WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

«Дипломат без штанов (Возмутительные записки обнаглевшего циника) ххх Вместо предисловия Предлагаемая вниманию читателя книга не имеет прямого отношения к какому-либо, отдельно взятому ...»

-- [ Страница 5 ] --

Разумеется, сильно сказывался и разрыв в общем культурном багаже между городскими, москвичами и приезжими из благословенной советской, сельской тмутаракани. У нас были разные взгляды на жизнь, разный жизненный опыт, иное отношение с властью и государственной машиной, уже успевшей довольно ощутимо помять наши бока. Жизнь диктовала свой жёсткий выбор. Нам предстояло волей случая либо вписаться в пугающе безжалостную, бюрократическую систему блата, либо быть выброшенными из неё навсегда. Весь этот груз концептуально-эмоциональных противоречий, тлеющий синдром культурной и бытовой ущербности "штурмующих Москву" провинциалов, психологической несовместимости с жесткой советской практикой блата и круговой поруки сильных мира сего нам предстояло тащить и преодолевать не только на протяжении шести лет учёбы, но и в последующей жизни.

Многим эта ноша оказалась непосильной. Наши затаённые терзания и страхи, муки угрызений совести рядового парвеню, которому вдруг, как ему казалось, незаслуженно, неожиданно повезло приобщиться к престижной касте дипломатов, московским блатным были незнакомы. Они всегда были в своей тарелке. Нам постоянно приходилось преодолевать себя и равнодушное к нам окружение. Сейчас я со снисходительной улыбкой и ироничным сожалением учёного жизнью циника вспоминаю о бездарно потраченных эмоциях, тогда это очень мешало жить и действовать продуктивно.

Справедливости ради надлежит сказать, что на первом курсе МГИМО безжалостный отсев за "аморалку" и неуспеваемость не миновал и блатных. Тех из них, кто не понял, что учиться надо серьёзно, а полугодовые экзамены и зачёты не проскочишь, как говорят украинцы, "на дурыку", ждали серьёзные потрясения. После первой зимней сессии наши ряды значительно поредели, многие блатные исчезли, растворились где-то в других, не мгимовских эмпириях. Меньше стало гуляк и пьяниц, шумевших до этого в московских ресторанах и на этажах общежития в Новых Черёмушках. Одного красавца даже выставили за пределы института за кражу свитера у товарища. Тогда это было неожиданно.

Армейским аутсайдерам тоже был преподан урок. Мы кое-что поняли, провалив пару зачётов: общую культурную отсталость от городских нужно преодолевать в упорной работе над собой. После лекций в читальном зале на втором этаже приходилось до изнеможения конспектировать Маркса, Энгельса, Ленина. К вечеру можно было видеть, как под настольными лампами с зелёными абажурами, положив могучую головушку на скрещенные руки, спали рядами будущие дипломатические светила. За наше неумение составлять краткие, выборочные конспекты рекомендованной маркситской литературы, институтские острословы называли нас "переписчиками книг". На первых двух курсах мы жили с постоянной головной болью и непроходящим чувством голода. Наиболее физически сильные среди нас умудрялись при этом работать по ночам и даже высылать кое-какие сбережения родителям в деревню...

У нас не было никакой возможности почивать на лаврах. Всё время приходилось бороться за выживаемость. Напряжение и упорство, с которым мы жили, наконец сказались; мы почувствовали себя в учёбе ничуть не хуже, а в чём-то даже лучше, продвинутее лощённых пятёрочников московских спецшкол, щеголявших французским прононсом и рассказами о дансингах на Бродвее. Выяснялось и другое:

наши шансы на будущее были не так уж и безнадёжны, а слухи о возможностях блатных перекрыть нам все дороги хотя и имели под собой почву, были до определённой степени преувеличены. Уже на третьем курсе нас брали в качестве переводчиков в ЦК КПСС для временной работы с иностранными делегациями; с пятого курса посылали на годичную стажировку в наши посольства дежурными референтами.

Реальность заключалась однако в том, что блат продолжал держать в своих руках ключевые позиции не только в МГИМО, но и в Министерстве иностранных дел.

Возможности и влияние закулисных связей особенно чётко проявились в период написания дипломов и распределения после защиты. Ушлые, знающие мидовскую коньюнктуру сыночки влиятельных папаш загодя запасались материалами для диплома, могущими представлять некий практический интерес, который потом разыгрывался в качестве козырной карты на защите, где давались предварительные рекомендации о месте будущей работы дипломанта. Попасть в МИД считалось наилучшим, заветным решением, по шкале престижа и карьерных возможностей Министерство иностранных дел стояло на первом месте.

С научной точки зрения наши студенческие дипломы не представляли абсолютно никакой ценности.

Это были заурядные, без свежих мыслей компилятивные работы, в которых без конца перелопачивались данные, почерпнутые из известных, открытых источников и публикаций (в тематике дипломов преобладал исторический, страноведческий акцент). Невозможно было себе представить, что в интституте, готовящем международников, кто-то решится на смелое исследование, предлагающее какие-то альтернативы советской внешней политике. Это показалось бы на грани бреда. Всякая новизна такого плана была совершенно немыслима, для этого надо было быть человеком невероятно оригинальным и смелым. О критических работах "диссидентского", творческого характера не могло быть и речи, подобный шаг мог означать только политическую смерть мгимовца. Не помню также, чтобы кто-то защищался по темам, связанным с историей дипломатии или дипломатического искусства. Существовала возможность написания так называемого закрытого диплома на основе иностранных публикаций, но никто не хотел связываться с нудной процедурой секретности, резко сужавшей свободу работы над темой, которая оказывалась в конечном счёте очередным дутым, конформистским блефом.

Историческая тематика не привлекала меня в силу вышеизложенных причин. По согласованию с полковником военной спецкафедры Шерковиным Ю.А. я написал дипломную работу "Агитационно-пропагандистские возможности рисованной информации", сделав слабую, несмелую и неглубокую попытку приближения к запретной теме писхологии рекламы и комиксов. В качестве оправдания интереса к "буржуазной тематике" пришлось использовать тезис о возможностях расширения идеологического влияния советской пропаганды на нашу и иностранные аудитории с помощью рисованной рекламы, комиксов, старинного русского лубка и даже некоторых изобразительных приёмов иконы (рисованные, наративные клейма житий святых, русских полководцев и т.д.). Напряжение не покидало меня, угроза провала при защите была реальной-слишком уж не вписывалась выбранная тема в обойму обкатанных, апробированных сюжетов с нудными, марксистскими историческими параллелями, столь любимыми в тогдашнем МГИМО.

Помню, объявление названия диплома на защите вызвало шумное недоумение дремавших членов дипломной комиссии. Выручило осторожное, грамотное выступление оппонета, философа Замошкина Ю.А., сказавшего несколько добрых и умных слов в защиту актуальности темы. Сегодня, когда глупые, антинаучные запреты советского времени пали, особенно ощутимо видно, сколько возможностей было потеряно нами из-за того, что три четверти века мы смотрели на мир cквозь кривые очки марксизма-ленинизма...

