреволюционная повстанческая организация правых», политически возглавляемая первым секретарем Свердловского обкома ВКП (б) И.Д. Кабаковыми, а в военноорганизационном плане - вторым секретарем Пшеницыным (начальник повстанческого штаба) и командующим Уральским военным округом Василенко (его помощник). Позднее в штаб был «введен» начальник областного управления НКВД Самойлов. «Советская» линия в штабе была представлена председателем облисполкома В.Ф. Головиным, объявленным еще и троцкистом9, враждебное идеологическое направление - митрополитом Петром Холмогорцевым. Проведение антицерковной линии в рассматриваемой конструкции стало обязательным в связи с особым замыслом, касавшимся «Всероссийской фашистско-шпионской контрреволюционной организации церковников», якобы имевшей целью содействие Германии в сокрушении советской власти. Митрополит Холмогорцев был арестован в августе 1937 г. как член этой организации. Были обвинены архиепископ Покровский и другие иерархи православной церкви на Урале, в частности, пермский протоиерей Феодосий Шаврин, свердловский епископ Трухин10.

Уральская областная организация состояла из 6 окружных отделений, в их числе были уже охарактеризованные Пермское (22 района) и КомиПермяцкое (6 районов). Их линейная структура просматривается четко. Партийно-политическая линия представлена партийно-советским руководством со связями на областном уровне: Кабаков - Благонравов, Кабаков - Дьячков.

Они и их окружение квалифицировались политически как правые или троцкисты, при этом прежнее противостояние тех и других уже не имело значения.

Религиозно-националистическую линию представляли служители религиозных культов и деятели национальной культуры, интеллигенция: митрополит Холмогорцев, протоиерей Шаврин - Тараканов и связанные с ними лица. Отдельно шла мусульманская линия. Эти линии имели выход в антисоветское зарубежье (Германия, Финляндия, Турция), что служило основанием для обвинений в шпионаже. Военно-организационную линию представляли деятели Осоавиахима и военнослужащие: Кривощеков - Дубровин, Василенко - Полянский. Уже отмечалось, что у этой линии был самостоятельный центр – «Антисоветская троцкистская военная организация», также якобы связанная с зарубежьем, на местах же ее представителей включали в повстанческие организации правых, подчинив политическим руководителям штабов, функцию которых должны были выполнять вторые секретари обкома - окружкома партии: Пшеницын - Голик (КПНО), Голышев (Пермь). Наконец, еще одну линию представляли «предатели» из органов НКВД и прокуратуры: Самойлов – Решетов (ОблУНКВД), Другов - Воронов - Юркин (КПНО). Исходной точкой этой линии считался прежний глава НКВД Г. Ягода, вскоре ставший также «врагом народа». Все выделенные линии имели строго соподчиненные горизонтальные уровни, отразившие иерархические уровни партийногосударственных структур.

Районные контрреволюционные повстанческие организации также конструировались по четкой схеме, с упором на их боевой характер. Они получали наименование «рота», а их подразделения в отдельных населенных пунктах, на предприятиях и в учреждениях - «взвод». Соответственно их руководители назывались ротными или взводными командирами. Так, в Пермском районе «взводы» дислоцировались в 11 сельсоветах и возглавлялись председателями сельсоветов, колхозов, директорами МТС и совхозов, школ и т.п.

Например, в Усть-Качкинском сельсовете комвзвода был назван председатель колхоза им. Малкова Губин, в Юговском совхозе - его директор Курбатов. На промышленных предприятиях и в учреждениях г. Перми также намечалось организовать взводы, а на особо крупных и важных в стратегическом плане объектах – «полки», например, на железнодорожной станции Пермь II, в пермском гарнизоне. Численность «полков» и «рот» зависела от масштабов района, размеров предприятий. Численность «взводов» приближалась к некоему среднему уровню, вероятно, заданному. Так, сельские «взводы» Пермского района включали не более 12-13 человек, в КПНО - от 10-11 до 3011.

Линейный принцип построения районных организаций осуществлялся через придание им той или иной идейной и социальной «окраски». Разнообразие окраски было задано целым пакетом приказов НКВД о репрессировании разных контингентов «антисоветских элементов», которые были санкционированы Политбюро и лично Сталиным. В частности, по приказу НКВД от 30 июля 1937 г. была проведена операция по репрессированию «бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов». Она началась 5 августа и должна была длиться 4 месяца. Республикам, краям и областям были установлены контрольные цифры репрессируемых с распределением их по двум категориям: I - расстрел, II - заключение в лагеря на 8-10 лет. В связи с этим предполагалось расширение существующих и строительство новых лагерей. Урал (включая Башкирию) получил разнарядку на репрессирование по I категории 7,5 тыс. человек, по II - 15 тыс., в том числе Свердловская область (с территорией Прикамья) – соответственно 4 и 6 тыс.12 Исходя из перечня контингентов, подлежавших репрессированию по этому приказу, определялась «окраска» контрреволюционных организаций на местах, в частности, «кулацкая», «белогвардейская», «террористическая», «шпионско-диверсионная», «церковно-сектантская» и др. Позднее серия приказов направила репрессии в «национальное» русло - начались репрессии против поляков, немцев, корейцев и других народов СССР.

Эта пестрота окраски репрессивных дел была отмечена и в Прикамье.

«Кулацкая» окраска была придана многим выдуманным сельским контрреволюционным организациям. Так, в Юсьвинском районе КПНО в августе 1937 г.

была «выявлена» кулацкая повстанческая организация, якобы ставившая целью «поднять вооруженное восстание против советской власти». Из 26 арестованных только 4 относились к бывшим кулакам (спецпоселенцы), большинство остальных являлись колхозниками. Все были расстреляны. «Кулацкобелогвардейским» был назван «взвод» в с. Пуксиб Косинского района (10 чел.), куда вошло руководство колхоза «Новый путь». Их обвиняли в том, что «старались развалить колхоз», «умышленно снижали урожайность», «умышленно уничтожали на ферме скот» (пало 46 голов). Все обвиненные по этому делу были расстреляны13. О совмещении «кулацкой операции» с делами повстанческих организаций свидетельствуют многие факты, например, следующий: «В порядке кулацкой операции в 1937 году на территории Бырминского сельсовета Кунгурского района вскрыта контрреволюционная повстанческая группа, в состав которой входили бывшие кулаки, белогвардейцы М. Карипов, Н. Нигмаев и др., в количестве 14 человек» (т.е. «взвод»). Все они 5 декабря 1937 г. были приговорены к расстрелу14.

