WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

«Дипломат без штанов (Возмутительные записки обнаглевшего циника) ххх Вместо предисловия Предлагаемая вниманию читателя книга не имеет прямого отношения к какому-либо, отдельно взятому ...»

-- [ Страница 2 ] --

Как сказали бы сегодня лица без определённой профессии, называющие себя политологами, реакция нашей посольской аудитории была неоднозначной. Мы все смеялись от души. Только жена жутко ответственного дипломата, третьего секретаря, путавшая натурализм с реализмом и Гегеля с Бабелем, в ужасе сказала: "Какое хулиганство в общественном месте! Это возможно только у нас!". Смех моментально угас. Юмор-хилое детя. Один раз дадут юмористу по шее-всю оставшуюся жизнь будешь ходить кривой и горбатый. Это не помешало шахматной звезде, тем не менее, с удовольствием принять лишний стаканчик "Кампари" и закурить буржуазную сигару из представительских фондов посла. В среде советской творческой интеллигенции тоже было полно полупердунов (тысячу, тысячу раз пардон!), но были среди них и смелые люди.

К чему эта байка? А вот к чему. Причины развала СССР проанализируют и сведут в законченную систему всё те же жизнерадостные, безответственные политологи. Им помогут серьёзные, придирчивые историки с чахоточной грудью, не знающие, что такое архивная пыль и убийственная скука. Боюсь только, что никто из них авторитетно не заявит, что крах Советского Союза был вызван катастрофическим недостатком юмора в стране. Пусть даже элементарного, солдафонского, чёрного, швейковского, но официально допущенного и признанного. Империя советов рухнула, потому что у неё не было своего добродушного и честного Швейка, способного прилюдно высказать правду-истину (она же матка) в зло прищуренные начальственные очи. Предвижу, первыми, кто с отвращением отшвырнёт в сторону эту книгу, будут возмущённые бывшие советские и нынешние российские дипломаты (сочту себя чрезвычайно и полномочно счастливым, если сделают это не все). Знаю и помню: юмор не положен дипломату по определению. Он-зараза. Для дипломата это гибели подобно. Рядом с юмористом дипломату нужно надевать защитную марлевую повязку. Иначе он может заразиться юмором и умереть как от юго-восточного гриппа неизвестного штамма. За тридцать лет общения с грузными послами и толстеющими посланниками я в этом убедился.

Среди них не было ни одного юмориста, только убийственно серьёзные люди с безупречной анкетой и лёгкой перхотью. Это именно о них сказал писатель Паустовский: скитайтесь, голодайте, бегите солидных людей...

На славу Швейка автор не претендует-она недостижима. Он лишь слегка решил подражать великому литературному персонажу в скромном рассказе о минувшем, о советских политических склеротиках (по-нашему, по-народному-"старперах"), в том числе также, и о великих государственных деятелях и дипломатах закатившихся эпох. Правда, не о всех. Их больно много. Если кого-то устраивает такая установка, желаю терпения и понимания. Мы ведь не привыкли спокойно выслушивать о себе правду, а как сказано в известной кинокомедии, "надо, Федя, надо!".

Попытаемся и мы держаться этой линии, пусть даже попытка откровения подана в шутливой, издевательской форме. Те, кого она оскорбила, могут вызвать автора на дуэль, в суд или, в крайнем случае, к барьеру на канале НТВ, но для этого придётся запастись доказательными фактами, а не просто ссылкой на то, что у вас слабые, расшатанные капитализмом нервы.

Во многих издательствах, куда автор робко предлагал ещё тёплую рукопись "для издания на безгонорарной основе", его с подозрением спрашивали: принёс очередную клевету на свое прошлое? Лавры Пушкина не дают покоя? Гоголевщина? Райкинщина? Циничное самораздевание в сложный для России период? Не стыдно? Вы не

Чикатило? Отказывали и не краснели. Кому сейчас стыдно? Спрашивали:

не болен ли автор чем чем-то заразным? Советовали не злобствовать.

Заканчивали вводную беседу, дипломатично поглядывали на дверь, намекали на графоманство. Вежливо подталкивали писателя под зад.

Но стоило издалека заговорить об издании рукописи "за свой счёт", как все разногласия моментально улаживались, испарялись в ничто.

Из-за туч идеологической неприязни и редакционной бытовщины выглядывало приветливое солнце. Ошарашенному, по-детски смущённому, счастливому автору, предлагали выпить чаю (кофе с цикорием и без, какао-по выбору и возможностям редакции), с обворожительной улыбкой просили пройти к главному редактору вне очереди. Как Марку Твену. Или Марининой. А до этого опытные сотрудники холодно, упорно размышляли вслух, как это случилось в одной очень интеллектуальной редакции, что в книге у автора "не те понты". Тут они были правы: "понты", отвечающие духу времени, особенно продажнему, всегда в цене. Рынок не любит сомнительные шуточки, если за них хорошо не заплачено. И плевать ему на "понты", пусть и не те, если, однако, они с многообещающими процентами.

Проценты оправдывают любые "понты". Это знал лучше всех великий Карл Маркс, автор пухлого "Капитала", бородатый друг обездоленного пролетариата, творца всяческой истории. Но где взять эти самые проценты, вовремя спохватившись, тоскливо думал автор? Главный редактор быстро мрачнел на глазах. Назидательно постукивал попочкой остро отточенного, как казацкая пика, карандаша по столу. Осуждающе покачивал породистой головой. Сурово покашливал. Сообразительная секретарша с подтянутым бюстом и пронзителным взглядом диетической красавицы из журнала "Бурда", подозрительно требовала от автора вымыть чашку из-под кофе в туалете в конце коридора. И он понимал, что попался во щи в очередной раз.

"Непрохонже", говаривал в таких случаях один мой бедный товарищ-дипломат, много лет напрасно изучавший трудный, шипящий польский язык без гласных. У него была жена полячка. Без иностранного паспорта. И даже без свидетельства о рождении. Он с ней развёлся после долгих лет совместного, счастливого существования, так и не поняв, чего она от него хочет. Потом выяснилось, что жена была урождённой турчанкой из Ташкента, куда она в своё время перебралась из Бердичева.

Товарищ по-польски запомнил только одни ругательства. В Варшаве, куда он регулярно ездил челночить, поляки принимали его за местного ксендза. Просили благословить. Товарищ осенял поляков крестом, они ссужали его злотыми на обратный билет.

В редакциях меж тем автор постыдно оседал, приседал и мучительно откланивался. И вспоминал остроумный анекдот о том, что англичане уходят и не прощаются, евреи прощаются, но не уходят. Он понимал, что ему придётся возвращаться не раз, хотя он и не еврей, иначе никогда не попал бы на сверхсекретную работу в советский МИД. А рядом незримо улыбался великий насмешник, вечно живой, бравый, шарообразный солдат Швейк: он отлично знал, как продать на пражском рынке огурцы, чтобы стать католиком.

Снизойдём к человеческим слабостям. В самом деле, чего мы хотим от несчастного, уязвимого гомосапиенса? Человек рождается не тогда, когда врач-гинеколог железными щипцами вытаскивает его голову из лона матери. Все мы родились гораздо раньше-в момент большого взрыва, создавшего вселенную. До этого жили-были, как говорят философы, в свёрнутом состоянии. Все мы умрём вместе со вселенной.

Возможно, для новых превращений и испытаний. Возможно, не возникнем больше никогда. Возможно, знаменитого платоновского эйдоса личности нет в природе. Есть только случайная фикция, химеричное, бесполезное человеческое сознание-привидение. Учёные никак не допытаются, что это такое. Тайна за семью замками. С печатями.

