WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«Дипломат без штанов (Возмутительные записки обнаглевшего циника) ххх Вместо предисловия Предлагаемая вниманию читателя книга не имеет прямого отношения к какому-либо, отдельно взятому ...»

-- [ Страница 14 ] --

Расширение политических свобод в России ставит таким образом на повестку дня вопрос о взаимоотношениях дипломатии и власти, а в более узком смысле-Министерства иностранных дел и центров выработки внешней политики в системе государственных органов. Речь идёт в сущности о пределах свободы, компетенции и функциональной зависимости МИД от взглядов и решений президента и членов его администрации, определяющих основные векторы российской внешней политики. Советский МИД беспомощно, холуйски десятилетиями переминался как посторонний в прихожей Политбюро ЦК КПСС в роли приниженного лакея в позе "чего изволите".

Все вопросы внешней политики СССР решали генеральные секретари и камарилья, их окружавшая. МИД был личной, технической канцелярией всех властителей Советского Союза, за исключением, быть может, только короткого ленинского периода, когда не вся, политически грамотная, энергичная интеллигенция была вырезана под корень чистками и репрессиями. Мнение мидовского руководства при Сталине и позже на самом верху могли рассеянно выслушать, но решение по своему усмотрению всегда принимал главный сиделец в Кремле. Его царственное, императивное (и императорское) слово МИД СССР моментально принимал к непререкаемому исполнению. Так зачёркивался, приносился в жертву тоталитарному политическому режиму громадный творческий потенциал министерства, насчитывавшего в своих штатах свыше двух тысяч образованнейших профессионалов.

Разумеется, никто не собирается сегодня ставить под сомнение функционально подчинное положение МИД России по отношению к конституционным прерогативам президента, его команды, законодательным и судебным органам. Президент, его администрация, правительство, Совет безопасности и Государственная дума остаются главными очагами коллективной выработки внешнеполитической стратегии страны. И всё же, встаёт вопрос о роли МИД России в новой системе власти: будет ли он (является ли) по-прежнему только посредником, проводником идей властных стрктур, как это было в СССР, или станет (уже стал) самостоятельным генератором внешнеполитических идей государственного масштаба в русле творческого, работающего содружества с Кремлём и другими институтами власти?

Я лично уверен: такое Министерство иностранных дел было бы в высшей степени необходимо и полезно современной России. Речь даже не идёт об уточнении и разграничении полномочий МИД или придании ему новых возможностей для профессиональной активности, формально их у него блее чем достаточно. Проблема, как кажется, заключается лишь в том, что за истекшие годы обновления МИД практически не стал вровень с задачей, весьма схематично очерченной выше. Мнение толпы мало что значит, но в глазах рядового обывателя Министерство иностранных дел России всё ещё остаётся слабым, лишённым инициативы звеном в системе выработки государственных решений, за что его, кстати, не раз публично критиковал президент Путин В.В.

Министерству явно нехватает чётко выраженной самостоятельности, уверенности, решительности и глубины в формулировании и отстаивании внешнеполитической стратегии России (если в структуре министерства всё ещё действует Управление по вопросам планирования внешнеполитических мероприятий, его следовало бы усилить грамотными специалистами и поддержать в этом важном начинании).

Оглядываясь в прошлое, замечу, что советское Министерство иностранных дел неактивно использовало интеллектуальный потенциал многочисленных научных институтов (и сопредельных по профилю министерств), в той или иной мере занятых внешнеполитическими вопросами, для совместной разработки дипломатиической стратегии. В девяностые годы МИД пытался в одиночку решить проблему прогнозирования и долгосрочного планирования внешнеполитической деятельности, но это начинание так и не было доведено до логического конца. Как обстоят сейчас дела с прогнозом, не берусь судить-не знаю.

Пока же не отпускает впечатление, что МИД до сих пор не стал источником смелых, больших концептуальных идей во внешней политике, не превратился в равноправного советника президента по этим вопросам (инерция старой, совковой привычки быть "на подхвате"?). Я могу сильно ошибаться, буду искренне рад, коль это так, но если до сего дня ничего не изменилось в концептуальной работе министертва, лучше попытаться преодолеть затянувшуюся болезнь роста. Российское общество только выиграло бы от этого. Зная условия работы в МИД и то, как пошатнулся он за последние годы из-за оттока профессионалов, понимаю, что задача не из лёгких, но решать её надо.

Своевременно освоенная, "материализованная" информация в постиндустриальном мире давно стала фактором реальной политики.

Методы свободного, трансграничного перелива информационных потоков (в т.ч. через Интернет) изменяют лицо планеты. Наши посольства, находящиеся на передовых рубежах контактов с внешним миром, в прошлом представляли собой выжженную информационную пустыню.

Если не считать невнятных брошюр АПН, дипломаты в посольствах не получали абсолютно никакой оперативной инофрмации о процессах, шедших в СССР, а позднее-в России (специфические, секретные телеграммные указиловки для посла-не в счёт). Посольства существовали в информационном вакууме даже в критические, переломные моменты истории (путч ГКЧП). Отсутствие ориентирующей информации лишало дипломатов возможности влиять на сообщения местных СМИ, извращавших, порочивших честь и имедж встающей с колен России.

Хорошо помню, как в Австрии посол Шикин Г.С. вызвал меня к себе и дал категорическое указание: проводить каждую неделю по пресс-конференции для австрийского телевидения и местных журналистов (сам посол со скрипом умудрялся проводить только одну единственную пресс-конференцию в год, собрать на которую журналистов было настоящей проблемой!). Когда я ответил, что на три встречи максимум, с грехом пополам наскребу кое-какую информацию из наших центральных газет, приходящих в Вену с опозданием (Отдел печати МИД в этом смысле спокойно отдыхал), то что делать дальше ввиду полного отсутствия оперативных данных из Москвы, я не знаю, посол спокойно изрёк великолепную сентенцию в духе уверенного в себе оракула, запомнившуюся мне своей лирической простотой: " Ты у нас пресс-атташе, тебе и решать, где ты достанешь эти данные!". Это был как раз случай, когда сказать модную в то время фразу :"Борис, ты не прав!" было бы как раз к месту, но приказ надо было выполнять. Замечу, так сказать, для протокола, что австрийские газетчики о российских событиях узнавали от своих аккредитованных в Москве журналистов гораздо раньше и подробнее, чем наше посольство в фешенебельном дипломатическом квартале на тихой Райзнерштрассе.

Возможно описанная мной ситуация давно в прошлом. Если да-слава Богу, если нет, тогда, как представляется пенсионному аутсайдеру, в рамках Министерства (может даже всё того же Отдела печати МИД РФ) следовало бы создать сектор или группу оперативного информирования наших пресс-атташе и атташе по культуре в посольствах, используя краткую сводки сведений, предназначенных для целенаправленного распространения в СМИ страны пребывания. Они могли бы меють определённый привкус эксклюзивности (сенсация-любимое дитя журналистики). Это мог бы быть даже недельный дайджест полузакрытой (или намеренно "закрытой" со спекулятивными целями) информации, вначале пусть только на английском, благо знатоки языков есть в достатке на языковой кафедре МИД, в Отделе переводов и оперативных отделах. Преимущества, связанные с такой попыткой, по-моему, ясны, а минимальные расходы сил и средств того стоят. Что ж, тема вроде бы исчерпана, но тянет поинтересоваться: как работает наше внешнеполитическое ведомство с Интернетом, или он не подключён к Смоленской площади по техническим причинам? Шутка, дамы и господа, шутка! Такого быть не может!