«Кулацкая операция» шквалом обрушилась на районы размещения спецпоселенцев, раскулаченных и высланных в начале 30-х гг., а таких районов в бывшей Уральской области насчитывалось 69 и еще 3 национальных округа, включая КПНО15. Чтобы выполнить задание по изъятию «бывших кулаков», арестовывались не только раскулаченные, но и местные жители, в том числе колхозники. В районах кулацкой ссылки повсеместно обнаруживались «роты» и «взводы» повстанцев, происходили и индивидуальные аресты.

В итоге «антисоветские элементы» стали исчисляться сотнями. Так, в Чердынском районе с августа 1937 г. до марта 1938 г. было арестовано по неполным данным более 300 человек, обвинительные приговоры получили 187, из них 34 – высшую меру наказания, 100 - 8-10 лет лагерей. В Еловском районе, также по неполным данным, арестовали более 160 человек, приговоры получили 95, из них высшую меру наказания - 63. Центральным здесь стало дело контрреволюционной повстанческой организации из 37 участников, названной еще «шпионско-диверсионной» (родственники эмигрировали в Китай). Все 37 обвиненных были расстреляны. В Ныробском районе из 90 арестованных приговоры получили 62, в том числе 30 – расстрел16.

Поскольку среди высланных из западных областей страны было немало представителей народов, их населяющих, стало возможным некоторым организациям придавать националистическую окраску. Так, в пос. Бадь-Пашня Косинского района был обнаружен взвод «польской националистической шпионско-повстанческой и диверсионной организации». Столь цветистое название было придумано для группы всего из 9 человек, имевших контакты со ссыльными поляками Я.А. Яновским и Я.Ф. Якубовским. В 1939 г. дело было прекращено, ибо «достаточных фактов для предания суду вышеупомянутых лиц не добыто». В целом в Коми округе во второй половине 1937 - первой половине 1938 г. задания по проведению «кулацкой», «польской» и иных операций перевыполнялись. Разверстка для округа была следующей: 700-800 человек приговаривались к расстрелу и 1500 человек - к лагерям. Документ Пермской областной прокуратуры констатировал: «Эта контрольная цифра была выполнена в десятки дней, после чего была дана дополнительная контрольная цифра для изъятия 300-400 поляков и др. иностранцев, проживающих на территории Коми-Пермяцкого округа»17. В целом же «кулацкая операция» представляет особый пласт в репрессивном потоке 1937-1938 гг. и заслуживает специального рассмотрения.

Религиозный антисоветизм был представлен в виде отдельных вкраплений в дела самой разнообразной окраски - в большинстве их обвинялось по нескольку священников. Но фабриковались и специальные дела с религиозной окраской.

Так, в Кудымкарском районе была «обнаружена» организация церковников во главе со священником М.Д. Желниным (50 человек). В Гаинском районе громким стало дело группы сектантов-старообрядцев под названием «Грешники» (11 человек), их нелегальные молитвенные собрания были представлены как антисоветские. Церковную окраску имело дело контрреволюционной организации в Березовском районе, были репрессированы многие священники Осинского и других районов. Большинству их вменялась в вину принадлежность к «Обществу трудового духовенства» - вымышленной антисоветской организации православных священников и верующих. Ее главой был назван бывший пермский протоиерей Феодосий Шаврин. Он был арестован в мае 1937 г., с ним - еще 36 человек. По постановлению тройки УНКВД по Свердловской области от 25 августа 1937 г. все они были расстреляны как участники шпионско-диверсионной организации церковников. В Нытвенском районе, где в 1935-1936 гг. проживал Ф. Шаврин, «вскрыли» небольшой филиал этой организации (7 человек), куда входили священники, их родственники и активисты церковной общины. Они были арестованы 11-19 октября 1937 г. и уже 29 октября приговорены к 10 годам ИТЛ как участники «контрреволюционной повстанческой организации церковников», имевшей связи с Шавриным и его «Обществом трудового духовенства»18.

В районах с татаро-башкирским населением изобретались организации, якобы руководимые «Всеуральской контрреволюционной организацией мусульман», связанной с зарубежными мусульманскими центрами. Пример тому – «Бардымское дело», по которому были осуждены в первую очередь муллы, их родственники, а также учителя. Все они считались носителями мусульманской идеологии. При этом не имело значения, что учитель Х. Киеков, назначенный в лидеры организации, был советским активистом, участником коллективизации. Как сын муллы, он и еще 25 человек были расстреляны, двое направлены в ИТЛ19. Репрессии против духовенства и верующих были сопряжены с делами повстанческих организаций, вместе с тем они также являются предметом отдельного исследования.

В изобретении окраски контрреволюционных организаций случались и отклонения от шаблона. Так, в Суксунском районе «обнаружилась» анархистская организация. Основанием для этого послужило проживание в районе лиц, в начале 1920-х гг. разделявших анархистские идеи и за это отбывших срок наказания (С.П. Башкирцев и В.М. Постников). Им была определена роль руководителей организации, состоявшей якобы из 26 человек (типовая разнорядочная цифра). Решением тройки УНКВД по Свердловской области от 2 ноября 1937 г. 11 из них приговорили к высшей мере наказания, остальных к 10 годам заключения в ИТЛ. После получения в феврале 1938 г. дополнительного задания «вскрыли» более многочисленную организацию – в 190 человек - связанную с кунгурскими анархистами. В мае 1938 г. 184 осужденных по этому делу были приговорены к расстрелу20.

Рассмотренные материалы, которые составляют лишь часть имеющихся в архивных фондах, дают основание для ряда выводов.

Судебно-следственные дела однотипны по срокам и методам ведения следствия, характеру обвинений, содержанию приговоров. Некоторые различия определялись составом обвиняемых, местной спецификой (национальной, социально-экономической и др.). Из судебно-следственных материалов вырисовывается виртуальная конструкция гигантской в масштабах СССР контрреволюционной повстанческой организации, имевшей четкую многоплановую структуру. Горизонтальная (уровневая) структура отражала административнотерриториальное устройство и соответствующую ему партийно-советскую властную иерархию. Вертикальная (линейная) структура высвечивала содержательную сторону репрессивных акций, их идеологию, которая, в свою очередь, раскрывала спектр политических и идеологических опасностей, якобы угрожавших партии и народу. Как было показано выше, эти опасности являлись либо уже преодоленным прошлым (эксплуататорские классы, антисоветские партии, поверженные оппозиционеры), либо вымышленным настоящим (вредители, заговорщики, шпионы и т.п.). Вершиной конструкции был «Всесоюзный центр» в Москве (лидеры троцкистско-бухаринского блока), его филиалами - региональные центры и их штабы, периферию составляли районные и входившие в них местные организации («полки», «роты», «взводы»). Этот охвативший всю страну спрут якобы имел целью вооруженное свержение советской власти с помощью зарубежных сил.

