WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

«Дипломат без штанов (Возмутительные записки обнаглевшего циника) ххх Вместо предисловия Предлагаемая вниманию читателя книга не имеет прямого отношения к какому-либо, отдельно взятому ...»

-- [ Страница 3 ] --

После сознательного отказа от специальной подготовки и желания быть дипломатом, в вашеи распоряжении, следовательно, остаётся неисчерпаемый набор возможностей, вплоть до вероятности стать гинекологом в женской тюрьме или напёрсточником на базаре. Выходит, чтобы трудиться дипломатом, надо всё же закончить специальное учебное заведение. Выходит, выходит, дамы и господа. Так по крайней мере эта сакраментальная истина декларировалась в святое советское время. Но в святое советское время, как все мы хорошо помним, многое декларировалось серьёзно, веско и поучительно. Мало что исполнялось.

При советской власти всегда вначале было слово, особенно партийное.

Партийное слово нельзя было вырубить топором, его можно было безболезненно забыть, что и происходило в основном в тогдашнем нашем грешном, но таком родном государстве, царство ему небесное.

Чем же занимается дипломат со специальной подготовкой? В чём смысл и содержание этой самой подготовки? Этот сакраментальный вопрос всегда жутко волновал общество, когда оно неожиданно обнаруживало, что оказалось тотально обокраденным и пошло обманутым в популярной игре, которая называется дипломатическими или, иначе, международными отношениями. Оказывается, дипломатические отношения-это метод и форма поддержания официальных связей между государствами в полном соответствии с нормами международного права. Цель этих отношений-способствоать развитию дружественных контактов между государствами, поддержанию международного мира и безопасности. Какие благородные цели! Если вспомнить, что на протяжении всей истории человечество только тем и занято, что ведёт непрерывные войны, станет ясно, что дипломаты не сидят сложа руки. Со времён царя Гороха хорошо известно: ни одна война не обходится без их активного участия. Помогает им в трудах праведных специальная подготовка.

Дипломаты-очень контактные люди. Им только дай встретиться друг с другом и поговорить. Могут переговариваться и не встречаясь. Они горы свернут ради счастья человечества. Они говорят, говорят, но никогда не заговариваются. Мешает, а может помогает, опять же, специальная подготовка. Она их держит, как принято говорить, на чеку (чека бывает разная, есть чека пистолетная, чека запорная в тюремной камере, а ещё была очень продуктивная организация под названием ВЧК, которую многие наши уважаемые дипломаты помнили даже во сне). Так вот, дипломатические контакты-это личные контакты глав государств и уполномоченных на то дипломатов. Они осуществляются в ходе дипломатических конференций, государственных визитов, бесконечных переговоров и дипломатических приёмов, без которых дипломаты как каста давно бы уже умерли голодной смертью. Чтобы это печальное событие не произошло, дипломатам предоставляются специальные дипломатические привилегии и иммунитеты-права и преимущества иностранным дипломатическим представительствам, специальным миссиям, их главам и сотрудникам. Всё это делается для того, чтобы дипломаты могли осуществлять свои тяжкие функции без контроля со стороны властей страны пребывания, что гарантируется принципом равенства государственных суверенитетов. Понять такое без специальной подготовки трудно, но можно, если напрячься и дочитать данное эссе до конца.

Таким образом, ясно, что дипломат может заниматься только дипломатической деятельностью и ничем иным, ибо на всё остальное иммунитеты и привилегии не распространяются. Было бы слишком жирно, хотя и так неплохо! Если иммунитетами пользоваться с головой, то и привилегии могут не понадобиться. Главное-не попасться на мелочёвке.

Попался на мякине-и не возьмут даже в сантехники, не говоря уже о должности слесаря. В крайнем случае предложат должность мэра в провинции, если подыщется свободная вакансия.

Дипломатия, как и Восток,-дело тонкое. Это видно хотя бы из одного только определения дипломатии, которое мы (ввиду его особой дипломатической сложности, не лишённой, однако, и определённой дипломатической ясности), полностью почерпнули из "Дипломатического словаря", который по своему значению для человечества, ничем не уступает библии: "Дипломатия-средство существования внешней политики государства, представляющее собой совокупность невоенных практических мероприятий, приёмов и методов, применяемых с учётом конкретных условий и характера решаемых задач; официальная деятельность глав государств и правительств, министров иностранных дел, ведомств иностранных дел, дипломатических представительств за рубежом, делегаций на международных конференциях по осуществлению целей и задач внешней политики государства, защите прав и интересов государства, его учреждений и граждан за границей. С понятием "Дипломатии" связывают искусство ведения переговоров в целях предотвращения или урегулирования международных конфликтов, поисков компромиссов и взаимоприемлемых решений, а также расширения и углубления международного сотрудничества".

Как видим, дипломатия настолько сложное дело, что критерий, согласно которому-краткость-сестра таланта, в данном случае каждый волен применять по собственному усмотрению. В окружающей действительности нет ничего более сложного, чем дипломатия. Это мнение подтвердит любой человек, побывавший хоть раз на дипломатическом приёме, где иммунитеты и привилегии осуществляются в полном объёме. Я имел возможность в своей бренной жизни много раз выходить с таких приёмов с удивительно лёгким, непередаваемо романтичным головокружением поэта, когда от радости хотелось задушевно петь с окружающими "а капелла", но мешала специальная дипломатическая подготовка. Читатель поймёт меня: ни одно явление в этом мире не существует в чистом виде. Дипломатия-не исключение. Там есть не только свои певцы, но и всякой твари по паре. Ноев ковчег.

Дипломатическая активность слишком многогранна и подозрительно запутана, чтобы предстать перед нашим взором во всей своей оголённой, впечатляющей красе, не допускающей кривотолков и насмешек. Вот почему полагают, что, несмотря на специальную дипломатическкую подготовку, дипломат должен уметь петь и даже сплясать под любую экзотическую дудку, если потребуется.

Считается, что без дипломатов человечество усохло бы. Ни о чём не смогло бы договориться. Они, мол, дипломаты, всё улаживают на банкетах. Или обмениваются нотами с жёсткими угрозами в мягкой форме. Блефуют, заигрывают, обманывают, продают. Строят глазки.

Действуют через прекрасных, продажных женщин высшего общества и полусвета, вроде печально известной Мата Хари. Иногда подсыпают что-то сильнодействующее в бокал вина политическому противнику.

Клофелин с витамином "це" от мухи Це-це. О краже секретных документов лучше не вспоминать. Воруют. Лямзят. Тащут. Тибрят. Прикарманивают.

Крадут. Все средства хороши. Используют даже тайное сношение через дупло забытого дерева на краю городского парка (тупые и самодовольные англичане придумали муляж камня с передатчиком и нструкциями для шпионов). Как видим, дипломатическая фантазия играет безудержно.

Главное-результат. А результат результату-рознь. Сами знаете: без анекдотов любое результативное дело никогда не обходится.

Дипломаты-творцы и авторы анекдотов.

На Пизанском соборе 1409 года кроме священников, богословов и правоведов присутствовали европейские дипломаты. Собор ставил своей целью преодолеть раскол в католической церкви, в которой тогда странным образом оказались сразу два папы римских. Бывает же такое!