После защиты началось бурное и одновременно томительное время ожидания распределения. Всем хотелось небывалой удачи. Мир вокруг нас приобрёл особую многозначительность. Хотелось верить, вопреки накопленному опыту, что восторжествует справедливость и счастливый билет достанется именно тебе, а не кому-то другому. Кончились нелёгкие студенческие будни, мы почувствовали себя на миг свободными. Будущее казалось радостным, полным чудесных свершений. Получив диплом, я выпил два стакана сухого белого вина в забегаловке возле входа в метро напротив института и впервые за шесть лет пришёл в дорогой МГИМО навеселе. И только где-то в глубине души таилось неутихающее, гложущее беспокойство: куда бросит судьба? Опять какой-нибудь безрадостный тупик? Об этом не хотелось думать. Человеку свойственнен стихийный эгоизм; мы были ничем не лучше прошлых поколений, соображали и действоали во всём на советский лад, скрывая истинные мысли и чувства даже от самих себя.

Рспределение совершенно не зависило от нашей воли и желания.

Наша участь решалась где-то в институтских недрах. О наших способностях судили по характеристкам, накопленным в личном деле за шесть лет учёбы. Они-то и склоняли чашу весов в ту или иную сторону.

Были, правда, случаи, когда студенты заранее сами решали, куда пойти работать. В основном это были профессии журналистов и газетчиков, учёных секретарей различных гуманитарных институтов, работников общества "Знание", официальных молодёжных организаций и даже Комитета по делам религии. Таким запросам студентов охотно шли навстречу. Но я не помню ни одного случая, чтобы кто-то пришёл в деканат и сказал, что хочет обязательно работать в Министерстве иностранных дел. Такой вариант был полностью исключён, это считалось признаком неприличной, шокирующей переоценки своих возможностей.

Существовало неофициальное мнение: МИД предназначен для избранных. Избранными были блатные. Они пускали в действие все рычаги влияния, чтобы не упустить возможность начать почётную и выгодную мидовскую карьеру. Оговорюсь особо об одном исключении: до сих пор для меня является тайной система отбора мгимовцев в органы разведки и контрразведки. У меня было много друзей из этой сферы, но я ни разу не решился спросить их об этой щекотливой, профессиональной особенности. Никто из них на рассказал мне об этой тайне, даже выйдя на пенсию.

Однако, признание только фактов чёрного блата в карьерном раскладе означало бы преднамеренное сгущение красок. Кроме блата работали и другие возможности. Советской власти требовались высококлассные специалисты международных отношений независимо от того, каким социальным статусом они обладали. По идеологическим соображениям девятый вал блатных, накатывавшийся на злачные должности в бюрократическом госаппарате, следовало разбавлять мелкой рабоче-крестьянской рыбёшкой, создавая видимость демократии и равноправия в стране победившего социализма. Многие мои сокурсники выпуска 1964 года, вышедшие из низов, попали в МИД и смогли дослужиться до должностей советников и послов. Не берусь судить, по каким причинам мне было предложено работать в министерстве, но думаю, повлияло то, что моя жена была к этому времени уже несколько лет секретарём-машинисткой МИД с опытом заграничной работы и кадровики решили: с точки зрения задач министерства практично будет иметь в штате семью с двумя выездными специалистами. Я не возражал.

Итак, в кадрах и отделах МИД точно знали, кто есть кто. Быстрее всех по служебной лестнице продвигались те, у кого были блатные связи или те, кто умел их завязывать, заводил себе покровителей и ставил перед собой далеко идущие цели (для меня было настоящим шоком узнать из передачи российского телевидения, что на руководящие должности в МИД своих протеже продвигали... московские масоны!). Как бы там ни было, блат в министерстве означал многое и многие им пользовались. Неблатных старались выдавить из территориальных отделов в функциональные, в протокол, отдел переводов, архивный и консульский отделы. Для политического роста дипломата возможностей в них было мало, отделы не считались престижными, работающие в них не могли быть конкурентами на главных направлениях дипломатической карьеры.

За время работы в министерстве пришлось убедиться, что метастазы блата проникли в его поры гораздо глубже, чем можно было предполагать. Советский непотизм был всесилен и омерзителен. Если ты был не блатной, тебе отводилась роль затычки всевозможных прорех.

Продвижение по службе шло со скрипом. Нормальных перспектив не было почти никаких. Нужно было либо становиться расчётливым карьеристом, гибко, методично подкладываться под систему блата, либо довольствоваться тем, что тебе неожиданно перепало с барского стола.

Не случайно поэтому, когда экономические новации захлестнули страну и открылись возможности для личного творчества индивида, почти одна треть (если не больше) карьерных дипломатов покинула МИД.

Отторжение мидовской карьеры молодыми выпускниками МГИМО не преодолено даже сегодня. Молодёжь ищет более интересных и житейски выгодных путей приложения своих знаний. Мои старые друзья дипломаты, прошедшие до конца весь мидовский путь, не скрывают разочарований, связанных с падением престижа профессии дипломата в глазах общества. Старики, не обиженные судьбой, откровенно говорят о том, что МИД стал заурядной бюрократической конторой. Когда я задаю им вопрос о блате и блатной мафии, в ответ они безнадёжно машут рукой...

Советская пропаганда постоянно раздувала теперь почти забытый миф о так называемых трудовых династиях. Практический смысл идеи заключался в том, чтобы внеэкономическими средствами привязать рабочую силу к непрестижным, трудным и неблагодарным профессиям.

Всячески поднимался на щит труд шахтёра, сталевара, лесоруба, строителя, заводского станочника, первопроходца-нефтянника, работника северных районов, охотника тайги и оленевода тундры. На создание слащаво-розового образа человека непрестижных, трудозатратных сфер активности советская пропаганда тратила милллионы. Потомственные династии непрестижных профессий создавались искусственно, почти насильственно, превозносились до небес за свои реальные и мнимые достоинства. Блатные в Министерстве иностранных дел использовали идею тудовых династий с большим успехом для себя. Идея оправдывала и закрепляла навечно круговую поруку непотизма и кумовства, столь милого сердцу советского мещанина.

Почти все счастливчики, которым повезло выскочить выше среднего уровня советника, воспользовались либо блатом, своими родственными связями в бюрократических, властных структурах (не обязательно только в рамках МИД), либо методичным, расчётливым созданием, расширением и укреплением личных связей, опираясь на которые, можно было двигаться вверх по служебной лестнице. Предприимчивые блатные и соглашательская, карьеристски настроенная серятина определяли тональность внутренней жизни министерства. Комфортнее всех чувствовали себя беспечные сынки венценосных советских папаш. Не шевельнув пальцем, они за короткий период взлетали до вершин мидовской карьеры. Если рядовому мидовцу нужно было затратить в среднем около тридцати и больше лет, чтобы условно или реально надеяться на получение должности посла, блатные садились в это кресло уже через несколько быстротечных лет, а некоторые-сразу.

Кем мог быть сын известного в своё время Генерального секретаря ЦК КПСС Андропова Юрия Владимировича, по совместительству посла и генерала армии? У кого-то есть сомнения? Заметим, кстати, в период гласности стало известно, что у Генсека Андропова не было даже высшего образования, какой-то то-ли морской, то-ли рыбный техникум.

