WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 33 |

«Составители: М.Н. ГУБОГЛО, Н.А. ДУБОВА Рецензенты: доктор исторических наук И.В. ВЛАСОВА, доктор исторических наук Л.Б. ЗАСЕДАТЕЛЕВА Феномен идентичности в современном гуманитарном ...»

-- [ Страница 26 ] --

О целях и задачах своей деятельности говорится и в выступлениях представителей других этнических объединений России. Так, например, активисты российского немецкого движения мечтают «о единстве в отстаивании интересов российского немецкого народа, организационном и политическом»5. Одну из важных целей российской немецкой общины ее лидеры видят также «в необходимости формирования элиты немецких меньшинств в странах СНГ и в поддержке этого процесса». Причем об этом размышляют не только сами российские немцы, но и их сородичи на исторической родине – в Германии6.

Представители еврейского сообщества, также неоднократно и в разных формах озвучивающие свои цели в этнической прессе, выделяют свои акценты. Например, Федерация еврейских общин в России (ФЕОР) считает одной из основных своих целей на ближайшие годы «сделать общину более традиционно ориентированной и одновременно привлекательной для российских евреев всех возрастных категорий, увеличить численность ее активных членов минимум в два раза. Для этого – сбалансировать возрастной состав общины … уделить первоочередное внимание религиозно-образовательным программам в работе общин и ФЕОР в целом»7. Кроме того, у еврейского сообщества намечен и еще ряд целей, например, «это продвижение среди евреев, российской интеллигенции и других слоев населения исторических духовных ценностей Земли Обетованной и еврейского народа… Содействие лицам с еврейскими корнями… в самоидентификации и установлении связей с исторической родиной, пробуждение интереса у евреев – граждан РФ к жизни государства Израиль и еврейского народа; взаимодействие со всеми еврейскими объединениями и организациями РФ; оперативное информирование общественности в случаях проявления антисемитизма»8.

Эти мотивы и задачу своей общины поддерживают и другие еврейские идеологи, в частности главный редактор московской газеты «Еврейские новости». Он видит одну из задач еврейского сообщества и ее печатного органа в том, чтобы, «во-первых, доносить голос еврейской общины до людей, влияющих на власть, а во-вторых, – информировать еврейскую интеллигенцию». При этом, говорит он в интервью газете «Менора», «мы не стремимся к максимальным тиражам. Газета рассчитана прежде всего на актив еврейской общины»9.

Основной целью создания Форума армянских организаций Москвы (ФАОМ) является, по словам их организаторов «формирование общего для них информационного пространства, создание единой площадки, которая не только сплотит диаспору и защитит права московских армян, но и усилит их влияние на жизнь российского общества, а также расширит возможности при решении общенациональных вопросов»10.

Идеологи чувашской диаспоры, как и все другие, также тревожатся за сохранение этничности у расселенной вне республики «половины» чувашского этноса, о ее этнокультурном выживании. Это, по их словам, «обостряет этносоциальный комплекс национальной интеллигенции». Поэтому, например, в перечень задач Чувашской Национально-культурной автономии Москвы включены намерения поддержания этнической идентичности ее членов, в том числе: «пропаганда и развитие чувашской национальной культуры, традиций и укрепление национального достоинства; поддержание и развитие языка, культуры, обрядов; мобилизация наших духовных сил и исторической памяти для сохранения национального самосознания»11.

Однако, кроме этнокультурных стратегий, чувашские активисты считают необходимым включить в перечень задач и «формирование и укрепление на новом месте своих этнических структур» – это организация некоммерческого клуба чувашских предпринимателей, организация чувашского офицерского клуба, создание бюро по трудоустройству чувашской молодежи в Москве и т.д. В задачи вновь созданных этнических структур входит обмен опытом, земляческая поддержка, взаимовыручка, поддержка чувашской молодежи при поступлении в московские вузы и в продвижении по службе, организационное укрепление наших рядов, решение финансовых вопросов…12 Заметим, к слову, что все эти задачи ставятся и выполняются во многих этнических сообществах и воспринимаются как само собой разумеющееся. Поэтому публично они озвучиваются редко.

Чувашские объединения в России, ретранслирующие ценности национальной культуры за пределы республики, кроме того, могут стать, как говорят их идеологи, «инструментом культурной и иной политики Чувашии… Диаспора, осознающая себя полноправной частью этноса, может предъявить претензии на полноправное участие не только в культурной, но и в общественно-политической и государственной жизни “материнской республики”»13.

Таким образом, активизация общественно-политической деятельности современных диаспорных элит – довольно заметное явление в построссийской реальности. Идеологи этнических сообществ с гордостью отмечают «нарастающее влияние нашей диаспоры в России» и прогнозируют, что участие «в общественно-политической жизни России неизбежно будет нарастать».

Но еще одна серьезная цель этнических политиков и идеологов – помощь своей исторической родине. Идея необходимой помощи, регулярно озвучиваемая этнической прессой (азербайджанские, украинские, грузинские и другие газеты), также консолидирует этническое сообщество. В разных формах членам этнических групп внушают: «Каждый из нас должен помнить о своей этнической родине, откуда вышел он или его предки. Он всегда должен помогать ей разными способами, в том числе и финансами». И члены диаспор помогают строить на своей родине школы, культурные заведения, поддерживают учеников и учителей, других своих земляков, пересылают и привозят туда деньги, заработанные в России (А.К. 2008. № 10, и др.).

Для поддержания этнической идентичности и консолидации членов диаспоры в прессе конструируется ее современный виртуальный образ, важными характеристиками которого являются: общие ностальгические воспоминания о своей этнической родине, подчеркивание традиционного коллективизма и групповой солидарности земляков, внутридиаспорной взаимопомощи, приверженности общим этнонациональным ценностям. Как правило, в этнической прессе звучат идеи: «Нас в России много (изредка – мало). Наши соотечественники живут в этой стране во многих регионах».

В отдельных случаях в публикациях присутствует гордость, например: «Мы (чуваши) – одна из самых многочисленных наций в России. И в Москве, и в России мы заявили о себе в полный голос…»14. Порой в газетах также специально подчеркивается, что лидеры наших диаспор и общин заботятся о своих членах, организуют различные структуры, помогающие им укореняться или приспосабливаться к местной жизни.

Все озвученные газетами виды деятельности многочисленных этнических объединений России, как и неупомянутые здесь, действительно направлены на сохранение своей этничности, на поддержание этнического самосознания, языка, на взаимопомощь и этническую солидарность, на отстаивание интересов своей общины и, кроме того, – на отстаивание интересов своей бывшей страны (или региона). Мы фиксируем особую нацеленность элит на свою диаспорную молодежь, возможно – будущих этнических активистов.

Очевидно, что подобная деятельность диаспорных сообществ, как и информация о ней в прессе, во многом ограниченная этническими рамками, безусловно, способствует внутренней консолидации их членов под эгидой своих лидеров.