В среднем каждому из нас отведено каких-то шестьдесят лет для условно свободного дыхания. Для страха и боли. Для вопросов без ответа. Некоторым отпущено и того меньше. И хочется спросить: зачем рождаются младенцы, чтобы тут же умереть? Их миллиарды и они никогда не узнают, что такое оргазм. Не прочтут гениальное произведение Брежнева Леонида Ильича "Малая земля". Не попробуют вонючую, кактусовую текилу в обществе позолоченных нуворишей. Не проедут зайцем в трамвае. Или на трамвайной "колбасе". Не поймут, как сладко в детстве сосать палец. И как плохо сосать его в старости. Они, крошечные, бессильные зародыши человека, беззвучно кричат от ужаса при абортах.

Редко кого из них поцеловала мать. В мире больше зверства, чем звёзд во вселенной! Но ещё больше тех, кто неплохо зарабатывает на чёрном пафосе.

От судьбы не уйдёшь. Судьба-сплошная глупость. Прекрасной русской красавице из рода Оболенских, участвовавшей в движении французского сопротивления "маки", рыжий немецкий ефрейтор-палач отрубил голову обычным топором. Заплечных дел мастер получил за прилежание семь пачек сигарет, коробок спичек и пару презервативов.

Изящная женская головка русской дворянки упала на захарканный немецкой солдатнёй пол какого-то подвала. Но разве ужасает только подобное? Абсурд в избытке повсюду. И какой!

Автор долго присматривался, принюхивался к своей жизни и призрачному миру. И только мрачнел. Деловитые святоши говорили: все страдания от бога. Для восхождения к вершинам духа. Для очищения. Но откуда в авторе скверна на уровне сперматозоида, зачем очищение, если ещё сопливым мальчиком он поклялся служить святому человечеству?!

Это же, кстати, до него сделали пылкие идеалисты Герцен с Огарёвым.

Милые, милые дурачки! Да мало ли кто оказался облапошенным, осмеянным за романтический маразм? Спросите себя: если в мире пахнет только серой и дёгтем, кто создал этот мир? Молчите? Понятно.

Интуитивные догадки порой сильнее научного факта.

Древние греки страдали точно такими же как и мы подозрениями.

Но, в отлчие от нас, умели смеяться над собой и богами. Ацтеки, те вообще считали, что жалости в мире нет, есть только справедливость, установленная правителем, земным богом. И улыбались, когда проигравшим в футбол отрубали потные головы. Улыбчивые китайцы прилюдно, с китайским юмором, расстреливают своих коррупционеров.

Молодцы. Американцы пользуются электрическим стулом двадцать четыре часа в сутки. И посмеиваются, когда от них требуют отмены смертной казни. Они и сами требуют отмены, только не у себя дома, а в других странах. Абрамович купил в Европе пять дворцов по сотне тысяч долларов за каждый. И не разу не задал себе вопрос: кто я такой? Жизнь, как всегда, сурова и неулыбчива. Забытые звёздные артисты советского кино умирают в покинутых деревнях в чудовищной нищите. В дранных подштанниках. Без белых тапочек. Без махорки и аплодисментов. Их хоронят на свои сбережения древние, сострадательные, усатые старухи, на которых ещё держится русская земля. Вы мне будете рассказывать о правах человека? Значит вы не созрели для юмора. О сатире не может быть и речи.

Я намаялся с Гегелем, Фихте, Юмом, Кантом, Беркли, экзистенциалистами, материалистическими пророками, новейшими ничевоками. С эсхатологически настроенными поэтами и поэтессами. С челноками на базаре. С грубиянами и пьяницами из ЖЭКа. С умными режиссёрами и пропагандистами. Придурочными работниками парткомов КПСС. Наконец, с демократами и ультрамодернистами. Чёрт бы вас всех побрал гамузом, как выражаются нелегально заезжие узбеки! Да, нервы играют с нами злую шутку: натерпишься, наешься, намаешься, оглянешься-вокруг одни сволочи. Кровососущие. Пиявки. И становишься поневоле взбалмашным циником. Кому верить? Умных провиденциалистов надо убивать по рецепту Остапа Бендера. На месте их возникновения. Иначе человечество не доживёт до зрелого возраста второго пришествия. Будем только безнадёжно околачиваться вечно голодными возле задрипанных ларьков с надписью "шаурма" и "восточный массаж"...

Хочется отдохнуть перед тем, как мои глазные впадины станут похожими на два пустых кратера. Незаметно превратившись в пенсионера с почечуем (грыжа по-современному), я меняю постельное бельё раз в три месяца-давно сломалась стиральная машина. Зачем всё это, творец большого взрыва, а? Взорвал бы уж всё до конца. Ах вы, сени, мои сени, сени новые мои... Мы ещё повоюем?! Превозмогём, превозмогём! И богатые из сериалов без юмора тоже плачут. А цены на всё тем временем резво скачут. Если цены за баррель нефти в свою очередь резво скакать перестанут, ничего другого нам не останется, как смеяться вместе с паяцем над разбитой любовью и таким же корытом. А с юмором мы победим!

Для чего пишутся книги? Картины? Музыка? Не знаю. Это очень безутешное занятие. Претензия на создание того, что саркастические критики называют сквозь зубы произведением искусства.

Ответственность подавляет, расплющивает только автора. Об этом с ужасом признался однажды ничего кроме смерти не боявшийся, Сальвадор Дали. Ему было страшно брать в руки кисть. Живём мы в такое время, когда написать книгу в тысячу раз легче, чем опубликовать, если твой папа или ты сам-не олигарх. Но люди хватаются за перо, кисть, резец, горбатятся перед компьютером. Надо заставлять себя следовать примеру отчаянных. Иначе зачем коптить небо, если не веришь себе? От скромности можно умереть. Французский моралист XVIII века Люк де Клапье де Вовенарг (1715-1747 гг.) справедливо заметил: " Критиковать автора легко, трудно оценить".

В жизни, даже не отмеченной высоким человеческим полётом, нас окружают любимые вещи, выбранные нами. У богатых и удачливых вещей больше, у бедных и больных-меньше. Но и те и другие, в гроб берут только самое необходимое. Вещи, принадлежащие нам, объеденены особым, таинственным смыслом. Кажется, они живут с нами в неразрывном согласии. Мы понимаем друг друга и благодарны судьбе за эту возможность мистического единения. Трудно доподлинно представить себе, как будут выглядеть эти вещи после нас, каким будет мир после нашего ухода из него. Точно известно одно: близкие нам вещи для потомков всегда остаются чужими, чтобы мы ни говорили в опровержение этой истины. Посмотрите, в какой мертвенный покой погружены предметы обихода великих людей в музеях. Ушёл хозяин и умерли вещи? Нет, они остались прежними, просто они обрели другой смысл, ждущий своего возможного раскрытия. Чтобы узнать, каким будет мир в будущем, достаточно пытливо всмотреться в него в настоящем. И в прошлом тоже. Вещи переживают людей, но мысли человека переживают вещи. Они-мостик между прошлым и будущим. Видимо для того, чтобы преодолеть мертвящую, безмолвную власть вещей и пишутся книги.

Перед тем как начать творить, испытываешь тягостное томление.

Тоска. Силы покидают бренное тело. Это почти лёгкое сумасшествие.