Его сынок, Андропов И.Ю., начавший работу в МИД в 1974 году, всего лишь через десять лет уезжает послом в Грецию. Быстро, почётно, с помпой, сытно. Тогда это надо было воспринимать как доказательство особых талантов андроповской породы, осчастливившей стадный советский плебс своим величественным гением (почитайте хотя бы наискосок царские диферамбы холуйской советской печати в адрес Андропова Ю.В.). О том, какую линию в дипломатии вёл сынок могущественного папаши, гадать особенно не приходится. Тут всё предельно ясно, это была линия, которая синхронно (и приниципиально) колебалась вместе с линией ЦК КПСС. Но всем должно было быть понятно: наша дипломатия в Греции в надёжных руках выдающегося специалиста. Стоило времени вынести свой суровый, нелицеприятный вердикт правлению андроповых, как о гениальном после, отпрыске великого папаши все тихонько забыли (не только в министерстве). Да, слава мирская недолговечна, рано или поздно она проходит, жаль только, что блат продолжает пышно цвести на вечно зелёном древе жизни...

Партийный блат позволял "видным деятелям коммунистической партии и государства" оставаться на плаву, меняя одну синекуру на другую в зависимости от перемен политической коньюнктуры. Из партийной обоймы они попадали в дипломатию, из дипломатии обратно в стройные партийные ряды, если того хотел счастливый случай. Как правило, приходившие на дипломатический паркет партийные бонзы (это была форма почётного остракизма, своеобразной ссылки проштрафившихся "товарищей" по стае) сразу занимали должность посла, не имея ни малейшего представления о дипломатии и не обладая никакой дипломатической подготовкой. Выспренная советская пропаганда постоянно твердила, что истинный коммунист способен справиться с любым заданием, которое ему поручит партия-ленинская кухарка не знала ни в чём сомнений. И доигралась.

Упоминавшийся выше посол СССР в ГДР Абрасимов П.А. (1912 г.

рождения), не имевший никакого дипломатического (и страноведческого) образования, не знавший иностранных языков, в 1956 году сразу стал советником-посланником в Китайской Народной Республике, а по прошествии всего лишь года-послом в Польской Народной Республике.

До этого в безвестности делал партийную карьеру на задворках политики в белорусской провинции. Другой пример: Аристов Б.И., 1925 года рождения. Дипломатом стал в 1978 году (начал дипломатический взлёт сразу с должности посла СССР в Польше). Затем стал зам. министра иностранных дел, потому что был членом ЦК КПСС. Ещё одна блестящая дипломатическая карьера: Афанасенко Е.И., родился в 1914 году, в 1966 году сразу стал послом СССР в Руанде (чем занимался раньше-неизвестно, но можно предположить, что должность посла получил от партии не случайно). А вот деятель с музыкальной фамилией-Бандура Н.И (р. 1914 г.). В 1969 году стал генеральным консулом СССР в Саппоро, через два года-уже посол на Маврикии. О том, какую выдающуюся партию сыграл Бандура в дипломатии, история скромно умалчивает. Музыкально-дипломатическая пауза.

Партия рассовывала своих адептов на стратегически важные посты, в том числе на должности кадровиков крупных министерств и объединенний. Это позволяло держать под контролем кадры страны и назначать на нужные, выгодные должности надёжных родственников, то есть политических соратников. Некто Баранников Ф.И. (1903-1961 гг.), советский дипломат в ранге чрезвычайного и полномочного посланника первого класса, в 1955 г. стал ни кем нибудь, а начальником Управления кадров МИД СССР и членом коллегии (прошлая деятельность с дипломатией никак не связана). Другой деятель дипломатического паркета: Белоколос Д.З. (р. в 1912 г.), имел ранг чрезвычайного и полномочного посла. На дипработе с 1966 года (до этого дипломатом себя не считал?): сразу стал министром иностранных дел Украины, затем послом СССР в Замбии и по совместительству в Ботсване ( то-ли сходу провалил кровное дело дипломатии на Украине, то-ли потянуло на африканскую экзотику, в чём я сильно сомневаюсь). Берём далее:

Бенедиктов И.А. (1902-1983 гг.). Входил в обойму "советских государственных деятелей" на уровне совета министров СССР. В 1953 году неожиданно стал послом СССР в Индии, затем в Югославии (меньше никак нельзя!). Чем "государственный деятель" явно не потрафил своим могущественным коллегам по родной партии и госаппарату-неизвестно, но должность посла, думаю, его всё же устраивала, ведь можно было слететь и намного ниже.

Партийные ставленники (в том числе так называемые "национальные кадры" советских республик) могли серьёзнно не беспокоиться, высшие дипломатические посты, до которых с трудом добирались "безрукие" карьерные дипломаты, республиканским идейным бонзам были всегда обеспечены. Везиров Абдулрахман Халил-оглы (р.

1930 г.) на дипломатической работе оказался в 1976 году в должности генконсула в Калькутте (чем занимался ранее, имел ли дипломатическое образование, можно только догадываться). В 1979 году занял должность посла СССР в Непале. Далее не менее блестящий пример дипломатического совершенства: Виноградов В.М. (р. в 1921 г.). На дипломатическую стезю скромно ступил в 1962 году и, естественно, сразу же в должности посла СССР в Японии (что творил раньше наш герой на благо народа, покрыто мраком неизвестности, однако ясно, что своё место у партийной кормушки у него было, иначе послом он бы никогда не стал). Позже был министром иностранных дел РСФСР, доказав тем самым, что стажироваться на непрестижных низовых должностях прирождённому дипломату не пристало.

Владимиров П.П. (1905-1953 гг.) на дипломатической работе оказался в 1948 году в должности генконсула СССР в Шанхае (был ли товарищ Владимиров специалистом по Китаю, неизвестно). В 1952 году благополучно перебрался на должность посла в Бирме.

Был ли товарищ Владимиров склонен к дипломатической работе с детства, или страстно полюбил её только в возрнасте 43 лет, когда, судя по всему, его постигли жизненные неудачи, неизвестно, как ниезветсно и то, прошёл ли он хотя бы поверхностный курс знакомства со спецификой дипломатической практики для партийных выдвиженцев и гиблых неудачников в Дипакадемии МИД СССР. "Дипломатический словарь" почему-то предпочитает глухо молчать о биографических тайнах партийных выскочек с высшими дипломатическими званиями, посвящая им чрезвычайно куцые статьи. О причинах такого подхода, кажется, легко догадывается даже мало просвещённый читатель: шевелить прошлое нельзя, многим оно кажется лучезарным...

Вольский Ю.И. (р. в 1922 г.), дипломат в ранге чрезвычайного и полномочного посла. На дипломатическую работу угодил в 1959 году, и как водится, сразу же на должность советника посольства СССР в США.

Через три года стал заместителем министра иностранных дел РСФСР, затем послом в Мексике и на Ямайке. Невероятно быстрый рост явного партийного (блатного) аутсайдера! Кому он известен сегодня? Чем он обогатил дипломатическую практику? Вопрос остался без ответа.

Воротников В.И. (р. в 1926 г.), как сказано в биографической справке, "видный советский партийный и государственный деятель, дипломат, имеет ранг чрезвычайного и полномочного посла" (жизнь однажды столкнула меня с ним в Воронеже во время работы переводчиком).

Обкомовский секретарь, первый заместитель Председателя совета министров РСФСР, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, депутат Верховного совета. Когда в 1979 году подозрительная партийная элита, до колик боявшаяся способных, молодых соперников, отправила его в почётную ссылку для работы на Кубу, он не мог не занять должность ниже посла. Вполне допускаю, что человек он заслуженный во всех отношениях, но такие заслуженные партийцы сплошь и рядом отбирали кислород у карьерных мидовцев, лишая их всяческих перспектив на заслуженное, но недостижимое повышение.

