WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

«Дипломат без штанов (Возмутительные записки обнаглевшего циника) ххх Вместо предисловия Предлагаемая вниманию читателя книга не имеет прямого отношения к какому-либо, отдельно взятому ...»

-- [ Страница 6 ] --

скромность украшает героя. А герои действительно все как на подбор, интригующе скромные: Рыжов Н.С (р. в 1907 г.) в пятьдесят лет ни с того, ни с сего становится сразу послом СССР в Турции, затем в Италии и в заключение-зам. министра иностранных дел СССР и членом коллегии министерства. Кем был раньше-приблизительно догадываются в архивном отделе МИД СССР, если не считать сведений о том что товарищ Рыжов был членом Комиссии президиума Совета министров СССР по внешнеэкономическим вопросам-факт, который просто так не объедешь.

Членам ЦК КПСС на дипломатическом ковре всегда невероятно везло, хотя, уверен, многие из них втуне считали, что на нем они споткнулись: вот Рыков В.Н. (р. в 1918 г.) глубоким пенсионером счастливо закончил трудовые будни сперва послом в Алжире, затем в таинственной и сказочной Индии. Кто есть кто в этом случае, в прискорбно короткой легенде "Дипсловаря", как водится, ни слова, только отмечено, что товарищ Рыков-член ЦК КПСС, а по этому поводу, как сказал бы незабвенный дипломат, сын турецкого подданного, Остап Бендер, стучать лысиной по паркету бесполезно. Кандидат в члены ЦК КПСС Смирнов А.И (р. в 1912 г.) в 1973 году взял и стал без всяких видимых причин послом СССР в Монголии и занимал эту должность вплоть до 1983 года. Хотя из посла уже давно жёлтый песок сыпался, молодым мидовцам свою должность товарищ Смирнов не уступал до самой отставки.

Советский поэт был прав: гвозди делать бы из таких людей...

Читатель уже понял: для устройства успешной карьеры дипломата в МИД нужно было приходить со стороны, не отягощая себя такой ерундой, как дипломатические знания и опыт работы в сфере внешнеполитических отношений-сразу выскочишь на должность посла, а то и выше. Титов Ф.Е.

(р. в 1910 г.) последовал этому совету, пришёл в высотное здание на Смоленской площади в 1965 году из сверкающего ниоткуда и в назидание серым мидовским мышкам сразу стал послом в Венгрии, членом колегии МИД СССР и министром иностранных дел РСФСР. Талант? Может быть, но без мощного партийного блата этот талант и шага бы не шагнул к высотам дипломатического Олимпа. Есть и абсолютно невероятные по оскорбительной (и подозрительной) краткости справки о тех, кто вершил нашу родную, незабвенную советскую дипломатию: Шевлягин Д.П.

(1913-69 гг.). В 1968-69 гг. был послом СССР в Алжире. Чрезвычайным и полномочным, разумеется. И всё. И больше о нём ни слова! Случайный прохожий (проходимец) в дипломатии? Не заслужил, чтобы о нём говорили? Или потерялись в пыльных архивах невероятно красочные данные о невероятно ярком после? Сгорели, утонули, похищены врагами народа? Что за человек, чем был известен (и был ли?), откуда пришёл и куда удалился-можно гадать на картах, а можно-на кофейной гуще, кому что нравится, вряд ли что-то прояснится. Столь же обильна и полна доступная простым смертным информация о другом необыкновенном после: Шикин И.В. (1906-73 гг.), занимал должность посла СССР в Албании в 1960-61 годах, тем и славен на просторах родины. Зачем, почему ездил в Албанию-молчок. Не лучше обстоят дела и с товарищем Щетининым С.М. (1910-75 гг.). В 1968 году смотался в МНР на пять лет и ушёл после этого в отставку, как рыба в тину. Полный инкогнито. Ты устал от этих безликих повторов, дорогой читатель? Что делать, из песни слова не выкинешь...

Подлинные движущие силы показательного полёта ярких партийных метеоров в ранге послов по серому советскому небосводу когда-нибудь станут достоянием гласности, если любопытство российской общественности к аномальным явлениям к тому времени окончательно не будет похоронено очередной перестройкой. Среди фамилий скороспелых послов-сплошь и рядом мелькают тёмные лошадки, неизвестно как залетевшие на дипломатический паркет: Пономаренко П.К. (1902-84 гг.), в 1955 году неожиданно для широкой публики, до этого момента ничего о нём не знавшей, стал послом в Польше, затем в Индии и Непале, а в 1955 г.-в Нидерландах. Закончил заслуженную и многотрудную карьеру дипломата в должности постоянного представителя СССР при Международном агенстве по атомной энергии (Вена). По некоторым параметрам лучше может оказаться только членство в "Единой России" и по совместительству- должность дежурного референта нашего посольства в Вашингтоне...

Надо отметить, что при общей философской безграмотности и равнодушии подавляющего большинства дипломатов к философской дисциплине и вообще к науке, были среди них и дипломированные философы, полные доктора философских наук. К удивлению несведущих, занятиям философией они почему-то предпочитали гнетущую мидовскую рутину, не имевшую даже косвенного отношения к проблемам теории познания, вопросам онтологии и изысканиям в области свободы воли.

Доктор философских наук Силин М.А. (1904-80 гг.) заведывал Отделом кадров НКИД и МИД, работал директором ВДШ, был членом коллегии министерства, послом в Чехословакии и Судане. Написал убийственно глубокую, пухлую философскую туфту под названием "Критика буржуазной идеологии и победа марксизма-ленинизма в Чехословакии".

Где она теперь, эта эпохальна работа дальнозоркого учёного, последователя Аристотеля и Платона?

Другой философ с размахом, Юдин П.Ф. (1968 гг.), посол в КНР, автор ряда уникальных работ по истории философии, историческому материализму, научному коммунизму и прочая и прочая. Академик АН СССР. Зачем академику и такому удивительно проницательному философу надо было лезть в дипломатию, отбивать хлеб у карьерных, тщедушных мидовцев, рассказать мог бы только сам товарищ Юдин. Но академик молчит.

Философствования марксистского пошиба пользовались среди части дипломатов популярностью, особенно у представителей старого поколения. Симонов П.Ф (1883-1934 гг.), "активный участник революционного движения в России", стал генконсулом в Австралии.

Желая претворить во что-бы то ни стало глубокие знания марксизма-ленинизма в практику, вопреки международным правилам и нормам, начал по революционной привычке общение с местной "демократической оппозицией" (читай-подрывными элементами). За что и был справедливо приговорён австралийскими властями к году каторжных работ. Закончил свою бурную деятельность дипломат, "автор ряда эссе по вопросам международного рабочего движения" на хозяйственной работе. От великого до смешного-один шаг? А это кому как! Вот Кузнецов В.В. (р. в 1901 году). Поскольку он проходит по шкале "советского государственного и общественного деятеля", о нём в "Дипсловаре" сказано с нежной любовью и намного подробнее, чем о других партийных, но ссыльных, неуправляемых неудачниках (цитирую только часть дифирамбов): в 1940-43 гг.-зам. председателя Госплана СССР и одновременно зам. члена ГКО по вопросам металлургии, в 1943-44 гг.

председатель ЦК профсоюза рабочих чёрной металлургии, в 1944-53гг.-председатель ВЦСПС. Дальше обычная "неожиданность": в 1953-55 гг.-зам. министра иностранных дел СССР, одновременно посол СССР В КНР, в 1955-77гг.-первый зам. министра иностранных дел.