Хочется выпить. И не закусывать. К преодолению нашей бренности призывали великие. Луций Анней Сенека (ок. 54 г. до н.э,- ок. 39 н.э.) римский ритор и философ, требовал от каждого человека сказать что-нибудь своё, новое. Попытаться продвинуть человечество вперёд хоть в чём-то. По своему, иначе, чем другие. Что зажигает скромного бухгалтера или сельского почтальона на подвиг во имя человечества? У каждого это происходит по-разному. Продвигать вперёд человечество-это не в парк культуры и отдыха сходить с любовницей. Великий Исаак Левитан рыдал от невозможности понять жизнь и смерть. Неземная тоска Левитана-в его картинах ушедшей, деревенской России. Пессимисты считают: поиски утерянного времени ничего не дадут. Тупик не имеет конца. Кто из нас не плакал от одиночества и предрешённости? Вокруг нас только стены непонятного лабиринта. Человек не в состоянии объяснить себе ни что такое жизнь, ни что такое смерть. Анонимная угроза постоянно подминает нас. Хочется свернуться бубликом, чтобы ничего не слышать и не видеть. Но уйти от себя некуда. Об этом хорошо сказал Михаил Лермонтов. Плачьте, глядя на себя со стороны. Плачьте. Внутри, в себе-только хаос. Снаружи тоже не лучше. Бандитский капитализм.

Американцы в Ираке. Английская разведка в Москве. Падающий индекс Доу-Джонса. И меньшинства с нетрадиционной ориентацией. Как они до чёртиков надоели, извращенцы! А наши политики? Как они обрыдли! Если так, остаётся только делать деньги. Но это уже дело вкуса. Не в деньгах счастье, но без них-никуда.

Признаюсь: с трудом выношу Пушкина. Ах, какой всё же гениальный подлец! Хорошо ему, он со мной не знаком. Что за светлый шум вокруг, что за сверкание? Женский поэт. Рифмы и рифмочки-качели. Разве можно так бездумно скользить по поверхности? Я не рисуюсь. Он наше всё, но не моё. Оптимисты не понимают, что такое жизнь. Я испытываю давящее уныние от его соловьиных трелей. У него куда ни ткни пальцем, везде одно золото. И нет метафизики молчания. Воспринимаю подобное пение как обман. А ведь говорят, страдал человек! Мало страдал. Да умер ведь в муках.! Согласен, в муках. Таков удел всех нас. Но я лично не хочу никаких мук. К дьяволу муки! Я слабый. Очень. Хватит и того, что родился.

Любая привилегия должна быть оплачена в меру. Если за жизнь платят отсутствием юмора, это уже слишком. А где у Пушкина юмор? Нет у Пушкина юмора, нет! Да, не мой поэт, но ведь это же никому не мешает, в конце-то концов! Вот статья 29, пункт 1 Конституции Российской Федерации: " Каждому гарантируется свобода мысли и слова". Всю жизнь у меня не было никакой гарантии, не говоря о слове и даже мысли. Теперь есть и если это моё качество кому-то не по душе, пусть пойдёт погуляет...

Жизнь учит (или не учит) умению преодолевать себя, свои комплексы. Французский автор ностальгической книги " Letteres a l' Inconnue" ("Письма к незнакомке") Андре Моруа (Эмиль Герцог, 1885-1967 гг.) в главе "Броситься в воду" пишет, что можно сомневаться всю жизнь, но так и не начать творить. Я сомневался всю жизнь. Жалкий чудак с тремя дипломами. Надо бы творить, возможно что-то и натворил бы!

Только подумать: оказывается, мне как Ильфу и Петрову было трудно начать! Мне! И им! Они мечтали и советовали начать с чего-бы-то ни было. Начинай! Вот когда наступает просветление. Не ной, не сомневайся, начинай. Бросайся в воду, иначе не научишься плавать.

Строгай, как братья Стругацкие.

Я начинаю с простых, бесспорных вещей и, возможно, тем и закончу.

О чём вообще можно спорить в этой жалкой, короткой, оскорбительной и призрачной жизни?! Вот оно, начало для повести о промелькнувшем.

Стиль не пушкинский? Так и слава богу, если он, господь, есть! Не мудрствуй. Важно согласиться с самим собой. Это и будет твой стиль.

Истинное счастье всегда небольшое, глубоко затаённое, личное. Без ямбов. Какие ямбы в эпоху Хиросимы, Нагасаки, березовских-абрамовичей?! Нашему волчьему времени хочется хряпнуть из-за угла по зверской, оскаленной морде. Можно, я хряпну? Заеду?

Слегка двину? Садану? Смажу? Врежу?

Вот я уже и осерчал. А когда-то я был пай-мальчиком. Первых впечатлений от детства хоть отбавляй. Довоенная пора. Призрачное счастье для одних и лагеря, пытки, смерть и гниение в наспех вырытой яме-для других. Весь этот ужас жизни как-то совмещается, сосуществует со мной и вокруг меня. Для тревожного малютки без подгузника, он пока никак не проявлен. Меня крутит как осенний лист на ветру счастливое детство. Об этом детстве можно сладко плакать бесконечно. Но хватит, не всё потеряно. За минуту до кончины природа провернёт киноплёнку ещё разок. Для утешения безутешных. Дальше-бездна нескончаемых превращений в пустоте, тишине, кромешной тьме, абсолютная покинутость. Заклинаю себя: не бойся. Умирают же невинные ангелы-дети. Хоть бейся лбом об стену-так нужно. На этом свете ещё никто не задерживался. Так или иначе, выпроваживают всех.

Самые яркие впечатления-послевоенные. Городишко Артёмовск на Украине. Незабываемый аромат провинции. Даже до тла сожжённой гитлеровцами. Всё родное, понятное, потому что тут родился. Довоенный мир нищенских вещей снова оживает, но душу терзает страшный голод и нестерпимый холод. Лето-как рай, спустившийся с небес к отчаявшимся людям.

Что вспоминается чаще всего? Второстепнные, не главные ситуации. В них, видимо, пробуждалось от золотой спячки моё тщедушное детское сознание. Вот теплый июльский вечер. На краю города, за рекой обмелевшей Бахмуткой садится горячее, свекольное солнце. Белые мазанки во мгле на берегу кажутся пунцово-фиолетовыми, как на известной картине Куинджи. На бледном небе первая вечерняя звезда. От реки пахнет болотцем, сырой рыбой, дымком костра рыбаков.

Захлёстывает неведомое, мощное чувство причастности к прекрасному и жестокому космосу. Начинаю догадываться о многом...

Я прожил свою жизнь как все. Без крупных эксцессов и процессов.

Пошловато? Возможно. Трудно, в полусне, в полуобмороке незнания.

Обычная история! Как все, набивал себе шишки. Большие и маленькие.

Умнел трудно, потому что слишком близко принимал к сердцу плёвые ошибки. Глупец. Хватило бы спокойствия-смеялся бы и шёл дальше. Так нет же, спотыкался, горевал. Терзался. Извинялся во сне и наяву. Тёртые практики зло издевались: кисейная неженка. Розовая институтка. Не раз грозились набить физиономию. Хряпнуть по роже. Слабых и примиренцев не любят. Пару раз хряпнули меня довольно здорово...

Хотелось смысла, объяснений, гармонии. Философствовал. Мог прошляпить всё на свете. Меня, не умеющего приспосабливаться и ловчить, всегда или почти всегда выручал счастливый случай. Фартило.

За что? Почему? Неведомо. Такая вот чертовщина. До сих пор не понимаю, за какие пироги заслужил счастливую судьбу человека из общего ряда. Оговорюсь: я не из числа тех посредственностей, что правят миром. В этом смысле я-житейский анахорет. Середняк с беспроблемной биографией. Не участвовал ни в мировых событиях, ни тем более, в кровавых революциях. Хотя и не только лежал на печи в ожидании чуда.

Мог даже взбрыкнуть. На свою голову. Случалось не раз. Получал, однако, всегда безоговорочно по вые.

Моё деревенское детство не избавило меня от трёх фобий: боюсь воды, пожара, замкнутого пространства. На людях превосходно скрываю это малодушие. Ханжа? Ну, извольте, ханжа. А вот плакал в тиши одиночества не раз. Иногда от слабости-по мелочам. Чужие слёзы тоже не выношу совершенно. Они меня ломают. Мы, деревенские мальчишки, после войны нашли в болоте между деревнями Рождествено и Даймище ленинградской области сбитый немцами советский истребитель. Лётчик не спасся. Это было страшно. Спрятавшись, я сдавленно рыдал в кустах.