Горюнов Д.П. (р. в 1915 году). В 1967 году внезапно начал работать послом в Кении, затем в Марокко. Кем был до этого-абсолютный мрак, но явно, не московским дворником, ибо возникнуть из странного небытия и моментально стать послом дано немногим (биографическая справка посла страдает стыдливой краткостью-всего семь невразумительных строк). Ещё боле скупо дано оповещение о другом дипломатическом таланте: Греков Л.И (р. в 1928 г.), на дипломатической работе с 1983 года-посол в Болгарии. Чтобы не вызывать у интересующихся шок изумления неожиданным рождением очередного блистательного посла из холодного ничто, в справке дано пояснение: член ЦК КПСС. Видимо подобные соображения партийной скромности объясняют также и пролетарскую простоту сообщения о Гришине И.Т. (р. в 1911г.). Он начал свою дипломатическую карьеру в 1955 году сразу послом в Чехословакии (даже не советником-посланником), а закончил зам. министра внешней торговли СССР. О нём в "Дипломатическом словаре" тоже восемь с половиной загадочно-стыдливых строчек и ничего о прошлом сверкающего дипломатического таланта.

Под стать ему и некто инкогнито Громов Е.И. (1909-1981 гг.), проникший на дипломатическую службу сразу в должности посла в Венгрии. Не мог не стать дипломатом в ранге чрезвычайного и полномочного посланника первого класса (не считая массу других постов в обществе и государстве) и сын члена Полтибюро ЦК КПСС Громыко А.А., прямо таки чертовски талантливый Громыко Анатолий Андреевич (р.

в 1932 г.), одно время продолжавший на мидовском паркете славные традиции блатных дипломатических династий, от тесных объятий которых трещали стены высотки на Смоленской площади. Биографическая справка об этом невероятно заслуженном деятеле семейственности в дипломатии растянута на целую солидную страницу, хотя он (приличий ради?) и не стал послом. И кто скажет после этого, что блат не знает меры? Что о нём не сочиняют кантаты? Пользуюсь случаем, чтобы всё же напомнить: были, были примеры того, как "заслуженные участники революции и гражданской войны", не заражённые советской жадностью хапать всё широко раскрытым ртом, проходили всю цепочку низовых должностей в дипломатии, не злоупотребляя ни блатом, ни своим авторитетом для достижения вершин. Но это скорее единичные и совсем нетипичные примеры...

Все партийные скороспелки в дипломатии перечислить невозможно, устанешь считать. Вот Дегтярь Д.Д. (1904-1982 гг.). Где он был и что делал до 1962 года, когда начал бурно трудиться на дипломатической ниве в должности посла в Гвинейской Республике, как и положено, неизвестно.

Точно также неизвестно, за какие заслуги он стал послом. Евсюков П.Н. (р.

в 1921г.) взвалил на плечи тяжкую ношу дипломатической миссии в 1975 году, моментально, как в сказке, став послом в Мозамбике. За что его так обидели боги, тоже неизвестно. Были среди свежеиспечённых послов и совсем экзотические фигуры. Епишев А.А. (р. в 1908 г.), советский партийный и военный деятель, он же дипломат в ранге чрезвычайного и полномочного посла. В дипломатическую лямку впрягся этот военизированный дипломат в 1955 году, став послом сначала в Румынии, затем в Югославии. Был начальником Главного политического управления советской армии и военно-морского флота. Генерал армии;

конечно же, член ЦК КПСС. Зачем многозвёздный генерал отбирал тощий хлеб у притомлённых, рядовых мидовцев, пугавшихся собственной тени?

Чем обогатил верный слуга коммунистической партии, начальник Главного политического управления армиии дипломатическую мысль?

Воинской строевой выправкой? Грозным окриком? Так она, эта самая мысль дипломатическая и без его усилий давно приобрела привычку исправно строиться в шеренгу по воинской команде генералиссимуса!

Советская дипломатия была настолько больна морально и физически, что её не могли спасти даже требовательные, идейно стойкие генералы армии. Бравые генералы и сами-то нуждались в срочной психологической помощи, безжалостная идеологическая дрессура лишила их воли и ума, способности взвешивать и оценивать факты в правильном историческом ракурсе : маршал Сергей Ахромеев, бывший Начальником Генштаба Вооружённых сил СССР, советником президента СССР по военным вопросам, поддержал в 1991году пресловутый путч ГКЧП. Судя по его предсмертной записке, поддержал по убеждению.

Бесславный и быстрый крах гэкачепистов настолько изумил и расстроил нервы и стратегическое воображение боевого маршала, что он не смог, как подобает офицеру, хладнокровно и почётно застрелиться, а только с третьего захода неумело повесился на подтяжках в своём кремлёвском кабинете. Вот вопрос на засыпку: чего так испугался маршал?! Если бы чувствовал за собой историческую правду, в петлю так позорно и дилетантски не полез бы. И этим людям предстояло в случае "Х" вести в бой нашу армию, защищать свободу и независимость великого Советского Союза! Какая гниль! Обветшавшяая, запутавшаяся советская военная мысль, малодушие и безволие военных были ничем не лучше инертного, дипломатического слабоумия мидовских стратегов...

Схема, по которой неудачники с непросветлённым прошлым вмиг становились дипломатическими чиновниками самого высокого ранга, поражает своим однообразием и топорной унылостью. Поражает также и то, что они не оставили никакого следа в дипломатии как личности, если не считать, что каждый из них как-то, да наследил не только в дипломатии. Можно ли после этого отрицать, что МИД СССР был сливным бачком для тех "государственных деятелей" без лица, кто не вписался в жёсткие рамки советского бюрократического бомонда?

Видимо не случайно, историкам нечего сказать о них, кроме упоминания дат восшествия на дипломатический престол после длительного и странного забвения. Для описания героя требуется не более пятнадцати слов: Ефремов М.Т. (р. 1911 г.), на дипломатической работе с 1971 года-посол СССР в ГДР; с 1975 года-посл СССР в Австрии. И всё. Ничего больше. Что за человек перед нами, понять невозможно, ясно только, что посол.

Или: Жегалин И.К. (1906-1984гг.), на дипломатической работе находился в 1960-65-посол СССР в Румынии. В 1966-72 гг.-зам. министра тракторного и сельскохозяйственного машиностроения (какие универсалы дипломатии жили и умирали при советском режиме!). Иванов В.И. (р. в 1905 г.), на дипработе с 1955 года-посол СССР в КНДР, затем в Албании. Чем до этого занимался пятьдесят лет, почему стал послом-не знает никто. Партийная и государственная тайна. Калинин А. И. (р. в 1929 г.), на дипломатической ниве с 1969 года. Советник-посланник на Кубе, затем посол в Португалии. Чем были заполнены предыдущие сорок лет трудовой активности будущего ослепительно яркого посла, знают только боги, да и то не все. Ковалёв С.И. (1930-1983 гг.), на дипломатической работе с 1981 по 1983 год-был послом в Боливии. Тем широко и известен в узком (боливийском) кругу. Чем занимался могучий дипломат свыше пол-века до этого, лучше не спрашивать, главное-человек всё таки стал послом, что бы там ни говорили злые языки.

C некоторыми подручными Ленина, получавшими индульгенцию на невинность и право заниматься дипломатической работой только потому, что они были участниками революциии в России, судьба разыгрывала довольно скверные сценарии.