Нетрудно видеть, что эта виртуальная конструкция была отражением и вместе с тем порождением реальной политической системы, сформировавшейся в СССР в 1930-е гг. и с достаточным основанием относимой к тоталитарным. Жесткая и всеохватывающая структура этой системы, ее функциональная направленность служат таким основанием. Вымышленная конструкция использовалась для тотального контроля над всеми слоями общества на всей территории страны, для всеобщего устрашения и политического зомбирования населения. Несмотря на виртуальность, эта конструкция обеспечивала осуществление вполне реальных широкомасштабных репрессивных акций. За 1937гг. только в районах Прикамья было расстреляно более 7 тыс. человек, еще больше стали узниками ГУЛАГа21.

Исследование механизма разработки и реализации дел о контрреволюционных повстанческих организациях в 1937-1938 гг. позволяет конкретизировать содержание и социально-политическую сущность «Большого террора».

Конструирование органами НКВД подобных организаций - способ осуществления массовых политических репрессий. Многолинейность конструкции была нацелена на применение самой разноплановой формальной мотивации репрессий и охват ими огромного количества людей. Образно говоря, репрессивный «невод» забрасывали широко и глубоко, им ловили «рыбку большую и маленькую». Это было необходимо для осуществления нового этапа «кадровой революции», к которой призвал Сталин в докладе на февральскомартовском пленуме ЦК ВКП (б) 1937 г. Говоря о подготовке партийных кадров, он поставил задачу тотальной чистки их состава путем выявления «троцкистских и иных двурушников» и выдвижения на освободившиеся места новых людей - молодых, исполнительных и преданных партии и ему лично.

Средствами решения этой задачи стали перевыборы в партийных организациях и массовые репрессии старых партийных кадров. Этой цели и соответствовало многоуровневое построение придуманных контрреволюционных организаций: благодаря такой системе были «вычищены» все этажи партийного здания, от «генералитета» до «унтер-офицерства», по выражению Сталина22.

Репрессивная волна буквально захлестнула страну, докатившись до самых отдаленных ее районов. Происходило чуть ли не поголовное изъятие и уничтожение руководящих кадров всех уровней, специалистов, просто более или менее грамотных людей. Сталинская «кадровая революция» явно вышла из берегов. Системе угрожало оголение механизмов управления. Видимо, поэтому Сталин решил убрать Ежова и сделать передышку в осуществлении массовых репрессий, возложив вину за очередные перегибы на исполнителей - аппарат НКВД во главе с наркомом. В ноябре 1938 г. была остановлена деятельность троек НКВД, прекращено проведение массовых операций по арестам и выселению. Начался пересмотр ряда дел, в первую очередь тех, которые еще не были доведены до исполнения приговоров. В результате этого удалось уцелеть руководителям Коми-Пермяцкого окружного отдела НКВД Другову и Воронову. Их дела были прекращены «за отсутствием состава преступления» весной 1939 г., следователи, занимавшиеся фальсификацией дел, наказаны. Однако реабилитации репрессированных по делам контрреволюционных организаций не последовало, большинство обвинений по ст. 58 УК РСФСР было оставлено в силе. Лишь в 1956 г. в определении Военного Трибунала УрВО было записано: «Предъявленное обвинение Кривощекова в ходе проверки ничем объективно не подтвердилось»23.

В Перми весной 1939 г. проводилось следствие по делу сотрудников городского отдела НКВД, в ходе которого было установлено применение ими незаконных методов ведения дел, в том числе дела о контрреволюционной повстанческой организации в Пермском районе, «которой в действительности не существовало»24.

Его исполнители также были осуждены. Однако само дело о Пермской организации было закрыто лишь в 1954 г. Массовые аресты и расстрелы по делам различной окраски в ходе доследования 1939 г. не были признаны необоснованными. Пересмотр коснулся в основном процедурной стороны дел, а не их существа. Реабилитировано было небольшое число функционеров, нужных системе. Поэтому нет оснований считать, что с приходом к руководству НКВД Л.П. Берии был осуществлен первый тур политических реабилитаций, как это иногда утверждается. В 1939 г. были осуждены лишь отдельные «перегибы», как и весной 1930 г. в ходе сплошной коллективизации, стратегия власти осталась неизменной, репрессивная политика продолжалась. В частности, в 1940 г. по делу о Коми-Пермяцкой националистической контрреволюционной организации был арестован Ф.Г. Тараканов и осужден на 5 лет пребывания в ИТЛ. Точка в делах о повстанческих организациях была поставлена лишь в 1956 г., когда высшие судебные инстанции признали, что «уголовные дела на так называемых руководителей контрреволюционных организаций Уральского центра правых Кабакова, Иконникова, Павловского были сфальсифицированы бывшими работниками НКВД. Уголовные дела в отношении них производством прекращены за отсутствием в их действиях состава преступления»25. Тогда же были прекращены местные дела о контрреволюционных организациях и множество персональных дел. Полная юридическая и политическая реабилитация репрессированных в годы «Большого террора» осуществлена лишь в 1990-е гг. Тогда же стало возможным исследование конкретной истории «Большого террора».

–  –  –

Отдельные фрагменты темы применительно к Уралу рассмотрены в публикациях: Кириллов В.М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала. 1920гг. Нижний Тагил, 1996, Ч.1; История репрессий на Урале: идеология, политика, практика (1917-1980-е гг.). Нижний Тагил,1997; Годы террора. Пермь, 1998; Политические репрессии в истории России: Тез. науч.- практ. конф. Пермь, 2000 и др.

Государственный общественно-политический архив Пермской области (в дальнейшем - ГОПАПО). Ф. 641/1, оп. 1, д. 11242, л. 1-7, 16-26, 97.

Там же. Л. 7,84,100; д. 16475, т. 3, л.74; Коми-Пермяцкий округ: ХХ век. Пермь,

2001. С. 24-25.

ГОПАПО. Ф. 641/1, оп. 1, д. 12768, л. 147;д. 16475, т.1, л. 12-14, 19, 137.

–  –  –

Там же. Ф. 641/1, оп. 1, д. 11242, л. 16, 25-26, 35; д. 6857, т.2, л. 7-10, 165, 302ГУЛАГ. 1918-1960: Документы. М., 2000. С. 96-104.