Давайте скажем несколько откровенных слов о том, какую идеологическую окраску должна бы иметь наша новая, российская дипломатия. Хорошо известно, что в последнее время общественное сознание России переживает небывалый всплеск патриотических чувств.

Причины неизвестного дотоле в нашей жизни феномена ясны даже неспециалистам. Это чрезвычайно положительное явление. Мы имеем дело не с официальным проявлением государственно-казённого ("квасного") патриотизма, насаждаемого сверху, как это было при социализме, а глубинным, абсолютно спонтанным проявлением русской, российской души, связанным с возрождением национальной русской культуры и русского самочувствия.

Признаки мощного воспарения национального российского духа заметны повсюду, вы обнаружите их в прессе, в искусстве, в лозунгах уличной толпы, вышедшей на демонстрацию, в реакции футбольных фанатов на матчах (у нас и за границей), и даже в том, как держатся и ведут себя на кичливом Западе наши неотёсанные, шумливые, подчас неадекватные новые русские.

Мы наконец-то чувствуем себя раскованно так, как чувствуют себя все остальные. Мы не видим в этом ничего экстравагантного или достойного осуждения, мы хотим, чтобы все знали, что русский менталитет спсобен на яркие, незатёртые взлёты, что было свойственно ему всегда. Проявление патриотизма во всех его формах (в том числе и на бытовом, пока ещё не слишком окультуренном уровне) следует не только всячески поощрять, но и использовать в политических целях, в том числе и в дипломатии.

К слову, американская дипломатия отличается вполне распознаваемой национальной (подчас густо националистической) окраской. Все виды пропаганды США, в том числе и те, что так или иначе связанны с дипломатической средой, тратят громадные усилия и средства для создания положительного имеджа американской внешней политики и дипломатии. Янки беззастенчиво действуют по принципу: сам себя не похвалишь, как оплёванный спать ляжешь. В результате американская дипломатия присвоила себе не принадлежащее ей право глашатая свободы на планете. О том, как это самозванство преломляется во внешней политике Вашингтона, повторяться не приходится (Югославия (Косово), Афганистан, Ирак, и т.д.). Дипломатия американских авианосцев сидит в печёнках мирового сообщества, но громко назвать черное черным, а белое-белым, оно трусливо не решается.

Представляется, что делать это должна российская дипломатия, причём всё громче и смелее. Американцы пользуются нашей нерешительностью в идеологическом противостоянии и всё больше и больше наглеют. Наша дипломатия лишена по большому счёту ярких национальных акцентов, мы охотнее мимикрируемся под стандарты международной вежливости и права, американцы всё беззастенчивее и охотнее нажимают на спусковой курок автомата. Заявления нашего МИД в этих случаях отмечены стыдливым желанием не нарушить правила дипломатической вежливости. Они, как водится, обтекаемы и беззубы. Но почему?! Кто нам мешает вслух сказать нелицеприятную правду? Видя нашу "лойяльность", американцы не упускают случая нагло влезать в наши внутренние дела. Нам пора перестать бояться собственной тени.

Российская дипломатия должна быть пронизана ярким национальным чувством, новым патриотизмом и энергичностью, не оставляющими никому сомнений в том, что у нас есть собственное, твёрдое, бескомпромиссное мнение относительно того, что такое хорошо и что такое плохо. Таково веление времени, совападющее с нашими возросшими возможностями и МИД России необязательно дожидаться, пока об этом в очередной раз открыто заявит Путин В.В. или кто-то другой из кремлёвской плеяды. Смелости и напористости нашему Министерству иностранных дел может добавить лишь одно: его большая открытость обществу (демократизация в широком смысле слова), дающая возможность более чутко прислушиваться к изменениям положения в стране и мнениям большинства россиян. Возрастающая сила динамичной России должна найти своё отражение в нашей динамичной дипломатии, не пугающейся резких, оправданных альтернатив и, если угодно, продуманных, спланированных спекуляций. Мы не должны ни в чём отставать от других по части дипломатической хитрости, расчёта и нажима.

Нас не должна отпугивать возможность использования дипломатии силы (любой окраски и степени) там, где это возможно, необходимо и рационально просчитано. В первую очередь в вопросах расширения границ НАТО (по этой проблеме Запад и США потерпели позорное поражение кодекса дипломатической чести, "забыв" о своих громких обещаниях не способствовать продвижению границ НАТО на восток). Нам не следует щадить тех, кто за американскую чечевичную похлёбку услужливо подкладывается под наглеющих янки. Глупо иметь накачанные мышцы (российский военно-стратегический потенциал, экономические возможности) и не применять всё это для дипломатического давления.

В конечном счёте эффективная дипломатия всегда и везде опиралась и опирается на эффективную ударную силу страны, будь то экономика или вооружённые силы. Мы должны научиться ясно давать понять об этом нашим противникам. Любая дипломатическая акция, преследующая защиту наших национальных интересов, должна строиться на балансе силы и убеждения. В каждом конкретном случае следует взвешивать, чему отдать приоритет. Никакие другие сентиментальные соображения (дружба, добрососедские отношения, братская или, что хуже всего, безвозмездная помощь в любой форме etc.) не должны превалировать над соображениями прагматического свойства. Ни одна страна в мире не является добровольным донором своих национальных ресурсов на условиях ничем не вызванной филантропии. Россия-не исключение.

Нам следует наконец окончательно забыть о дипломатии абстрактной чести и ложного человеколюбия по примеру СССР, не приносившей нам ничего, кроме вреда, потери уважения и ослабления наших позиций в мире. Такая политика антинациональна по своей сути, мы убедились в этом на собственном мрачном опыте. Это тупиковый, безответственный вариант поведения политиков перед лицом чаяний, совестью и интересами своего народа. Теперь нас устроит только акцентированная дипломатия национального интереса и российского достоинства, выверенного компромисса, холодного расчёта и явно выраженного силового давления.

Глобальные демографические (и всякие иные) трудности, с которыми столкнулась современная Россия, ставящие ребром вопрос о её историческом выживания в двадцать первом веке, должны отодвинуть абстрактные, совершенно неуместные рыцарские чувства интернационалистов в сторону. Нам следует заняться только собой, своим будущим и ничем иным. Если что-то идёт вразрез с нашими национальными целями, следует помнить: мы никому ничего не должны.

Напротив, многие должны нам. Безрассудного альтруизма в наших внешнеполитически акциях должно быть намного меньше, чем в сентенции американского владельца продуктового магазина: "Бог любит вас и я стараюсь". Мы слишком легкомысленно стремились следовать этой максиме в недавнем прошлом. Сегодня даже такой умеренный, полухристианский радикализм для нас непосилен. Театр одного актёра, желающего во что бы то ни стало облагодетельствовать весь мир, должен быть закончен. В нём слишком много зрителей, стремящихся попасть в первый ряд бесплатно.