Советский дипломат, член коммунистической партии с 1917 года, Коломийцев И.О. (1896-1919 гг.) был назначен самим Лениным главой первой дипломатической миссии РСФР в Иране. Мисссия была разгромлена иранцами, Коломийцев бежал в Астрахань. Через год решил вернуться в Тегеран в прежнем качестве, но на пути к месту назначения был схвачен белогвардейцами и, невзирая на дипломатическую неприкосновенность, расстрелян. Пуля, как известно, дура, а блатные всегда чувствовали и чувствуют себя заговорёнными, но не миновала она и заговорённого революционера...

Как видно из примеров, приведённых выше, другим партийным выдвиженцам везло больше. Долгое время они отсиживались в тени партийных синекур, затем неожиданно, в назидание изумлённым современникам и благодарному потомству взлетали к дипломатическим высотам как из мощной, реактивной катапульты. Советский дипломат Комендант П.В. (р. в 1932 г.) на дипломатической работе с 1975 года-советник посольства СССР во Франции (где партийный товарищ Комендант до этого делал тихую, но продуктивную карьеру в течение предыдущих сорока трёх лет, догадывались пожалуй только кадровики МИД СССР из числа самых просветлённых). Для истории важно, однако, что таинственный партийный кадр самотёком дозрел для яркой дипломатической карьеры, не испытав ни затруднений, ни сомнений. И сразу после оглушительных дипломатических успехов в весёлой, солнечной Франции архиспособный товарищ Комендант превратился в министра иностранных дел и депутата Верховного совета ещё более солнечной и более весёлой Молдавии, боком проскочив мимо МГИМО и даже не помучившись в милой, вальяжной и такой простодушной Дипакадемии. Император Наполеон, знавший цену внезапному напору и сосредоточенной энергии, не зря усмехался в подобных случаях: сначала ввяжемся, а потом посмотрим...

Коробин Л.А. (р. в 1916 г.) после сорока пяти лет бескорыстной трудовой деятельности на стороне ввязался в дипломатию в 1961 году. И ввязался настолько продуктивно и мудро, что уже через три года стал советником-посланником в Индии, а ещё через год послом на Цейлоне и по совместительству на Мальдивских островах (вымученному карьерному дипломату без волосатой руки такие подарки судьбы могли только сниться!). Следующая звезда на небосклоне дипломатии: Соловьёв Л.Н.

(р. в 1906 г.), в 1963 году к радости всего дипломатического корпуса становится послом СССР в Монголии (предыдущая активность, очевидно, связана с чрезвычайно продуктивной дятельностью "на благо советского народа" в партийных стрктурах, иначе послом так сразу не станешь).

Престарелый, но идейно бодрый Соловьёв в конце карьеры взлетает ещё выше: с 1968 по 1980 год, будучи дремучим стариком, он занимает должность зам. министра иностранных дел РСФСР. Просто диву даёшься, как удачно партийные аутсайдеры присасывались к дипломатии: Стукалин Б.И (р. в 1923 г.) в 1958 году в возрасте пенсионера вдруг выныривает послом СССР в Венгрии. Почему? Потому: он член ЦК КПСС, депутат Верховного совета СССР, хотя вся биография героя и уложилась в две строчки. Такие вот дипломатические пироги...

Родная наша партия КПСС, логовище геронтократов и склеротических, блатных полупердунов, считала своим долгом разбавлять активность молодого поколения "опытными товарищами".

Разбавление привело к тому, что в конце концов государственный и партийны аппарат перестал вообще соображать где он находится и что делает.

Особыми, оглушительными талантами в дипломатии обладали так называемые национальные кадры советских республик. Это были перлы совковой дипломатии. По части блатных карьер "нацменов", затмевавших своим величием сумасшедшие взлёты римских сенатров и проконсулов, с героями национальных окраин не мог соперничать никто. Вот товарищ Табеев Ф.А. (р. в 1928 г.). В 1979 году по неизвестным причинам становится послом СССР в Афганистане. Круто, как принято выражаться сегодня. Биографическая справка о гиганте дипломатии-две печатных строчки. Последня фраза всё проясняет: член ЦК КПСС. Или вот ещё:

Таратута В.Н. (р. в 1930 г.), на дипломатической работе с 1983 года-посол в Алжире (член ЦК КПСС). Тер-Газарянц Г.А. (р. в 1923г.), в 1973 году-посол СССР в Сенегале и Гамбии, с 1981г.-посол в Зимбабве.

Тевосян И.Ф. (1902-58 г.), с 1939 г.-народный комиссар ряда промышленных министерств. Казалоь бы, ну и работал бы себе там до скончания века, так нет же, в 1956 г. обязательно потребовалось стать послом СССР в Японии, хотя в МИД СССР своих грамотных страноведов по Японии хоть отбавляй. Звезда дипломатии похоронена на Красной площади в Москве. Какие титаны ворочали внешней политикой нашей ушедшей в тень любимой страны! Читаешь и душа радуется: некто Кравец В.А. (р. в 1930 г.) в 1967 году становится советником Постоянного представительства УССР при ООН (чем до этого занимался талантливый Кравец в течение тридцати семи лет-большой вопрос, но явно не кропотливым наращиванием знаний о том, что такое реальная дипломатия), затем наш дипломатический талант в течение нескольких лет стремительно продвигается на должности постоянного представителя при ООН и министра иностранных дел Украины. Что может быть хуже? Если вспомнить, что кадровый рост партийных ставленников регулировался из Москвы, можно представить себе, как продуктивно работали кадровые стркутуры в центре в поисках гениев советской дипоматии, счастливо прошляпившей свои же достижения прошлых лет.

Понять, за какие такие заслуги и выдающиеся качества люди без специальной подготовки и политического образования росчерком партийного пера назначались на самые высокие дипломатические посты, невозможно. "Дипломатический словарь", выражающий официальную точку зрения МИД, упорно, глухо молчит об их общественной деятельности до момента назначения на высшую дипломатическую должность и ни слова не говорит о том, чем же они отметились после получения столь важного, государственного назначения. Думаю, такая позиция в какой-то мере косвенно отражает скрытую ненависть карьерных мидовцев к блатной партийной шпане, вечно перебегавшей дорогу простым, "безруким" дипломатам из дипломатических низов.

Какие сведения можно, например, почерпнуть из убийственно сухой, казённой биографической справки не кого-нибудь, а посла, если даже биография рядового деревенского тракториста может быть в несколько раз интереснее и богаче (привожу дословно справку о "дипломате"):

Красников Б.А. (р. 1934), советский дипломат, имеет ранг чрезвычайного и полномочного посла. На дипломатической работе с 1980-посол СССР в Зкваториальной Гвинее. Кандидат ист. наук. И ни слова больше. Какая исчерпывающая информация! Но если этот аноним без физиономии, без астрального и физического тела ничем неизвестен (даже как кандидат исторических наук!), то как можно было доверять ему ответственную государственную должность? И что он делал до этого в течение сорока шести лет? Тщательно готовился вручить верительные грамоты в Экваториальной Гвинее? Какой молодец! Понимаю, задаю слишком глупые вопросы, советский маразм принимал и не такие формы.

А вот ещё: Криулин Г.А (р. в 1923 г.). На дипломатической работе с 1974 года-посол СССР в КНДР (пятьдесят один год предыдущей плодотворной деятельности, очевидно по методичному построению коммунизма в одной отдельно взятой стране, таятся под грифом "строго секретно"!). С 1983 г.