Основная тематика публикаций о традиционных этнокультурных ценностях, которые также в разной степени пропагандируются на страницах данных изданий, касается «нашей» этнической материальной культуры (кухня, одежда, изредка – традиционное жилище, родная природа), этнических обычаев, традиций, этнической музыки, языка, а в некоторых случаях даже алфавита (например, в татарской, чувашской, в талышской газетах), этнических мифов, легенд и литературы… Психологические характеристики народа встречаются редко.

Разными способами и довольно активно актуализируется в этнической прессе этнонациональная память членов диаспор, что тоже способствует формированию этнической идентичности. Это происходит, например, с помощью очень эмоционального описания многих исторических событий, рассказывающих о бедах или о триумфах, о героях или предателях, о гордости и об унижениях своего народа во время известных и полузабытых уже войн, конфликтов и противостояний с далекими и близкими соседями. Авторами подобных публикаций выступают уважаемые ученые, живущие и в России, и на этнической родине. Как правило, здесь присутствует масса эмоций – гордость, боль, обиды, тревога за свою этническую страну, за свое этническое сообщество, за их будущее. Подобные эмоциональные публикации, напоминая человеку о его сообществе, о его этнической истории, о национальных героях, конечно же, тревожат его этническое сознание.

Озвучивание «наших» этнических обид в прессе – еще одна форма психологического объединения «своих». Количество материалов на эти темы заметно увеличилось в последние годы. В них озвучиваются и бередятся многие обиды этнических групп в адрес принимающего сообщества. Газеты создают и поддерживают комплекс групповой «этнической обиженности».

Обидчики – это, как правило, местные или российские власти, но нередко – и обычные россияне, жители разных национальностей. Обид, оказывается, не так уж и мало: это эпизоды (или мифы) из нашей общей истории (азербайджанцы, татары, карачаевцы, лезгины, чеченцы). Это упреки России в «отсутствии государственной поддержки и финансирования нашим общинам в Москве», в том, что «нам трудно без помощи российского государства сохранять здесь свою этническую идентичность и поддерживать национально-культурное развитие» (азербайджанцы, татары, чуваши в столице). Это недовольство тем, что у диаспорных групп в Москве существуют «проблемы с изучением национального языка» (татары, талыши, азербайджанцы и др.), что в России «мало издают наших книг и не продают их в Москве» (татары)… В некоторых сообщениях звучит тревога о разных формах «контроля за мигрантами»15, говорится о том, что «наши соплеменники испытывают трудности» в общении с другим населением. В прессе озвучивается и беспокойство соседних государств о морально-психологическом фоне для своих соплеменников и в целом – о судьбе своей диаспоры в России (Азербайджан, Грузия, Украина…).

Таким образом, отмечая заметные изменения в деятельности этнической прессы за последние годы, важно подчеркнуть, что формирование идентичности теперь идет в диаспорных организациях не на основе сближения иногрупп с доминирующим сообществом, а нередко, наоборот, – на основе их выделения и этнического «отделения» от прочих россиян. Этнические СМИ современной России, руководимые новыми активными и дальновидными этническими элитами, со многими их достоинствами и недостатками, оставаясь в целом толерантными изданиями, могут быть и серьезным инструментом для формирования групповых этнических идеологий, для этнической организации и мобилизации своих соплеменников. А что касается направленности их деятельности на культуру и жизнь принимающих (или доминирующих) сообществ, на интеграцию своих групп в российский социум, то она остается здесь пока не очень сильным местом.

Газета «Азербайджанский Конгресс» (А.К.). 2007.

Материалы газеты «Азербайджанский Конгресс». 2008–2009.

–  –  –

Московская немецкая газета. 2010.28.01.

Отчетный доклад Правления Федерации еврейских общин России (ФЕОР) IVсъезду ФЕОР // http://www.fear.ru/about Информпространство // http://www. informprostranstvo/.

Менора – Екатеринбург. 2010. 26 апреля // http://www.menora.ur.ru/gazeta/.

–  –  –

усский мир1 Молдавии – пестр и многолик, многокультурен и многоэтР ничен. В него помимо этнических русских, составляющих основу, но не весь Русский мир этой страны, включены украинцы и белорусы, евреи и гагаузы, болгары и чуваши, представители других национальных меньшинств и титульного этноса республики, для которых русский язык – единственный, который они знают и который их объединяет, чьи культурные интересы и запросы в значительной мере ориентированы на Россию и связаны с ней.

Анализируя в представленной статье демографическое воспроизводство русского населения Молдавии, составляющего основу ее Русского мира, мы исходили из важности того положения, что физическое возобновление поколений людей является необходимой предпосылкой этнокультурного воспроизводства, правда, совсем не гарантируя их функционирования как носителей тех или иных этнических качеств.

Как известно, динамика численности и расселение любого народа в рамках тех или иных государств определяются тремя группами факторов:

изменениями в его естественном движении, миграциями и, наконец, этнотрансформационными процессами. Этнические различия в естественном движении, в уровнях рождаемости и смертности и разнонаправленные миграционные перемещения людей многих национальностей существенно меняют социально-этнический состав населения регионов, городов и сел, вносят изменения в соотношение этнических групп, в возможности межэтнических контактов, влияют на динамику национально-смешанных браков, что, естественно, отражается на ходе этнических процессов. Все эти факторы взаимосвязаны и взаимообусловлены и, в свою очередь, испытывают на себе влияние иных структур – политической, экономической, социальной.

Динамика численности и национального состава Молдавии. На протяжении всего послевоенного, более чем 40-летнего периода численность и национальный состав населения советской Молдавии динамично изменялись, что было обусловлено различиями в естественном приросте этнических групп, этнотрансформационными процессами (сменой этнического самосознания у части украинского населения на русское, широким выбором русской национальности в качестве своей детьми от браков русских с представителями других национальностей, населяющих Молдавию), а также интенсивными внешними миграционными перемещениями. Темпы роста численности русских в Молдавии за период 1959–1989 гг. были значительно более высокими, чем населения республики в целом: за тридцатилетний период абсолютная численность населения республики выросла с 2,9 до 4,3 млн человек, т.е. на 50,3%, численность русских за этот же период возросла на 91,8%, с 293 тыс. человек в 1959 г. до 562 тыс. человек в 1989 г., главным образом за счет миграционных и ассимиляционных процессов.

* Статья подготовлена в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России», проект «Преемственность и инновационные стратегии в соционормативной культуре народов в изменяющемся мире».

Этническая дифференциация в темпах прироста численности жителей в Молдавии привела к определенным изменениям этнического состава населения, снижению удельного веса одних и повышению доли других национальностей: если в 1959 г. титульная нация – молдаване – составляла почти две трети (65,4%) абсолютного числа жителей Молдавии, то к 1970 г. их доля уменьшилась до 64,6% и затем, несколько сократившись к 1979 г., вновь стала возрастать, достигнув к 1989 г. уровня 1970 г. – 64,6%. За весь рассматриваемый тридцатилетний период (1959–1989 гг.) доля русских в населении республики неуклонно росла: с 10,2 до 13,0%.