Дуплет. Благодаря дипломатам, собор провалился, не выполнил свою задачу: к двум папам прибавился третий, выбранный собором. Все задумчиво удивлялись, кроме дипломатов. Они знали: в жизни может быть вариант и позаковыристее, стоит только поднапрячься...

Дипломатическое искусство не знает границ, ставящих пределы самовыражению дипломата. Поговорим немного об этом тонком искусстве. В том есть необходимость, ибо хорошо известно: где тонко, там и рвётся. А в дипломатии столь печальное событие происходит, как ни странно, чаще, чем где бы-то ни было. Но изящное искусство дипломатии при этом не увядает. Дипломаты легко выдают провал за блестящий успех. Сошлёмся для примера на переведённую и допущенную в Советском Союзе книгу Гарольда Никольсона "Дипломатическое искусство" (английский вариант-"Эволюция дипломатического метода").

Автор-известный английский дипломат, историк и, что вызывает свою долю симпатии, не академик. С определёнными допущениями Никольсон въедливой советской критикой, помешанной на марксизме, признавался специалистом в этом деле (перевод и комментарий к книги в ключе непобедимого исторического материализма сделаны начальником Управления по общим международным проблемам МИД СССР, послом Богомоловым С.А.).

Богомолова не устраивает сведение Никольсоном дипломатии только к искусству переговоров. Советскому послу хотелось бы, чтобы оно было связано с проблемами внешней и внутренней политки государства, а также международным правом-типичное отражение утилитарной, вредной и лживой ленинской установки, призванной держать в идеологической узде творческий потенциал персоны дипломата, который вдруг вздумал бы вообразить, что от его личных качеств что-то зависит. Такая оговорка понятна, она отражает, с одной стороны, непростую диалектику общественного и личного аспектов дипломатической деятельности; с другой-тотальную политико-бюрократическую детерминацию советской дипломатической практики, требовавшей неукоснительного исполнения советскими дипломатами жёстких инструкций центра, то бишь, Политбюро ЦК КПСС.

Последнее всегда превалировало, особенно в сталинскую эпоху, когда вся страна пыталась жить по инструкциям одного человека.

Сознавая и принимая во внимание зависимость поведения дипломата от общей политической концепции государства, которое он представляет на международной арене, надо помнить, однако, что рабская несвобода личной инициативы дипломатического агента, столь характерная для советской дипломатической системы, привела её в конечном результате к неотвратимой и позорной гибели. Болезнь идеологической сервильности всегда выражалась, и, как кажется, продолжает выражаться и теперь, в безвольном подчинении советского, ныне российского Министерства иностранных дел, политическим предпочтениям очередного барина в Кремле. Мы досыта наслышаны о внешней политике Ленина, Сталина, Хрущёва, Горбачёва, Ельцина, Путина, если хотите, услышим в ближайшем будущем кого угодно ещё, только не российского МИД, предпочитающего жить по старинке без своего лица.

Не вдаваясь в детали спора о том, как определять дипломатию, сводить ли её только к искуству переговоров или нет, обратим внимание на то, что составляет основу успешности всякой человеческой деятельности-на степень личной свободы, которую предоставляет дипломату та или иная общественная система. Разговоры о классовом характере дипломатии как политической надстройке классового общества определённого типа, изрядно надоели, от них поташнивает. Марксистская методология всегда успешно топила вопрос о свободе воли и ответственности личности в квазинаучных разглагольствованиях о беспрекословной подчиненности индивида обществу. Этот тезис на практике вполне успешно оправдывал бюрократическую зашоренность, рабскую закабалённость советских дипломатов, боявшихся личной инициативы как огня. В контексте современной российской истории освещение тёмных сторон этой проблемы представляется важной задачей. Тем более, что странных перекосов в трактовке проблемы связи дипломатии, демократии и свободы не избежал и автор цитируемой нами книги, сам выросший в условиях английской демократической системы.

Жизнь в условиях свободы не всем идёт впрок?

Касаясь дипломатии древней Греции, Никольсон пишет, что греческая аристократия испытывала столь большую подозрительность к дипломатам, что никогда не облекала одного дипломата полномочиями посла, а предпочитала составлять миссии из нескольких послов, представлявших различные политические партии. Такой метод дипломатии якобы приводил к снижению её эффективности и ненужному, вредному с политической точки зрения разброду между участниками посольства. Демократа Никольсона, как ни странно, этот метод греков удивляет и не устраивает. Меня, как бывшего советского дипломата-нет.

Мне всегда хотелось разнообразия мнений, за что меня не раз хорошенько одёргивали.

Относительно обоснованности или необоснованности подозрительности властей по отношению к дипломатам можно написать отдельное исследование, но это вряд ли кардинально прояснит существо вопроса о свободе личности дипломата. За три десятка лет работы в МИД СССР я предостаточно насмотрелся на безголовых дипломатических роботов, боявшихся ради успеха дела отойти на шаг от письменных инструкций центра. Как выразился бы психолог-фрейдист, ригидность советской системы порождала её фригидность. Фригидность означала нежизнеспособность. История это подтвердила.

Тупое, солдафонское единоначалие в центре и в посольствах СССР за границей, где дипломат даже руководящего звена на уровне советника не решался говорить правду, приносило гораздо больше непоправимого вреда общему делу, чем могли бы принести щедрые демократические излишества афинской демократии. Нашим нынешним, молодым дипломатам на Смоленской площади следовало бы знать (пусть даже хотя бы отдалённо), что такое советское, коммунистическое чванство неотёсанных дипломатических чинуш, вершивших судьбы России.

Никольсон пишет о "несведущей и часто недобросовестной оппозиции" в Афинах. Милый, скабрезный чудак затрапезной английской риторики!

Советскому режиму было в тысячу раз легче в этом отношении: вся оппозиция (добросовестная и недобросовестная) была вкупе и без остатка хладнокровно расстреляна Лениным и Сталиным. Зародыши творческого инакомыслия, подлинной оригинальности в советском раю выкорчёвывались огнём и мечом. Интеллектуальная элита советского общества методично добывала урановую руду в рудниках, стахановски валила лес по шею в снегу вдали от дипломатических фуршетов и загадочно волнующих запахов "Шанели №5". Её законные места на дипломатическом паркете занимали проворовавшиеся политические карьеристы, случайные выходцы из недр КПСС, недоразвитые, нравственные уроды из "пролетарской гущи", с манерами невростеничных революционных комиссаров-палачей и кругозором озлобленных, провинциальных неудачников. Это были безжалостные шариковы, мелкие тираны, ненавидевшие и третировавшие своих подчинённых. Ухватки обкомовских царьков, пользовавшихся безраздельной властью в своих партийных вотчинах, надменное право ломать чужие жизни через колено, они переносили в дипломатию. И много преуспели. Волюнтаризм советских партийных чинов на дипломатическом поприще не желал ничего видеть и слышать, их не волновало ничего, кроме забот личной придури и партийных амбиций.