–  –  –

Славко Т.И. Кулацкая ссылка на Урале. 1930-1936. М., 1995. С. 75.

Подсчитано по картотеке персональных дел репрессированных в 1937-1938 гг.

в названных районах (ГОПАПО).

–  –  –

ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ УДМУРТОВ ПЕРМСКОГО ПРИКАМЬЯ

В КОНЦЕ ХVI - ХХ ВЕКАХ

А.В.Черных Раскрываются особенности формирования этнических групп буйских и красноуфимских удмуртов, их взаимодействие с татарами и башкирами в бассейне рек Сылва, Ирень, Тулва.

Этническая карта Пермского Прикамья складывалась длительный период.

В разное время регион осваивали финно-угорские, тюркские и славянские народы. В ХХ в. этнический состав Прикамья стал еще более сложным. Одним из народов, освоивших Пермское Прикамье уж с конца ХVI в., являются удмурты. По переписи 1989 г. в Прикамье их насчитывалось 32756, что составляет 4,4% общей численности удмуртов1.

Переселение удмуртов в Пермский край началось в конце ХVI в. Причин его было несколько: присоединение Казанского ханства к Русскому государству, русская колонизация Среднего Поволжья, постепенное распространение крепостного права и православного христианства, а позднее - рекрутской повинности.

Удмурты, переселявшиеся на новые земли, осваивали не только районы Южного Прикамья, значительная их часть осела на землях Северной Башкирии и в Зауралье. Часть переселившихся удмуртов принимали участие в формировании этнических групп татар и башкир и были ассимилированы последними.

Значительная часть удмуртов, осевших в Южном Прикамье, обосновалась в верховьях р.Буй. Новопоселенцы и составили основу образовавшейся в ХVIIХVIII вв. этнической группы буйских (куединских) удмуртов. Как обособленная этническая группа буйские удмурты сформировались за пределами своей основной этнической территории в результате переселения и освоения новых земель, во взаимодействии с новой этнокультурной средой, в иноэтническом окружении, что и определило их культурно-бытовые особенности.

Впервые деревни закамских удмуртов упоминаются в документах первой половины ХVII в.2 Деревни буйских удмуртов возникают во второй половине ХVII в. В 1673 г. жители удмуртских деревень Кирга, Гондырь, Барабан заключили договор о припуске с башкирами Уранской волости, этим же годом датируется известие об уплате жителями названных деревень ясака в казну 3. К 1707 г.

относится договор, составленный жителями удмуртской деревни Шагирт с башкирами 4.

Вначале удмурты жили на башкирской земле в качестве припущенников и платили кроме кунного ясака в казну оброк за землю башкирам. Несмотря на это, башкиры не раз нападали на удмуртские деревни и разоряли их5. И только в 1737 г. императрица Анна Иоанновна пожаловала удмуртам земли по р.Буй в вечное и безоброчное пользование6. Однако вопрос о землепользовании удмуртов оставался открытым вплоть до второй трети ХХ в. Пожалованной земли не хватало, и удмурты продолжали арендовать ее у башкир. Документы 1737 г. упоминают вновь образованные удмуртские деревни по р.Буй: Гондырь, Кипчак, Кирга, Барабан (Исет), Шагирт7. Можно предположить, что к середине ХVIII в. была определена основная территория расселения буйской группы, так как к этому времени © А.В.Черных, 2002 возникли все известные поселения удмуртов. На карте Осинского уезда Пермского наместничества 1792 г. были отмечены удмуртские деревни Большой, Малый и Верхний Гондырь, Кипчак, Кирга, Барабан, Шагирт 8. В первой половине ХIХ в.

территория расселения и численность поселений буйских удмуртов не изменялись. В ХIХ в. в Больше-Гондырской волости было десять удмуртских деревень:

Большой, Малый и Верхний Гондырь, Кипчак, Барабан, Кирга, Урада, Ошья, Гожан, Шагирт.

Изучение микроэтнонимии буйских удмуртов позволяет выявить и места выхода поселенцев. Из 70 известных воршудно-родовых образований удмуртов в Куединском районе зафиксировано около 15. На основе анализа карты размещения микроэтнонимов, опубликованной М.Г.Атамановым, можно установить, что переселение в бассейн Буя в основном шло из южных районов современной Удмуртии, из бассейнов рек Вала, Тойма, Умяк, Кильмезь, Иж 9. Исторические предания буйских удмуртов также подтверждают эти выводы. Главную причину своего переселения сами буйские удмурты до сих пор связывают с насильственной христианизацией 10.

Буйские удмурты являются составной частью закамской группы удмуртов, включающей также удмуртов современных северных районов Башкортостана.

Однако принято считать буйскую группу по происхождению, языку и традиционной культуре особой среди всех закамских удмуртов 11.

Документы ХVIII в. отмечают на территории современного Куединского района еще одну удмуртскую деревню - Чикаши. Еще и сегодня жители этой деревни, по преимуществу татары и башкиры, вспоминают, что раньше в ней жили вотяки. Куда же они исчезли? Просто к ним подселилось несколько семей татар, которые и ассимилировали удмуртское в прошлом население. Сегодня жители этой деревни считаются татарами и башкирами, разговаривают на татарском языке и исповедуют ислам 12.

Удмурты кроме бассейна р.Буй переселялись и в другие районы Прикамья.

Ими была освоена территория Тулвинского поречья. Удмуртские семьи отмечены в поречье рек Сылва и Ирень. Во второй половине ХVI - ХVIII вв. удмурты, поселившиеся по рекам Тулва, Сылва, Ирень, принимают участие в формировании этнических групп татар и башкир Прикамья.