По данным Всесоюзных переписей населения 1959, 1970, 1979 и 1989 гг., удельный вес городского населения в целом по Молдавии вырос с 22 до 47%. Этот рост был характерен для всех национальностей республики, но в разной мере, что зависело от исходного уровня урбанизированности этноса и темпов прироста его городского населения. Русское население Молдавии, как, впрочем, и других бывших союзных республик, отличалось высокой степенью урбанизированности. Удельный вес горожан среди русских в 1959 г. составлял 66,6%, к 1989 г. он существенно возрос и достиг 86,1%, т.е.

абсолютное большинство русских были жителями городов. Доля горожан у титульного этноса республики выросла за рассматриваемый период с 9,6 до 33,5%. Благодаря тому, что большинство русских живет в городах, национальный состав городских поселений очень сильно отличался от сельских:

удельный вес русских в городских поселениях в 1989 г. достигал 23,9%, а доля молдаван составляла 46,3%. В сельской же местности Молдавии русских было сравнительно мало: их доля среди сельчан составляла в 1989 г.

лишь 3,4%, молдаван же было 80,3%.

Значительная часть русского населения Молдавии была сосредоточена в ее столице: в 1959 г. более трети (35,7%) городских русских являлись жителями Кишинева, к 1989 г. этот показатель возрос до 36,1%.

Произошедшие в 1991 г. геополитические изменения и все последовавшие за этим экономические и социально-политические трансформации на постсоветском пространстве привели к существенным изменениям в численности и этническом составе населения постсоветских государств, в том числе и Молдавии. По результатам проведенной в 2004 г. первой в короткой истории независимой Республики Молдова переписи населения число ее постоянных жителей составило 3388 тыс. человек, что на 208 тыс. меньше, чем в 1989 г.

Такое снижение абсолютной численности жителей страны было обусловлено как низким естественным приростом населения, так и, главным образом, его миграционным оттоком. Если до начала 1990-х годов естественный прирост компенсировал миграционные потери населения республики, проявившиеся в последнее перед распадом СССР десятилетие, то начиная с 1992 г.

при одновременном падении рождаемости и повышении смертности отрицательная роль миграции заметно выросла и абсолютная численность населения республики впервые за все послевоенное время начала уменьшаться.

При общем снижении абсолютной численности населения Республики Молдова (без Приднестровской Молдавской Республики) в период 1989– 2004 гг. наблюдалось резкое уменьшение численности одних этнических групп и слабый прирост абсолютного числа других (табл. 1). Так, при расчете по сопоставимым территориям (без учета населения ПМР) наибольшим снижением численности (в 1,7 раза) отличалось русское население: по данным 2004 г., в Республике Молдова проживало лишь немногим более двухсот

–  –  –

тысяч русских. Их численность в 2004 г. составила лишь 57% от численности русского населения Молдавии в 1989 г. (если население в 1989 г. считать только по Правобережным районам без территории Приднестровья). Столь сильное снижение абсолютной численности русских было детерминировано их миграциями за пределы страны, этнотрансформационными процессами, когда часть русских, особенно из национально-смешанных семей, поменяла свою этническую идентичность, а также процессами депопуляции, когда уровень смертности превышал уровень рождаемости, что в наибольшей мере проявилось начиная с 1994 г. Так, например, в 1996 г. естественная убыль русских в Молдавии составила 2582 человека, в 1999 г. – 2062, в 2003 г. – 1903 человека2.

Резкое снижение абсолютной численности русского населения привело к существенному снижению их доли в населении страны с 9,8% в 1989 г. до 5,9% в 2004 г.

Распад Советского Союза и последовавшие за ним политические и социально-экономические трансформации на постсоветском пространстве – экономический кризис, этнические конфликты, потоки беженцев и вынужденных переселенцев, резкий спад производства, катастрофическое падение уровня жизни населения, безработица – особенно резко проявились в городах.

Нарушение эволюционного развития системы расселения, слом привычных тенденций существенным образом изменили сложившиеся к этому моменту закономерности динамики городского и сельского населения. В 1990-е годы в Молдавии произошла смена урбанизационной динамики с положительной на отрицательную. К 2004 г. соотношение городского и сельского населения в РМ было совсем иным, нежели накануне распада СССР. Доля городского населения, которая в советский период в Молдавии неуклонно росла, существенно понизилась – с 47 до 39%, что отчасти было связано с урбанизационной составляющей Приднестровья, которая не учитывалась при переписи населения РМ 2004 г. Такие крупные городские образования, как Тирасполь, Бендеры, Рыбница, не учтенные в составе городского населения Молдавии при проведении переписи населения, значимо повлияли на удельный вес городского населения страны. Кроме этого фактора, в снижении доли горожан в РМ определенную роль сыграли такие явления, как «административная рурализация», перевод городских населенных пунктов в разряд сельских.

Но самое большое влияние на снижение уровня урбанизации оказали миграционные процессы, как внешние, направленные за пределы страны, так и внутренние, представленные возвратными миграциями недавних горожан в сельскую местность, главной причиной которых явилось замороженное состояние рынка труда в городах в начале 1990-х годов, резкое сокращение спроса на рабочую силу в условиях, когда рыночные механизмы еще не заработали, и как следствие – безработица, основным спасением от которой был возврат к земле, к индивидуальному хозяйству, способному прокормить.

Процессы снижения доли городского населения в республике в разной степени затронули ее этнические группы. В наименьшей мере это коснулось молдаван, удельный вес горожан у которых снизился лишь на 1%-й пункт (с 33 до 32%). Не существенно, лишь на 3%-х пункта сократилась доля городского населения у русских (с 86 до 83%).

Неравномерные темпы прироста (убыли) городского населения у разных национальностей Молдавии, обусловленные особенностями миграционного и естественного движения, административными преобразованиями и территориальными «потерями», привели к изменениям этнического состава как городского, так и сельского населения республики (табл. 2).

–  –  –

Если в 1959 г. русские были ведущей национальностью в городском населении Молдавии (30,4%), несколько опережая молдаван, и соотношение этих доминирующих национальностей было приблизительно 1:1, то к 1989 г. доля русских сократилась до 23,9%, а соотношение молдаван и русских составило уже пропорцию 2:1. К 2004 г., времени проведения переписи населения в РМ, в городском населении Молдавии численность молдаван уже в 5 раз превосходила численность русских. При снижении абсолютной численности русских в городах к 2004 г. до 166 395 человек, значительно, в 2,5 раза, снизилась и доля их в городском населении – до 12,7%.

Изменения в этнической структуре сельского населения (1959–1989 гг.) не имели столь яркого проявления, но вместе с тем они были достаточно отчетливы и определенны: последовательно росла доля молдаван и гагаузов, снижалась доля русских и украинцев, удельный вес болгар практически не менялся. В период 1989–2004 гг. направленность этих изменений сохранилась, но значимо усилилась их интенсивность: так, доля русских в селе сократилась за 15 лет в два раза, составив к 2004 г. 1,7%, абсолютная численность русских сельчан снизилась до 34 823 человек.