В странах так называемого социалистического лагеря дипломатия была заменена советским, кондовым партийным хамством. Мы навязывали "друзьям" не то, что нужно было им, а то, что казалось выгодным и нужным нам. Трещали кости соратников, "вечная дружба" расползалась по швам, но мы гнули свю дурацкую линию "победившего социализма" вопреки здравому смыслу и плачевным результатам. Это была омерзительная, чрезвычайно оскорбительная манера общения. Мы действительно воображали, что марксизм во всём прав, потому что окончательная победа обязательно будет на его стороне. Прекрасно помню, как высокомерный, малообразованный, мужицки грубый посол СССР в ГДР Абрасимов П. А., выслушав в качестве исключения робко высказанное мнение какого-нибудь сотрудника посольства по определённому вопросу, раздражённо, с нажимом, буквально шипел: " Что вы говорите?! Вы соображаете? Думайте, прежде чем открыть рот! А теперь сделайте так, как я скажу". Разумеется, при такой эффективности афинская демократия отдыхала, зато гордо цвела и распускалась родная советская дипломатия.

В середине 70-х годов наша официальная дипломатия в Восточной Европе фактически была дипломатией заносчивого хозяйского окрика, пытавшаяся строить своих безвольных холопов по социалистическому блоку по стойке смирно. Абсолютную несвободу, царившую в СССР, мы пытались навязать тем, чьё достоинство и суверенитет должны были бы уважать в собственных интересах. Это в равной мере относится к Китаю, Венгрии, Польше, Чехословакии, ГДР и всем остальным членам "социалистического содружества", с которыми наши заносчивые и близорукие партийные цари не раз портили отношения. Согласитесь, в таких условиях ни о каком инициативном творчестве рядового дипломата как участника исторического процесса не могло быть и речи. Нужно было быть безгласным, молчаливым исполнителем приказов свыше. Печально, постыдно, непростительно, но факт: ничего иного как будто и не оставалось. За карьеру и загранкомандировку платилось послушанием, рабским терпением, унизительным молчанием (некоторые дипломаты от избытка чувств дозированно пили дома водку, накрывшись подушкой).

Мне довелось быть этому не только свидетелем, кое-что из радостей дипломатической службы я испытал на собственной, хорошо дублённой шкуре.

О том, что советская дипломатия творилась несвободными людьми в условиях тотальной несвободы, западный, далеко небезгрешный мир, знал отлично. И пользовался этим. Человеческая пришибленность, скованность, нервозная тревожность советских дипломатов, дававшие себя чувствовать в работе и общении, не могли не бросаться в глаза наших противников. Мы были в этом смысле белыми воронами среди раскованных иностранных коллег (даже из так называемых "стран народной демократии") и при первой же возможности старались ходить толпой. Советский дипломат за рубежом, даже на уровне посла, не был дипломатом в полном смысле этого слова. Чиноваником в самом грубом, примитивном значении этого понятия-да. В части политической и профессиональной свободы это был, как правило, заурядный, затурканный, нервный, трусливо осторожный, напичканный инструкциями канцелярский бюрократ, предпочитавший при первой возможности увиливать от острых, не терпящих отлагательства вопросов, решение которых срочно требовало проявления личной инициативы и персональной ответственности. Но если была установка из центра упираться до последнего, сдвинуть с места эту чугунную тумбу было невозможно.

Никольсон пытается сравнивать достоинства и недостатки дипломатии римской империи, поздней итальянской и французской систем, плюсы и минусы так называемой новой западноевропейской и американской дипломатии, связанной с именем президента США Вудро Вильсона. Можно соглашаться либо спорить с его весьма субъективными оценками практичности, инструментальности, этической и философской ценности методов западной дипломатии, открыто опирающейся на грубую силу и принуждение. Н_икакая идеализация "дипломатии канонерок" (или современных авианосцев) не может скрыть или изменить её империалистическое, антигуманное и варварское содержание. Если среди американских дипломатов ещё остались честные люди, они признают, что американская дипломатия никогда не делалась в белых перчатках. В то же время, в мире нет ни одной страны, которая бы не заявляла публично, что её дипломатия самая моральная и человечная.

Дипломатия США всегда была инструментом вероломной, захватнической внешней политики во имя интересов американского капитала, на совести которого кровь тысяч и тысяч людей, пролитая американскими солдатами вдали от родных берегов под прикрытием дипломатических агентов и громких лозунгов о свободе. По некоторым данным только в период после 1945 года и по нынешний день американцы развязали и провели свыше 242 локальных войн на чужих территориях.

Кто такой дядюшка Сэм, в мире знают хорошо. Но пропаганда США тратит миллионы долларов на то, чтобы, как говорят украинцы, "перекрасить карася в порося", сделать из откровенного агрессора миротворца и освободителя.

Не отстают от янки и западные страны, пытающиеся скрыть агрессивную сущность своей дипломатии (часто с довольно ясно выраженным антироссийским акцентом) под вывыской демократии.

Лицемерие сопутствовало и сопутствует дипломатам на всём протяжении истории. О том, что ложь есть метод и суть дипломатии, мы поговорим ниже. Дипломатам не только разрешено, но и положено лгать где только возможно. Иногда кажется, что больше всех преуспели в этом благородном деле сладкоголосые апологеты советской системы, защитники социалистической дипломатии, на совести которой не только Афганистан. Никольсон прав, когда принципиально отказывается видеть различия между силовыми методами решения международных споров, какими бы теоретическими изысками эти методы ни украшались. Он прав, когда считает, что марксистская теория никак не улучшила практику международных отношений (от себя добавим: она во многом её ухудшила себе во вред). Всё это так, но где же главные виновники опасного тупика, в котором съёжилось от страха бедное, запуганное человечество?

Взглянем на проблему трезво: сегодня, когда мир в очередной раз пережил трагедию международного разбоя (Югославия и Ирак), когда американской агрессии может подвергнуться Иран (неизвестно, кто будет следующим), казалось бы, тезис гибельности силовой дипломатии настолько очевиден, что не требует специального доказательства. Об этом доподлинно знают на Востоке и на Западе. И лучше всех об этом осведомлены профессиональные дипломаты. Беда в том, что всемирный корпус дипломатов предпочитает инфантильно молчать в тряпочку. Ни новая свобода в России, ни старые, задубелые принципы западной демократии не сделали современного дипломата настолько свободным, чтобы он мог открыто противопоставить свою точку зрения рейганам, бушам, блэрам, брежневым, горбачёвым, путиным и т.д. Отдельные голоса вопиющих в пустыне только оттеняют трагичность проблемы.

Частное мнение одиночки не имеет никакого значения? Пока так.

Поневоле приходится соглашаться, что сильная (читай: успешная) дипломатия-это дипломатия силы. Мрачноватый вывод, хотя от него пока, видимо, не стоит открещиваться, такова реальность...