Кандидат технических наук и член всех высших партийных ареопагов.

Смотришь на биографию такого универсала и думаешь: как легко сменить проблемы чёрной металлургии на дипломатические! Оказывается, для понимания последних никакой подготовки, особых знаний и умения не нужно, был бы хороший партийный тыл и крепкий партийный лоб! Вчера ты повар, цирковой клоун, металлург, милиционер, сварщик, прыгун с шестом, прихлебатель крупного партийного босса, растратчик, кулуарный обкомовский интриган и скромный партийный холуй-сегодня уже посол, дипломат, знаток внешней политики и всех тайн переговорных процессов на государственном уровне! На кой лях тебе иностранные языки, страноведение, знание истории, протокола и правил дипломатической переписки, если партия захотела сделать из тебя дипломата любой ценой! МИД СССР был инфицирован под самую завязку такими вот талантами из крутой партийной гущи, мечтавшими только об одном:

серьёзно ничем не заниматься на ненавистном дипломатическом паркете и вернуть себе как можно скорее партийные привилегии, по сравнению с которыми дипломатическая деятельность казалась им вынужденным, досадным перерывом в многообещающей партийной карьере.

По собственному опыту хорошо знаю: в дипломатическую среду эти озлобленные советские выжиги вносили атмосферу коммунистического чванства, надменности и хамскогог отношения к подчинённым-мидовцам, которых они ненавидели за профессиональные знания и третировали как собственных слуг. Им постоянно нужны были дипломатические костыли.

Редкий посол, слитый в МИД ушлыми партийными сотоварищами-интриганами, мог хотя бы секунду обходиться без посольского переводчика и дипломатов-специалистов по самым разным вопросам. Что такое в профессиональном плане посол, не владеющий языком страны пребывания, а, следовательно, не знающий её истории и насущных проблем, рассказывать долго не надо. Эта каста надменных, партийных князей демонстративно презирала рядовых дипломатов, и особенног нас, переводчиков, пользуясь любым предлогом, чтобы унизить (одна мелкая сошка из обслуги Верховного Совета СССР, летевшая в самолёте с нашей делегацией из Берлина с "Недели Балтийского моря" в Москву злобно твердила, что "народные депутаты переводчиков иначе как "говном" не величают"). В случае каких-либо проколов, происходивших по вине высокопоставленных партийных бонз на переговорах или в беседах с иностранцами, виноватых "стрелочников" искали среди переводчиков. Если пахло жареным, любимой фразой безъязыких партийцев была знаменитая сентенция: "Я так не говорил!

Виноват переводчик, меня не так поняли!". Политические лидеры Западной Европы глубоко презирали сиволапых советских партийных чиновников, обрядившихся в дипломатические мундиры. От них за версту несло безграмотностью, которую не заменяла, а только оттеняла заносчивая партийная нахрапистость.

Встречались, правда, среди послов-философов более или менее отрадные исключения, но они лишь подчёркивали общее безнадёжное мидовское правило. Червоненко С.В. (р. в 1915 году), партийный выдвиженец, занимавший крупные посты в государстве и в партии, учёный, отслуживший в армии, работал в должности посла в КНР, в ЧССР и Франции и по совместительству в Малагасийской Республике. Был членом ЦК КПСС, депутатом Верховного совета СССР, кандидатом философских наук. Биография во многом выдающаяся хотя бы тем, что Червоненко, как истинный патриот России, не закосил от армии. Искренне жаль только, что философия кандидата наук была насквозь фальшивой, точнее-компилятивным перепевом избитых марксистских догм. Время создаёт своих героев, оно же их и раздевает для придирчивого, последнего, самого беспристрастного суда.

Известный народный комиссар по иностранным делам РСФСР товарищ Чичерин Г.В. (1872-1936 гг.), если верить биографическим справкам, написал массу научных работ по истории международных отношений и культуры. Сподвижник Ленина якобы отличался широким кругозором (за что, очевидно, и отсидел приличный срок в тюрьме Великобритании). Может быть работы Чичерена в чём-то и хороши, но кто из современников читает их и заглянет ли в них за научной иноформацией будущий любопытный историк? Сомневаюсь. Мне не раз приходилось сталкиваться в жизни с примерами того, как "родная партия" раздувала пустышку до размеров огромного слона, а она всё никак не хотела лопаться. Достаточно вспомнить хотя бы неземную, космическую шумиху, поднятую в пятидесятые годы советской пропагандой вокруг примитивных работ Сталина по вопросам языкознания...

Чем были чреваты метастазы династического, партийного и "национального" блата, пронизывавшие мидовскую стрктуру сверху донизу? Ответ лежит на поверхности: партийные блатные, не имевшие специального дипломтического образования и языковой подготовки, не умели и не хотели качественно работать. Они хотели только занимать почётные, прибыльные во всех отношениях должности. Мало того: в работу дипломата они вносили партийную рутину, реакционные установки партноменклатуры вчерашнего дня, всячески тормозили, омертвляли живую мысль и инициативу снизу, практиковали подозрительность и недоверие к специалистам-профессионалам. Пошлая партийная осторожность, боязнь "проколоться" и вызвать гнев центра приводили к параличу мысли и действия.

Партийные ставленники в МИД и посольствах создавали микроклимат подавленности, рабской безынициативности, отбивали охоту кадровых дипломатов к эксперименту и нетривиальному, оригинальному взгляду на вещи. Всё должно было оцениваться с точки хрения химер марксизма-ленинизма, всякая нестандартная инициатива подлежала осуждению и наказанию (N.B.-все гениальные творцы передовой российской науки, включая атомную и космическую, представители новейшего искусства и художественной критики, учёные, художники, поэты и крупные философы отсидели сроки за колючей проволокой в советских лагерях за свою оригинальность и бунт совести).

Блат, заменивший в СССР нормальную, здоровую конкуренцию интеллекта и воли, нёс в себе семена самоотрицания, саморазрушения и суицидного самоуничтожения, тормозил общественный прогресс.

Блатные не могли потребовать от подчиненных им производительных сил полной творческой отдачи, свободного волеизъявления, поскольку сами паразитировали на регрессе и насаждали идейную реакцию. В сущности весь общественно-политический контекст, весь фон советской жизни представлял собой пир во время чумы продажной, блатной, полууголовной сволочи. Не осудив за это публично КПСС ("шпану", по выражению Яковлева А.Н.), мы создали питательную среду для распространения усыпляющих мифов о лучезарном советском прошлом, с которыми до сих пор не могут распроститься жалкие, оболваненные пенсионеры и часть современной, одураченной молодёжи, не пробовавшей советской похлёбки и хозяйской плётки.

Советских дипломатов, как всех, приучили ходить строем, думать коллективными штампами обыденного сознания, действовать только с разрешения тупого партийного начальника, вечно отстававшего от жизни и текущих событий. Общая стратегия советской дипломатии имела поэтому оборонительный характер вынужденного реагирования, сплошь и рядом не оличалась инициативным поиском альтернатив международного масштаба, убого, из года в год, толкла в идеологической ступе скудоумные оценки и дурацкие установки выжившего из ума Политбюро ЦК КПСС. Импульс творчеста был заменён конформистским соглашательством, личная свобода-удушающей партийной дисциплиной, ничего общего не имевшей с подлинным, осознанным и ответственным отношением к порученному делу. Партийные начётчики, занимавшие высшие должности в Министерстве и за границей, надолго угробили, развратили и в сущности уничтожили чувство долга и самоуважения рядового дипломата, который перестал ощущать себя профессиональным политиком-международником, превратившись в заурядного, забитого чиновника.