Переселение удмуртов в Тулвинское поречье, видимо, было также достаточно массовым. Многочисленные предания, записанные у современного татарского и башкирского населения Бардымского района, позволяют утверждать об этом. С удмуртским компонентом связывают основание своих сел жители Елпачихи, Краснояра, Аклушей, Тюндюка, Усть-Ашапа, Константиновки. «Татары и башкиры пришли по Таныпу примерно пятьсот лет назад. До них жили ары 13 и марийцы. На месте села до татар была деревня, и жил ар Константин. В Сосновке (Толбаш-тат.) раньше жили удмурты, в Башапе (Усть-Ашап) тоже. Потом они приняли мусульманство и отатарились...» (с.Константиновка)14. «Это когда крестить начали, арские бежали сюда. У них звук «о» произносится как «э»... Когда Иван Грозный крестить начал, они бежали. Вот у них цифры 1,2,3 по-другому звучат: 1-одиг... И они были первыми, поэтому Њдик от одиг, то есть единственные» (одиг – по-удмуртски «один». – авт.) (с.Елпачиха, татарское название села – Удик)15. Об удмуртах-арах рассказывают и в деревнях Султанае, Таныпе, Бардабашке Бардымского района. В Тулвинском поречье удмурты также селились в качестве припущенников с оплатой башкирам-вотчинникам оброка за аренду земли, а иногда приобретали владельческие права на землю. В социальном отношении удмурты вместе с другими народами (татары, марийцы) составляли категорию тептярского населения. Переселение удмуртов в Тулвинское поречье подтверждается и письменными документами, так, по сведениям 1748 г. в д.Бардабашке проживало удмуртов 3 души мужского пола 16, в Барде – 15 душ17.

Удмурты Тулвинского поречья по причине дисперсного расселения, совместного проживания с другими народами - башкирами, татарами, марийцами - были достаточно быстро ассимилированы. В деревнях Барде, Бардабашке, Константиновке, Султанае, Таныпе, скорее всего, большая часть удмуртов влилась в состав тептярей, а в деревнях Елпачиха, Краснояр, Аклуши, Тюндюк, где документами не отмечены не только удмурты, но и тептяри, удмурты были ассимилированы башкирами-вотчинниками. Возможно, поток переселенцев шел не напрямую из южных районов Удмуртии на Тулву, а через Северную Башкирию и территорию нынешнего Куединского района, поскольку в преданиях, известных по Тулве, часто упоминается с.Гондырь – исторический и культурный центр куединских удмуртов. Удмурты-переселенцы были представлены в основном выходцами из южных районов современной Удмуртии, которые к этому времени уже испытали значительное влияние тюркской культуры, что и явилось фактором, ускорившим ассимиляционные процессы новоприходцев на Тулве. Ассимиляция некоторой части удмуртов татарами и башкирами произошла и в районах Северной Башкирии, где удмурты-переселенцы также оказались в иноэтническом – татарском и башкирском – окружении 18.

В настоящее время упоминание об удмуртском компоненте встречается лишь на уровне исторических преданий, хотя удмурты сыграли важную роль в формировании этнокультурных особенностей татар и башкир Тулвинского поречья 19.

Несколько иная ситуация сложилась с жителями д.Усть-Ашап Бардымского района, также ведущими свое происхождение от удмуртов. «Были здесь ары, пришли из деревни Кунчак (предположительно, удмуртская д.Кипчак Куединского р-на. – А.Ч.) Когда ары сюда пришли, здесь был дремучий лес. Они пришли на Тулву. Когда они пришли на Тулву, они увидели плывущие по реке щепки и подумали, что выше по реке живут люди, они поднялись, там была д.Танып. Ары тоже поднялись и образовали свою деревню – Усть-Ашап»20. «А нашу (деревню. – А.Ч.) называли Арский Ашап. Раньше здесь был дремучий лес. Из Кипчакской земли пришли сюда три старика ара» (д.Усть-Ашап.) 21. На карте Осинского уезда 1792 г. д.Усть-Ашап названа Башаб Вотяцкий22. Видимо, данная группа удмуртов мигрировала в бассейн р. Тулва позднее, поселилась компактно и впоследствии образовала обособленную субэтническую и диалектную группу в составе тулвинских татар и башкир.

Но эта группа оказалась малочисленной и была оторвана от родственников. На нее оказало сильное социальное и духовное воздействие коренное тюркское население. Это способствовало полной ассимиляции удмуртского населения. Хотя в официальных документах жители д.Усть-Ашап всегда записывались тептярями, жители соседних деревень, в отличие от других тептярских деревень, не употребляли этого термина, а называли их арами.

В настоящее время этноним «ар» сохраняется на уровне прозвища жителей деревни, включен в структуру этнического самосознания татар и башкир д.УстьАшап. «У бабая мама говорила, что они с арами в семиюродном родстве. Чем дальше родство, тем лучше. Потому что на том свете спросят: “Кто ты – ар или мусульманин?”. Если скажешь - ар, тебя накажут, так как раньше они были не мусульмане. Семиюродное родство – пограничное, то есть можно считать себя уже не арами, а татарами. Мой муж ар, но он не считает себя аром, а считает башкиром»23.

В поречье рек Сылва и Ирень, верховьях р.Уфа и их притоков с конца ХVI в. также появляются удмурты-переселенцы, которые принимали участие в качестве одного из компонентов в формировании этнической группы пермских татар сылвенско-иренских татар. Немногочисленность удмуртов в этом регионе, совместное проживание в одних поселениях с татарами повлекли за собой ассимиляционные процессы. Жители татарских деревень Усть-Турка (Кунгурский район), Енапаево (Октябрьский район) утверждают, что в их селениях были роды, смешанные с удмуртами 24. Согласно переписной книге Кунгурского уезда 1704 г. в Сылвенско-Иренском поречье проживало 18 удмуртских семей и числилась одна удмуртская деревня 25. В переписи 1719 г. удмурты уже не отмечены 26.

Видимо, некоторая часть удмуртов этого региона влилась в состав этнической группы уральских марийцев. Переселенческий поток марийцев из Среднего Поволжья в поречье рек Сылва, Ирень, верховья р.Уфа был более мощный, чем поток удмуртов. Это привело к формированию обособленной этнической группы марийцев. До настоящего времени в марийской д.Юва (Красноуфимский уезд Пермской губернии, ныне - Красноуфимский район Свердловской области) удмурты, проживавшие в прошлом компактно в одном конце деревни, сохранили этническое самосознание, язык, некоторые черты этнической культуры. Несколько удмуртских семей обосновалось в д.Верхний Бугалыш. В научной литературе эту группу удмуртов принято называть красноуфимскими удмуртами27. В данной группе удмуртов наблюдается интеграция с марийской культурой, трансформация этнического самосознания, что приводит к ассимиляционным процессам и растворению удмуртов в среде доминирующего марийского населения.

Таким образом, можно считать, что к середине ХVIII в. закончилось массовое переселение в Прикамье удмуртов из районов Приуралья, преимущественно южных районов современной Удмуртской республики. Активно протекали и адаптационные, консолидационные и ассимиляционные процессы. Результатом этих процессов явилось образование на территории Прикамья двух этнических групп удмуртов - в Осинском (буйские) и Красноуфимском (красноуфимские) уездах, а также ассимиляция части удмуртов пермскими татарами и башкирами в Тулвинском и Сылвенско-Иренском поречье.