Но, чего же мы хотим, ведь свидетельства холопской доли дипломата красной нитью проходят через всю историю, скажет наблюдательный читатель и будет прав, но только частично. Конечно, невозможно оспаривать положение о том, что министерства иностранных дел различных стран являются лишь техническими посредниками, исполнителями политической воли того или иного правящего режима в стране. Внешняя политика всегда и везде определялась и направлялась государственными, партийными и чиновничьими структурами, наделёнными реальной властью. Дипломатическому корпусу отводилось и отводится лишь право выполнения принятых этими структурами решений, о целесообразности которых дипломата никто и никогда не спрашивает. Зато о его ответственности громко трубят во все трубы, когда бездарная, пагубная идея оказывается проваленной вопреки дипломатическим тонкостям и подковерным ухищрениям профессиональных дипломатов. Во всём этом есть доля поучительной истины. Что бы ни случилось, дипломат не должен быть безголовым мальчиком для битья. Ему следует быть профессионалом и, в меру сил, гражданином с собственным голосом. Он должен чувствовать себя свободным человеком. Чтобы не снимать послушно штаны для привычной порки, ему надо бы уметь, если это жизненно необходимо, опротестовать претензии на истину в последней инстанции властей предержащих.

Увы, гораздо чаще в истории всё бывало как раз наооброт. Чаще всего дипломат подобострастно целует царскую длань, с которой его прикормили. Он живёт и действует в условиях отсутствия личной, гражданской свободы. Его руки в наручниках. Он лишён права на самовыражение. Он-исполнитель с заклеенным ртом. Это в полной мере относилось к советским дипломатам. Таким положением вещей определялся не только соглашательский, конформистский, но и бескультурный уровень случайного состава советского дипломатического корпуса, куда охотно сбегались по блату безыдейные, беспринципные и малограмотные поклонники очередного коронованного сюзерена.

Застарелая беда дипломатии: политические назначения практиковались правящими верхами всегда и, видимо, будут долго практиковаться впредь.

Николсон сообщает, что Людовик ХI поставил своего брадобрея во главе посольства к Марии Бургундской, Флоренция послала аптекаря по имени Матвей Пальмерстон в Неаполь, а доктор де Пуэбла, который в течении 20 лет представлял Испанию в Лондоне был так грязен и неотёсан, что Генрих VII потребовал, чтобы преемник этого посла был человеком, лучше приспособленным к общению с людьми. По словам Никольсона, родосцы были глубоко уязвлены, когда римский сенат направил к ним в качестве посла человека, который в частной жизни был всего лишь заурядным преподавателем гимнастики.

В 1459 году Пий II отказался принять верительные грамоты иностранного посланника на том основании, что он не отвечал требованиям, предъявляемым послу-был слишком тёмен, чтобы удостоиться этой роли. Смешная и горькая истина, отнюдь не всегда одерживавшая верх в тесных кулуарах блатной дипломатии. Уже в наше время пьяница и гуляка Галина Брежнева, не имевшая к МИД СССР практически никакого отношения, не получившая даже отдалённого представления о том, что такое низовая практическая работа дипломата, не прошедшая ни одной её ступеньки, имела ранг советника-посланника второго класса, а бывший малограмотный заведующий гаражом Кремля Черненко К. У. в одночасье стал "видным деятелем Коммунистической партии и советского государства, международного коммунистического и рабочего движения". Едва способный логично, грамотно связать два слова по-русски, тёмный, смертельно больной парвеню отвечал за всю внешнюю политику и дипломатию СССР...

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. У нас хаживали в роли верховных послов, представителей "передового советского строя" все, кому не лень: политические путчисты-революционеры, авторы "красного террора" (Ленин), банковские налётчики и болезненные садисты (Сталин), хладнокровные цареубийцы (Войков), адепты проституции на дипломатическом паркете (Колонтай), авторы запятнанных кровью теорий юриспруденции, согласно которым вышебленное под пытками признание считалось "царицей доказательства" (Вышинский), сторонники мордобоя и пыток при допросах (Молотов), откровенные, безответственные дураки и волюнтаристы (Хрущёв), полусумасшедшие, интеллектуальные импотенты (Брежнев) и многие другие светлые гении рангом помельче (были среди них специалисты всех земных профессий, не имеющих к дипломатии никакого отношения, даже опытные гинекологи, к которым по слухам принадлежал в прошлом посол и зам.

министра Малик Я. А.).

Отрицать, что в результате столь милых фактов так называемое искусство советской дипломатии пало чрезвычайно низко, могут только склеротические защитники советского дипломатического мундира. Они-то и назовут мои заметки беспорядочными измышлениями ошалевшего циника. Такая вот загогулина, сказал бы наш незабвенный президент Борис Ельцин, так и не решившийся рассекретить все феерические материалы о поучительных биографических тайнах великих творцов советской дипломатии и политики, приведших Россию в глухой, обвальный тупик.

Советский дипломат был полностью отрешён от политической жизни внутри страны. Как и все, он страдал от страшных перекосов, ломавших, карёживших, уродовавших советское общество, но высказаться против существующего порядка, что-то активно потребовать, не согласиться, не плестись в хвосте соглашательства, парализовавшего СССР, не мог. Абсолютный аполитизм, политическая задавленность, царившие в Министерстве иностранных дел, были постыдной болезнью важнейшего государственного учреждения, под крышей которого по-идее должны были бы работать наиболее прогрссивные, светлые и деятельные умы. Неприглаженная правда выглядит унизительно, она оскорбляет, вызывает протест, но давайте скажем о ней открыто: в условиях советской изоляции и повального конформизма на дипломатическом поприще копошились сознательно мелочные, трусливые, претенциозные холуи, боявшиеся свободно поднять голову из-за угрозы потери карьры. От этой удручающей констатации никуда не уйти. Такова была практика советской жизни на всех её уровнях. Я прожил и прочувствовал это на собственной шкуре труса. И приходится признать:

пожалуй самым страшным, омерзительным результатом политического бессилия российских дипломатов было их молчаливое, плебейски-рабское согласие с известными антидемократическими путчами девяностых годов (неолибералы непонятной окраски до сих пор не могут простить Ельцину расстрел путчистского парламента, не понимая, во что могла бы превратиться Россия при Хасбулатове!).

Профессиональные психологи и социологи лучше, точнее, научнее чем ваш покорныцй слуга, смогут объяснить причины постыдного, холуйского конформизма, пронизывавшего сознание и волю дипломатов советского Министерства иностранных дел. Я потратил много сил и времени, чтобы прояснить эту тему лично для себя, докопаться до объяснений жалкого гражданского безволия людей, получивших из рук судьбы немало привилегий и возможностей. Во времена застоя все приватные разговоры на эту тему заканчивались, как правило, одним и тем же раздражённым замечанием: "А что мы можем практически? Да ничего! В Кремле сидит тупое партийное старьё, оно ни черта не понимает ни во внутренней, ни во внешеней политике, но попробуй, высунься!

Голова-то у меня одна! Ты же сам молчишь как пень! О чём тогда разговор? Давай лучше подумаем, где достать пару бутылок "Жигулёвского".

Мне кажется, что под маской вынужденного согласия советского дипломата с тем, что творилось в стране партийным "старьём", скрывалось бессильное желание мести задетого самолюбия в сущности нетривиального интеллигента, сознающего своё сервильное, зависимое положение. Мысль бежала при этом по знакомой, узкой дорожке: раз из меня сделали пешку, послушногоо идиота, если я такой же бесправный и задавленный, как жэковский дворник, пьяньчуга дядя Петя, какое мне дело до того, что делается вокруг? Пропади всё пропадом, чем хуже-тем лучше! Сначала выживем, а потом посмотрим!