За советскую (и российскую) щедрость кое-кто заплатил нам чёрной неблагодарностью, подлым предательством. Кто упрекнёт нас, что мы вынуждены в ответ закрыть входную дверь? Отрадно видеть, что Россия президента Путина В.В. постепенно начинает нащупывать верный путь в этом направлении. Мы не должны (неизвестно почему) оправдываться, когда нас обвиняют в политике нефте-газового давления на Запад, но активно, открыто и последовательно продолжать использовать наши преимущества в этой области. Мы ни у кого не крадём газ, дарованный России богом и трудной, тысячелетней историей; его крадут у нас другие.

Нам следует быть радикально непримиримыми и требовательными там, где это уместно, очевидно и оказывает врачующее действие на горячие головы. Чужие оценки не должны волновать нас, мы можем только заимствовать из них для себя всё ценное и справедливое, если таковое в них паче чаяния окажется. Вес и цену расхожим стандартам Запада (двойным) мы хорошо знаем.

В основе нашего любого дипломатического демарша должен быть русский, российский интерес; всё остальное-потом. На первом месте должна быть не мелочная тактика, как это имело место в приснопамятные советские времена, а жизненные приоритеты долговременной национальной стратегии. Дорабатывая до совершенства, уточняя политическую линию России на постсоветском пространстве, не следует питать иллюзии и помнить, что нас предавали не раз те, кто в исторической перспективе выжили только благодаря бесчисленным жертвам, принесённым русскими в угоду сомнительному братству. У нас, как у расчётливых, прямолинейных англичан, не должно быть в политике постоянных друзей и неблагодарных нахлебников, а только постоянные российские интересы и цели. Нам следует навсегда забыть о возможности оказания кому бы то ни было безвозмездной экономической и финансовой помощи.

Если потребуется, к отношениям с Прибалтикой и Восточной Европой, уже успевших кое в чём обжечься на праздновании медового месяца с Западом, следует, не колеблясь, подходить с позиций прагматичного реализма, а если это будет в наших интересах-без колебаний использовать радикальный ультиматум, памятуя о том, что без бывших, спокойно предавших нас "союзников", мы проживём, а они без русского рынка-нет (события последних лет это подтверждают). Даже весьма лёгкое российское эмбарго на импорт сомнительного качества из Грузии, Молдавии и Польши одёрнуло зарвавшихся хамов в руководстве этих стран, способствовало развитию новых мощностей внутрироссийского производителя; сигнализировало недогадливым и самоуверенным о непривычных изменениях российских подходов к проблеме дипломатической целесообразности.

Отношения России с Западной Европой, при её традиционном, ксенофобском неприятии панславизма (и русской идеи в частности), не могут быть ничем иным, как только отношениями, основанными на рыночных правилах и нормах купли-продажи. Мы продаём Западной Европе нефть и газ, в обмен, кроме всего прочего, требуем всего лишь если не политической лояльности, то, по-крайней мере, внешних приличий и элементарной терпимости, без которых всякое сотрудничество приобретает одиозный характер и теряет смысл. Пока это не наблюдается и российской дипломатии неплохо бы об этом помнить.

Грозящий миру американский финансовый и экономический дефолт рано или поздно заставит Западную Европу отказаться от антирусской риторики, но и усилия с нашей стороны в этом направлении не оказались бы лишними.

Если Западная Европа не хочет постоянных дипломатических осложнений с Россией, чреватых экономическими срывами и долгосрочными проблемами, она должна прекратить оскорбительную (и беспочвенную) антироссийскую "прохладную войну", состряпанную по тупым лондонским клише. Невозможно протягивать человеку хлеб, а в ответ получать комбинацию из трёх пальцев. Западу надлежит активнее заботиться о правах человека для своих граждан у себя дома, а не в чужих палестинах, и если нужно,-позаимствовать кое-что в этом деле у возрождающейся России. Мы не нуждаемся в учителях, использующих двойные стандарты. Рационализму, благотворной уравновешенности некоторые ретивые западные идеологи и политики могут поучиться у Германии, если не находят для себя других примеров, достойных для подражания. Мы не требуем от Запада сверхреальной политической взаимности (никаких блоков и союзов!), простая умеренность и понимание проблем друг друга могли бы стать основой стабильности не только Западной Европы. Нам следует и впредь активно использовать нарастающую, домнирующую роль Германии в Европе в качестве возможного союзника в нейтрализации английского и французского влияния. Российским дипломатам полезно не забывать слова германского канцлера Бисмарка (1815-1898 гг.): "Стоит только посадить Германию в седло, а уже поскакать она сумеет". Распределительный газопровод из России в Германию мог бы послужить для "седла" неплохой подпругой.

Всё вышесказанное в отношении дипломатической жёсткости в полной мере относится к нашим отношениям с Соединёнными Штатами Америки. Мы не должны заискивать перед Америкой и должны не прощать ей наглости. Америка, не знающая, что такое война на её территории, не стала и никогда не станет единоличным руководителем мира. Её ресурсы не безграничны как и всякого другого государства. Янки могут сколько угодно тешить себя мыслями об однополярном мире, хотя в свете последних тенденций в Ираке и Афганистане начинают понимать, что без помощи своих европейских союзников очень быстро надорвутся.

Однополярным мир может существовать только на словах или в головах американских президентов; в действительности есть объединяющаяся Европа, Китай, Индия, Япония, мусульманский, арабский мир и модернизирующаяся Юго-Восточная Азия.

Их набирающие разгон достижения могут стать для США прологом экономического и военного вызова с этнической и религиозной окраской, размах и мощь которого заносчивые американцы с беспокойством наблюдают и чувствуют уже сейчас. От того, как определит своё место и роль в этом конгломерате политических и военных раскладов дипломатия России, зависит многое, если не всё. Америка рано или поздно будет вынуждена выбрать между ястребиным максимализмом взвинченных бжезинских (по американской газетной терминологии-"сумасшедшие неоконсерваторы") и рассудочной умеренностью холодных прагматиков-киссинджеров. Повторимся: янки должны помнить, что ещё по-настоящему не испытали, что такое современная война на их собственной территории (события 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне-всего лишь бледная копия того, что может произойти, если неосторожно лить кипяток там, где нужно всего лишь проявить здравый смысл и понимание проблем, с которыми сталкивается неамериканский мир).

России следует продолжать играть на противоречиях и столкновениях политичесчкх сил и интересов на Ближнем Востоке, не становясь окончательно ни на одну сторону. Мы должны помогать тем, кто будет помогать нам. Следует помнить, что Израиль, придерживющийся принципов жесткой, националистической прагматики во внешней политике, может в любой момент круто поменять свою ориентацию на того, кто больше заплатит. Наличие в этой стране крупной русско-еврейской диаспоры вовсе не исключает такой вероятности; в этом отношеннии нам не следует обольщаться даже если премьером Израиля вдруг неожиданно станет выходец из Москвы, Санкт-Петербурга или Одессы.