Этническое развитие удмуртов Прикамья во второй половине ХVIII–ХIХ в.

характеризуется несколькими процессами. Удмурты, оформившиеся в компактные этнические группы - буйскую и красноуфимскую, сохраняли этническое самосознание, язык, все основные черты традиционной культуры. Именно на этом этапе формируются основные этнокультурные особенности пермских удмуртов.

Важным фактором этнической стабильности, консолидации пермских удмуртов явилось сохранение и функционирование древних религиозно-мифологических представлений, системы общественных, в том числе окружных, молений. Проживание на периферии, в отрыве от основного этнического массива, приверженность язычеству, отсутствие влияния христианства наряду с другими факторами способствовали сохранению ряда архаичных черт традиционной культуры.

Вместе с тем этническая культура удмуртов Прикамья развивалась в условиях иноэтнического окружения. Буйские удмурты, находившиеся до начала ХIХ в. в окружении башкирского населения, восприняли некоторые элементы культуры соседей, многие свободно владели языком башкир, часть удмуртов приняла ислам28. Такая же ситуация наблюдалась и в соседних районах Башкортостана, где удмурты также оказались в окружении татарского и башкирского населения 29.

С начала ХIХ в. в крае появилось русское население. Активные контакты с русскими обусловили ряд культурных заимствований. Из всей закамской группы удмуртов удмурты Куединского района испытали наибольшее влияние со стороны русского населения. Численность удмуртов Осинского уезда в этот период постоянно возрастала за счет естественного прироста населения. По материалам пятой ревизии (1795) в Осинском уезде насчитывалось 2100 удмуртов, к середине ХIХ в. их численность увеличилась до 3346 человек 30. В 1888 г. в БольшеГондырской волости проживало 5645 удмуртов, из них в деревнях, относящихся сейчас к Куединскому району, - 430431.

В конце ХIХ в. у буйских удмуртов складывается система национального образования, открываются первые национальные школы в с.Большой Гондырь, деревнях Кирга, Гожан, Кипчак. В это же время устанавливаются постоянные связи с удмуртами метрополии. Учителями в школах Больше-Гондырской волости Осинского уезда Пермской губернии были удмурты Казанской и Вятской губерний.

Красноуфимские удмурты оказались в окружении марийского населения.

Их немногочисленность, дисперсное расселение, проживание с марийцами в одних поселениях способствовали восприятию удмуртами элементов марийской культуры при сохранении удмуртского этнического самосознания и языка 32. К сожалению, ни одна перепись населения не дает полного представления о численном составе красноуфимских удмуртов.

В середине ХIХ в. в Южном Прикамье появляется еще одна удмуртская деревня - Новые Калмияры (ныне - Куединский район Пермской области). Ее основали выходцы из д.Старые Калмияры Уфимской губернии (ныне - Татышлинский район Башкортостана).

Новый этап в этнической истории удмуртов Пермского Прикамья начинается после 1917 г. Особенность его заключается в появлении городского удмуртского населения, массовой ситуационной миграции удмуртов из различных районов Удмуртии и Северной Башкирии в Пермскую область, активизации ассимиляционных процессов, повлекших за собой растворение части удмуртов в русском этносе Прикамья 33.

Удмуртское городское население появилось в Прикамье только в начале ХХ в. В 1920 г. городских удмуртов было 16, из них 3 проживали в г.Оса, 13 - в г.Пермь34. По переписи 1989 г. 35 51% удмуртов Пермской области (32756 человек) составляло городское население. Крупные городские диаспоры удмуртов сложились в городах Перми (8574), Чайковском (3157), Березниках (1178), Чернушке. Формирование удмуртского городского населения происходило как за счет удмуртов-переселенцев из районов республик Удмуртия, Башкортостан, так и за счет выходцев из мест традиционного проживания удмуртов на юге Пермской области (Куединский район). Пермскую городскую диаспору удмуртов составили преимущественно выходцы из северных районов Удмуртии, диаспору Чайковского - выходцы из центральных и южных районов Удмуртии. Основу удмуртов г.Чернушка образовали выходцы из северных районов Башкортостана.

Фактором, активизирующим миграцию, было строительство крупных промышленных предприятий, требующих значительного притока рабочей силы.

В сельские районы Прикамья удмурты мигрировали преимущественно из районов Удмуртии и Башкортостана. Большое число удмуртов в разные периоды осело в пограничных районах Пермской области и республики Удмуртии - Чайковском (по переписи 1989 г. - 378 человек), Больше-Сосновском (525), Верещагинском (966). Значительное число удмуртов проживало в 1989 г. в Пермском районе (1664).

В 1970-1980-е гг. большая удмуртская диаспора формируется в Чернушинском районе (в 1989 г. в г.Чернушка и Чернушинском районе проживал 1951 удмурт). Строительство города Чернушка, становление здесь нефтедобывающей промышленности, наличие рабочих мест и развитая социальная инфраструктура на селе были основными факторами массового притока удмуртов из Янаульского и Татышлинского районов Башкортостана, Куединского района Пермской области. Сельское удмуртское население появляется в деревнях Рябки, Ореховая Гора, Ананьино, Ивановка и др.

Этнокультурное развитие куединских (буйских) удмуртов в ХХ в. во многом обусловлено сложными социально-экономическими изменениями, происходящими в государстве. Коллективизация привела к разрушению традиционного хозяйственного уклада, новые идеологические установки - к запрещению общественных религиозных ритуалов - молений. Начавшийся в 1960-е гг. процесс урбанизации вызвал миграцию удмуртов в города. Так, если в 1959 г. в Куединском районе проживало 8840 удмуртов, то в 1989 г. их насчитывалось только 5442 36.

Однако куединские удмурты сохранили свою этническую территорию, процесс укрупнения деревень в 1960-1970-е гг. не привел к исчезновению старых удмуртских поселений, социальные связи внутри группы (которые уже не поддерживались системой общественных молений) не разрушились. В советское время продолжалось преподавание в некоторых школах родного языка. Более активными стали культурные контакты с Удмуртией.

Современная этнокультурная ситуация в Прикамье характеризуется наличием двух тенденций в протекании этнических процессов у удмуртов. В Куединском районе они сохраняют многие черты традиционной этнической культуры, в 1990-е гг. наметились тенденции развития национального образования и культуры. Предпринимаются попытки восстановить традиционные моления с жертвоприношениями (с.Кирга, д.Кипчак). Около 10 лет назад на съезде удмуртов Куединского района был создан культурный центр удмуртов этого района.