Свою лепту в уничтожение гражданского самосознания российского дипломата внесли проституированные марксистско-ленинская псевдонаука международных отношений и казённая советская философия, две трети века вбивавшие в затурканные совковые мозги идею примата общественного перед личным, долга по-советски перед требованиями совести по-человечески, паписткую по форме и сущности мысль о непогрешимости всего, что изрекалось с кафедры Политбюро ЦК КПСС. Тотальный, кондовый блат, поддерживавший и питавший идейную и криминальную круговую поруку на всех уровнях парализованного, униформированного общества, привёл в конце концов одеревяневшее советское государство (и его сервильную дипломатию) к постыдной, жалкой агонии и клинической смерти. Можно спорить с теми, кто считает, что человек сам творец всех своих несчастий, но всем нам следовало хотя бы слегка устыдиться содеянного...

Итак, как видим, высокий государственный пост в советской дипломатии не означал автоматически творческой, интеллектуальной и гражданской адекватности партийного назначенца. Заняв ключевые посты советников-посланников и послов, блатные полностью блокировали продвижение вверх способных, инициативных кадров.Тяга к успеху, нормальная заинтересованность в естественном росте, в элементарном саморазвитии и профессиональном самоутверждении были полностью подавлены, перекрыты пониманием бесперспективности неблатных, сугубо личных усилий одиночки без пресловутой "волосатой руки".

Читатель вправе спросить: да что же это такое, неужели не было ничего светлого, неужели только блат и семейственность двигали вверх приблудных овец дипломатии? Приходится подтвердить: в большинстве случаев так и было (исключение, пожалуй, составляют упорные единицы, положившие живот на создание карьеры во что бы то ни стало, но и они не могли обойтись без того, чтобы благосклонный и могущественный начальник не двигал своего протеже, который, в свою очередь, знал и понимал, как ублажить могущественного шефа). Интересная деталь:

весьма значительное число тех, кто залетал в МИД по партийной линии (по личной оплошности или по расчёту), но не пользовался мощным, всеобъемлющим блатом партийной стаи, вынужденно начинал восхождение к мидовским вершинам со стартовой должности советника (выше я отмечал: иному кадровому дипломату, чтобы добраться до этой должности "руководителя высшего звена", требовалась иногда почти целая жизнь). Блатной средней руки получал эту должность сразу. Нечего говорить, что такая антиэтичная, аморальная система действовала разлагающе на трудовую дисциплину и поведение неблатного мидовца, не способного конкурировать с силой и мощью партийных назначений.

Чтобы не создавать сплошь чёрной картины прошлого, нужно признать и другой, светлый, обнадёживающий факт: мир советской жизни не был населён только ушлыми пройдохами со связями. В частности, в МИД работали умные, честные, скромные люди, профессионалы по призванию, любившие и отлично знавшие своё дело, которое они, в отличе от блатных, не сводили к доходному ремеслу и бюрократическому фейерверку. На их преданности, размеренности и спокойствии держалась основная, неизбежно рутинная, ежедневная работа дипломата низшего звена, требовавшая внимательности и полной отдачи сил.

Особо следует сказать слова искренней, сыновней благодарности о тех мидовцах, которые в страшные годы войны ушли не фронт и отдали свои жизни за будущее страны. Хочется верить, что память о них будет сохранена благодарными потомками в веках. Имена павших на полях сражений выбиты золотыми буквами на мраморной доске мидовского вестибюля перед спуском в раздевалку (сюда в День победы руководство МИД приносит свежие цветы, хорошо бы эта традиция не прерывалась никогда).

Что следует и можно прояснить ещё, чтобы закончить эту тягостную, неприятную во всех отношениях главу об ушедшем прошлом? Пусть читатель заодно простит нам и литературную дубовость стиля, трудночитаемую фактологию изложения, но без фактов многое из того, о чём идёт речь, показлось бы предвзятой, злонамеренной выдумкой.

Факты упрямая вещь, без них доказательства пусты. Клановая спаянность и круговая порука на всех уровнях советской бюрократической пирамиды приводили к загниванию советского строя, к разрушению логики государственного строительства, в том числе и к уничтожению содержания и специфики дипломатической деятельности. Получалось, что любой тупой, высокопоставленный бюрократ, проворовавшийся или проваливший порученное дело в партии, промышленности или сельском хозяйстве, автоматически сливался в дипломатию. Причём сразу попадал не на низшие должности, а получал высшую дипломатическую должность посла, в крайнем случае-советника. Негласный аргумент в защиту явного безобразия был прост: несмотря на ошибки, совершённые на предыдущей работе, товарищ обладает опытом и масштабом государственного деятеля. Всё остальное, в том числе собственно дипломатическое мышление и дипломатическая школа, считались несущественными моментами. Возникали вопросы: если среди карьерных дипломатов не нашлось человека с государственным мышлением, то что это за дипломаты? Кому такие нужны? А если бюрократическому ставленнику, не знающему иностранных языков, не имеющему ни малейшего представления о специфике дипломатии и дипломатической школе всё это не нужно, то зачем тогда огород городить с дорогостоящим дипломатическим образованием? Разумеется, ожидать от советской власти ответа на эти вопросы было неестественно. Это как раз тот случай, когда больной сам себя сознательно заразил неизлечимой, смертельной болезнью, желая выжить любой ценой. Аd notam, claris verbis- то есть, к сведению: в ясных выражениях, недвусмысленно, на эти тёмные вопросы не дала вразумительного ответа пока также и новая, демократическая власть, продолжающая старую, порочную практику партийных назначений на высшие дипломатические посты (читайте прессу и смотрите телевидение!). Мы продолжаем жить ex more sovеticus-согласно советскому обычаю?

Подведём некоторые итоги. Эксперты будущего, которые займутся основательным научным анализом сущности, целей и методологии советской дипломатии, не смогут пройти мимо очевидного факта:

дипломатическая активность СССР была отмечена всеми признаками исторической обречённости как и старческий общественный строй, который она выражала и защищала. И если даже судить чисто формально, дело не только и не столько в безыдейности, безынициативности и политической близорукости кадрового состава советского дипломатического корпуса, плотно инфицированного блатными приживалками режима. В обойме Министерства иностранных дел было достаточно интеллигентов (увы, аполитичных!), были среди них и заметные интеллектуалы. Но это не меняло существа дела. Вся беда вот в чём: не было среди них настоящих аристократов духа, способных своим жизненным примером придать умирающей идеологии живительный импульс, изменить вектор агрессивных усилий советской партноменклатуры на завоевание всё новых сфер вляиния через идею мировой революции. Пагубность этой идеи-основная причина экономического, политического и военного истощения и краха СССР.

Идеологически и морально голый советский дипломат, не имевший за молчаливой, рабской душой конформиста ничего кроме ложных стереотипов марксистской догмы, помогал своей внешнеполитической активностью (или бездеятельностью) раздевать догола и без того окончательно раздетого, обездоленного, бесправного и униженного строителя коммунизма в одной отдельно взятой стране. Чего же удивляться, что секрет полишинеля наконец стал достоянием гласности и все увидели, что мы, граждане богатейшей страны мира, живём за чертой позорной бедности? Когда думаешь о том, что хвалёный советский народ ("новая историческая общность людей") плебейски теснился в одной связке духовного и экономического закабаления, перед глазами невольно встаёт незабываемая картина Ильи Репина "Бурлаки на Волге"...