Происходящие изменения в этническом составе городского и сельского населения Молдавии были обусловлены сравнительно более высоким естественным приростом у сельских молдаван и гагаузов, депопуляционными процессами у русских и украинцев, а также разной интенсивностью миграционного оттока представителей всех этносов Молдавии за пределы республики.

Снижение рождаемости. Трансформации в рождаемости, произошедшие в течение последних ста лет в России, позднее в Советском Союзе, и, наконец, на постсоветском пространстве, не сводятся лишь к снижению ее уровня. Эти изменения являются «ярким индикатором радикальных и быстрых изменений в семье, обществе и государстве, свершившихся на протяжении жизни всего трех-четырех демографических поколений»3. «С одной стороны, снижение рождаемости было исторически неизбежным ответом на общую и последовательную модернизацию общества во всех сферах, с другой – переход от высокой рождаемости к низкой привел к иным темпам изменения численности населения, к принципиальной трансформации демографического баланса между поколениями (количественного соотношения между возрастными группами детей, родителей и прародителей), что, в свою очередь, инициирует и ускоряет соответствующие социально-экономические и политические перемены»4.

Молдавия в послевоенный период отличалась самыми высокими темпами снижения рождаемости среди союзных республик. Если в 1950 г. она занимала второе место (после Туркмении) по уровню рождаемости (коэффициент рождаемости составлял 38,9‰ в сравнении с 26,7‰ в среднем по Союзу), то к 1970 г. Молдавия переместилась на восьмое место в ряду союзных республик, которое удерживала до 1987 г. За 20 лет (с 1950 по 1970 г.) коэффициент рождаемости в Молдавии снизился в 2 раза, в то время как в среднем по Союзу это снижение достигало 1,5 раза, в республиках Прибалтики – 1,2– 1,5 раза, в Закавказье – 1,2–1,4 раза, в Средней Азии (за исключением Узбекистана и Таджикистана, где уровень рождаемости повысился) – 1,1 раза, в Казахстане – 1,5 раза, на Украине – 1,4 раза, в Белоруссии – 1,5 раза, в России – 1,7 раза.

После 1970 г., когда был отмечен наименьший уровень рождаемости в Молдавии за весь послевоенный период (19,6‰), наметилась тенденция к его возрастанию. Как известно, общий коэффициент рождаемости в значительной степени зависит от возрастной структуры населения, и сильное снижение уровня рождаемости к концу 1960-х – началу 1970-х годов объяснялось тем, что в брачный и детородный период вступало немногочисленное поколение 1940-х годов, что и определило столь малочисленное их потомство. В 1970-е годы в брак вступали послевоенные поколения, более многочисленные, чем их предшественники, что и повлекло за собой повышение рождаемости. К началу 1990-х годов уровень рождаемости в республике вновь стал падать, ибо в детородный период вступило поколение конца 1960-х годов, когда отмечался самый низкий за послевоенный период уровень рождаемости.

К 1989 г. при общем снижении уровня рождаемости в Молдавии коэффициент рождаемости русских снизился за предыдущие 30 лет в 1,6 раза – с 21,3‰ до 13,1‰, что было самым низким показателем рождаемости среди национальностей республики. Следующее снижение рождаемости в 1,8 раза у русских наступило гораздо быстрее – всего за 15 постсоветских лет: коэффициент рождаемости опустился к 2004 г до 7,3‰ (табл. 3), что в немалой степени детерминировано изменением возрастной структуры, существенным постарением русского населения республики. Так, по данным последней переписи 2004 г., среди русских республики доля детей в возрасте от 0 до 9 лет составила всего 7,6% (что меньше показателей 1989 г. в 2,6 раза), а удельный вес лиц старше 50 лет составляет свыше трети всей численности русских республики, в то время как в 1989 г. эта возрастная когорта едва достигала четверти населения. За 15 постсоветских лет средний возраст русских поднялся до 30,6 лет. Все эти данные свидетельствуют о том, что в воспроизводственных процессах русского населения Молдавии произошли резкие изменения, обусловленные главным образом динамикой рождаемости. Но несомненное влияние на изменение возрастной структуры русских республики оказали и развернувшиеся в постсоветский период процессы миграционного оттока русских в Россию, а также процессы международной

–  –  –

трудовой миграции, вымывающие из страны население в активном трудоспособном возрасте.

Миграция. Молдавия была тем регионом Советского Союза, который отличался устойчивым миграционным приростом населения, в первую очередь русского, что было связано с благоприятными природно-климатическими условиями, традиционно доброжелательными межэтническими отношениями и, не в последнюю очередь, потребностью народного хозяйства республики в квалифицированных кадрах рабочих и специалистов. Однако уже с середины 1970-х годов в Молдавии наметился незначительный миграционный отток населения, связанный главным образом с трудоизбыточностью молдавского села.

В настоящее время наряду с Казахстаном, Грузией и Украиной Молдавия относится к тем странам СНГ, население которых за последние 15 лет понесло наибольшие потери. На Украине и в Молдавии это произошло за счет соединения отрицательного естественного прироста со значительным миграционным оттоком. При этом интенсивность миграционного оборота (численность прибывших и выбывших, отнесенная к населению) составила в Молдавии 15,6%, что ставит ее на третье место (после Казахстана и Киргизии) по показателю «напряженности» миграционной жизни страны5. Только за 1991–2004 гг. Молдавия потеряла в обмене с Россией 105,2 тыс. человек, главным образом русских, причем на каждые 100 прибывших в Россию из Молдавии приходился лишь 31 выбывший в обратном направлении6.

Материалы многолетних «замеров» миграционной активности русского населения, проводимых нами в Молдавии, дают возможность проследить динамический ряд показателей потенциальной миграции населения в течение 15 постсоветских лет (1993–2007). После острых межнациональных конфликтов начального периода суверенизации Молдавии, когда уровень потенциальной миграции русских был довольно высок, составив в 1993 г. 25% (среди горожан, в Кишиневе – 29%), и это значило, что каждый четвертый русский городской житель Правобережной Молдовы намерен был в перспективе уехать, к концу 1990-х годов он стабилизировался на уровне 10–11%.

Несомненно, прошедшие годы оказали свое влияние на формирование решения о миграции. Во-первых, большая часть желающих уехать русских уже покинула республику; во-вторых, зачастую чужой неудачный опыт миграции заставлял задуматься о целесообразности этого шага, более взвешенно оценить преимущества и потери от переезда; в-третьих, годы, прошедшие со времени распада Союза, дали некоторым русским возможность как-то приспособиться к новым условиям существования; в-четвертых, ситуация, во многом обусловленная экономическими трудностями в стране, отодвинула межнациональные конфликты на второй план, заставила часть русских изменить свои прежние намерения и т.д. Но в начале ХХI в. уровень потенциальной миграции русских вновь возрастает, хотя причины этого лежат уже не в этнополитической, а в экономической сфере. Это подтверждается и высоким уровнем потенциальной миграции молдаван, титульного этноса республики.