Российской дипломатии есть смысл реалистично взглянуть на африканский мир, в котором многое для нас оказалось проигранным.

Попытка СССР возглавить антиколониальное (антизападное по-существу) движение в Африке не принесла нам реальных дивидендов. Свободные государства на африканской карте проводят независимую политику равноудалённости от блоков, выстраивая свои внешнеполитические позиции в рамках схемы Север-Юг. Это означает, что, с такой точки зрения, Россия могла бы быть только донором их развивающейся экономики. Но подобный подход для нас абсолютно неприемлем. В своё время африканский насос выкачал и обескровил советскую экономику. Последовавшее затем ослабление наших позиций на чёрном континенте и крах СССР привели к падению дипломатической активности России в этом районе мира, что нашло своё отражение в осторожной, расчётливой и дальновидной политике Путина В.В. по отношению к африканским режимам, сотрясаемым этническими революциями и экономическими катаклизмами. Мы не можем и не должны из идеологических соображений продолжать политику бездонных экономических вливаний в африканский континент по примеру советских акций помощи антиколониальному движению. Идеологические критерии в мире давно поменяли свой знак, стали иными, боле прозаичными и прагматичными. Наши экономические возможности не возросли, а наоборот, уменьшились. Российская политика и дипломатия в Африке должны отказаться от театрального, имперского размаха, стать политикой и дипломатией разумной соразмерности и трезвого расчёта. Там, где это возможно, следует настойчиво добиваться от африканцев не бартерного погашения советских миллиардных кредитов бананами и кокосами (или списания долгов), а выплат с процентами в твёрдой валюте в соответствии с международной практикой. Замершая дипломатическая активность России на африканском направлении не означает окончательного отказа от наших законных геополитических интересов на просторах чёрного континента.

Представляется, те же самые критерии могут быть использованы для характеристики наших возможностей и в бурно меняющейся Латинской Америке. Если не брать в расчёт Кубу, то следует сказать, что и советская и российская дипломатия не отличались здесь особенной активностью, изощрённостью и наступательностью, зато ошибки и промахи были подстать африканским. Отказываться от изучения и проникновения на латиноамериканский континент Россия не собирается;

здесь, как и везде, разумному прагматизму должен быть отдан приоритет.

Следует лишь помнить, что смена политических лидеров в латиноамериканских странах, какой бы радикальной и привлекательной она на первый взгляд ни казалась, никогда не выведет этот регион из тени США.

В этой ситуции брать от реальности то, что можно взять, не поступаясь своим, было бы крайне рационально. Даже если мы сможем продавать в Латинскую Америку только автоматы Калашникова по выгодной цене, этого будет достаточно, чтобы не повторять наших ярких, советских ошибок по типу кубинских. Да, мы любим и уважаем прекрасный народ Кубы, мы отдаём себе отчёт в геополитической ценности Кубы, расположенной под боком у воинственных янки, но давайте помнить и о наших нищих пенсионерах и детях сибирской глубинки, больных лейкомией и страдающих от дистрофии. Давайте помнить о том, что по некоторым прогнозам в конце текущего столетия нас может остаться всего лишь пятьдесят миллионов. Российской дипломатии должно быть совершенно безразлично, родит ли Куба нового Фиделя Кастро, Чегевару (или проамериканского Пиночета в погонах и камуфляже кубинского революционера); её задачей должна быть забота о том, чтобы не уронить честь российского флага и защитить наши интересы в любых обстоятельствах.

Приоритетом номер один для России следует считать выработку эффективной дипломатической стратегии по отношению к Китаю. Это особая проблема, требующая пристального внимания, терпения и просчитанного взгляда в будущее. Сохранение дружественных отношений с китайцами на перспективу, исключающих обострения и политические тупики, должно преследовать цель снижения избыточного демографического давления Китая на наши юго-восточные границы. На сегодняшний день болезненной и нерешённой проблемой пока остаётся несанкционированное заселение китайцами нашего Дальнего Востока, овладение его экономическим потенциалом явочным порядком. Эта угроза может принять более острые, необычные формы, если срочно не найти работающих альтернативных решений. Планы развития Восточной Сибири и Дальнего Востока должны включать в себя поэтому меры по подъёму экономики и заселению пустующих пространств региона российскими переселенцами из западных областей России. Особое внимание следовало бы уделить в этой связи русскоязычному населению Казахстана, Узбекистана и Туркмении, желающему получить российское гражданство и начать новую жизнь на территории России. Нужно всячески приветствовать инициативные планы Путина В.В. по переселению русских из стран СНГ в двенадцать российских регионов.

Русским переселенцам должен быть создан особый режим экономического благоприятствования, освобождающий их минимум на десять лет от налогов и поборов местных и федеральных властей. Им следует предоставить абсолютную, неограниченную свободу в строительстве жилья и развитии экономической ифраструктуры, эксплуатации заброшенных недр, освоению бросовых земель Сибири и Дальнего Востока. Для обеспечения помощи переселенцам техникой и необходимыми материалами в российском госбюджете должно быть предусмотрено выделение финансовых средств. Особое внимание следовало бы уделить поддержке локальных программ стимулирования семьи и быстрого роста народонаселения в восточных районах России, без чего перед нами встаёт реальная возможность потери Сибири и Дальнего Востока в ближайшие пятьдесят лет.

Тяжёлую проблему обезлюдения российских просторов могут решить только неотложные, продуманные, радикальные и всеобъемлющие экономические меры государственного масштаба, способные вывести из кризиса богатейшие восточные регионы страны, в настоящее время фактически не принадлежащие никому. Экономическая свобода должна стать основным рычагом приведения в действие наших спящих сил и возможностей. Перед лицом требований наступившего века мы должны наконец дать предприимчивым русским людям перспективу почувствовать ответственность за собственную судьбу и судьбу земли, которой Россия наделена в избытке. Масштабы возможного "переселения народов" в России не должны пугать, мы к ним привычны; они должны лишь дать россиянам (и остальному миру) знак нашей решимости принять вызовы времени.

Ослаблению китайской угрозы во всех её формах в какой-то мере должна служить привязка части промышленности Китая к сырьевым источникам России (наши нефть, газ). Стратегически это означает, что в случае возможных конфликтов в российских руках будут козыри, не считаться с которыми китайцы не смогут. В конечном итоге в диалоге с Китаем всё решит ядерный баланс сил, в котором у России пока неоспоримое преимущество. Однако бурный экономический рост КНР может всё изменить весьма быстро. Об этом следует постоянно помнить.

Геополитическая задача российской дипломатии должна заключаться в том, чтобы играть на противоречиях и расхождении интересов в регионе между КНР, странами Юго-Восточной Азии и Японии.