Этнокультурное развитие удмуртов Чернушинского района отличается двойственностью этнокультурных процессов. С одной стороны, протекают ассимиляционные процессы, чему способствует дисперсное проживание удмуртов в районе, чаще всего в одних поселениях с русскими (деревни Ореховая Гора, Ананьино, Рябки), чувашами (д.Ивановка). Молодежь не везде владеет родным языком. С другой стороны, сохраняются многие элементы традиционной культуры, в том числе национальный костюм. Это происходит благодаря активным социальным связям (общение с родственниками, участие в семейных и общественных обрядах) с местами выхода переселенцев (деревни Куединского района Пермской области, Янаульского и Татышлинского районов Башкортостана). Показателем роста этнического самосознания, консолидационных процессов чернушинских удмуртов является создание в последние годы культурного центра удмуртов района.

Удмурты других районов области расселены дисперсно, поэтому они активно интегрируют в инокультурную среду, утрачивают многие этнические признаки, в том числе и язык. Удмурты г.Перми, самая многочисленная диаспора городских удмуртов, до сих пор не заявили о себе. В течение нескольких лет ставился вопрос о создании областного культурного центра удмуртов, однако его возникновение зависит от активности пермской городской диаспоры удмуртов.

–  –  –

Черных А.В. Буйские удмурты. Пермь, 1996. С.3.

Садиков Р.Р. Из истории возникновения деревень закамских удмуртов // Проблемы межэтнических взаимодействий в сопредельных национальных и административных образованиях (на примере региона Среднего Прикамья): Тез. докл. Сарапул,

1997. С.92-93.

ГАПО. Ф.177, оп.1, д.1944, л.171; Садиков Р.Р. Из истории возникновения...

С.92-93.

–  –  –

Карта Осинского уезда 1792 г. Пермский областной краеведческий музей (ПОКМ). №427.

Атаманов М.Г. Из истории расселения воршудно-родовых групп удмуртов // Материалы по этногенезу удмуртов. Ижевск, 1982. С.89-126; Он же. Удмуртская ономастика. Ижевск, 1988. С.27-42.

Полевые материалы, собранные в Куединском районе в 1991- 1997 гг. (деревни Большой Гондырь, Малый Гондырь, Верхний Гондырь, Кипчак, Союз, Кирга, Кипчак, Гожан, Барабан, Удмурт-Шагирт).

Атаманов М.Г. Размещение воршудно-родовых групп // Микроэтнонимы удмуртов и их отражение в топонимии. Ижевск, 1980. С.100-102; Кельмаков В.К. К истории удмуртов правобережья Вятки // Материалы по этногенезу удмуртов. Ижевск,

1982. С.128-129; Черных А.В. Буйские удмурты. С.7.

Полевые материалы, собранные в Куединском районе в 1996 г. (д.Татарские Чикаши).

Ар, арлар - так татары и башкиры Бардымского района называют удмуртов.

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе в 1997 г.

(с.Константиновка, от Хасановых Хемета, 1918 г.р., и Каримы, 1923 г.р.).

Полевые материалы, собранные в Бардымском районе в 1997 г. (с.Елпачиха, от Кунакаевой М.С., 1928 г.р.).

Асфандияров А.З., Асфандиярова К.М. История башкирских сел Пермской и Свердловской областей. Уфа, 1999. Вып.8. С.77.

–  –  –

Садиков. Р.Р. Указ. соч. С.92-93; Черных А.В. Буйские удмурты.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |
 

Похожие работы:

«МГИМО – Университет: Традиции и современность 1944 – ББК 74.85 М 40 Под общей редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова Редакционная коллегия А.А. Ахтамзян, А.В. Мальгин, А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.Л. Чечевишников (составитель) МГИМО – Университет: Традиции и современность. 1944 – 2004 / Под общ. ред. А.В. Торкунова. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2004. – 336 с.; ил. ISBN 5-7853-0439-2 Юбилейное издание посвящено прошлому и настоящему Московского государственного...»

«ГОДОВОЙ ОТЧЁТ ОАО «ГИПРОСПЕЦГАЗ» за 2012 год Санкт-Петербург СОДЕРЖАНИЕ ПОЛОЖЕНИЕ ОБЩЕСТВА В ОТРАСЛИ КРАТКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА 1.1 ГЛАВНЫЕ КОРПОРАТИВНЫЕ ЦЕЛИ 1. РОЛЬ И МЕСТО ОАО «ГИПРОСПЕЦГАЗ» В ГАЗОВОЙ ОТРАСЛИ 1. ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВА 2 ОТЧЁТ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ ОБЩЕСТВА О РЕЗУЛЬТАТАХ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА 3 РЕЗУЛЬТАТЫ ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ОТЧЁТНОМ ГОДУ 3.1 3.1.1 Основные показатели деятельности Общества 3.1.2 Основная деятельность 3.1.3 Структура...»

«АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ объекта недвижимости «ЗДАНИЕ ЧЕЛЯБИНСКОГО ЦИРКА» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 25. Г. Челябинск 2014г. Экз.1 -1 А кт Государственной историко-культурной экспертизы объекта недвижимости «Здание цирка» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, д.25. 21 декабря 2014г. г. Челябинск Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»

«Перечень материалов библиотечного хранения, включенных Президентской библиотекой в план перевода в цифровую форму в рамках государственного заказа на 2014 год. Книги и брошюры Краткое описание № п/п [Л. В. Беловинский] Российский историко-бытовой словарь М.: ТриТэ, 1999. [О присоединении Польских областей к России. / Манифест генерал-аншефа Кречетникова, объявленный по высочайшему повелению в стане российских войск при Полонно]. – [Б. м., 1793]. – 18 знаменитых азбук в одной книге. М., 19 1882...»

«Текущая деятельность и история развития ТОС в Свердловской области А. Яшин, Л,Струкова Центр экологического обучения и информации, г. Екатеринбург ВВЕДЕНИЕ В настоящее время местное самоуправление в Российской Федерации составляет одну из основ конституционного строя. Его положение в системе российского общества определяется тем, что оно наиболее приближено к населению, им формируется, и ему подчинено. Территориальное общественное самоуправление (ТОС) является составной частью местного...»