По данным последнего, 2007 г., этносоциологического исследования, проведенного нами среди горожан Молдавии, все те же 20% русских высказали желание уехать, но доля колеблющихся в принятии миграционного решения значительно сократилась в пользу тех, кто не собирается никуда уезжать (56%). Видимо, на эти показатели значительное влияние оказывает

–  –  –

возрастная структура русского населения с большой долей людей пожилого возраста, для которых решение о миграции уже трудно осуществимо. У молдаван доля потенциальных мигрантов лишь немногим ниже – 18% (табл. 4).

Направления возможной миграции русских и молдаван существенно различаются и меняются во времени. Так, по данным исследования 2003 г., почти 70% русских потенциальных мигрантов были ориентированы на Россию, 13% – на страны дальнего зарубежья. Большинство (46%) молдаван – потенциальных мигрантов были ориентированы на переезд в дальнее зарубежье, на Россию было нацелено 29% молдаван. В 2007 г. картина направленности потенциальных миграционных потоков несколько изменилась: у молдаван, при сохраняющейся доминирующей ориентации на страны дальнего зарубежья, заметно сократилось стремление к переезду в Россию. То же можно сказать и о русских: потенциальных мигрантов, ориентированных на переезд в Россию, стало меньше, вместе с тем большей наполненностью стал выделяться миграционный вектор, нацеленный на дальнее зарубежье.

Каковы же основные причины миграции? Что выталкивает русских и представителей титульной национальности за пределы страны? Если в начале 1990-х годов преобладающими были этнически окрашенные миграционные мотивы, связанные с ухудшением межнациональных отношений в Молдавии, унижением национального достоинства русских, законами, ущемляющими права национальных меньшинств, сужением сферы использования русского языка, в том числе и в образовательных целях, и т.п., то уже к концу 1990-х годов в структуре мотивов потенциальной миграции доминирующей стала экономическая составляющая. Несмотря на экономическую доминанту, в мотивации потенциальной миграции русских определенное место все еще занимали причины, связанные с этничностью: это невозможность получить желаемое образование на русском языке и определенная напряженность в межнациональных отношениях. Исследование, проведенное в Молдавии в 2007 г., показало практически аналогичные 2003 г. результаты миграционной мотивации.

Трудовая миграция. В наши дни политическая и социально-экономическая ситуация стремительно меняются, у людей расширяются границы выбора, и мигранты, не ориентированные на эмиграцию, на смену постоянного места жительства, зачастую ограничиваются лишь временным выездом из страны.

В численности постоянного населения Молдавии, равной 3 383 332 человека, было учтено и временно отсутствующее население, выехавшее за пределы страны, численность которого составила на момент переписи 273 056 человек, или 8,1%. К сожалению, статистические материалы не дают возможности сказать, какова доля русских среди трудовых мигрантов, покинувших страну. Но, как показали материалы этносоциологического опроса, проведенного Центром изучения межэтнических отношений Института этнологии и антропологии РАН и Институтом культурного наследия АН Республики Молдова в 2007 г. в городах Молдавии, почти половина всех опрошенных русских (47%) хотела бы уехать из Молдавии на заработки или уже работает за границей, часть из них (26%) ориентирована на то, чтобы вернуться через какое-то время назад, а практически каждый пятый опрошенный хотел бы устроиться за границей на постоянное жительство и не возвращаться в Молдавию. Направленность потенциальной международной трудовой миграции русского населения показала, что самой притягательной страной приложения труда пока еще, безусловно, является Россия, куда хотел бы уехать каждый второй потенциальный мигрант из всех выразивших намерение отправиться на заработки.

Межнациональные браки. Кроме миграции из республики и естественной убыли еще одним фактором, оказывающим влияние на численность русских, хотя в данном случае более опосредованно, стали ассимиляционные тенденции, пробивающие себе дорогу, в частности, через межнациональные браки.

В целом по республике доля национально-смешанных браков среди всех браков, заключенных в течение года, на протяжении тридцати лет советского и постсоветского периода, последовательно снижалась: с 32% в 1970 г.

до 22% в 2003 г. Это общее снижение было детерминировано уменьшением доли межнациональных браков у основной, наиболее многочисленной титульной нации республики – молдаван: с 15% в 1970 г. до 10% в 2003 г. Для русских, как и для остальных, наиболее многочисленных национальностей Молдавии (украинцев, болгар и пр.), характерна была противоположная тенденция – увеличение доли межнациональных браков. У русского населения эти процессы проходили наиболее стремительно: если в 1970 г. каждый второй заключаемый брак у русских был национально-смешанным, что и так было очень высоким показателем и свидетельствовало о прорыве эндогамии, то в 2003 г. уже каждые три брака из четырех, заключенных русскими, были межэтническими.

У всех нетитульных народов советской Молдавии в межэтнической брачности среди всех заключаемых в данный год браков чаще встречались браки с молдаванами, наиболее многочисленным этносом республики.

Спустя тридцать лет, к началу ХХI в., этническая картина браков в Молдавии очень существенно изменилась. У титульного этноса республики, а также у гагаузов отчетливо проявилась тенденция к увеличению доли моноэтничных браков, у русских и остальных национальностей Молдавии – к значительному росту доли межэтнических браков. Общей тенденцией для всех национальностей Молдавии было снижение доли браков, заключаемых с русскими.

Происходящие мощные изменения в динамике и структуре брачности у разных национальностей Молдавии детерминированы общим повышением моноэтничности населения республики, обусловленным целым рядом факторов, в числе которых наиболее значимыми выступают снижение рождаемости, идущее более быстрыми темпами у русского, украинского и болгарского населения республики, безвозвратные миграции русского и другого славянского (украинцев, белорусов) населения за пределы Молдавии, начавшееся с конца 1980-х годов, а также проводимая в республике этноориентированная политика с приоритетом прав титульной нации.

Первый фактор – снижение рождаемости у русского, украинского и болгарского населения, происходящее на протяжении нескольких десятков лет темпами, превосходящими эти процессы у молдаван и гагаузов, и второй фактор – миграция русского и другого славянского населения за пределы Молдавии – привели к снижению доли молодежи вышеназванных национальностей в населении и, как следствие, к сужению однонационального рынка брачных партнеров у славянского населения в целом, ибо именно эта межнациональная брачность славянских народов составляла существенную долю в общей межэтнической брачности республики. И третий фактор – политика этноцентризма, стремление к созданию моноэтнического государства, когда становится «выгодным» быть представителем титульной национальности государства. Это не могло не привести к определенному увеличению числа браков нетитульного населения республики с молдаванами, когда альтернативой миграции из страны выступает стратегия на ассимиляцию, если не для самих брачных партнеров, то для их детей.

В советской Молдавии в период с 1959 по 1989 г. во всех наиболее крупных этнических группах отмечалось неуклонное возрастание доли потомков от национально-смешанных браков среди всех детей, родившихся у женщин той или иной национальности. Но при общей тенденции к возрастанию сама эта доля значительно варьировала: минимальной она была у молдаван (3–12%), максимальной – у русских (от 45 до 60%).