В этой игре Индия, с которой у нас традиционно хорошие отношения, если потребуется, может стать естественным противовесом китайской несбалансированности и возможной агрессии. Но даже временный, парадоксальный на первый взгляд "священный союз" России и США, преследующий цель сохранения баланса сил в мировой политике и в юго-восточном регионе в частности, не следует сбрасывать со счетов под предлогом его якобы империалистического акцента: Россия-великая держава и для неё нет никаких причин отказываться от своих миротворческих обязательств, вытекающих из этого статуса. Если предложение Вашингтона о совместных политических акциях (американцы с тревогой наблюдают за эволюцией Китая), будет отвечать нашим интересам и устремлениям, вряд ли стоит его отклонять по каким-либо идеологическим соображениям. Политические расхождения не мешают Китаю развивать с Соединёнными Штатами активное экономическое сотрудничество. В этом есть определённый урок для нас.

Если цель оправдывает средства, значит выбрана правильная идеология.

Предотвратить угрозу дипломатической вспышки, торгового и экономического обострения всегда целеособразнее и разумнее, чем начать и закончить разрушительную войну. При этом Россия никогда не должна забывать, что на обозримый период её сила и будущее-в динамичной, мощной "оборонке", коль скоро экномический потенциал пока не достиг своего решающего пика. Кстати, какие-то разумные, взаимоприемлемые подвижки (даже косметического, спекулятивного характера) в отношениях с Японией по вопросу заключения мирного договора и гряды Курильских островов могли бы внести новую, благоприятную для нас ноту в привычный статус-кво во всей Юго-Восточной Азии, являющейся на долгосрочную перспективу нашим экономическим и геополитическим ресурсом, подчинить себе который пытается Китай.

Важнейшим направлением активности российской дипломатии, как и в прошлые годы, остаётся кропотливая работа в Организации Объединённых наций. Изменившийся мир в значительной мере трансформировал стиль и векторы деятельности этой организации (к сожалению, не к лучшему), но её определяющая роль в мировой политике осталась прежней, несмотря на попытки США дискредитировать ООН односторонними действиями в обход её прерогатив и международных полномочий. Вопреки американскому произволу, мировое сообщество понимает, что значение политического консенсуса, вырабатываемого в стенах здания на Ист-ривер в Нью-Йорке, со временем не уменьшается, а возрастает с учетом обострённой конкуренции и нарастающей непредсказуемости мировых событий. В этих условиях необычайно повышается роль Совета Безопасности ООН, как органа, гарантирующего баланс мировых интересов и обеспечивающего стабильность на планете.

Задача российской дипломатии в ООН сводится не только к укреплению авторитета и роли этой организации в делах мирового сообщества, но и к проведению более агрессивной, более активной политики в деле озвучения и защиты российских национальных приоритетов.

Возросший политический вес России на международной арене позволяет российской дипломатии быть боле настойчивой и последовательной в публичном разоблачении действий, враждебных мировму порядку, а не только использовать право вето, когда ничего другого уже не остаётся. Организация объединённых наций представляет собой публичный орган и пользоваться свободой слова и правом критики её членам никем не запрещено. Превентивное разоблачение замыслов, угрожающих миру и стабильности, было не худшей стороной публичной советской дипломатии; сегодня сомнительные соображения политической целесообразности, "мультикультурной толерантности" и ложно понятой дипломатической вежливости не должны быть препятствием для открытого изложения нашей позиции перед мировым сообществом. Молчание всегда истолковывается как согласие или признак слабости. Наша задача заключается в том, чтобы своевременно расставлять акценты, не вызывающие сомнений в нашей уверенности.

Целенаправленная острота заявлений с трибуны ООН всегда может быть сглажена впоследствии по обычным дипломатическим каналам соответствующими разъяснениями, но упущенные возможности публичной дипломатии навсегда останутся упущенными, если мы будем занимать позицию молчаливого выжидания.

Американцы не раз демонстрировали миру, что сдержанность-не самое лучшее качество дипломатии там, где нужно выказать характер. И добивались успеха. Мы ничем не хуже их, тем более, что государства, слабее нас, прекрасно пользуются возможностю называть вещи своими именами, когда речь заходит о характеристике внешней политики США.

Сами американцы, отзываясь о России, как известно, прибегают к далеко не дипломатическим эфемизмам и салонным эпитетам восемьнадцатого века. Оставим святым и слабым подставлять левую щёку, когда их ударили по правой, ибо не всё, что написано в библии, принято исполнять в грешной жизни. Не понимать этого, значит постоянно проигрывать наглой нахрапистости, которая, как хорошо известно из опыта, священных книг не читает. Более активная публичность в наши суматошные времена приведёт только к неуклонному укреплению позиций международного права и росту авторитета новой России за рубежом.

Отвергая в целом идеологизированные методы советской дипломатии, мы должны взять от неё всё ценное, что в ней было (ценного, несмотря ни на что, было очень много!). Наряду с раскрепощением дипломатического агента, предоставлением ему более широких личных свобод и возможностей в дипломатической игре, следует и впредь использовать такое качество советской дипломатии, как упорство в достижении поставленной цели, строгая приверженность духу и смыслу переговорных установок центра, умение видеть в дипломатическом процессе противоречия и слабости противоположной стороны.

Российская дипломатия должна научиться извлекать выгоду там, где раньше делать это не позволяли идеологические предрассудки.

Безжалостность к противнику, рациональный, прагматичный просчёт наших интересов-вот принцип, которым следует руководствоваться, взвешивая компромиссы, вырабатывая запасные ходы и варианты тактических отступлений. И пусть кто-то попробует обвинить нас в том, что мы ведём себя не так, как остальные. Мы должны навсегда расстаться с ложной и опасной идеей дипломатического миссионерства за счёт российского народа.

Оглядываясь в прошлое, мы должны более точно определиться по отношению к некоторым идеологическим явлениям, продолжающим играть в международной политике заметную, если ни решающую роль.

Ещё вчера они служили инструментом борьбы против нашей страны. Не меняют они своего качества и в новых условиях, когда Россия изменилась, став демократической державой. Как должна новая русская дипломатия относиться, например, к сионизму, который в советское время объявлялся реакционной политической доктриной империализма?

Международный сионизм определялся как наиболее реакционная форма еврейского буржуазного национализма, господствующего в Израиле и многих еврейских общинах капиталистических стран. Их деятельность направлялась (и направляется) "Всемирной сионистской организацией" (ВСО), созданной в 1897 году и имеющей свои благотворительные, религиозные и культурные филиалы в 40 странах.

Ведущими органами ВСО являются "Еврейское агентсво" и "Всемирный еврейский конгресс". Сионизм и по сей день представляет собой ударный отряд империализма в борьбе против арабских стран и прежде всего против народа Палестины, но об этом теперь почему-то не принято говорить вслух (более того, на российском официальном телевидении нередко можно услышать даже попытки обеления сионизма-передача 5-го канала "Культура", 10 января 2008 года).

Исключительно для того, чтобы прояснить позицию официальных органов России, в том числе и МИД, зададимся вопросом: сионизм перестал быть нашим идеологическим врагом? С каких пор и почему об этом радикальном изменении ничего не слышно? Не лишним остаётся и вопрос о том, как должна вести себя по отношению к сионизму молодая российская дипломатия (инструкции для неё на этот счёт строго засекречены?). Не исключено, что перечень идеологических загадок, связанных с молчанием наших органов пропаганды и информации одним сионизмом не исчерпывается. Ведь молчим же мы и терпим созданную ЦРУ разнузданную, русофобскую американскую радиостанцию "Свобода", поливающую двадцать четыре часа в сутки грязью Россию и всё русское. Спрашивается, кому на пользу наша дипломатичность?