посол в КНДР плавно переквалифицировался в министра социального обеспечения Белорусской ССР. Как вам нравится такая многосторонность яркого дипломатического таланта? Какие ещё нужны доказательства того, что в МИД существовали блатные преференции для удачливых (и неудачливых) партийных номенклатурщиков на высшие должности посла? Опять некто Кузьмин И.И (р. в 1910 г.): на дипломатическую работу посла в Швейцарии загремел в 1960 году, в каких палестинах бедняга обретался пятьдесят лет до этого-неизвестно. Какой вклад внёс в развитие теории и практики отчественной дипломатии, не знают даже ближайшие родственнки посла. Другой пример: Мартыненко В.Н. (р. в 1923 г.), в дипломаты рванул в 1965 г. Через три года этот гений уже зам.

министра иностранных дел и постоянный представитель советской Украины при ООН. В 1980-84 гг.-на скромной должности министра иностранных дел УССР. Какие всё таки титаны заведывали внешней политикой Советского Союза, просто голова кружится от восторга!

Дипломатические биографии некоторых из них напоминают яркий путь, прочерченный космическим метеором на бархатном небосводе:

Мацкевич В.В. (р. в 1909 г.), послом в Чехословакии стал в 1973 году.

Этому старпёру с неизвестным прошлым положено было уже четыре года находиться на пенсии, но он ещё семь лет мучился дипломатической болезнью и мучил всех вокруг. Но так было заведено в СССР: партийная шушера, растащившая и проворонившая страну, состояла из многостаночников, которые умели делать всё, а уж дипломатию-тем более. Этой своей особенностью ленинская кухарка гордилась особенно, причём даже прилюдно. Некто Месяцев Н.Н. (р. в 1920 г.), в 1962 году становится советником-посланником посольства СССР в КНР (где был ранее и что делал на белом свете китаевед-попытайтесь узнать сами).

Затем он предстаёт пред очами публики как председатель Гос. комитета Совета министров СССР по телевидению и радиовещанию, а в 1970г., за заслуги перед отечеством на информационном фронте-уже послом СССР в Австралии (похоже все крупные партиные неудачники обязательно кончали послами на отдалённых континентах).

Михайлов Н.А. (1906-1982 гг.), на дипломатической работе с 1954 года-посол СССР в Польше. В 1955-65 гг.-министр культуры СССР, в 1960-65 гг.-посол в Индонезии, 1965-70- председатель Госкомитета по печати при Совете министров СССР. Павлов С.П. (р. в 1920 г.), на дипломатической работе с 1983 года-посол СССР в МНР, с 1985г.-посол в Бирме. Спросите, почему пенсионер Павлов получил должность посла?

Всё предельно просто: был членом Ревизионной комиссиии КПСС.

Первухин М.Г. (1904-78 гг.), в 1958-62 гг.-посол СССР в ГДР. Почему?

Потому что в по линии партийной номенклатуры проходил как "государственный деятель". Была ли у государственного деятеля дипломатическая подготовка, никто не ведает. На кой дьявол она нужна?

Считалось, что для дипломатической работы на должности посла любой серый партиец, даже безнадёжно захудалый, вполне подходит. А Первухин был к тому же героем социалистического труда!

О некоторых персонах, ставших послами, совершенно невозможно сказать что-либо определённое. Они появляются как в сказке из далёкого, туманного прошлого, или из рукава партийного фокусника, чтобы осчастливить серое настоящее и светлое, грядущее будущее. Толстиков В.С. (р. в 1917 г.) на дипломатической работе с 1970 года (где и что творил товарищ Толстиков ранее-неизвестно). Сразу же становится послом в КНР, затем-в Нидерландах. В 1982 году с этого поста уходит в отставку. И весь сказ. Чем отличился на дипломатическом паркете блестящий инкогнито, спеицалисты, составлявшие "Дипломатический словарь", стыдливо умалчивают, посвящая послу подозрительно куцую легенду, которая говорит сама за себя.

Толубеев Н.П. (р. в 1922 г.) вынырнул из исторической тьмы в 1968 году послом на Кипре. Позже последовательно был послом на Кубе и в Болгарии, зам. председателя Гос. комитета СССР по внешним экономическим связям. И, конечно же, не мог при таком раскладе не быть членом ЦК КПСС. Вообще же о партийных работниках, то ли попавших в опалу, то ли действительно ни с того, ни с сего проявивших жгучий интерес к дипломатической карьере, анналы истории хранят удручающе обмелевшую, скудную память. Сегодняшнее поколение вряд ли точно представляет себе, что являл собой партийный блат и зачем нужно было сливать проштрафившихся партийных бонз в дипломаты, если можно было пристроить их в народное хозяйство по китайскому образцу для перевоспитания. Многие из них вполне могли бы работать начальниками почты или машинотракторной станции в российской провинции, но из них упорно лепили дипломатов.

Тяжельников Е.М. (р. в 1928 г.), член ЦК КПСС, не угодивший партийному начальству, в 1982 г. становится послом СССР в Румынии.

Известно, что он был кандидатом исторических наук, но чем проявил себя на научном поприще, неизвестно. Ещё один кандидат исторических наук со стыдливо скромной биографией: Удальцов И.И. (р. в 1918 г.), в 1965 г.

по неизвестным причинам внезапно стал советником-посланником посольства СССР в Чехословакии, в 1976 г.- посол в Греции (там, как известно, есть всё, в том числе и экзотические по своему происхождению послы). Фомиченко К.Е. (р. в 1927 г.), с 1981года-посол в Эфиопии, с 1985 г.-в Монгольской народной республике. Кандидат в члены ЦК КПСС, кандидат исторических наук. Некоторым послам из родной партийной глубинки техническое образование вполне заменяло дипломатическое.

Чаплин Б.Н. (р. в 1931 г.,-не путать с Чарли Чаплином), становится послом СССР в ДРВ, а затем в СРВ. Кандидат в члены ЦК КПСС, кандидат технических наук.

Список нудно-однообразных карьерных успехов блатных дипломатов прерывается иногда красочными всплесками довольно оригинальных биографий представителей всё тех же советских "национальных кадров": Мухитдинов Н.А. (р. в 1917 году), на дипломатической работе с 1953 года-Председатель Совета министров Узбекской ССР, одновременно-министр иностранных дел Узбекистана, позже-секретарь ЦК КПСС, зам. председателя Комитета по культурным связям при Совете министров СССР, в 1968-77 гг.- посол СССР в Сирии.

Слипченко С.А. (р. в 1912 г.), в 1953 году с бухты-барахты стал членом коллегии мид Украины, позже-зам. министра УССР, затем перешёл в МИД СССР-посол в Замбии и Танзании.

Ещё экземпляр талантливейшего дипломата из глубоких партийных недр, абсолютно ничем не отметившегося в истории дипломатии:

Нишанов Р.Н. (р. в 1926 году), дипломатом легко и просто стал в 1970 г., сходу заняв должность посла СССР в Республике Шри Ланка и по совместительству-в Мальдивской Республике; в 1985 г.-посол в Иордании (среди мидовских специалистов кандидата на эту должность не нашлось!). Паламарчук Л.Ф. (р. в 1906 году), после того как побывал министром иностранных дел Украины, занял в 1965 году пост посла СССР в Марокко. Другой пример : Пилотович С.А. (р. в 1922 г.), в 1971 году стал послом СССР в Польше (сорок девять лет предыдущей деятельности покрыты мраком неизвестности). Должность посла, судя по всему, получил не зря: легко просматривается принадлежность товарища Пилотовича к белорусским партийным верхам, сделавшим из него в 1978 году зам. Председателя Совета министров Белорусской ССР (без волосатой партийной руки такие взлёты были большой редкостью!).