И самое последнее замечание. У читателя не должно складываться впечатление, что только одна советская школа дипломатии была поражена неизлечимой болезнью карьеризма и партийного назначенчества. Западная дипломатия в этом смысле не представляет собой исключения, хотя это явление носит там несколько иной характер.

Свыше 13% оперативного состава дипломатического ведомства США-это политические назначенцы. Как отмечает Зорин В.А. (см. "Основы дипломатической службы", стр. 141), при смене американской администрации происходит смена руководящих кадров дипломатического ведомства. Новый Государственный секретарь и его заместители приводят с собой до 100 руководящих политических работников победившей на выборах партии и по рекомендации вновь избранных конгрессменов назначают до 250 "непрофессиональных дипломатов" (sic!). В любом случае можно, однако, считать, что в дипломатическую службу приходят новые люди с новыми мыслями и соображениями, имеет место обновление дипломатического аппарата. В СССР ничего подобного не происходило годами и десятилетиями, а новые партийные назначенцы ничем не отличались от старых, исповедывавших всё те же затхлые, заскорузлые, кондовые партийные догмы КПСС.

На Западе работа дипломата является престижным, элитным видом общественной активности и желающих пойти по дипломатическому ведомству предостаточно. Карьерные соображения для дипломата там считаются такими же важными и узаконенными, как и в любой другой сфере. Карьеризм, карьерные расчёты, возможность быстро продвинуться по службе вверх, используя "счастливый случай", иногда настолько кружат голову мелким, амбициозным политикам, что они, не задумываясь, готовы поставить на карту интересы всего человечества.

Чтобы не быть голословным, процитирую документальную выдержку из "Истории дипломатии" (том V, книга первая, изд.

"Политическая литература", Москва, 1974 г.) под редакцией таких мэтров дипломатического мира, как Громыко А.А., которая живописует нравы, царившые (и царящие) в американской дипломатии: " Один из активных проповедников "дипломатии силы", Джордж Кеннан, занимавший в 1945-1947 гг. пост советника посольства США в Москве, написал и направил в государственный департамент три обширные докладные записки: "Международное положение России накануне окончания войны с Германией" (май 1945 г.), "Меморандум от 22 февраля 1946 года", "Соединённые Штаты и Россия" (зима 1946 г.), в которых выдвигал доктрину "сдерживания коммунизма". В меморандуме от 22 февраля 1946 г. Кеннан призывал усилить попаганду того, что Советский Союз стремится будто бы "разрушить внутреннию гармонию (!) нашего общества, уничтожить наш традиционный образ жизни", уничтожить Соединённые Штаты". Спустя 12 лет Кеннан фактически признал, что при составлении этих записок он руководствовался карьеристскими соображениями, действуя в духе политики правящих кругов США.

"Никогда не думал,-заявил Кеннан,-что советское правительство хотело всеобщей мировой войны когда-либо, начиная с 1945 года, или что оно по каким-то политическим мотивам было склонно начать такую войну".

Лицемерный отказ о того, что Кеннан сказал раньше, хорошо вписывается в правила грязной политической игры, которую, не облизавшись от аморализма и лжи, практиковала и практикует западная дипломатия.

Красноречивое поведение американского дипломата-карьериста, обуянного желанием стать заметным любой ценой, не требует особых пояснений. Наши и зарубежные карьеристы мало чем отличаются друг от друга, все они одним миром мазаны. Каждый, кто не согласен с резкостью и категоричностью этой оценки, должен будет с фактами в руках доказать обратное...

–  –  –

Физики, биологи, космологи, специалисты по проблемам окружающей среды уверяют, что вода-это жизнь. Справедливо, научно, точно. Именно так. Без воды планета умрёт. Даже вечное дерьмо (пардон!) засохнет и выветрится. Дерьмо легче воды и поэтому всегда плавает на поверхности. Оно никогда не тонет. И оно всегда в ранге победителя. Побеждает в жизни тот, кто хрюкает громче, пронзительнее, угрожающе. Роет носом глубже, раздвигает локти шире; не жалея и не задумываясь, приспосабливается к отравленной атмосфере дипломатическими (или иными) средствами. Вижу, слышу: праведники возмущённо поднимают голос: "Человек не таков! Что вы валите на него как на мёртвого?!".

Я вежливо отступаю: вполне возможно, мир не без славных людей.

Они являются единственной драгоценностью падшего земного рая и всячески заслуживают наших симпатий. Пожалеем, однако, и наших узколобых властелинов с "волосатой рукой": жизнь для них-борьба без передыха. Это вечные трудяги, флагманы раскалённых жизненных пустынь, жадно ищущие живую воду спасения. При любых обстоятельствах они-воплощение романтического поиска и горячечной деятельности до полного изнеможения.

Так усторена жизнь. В этом что-то есть. Да, они всегда на поверхности и никогда не тонут. Даже если круто меняются политические режимы. Это мрачноватое заключение распространяется не только на плоских прагматиков, занятых реализацией материальной выгоды, одержимых стремлением к власти и богатству. Как видим, оно справедливо, увы, и для профессиональной дипломатической среды, претендующей олицетворять своей персоной высшие, идеальные устремления человечества. По собственному опыту знаю: феномен стадности, стремление держаться на поверхности любой ценой, блестяще проанализированный в знаменитой книге "Восстание масс" испанца Хосе Ортеги-и Гассета (1883-1955 гг.) не минул советское дипломатическое сообщество, что впрочем не удивительно. Высокий образовательный ценз и сравнительно привилегированное положение дипломата в советском общесте не спасало его от влияния советской уравниловки, охватившей все горизонты общественного быта.

" Нам ещё предстоит убедиться,-писал Ортега-и-Гассет,-что плебейство и гнёт массы даже в кругах традиционно элитарных-характерный признак нашего времени. Так, интеллектуальная жизнь, казалось бы, взыскательная к мысли, становится триумфальной дорогой псевдоинтеллигентов, немыслящих, немыслимых и ни в каком виде неприемлемых". Советская дипломатия, населённая безголовыми, трусливыми соглашателями с диктаторским советским режимом, успешно шевствовала такой триумфальной дорогой псевдоинтеллигентов в смертельный тупик и вела за собой такое же массовизованное, незрячее и немыслящее советское общество.

Никуда не уйти от неприятной, неблагозвучной констатации:

Министерство иностранных дел при советах было аполитичной, антиинтеллектуальной помойкой, на которой процветали приниженные лизоблюды, стадо блатных, безликих в моральном и политическом отношении бюрократов. Могут спросить: ну и что? О чём шум, где было иначе? Тогда так жили и выживали все! Радуйтесь, что эти времена канули в вечность! Так-то оно так, только порой циников изводят подозрения, ибо кажется: МИД современной Росии ничем не лучше. Та же закрытая, тихая, затхлая заводь безликих теней, тот же отстойник, те же аполитичные приспособленцы, мечтающие о лёгкой и быстрой карьере, небольшой наживе, дальних странах, мизерных привилегиях. Я наблюдаю за молодыми дипломатами. Им наплевать на то, что делается в стране. Друг-шахтёр зло бросил мне в споре: "Если бы всё обстояло иначе, дипломаты поголовно были бы членами Национально-державной партии!. Не идут туда, голубчики: за это можно стать невыездным! Да и придирчиво разбираться в том, что значит для русского человека нормальный, здоровый национализм, с чем его едят, не хочется,-пусть в этом копаются заинтересованные, взъерошенные журналисты или, на худой конец, прокуратура! Знаю я вашу масть, дипломаты хреновы!".