В Европе и у нас признают, что отношения России с Западом находятся в состоянии "подмороженного (отложенного) конфликта".

Виноват в этом Запад, а не мы. Отдельные политологи предупреждают даже о возможности возникновения войны. Мы делаем всё, чтобы избежать дальнейшего обострения отношений. Снизить напряжённость можно через гуманитарные каналы и "дипломатию культуры". При этом, однако, следует поменять не только стилистику, но и тон, содержание и методы дипломатии на более жесткие. Мы не должны бояться показать кулак в бархатной перчатке, помня о том, что кое-кому очень хочется относиться к России как к полуколониальной стране (вспомним хотя бы поведение англичан в конфликте, связанном с деятельностью в России Британского совета по вопросам культуры). Пусть теоретики спорят о кризисе гуманизма и либерального, западнического проекта в России;

реальную, последовательно жесткую политику защиты наших интересов должны проводить реалистически мыслящие практики. Римскую империю погубили не свинцовые трубы водопровода и глупые дипломаты, а отсутствие твёрдой политической воли. Нравственное служение дипломата не означает мягкотелости и всепрощения. Дипломатия советов носила черты внешнего, имперского величия. Изнутри её подтачивали безволие, рабство и несвобода. Сегодня можно услышать не редкое суждение о том, что российский МИД продолжает жить по инерционному сценарию невмешательства в случаях, когда требуется своевременная и резкая реакция. Вряд ли такая позиция нам на пользу.

Российской дипломатии необходима пассионарность услужения народным интересам, а не служения кланам, меняющимся у власти.

Дипломатия совкового интернационализма должна окончательно уступить место современной прагматике. Корневая система МИД должна меняться, не забывая и не отбрасывая уроки минувшего. Изучая и используя положительный опыт прошлого, нам не следует забывать то, что было творчески наработано царской дипломатией до октябрьского переворота 1917 года, когда русская мысль и российский национальный интерес заметно определяли международный дипломатический ландшафт. Критически осмысленная историческая преемственность помогает выстроить логику поведения в будущем. Мы должны также постоянно учиться у западной школы дипломатии, придающей большое значение разработке концептуального видения мира с учётом его изменений в свете новейших технических достижений. Повторно проспать из-за идеологической близорукости новый виток научно-технической революции, как это имело место в прошлом с кибернетикой и генетикой, было бы в высшей степени непростительно.

Новые задачи, встающие перед российской дипломатией, требуют кардинального изменения системы подготовки и практики назначения дипломата на руководящие должности в рамках МИД России.

Развращающему блату и кумовству советского пошиба должен быть положен конец. Какой, однако, должна быть школа российской дипломатии? Об этом уже достаточно сказано выше. В любом случае это может быть только система транслирования самых современных знаний в области истории русской и мировой дипломатии, этики, морали, философии и искусства. Российский дипломат обязан преодолеть рабскую мораль профессионального бюрократа, отрешённого от культуры и научных достижений; он должен стать всесторонне образованным интеллигентом и интеллектуалом-денди в лучшем, истинном смысле этого слова.

Возможности дипломатии тесно связаны с национальной культурой.

Российская, русская культура является мощным каналом проникновения, удержания и распространения нашего влияния не только на постсоветском пространстве, но и в мире в целом. Низменный, псевдокультурный прагматизм, как проказа охвативший земной шар, не в состоянии задушить имманентную тягу человека к прекрасному и возвышенному. Этот позыв заложен в душу гомосапиенса творцом свыше и был характерен для человека мыслящего и чувствующего во все времена. Будущее не таит в себе никаких неожиданностей или исключений на этот счёт, культура останется до скончания века фактором просвещения и объединения человечества на его тернистом пути продвижения к последней философской и нравственной истине.

Народы и этносы бывших республик СССР, испытавшие на себе мощное воспитательное и одновременно защитное влияиние русской культурной парадигмы, после распада Советского Союза моментально ощутили вакуум творческого потенциала. И дело не только в том, что правящие элиты национальных советских окраин лишились существенной экономической подпитки для развития своих культурных потребностей. Для них пропало, исчезло нечто большее, чем экономические стимулы и возможность вольготно, без особого напряжения поддерживать на ассигнования союзного центра миф о естественном расцвете национальных культур малых народов в условиях социализма. Мощная межнациональная культурная конвергенция, имевшая место в рамках СССР, после распада Союза пережила клиническую смерть. Но живо и действует наше общее культурное наследие. Российская, русская культура остаётся камертоном для бывших советских окраин, что бы ни говорили по этому поводу пессимисты.

Ослабление роли русских, русского языка и русской культуры на постсоветском пространстве означало, прежде всего, потерю высших эстетических ориентров и подлинно художественных образцов, на которые могло бы равняться в своём развитии искусство малых народов, не имеющих непосредственного опыта глубокого общения с источниками мировой культуры. Интернациональная по своему значению, элитарная в лучшем смысле этого слова, неисчерпаемая по философско-эстетической широте русская культура обладала и обладает таким опытом в более, чем достаточной степени. Лишившись тесного, естественного соседства с русским интеллектом и русским духовным миром, культуры малых народов и народностей лишилась по большому счёту понимания исторических целей и возможностей своего эстетического развития.

Хлынувшая в образовавшуюся пустоту массовая американизированная поп-культура опошлила, примитивизировала не только их творческое национальное сознание. Сниженными, опошленными (даже в России) оказались традиционные национальные стандарты бытовой культуры, резко упала планка общеобразовательных ценностей, захирело и пришло в полный упадок то, что тщательно лелеялось, поощрялось и целенаправленно развивалось русским культурным потоком в русле национальных, этнических приоритетов ( примеры-современные Украина, Грузия, Прибалтика). Вспышки национализма и антирусских настроений на постсоветской периферии только усугубили процессы культурной деградации местной интеллигенции и широких народных масс.

К счастью, сегодня мы наблюдаем процесс медленного отрезвления, избавления от угара партикулярного культурного нигилизма, считавшего возможным решать свои проблемы с помощью политики разрыва культурно-политических связей с Россией, безоглядной опоры на местную культурную автаркию и американские псевдокультурные стандарты. Всё большее число примеров говорит о том, что руководители независимых государств на пост-советском пространстве не только поняли на рациональном уровне, но и убедились на практике в пагубности разрыва культурных связей с Россией. Невозможно не видеть, не признавать созидательную мощь объединяющего культурного влияния русской мысли, русского языка и творческого русского гения в границах наших долговременных геополитических интересов (это начинают постепенно признавать даже самые упёртые прибалты, вкусившие радостей западного образа жизни).

Кроме всего прочего следует подчеркнуть: после долгого молчания, неизбежность возрождения традиционно нормальных, благотворных культурных (и иных) контактов Восточной Европы с российским культурным пространством и русской интеллигенцией подтверждают заявления ведущих политиков этих стран-факт довольно знаменательный. Спросим себя: означают ли эти изменения только то, что российской дипломатии до них нет дела, поскольку культурный дискурс не может быть профессионально-соддержательной, доминантной задачей классической дипломатии? Если да, так что же, закрыть на культуру глаза? Практика свидетельствует: отнюдь нет.