Дипломатов задевало, что к большой, настоящей политике, вернее, к выработке её направлений, они не были допущены. А очень хотелось:

звание обязывало. Средний советский дипломат мыслил себя если не политиком, то, по крайней мере, человеком, разбирающимся в политических хитросплетениях. Претензия эта была во многом обоснована, МИД СССР населяли не только случайные партийные отбросы и инертные блатные, считавшие советский строй образцом социальной справедливости; были там и не худшие, критически настроенные умы, способные видеть широко и глубоко. Но это были редкие исключения. Именно озлобленный, внутренне надломленный середняк, считавший в глубине души, что его, знающего и опытного дипломата, обходят полуграмотные партийные бонзы, не рассуждая, не анализируя, наперекор всему, считал своим долгом выступить против любых изменений и перестройки, даже если они казались ему многообещающими в личном плане. Крутую кашу сомнений, страха неизвестности советы заварили не только в мозгах рядового обывателя;

разобраться в себе, в окружающей обстановке часто не могли довольно просвещённые люди, включая опытных дипломатов. В результате у гомосоветикус выработался защитный рефлекс ограниченного эгоиста-саботажника: мои личные интересы раньше и выше всего,-общественные подождут. Страна в целом платила страшную цену за рабский конформизм своих приниженных граждан.

Профессиональное тщеславие советского дипломата, во всём согласного (или не согласного) с политической обстановкой в государстве, простой меркантильный расчёт, толкали его не на политические подвиги, не на рациональный анализ общественно-политической ситуации в стране (такой ход был страшноват и труден не только психологически). Не имея никакого опыта активного участия во внутриполитической жизни дорогой родины, в острые, переломные моменты мидовец-середняк по-своему справедливо считал, что лучше всего отсидеться, переждать, пока "паны дерутся", а может быть и поддержать (на всякий случай) старую власть, потому что ещё неизвестно, победит ли новая, нарождающаяся волна. Именно так работал защитный механизм бюрократического сознания, привыкшего к состоянию подчинённости и "нерушимого единства партии и народа". Как нам его судить теперь? Привычка раба кланяться всем столбам при дороге стала его натурой? Видимо так. Капля долбит камень. Известно, что кандалы и наручники ещё долго сняться каторжнику, обретшему свободу...

Современная российская дипломатия не определила своего отношения к советскому прошлому, она не переболела окончательно его заразными болезнями, не избавилась (хотя бы на словах) от его мучительного позора.

МИД по-прежнему остаётся тёмной, закрытой для общественной критики структурой; он живёт, прикрываясь ссылками на особенности дипломатической работы, на секретность и специфику выработки дипломатических решений. Всё это так, но в любой другой демократической стране министерство иностранных дел подчинено гласности по крайней мере в том, что касается морально-этических норм его функционирования и соблюдения общепринятых законов. Наше Министерство иностранных дел продолжает судорожно цепляться за принцип "не выносить сор из избы любой ценой". Дипломаты-палачи вроде Вышинского, виновники афганского синдрома вроде Громыко или двурушники типа Шеварднадзе до сих пор не удосужились в российском обществе открытого, гласного осуждения. Могут сказать: а что это даст?

Поезд давно ушёл, будем сыпать соль на раны? Мало нам современных проблем? Хватит демагогии!

Отвечу: покаяние тесно связано с умением признать тяжёлые ошибки прошлого. Это необходимо, чтобы не повторять их в будущем. В этом суждении нет ничего нового или претенциозно надуманного.

Невозможно строить новую Россию, не отказавшись, не осудив унизительные, катастрофические, постыдные провалы ближайшего прошлого. Начинать с чистого листа так, как будто ещё вчера ничего страшного со страной не произошло, невозможно. Мы не поверим себе, да и нам никто не поверит.

Оставался ли в стороне от сумасшествия тотального доносительства сталинской эпохи МИД СССР? Были ли там свои сексоты, строившие карьеру на крови ближайших сподвижников, доносивших на них в органы правопорядка? Если да, то кто они, эти герои? Что мы знаем сегодня о жертвах предательства и политического заклания в советской дипломатии? Что мы знаем о мидовской советской (и нынешней, российской) блатной мафии? Абсолютно ничего. А ведь гласность и свобода слова в России в значительной мере высветили закулису даже такого секретного учреждения, как бывший КГБ. Только высотка МИД по-прежнему величественно, гордо плывёт над Москвой в розовой дымке чистой, девственной невинности. Cui prodest?-спросит просвещённый читатель, знакомый с любимой дипломатами латынью, что по-русски означает: "Кому это выгодно?". Кому-то выгодно, это уж точно, но сколько знать нам не дано о нашем прошлом, известно лишь одному всевышнему.

Наша свобода странным образом переплелась с нашей унаследованной от совка моральной фригидностью и гражданской трусостью. Рубцы от кандалов быстро не проходят. "Нужно сначала быть плохим гражданином, чтобы сделаться затем хорошим рабом",-справедливо считал французский философ Монтескье Шарль Луи Секонда да ла Бред (1689-1755 гг.). Но хороший раб хуже преступника. На каких баррикадах и когда утеряли мы свой человеческий престиж? Прозорливейший мыслитель Европы, испанец Хосе Ортега-и-Гассет (1883-1955гг.) в своей знаменитой работе "Восстание масс" безжалостно и холодно заметил по этому поводу: " Неприкаянная, невостребованная жизнь-больший антипод жизни, чем сама смерть.

Жизнь-это обязательство что-то совершить, исполнение долга, и, уклоняясь от него, мы отрекаемся от жизни... Кто не чувствует, что действительно гибнет, тот погибнет обязательно-он никогда не найдёт себя, не столкнётся со своей подлинной сущностью". Долго ли нам ещё валяться в пыли прошлого?

ххх Свальный грех лжи и дипломатия: как голому идти в атаку

–  –  –

В будние дни мы не очень удачно используем свою нравственность.

К воскресенью она всегда требует ремонта.

Марк Твен (Сэмюэл Ленгхорн Клеменс-1835-1910гг.)-америкаснкий писатель.

На свете есть много вещей, о которых умный человек мог бы пожелать остаться в неведении.

Ралф Уолдо Эмерсон (1803-1882 гг.)-американский философ, поэт и эссеист.

–  –  –

Думаю, вряд ли кто-то будет оспаривать очевидную истину о том, что методы дипломатии как разновидности человеческой деятельности насквозь проникнуты лицемерием, бесстыдным обманом и расчётливой ложью.

Каждый третий прохожий на улицах Москвы, Самары, Омска или Владивостока скажет вам, что от дипломатии и политики дурно пахнет. В чём-то это стереотипное мнение несправедливо, но очень уж смахивает на истину. Я тяжело вздыхаю: в глазах требовательного общества дипломаты, и то, чем они заняты, могли бы выглядеть и получше. Но есть то, что есть. Людская молва часто многое преувеличивает, искажает, переиначивает, но никогда не ошибается по существу. В отличие от профессиональных дипломатов или тех, кто претендует на это звание, находясь у власти.