Мои сверстники ели болотную клюкву, молча курили газетные цигарки.

Только деревенский житель знает, помнит как звенят на ветру листья русской, осенней берёзы...

Чему научила меня жизнь? Скажу только одно: я так и не понял, как играть на разнице биржевых курсов. Ловлю себя на том, что стою в стороне от жизни. И горестно стараюсь только наблюдать. Самому себя жаль, понимаю: слаб от природы, а хряпнуть так и тянет. Хряпун эдакий!

Знаменитый французский физик, математик и философ Декарт Рене (1596-1650 гг.) был прав: раз я мыслю, значит существую. Хочется добавить: если есть у тебя чувство юмора, значит ты и мир реальны (иначе юмор был бы без содержания). Юмор всегда в цене у понимающих.

Любитель афоризмов француз Никола-Себястьян де Шамфор (1740-1794 гг.) считал: "Наименее полезно прожит тот день, который мы провели, ни разу не засмеявшись". Раз я смеюсь, значит я существую. Может ли вещная реальность быть лишь чьим-то воображением? Может. Есть же ещё и реальность небытия без всякого воображения, восприятия, чувства, самосознания. Без человека и вещей. Сознаёт ли себя абсолютная пустота? Древние считали: да. Если что-то существует, оно вынуждено самоопределиться, как-то заявить о себе. Философы говорят:

быть данным. Положенным. Возможно это и есть"самое само", о котором так впечатляюще писал последний русский энциклопедист со старого Арбата Алексей Фёдорович Лосев (1893-1988 гг.).

Хаос и небытие-неисчерпаемый источник нового содержания, немыслимых форм (дипломатии, коррупции и всех остальных прелестей бытия в том числе). Здесь, на этой грани теплится сумасшедшая надежда человека на бессмертие. А если всё сущее-очередная трагическая ошибка нашего недомыслия? Совсем честно: страшно презираю пошляков, тратящих жизнь на разгадку газетных кроссвордов. Эти люди никогда не проснутся. А усыпят кого хочешь. Некоторые из них за пустяк голову оторвут любому, гуманитарии! Да, я неоправданно суров.

Простите. Но ведь серый человек не интересуется глубоко ничем, он опасен своей подвластностью и внутренней несвободой. Вдохновенные кроссвордные гадальщики служили при советах палачами на Калыме, назидательно цитировали наизусть Пушкина, могли расстрелять и свалить в яму за день четыреста и более человек. А сегодня, счастливо дожив до пенсии, не желают ничего слышать о мясорубке НКВД в перелесках подмосковного Бутова...

Чтобы понять, что жизнь коротка, надо прожить самую долгую жизнь.

Чтобы понять, что жизнь глупа, бессердечна, полна унизительного, бессмысленного сарказма, нужно проснуться хотя бы раз, отказавшись от диктата вещей и условностей. Какой тяжелейший труд души! Некоторым это удаётся перед смертью, некоторым-в момент рождения, некоторым не удаётся никогда. Понять себя, свое прошлое, значит понятиь всё. Но люди спотыкаются на ровном месте. Некоторые лезут в петлю, выиграв в лотерею миллион. Другие уходят в пустынь, поругавшись с женой.

Месяцами не моются и стоят на одной ноге под палящим солнцем. Пойди, разберись в этой каше! Вокруг полно умных глупцов и глупых умников. И я, прозревший пророк, желающий бежать впереди этой толпы со знаменем правды-матки? Да нет же, я-отрицатель. Я ошалел и изверился.

Я отбегался. Я циник. Хочется крикнуть: идите вы все к ядрённой бабушке, но я этого не скажу!

Люди, не ответившие на вопрос о целесообразности, разумности бытия, веками ведут кровавые войны за ничто. Устраивают друг другу весёлую жизнь. Сколько отрубленных голов валяется по миру! И отрезанных гениталий (так проявляется неизлечимое бешенство воинственных варваров). А в короткие промежутки перемирий кровожадные рыцари и дипломаты увлекаются высокой модой, нетрадиционным сексом, ограблением банков, балетом, космосом, работают прорицателями в ранге государей. И очень пугаются, когда земля вдруг возжелает поменять угол наклона своей оси. Подлецы и мелкие трусы? Отцы лицемерной морали?

Я вот что хочу сказать, читатель: хамелионы ползают не в джунглях.

Они гнездятся в столицах мировых империй. Плевать хамелионы хотели на инфляцию и пенсионеров с изжогой. Для них они сработали гильотину и электрический стул. Кому хочется быть старым, больным склеротиком?

Никому. Мы все мечтаем теперь стать олигархами. На российскую пенсию, пардон, даже клизму импортную не купишь. А хочется ещё и сверкающую, лакированную "Ауди". В крайнем случае- велосипед со щадящим переключением передач для рахитичных, с кривыми ногами слабаков, выживших из ума. Если всё это недостижимо, несмотря на высшее образование и интеллигенсткое самомнение, очень хочется хряпнуть по жирной, буржуазной физиономии мира. Так можно я хряпну?

По подлому, продажному антлицу? По самодовольному, мещанскому фэйсу? Но кто ж нам это позволит!? Никто. Ясное дело, никто! Этого я больше всего и боюсь. Поэтому всё же хряпну через "немогу". Я очень долго откладывал это своё заветное желание. Руки больно чешутся. Но может я слишком уж разошёлся? Разнервничался по пустякам?

Многовато буру на слабую грудь? Тогда укажите мне моё место, переубедить меня можно легко, как всякого вздорного старика родом из прошлого века...

–  –  –

Мой дед, колхозный кузнец в известном, знаменитом селе Рождествено под Гатчиной, гнул руками подковы. Глядя на меня, замученного голодом военных лет, сокрушался, что не смогу продолжить династию молотобойцев. Молоток выпадал из моих помертвелых, детских рук. Дед сопел молча. Давал мне подзатыльник, выгонял из мастерской. В соплях и слезах я бежал на реку Оредеж купаться. Солнечные часы у входа в кузницу, сработанные дедом, отсчитывали космические минуты моего позора. И в это же время сомнительно великий Эйнштейн плавал в лучах славы сомнительной теории относительности. Сомнительная "Малая земля" товарища Брежнева ещё не была написана его сомнительными помощниками и соратниками. Но уже витала в стратосфере. Сомнение рождает шедевры.

Нервно вспенивая воду по-собачьи, я по-чёрному сомневался в своём будущем. А зря. Судьбе было угодно дать мне возможность ознакомиться с работами по социализму и языкознанию товарища Сталина и трудами товарища Ленина по таинственному эмпириокритицизму. Сталинские труды в пух и прах разбивали теоретика буржуазной лингвистика Мара, ленинские были против товарища, а позднее ренегата и нетоварища Богданова, неизвестного теперь идеалиста.

Несколько лет, согнувшись в три погибели в институтской читалке МГИМО, я конспектировал товарищей Маркса и Энгельса. До этого не откосил, а честно отслужил в армии. Съел положенный солдату котел плохо просеянной сечки с камешками и мышиным помётом. Святое время, товарищ сержант! Смирно!

Жизнь безжалостно разрушала мой советский инфантелизм. Стал лысеть. Азербайджанцы выбили мне зубы при ограблении. Раскроили череп обрезком водопроводной трубы. Сняли кольцо и часы. Плакал. От обиды люмпенпролетария. Терял эрекцию. Бегал на митинги демократов.

А дед в родной деревне всё гнул подковы, хотя колхозы разваливались в полном соответствии с теорией относительности и теорией отрицания отрицания. Солнечные часы перед кузницей в ясный день показывали время-единственную реальность этого химеричного, призрачного мира.