Начиная от атташе и кончая послами к девяти часам утра на работу на Смоленскую площадь спешат нейтральные, политически бесполые, настойчивые рабы удачи. Дипломаты. Тюти гороховые (на жаргоне современных политологов-"офисный планктон"). Немые, бесцветные слуги тех, кто определяет внешнюю политику России из Кремля по случаю, по личным меркам, по собственным, властным представлениям об окружающей вселенной. Значительная часть из них-без глаз, ушей, а некоторые даже без головы. Исправному подчинённому голова ни к чему.

Был бы орган улавливания воли начальства. Но, кажется, уже и само начальство испытывает неудобство от такой ситуации...

О самом министре, многотрудном, старательном путешественнике с седьмого этажа высотки, помолчу. Возможно он действительно мудрый и добрый человек и по праву является членом Совета Безопасности при президенте. Чего его критиковать зря? Пусть скажут что-то о нём, если решатся, сами дипломаты новой волны, новой эры, новой формации, новой России, которую мы...

Громко и откровенно рассуждать о дипломатах и дипломатии при советах была нельзя. Неприлично. Непатриотично. А в таком возмутительном стиле, как это делаем мы сейчас, ещё и опасно.

Очернительство! Цензура смельчаков прятала надолго в психушку, гноила за решёткой. Сейчас любая деревнская бабушка скажет вам, что советская власть-это власть преступного дерьма, изобретшего голодомор, цензуру, ГУЛАГ и "железный занавес".

Формально-юридически цензура теперь упразднена. Ушла в недалёкое, приснопамятное прошлое. Сгинула аки привидение на рассвете. Упал железный занавес. Свобода, братцы, свобода! Она очистила авгиевы конюшни прошлого, открыла двери в будущее. Живи и радуйся, россиянин! Но я снова слышу реплику упрямого циника, не желающего видеть отрадных перемен: в сегодняшней России на поверхности общественной жизни плавает некое дерьмо, укравшее громадные народные деньги. Да, к сожалению, плавает! Оно-то и осуществляет новую цензуру доллара и рубля. Какая вам тут свобода?! Перекреститесь!

Гляньте повнимательнее, вместе с дерьмом на незамутнённой поверхности реки времени спокойно плавает и кастрированная, беззубая, послушная русская дипломатия. Она служит этому дерьму, кормится с его руки, она с ним согласна во всём, защищает его интересы. Святой союз, антанта единомышленников. Разве не так? Кто-то, естественно, не согласен, а кто-то вообще требует второй "Великой Октябрьской революции". Давайте разбираться в простых вещах, если хотим понять сложные!

В виде исключения признаем: устами циника иногда глаголет истина. Неизвестно, что хуже-гулаговская цензура или рублёвая (она же-Рублёвского шоссе). Одно стоит другого. По-прежнему говорить и думать, что угодно, можно абсолютно безопасно только на кухнях.

Выступать с поучениями обществу, пьянеющему на закрытых тусовках от экстравагантного секса, марихуаны и потери мозгов, не рекомендуется.

Вас могут не понять. Можно даже заработать по ораторской шее. А главное-кричи, не кричи, тебя никто не услышит! Достучаться до рядового, прозябающего в неведении и невежестве россиянина из "среднего класса"-невозможно, если нет денег. У кого деньги, теперь уже всем счтало окончательно ясно. За деньги денежное дерьмо утилизирует любое, даже абсолютно неденежное дерьмо. Дерьмо тут же превращают в золото, золото- в дерьмо для дальнейшего употребления по схеме прогрессивного возрастания и регенерации. Круговорот нетонущего вещества в природе. Слышу: вот он, цинизм! Как только не стыдно говорить такие вещи...

Азиатский, феодальный капитализм, расцветший в России на преступлении, воровстве, попрании закона, голодных смертях безумных пенсионеров в орденах (и без оных), покрыл Москву радужной, пенной рекламой. Сплошная кока-кола Садового кольца, этого московского свинктера жирных. Рекламное предложение превышает спрос: дамские лифчики, средство от запоров, диковатая Турция, недвижимость, таблетки для простаты, виллы на побережье Чёрного (от грязи) моря.

Реклама скрывает дерьмо нового бомонда и его паханов. До чего проста ты, проблема простаты!

В этом дерьме шпиль высотки на Смоленской площади продолжает как прежде царапать облака, регулярно наползающие на столицу из заморенной глубинки со стороны Воробьёвых гор. Шпиль что-то симовлизирует и даже, возможно, кого-то завораживает. Он-символ отточенной дипломатической мысли. Следует признать: современная русская дипломатия (впрочем, как и всякая иная) никогда не умрёт, потому, что она на поверхности, потому, что известное вещество, увы, не тонет, а дипломатия плавает рядом с ним.

Опять грубость и нелитературное арго? Но чего мы хотим? Не надо прятать голову в песок! Союз дерьма и воды есть жизнь. Настоящая, непридуманная парадигма. Если так, тогда о чём сожалеть? За что извиняться? Против чего протестовать? Действуйте, граждане, действуйте. Хрюкайте и ройте землю. Земля растёт в цене поминутно не только в пределах Садового кольца. Шире локти, аборигены! Спешите приобщиться к новой, национальной, очищенной от старых наслоений дипломатии успеха и процветания. Она прорастает всюду пышным цветом. Любите и защищайте её. К чёрту угрызения совести. И не надо критиканства. От него все устали. От критиканства вся зараза. Ведь переползаем же мы изо дня в день и ничего! Сохраняем живот и главу, так сказать, на плаву. Дышим. Национальные проекты вдохновляют теперь и циников. Это признаёт даже ЦРУ. Да и чёрта ли в Родине, если она такая?

Отлежится. Не первый раз. А без дипломатии и дипломатов ей не обойтись, ой, не обойтись!

Больной, скажите вы. Да при чём тут дипломатия?! А Родина при чём? Приплёл козу к баяну! Каламбур сумбура и сумбур дешёвого оригинала. И будете почти правы. Почти. Нечего костить дипломатов и дипломатию! Они ни в чём не виноваты. Они-святые и вечные новомученники.

Как Мюнхаузен всю жизнь вытаскиваю себя в реальность из роящегося, фатаморганного стресса за волосы. Волос почти не осталось.

За что себя вытаскивать? Не за что. А привычка осталась. Надо продолжать жить. И вытаскивать. Но как противно! Зачем?! Когда совсем плохо, мрачно думаю о смерти. Похоронил уже многих. Близких и дальних. Каждая смерть убивала часть души. Невосстановимо. Теперь в груди постоянный холод. Ровный морозец. Иней. С таким писхологическим багажём быть дипломатом невозможно, только циником и возмутителем спокойствия.

По-прежнему оборачиваюсь вслед красивым женщинам. Меня же они обходят. Хитрят. Заигрывают? Может быть. Но опытного старика не обманут. А я, между прочим, не пью. Спиртные напитки больше не пьянят.

Просто тупею ещё больше. Не курю. Утром просыпаюсь и не хочу открывать глаза. О мире знаю теперь всё. И ничего. Пока я молчу, меня считают порядочным человеком. Теперь вот высказался-жди приглашений на бал...

От дипломатии и дипломатических обещаний, сделанных в самой решительной форме, все устали. От них хочется отдохнуть и отвлечься, но гложут мрачные мысли и тревожат сложные чувства. Что впереди?