«Г.Т. Тюнь ТРУДЫ АКАДЕМИКА Н.А. СИМОНИИ: ОТ ПРОБЛЕМ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИИ В ИНДОНЕЗИИ — К ТЕОРЕТИЧЕСКИМ ПРОБЛЕМАМ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ Нодари Александрович Симония — выдающийся российский ученый, вклад которого в историческую науку, политологию и философию истории трудно переоценить. Теоретиков и философов общественного развития всегда немного, среди востоковедов их по понятным причинам — разобщенности, многообразия и специфичности исследуемых обществ — еще меньше. Востоковедение же наилучшим образом...»

«SAPERE AUDE! ВЫХОДИТ С 1958 ГОДА №3 1931 20 Приём года стр. Нобелевские лауреаты в Долгопрудном стр. 4 Истории ректоров Физтеха Пётр стр. Леонидович Капица: МФТИ К юбилею основателя стр. Cлово ректора ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Этот год для Физтеха — особенный. 8 июля исполняется 120 лет со дня рождения одного из основателей МФТИ, идеолога «системы Физтеха» Петра Леонидовича Капицы. Для нас это повод подвести итоги: в последние годы наш вуз сильно изменился, и мы можем сказать, что если бы отцы-основатели...»

«Ерофеев Ярослав Александрович МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ БАЗА АПТЕЧНОГО ДЕЛА В ГОРОДАХ ТОБОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ (КОНЕЦ XIX НАЧАЛО XX ВЕКА) Статья посвящена изучению истории рабочего процесса аптечного дела, анализу производственных характеристик казённых и частных аптек. На основе архивных материалов рассмотрены типы аптечных учреждений, функционировавших в городах Тобольской губернии в конце XIX начале XX века. Основной акцент сделан на раскрытии прогрессивной деятельности местных властей и частных...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Северные Афины» (территория Сморгонского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 2013 Оглавление Введение 1.Анализ потенциала...»

«1. Перечень планируемых результатов обучения Дисциплина «История социально-экономических отношений в медицине»– наука, изучающая развитие медицинской деятельности и медицинских знаний в неразрывной связи с историей, философией, достижениями естествознания и культуры, она отражает развитие логики научной мысли как в прошлом, так и в современном мире, определяет подходы для объективной оценки и понимания современного этапа развития медицинской науки.Целью изучения дисциплины является формирование...»

«НАША ИСТОРИЯ УДК 02(470)(092) Н. М. Березюк, А. А. Соляник Библиотековед Надежда Яковлевна Фридьева: опыт биографического исследования. (К 120-летию со дня рождения) Жизненный и творческий путь выдающегося библиотековеда Надежды Яковлевны Фридьевой (1894–1982). Ключевые слова: история украинского библиотековедения, харьковская школа библиотековедения, Харьковский государственный институт культуры, научная библиотека Харьковского университета, Надежда Яковлевна Фридьева. Надежда Яковлевна...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права e-mail: ilyinazina@yandex.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании...»

«О.Ю.Артемова А.М.Золотарев: трагедия советского ученого Александр Михайлович Золотарев родился в 1907 г. и трагически погиб в 1943-м. Он прожил короткую, но чрезвычайно насыщенную трудами и событиями жизнь. Прекрасное образование (политэкономическое, историческое, этнологическое и археологическое), которым он был обязан главным образом самому себе, недюжинное исследовательское дарование, исключительная работоспособность и страстное трудолюбие, энтузиазм молодости и смелая готовность браться за...»

«Лекция 1. Введение в предпринимательское право 1. Концепции регулирования предпринимательских отношений.1.1. История становления предпринимательского права.1.2. Система предпринимательского права.1.3. Понятие и признаки предпринимательской деятельности.2. Понятие, предмет и метод предпринимательского права 3. Источники предпринимательского права 4. Принципы предпринимательского права. 5. Место предпринимательского права в правовой системе Азербайджана. 1. Концепции регулирования...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Географический факультет Кафедра почвоведения и земельных информационных систем КАФЕДРЕ ПОЧВОВЕДЕНИЯ БГУ – 80 ЛЕТ: ЭТАПЫ, НАПРАВЛЕНИЯ, РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Минск 2013 РУП «Проектный институт Белгипрозем» УДК ББК Составители: В.С. Аношко, Н.В. Клебанович Кафедре почвоведения БГУ – 80 лет: этапы, направления и результаты деятельности / Сост. В.С. Аношко [и др.]. – Минск : РУП «Проектный институт Белгипрозем», 2013. – 28 с. В издании отражены основные...»

«PЕТИНОИДЫ Альманах Выпуск 13 RETINOIDS Almanac Volume 13 СОВРЕМЕННОСТЬ И ИСТОРИЯ ФНПП “РЕТИНОИДЫ” Москва 2002 Альманах “РЕТИНОИДЫ” это непериодическое тематическое издание, содержащее публикации об экспериментальных и клинических исследованиях ретиноидов отечественного производства, материалы, отражающие жизнь ФНПП “РЕТИНОИДЫ”, а также сведения об истории медицины в сфере фармакологии, физиологии, гистологии. Альманах адресован врачам-дерматологам, специалистам, занимающимся изучением...»

«Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Живопись и графика В.Г. Кокурина в собрании Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника КАТАЛОГ Владимир Живопись и графика В.Г. Кокурина в собрании Государственного ВладимироСуздальского музея-заповедника. Владимир, 2013. – 52 с.: ил. Составитель Н.И. Севастьянова, научный сотрудник отдела «Изобразительное и прикладное искусство» Данный каталог является итогом научной систематизации...»

«http://mkrf.ru/documentations/583/ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СТРАТЕГИЯ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫХ МЕСТ, ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫХ ЗАПОВЕДНИКОВ И МУЗЕЕВ-ЗАПОВЕДНИКОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1. Место музеев-заповедников в системе сохранения и использования культурного наследия России Российские музеи-заповедники – это уникальный тип учреждения культуры. Современный музей-заповедник определяется как учреждение культуры, созданное для обеспечения сохранности, восстановления, изучения и публичного...»

«СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ УДК 342.9 И. Т. ТАРАСОВ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ НАУКИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА М. В. Лушникова Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Поступила в редакцию 16 марта 2010 г. Аннотация: статья посвящена характеристике жизненного пути и творческого наследия ученого российской школы административного права И. Т. Тарасова, внесшего значительный вклад в развитие науки административного права. Ключевые слова: административное право, история науки. Abstract: the article...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» РЕФЕРАТ по истории и философии науки (биологический науки) на тему: «Микроклональное размножение растений как современный метод повышения эффективности семеноводства растений» Выполнил: аспирант Беглов Сергей Михайлович Рецензент: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Научный руководитель: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Саратов...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.