Дед умер в кузнице у верстака со сломанной надвое подковой на ладоне. В полдень по солнечным часам. В раскрытых глазах старика застыло горестное ожесточение. Куда ползёт больная Россия? Какое счастье приносит подкова человеку? Где оно это счастье? Помню, подумал: на кой нам солнечные часы во тьме? В России солнце раз в неделю, да и то без гарантии!

Могила деда-на деревенском кладбище рядом с разграбленной, загаженной усыпальницей ближайших предков знаменитого писателя (тогда антисоветчика, идеалиста и извращенца) Владимира Набокова.

Снимаю шапку. На поверхность души всплывает циничная ерунда.

Всё-труха и заблуждение? Церковный аминь? Нас угробит смертельная усталость эпохи? Чем город лучше, справедливее деревни, на шее у которой он сидит? Россия кончилась? Возможно мы падаем в бездонную пропасть. Не во сне, а наяву. Не поэтому ли в заброшенных подвалах неэлитных пятиэтажек столицы так страшно бредят молодые, вшивые наркоманы?

Всхлипываю. Могильный холмик деда молчит. Но я же поклонник тёрпкого юмора! Он помогает пережить свинство и заброшенность.

Пытаюсь держаться за этот самый юмор. Да, лучше книги, чем похождения бравого солдата Швейка не знаю. Шедевр. В грубые листки этой саги человечество никогда не будет заворачивать селёдку слабого засола. Если, конечно, советская власть не победит нас ещё раз и окончательно. Дуракам закон не писан. Чего хотим? Мы все тянем одеяло на себя. Не важно, чтобы мне было хорошо, лишь бы соседу было плохо.

Но кто-то следит за порядком? Кто он? Какого ещё порядка нам недостаёт, чёрт побери? Лично я, противник политической трескотни, в борьбу молодых акул вокруг не врубаюсь. Как говорят менеждеры по продажам: не фильтрую базар. О нашем боге и защитнике ничего неизвестно. Он-тайна. Товарищ Ленин вместе с загадочным эмпириокритицизмом преет в столичном мавзолее чутко и назидательно.

Он то уж трюк с селедкой и своим духовным наследием никому не позволит. Его солнечные часы показывают точное время даже слепым в абсолютной тьме.

Помню, наслушавшись в сельской школе политинформаций об успехах советской внешней политики, спрашивал отца, кто такие дипломаты. Кто такие, а? Разъясни. Батя, ну!

Сердитый отец угрюмо отвечал: не сапожники. Не ветеринары.

Сыны и дочери бедной, страдающей родины. Партийная, белая кость.

Сучье отродье. Продажные заговорщики. И подозрительно смотрел на меня: зачем пацану тонкости? Надо бежать в лес, рубить берёзовые веники для сушки на чердаке, а он интересуется дипломатией. Зимой единственной козе, в отличие от дипломатов, будет нечего жрать.

Дипломаты жрут на приёмах такое, что козе и не снилось. Филе под маринадом. Суфле. Устрицы в лимонном соку. Коньячные вафли. Омары, камбала тонко нарезанная и так кусками. Котлеты по-киевски с картофельными клёцками. Бутерброды с икрой. Не кабачковой. Свежая клубника, конечно. Сигары по две штуки на брата. И никто ни разу ещё не подавился. Не поперхнулся. Даже ихние, прожорливые бабы в кринолинах. Страшно далеки они от народа и карточной системы. Ближе к анчоусам. А коза жрёт зимой только сухие берёзовые веники. И не даёт молока. Попробуй, съешь веник, что ты дашь на выходе?

Отец вздыхал: пива на приёмах-сколько хочешь, залейся, и не разбавленное "Жигулёвское". Может даже дореволюционное всех сортов.

О вобле и говорить нечего. Мешками. Успевай подносить. Но раз идёт холодная война, для сугрева надо подавать горячее. Подают и жрут. Ещё как! Пока не остыло. Хав-хав-хав! Добавка-тут же, из котла, черпаком. Но об этом не пишут в газетах: народ наш хоть и терпеливый, да завистливый! За одну устрицу могут раскрасить портрет не только дипломату. Любому. И задницу намнут на прощание. Чтобы устрица в ней не застряла. Свидетельствую: деревенскую чайную у нас спалили, когда кильки балтийской на закуску не оказалось. Устрицы! Что вы...

Но я хочу спросить отца серьёзно: что такое кринолин на ихних прожорливых бабах? Опаздываю. Отец пропустил чарку, пока не видит мать, занятая стиркой. Утерся грязной ладонью, лёг спать. Смертельно больной, он страшно храпит во сне и двигает коленками, словно едет на велосипеде в светлое будущее.

Такой у меня семейный бэк-граунд. А в прошлом-предки столбовые дворяне хороших родов. Хрущёвы, Мясоедовы, литовские татары Байрашевские, сербы Раевичи. Знали толк не только в устрицах. Все мужики разбирались в кринолинах. Хорошо бегали. Любую прожорливую бабу могли догнать. Отец моего отца, мой родной дед-чистокровный серб.

Бегун на короткие дистанции. Это вам не выходец из каракумской пустыни с чёрными зубами и в цветной тюбитейке. Не торговец рухлядью из Жмеринки или пирожками с польским мясом у Большого театра. Белый офицер. Слуга последнему царю Николаю II. Красавец-сердцеед с дореволюционными завитушками на лбу. На груди-скрипящие ремни офицерской портупеи. Да и кресты тоже, скажу я вам! Россия, которую мы...

У батюшки моего, царство ему небесное, мощные, чёрные сербские брови. Достались по наследству от предков. Брови тоже двигаются во сне.

Это от смеси горячих родовых кровей. Или может при советской власти граждане должны были спать чутко? Может видел тогда больной отец эротические сны? Дай бог! Без эротики-хоть ложись и помирай. В жизни мало радости. Мечтать не запретишь. О бабских кринолинах тоже? О красной икре и наглаженных юбочках? Грезить о канапках с осетриной?

Желать вкусить мороженное в сладком соусе? Эх-ма!

Отца похоронили вслед за дедом. Рядом. Зимой в тридцатиградусный мороз. Лицо отца было белее снега. Спи спокойно, родной, в русской земле. Ты причащён. Наша земля. Чернозёмы у нас встречаются местами даже в ленинградской области. Немцы, сволочи, не всё вывезли в лупоглазую Баварию. Недавно узнал: новый русский в Рождествено купил старое кладбище и перекопал все могилы под новый, платный погост...

Судьба забрасывала меня в далёкие страны, о которых в золотушном детстве я и мечтать не мог. Объездил за рулём большую часть Центральной Европы. На трансатлантическом лайнере "Михаил Лермонтов" совершил поездку из Нью-Йорка в Ленинград. Несколько раз пересекал Атлантический океан на самолёте. В чужих столицах случалось всякое. Памятнее всего только поездки по России...

В безоблачную, солнечную погоду с высоты десяти тысяч метров человека на земле не видно. В голубом мареве плывут внизу лишь кластеры городов, деревенек, светлые ниточки протоптанных дорог.

Земля в шрамах вечности. Высота такая-кажется, самолёт не движется.

Чу, появляется, выползает из молочной дымки акварельное, бледное море. До самого горизонта. Земной шар тонет в просторе, пронизанном солнцем. И мягко поют двигатели "Аэрофлота". Широка страна моя родная! И хочется незаметно упокоиться в этом блаженстве. А надо лететь "в заграницу", как говорят деревенские, к чужим берегам. В хвосте самолёта курят. Усталая очередь в туалет. И синяя, небритая, резиновая аэрофлотовская курица на обед. Тогда у меня ещё были зубы. Если у кого-то возникнет вопрос, что такое счастье-вот вам и ответ.