Российский дипломат не может, не должен стоять в стороне от проблем нормальной, общепринятой нормы культурной экспансии за пределы своей страны со всеми особенностями и сложностями этого феномена. Сегодня культурный акцент приобретает в дипломатической работе почти решающее значение. Шествие по миру американской антикультуры неизменно подтверждает тезис о важной роли искусства в борьбе за завоевание умов широких масс. Если это аксиома, каким образом должна реагировать на вызов времени российская дипломатия?

Я уже отмечал кратко выше: прежде всего, следовало бы кардинально изменить систему подготовки дипломатических кадров в МГИМО и Дипломатической академии в том, что касается формирования общекультурного и философского кругозора дипломата. Выработка дипломатического профессионализма должна идти параллельно с развитием и обогащением художественных задатков индивида. Для этого в лекционных курсах МГИМО и Дипакадемии должно быть уделено достаточно места и времени для знакомства с национальной и всемирной культурой. Дипломат должен быть культурно образованным человеком, а не подставкой для тарелки с рюмкой, ветчиной и канапками. Нужны лекции в Тртьяковке, в Пушкинском музее, ознакомительные походы в Министерство культуры? А почему бы и нет? Философия, этика, эстетика, музыка, театр, история национальной русской и общечеловеческой культуры-всё это должно быть составной частью духовного багажа индивида, претендующего на звание дипломата. Он просто обязан разбираться (хотя бы в первом приближении) в истории мировых религий, эволюции направлений и стилей в искусстве, что-то знать о влиянии культурного процесса на социальную среду. Без понимания роли духовности в жизни общества дипломат не сможет составить ясную картину окружения, в котором ему предстоит действовать и защищать интересы России. Дипломату следует вернуть не только роль политика, но и активного культуртрегера, пропагандиста своей национальной культуры за рубежом. Новый российский дипломат, конечно, заслужил это почётное право. Теперь это надо вменить ему в обязанность. Для успешной деятельности перед ним открывается не только широкий мир западной дипломатии, культуры и искусства, но и не менее широкое, плодоносное гуманитарное поле русской мысли и блестящего художественного российского таланта. Вклад русской культуры в мировую сокровищницу человеческого творчества признан во всём мире.

Дипломат должен научиться черпать из неё не от случая к случаю. Как говорил Талейран (Талейран-Перегор), Шарль Морис де (1754-1838 гг.)-французский дипломат, политический и государственныцй деятель, дипломату должна быть присуща "известная возвышенность чувств", формирующих и развивающих дух дипломатической профессии.

ххх Настал момент закончить разрозненные размышления занудного придиры и взбалмашного циника о дипломатии и собственной, промелькнувшей жизни. Тяга к анализу прожитого неизбежно возникает почти у каждого из нас в конце путанного земного странствия. Нам всем хотелось бы преодолеть абсурд наших оскорбительных, детски глупых ошибок, сотворённых на жизненном пути. О них горько вспоминать.

Прошлое не надо тревожить? Хорошо бы, да от прошлого никуда не уйдёшь, оно вечно дышит нам в затылок! Оно само тревожит нас!

Дочитав последнюю страницу, кто-то, возможно спросит: не слишко ли произвольно, мелкотравчато и предвзято сделан автором отбор материала из этого самого прошлого? Это наверняка будет читатель-рационалист, привыкший во что бы то ни стало подвергать все стороны житейского опыта жесткому контролю критического рассудка.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

Похожие работы:

«Генкелъ Дмитрий Анатольевич САБИНИН АКАДЕМИЯ НАУК СССР РЕДКОЛЛЕГИЯ СЕРИИ «НАУЧНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» И ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ АН СССР ПО РАЗРАБОТКЕ НАУЧНЫ Х БИОГРАФИЙ ДЕЯТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ: Л. Я. Бляхер, А. Т. Григорьян, Б. М. Кедров, Б. Г. Кузнецов, В. И. Кузнецов, А. И. Купцов, Б. В. Левшин, С. Р. Микулинский, Д. В. Ознобишин, 3. К. Соколовская (ученый секретарь), В. Н. Сокольский, Ю. И. Соловьев, А. С. Федоров (зам....»

«5. Исследования А.И. Яковлева На дореволюционное время приходится и целая серия фундаментальных исследований Яковлева, сделавших ему имя в исторической науке. Характерной чертой его работ была осторожность в выводах. Возможно, поэтому библиография его работ количественно не велика. Стремясь как можно полнее представить материал, тщательно и осторожно обдумать полученные данные, он довольно редко публиковал свои исследования. Над написанием диссертационного исследования он трудился на протяжении...»

«К И З У Ч Е Н И Ю ИСТОРИИ К А В К А З С К О Й А Л Б А Н И И (По поводу книги Ф. Мамедовой «Политическая история и историческая география Кавказской Албании ( I I I в. до н. э. — V I I I п. н. э.)») Д. А. АКОПЯН, доктора ист. наук П. М. МУРАДЯИ, К. Н. ЮЗБАШЯН (Ленинград) Сложность проблемы цивилизации Кавказской Албании обусловлена тем обстоятельством, что сведения первоисточников о населении Албании носят на первый взгляд противоречивый характер. Античные и ранние армянские источники под...»

«Управление делами Президента Азербайджанской Республики ПРЕЗИДЕНТСКАЯ БИБЛИОТЕКА СТОЛИЦА Общие сведения История городского управления Гербы города Баку По поводу происхождения названия Баку История Баку Некоторые даты из истории Баку Архитектурные памятники Девичья Башня Дворец Ширваншахов Дворец Диванхане Усыпальница Ширваншахов Дворцовая мечеть Дворцовая баня Восточный портал Мавзолей Сеида Яхья Бакуви Мечеть Мухаммеда Храм огня Атешгях Документы по истории Баку Указ о переименовании...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2012. Вып. 5 (48). С. 25–38 УЧЕНЫЕ РОССИЙСКИХ ДУХОВНЫХ АКАДЕМИЙ И СВЯТАЯ ЗЕМЛЯ (XIX — НАЧАЛО XX В.) Н. Ю. СУХОВА Статья посвящена научно-богословской деятельности российских ученых, связанной со Святой землей прежде всего библейским, литургическим и церковно-историческим исследованиями. В центре внимания — преподаватели и выпускники российской высшей духовной школы, четырех духовных академий: Санкт-Петербургской, Московской,...»

«Новикова Юлия Борисовна ПРАКТИКО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ БРИТАНСКОГО УЧИТЕЛЯ (КОНЕЦ XX НАЧАЛО XXI ВВ.) 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Москва – 2014 Работа выполнена на кафедре педагогики Государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный областной социально-гуманитарный институт»...»