Выползем из тупика или умрём по дороге от бессилия и неверия? Смерть неприятна, страшна, потому что непонятна. Она злобно карает всё живое.

Какая безжалостная насмешка! Живой организм после смерти-омерзителен, не имеет никакого смысла и назначения.

Отчуждение от всего. Неизвестность на вечные времена. Пахнет, сказал бы циник с высшим образованием, но я этого не скажу. Мёртвый (мёртвый ли?), материальный мир смерть не затрагивает. Она только изменяет его форму, не касаясь содержания. Наши древние руины (если там недавно по зверской нужде не высаживалось человеческое тело) благоухают вечностью. Упёртые дегустаторы и нюхачи утверждают: пахнет даже мёртвый комар. Ну, это их дело. Помпеи и Геркуланум не пахнут. Они молчат. И чего-то ждут. Мир полон прекрасных запахов и звуков. И всё же:

кому можно было бы завидывать в этом мире? Только одному единственному человеку: тому, кто изобретёт элексир бессмертия души.

И ещё тому, кто при этом не захочет бессмертия и упразднит идиотскую рекламу на спортивном телеканале. Всероссийский протест против нашей (и зарубежной) ублюдочной рекламы на телевидении возрождает в душе надежду: Россия жива и хочет, будет жить! Чего ждём и на что надеемся мы?

Мао дзе Дун называл себя одиноким монахом, идущим под зонтиком в лучах полуденного солнца. Одиночество по-китайски: в гуще одного миллиарда, четырёхсот миллионов говорливых, расторопных соплеменников. Для русского на миру и смерть красна. Но это, впрочем, какой русский попадётся, да и мир у нас обнищал и устал принимать лишних со стороны. Немецкий писатель Ганс Фаллада предвидел наступление нашей эпохи, когда писал свою повесть о том, что каждый умирает в одиночку. Так чего же это я так разошёлся? Осерчал от духовного одиночества и занесло? Всё не так уж и плохо! А раз так, вернёмся к главной теме.

Советская дипломатия творилась стадными трусами и отшлифованными, откалиброванными конформистами. Усатый Сталин напугал до смерти не одно поколение русских людей. Этот страх сидит у нас в костях и жилах. Мы ещё долго будем выходить из обморока сталинских чисток и лагерей. А может быть не выйдем из этого щекотливого состояния никогда. Римляне твердили: пусть рухнет мир, но принципы должны торжествовать. Римская империя рухнула (и не только она одна), но принципы по-прежнему не трожествуют. Ещё рано?

Возможно. А что торжествует?

Бывший член ЦК КПСС, не отличавшийся особым интеллектуальным блеском, посол Воронцов Ю.М. (сужу по чтению в генеральном секретариате МИД СССР его пустых, суконных, обтекаемых телеграмм из Парижа), как и все бывшие послы советской эпохи, избегавший нелицеприятных оценок советской внешней политики и дипломатии (царство ему небесное!), не стесняясь, сообщил недавно по телевидению о трусости своего отца, бывшего военно-морского атташе в предвоенном Берлине. Капитан первого ранга, получивший неопровержимые свидетельства намерений Гитлера с минуты на минуту начать превентивную войну против СССР, по словам его сына, лишился дара речи, будучи вызванным в Кремль на беседу со Сталиным. Мрачный диктатор произвёл на бравого военного такое впечатление, что атташе хватил временный паралич. Он не мог произнести ни единого слова.

Ступор. Речь застряла у него в пересохшем горле. Сталин, презрительно, сумрачно наблюдавший эту картину, предложил капитану первого ранга стакан воды, после чего военный пришёл в чувство и стал рассказывать генсеку о своих тревожных берлинских впечатлениях.

Нет слов, сталинская эпоха безжалостно перемалывала и не таких храбрецов. Удивительно только, что по прошествии стольких лет, у старого дипломата Воронцова-сына не хватило ума и такта проявлениям трусости советских внешнеполитических работников дать более или менее выверенную, морально-этическую оценку. Простим усопшего. Он говорил об этом слегка извиняющимся тоном, с расплывчатой усмешечкой, как о неизбежном, непреодолимом факте жизни, как бы забывая, что честь и верность высоким идеалам выше самой жизни. Да, струсил уважаемый папаша, да наложил в штаны перед диктатором, кто ж вёл себя тогда иначе? Ничего не поделаешь! Кто не был в этой шкуре, не имеет права осуждать слабаков в погонах и в партикулярном штатском.

Но сегодня-то можно (и, наконец, нужно!) открыто сказать, что трусость государственного человека не чета трусости обывателя?! Лучше бы уж молчал потомственный дипломат...

Русские люди, входившие в обойму ответственных государственных чиновников СССР мелко трусили перед жестоким грузином, проще говоря, спасали свою шкуру. Результат известен: миллионы загубленных жизней наших солдат в первые моменты войны и такие же миллионы потерь в процессе освобождения России от нашествия фашизма. Об ужасах и потерях мирного населения великий Сталин не задумывался, его подопечным тоже было не до этого. От страха за собственную жизнь у каждого, отдельно взятого чиновника, пересыхало в горле. Срабатывал кишечник. И мы не стыдимся говорить сегодня об этом как об обычном деле, видимо считая, что такая откровенность чего-то стоит, что она может что-то объяснить и извинить. Опомнитесь, господа! Где ваши честь и самокритика?! Советская дипломатия всегда была лишена истинных моральных критериев, не чужды были ей обычное человеческое слабоумие и гражданская трусость. Но это же её не извиняет, никак не исправляет и уж конечно не оправдывает! Вот об этом скажите хоть слово правды, уважаемые!

Бывшая аполитичная, соглашательская советская дипломатическая элита, ныне бессильно умирающая на задворках истории, этого очевидного парадокса не чувствует. Ей не дано понять подобное по определению. У неё не было и нет своих Горчаковых. Не говоря уже о Грибоедовых. Она ещё пытается что-то мямлить новому времени в назидание. Жалкое зрелище! _Неслыханная скромность! Характерная деталь: Гитлер был тираном не слабее Сталина, но его министр иностранных дел Иоахим Риббентроп, убеждённый нацист и активный фашист, сообщая в Берлине измученному, снедаемому подозрениями русскому послу о вторжении немецких войск в пределы СССР, не побоялся сказать ему, что не согласен с началом войны против русских.

Сказал нацистский министр об этом срывающимся шёпотом: у дипломата тоже пересохло в горле. Немца можно понять. Дипломатам вечно нечем промочить свое горло. Вот вопрос: кто и как будет судить этих праведников на небесах? И кто из них праведник, а кто всего лишь дипломат?

Работа в течение нескольких лет в генеральном секретариате Министерства дала мне возможность заглянуть в тайны дипломатической переписки и текущей информационной работы советской дипломатии.

Позднее, будучи на должности пресс-атташе нашего посольства в Вене, я имел редкое счастье расширить свой опыт по этой линии, хотя, с точки зрения полноты и достоверности моих открытий, к тому моменту в этом не было особой нужды. Уже тогда мне всё было ясно и понятно без венского эпизода, но, как говорится, хорошего никогда не бывает слишком много.

Наоборот.

Не собираюсь раскрывать какие-то секреты министерства, в котором я трудолюбиво, услужливо и трусливо протирал штаны почти тридцать лет.