За годы существования Молдавии как независимого государства эти процессы претерпели определенные изменения. У многих крупных этнических групп произошло снижение данного показателя на 3–10%-х пункта. Исключение составили украинцы, у которых отмечалась стабилизация этого индикатора, а также русские. У них доля детей, рожденных женщинами от отца другой национальности, значительно возросла: с 60% в 1989 г. до 71% в 1997 г. Таким образом, каждые 7 из 10 младенцев, рожденных русскими женщинами Молдавии, в конце 1990-х годов имели нерусского отца. Эти процессы могли быть обусловлены в значительной степени оттоком из Молдавии русского населения (преимущественно молодых возрастов), что сузило возможности выбора брачных партнеров среди «своих», а также широким распространением у русских смешанных браков. Наиболее «опасным», с точки зрения сохранения русского населения в республике, является рост частоты браков русских женщин с молдаванами, ибо это традиционно сильный канал этнокультурного влияния титульной национальности, способный привести в сложившихся этнополитических условиях к быстрым ассимиляционным процессам у русского населения.

Предпочтительный выбор национальности ребенку, родившемуся в смешанном браке. Как показали результаты этносоциологических исследований в Молдавии, к началу 2000-х годов лишь в браках русских с украинцами для ребенка чаще (в два раза) выбиралась русская национальность, нежели украинская. Во всех остальных случаях (русско-молдавские, русскогагаузские, русско-болгарские браки) предпочтение отдавалось нерусской национальности, которая выбиралась в 1,5–2 раза чаще, чем русская.

Принимая решение о национальности своего ребенка, родители исходят из многих обстоятельств, среди которых «престижность» той или иной национальности; «выгода» от принадлежности к той или иной этнической группе в данных условиях и в данное время; желание, чтобы ребенок продолжил этническую линию родителя, и др. Среди всех опрошенных в конце 1990-х годов в Молдавии русских молодых людей лишь около 4% ответили, что хотели бы видеть своих детей русскими; только 17% хотели бы, чтобы их дети выросли людьми, знающими русский язык и культуру. В исследовании 2007 г., проведенном среди городского населения Молдавии, были получены очень сходные результаты: лишь 8% опрошенных русских хотели бы видеть своих детей русскими, 12% высказали желание видеть своих детей людьми, знающими русский язык и культуру.

Таким образом, краткий этнодемографический анализ развития русского населения Молдавии свидетельствует, что базовый демографический потенциал Русского мира, представленный этническими русскими, как «шагреневая кожа» неумолимо сжимается. Говоря о «демографических рисках»

для русских Молдавии, следует признать их высокими, а демографические перспективы русской диаспоры – неутешительными: практически двукратное сокращение численности русского населения за постсоветский период, резкое снижение и так низкого уровня рождаемости, депопуляция, масштабные миграции из страны молодых трудоспособных людей, высокий уровень потенциальной миграции, значительное постарение русского населения.

К тому же демографическое поведение сегодняшних русских, живущих в независимой Республике Молдова, существенно отличается от их поведения в условиях бывшей союзной Республики Молдавии. Во-первых, у русских значительно возросла межэтническая брачность, главным образом за счет повышения доли их браков с представителями титульной национальности

– молдаванами. Во-вторых, у русской молодежи, состоящей в смешанных браках, наблюдается стремление к выбору для своих детей нерусской национальности, что свидетельствует о наличии установки на естественную ассимиляцию у значительной части русских, состоящих в подобных браках.

Все это говорит о том, что и межнациональные браки в условиях нынешней Молдавии, в отличие от советской Молдавии, будут способствовать снижению численности русской диаспоры в стране.

Тишков В.А. Русский мир: смысл и стратегии // Стратегия России. М., 2007. № 7.

Текущий архив Национального бюро статистики Республики Молдова. Кишинев.

Захаров С. Модернизация рождаемости в России за 100 лет // Россия и ее регионы в ХХ веке: территория, расселение, миграции. М., 2005. С. 113.

–  –  –

Топилин А.В. Рынок труда России и стран СНГ: реалии и перспективы развития. М.,

2004. С. 91.

6 Рассчитано по: Демографический ежегодник России: 2005. М., 2005. С. 517–518.

О.Н. Шелегина

РЕЗУЛЬТАТЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

АДАПТАЦИИ ИССЛЕДОВАНИЙ КУЛЬТУРЫ

ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ

К СОВРЕМЕННОЙ МУЗЕЙНОЙ ПРАКТИКЕ

современной динамичной ситуации в экологии, социальных, этничесВ ких и геополитических отношениях, вопросах сохранения и развития культуры, самобытности этнических общностей в России1 проблемы адаптации имеют многоаспектную теоретическую и прикладную актуальность, что убедительно показали итоги успешной реализации под руководством В.А. Тишкова Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Адаптация народов и культур к изменениям природной среды, социальным и техногенным трансформациям»2. Сибирскими учеными в рамках проекта «Адаптационные механизмы и практики в традиционных и трансформирующихся обществах» в широких проблемно-тематических, хронологических и территориальных рамках на основе междисциплинарного подхода установлено, что в традиционных и трансформирующихся обществах в эволюционных и бифуркационных средах наблюдается непрерывный процесс адаптации субъектов и социальных институтов к модернизирующимся природным и социальным условиям. Эволюция моделей адаптивного поведения населения Сибирского региона происходила и происходит под влиянием экологических, этнических, экономических, социокультурных факторов с использованием адаптогенных средств и механизмов в виде общественных институтов, регулятивных норм, социально-психологических воздействий.

Исторический опыт жизнедеятельности сибирского населения и современное развитие коренных народов Севера показывают, что для успешного хода адаптационных процессов в культуре жизнеобеспечения важно сохранение сбалансированного соотношения традиционных (придающих устойчивость культуре) и инновационных (обеспечивающих поступательное развитие общества) адаптаций. Важнейшим последствием современных адаптационных процессов стала актуализация задачи выбора каждым человеком определенной жизненной стратегии адаптивного поведения3.

На современном этапе мирового развития музеи являются своеобразными перекрестками основных трансформационных направлений в глобальной экономике, окружающей среде и социокультурными точками пересечения прошлого, настоящего и будущего. Их можно рассматривать как социокультурные институты, актуализирующие историко-культурное наследие как стратегический ресурс, адаптивно-адаптирующиеся локальные системы.

Они заняли особое место в изучении истории зарождения, становления и развития культуры народов России, формировании и трансляции региональной идентичности, этнокультурном туризме4. Музей является средством и образной моделью способа адаптирования человека к культуре через восстановление целостности мировосприятия, помогающей человеку ориентироваться в мире реальном, адаптироваться в нем, решать проблемы. Он воплощает адаптивные функции посредством объединения в себе интеллектуально-аналитического (науки) и эмоционально-образного (искусства) начала; сакрализации рационального и рационализации сакрального в сознании; единства непосредственной и опосредованной коммуникации; пространственно-временного континуума, создаваемого музеем; декларирования принципа междисциплинарности, высокого уровня синергизма всех форм и способов освоения действительности5.