Людской массе, занятой постоянной добычей пропитания и поисками крова, вообще свойственен скепсис. Человек улицы не раз в истории обжигался, доверившись сладким обещаниям политиков, взявшихся строить рай на земле. Крах заманчивых, красивых идей окончательно настроил обывателя на критическую волну. К цинизму и равнодушию рядового человека приучили политические краснобаи, которые при случае не упустят возможность упрекнуть его в недоверчивости и пассивности. Но что остаётся законопослушному гражданину страны, если политики и дипломаты постоянно врут? Он начинает заниматься своими ничтожными мирскими делами и никому не верит.

Политическая элита, неплохо живущая за наш счёт, хотела бы среди прочего, чтобы мы, обыватели, сделали из неё нашего единственного кумира. Она ошибается, ничему не учится и продолжает вдохновенно врать. Но мы-то знаем, почём фунт лиха! Кое-какие уроки осторожности человечество всё же извлекло из своего печального исторического опыта.

Мы давно не верим святошам и миротворцам, обещающим перестроить мир по библейским заповедям. К счастью или нет, но так настроено большинство, знающее и чувствующее, что такое широковещательная политика и элитарная дипломатия.

Мировое общественное мнение не было введено в заблуждение англо-германской декларацией 1938 года Чемберлена-Гитлера, подписанной после пресловутого Мюнхенского сговора, в которой утверждалось, что стороны обязуются никогда не воевать друг с другом. В отличие от продажных идеологов и платных журналистов, недоверчивые и сварливые циники нюхом чуяли, что это была откровенная, дешёвая, вселенская ложь. Они не ошиблись. Соглашения были грубо нарушены.

Весь мир говорил о приближенни мировой войны и она грянула.

Советская дипломатия во главе с великим Сталиным умудрились прохлопать её начало. Близорукость кремлёвского дипломата номер один стоила нам миллионы жизней солдат и мирного населения. Сталина никто не выпорол. Это вдохновило дипломатического стратега на новые свершения. Всех, знавших о его дипломатических способностях, видевших, к чему это привело, генералиссимус безжалостно и последовательно сгноил за решёткой, повесил, расстрелял, замордовал.

Чтоб не сомневались в его гениальности и способности предвидения.

Дипломатия уже не в первый раз доказала, что права на непререкаемое уважение у неё нет.

Зная о настроениях публики, дипломаты предпочитают работать под покровом тайны. Но всё тайное рано или поздно становится явным.

Сплошь и рядом в международной практике случается так, что не упомянутое в соглашении или протоколе положение, имеет гораздо более важное значение, чем октрыто зафиксированные статьи и оговорки. Ложь по умолчанию как дипломатический приём использовалась и используется для обмана недоверчивого общественного мнения. Для достижения неправедных целей высокие договаривающиеся стороны других методов не знают. Явную ложь дипломаты объявляют победой разума и принципов морали. Соглашение между Италией и Великобританией от 1937 года, известное как первое, так называемое "джентльменское соглашение", заключённое в форме обмена письмами между министром иностранных дел Италии Чиано и английским послом Драммондом, не упоминало факта итало-германской интервенции, шедшей тогда полным ходом в Испании и, как следствие, не накладывало на Италию никаких обязательств по прекращению агрессии.

Внешне "джентльменское соглашение" с империалистическим содержанием выглядело как вполне благопристойное усилие по поддержанию статус-кво в Средиземном море. Чрез короткий промежуток времени Италия опубликовала свою новую морскую программу, не оставлявшую от прежнего статус-кво камня на камне. Неудивительно, ход вполне обычный. "Джентльмены" во фраках и белых манишках умеют лгать особенно виртуозно. Говорят, американский президент Рузвельт однажды весьма иронично отозвался о дипломатах из Государственного департамента США как о мальчиках в полосатых штанах. Не был ли это намёк на арестантскую робу ушлых политических пройдох, которую резвые "мальчики" явно заслуживали за свои проделки?

Да, дипломат обязан быть циником. Этого требует от него профессия, дело, которому он себя посвятил. Но чего тогда заслуживают политические патроны дипломатов, не гнушающиеся открыто игнорировать обычаи международной практики под тем предлогом, что она якобы не соответствует интересам их стран? Сенат всё тех же Соединённых Штатов отказался ратифицировать Версальский мирный договор 1919 года, завершившй первую мировую войну. Причина: договор содержал в качестве составной части устав Лиги наций, в которую США, исповедывавшие свободу рук во внешней политике, не желали вступать.

И это при том, что американский президент Вудро Вильсон был среди инициаторов создания Лиги наций и председательствовал в комисси по выработке её устава. Логично, честно действовать вот так?

Свобода выбора и выбор свободы без обязательств и взаимной ответственности в международных делах справедливо вызывает подозрения не только человека улицы. Да и какие чувства может спровоцировать явная ложь, стыдливо прикрытая пальмовой веточкой?

Богатая история силовой американской "дипломатии" полностью подтверждает подозрения в её неправедности и лживости. И заметим:

мировое общественное мнение не знает и десятой доли того, о чём шепчутся за его спиной шустрые дипломаты и политические воротилы.

Чаще всего мир видит только вершину айсберга и знает извращённую, ложную картину закулисной политической возни. Уэндел Филлипс (1811-1884 гг.)-американский общественный деятель, так отозвался о своих современниках и соратниках по политическому бизнесу: "От американского государственного деятеля можно добиться правды, когда он отпраздновал своё семидесятилетие или потерял надежду стать президентом". Подозреваю, что суровая оценка приложима не только к американским политиканам.

Отказ от взятых на себя обязательств (или бесстыдная проволочка с их исполнением)-другая разновидность циничного волюнтаризма в дипломатических отношениях, построенных на просчитанной лжи.

Договор "Вечный мир" 1686 года, зключённый между Россией и Речью Посполитой, преследовавший цель создания антитурецкой коалиции, был ратифицирован польским сеймом только через... двадцать четыре года.

Это к вопросу о том, как щедро распоряжается временем человечества дипломатия, не привыкшая стеснять себя никакими моральными рамками и условностями.

Ложь всегда была призвана скрывать подковёрные, далеко идущие планы тех, кто использовал дипломатию и международные договорённости для достижения собственных целей. В 1949 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию 181/II, содержавшую общие статьи об урегулировании положения на Ближнем Востоке.

Резолюция не решала окончательно острые спорные вопросы между арабами и израильтянами, но, по крайней мере, устанавливала некоторые переходные механизмы, препятствовавшие возникновению военных действий в регионе (определялись демаркационные линии и устанавливались некоторые демилитаризованные зоны вдоль сирийско-израильской границы). Формально положения резолюции были признаны Францией и Англией, которые стремились любой ценой удержать своё господство на Ближнем Востоке и вместе с США вернуть Суэцкий канал под международный (западный) контроль.