Рахматов М.Р. (р.

в 1914 г.), которого, судя по всему, лавры дипломата ранее никак не касались и не тревожили, на дипломатическую службу вдруг подрядился в 1966 году в должности, конечно же, посла СССР в ЙАР, затем-в Мавритании. Престарелый национальный кадр был слит партийной номенклатурой в каналы международной политики то ли в знак благодарности за скрытую от глаз широкой общественности бурную деятельность "на благо советского народа", то ли партийные владыки не знали, как от него отделаться. Такое ощущение, что должность посла для нацменов была мазана мёдом: о том, что такое дипломатия, они узнавали на склоне лет и в тот же момент загорались страстным желанием стать послом. Никому неизвестный в дипломатических кругах Товмасян С.А. (р.

в 1910 г.) впервые появился в мидовских кулуарах в 1961 году и, не раздумывая, занял должность посла сначала в ДРВ, затем в Ливии-в самом деле, чего мелочиться? Старые дипломаты рассказывали мне, что уровень послов из союзных республик был ужасающе низок: уродства советской жизни буквально фонтанировали из них. Один посол из среднеазиатских палестин пытался разводить в посольстве тонкорунных овец, другой требовал, чтобы персонал посольства в праздничные дни проходил строем с флагом в руках перед посольским крыльцом, на котором товарищ посол "принимал парад"...

Карьера некоторых партийных протеже национальных республик СССР носит черты некой завуалированной скромности в том смысле, что с поста советского посла они начинали не сразу, а пытались соблюсти видимость приличий, соглашаясь на стартовую должность советника (напомним, для получения этой должности некоторым рядовым мидовцам "без руки" требовалось почти три десятка лет!). Абдуразаков Бахадыр Аббасовович (р. в 1927 г.) начал путь скромного советского дипломата с должности советника посольств СССР в 1974 году в Бангладеш и позже-в Афганистане, затем залетел в кресло министра иностранных дел Узбекистана. Этого "ответственному работнику в аппарате ЦК КП Узбекистана", Бахадыру Аббасовичу, показалось мало и, не мешкая, он занял должность посла в Сомали. Одна из главных причин симпатии к дипломатии товарища Абдуразакова: депутат Верховного совета УзССР, и, согласно всеобщему штампу тех лет-кандидат исторических наук. Чем славна эта фигура и кто помнит её сегодня?

Кулматов Кенеш Нурматович (р. в 1934 г.) осветил тусклый дипломатический небосвод своим ярким появлением на нём в 1985 году в должности посла в Шри Ланке и по совместительсьву в Мальдивской республике. Доктор исторических наук. Какими открытиями осчастливил Кулматов человечество-тайна за семью печатями. Больше о нём ничего примечательного неизвестно. По дипломатической линни тем более.

Талантливая разносторонность некоторых послов поражает воображение. Так и кажется: красочная судьба этих артистических натур начертана рукой самого господа. Товарищ Мельников Л.Г (1906-81 гг.) с 1953 года посол в Румынии, но блестящим дипломатическим талантом его невероятные способности далеко не исчерпываются: с 1955 года он становится министром строительных предприятий угольной промышленности СССР, в 1962-66 гг.-уже первый зам. Председателя Совета министров Казахской ССР, с 1966г.-председатель гостехнадзора

СССР. Читаешь эту замороченную библию прошлого и ясно видишь:

какого дипломата с горящим сердцем, а главное,-многогранным умом потерял бесцветный МИД СССР, не разбиравшийся ни в угольной промышленности, ни в делах гостехнадзора...

Прожжённые партийные работники болели дипломатией как дети корью или поносом. Причём иммунитет у некоторых из них не вырабатывался ни при каких раскаладах, дипломатическим вирусом они заражались навсегда (и заражали всё вокруг). Никифоров В.М (р. в 1934 г.) трудился на партийной работе с 1969 года. Секретарь райкома КПСС в Ленинграде, зав. отделом обкома, секретарь Ленинградского горкома КПСС; с 1979 г.-на ответственной работе в аппарате ЦК КПСС; с 1985 г.-зам. министра иностранных дел, член коллегии МИД СССР. Это ж сколько надо было блуждать в партийных потёмках, чтобы в конце концов найти своё настоящее, горячо любимое призвание в дипломатии!

Перечень партийных баловней (или блатных по иной, государственной линии), кому дипломатическая карьера без труда давалась с поразительной лёгкостью, не имеет конца. Родионов А.А. (р. в 1922 г.), плававший до этого в водах, далёких от дипломатии, в 1964 году становится сразу советником-посланником СССР в Индии, затем послом в Бирме, министром иностранных дел РСФСР, и позже-послом в Пакистане, Турции и Канаде (карьерным дипломатам, знающим, что может скрываться за таким восхитительно стремительным продвижением дипломатического гения, оставалось только хлопать от изумления глазами). А вот и однофамилец гения, тоже не лыком шитый, Родионов Н.Н. (р. в 1915 г.), без раздумий превращается в 1970 году из партийного инкогнито в зам. министра иностранных дел, а позже-посла СССР в Югославии. Причина-член ЦК КПСС. В "Дипломатическом словаре" о нём-пара традиционно стыдливых строк; составители словаря знают:



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«ПРИВЕТСТВИЕ ГУБЕРНАТОРА СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ Уважаемые дамы и господа! Рад сердечно приветствовать всех, кто проявил интерес к нашей древней, героической Смоленской земле, кто намерен реализовать здесь свои способности, идеи, предложения. Смоленщина – западные ворота Великой России. Биография Смоленщины – яркая страница истории нашего народа, написанная огнем и кровью защитников Отечества, дерзновенным духом, светлым умом и умелыми руками смолян. Здесь из века в век бьет живительный исток силы и...»

«РУССКИЙ СБОРНИК исследования по истории России Редакторы-составители О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти XII Издательский дом РЕГНУМ Москва УДК 947 (08) ББК 63.3(2) Р Ответственный составитель тома К. В. Шевченко Р89 Русский Сборник: исследования по истории Росcии \ ред.-сост. О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти.Том XII. М.: Издательский дом «Регнум», 2012. 504 с. ISBN 978-5-905040-04УДК 947 (08) ББК 63.3(2) ISBN...»

«А.М. Решетов РУССКИЕ В АВСТРАЛИИ: НЕСКОЛЬКО ПРИМЕРОВ ЭФФЕКТА ПРИСУТСТВИЯ Ученые, занимающиеся историей эмиграции, неизменно стремятся установить более или менее точную дату начала этого процесса. В случае с Австралией, кажется, повезло. В научной литературе встречается точная дата появления первого российского поддданного на территории пятого континента. Джон Потоцкий в составе группы каторжников прибыл из Англии в Хобарт (Тасмания) 18 февраля 1804 г. [Говор 1996: 3–7]. Таким образом, от начала...»