Музеи и музеология в условиях глобализации, как записано в декларации XXXI Ежегодного Международного симпозиума Комитета музеологии ИКОФОМ/ИКОМ ЮНЕСКО (КНР, Чангша, 2008), должны адекватно решать вопросы культурного разнообразия и идентичности, сохранения и трансляции национального наследия, с использованием новых технологий, вести с посетителями социально-ориентированный диалог6. На Ежегодном Международном симпозиуме Комитета музеологии Сибири «Музеи для общества XXI века» (Тайвань, Тайпей, 2009), обсуждавшем общемировые и внутригосударственные стратегии, статус и роль музеев в рамках культурной политики, подчеркивалась необходимость сохранения и активной трансляции национального историко-культурного наследия в целом и традиционной культуры жизнеобеспечения этносов в частности7. В решении Международной научно-практической конференции «От истории к современности», музейного семинара-тренинга «Музеи в глобальном контексте: процесс и приоритеты», организованных Ассамблеей народа Казахстана и Международным фондом гуманитарного сотрудничества стран содружества (Астана, 2010), была подчеркнута важная интернациональная и геополитическая роль музеев, необходимость отражения в них процессов этнокультурного взаимодействия.

Несмотря на то что культурное наследие все больше начинает рассматриваться в качестве важной составной части индустрии отдыха и развлечений, музеи призваны решать наиболее острые проблемы сохранения культурного и биологического разнообразия, содействовать развитию социальной гармонии, примиряя требования рынка с высокими стандартами научности. В настоящее время при чрезвычайном обострении проблем, связанных с экологией, быстром исчезновении традиционных систем жизнеобеспечения комплексное исследование региональной культуры жизнедеятельности, удовлетворяющей витальные потребности человека, регулирующие его взаимоотношения с окружающим миром, целесообразно проводить на стыке этнографии, культурологии, музеологии. Представляется весьма актуальным изучение имеющегося зарубежного, российского и регионального опыта, определение новых эффективных путей и способов адаптации результатов историко-этнографических и культурологических исследований в современную музейную практику для эффективной реализации миссии музеев, связанной с межкультурной трансляцией и внутрикультурной рефлексией.

Музей можно рассматривать как пространство диффузии времен. Это проникновение идет от культуры к культуре, от социума к социуму, от человека к человеку. В музее происходит культурная самоидентификация личности в процессе ощущения своей принадлежности к родной культуре и сопоставления ее с другими8.

При выборе человеком, группой людей определенной жизненной стратегии важное значение имеет прагматика традиционной культуры, возрождение интереса к собственным корням, этничности, религиозным верованиям, системам жизнеобеспечения и культуре жизнедеятельности, формирующейся и функционирующей в результате взаимодействия практик уходящих поколений и опыта новых, процессов адаптаций, диффузий, аккумуляций. Позиция Архангельского государственного музея деревянного зодчества и народного искусства «Малые Корелы» в этом отношении формулируется следующим образом: «Новые ценности из зерен традиций». Миссия Тобольского государственного историко-архитектурного музея-заповедника звучит так: «Содействовать единению общества, приобщая людей к познанию истории и сохранению культуры народов Западной Сибири».

В контексте локального опыта конкретных людей в глобальных исторических процессах в музеях важное место занимает и призвана занимать комплексная реконструкция культуры жизнеобеспечения этносов, основанная на современных научных достижениях.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук РОССИЙСКО-ВЬЕТНАМСКИЙ ТРОПИЧЕСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Кузнецов А.Н., Свитич А.А. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО АДАПТАЦИИ РОССИЙСКИХ СПЕЦИАЛИСТОВ К ТРОПИЧЕСКИМ УСЛОВИЯМ ВЬЕТНАМА Практические рекомендации по адаптации российских специалистов к тропическим условиям Вьетнама разработаны на основе результатов 26-летней научнопрактической деятельности совместного РоссийскоВьетнамского...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ XV Протоиерей Александр ДЕРЖАВИН, магистр богословия ЧЕТИИ-МИНЕИ СВЯТИТЕЛЯ ДИМИТРИЯ, МИТРОПОЛИТА РОСТОВСКОГО, КАК ЦЕРКОВНОИСТОРИЧЕСКИЙ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПАМЯТНИК «Вплести хотя малую веточку в тот венок Славы, каким увенчан Святитель Димитрий, прибавить новые черты к его привлекательно­ му, с детства знакомому образу,— вот те внут­ ренние побуждения, которые руководили мною во время работы». Протоиерей Александр Державин (1871—1963 гг.) ОТ РЕДАКТОРА Четии-Минеи Святителя Димитрия...»

«Академия наук СССР Отделение литературы и языка М. К. АЗАДОВСКИЙ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ том II ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР Москва — 1963 ТЕКСТ ПОДГОТОВЛЕН К ПЕЧАТИ Л. В. АЗАДОВСКОЙ. ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ Э. В. ПОМЕРАНЦЕВОЙ. ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 1. Фольклорные изучения в 40—50 годах XIX века Глава 2. Русская мифологическая школа. Буслаев, Афанасьев. 47 Глава 3. Вопросы фольклора в общественно-идейной борьбе 60-х годов XIX в. и...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2014 г. Октябрь Екатеринбург, 2014 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет экономических наук КЭН Кафедра...»

«Годовой отчет ОАО ЧМЗ по итогам 2013 года СОДЕРЖАНИЕ. ОАО ЧМЗ: ключевые цифры и факты.. Обращение председателя Совета директоров ОАО ЧМЗ. 5 Обращение генерального директора ОАО ЧМЗ.. 6 1. Сведения об Обществе.1.1. Общая информация об ОАО ЧМЗ.. 7 1.2. Историческая справка.. 9 1.3. Миссия, ценности Общества.. 10 1.4. Положение Общества в атомной отрасли.. 11 2. Стратегия развития Общества. 2.1. Бизнес-модель Общества.. 12 2.2. Стратегические цели, цели и задачи на средне и долгосрочную...»

«1 Цель и задачи дисциплины Цель дисциплины — формированию у аспиранта всестороннего понимания исторических путей возникновения науки, становления ее методологии. Выработать у аспирантов представление об основных методах научного познания, их месте в духовной деятельности эпохи, а также сформировать у аспирантов принципы использования этих методов в учебной и научной работе. Раскрыть общие закономерности возникновения и развития науки, показать соотношение гносеологических и ценностных подходов...»

«Содержание Введение 1.История изучения особенностей эльдибаевской породы овец 1.1. Исследование породных характеристик 1.2 Убойные качества эдильбаевских овец 1.3.Бонитировки барашковых овец 2. Исследования морфологических особенностей ягнят Заключение Литература Введение Именно изучением морфологии ягнят эдильбаевской породы овец до наших дней никто еще не занимался. В работах Ермякова М.А. [14] в 1972 года и др. авторов уделено внимание некоторым аспектам, например в работе Канапин, К. [19]...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ПО ИТОГАМ РАБОТЫ ЧЕЛЯБИНСКОГО ИНСТИТУТА РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЗА 2013/2014 УЧЕБНЫЙ ГОД В подготовке публичного доклада ГБОУ ДПО «Челябинский институт развития профессионального образования» (ЧИРПО) принимали участие:1) ректор ГБОУ ДПО «ЧИРПО» Е. П. Сичинский, доктор исторических наук, доцент;2) проректоры ГБОУ ДПО «ЧИРПО»: Л. В. Котовская — первый проректор, заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук; З. А. Федосеева — проректор по учебно-методической...»