«НАША ИСТОРИЯ УДК 02(470)(092) Н. М. Березюк, А. А. Соляник Библиотековед Надежда Яковлевна Фридьева: опыт биографического исследования. (К 120-летию со дня рождения) Жизненный и творческий путь выдающегося библиотековеда Надежды Яковлевны Фридьевой (1894–1982). Ключевые слова: история украинского библиотековедения, харьковская школа библиотековедения, Харьковский государственный институт культуры, научная библиотека Харьковского университета, Надежда Яковлевна Фридьева. Надежда Яковлевна...»

«Михаил Юрьев ТРЕТЬЯ ИМПЕРИЯ Россия, которая должна быть Михаил Юрьев Мир бесконечно далек от справедливости. Его нынешнее устройство перестало устраивать всех. Иран хочет стереть Израиль с лица земли. Америка обещает сделать то же самое в отношении Ирана. Россия, побаиваясь Ирана, не любит Америку еще больше. Мусульмане жгут пригороды Парижа. Все страны ужесточают иммиграционное законодательство. Японцы, считая себя высшей азиатской расой,...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Предмет историии. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Предпосылки создания Древнерусского государства. Теории происхождения государства: норманнская теория. Первые русские князья: внутренняя и...»

«ИСТОРИЯ НАУКИ Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. Самарская Лука. 2009. – Т. 18, № 1. – С. 202-217. УДК 01+09.2 ГУСТАВ ИВАНОВИЧ РАДДЕ В КРЫМУ, СИБИРИ И НА КАВКАЗЕ © 2009 А.А. Головлёв* Самарский государственный экономический университет, Самара (Россия) ecology@samara.ru Поступила 5 декабря 2008 г. Рассматривается биография Г.И. Радде и его вклад в изучение природы России. Ключевые слова: Г.И. Радде, Крым, Сибирь, Кавказ, Чечня, биография. К числу отечественных...»

«Бюллетень новых поступлений за январь май 2011год 1 Волков А. Командор Петра Великого / А. Волков. СПб. : Крылов, 2007. 384 с. Серия Историческая авантюра). 195-00 Вб. 2 Нуруллин И.З. Тукай / И. З. Нуруллин ; авториз. пер. с тат. Р. Фиша. М. : Мол. гвардия, 1977.240 с. : ил. (Жизнь замечат. людей. Серия биографий. Вып. 5 (568)). Библиогр.: с. 236-237. 75-00 Вб. 3 Данин Д.С. Нильс Бор / Д. С. Данин. М. : Мол. гвардия, 1978. 558 с. : ил. (Жизнь замечат. людей. Сер. биогр. осн. в 1933 г....»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2015 г. Июнь Екатеринбург, 2015 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет PR PR Кабинет экономических наук КЭН...»

«История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ К 275 -летию Санкт-Петербургского университета История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ UNIVERSITAS PETROPOLITANA Ennarationes Historia Universitatis Petropolitanae VIII Redigit studiorum historicorum doctor C. A. Tischkin AEDES EDITORIAE UNIVERSITATIS PETROPOLITANAE MiM История Санкт-Петербургского университета в виртуальном...»

«Эссе стобалльников ЕГЭ 201 в честь 70-летия Победы Сто баллов для победы Дорогие друзья! В этом году мы празднуем 70-летие Победы! Специально по этому случаю мы попросили стобалльников ЕГЭ по литературе, выпускников года школ Санкт-Петербурга — города-героя Ленинграда, подготовить творческие работы на тему Великой Отечественной войны. Память и правда о тех, кто в далеких сороковых сражался за Pодину и победил в великой войне, должна жить в их потомках. Только это может сохранить историю и...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Карачаево-Черкесский государственный университет имени У.Д. Алиева» Кафедра естествознания и методики его преподавания УТВЕРЖДЕН на заседании кафедры 29.06. 2015г. протокол №12 и.о.заведующий кафедрой к.г.н., Чагарова Л.А. ФОНД оценочных средств ПО УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ Концепции современного естествознания (наименование дисциплины) Квалификация (степень)...»

«Исторические науки и археология 9. Spiridonova E. Mordoviya gotovitsya k provedeniyu VI Sezda mordovskogo (mokshanskogo i erzyanskogo) naroda [Mordovia is preparing for the VI Congress of Mordovian (Moksha and Erzya-ray) people]. Izvestiya Mordovii [Proceedings of Mordovia], 2014, May 21. Available at: http://izvmor.ru/ news/view/20565 (Accessed 18 June 2014).10. Fauzer V.V. Demograficheskoe razvitie finno-ugorskikh narodov: obshchie cherty, spetsificheskie osobennosti [Demographic development...»

«MI,IHI,ICTEPCTBO OEPA3OBAIJVIfl PI HAYKI4 PO [IEH3EHCKI4fr I-OCYAAPCTBEHHbIfr TIEAAIOILIqECKIIfr YHI,IBEPCI,ITET IIMEHII B.I. EEJII{HCKOTO IIPLIFUITO Ha3g{ignarnryrY.rcHorocoBera J$c! :di\ro 11rsc&,.:t :, iffi ffitfuilii PAEOqA-flIIPOTPAMMA YTIEEHOfr(MY3EfrHOfr) ilPAKTIIKI4 Haupannenr4 rroAroronru : 050100 [egaroruqecmoe o6pa: onanrae e llpo(f ranr ro.qroroBKz: lf croprar Knanu(fuxaqrEr(creueur) nrmycKHr{Ka: Earca.uanp (Dopuao6yrenur: OqHas lleuza2012 1. Цели музейной практики Целями музейной...»

«ИЗУЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ И РЫНКА В РОССИИ. ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ DOI: 10.14515/monitoring.2014.5.11 УДК 316.334.2:339.13+929Демидов А.М.ДЕМИДОВ: «В 1991 ГОДУ GfK-РУСЬ СОСТОЯЛА ИЗ ТРЕХ ЧЕЛОВЕК, А СЕЙЧАС НАС – 380» (интервью генерального директора ГфК-Русь А.М. Демидова Б.З.Докторову) Мне бы очень хотелось, чтобы мое интервью 1 с А.М. Демидовым прочитало как можно больше «чистых» социологов, исследователей рынка, полстеров и историков этих трех аналитических направлений. Видимо, я слишком...»

«ИНФОРМАЦИЯ о деятельности Общества российско-китайской дружбы в 2014 году Прошедший 2014 год был годом знаменательных дат в истории Китая и российско-китайских отношений – 65-й годовщины образования КНР, 65-й годовщины установления дипломатических отношений между нашими странами, 65-летия Общества китайско-российской дружбы. 2014 год вписал также новые страницы в дальнейшее развитие российско-китайских межгосударственных отношений и общественных связей. В 2014 году продолжал активно развиваться...»

«МГИМО – Университет: Традиции и современность 1944 – ББК 74.85 М 40 Под общей редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова Редакционная коллегия А.А. Ахтамзян, А.В. Мальгин, А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.Л. Чечевишников (составитель) МГИМО – Университет: Традиции и современность. 1944 – 2004 / Под общ. ред. А.В. Торкунова. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2004. – 336 с.; ил. ISBN 5-7853-0439-2 Юбилейное издание посвящено прошлому и настоящему Московского государственного...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.