Мал Человек с большой буквы: в илюминатор его не разглядеть. Он растворён в складках местности, коряво раскинувшихся под крылом самолёта. Человек отсюда, с высоты поднебесной-микроб, пыль на ветру, нереальная величина, тупик естественного отбора, молекула (пардон, ж.

.., как выражаются теперь наиболее утончённые писатели, авторы захватывающих сюжетов для наших страшно народного телевидения и такого же народного кино). Эта самая (ещё раз пардон!) мелочь уже несколько веков упивается и не может переварить искусственные, театральные страсти Шекспира. Сколько нас, ж.., э-э, людишек всех времён и народов, утонуло в подлодках, на "Титанике", на "Вильгельме Густлоффе", сгорело в домах для престарелых? Разбилось в вертолётах, на воздушных шарах и дирижаблях, погребено под обломками Буйнакска и всемирного торгового центра на Манхеттене? Да были же две мировые войны, ГУЛАГ, писатель! Вот это да! Ты об этом не забывай! А сколько ещё захлебнулось за печками в пьяной блевотине в опустевших российских деревнях? Я знаю, да не скажу: всё (или почти всё) давно сказано, чего там ломиться в открытую дверь...

Рождённые ползать, мы стремимся летать. Человек-расходный материал природы, регулярно смываемый временем с исторической сцены с чудовищными декорациями. Нам не помогут никакие внеземные пришельцы, пока мы сносим и перекапываем свежие родительские могилы. Нашей памяти кто-нибудь помог бы! У нас мало земли? Мы её всю не освоили. А ведь необходимо же ещё преодолеть демографический спад-провал рождаемости. Нам нужно претворить эротические сны в реальность?! Пробуйте, пробуйте. К этому взывают тысячи незахороненных русских солдат Второй мировой. Мы не андрогины. Не самоополодотворяемся. Пролетарии всех стран, совокупляйтесь! Как ещё иначе осуществить национальные проекты? Без тончайших подробностей не обойтись, а там, глядишь, подоспеет и полная газификация всей России с Интернетом вместе...

Отец меня поучал: самые высокомерные, высокопоставленные среди нас-дипломаты (коренные партийные бонзы не в счёт, те ещё хуже). Дипломаты-те тоньше. Чаровники! Лялякают. Улыбочка-бездонное ущелье. Шаркают по паркету, да как! Рюмку с шабли держат двумя пальцами. Зад-под тридцать градусов отставлен. Для позы. Белый воротничок. Ширинка всегда на замке. Громко не сморкаются. Очень редко гадят, случайно только, исподтишка. Тогда держись! Не просят в долг. Если просят-иногда отдают. Пробор на голове. Ногти подстрижены.

Уши промыты. Они могут материться на иностранных языках. И многозначительно, как китайцы заглядывать в телекамеры. Придурки? Ну, это как сказать! Помню уже из собственного опыта: один дипломат в МИД СССР заснул на партийном собрании. Громко и радостно вскрикнул во сне: "Да что же вы, мать вашу...". И даже не проснулся. Утомился на дипломатическом поприще. Собрание быстро закрыли. Тогда и без того было полно международных инцидентов. Всем не терпелось поколебать мировую социалистическую систему. Даже наши образованные дипломаты колебали во сне от случая к случаю.

Зачем созданно богом столь высокомерное сословие? Если присмотреться в упор-одни козлы. Наплевательское отношение к партийному стажу и партбилету. Сплошная симуляция летаргического сна в качестве самооправдания партийной безынициативности. После случая со спящим дипломатом на партийном собрании было даже предложение:

выдавать дипломатам во время партийной сходки молоко за вредность производства. Чтоб не засыпали в критические моменты. Предложение не прошло. Тогда мидовцы научились спать и бдеть, сидя за столом, с открытыми глазами. Эволюция была налицо, её чудеса-рядом.

Невероятное стало очевидным.

Ах, милое, милое Рождествено! Могилы родственников декабристов, пушкинские, шишкинские, набоковские места, незабываемая природа северного края... Я никогда не буду дипломатом.

Золотушный мечтатель! Так думалось в далёком детстве. В самом-то деле, вдруг паче чаяния занесёт на эту стезю, кто будет заготавливать берёзовые веники для славной козочки Серки? Матерюсь я и без дипломатии не хуже любого колхозного бригадира. Пустить по матушке в деревне кого-нибудь-милое дело. Ответят-заслушаешься. Народные, прирождённые лингвисты. Язык может быть и не столь уж великий, но нашенский, могучий и неподражаемо русский. Северный диалект без акцента. Жаль только: лето в России очень короткое. Летнее раздолье умягчает носителей русского языка. Они становятся добрее. А зимой изба промерзает насквозь, такого наслушаешься...

Коза Серка умерла трудной смертью, сдохла: съела по недосмотру аптечку немецкого пехотинца, валявшуюся в дедовском сарае с войны.

Похоронена зимой за деревней, там, где в мутную мглу западает вечерами холодеющее, нерадостное, как перезревшая гангрена солнце.

Нужда заготавливать берёзовые веники отпала. Я кончил техникум и ушёл в армию. Из поэтичной Винницы мрачноватый штабист-подполковник отправил меня в далёкую, пугающую деревенского парня Москву. Через шесть лет учёбы в престижном МГИМО, не снимая по бедности кирзовых сапог (портянки менял по армейской привычке), стал я дипломатом. Надо же! Из грязи, да в князи. До сих пор каменею от удивления. Надо же! "Кому надо, а кому-же",-сказал полковой писарь, сдававший вместе со мной вступительные экзамены, но с треском провалившийся на сочинении по литературе.

Помню, ещё живой тогда дед-молотобоец сказал при нашей последней встрече в закопчённой деревенской кузнице: " Куда, куда поступил? В МГИМО? Это что ещё такое? Я знал всегда, что из тебя, дурака набитого, человека не выйдет. Научись, внук, сперва сопли вытирать! Дипломат! Гвоздь не умеешь правильно в стену забить.

Мозгляк". И обнял меня так, что окрепшие позвонки новоиспечённого мгимовца затрещали как сухие макароны популярного тогда второго сорта. Солдатские сапоги и мою давно не пубертетную щетину одобрил.

Поставил бутылку, разложил нехитрую закуску на солнечных часах. Они показывали полшестого.

Я был воспитан на книге вечно сомневавшегося, плаксивого Максима Горького "Детство, юность, мои университеты". Поблагодарил деда на ломанных иностранных языках как мог. Поцеловал в седую бороду, пахнувшую машинным маслом и ржавым железом. И заплакал от разнообразных предчувствий: нервы у меня тоже ни к чёрту. Суровый дед осуждающе покачал головой и сплюнул. Он закалил свои нервы ещё в окопах Первой мировой войны, когда немцы через день пускали в нашу сторону ядовитые газы. Подвыпив за обедом, дед часто, задумчиво вспоминал: "Еs war phantastisch...".

О дипломатах и дипломатическом искусстве очень умные люди (не нам с вами чета) пишут книги. Диссертации. Популярные статьи для простого, непьющего народа. А простой народ не любит дипломатов.

Держит их за юродивых. За отсталых, но хитрых. Презирает. Простой народ хоть и непьющий, но любит свежее пиво. Это значит-дипломаты почти предатели. Фокусники. Трепачи. Объедалы. Халявщики.

Заграничная шваль. Бледная, интеллигентская немочь (по-простому-ханыги). Мой армейский друг обвинил меня в письме за то, что я "позорно прохезал холодную войну и перестройку". Извините за язык друга, извините, дамы и господа, но из песни слова не выкинешь. В ней тогда ничего не останется, в русской-то песне! Кроме грустного мотива.

Признаюсь, было дело, друг правильно чувствовал историческую суть, только выражался слишком недипломатично...