Грубо нарушив собственные обязательства, Англия и Франция, используя Израиль, развязали в 1956 году англо-франко-израильскую агерссию против Египта. Израильские войска, перейдя линию перемирия, установленную дипломатами по соглашениям 1949 года, вторглись в Египет. Англия и Франция начали бомбардировки Египта, высадили десант в районе Порт-Саида. Тройственная агрессия, известная в истории как "Суэцкий ближневосточный кризис", показала в те дни всему миру, что наплевать на резолюции ООН и собственные обязательства западноевропейские мальчики в полосатых штанах могут и умеют не хуже американских.

Недоверчивую публику это не удивило. Она помнит: солгавший однажды, потом солжёт многократно.

С виду приличный, опрятно одетый дипломат с современной стрижкой и хорошо промытыми ушами-профессиональный врун и политический лицемер, если ни откровенный шулер и вор чужих идей.

Лгать и изворачиваться это несчастное дитя обстоятельств вынуждают скользкая профессия и не менее скользкие задачи дипломатии.

Профессиональный дипломатический опыт политического лицемерия зиждется на исторической почве, богато унавоженной предательством и подлостью. Во все времена, даже в пещерную эпоху межплеменных отношений, дипломату приходилось полагаться только на свои, хорошо скрытые наглость, беспринципность, расчётливую хитрость и глупую доверчивость контрагента в дипломатической игре. Средневековые суды беспощадно карали за ложь и только дипломату разрешалось (и полагалось) безнаказанно врать на чём свет стоит. Византийская и итальянская системы дипломатии строились на приниципах, отмеченных двуличием, подозрительностью и аморальностю. Исследователь дипломатической стратегии Гарольд Никольсон в работе "Дипломатическое искусство" отмечает, что Людовик ХI, объявивший себя назначенным, независимым христианским (!) сувереном Франции, задолго до Макиавелли "провозгласил, что интересы государства стоят выше морали и сделал двуличие элементом дипломатической техники.

Посылая послов в Бретань, он дал им такие циничные инструкции: "Если они будут вам лгать, не стесняйтесь лгать ещё больше". Впоследствии цинизм и молниеносный, практический расчёт Макиавелли сделал основой своей дипломатии, о чём и поведал в известном труде "Государь". Мысли Макиавелли о дипломатической практике, освобождённой от морали и этики, получили широкое распространение.

Никольсон дипломатично, с наигранным сожалением замечает: "Очень многие европейские суверены, такие как Карл V, Филипп II и Генрих IV, считали книгу "Государь" своим политическим руководством, и общая теория, гласящая, что безопасность и интересы государства выше всех этических соображений, была принята и расширена впоследствии такими великими людьми, как Гегель и Трейчке". Вот вам и Гегель, заметим мы! Великий философ в роли защитника аморальности,- много это или мало для человека с мировой славой гениального философа?

Думается, пассаж не требует комментариев. Но дурной пример, как известно, заразителен. Дипломатия "окончательно победившего социализма", яростно критиковавшая на словах Макиавелли за циничный аморализм в политике, довольно успешно пользовалась его идеями во внешнеполитической практике. О западной дипломатии нечего и говорить, достаточно вспомнить, какие блестящие вершины покорили американская и английская дипломатия в наши дни.

Для сокрытия лжи и лицемерия, двойного расчёта и предательства международная дипломатия выработала ряд мер и приёмов, комуфлирующих, прикрывающих грязь и подлость, сопровождающие массовые игры под общим названием "международные отношения".

Одним из этих приёмов является секретность. Секретность не означает, что дипломаты стесняются раздеваться публично, но чаще всего, по соображениям всё той же макиавеллевской целесообразности, бесстыдный дипломатический экзгибиционизм прикрывают грифом служебной, государственной тайны.

Чтобы скрыть политические махинации, сплошь и рядом ставящие мир на грань войны и смуты, в дипломатии иногда прибегают к устным договорённостям. Они не оформляются официальными документами, но, тем не менее оказывают реальное (в основном отрицательное) воздействие на международную политику, как это случилось, к примеру, с закулисными устными американо-английскими соглашениями после второй мировой войны, в результате которых американцы утвердили своё военное присутствие в Западной Европе и способствовали началу гонки вооружений.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«Социология права © 2015 г. С.В. БИРЮКОВ О СТРУКТУРЕ СОЦИОЛОГИИ ПРАВА (направления исследований в отечественной науке) БИРЮКОВ Сергей Викторович – кандидат юридических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, Омск, Россия (svbir@mail.ru). Аннотация. Рассмотрены основные варианты структурализации предмета социологии права по основаниям, используемым в социологической и юридической науках: отрасль/область права,...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФБГОУ Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского Кафедра «Информационные технологии» НАУЧНАЯ ШКОЛА «Квалиметрия и управление качеством многопараметрических процессов и систем»Руководитель: Краснов А.Е., д.ф.-м.н., профессор, зав. кафедрой Москва – 2009 ОГЛАВЛЕНИЕ стр. 1. История создания научной школы. 3 2. Цели и задачи научной школы.. 3 3. Основные направления деятельности научной школы. 4 4....»

«1. Перечень планируемых результатов обучения: Дисциплина «История» наука, изучающая прошлое во всей его конкретности и многообразии. Целью изучения дисциплины является формирование компетенций ОК-3способность занимать активную гражданскую позицию; ОК-4 умение анализировать и оценивать исторические события и процессы; ОК-13 способность анализировать социально-значимые проблемы и процессы.В задачи изучения входят: подготовка студентов к личностной ориентации в современном мире, к свободному...»

«УДК ББК 63.3(4Фин)+63.3(2) Г Гельсингфорс–Санкт-Петербург Г Страницы истории (вт. пол. XIX — нач. XX в.) : сборник статей / под. ред. Т. Вихавайнена, С. Г. Кащенко. — СПб. : Нестор-История, 2012. — 200 с. ISBN 978-5-905987-28Предлагаемый читателю коллективный сборник статей является результатом труда историков Хельсинки и Санкт-Петербурга, принимавших участие в совместном исследовательском проекте, поддержанном Академией наук Финляндии и Российской Академией наук. УДК ББК 63.3(4Фин)+63.3(2)...»

«разработать и апробировать частные методики по осуществлению инклюзивной практики в образовательном учреждении для детей со сложными сочетанными нарушениями в развитии. Секция 6. Отношение молодежи к семье Причинно-следственные связи в рамках проблемы отношения молодежи к гражданскому браку Басимов М.М. Российский государственный социальный университет, Москва basimov_@mail.ru Ключевые слова: гражданский брак, номинальные и интервальные переменные, причинно-следственные связи, множественное...»

«РУССКИЙ СБОРНИК исследования по истории России Редакторы-составители О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти XVI Модест Колеров Москва УДК 947 (08) ББК 63.3(2) Р Р Русский Сборник: исследования по истории Роcсии \ ред.-сост. О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти. Том XVI. М.: Издатель Модест Колеров, 2014. 536 с.Электронные версии «Русского Сборника» доступны в интернете: www.iarex.ru/books ISBN 978-5-905040-10УДК 947...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ УДК 930.85 АНТИЧНЫЕ ОСНОВЫ РАННЕВИЗАНТИЙСКОГО ИСКУССТВА В ТРУДАХ Н.П. КОНДАКОВА1 Статья посвящена рассмотрению проблемы античных основ ранневизантийского искусства в трудах Н.П. Кондакова. Великий историк одним из первых в мире начал разрабатывать идею о том, что христианское искусство не возникло на пустом месте. Несмотря на совершенно различное идейное содержание, в чисто художественном отношении эллинистическое искусство восточных провинций Римской...»