«Белорусский государственный университет в год своего 90-летия достигнутое За Последнее десЯтилетие История БГУ неразрывно связана с историей нашего государства. Развитие главного вуза страны всегда являлось мощным обществообразующим фактором. В свою очередь, страна на каждом новом этапе развития придавала новый импульс университету, укрепляя его. За 90-летний период в БГУ созданы все необходимые условия для подготовки высококвалифицированных специалистов, интеллектуалов, творческих личностей....»

«От знахарей до роботов-хирургов 250 основных вех в истории медицины – Clifford A. Pickover The Medical BOOK From Witch Doctors to Robot Surgeons, От знахарей до роботов-хирургов 250 Milestones in the History of Medicine 250 основных вех в истории медицины Перевод с английского Ю. Ю. Поповой Москва БИНОМ. Лаборатория знаний Не от начала всё открыли боги смертным, но постепенно, ища, УДК 61 люди находят лучшее. ББК 5 Ксенофан Колофонский, 500 г. до н. э. П32 Публикуется с разрешения STERLING...»

«Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ» 1’2007 СЕРИЯ «История науки, образования и техники» СО ЖАНИЕ ДЕР ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ Редакционная коллегия: О. Г. Вендик Золотинкина Л. И. Начало радиометеорологии в России Партала М. А. Зарождение радиоразведки в русском флоте Ю. Е. Лавренко в русско-японскую войну 1904-1905 гг. В. И. Анисимов, А. А. Бузников, Лавренко Ю. Е. Коротковолновое радиолюбительство в истории радиотехники Л. И. Золотинкина, Любомиров А. М. Индукционная плавка оксидов В. В. Косарев, В. П. Котенко,...»

«Том Боуэр Ричард Брэнсон. Фальшивое величие Серия «Темная сторона успеха» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10915773 Том Боуэр. Ричард Брэнсон. Фальшивое величие: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-79311-2 Аннотация Ричард Брэнсон. Один из самых известных, богатых и удачливых людей Великобритании. Предприниматель без страха и упрека. Создатель бизнес-империи под брендом Virgin Group. Этот образ растиражирован всеми СМИ мира. Но сколько в нем правды?...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК37(476)(091)”1829/1850” (043.3) Игнатовец Людмила Михайловна Белорусский учебный округ: создание и деятельность (1829–1850 гг.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в Белорусском государственном университете Научный руководитель: Теплова Валентина Анатольевна, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры истории Беларуси нового...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2010. Вып. II:3 (36). С. 7–20 ОТНОШЕНИЕ МОСКОВСКОГО МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА (ЛЕВШИНА) К КАТОЛИЧЕСТВУ И К КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ А. С. ГЛАЗЕВА В статье рассматривается личность видного церковного деятеля конца XVIII — начала XIX в., сподвижника императрицы Екатерины II и императора Павла I митрополита Платона и его отношение к экспансионистской политике папского престола в России Митрополит Платон (Левшин) является ярким представителем...»

«СИМВОЛ ЭПОХИ: ЛЮДИ, КНИГИ, СОБЫТИЯ ХРАНИТЕЛИ ВРЕМЕНИ: АРХИВ, МУЗЕЙ, БИБЛИОТЕКА УДК 94(027.1:929)(470)Крым Лапченко Е.В.*, Лапченко В.Ю.** Е.В. Лапченко В.Ю. Лапченко «.Чтобы ничто, могущее увеличить духовное богатство человечества, не погибало» К 100-летию Карадагской научной станции им. Т.И. Вяземского _ *Лапченко Елена Витальевна, младший научный сотрудник Карадагского природного заповедника (Феодосия, Республика Крым) E-mail: lapchenko@pochta.ru **Лапченко Валентина Юрьевна, заведующая...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 51. Август 2015 г. К о м м у н и ка ц ио н н ы й м е н е д жм е н т и с т р а т е г и ч е с ка я к о м м у н и ка ц ия в г о с у да р с т ве нн о м у пр а вл е н ии Базаркина Д.Ю. Квазирелигиозный терроризм и борьба с ним в Европейском союзе в 2001–2013 гг.: коммуникационный аспект Базаркина Дарья Юрьевна — кандидат исторических наук, философский факультет, МГУ имени М.В. Ломоносова; доцент, Московский государственный гуманитарный...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Предмет истории. Первобытная эпоха человечества. Древние цивилизации на территории России. Цивилизация Древней Руси (IX-XII вв.) Русские земли в период феодальной раздробленности. Русь и Орда: проблема взаимовлияния. Россия и средневековые государства Европы и Азии. Образование российского централизованного государства(XIV-XV вв.). Российское государство в XVI-XVII вв. Сословно-представительная монархия. Предпосылки и...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 30 января по 11 февраля 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Социология Экономика....»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права e-mail: ilyinazina@yandex.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании...»

«Смолянинова Нина Николаевна СОЗДАНИЕ И РАЗВИТИЕ СЕТИ БИБЛИОТЕЧНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ В ЦЕНТРАЛЬНО-ЧЕРНОЗЕМНОМ РЕГИОНЕ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск – 201 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Курский государственный университет». Научный руководитель доктор исторических наук Филимонова Мария Александровна. Официальные оппоненты: Блохин Валерий Федорович – доктор исторических наук,...»

«ГУК «Тульская областная универсальная научная библиотека» ГУК ТО «Объединение «Историко-краеведческий и художественный музей» ГАУ ТО «Государственный архив» 50-летию Календаря посвящается Тульский край ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ ТУЛА · АКВАРИУС · 201 ББК Т82 Тульский край. Памятные даты. 2015 / ГУК «Тульская областная универсальная научная библиотека», ГУК ТО «Объединение «Историко-краеведческий и художественный музей», ГАУ ТО «Государственный архив» ; сост. М. В. Шуманская ; отв. ред. Т. В. Тихоненкова ;...»

«Доктор военных наук, профессор полковник А.А. Корабельников КАВКАЗСКАЯ УГРОЗА: история, современность и перспектива А. А. Корабельников История отношений с Чечней весьма богата событиями и фактами, однако, настолько насыщена мифами, извращена в угоду одной из сторон, что стала достаточно далекой от действительности. Чечня не является исключением: большинства народов из постсоветских республик стараются истолковать историю в свою пользу, завуалировать...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ XXI ВЕКА: ПРЕДЕЛЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ МОСКВА 201 Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ГЛОБАЛЬНЫЕ РИСКИ XXI ВЕКА: ПРЕДЕЛЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ Доклады Института Европы № 2 Москва УДК 327:323. ББК 66.09 Г Редакционный совет: Н.П. Шмелёв (председатель), Ю.А. Борко, Ал.А. Громыко, В.В. Журкин, М.Г. Носов, В.П. Фёдоров Под редакцией Н.П....»

«История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Санкт-Петербург 1703-2003 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБОЗРЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ НАУК 2002/03 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58:92 С18 Редакционная коллегия:...»

«МГИМО – Университет: Традиции и современность 1944 – ББК 74.85 М 40 Под общей редакцией члена-корреспондента РАН А.В. Торкунова Редакционная коллегия А.А. Ахтамзян, А.В. Мальгин, А.В. Торкунов, И.Г. Тюлин, А.Л. Чечевишников (составитель) МГИМО – Университет: Традиции и современность. 1944 – 2004 / Под общ. ред. А.В. Торкунова. – М.: ОАО «Московские учебники и Картолитография», 2004. – 336 с.; ил. ISBN 5-7853-0439-2 Юбилейное издание посвящено прошлому и настоящему Московского государственного...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.