Мы расплевались навсегда. А сколько было выпито вместе буракового самогона в армейских самоволках на берегу поэтичного Буга!

Да ни в чём я не виноват, господи! Где видели вы у нас человека, который бы взвалил ответственность за всё случившееся в дорогом отечестве на себя одного? Ищи-свищи! Из всех углов родного дома торчит нам зивестная комбинация из трёх пальцев. Русские-соборные люди. А дипломаты-это каста соборных выскочек. Подзаборные, но соборные люди. Нужные обществу выродки. Хрущёв называл подобных подозрительных типов странным, нелитературным термином-"пидорасы".

Что за новояз! Какой пример парт-номенклатурного чванства! Народ считает: хорошо бы дать по дипломатическому заду пидорасам за всё сразу. За зелёный дипломатический паспорт-по красной, лоснящейся морде. Так написал мне в письме мой армейский товарищ-собутыльник и тайный завистник из провинции. И обещал приехать в гости обязательно.

Несмотря на идеологический разрыв. Моё пояснение, что "шваль"-по французки значит лошадь, его не убедило. Незванный гость, сами понимаете, кто...

Высокие цены на железнодорожные билеты меня обнадёживают. Но всё в этом мире неожиданно меняется: упорный друг может купить даже дорогой билет, чтобы приехать на желанную встречу. Ещё же есть, остались скидки заслуженным людям. А мой друг-бывший шахтёр.

Бицепсы и ордена трудовой славы. Не человек, а хорошо накачанный шкаф. А главное, в отличие от политиков и дипломатов, он держит слово.

Приедет! Начнёт спорить чёрт знает о чём. С кем угодно. Врежет шахтёр по лживой морде-от морды останутся только два уха, металлические зубные пломбы и партбилет на память. А потом крепко обнимет, радостно поцелует и со слезой в голосе скажет: "Здравствуй, курилка, смертельно по тебе соскучился, боевой ты мой товарищ и дипломатическая гнида!".

Мои субъективные ожидания результатов перестройки были отмечены тоскливыми надеждами и тяжёлыми, мучительными страхами.

Все вокруг понимали: страна катится под откос, так жить дальше нельзя.

Нужно рвать железные объятья застоя, но как? Этого никто не знал.

Армейский друг зло прерывал мои истерики: опять закакал? Как да как? Я твою дипломатию вижу насквозь. Дубина интеллигентская! Встряхнуть?!

У московских продовольственных магазинов собирались длинные очереди мрачных, измученных домохозяек. В очередях можно было простоять несколько часов и ничего не купить. Продуктовые магазины пахли заброшенной свалкой, душной гнилью, крысами. От стояния в очереди на ладошке оставался номер покупателя, написанный химическим карандашом. Обрезное мясо, кости "суповых наборов", за которыми тогда гонялись, сейчас не едят на базарах шелудивые, приблудные собаки. В недрах России нечем было дышать. Там вызревал голодный бунт. Помню один свой номер в очереди за подсолнечным маслом: три шестёрки. Чёрная магия...

Страстно хотелось свободы, правды, человеческого разговора о наболевшем. Гнёт несвободы был невыносим. И ничего вокруг не менялось. Мучило убеждение: Россия неспособна эволюционировать, развиваться нормально, мирным путём. Раковый нарыв коммунизма может вскрыть только очередной революционный бунт. Мысль о нём вызывала холод в груди. Хотелось поскорей в очередную дипломатическую командировку за бугор по мидовской линии. Перед нами разверзалась пропасть, готовая поглотить остатки надежд на здравомыслие и порядочность. Уже во всю процветала торговля интересами родины. Шли заседания Политбюро ЦК КПСС, печаталась лживая, оторванная от жизни "Правда". Забыв, что у нас тощий, голый зад, мы грозили Западу, теряли позиции в мире, уважение союзников. В Москве невозможно было достать бутылку водки, чтобы напиться, забыть кошмар унизительного разложения. Многотысячные, грозно бушующие митинги выплеснулись на улицы под страшным давлением. Люди яростно требовали расправы над кремлёвскими склеротиками, но суда над коммунистами не свершилось-нас вечно тянет к странному, необычному.

О необычном мечтала в своё время и эпатажная декадентка Зинаида Гиппиус: пусть будет то, чего никогда не бывает. Мало ли чего нам хочется...

Сегодня зелёная, страшно умная молодёжь, обожающая советскую символику, сталинскую мифологию и демократическое разнообразие сортов пива на ночных тусовках с голыми бабами, раздражённо задаёт отцам и дедам вопрос: старьё, неужели нельзя было иначе?! Что отвечать? Значит нельзя. Бравый солдат Швейк в таких случаях говаривал: пусть было, как было, никогда так не было, чтобы никак не было. Да, дети умнее отцов, это известно. Закон смены поколений. Милые сопляки! Как хочется послать вас за многое подальше, да ведь вы наша единственная надежда. Индивидуальная опора во время общего запора.

Из деревни голоштанного детства я увёз в Москву солнечные часы, когда-то сработанные дедом-силачём. Память дороже всего. Часы пылятся в гараже под кучами прелого хлама. Их время истекло? Это и моё, улизнувшее время? Не понимаю, а только догадываюсь. Кому нужны солнечные часы в век электроники? Пожив, постарев, вижу: дипломату никакие часы вообще не нужны-счастливые часов не наблюдают.

Дипломат-это человек, живущий вне времени. Он подчиняется только приказу авторитета свыше, способному отменить не только время...

–  –  –

Заблуждение, что прошлое лучше настоящего, по-видимому, было распространено во все эпохи.

Грили Хорас (1811-1872 гг.)-американский журналист, политический деятель.

–  –  –

В серьёзных книгах по дипломатии вы прочтёте, что дипломат-это должностное лицо государства (sic!), осуществляющее официальные сношения данного государства с иностранными государствами и обладающее необходимой специальной подготовкой. Заметьте:

должностное лицо, имеющее специальную подготовку. Серьёзно сказано.

Веско. И поучительно. Каждому должно быть ясно: без неё, без этой самой специальной подготовки, вы-никто. Не дипломат, а в лучшем случае сантехник, торговец сигаретами (можно для разнообразия ещё и вьетнамским бельём), подзаборный шулер, мэр провинциального города, матрос с рыболовного траулера или, как это было раньше модно,-первый секретарь обкома.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПО ИНДУСТРИАЛЬНОМУ ОСВОЕНИЮ СИБИРИ В XX – НАЧАЛЕ XXI вв. Сборник научных трудов Вып. НОВОСИБИРСК Сибирское научное издательство ББК 63.3(2) 64Д Деятельность государственных организаций по индустриальному освоению Сибири в XX – начале XXI вв. Сборник научных трудов. Вып. 1. Новосибирск: Сибирское научное издательство. 2009. 266 с. ISBN 978-5-91124-034В сборнике исследуются слабо изученные...»

«Этносоциология © 2015 г. А.Л. АРЕФЬЕВ О ЯЗЫКАХ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ РОССИИ АРЕФЬЕВ Александр Леонардович – кандидат исторических наук, заместитель директора Центра социологических исследований Минобрнауки России (E-mail: alexander.arefiev@gmail.com). Аннотация. В статье освещается ситуация с использованием языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в системе образования РФ. Отмечается тенденция к сокращению числа владеющих родными этническими языками и...»

«Пилотные варианты школьного и муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по истории 2015-2016 учебного года Составлены к.и.н., доц. А.А.Талызиной, к.и.н., доц. Д.А.Хитровым, к.и.н., доц. Д.А.Черненко. Использованы методические разработки Центральной предметнометодической комиссии по истории, региональных методических комиссий г. Москвы и Вологодской области.ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ. ШКОЛЬНЫЙ ЭТАП. 5 КЛАСС. Пилотный вариант заданий Фамилия, имя Класс Задание 1....»