«IX Московская Международная Историческая Модель ООН РГГУ 201 Международный исторический трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) Доклад эксперта Москва Оглавление Введение Глава 1. Ретроспектива создания МТБЮ 1.1. Этнотерриториальные аспекты напряжённости на Балканах 1.2. Политика СФРЮ как фактор напряжённости 1.3. Распад Югославии и последующие конфликты 1.3.1. Независимость Словении и Десятидневная война 1.3.2. Независимость Хорватии и война на её территории 1.3.3. Война в Боснии и Герцеговине...»

«НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Марина КАРАСЕВА ПЕРЕМЕНА ВРЕМЕНИ ВО ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН: К ПОЛУВЕКОВЫМ ИТОГАМ РАЗВИТИЯ МУЗЫКАЛЬНО-СЛУХОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ Перемена времени во время перемен По статистике, наиболее часто задаваемый в космосе вопрос — «Где мы находимся?» Изобрели даже специальные часы, дополнительно определяющие местоположение человека в определенном часовом поясе. Где бы человек ни находился, ему нужны порядок и ориентиры, в том или ином...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВА Сборник научных трудов Выпуск 12 Ответственный редактор заслуженный деятель науки РФ, профессор В. Н. Карташов Ярославль ЯрГУ УДК 340.15(082) ББК Х0я43+Х62я43 А 43 Рекомендовано Редакционно-издательским советом ЯрГУ в качестве научного издания. План 2013 года Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества:...»

«Р.Ш.ДЖАРЫЛГАСИНОВА, М.Ю.СОРОКИНА Академик Н.И.Конрад: неизвестные страницы биографии и творческой деятельности Творческая деятельность академика Н.И.Конрада (1891 — 1970), его выдающиеся достижения в области изучения филологии, истории культуры и этнографии народов Восточной Азии, в первую очередь Японии, Китая и Кореи; его оригинальные сравнительно-культурологические исследования по проблеме «Запад — Восток»; его вклад в развитие теории и истории мировой культуры — блестящие страницы нашей...»

«Литература о жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова // Библиография литературы о М. Ю. Лермонтове (1917—1977 гг.) / Сост. О. В. Миллер; Ред. В. Н. Баскаков; АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушк. дом). — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1980. — с.10-337 10 ЛИТЕРАТУРА О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА 39. Белый А. Жезл Аарона. О слове в поэзии. — В кн.: Скифы. Сб. 1. СПб., «Скифы», 1917, с. 155—212. С. 198: аллитерация в стих. «Бородино». 40. Брандт Р. Воскресающий Наполеон у Лермонтова и в его немецком...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИЙ И УПРАВЛЕНИЯ им. К.Г.Разумовского (ПКУ) Библиотека «МГУТУ им. К.Г.Разумовского (ПКУ)» Антикризисные меры в агропромышленном комплексе России Дайджест Москва Содержание: Вступление Раздел 1 Антикризисное управлении в АПК Раздел 2 Импортозамещение зерна, мяса, молока в России Вступление Существование социально-экономических систем представляет собой циклический процесс, для которого характерна...»

«Приложение № 1. СПРАВКА ОБ ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКОМ СОПРОВОЖДЕНИИ Олимпиады школьников Санкт-Петербургского государственного университета по истории Олимпиада школьников в Санкт-Петербургском (Ленинградском) государственном университете (далее – «Олимпиада») по отдельным общеобразовательным предметам проводится с 1985 года. С 2006 года Олимпиада проводилась на основании Положения об Олимпиаде СПбГУ, принятом решением Сената Ученого совета СПбГУ от 13.02.2006 (приказ Ректора от 04.04.06 №...»

«C Т Е Н О Г Р А М МА 24-го собрания Законодательной Думы Томской области пятого созыва 31 октября 2013 года г. Томск Зал заседаний Законодательной Думы Томской области 10-00 Заседание первое Председательствует Козловская Оксана Витальевна Козловская О.В. Уважаемые депутаты, на 24-ое собрание прибыло 34 депутата. Отсутствуют: Маркелов, Тютюшев, Собканюк – в командировке, Кормашов болен, ну и, как всегда, по неизвестной причине отсутствует Кравченко С.А. Маркелов, Тютюшев передали свой голос...»

«ББК 7. 03 УДК 85:103 (2) А 46 ISBN 5-7591-0245-1 Александров Н.Н. Генезис ментального хронотопа. Книга 1. Генезис представлений о времени. – Москва: Изд-во Академии Тринитаризма, 2011. – 335 с. Во второй работе цикла “Формула истории”, созданного в рамках системогенетической парадигмы, анализируются вопросы глобального развития человечества в ракурсе ментального хронотопа. Проблемы моделей времени и пространства рассматриваются эволюционно, как преемственный и усложняющийся исторический...»

«Елена Петровна Кудрявцева Россия и становление сербской государственности. 1812–1856 Серия «Исторические исследования» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12140659 Россия и становление сербской государственности. 1812– 1856: Квадрига; Москва; 2009 ISBN 978-5-91791-001-7 Аннотация Монография посвящена роли России в становлении новой сербской государственности. Автором впервые делается попытка комплексного исследования русскосербских политических отношений...»

«Краткий очерк истории кафедры композиции Московской консерватории НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Леонид БОБЫЛЕВ КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ КОМПОЗИЦИИ МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ В настоящем очерке представлены в хронологическом порядке сведения о музыкантах, преподававших композицию в Московской консерватории, которая носит сегодня имя П. И. Чайковского — первого профессора теории композиции, отдавшего преподавательской работе двенадцать лет и...»

«В.В.АСТАФЬЕВ, Д.М.ГАЛИУЛЛИНА, С.Ю.МАЛЫШЕВА, А.А.САЛЬНИКОВА ИЗУЧЕНИЕ И ПРЕПОДАВАНИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ В КАЗАНСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Основанный в ноябре 1804 г. Казанский университет за прошедшие два века воспитал немало питомцев, внесших значительный вклад в развитие отечественной и мировой науки, культуры, образования, общественной мысли. Согласно университетскому Уставу 1804 г., в Казанском университете были созданы четыре отделения (факультета): словесных наук; нравственных и...»

«МГИМО – Университет: Традиции и современность 1944 – ББК 74.85 М 40 Под общей редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова Редакционная коллегия А.А. Ахтамзян, А.В. Мальгин, А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.Л. Чечевишников (составитель) МГИМО – Университет: Традиции и современность. 1944 – 2004 / Под общ. ред. А.В. Торкунова. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2004. – 336 с.; ил. ISBN 5-7853-0439-2 Юбилейное издание посвящено прошлому и настоящему Московского государственного...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.