В этом нет необходимости, такие секреты просто не существуют. Прошло уже много быстротечного времени, всё кардинально поменялось в этом безумном, продажном мире, но я по-прежнему твёрдо уверен: уважение и преданность своей стране могут быть проданы на сторону только подлецами. Нет, никакие новации информационной работы (были, кстати, и такие) меня не очаровали, не впечатлили, не заставили восхищённо ахнуть. С точки зрения организации и технологии информационного процесса, советский, а потом и российский МИД работал так, как работают все министерства иностранных дел за рубежом. Конфигурация движения иноформационных потоков в таких структурах не является тайной. Факт общеизвестный. Не является тайной и сама структура МИД. Это общепринятый, отлаженный, удобный и практичный международный механизм, своеобразный апробированный организационный штамп, которому подражают внешнеполитические ведомства всех стран.

Советское Министерство иностранных дел и наши посольства за рубежом отличались от остальных быть может только традиционно отсталой техникой передачи и обрабоки оперативной информации. Я застал наступление эры информационных технологий на Западе и видел, с каким трудом, с каким скрипом внедрялись даже самые простейшие инновации в нашу дипломатическую работу. Такова наша национальная черта. Русские традиционно медленно запрягают. Не раз бывало так, что когда запрягли, ехать куда-то уже не было смысла. А русская печка ещё не остыла, да и стриженный под горшок народный герой Емеля у нас всегда был в почёте...

Погружение в недра информационных тайн МИДа вызвало у меня шок. Не скажу, что это было озарившее меня откровение со знаком плюс, отнюдь. О том, как работает советская система в целом, у меня было к тому моменту ясное, сложившееся, скажу прямо, не радостное представление, благо почти всю жизнь я натужно строил коммунизм в одной отдельно взятой стране вместе с такими же как сам инфантильными, безответственными недотёпами. Поразило совсем другое: низкое качество, коэффициент полезного действия дипломатической работы, и, пожалуй, её общее информационно-идеологическое направление.

Будучи студентом элитарного МГИМО, я не раз проходил мимо здания Министерства на Садовом кольце. Сталинская высотка впечатляла моё хилое воображение недавнего армейского сержанта, приехавшего в столицу из патриархальной, провинциальной Винницы.

Высотка казалась мне блестящим воплощением, символом другого, высшего, горнего мира. Все двадцать два этажа МИД смотрели на меня своими тяжёлыми окнами-глазами загадочно и строго. Сверлили насквозь. Шпиль не позволял себе шелохнуться даже на сантиметр.

Скала! Дипломаты, с трудом открывавшие и закрывавшие двухтонную входную дверь Министерства, были для меня людьми высшего сорта, политическими чародеями, искусными и дальновидными, способными распознать и нейтрализовать любые происки дипломатических врагов великого Советского Союза.

Внутренне я таял от восторга: какое счастье там работать! Попаду ли? Попал, то ли потому, что моя жена была машинисткой-стенографисткой министерства, то ли ещё за какие-то грехи (вроде неплохо выученного немецкого языка). Всё это вместе взятое-глубокая тайна моего странного личного дела с угрожающим грифом "секретно", в которое имел право заглядывать только близорукий, непреклонный и сухой язвенник-кадровик. Как бы там ни было, свершилось: через несколько лет я стал степенно и регулярно вздыматься в тогда ещё скоростных, неразболтанных лифтах на этажи заоблачной высотки, стоять в буфете в очереди за мороженной, синюшной, неощипанной курицей вместе с седовласыми дипломатами, бывшими членами ЦК и коллегии Министерства, гениями дипломатии и будущими предателями, скрывающими до поры до времени своё вражеское, чёрное нутро, сиятельными послами, оредноносцами, рогоносцами и многожёнцами, многозначительными и завистливыми советниками, вечными референтами, дипкурьерами спортивного вида и заморенными уборщицами, регулярно проводившими с помощью специальной, громко журчащей машины влажную уборку мраморного вестибюля на первом этаже храма дипломатии. Так я млел несколько лет.

Пока не сомлел окончательно. А случилось это вот как. Пустячок, но важный.

Накопленный опыт "напряжённой и плодотворной" работы в недрах советской дипломатической инстанции привёл меня к выводу, что гнилой застой в мозгах, характерный для советской принудительной системы в целом, проник и в дипломатию, во все её поры. До самого крестца. И дальше вглубь. В самую печёнку. И вширь тоже. Вплоть до селезёнки.

Несмотря на свой вздорный характер хаотичного сангвинника и самомнение провинциального упрямца, я вскоре понял, что основой дипломатической работы советского МИД является трусливая ложь, выдаваемая за правду. Всё было как в детском садике во время войны, в котором изворотливые, неряшливые няньки с пустыми, отвислыми грудями, давали нам, сопливыми дистрофикам, спитой чай под видом свежего какао, якобы привезённого с необитаемого тихоокеанского острова.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

Похожие работы:

«Михаил Юрьев ТРЕТЬЯ ИМПЕРИЯ Россия, которая должна быть Михаил Юрьев Мир бесконечно далек от справедливости. Его нынешнее устройство перестало устраивать всех. Иран хочет стереть Израиль с лица земли. Америка обещает сделать то же самое в отношении Ирана. Россия, побаиваясь Ирана, не любит Америку еще больше. Мусульмане жгут пригороды Парижа. Все страны ужесточают иммиграционное законодательство. Японцы, считая себя высшей азиатской расой,...»

«ДОКЛАДЫ ПЕРЕСЛАВЛЬ-ЗАЛЕССКОГО НАУЧНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬНОГО ОБЩЕСТВА ВЫПУСК 6 Переславская ямская дорога Александрова гора «Воровские» письма Москва 2004 ББК 63.3(2Рос-4Яр)4 Д 63 Издание подготовлено ПКИ — Переславской Краеведческой Инициативой. Редактор А. Ю. Фоменко. Д 63 Доклады Переславль-Залесского Научно-Просветительного Общества. — М.: MelanarЁ, 2004. — Т. 6. — 30 с. Хотите послужить Родине? Напишите аннотацию для этой книги, и мы все скажем вам спасибо. ББК 63.3(2Рос-4Яр)4 c Михаил Иванович...»

«В честь 200-летия Лазаревского училища Олимпиада МГИМО МИД России для школьников по профилю «гуманитарные и социальные науки» 2015-2016 учебного года ЗАДАНИЯ ОТБОРОЧНОГО ЭТАПА Дорогие друзья! Для тех, кто пытлив и любознателен, целеустремлён и настойчив в учёбе, кто интересуется историей и политикой, социальными, правовыми и экономическими проблемами современного общества, развитием международных отношений, региональных и глобальных процессов, кто углублённо изучает всемирную и отечественную...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История Содержание Предмет историии. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Предпосылки создания Древнерусского государства. Теории происхождения государства: норманнская теория. Первые русские князья: внутренняя и внешняя...»

«Таисия Сергеевна Паниотова Культурная история Запада в контексте модернизации (XIX начало XXI в.) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11822691 Культурная история Запада в контексте модернизации (XIX – начало XXI в.). Монография: Директ-Медиа; Москва-Берлин; 2014 ISBN 978-5-4475-1654-3 Аннотация Известный английский историк Р. Конквест назвал XX в. потерянным веком. Можно ли согласится с такой характеристикой? И где начало тех сложных проблем, которые приходится решать людям XXI в., в...»

«193232, Санкт-Петербург Тел. 585-34-95 Факс 585-36Крыленко, д.33, корп.2 e-mail school343@spb.edu.ru http://school343.narod.ru Публичный доклад 2012 года Об итогах развития гимназии №343 Невского района Санкт-Петербурга в 2011/2012 учебном году Структура публичного доклада 1. Общая характеристика гимназии образовательная и воспитательная политика внедрение ФГОС результаты внешней экспертизы условия обеспечения образовательного и воспитательного процесса доступность образования 2....»