«Александр Алексеевич Игнатенко Очерки истории российской рекламы. Книга 3. Кинорынок и кинореклама в России в 1915 году. Рекламная кампания фильма «Потоп» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11961699 Очерки истории российской рекламы. Книга 3. Кинорынок и кинореклама в России в 1915 году. Рекламная кампания фильма «Потоп»/Игнатенко А. А.: Алетейя; СанктПетербург; 2015 ISBN 978-5-906792-53-2 Аннотация Это третья книга из запланированной авторской...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (модуль) Содержание Предмет истории. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Русские земли и княжества в начале XIIXIII в. Образование Российского государства (XIV – нач. XVI вв.) Российское государство в XVI веке. Россия...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Наследие Гедимина» (территория Лидского и Вороновского районов) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 201 Оглавление Введение 1. Анализ...»

«Г.Н. Канинская ДВЕ ВОЙНЫ В ЗЕРКАЛЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ИСТОРИИ Статья посвящена анализу эволюции оценочных суждений французских историков и политиков режима Виши, существовавшего во Франции во время Второй мировой войны, и войны в Алжире периода Четвертой и Пятой республик. Показано, как постепенно, благодаря инициативам французских президентов, из закрытых и запретных тем, о которых историки не писали и которые не изучались в школе, режим Виши и Алжирская война стали предметом дискуссий в научном...»

«Гл а в а IV БАРАБАННЫ Й ГРО Х О Т ПРИ К А РРА Х Фраат III Теос1 наследовал своему отцу Синатруку в то время, когда удача отвернулась от Митридата Понтийского. Союзник понтийцев Тигран из Армении, хотя и лишился большей части своей территории, все еще оставался одной из важных фигур на Востоке. Царь Парфии неизбежно должен был быть втянут в водоворот меж­ дународной политики. Незадолго до сражения при Тигранокерте в 69 г. до н. э. Митридат и Тигран обратились к Фраату с просьбой о помощи против...»

«ХУДОЖЕСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН: вопросы и перспективы развития творческих способностей в XXI веке АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД Подготовлен в рамках пилотного проекта ЮНЕСКО и МФГС «Художественное образование в странах СНГ: развитие творческого потенциала в XXI веке» Душанбе СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 1. Из истории художественного образования таджикского народа 2. Культурная политика суверенного Таджикистана и художественное образование 3. Система художественного образования...»

«НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «АВИВАК» 25 лет на благо промышленного птицеводства Санкт-Петербург Уважаемые коллеги! Двадцать пять лет вопросы диагностирования и вакцинации успешно и эффективно решает научно-производственное предприятие «АВИВАК», которое является одним из ведущих отечественных производителей диагностических препаратов и биопрепаратов для профилактики заболеваний сельскохозяйственной птицы. «АВИВАК» – имя, известное всем птицеводам России и СНГ. История этого предприятия...»

«ИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИИ  ИСТОРИЯ АРХЕОЛОГИИ Малов Н.М. СОВЕТСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ В САРАТОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ (1918–1940 гг.): ОРГАНИЗАЦИОННОЕ СТАНОВЛЕНИЕ, РАЗВИТИЕ И РЕПРЕССИИ В истории советской исторической науки время от октября 1917-го до середины тридцатых годов традиционно рассматривается как первый период развития, организационного становления, создания специальных исторических учреждений, «консолидации историков-марксистов и усиления борьбы с антиленинскими концепциями». В рамках...»

«Труды Архива востоковедов Института восточных рукописей РАН Под общей редакцией И.Ф. Поповой Выпуск 1 Труды востоковедов в годы блокады Ленинграда ( 19411944) М осква Издательская фирма «Восточная литература» РАН В.Д. ЯКИМОВ Хубилганы П редисловие и публикация И.В. Кулъганек, А.В. П опова Аннотация: Впервые публикуется статья историка-монголоведа, научного сотрудника ИВ АН СССР, погибшего на Ленинградском фронте во время Великой Отечественной войны, В.Д. Якимова «Хубилганы», которая пред­...»

«Боюслоеские труды. Юбилейный сборник Ленинградской Духоеной Академии Иеромонах ИННОКЕНТИЙ (Павлов), преподаватель Ленинградской Духовной Семинарии Санкт-Петербургская Духовная Академия как нерковно-историческая школа За 109 лет своего существования С.-Петербургская Духовная Акаде­ мия (в дальнейшем — СПбДА) сыграла немалую роль в прогрессе рус­ ской церковной науки и богословской мысли, в развитии духовного об­ разования и распространении христианского просвещения. Среди ее наставников и...»

«ИНСТИТУТ КОСМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК (ИКИ РАН) Пр-2177 С. И. Климов МИКРОСПУТНИКИ МОСКВА УДК 629.7 Микроспутники С. И. Климов В статье отражена история создания в ИКИ РАН микроспутников, начавшаяся разработкой, изготовлением и выводом на орбиту в 2002 г. научно-образовательного школьного микроспутника «Колибри-2000». В январе 2012 г. на орбиту был выведен первый академический микроспутник «Чибис-М», научной задачей которого стало изучение новых физических механизмов...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2014 г. Октябрь Екатеринбург, 2014 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет экономических наук КЭН Кафедра...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИНСТИТУТ ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ» УДК 94(476)«1944/1991»+ +378–055.2(476)(091)«1944/1991» Олесик Екатерина Яковлевна ПОДГОТОВКА ЖЕНЩИН-СПЕЦИАЛИСТОВ В ВУЗАХ БССР (1944–1991 гг.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в Государственном учреждении образования «Республиканский институт высшей школы» Научный руководитель...»

«Мануэль Саркисянц Мануэль Саркисянц (р. 1923, Баку) — известный историк и социолог, исследователь религиозных истоков народнического социализма России, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии. В данной книге излагается совершенно новый взгляд на происхождение немецкого фашизма. М. Саркисянц доказывает, что многие истоки идей Гитлера кроются в имперской политике и идеологии Англии. Автор последовательно показывает, как колониальная политика Англии, ее...»

«Российская академия наук музей антРопологии и этногРафии им. петРа Великого (кунсткамеРа) Ран аВстРалия, океания и индонезия В пРостРанстВе ВРемени и истоРии Cтатьи по материалам маклаевских чтений 2007–2009 гг. маклаевский сборник Выпуск 3 санкт-петербург Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_01/978-5-88431-193-0/ © МАЭ РАН удк 39+81(1-925.8/.9+1.929.4/.9) ББк 63.5 а22 Рецензенты: д.и.н. и.Ю....»

«БЕЛОРУССКОЕ НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Государственное учреждение «РЕСПУБЛИКАНСКАЯ НАУЧНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ БИБЛИОТЕКА» МУЗЕЙ ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ БЕЛАРУСИ БОЕВЫЕ И ТРУДОВЫЕ ЗАСЛУГИ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ — УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Минск 2015 61:355.292.3 Боевые и трудовые заслуги медицинских работников — участников Великой Отечественной войны Редакционная коллегия Профессор Вальчук Э.А. (отв. редактор) Профессор Тернов В.И. Доцент Иванова В.И. В выступлениях участников...»

«Академия наук СССР Отделение литературы и языка М. К. АЗАДОВСКИЙ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ том II ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР Москва — 1963 ТЕКСТ ПОДГОТОВЛЕН К ПЕЧАТИ Л. В. АЗАДОВСКОЙ. ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ Э. В. ПОМЕРАНЦЕВОЙ. ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 1. Фольклорные изучения в 40—50 годах XIX века Глава 2. Русская мифологическая школа. Буслаев, Афанасьев. 47 Глава 3. Вопросы фольклора в общественно-идейной борьбе 60-х годов XIX в. и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.