«Павел Гаврилович Виноградов Россия на распутье: Историкопублицистические статьи Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2901055 Россия на распутье: Историко-публицистические статьи/ Сост., предисловие, комментарии А. В. Антощенко; перевод с англ. А. В. Антощенко, А. В. Голубева; перевод с норв. О. Н. Санниковой.: Территория будущего; Москва; 2008 ISBN 5-91129-006-5 Аннотация В книге собраны избранные историкопублицистические статьи известного российского...»

«БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ ISSN 0320-0213 МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ СБОРНИК ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ МОСКВА » 1983 СОДЕРЖАНИЕ Проф. H. Д. Успенский. Византийская литургия (гл. 4).. Архиепископ Лоллий. Александрия и Египет (продолжение) Евсевий Памфил. Церковная история (продолжение).. Протоиерей Лев Лебедев. Патриарх Никон (окончание).. Проф. Д. П. Огицкий. Великий князь Войшелк Проф. К. Е. Скурат. Единство Святой Церкви и Поместные Православные Церкви Вл....»

«ИСТОРИЯ НАУКИ Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2015. – Т. 24, № 2. – С. 194-229. УДК 5 ПЕРВЫЕ ЧЛЕНЫ РУССКОГО БОТАНИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. А-Г. (К 100-ЛЕТИЮ РУССКОГО БОТАНИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА) © 2015 С.В. Саксонов Институт экологии Волжского бассейна РАН, г. Тольятти (Россия) Поступила 09.03.201 На основании первого издания «Адресной книги ботаников СССР» (1929) публикуется список первых членов Русского ботанического общества. Ключевые слова: Ботаническое общество, персоны...»

«ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Ф. М. Достоевский (1821-1881) и С. Н. Сергеев-Ценский (1875-1958) – фигуры неравнозначные. В отечественном и зарубежном литературоведении изучению творчества первого посвящено внушительное количество монографий, диссертаций, научных сборников, комментариев к произведениям, статей, библиографических указателей, приходящихся как на советскую, так и постсоветскую эпоху, рассматривающих наследие гениясловесника мирового масштаба в крайне неравномерном, пульсирующем...»

«1. Цели освоения дисциплины Цели изучения дисциплины «Демография» – изучить законы естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности, познакомиться с базовыми основами демографии, дать представление о главных демографических закономерностях, уяснить особенности территориальной специфики народонаселения, ознакомить студентов с показателями и методами анализа демографических процессов, научить понимать демографические проблемы своей страны и мира, оценивать их...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ 1.Вступление 1.1. Краткая характеристика региона 1.2. Географическое положение 17.1. Городской округ Симферополь 1.3. Историческая справка 17.2. Городской округ Алушта 1.4. Природно-ресурсный потенциал 17.3. Городской округ Армянск 17.4. Городской округ Джанкой 2. Приоритетные направления развития Республики Крым. 17.5. Городской округ Евпатория 3. Структура экономики Республики Крым 17.6. Городской округ Керчь 17.7. Городской округ Красноперекопск 4. Инвестиционный климат...»

«Демографическая модернизация России 1900– НОВАЯ и с т о р и я Демографическая модернизация России, 1900– Под редакцией Анатолия Вишневского Н О В О Е издательство УДК 314. ББК 60.7:63.3(2) Д31 Серия «Новая история» издается с 2003 года Издатель Евгений Пермяков Продюсер Андрей Курилкин Дизайн Анатолий Гусев Издание осуществлено при поддержке Фонда Джона и Кэтрин Макартуров Редактор Андрей Курилкин Графика Рубен Ванециан Фотографии на обложке [1] Александр Родченко, «Пионер трубач», 19 [4]...»

«I 0IC75S ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР АКАДЕМИЯ НАУК СССР I ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА i В.М.ЖИРМУНСКИЙ iИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ В.М. Жирмунский ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО­ ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР ЛЕНИНГРАД « НАУКА » ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Редакционная коллегия: акад. М. П. Алексеев, доктор филол. наук М. М. Гухман, член-корр. АН СССР А. В. Десницкая (председатель), доц. Н. А. Жирмунская, акад. А. Н. Кононов, доктор филол. наук Ю. Д. Левин (секретарь), акад. Д. С. Лихачев, член-корр. АН СССР В. Н....»

«Бизнес и инвестиции в Греции Автор: Константинос Дедес Редактор, координатор: Тайгети Михалакеа Ассистенты автора: Анна Другакова, Зои Киприянова, Анастисиос Данабасис, Франкискос Дедес Перевод: Анна Другакова Корректор: Элла Семенова Художественная обработка и подготовка к печати: Wstudio.gr СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ 05 КРАТКАЯ СПРАВКА 0 О ГРЕЦИИ Греция: общие сведения, государственный строй, географическое положение, история и экономика 0 ЧАСТЬ 1 РЕГИСТРАЦИЯ КОМПАНИЙ ЧАСТЬ 2 ИНВЕСТИЦИОННЫЕ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение высшего профессионального образования Иркутский Государственный Университет Кафедра Мировой истории и международных отношений Калугин Петр Евгеньевич Современное стратегическое сотрудничество Российской Федерации с Турцией в сфере энергетики Специальность 07.00.03 Всеобщая история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель: д.и.н., профессор Дятлов...»

«ИЗУЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ И РЫНКА В РОССИИ. ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ DOI: 10.14515/monitoring.2014.5.11 УДК 316.334.2:339.13+929Демидов А.М.ДЕМИДОВ: «В 1991 ГОДУ GfK-РУСЬ СОСТОЯЛА ИЗ ТРЕХ ЧЕЛОВЕК, А СЕЙЧАС НАС – 380» (интервью генерального директора ГфК-Русь А.М. Демидова Б.З.Докторову) Мне бы очень хотелось, чтобы мое интервью 1 с А.М. Демидовым прочитало как можно больше «чистых» социологов, исследователей рынка, полстеров и историков этих трех аналитических направлений. Видимо, я слишком...»

«РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МУЗЫКОВЕДЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА (IMS) РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ИСКУССТВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ТЕАТРАЛЬНОГО И МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ ИМ. Н. А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА ЦЕНТР СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ИСКУССТВЕ «АРТ-ПАРКИНГ» РАБОТА НАД СОБРАНИЕМ СОЧИНЕНИЙ КОМПОЗИТОРОВ Международный симпозиум 2–6 сентября 2015 Санкт-Петербург Оргкомитет симпозиума Л. Г. Ковнацкая...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.