«Содержание Введение............................................ 5 1. Общие сведения о ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».......... 7 1.1. Историческая справка о вузе....................... 7 1.2. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности........................................ 8 1.3. Концепция стратегического развития ФГБОУ...»

«АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ № 2 (32) 2015. с. 36-53.23.Селиванов Е.И. Палеогеографические особенности пустыни Деште-Лут // Проблемы освоения пустынь. 1983. №3. С.10-18.24.Сообщение агенства Сигьхуа 20.05.2006.25.Спасский Г.К. Нынешний Тегеран и его окрестности // Изв. РГО. 1866. Т.2. №5. Географические известия. С. 146-151.26.Сулиди-Кондратьев Е.Д., Козлов В.В. Микроплиты южного обрамления Средиземномрского пояса. В кн.: Тектоника молодых платформ. М.: Наука. 1984....»

«НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 263 Н. Ю. Сухова, м. бог., к. и. н., (ПСТГУ) РУССКИЕ БОГОСЛОВСКИЕ ШКОЛЫ ЗА РУБЕЖОМ: СОХРАНЕНИЕ ТРАДИЦИИ И ПОИСК НОВОГО (19201940-е гг.) Доклад посвящен истории возникновения в эмиграции богословских учебных заведений. На основании своего исследования автору удалось установить, что в своей изгнаннической деятельности русские богословы старались реализовать в области духовного образования то, что намечалось провести в России и чему помешала война и...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 2(16)/20 УДК 3 Комлева Н.А. Украинский кризис как элемент «тактики анаконды» _ Комлева Наталья Александровна, доктор политических наук, профессор, профессор кафедры теории и истории политической науки Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина E-mail: komleva1@yandex.ru В статье анализируются национальные интересы основных государств – акторов Украинского кризиса, а также некоторые технологии осуществления так называемого «второго Майдана». Утверждается, что...»

«Аналитическая записка по итогам реализации социально-значимого проекта Создание сети межрегиональных центров для содействия развитию научных и образовательных учреждений и распространение опыта успешных регионов (июль 2014 – июль 2015) Сегодня в Российской Федерации крайне остро стоят проблемы развития научной и образовательной базы, необходимой для комплексного перевооружения и модернизации отечественной промышленности, разработки и внедрения передовых технологий. Корни существующих проблем...»

«РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н. И. ПИРОГОВА НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА Бюллетень новых поступлений Выпуск второй Москва 2015 Содержание: ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА ЭКОНОМИКА ЛОГИКА ПЕДАГОГИКА ФИЛОСОФИЯ АНАТОМИЯ ФАРМАКОЛОГИЯ ИММУНОЛОГИЯ ПАТОЛОГИЯ ГИГИЕНА ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ КАРДИОЛОГИЯ ПРОПЕДЕВТИКА ВНУТРЕННИХ БОЛЕЗНЕЙ РЕВМАТИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ УХОД ЗА БОЛЬНЫМИ ПЕДИАТРИЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ ТОМОГРАФИЯ ЛУЧЕВАЯ ДИАГНОСТИКА ТЕРАПИЯ РЕНТГЕНОЛОГИЯ ОБЩАЯ ХИРУРГИЯ ТОПОГРАФИЧЕСКАЯ...»

«РУССКИЙ СБОРНИК исследования по истории России Редакторы-составители О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти XII Издательский дом РЕГНУМ Москва УДК 947 (08) ББК 63.3(2) Р Ответственный составитель тома К. В. Шевченко Р89 Русский Сборник: исследования по истории Росcии \ ред.-сост. О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти.Том XII. М.: Издательский дом «Регнум», 2012. 504 с. ISBN 978-5-905040-04УДК 947 (08) ББК 63.3(2) ISBN...»

«Annotation Это идеальная книга-тренинг! Квинтэссенция всех интеллектуальных тренингов по развитию ума и памяти. Авторы собрали все лучшие игровые методики по прокачиванию мозга. В книге также собрано свыше 333 познавательных, остроумных и практичных задач, которые вы сможете решить самостоятельно. Нурали Латыпов, Анатолий Вассерман, Дмитрий Гаврилов, Сергей Ёлкин Мечтать – не вредно, а играть – полезно Об IQ и развивающих играх...»

«Годовой отчет ОАО ЧМЗ по итогам 2013 года СОДЕРЖАНИЕ. ОАО ЧМЗ: ключевые цифры и факты.. Обращение председателя Совета директоров ОАО ЧМЗ. 5 Обращение генерального директора ОАО ЧМЗ.. 6 1. Сведения об Обществе.1.1. Общая информация об ОАО ЧМЗ.. 7 1.2. Историческая справка.. 9 1.3. Миссия, ценности Общества.. 10 1.4. Положение Общества в атомной отрасли.. 11 2. Стратегия развития Общества. 2.1. Бизнес-модель Общества.. 12 2.2. Стратегические цели, цели и задачи на средне и долгосрочную...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Калмыцкий институт гуманитарных исследований Российской академии наук Д. Н. Музраева ТИБЕТО-МОНГОЛЬСКАЯ ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА ХУП-ХУШ вв. (Переводные письменные памятники на монгольском и ойратском языках) Элиста ББК 86.35 М 895 Утверждено к печати Ученым советом Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН Рецензенты: Цеденова С. Н. — канд. филол. наук, зав. кафедрой калмыцкой литературы и фольклористики Калмыцкого...»

«  Министерство образования и науки Российской Федерации Российский гуманитарный научный фонд Российское общество интеллектуальной истории Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова» Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» УНИВЕРСИТЕТСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ПОЛИЭТНИЧНЫХ РЕГИОНАХ ПОВОЛЖЬЯ: К 50-ЛЕТИЮ ЧУВАШСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМЕНИ И.Н. УЛЬЯНОВА (VI...»

«Леонард Млодинов Евклидово окно. История геометрии от параллельных прямых до гиперпространства Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6714017 Евклидово окно. История геометрии от параллельных прямых до гиперпространства.: Livebook; Москва; 2014 ISBN 978-5-904584-60-3 Аннотация Мы привыкли воспринимать как должное два важнейших природных умений человека – воображение и абстрактное мышление, а зря: «Евклидово окно» рассказывает нам, как происходила эволюция...»

«Елена Чхаидзе Политика и исследование русско-грузинских литературных связей в Грузии: с советского периода по постсоветский История исследования русско-грузинских литературных связей в Грузии пережила яркий расцвет в середине XX века и полную невостребованность в начале XXI в. В поле моих научных интересов, которые касаются изучения русско-грузинских литературных взаимоотношений постсоветского периода, попала некогда известная кафедра «Истории русской литературы» Тбилисского государственного...»

«АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ССР ИСТОРИЯ АЗЕРБАЙДЖАНА ПО ДОКУМЕНТАМ И ПУБЛИКАЦИЯМ Под редакцией академика З. М. Буниятова Баку — Элм — 1990 Тртиб едни Н. М. Влиханова Составитель Н. М. Велиханова Бурахылышын редактору. А. Новрузова Редактор выпуска 3. А. Новрузова История Азербаиджана по документам и публикациям. — Баку:Элм, 1990. 384 с. ISBN 5—8066—0269— Сборник подготовлен на основе публикаций журнала «Известия Академии наук Азербайджанской ССР (серия истории, философии и права)» за...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.