WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 33 |

«Составители: М.Н. ГУБОГЛО, Н.А. ДУБОВА Рецензенты: доктор исторических наук И.В. ВЛАСОВА, доктор исторических наук Л.Б. ЗАСЕДАТЕЛЕВА Феномен идентичности в современном гуманитарном ...»

-- [ Страница 29 ] --

в Туве около четверти, в Хакасии – пятая часть. Сегодня неотъемлемой составляющей общественной жизни нашей страны, безусловно, стали разного рода общественно-культурные движения и объединения, а также различные политические партии. Вместе с тем, как показали наши исследования, абсолютное большинство местных русских не принимают участие в деятельности каких-либо движений и объединений. Например, в Республике Тыва из общего числа опрошенных участвуют в работе политических партий лишь 5% русских, в Республике Хакасия соответственно 7% русских.

Доля участвующих в имеющихся других общественно-политических движениях ничтожно мала. Добавим также, что в сравнении с представителями титульной национальности русское население обоих регионов гораздо хуже осведомлено о работе объединений, которые отстаивают интересы их народа. Так, среди них утвердительный ответ на данный вопрос дали вдвое меньше опрошенных, чем в тувинской и хакасской группах. Таким образом, при всей присущей для всего населения аполитичности, местные русские все же более пассивны.

Рассмотрим, что является основной составляющей этнической идентичности у русских жителей Тувы и Хакасии. В данном случае этот аспект имеет особую значимость, поскольку этническая идентичность означает не только ощущение людьми своей принадлежности к тому или иному этносу, но и еще то, как они представляют свою республику и как они себя соотносят с ней, насколько происходящие в регионе процессы им понятны и близки. В своем исследовании З. Бауман, объясняя резко возросший на данном этапе интерес к проблемам идентичности, особо отмечал, что изучение идентичности «может сказать больше о нынешнем состоянии человеческого общества, чем … концептуальные и аналитические результаты его осмысления»12.

Что касается исследуемых нами республик, то здесь российская идентичность более всего присуща русским. По данным нашего опроса, 38% русских Тувы и 28% русских Хакасии считают себя «больше представителем Российской Федерации» или «только представителем Российской Федерации».

Среди них ощущают себя «в равной мере представителями республики и Российской Федерации» 59% опрошенных в Туве и 58% в Хакасии. В то же время, если среди русских Хакасии ощущают себя «больше представителем республики» или «только представителем республики» 15% опрошенных, то среди русских Тувы – лишь 3%.

Русские зачастую этническую идентичность рассматривают как синоним общероссийской идентичности. И, как мы отмечали в своих предыдущих публикациях, это во многом является следствием идеологии предыдущего периода, когда доминирование русских в РСФСР не ограничивалось только численным превосходством, а пропагандировалось на всех уровнях и во всех сферах жизнедеятельности советского общества. Представляют интерес в этой связи мнения жителей относительно того, что является для них Родиной. Более половины опрошенных русских респондентов Тувы и почти половина в Хакасии ответили, что «моя родина – Россия» (67% и 46% соответственно). Среди них нашлись и те, кто считает своей родиной СССР – 15% в Хакасии и 18% в Туве. Как видим, в этих группах государственная идентичность в значительной степени коррелирует с этническим признаком.

По результатам нашего исследования, если для подавляющего большинства тувинцев и хакасов национальная принадлежность «значима» и «очень значима» (72% и 77% соответственно), то среди русских жителей этих республик этот показатель заметно ниже. Правда, в этом ряду несколько выделяются русские Тувы: среди них на значимость этнической принадлежности указали 69% опрошенных. Доля тех, для которых национальная принадлежность «мало значима» или «совсем не значима», составила среди них 23%.

По мнению исследователей, в условиях разрушения прежних идеологических, политических, правовых и экономических регуляторов межэтнических отношений этничность для индивида зачастую начинает выполнять больше функций по его защите от общих катаклизмов и помогает ему в этом адаптационном процессе, облегчает интеграцию в новых условиях с помощью этнической самоорганизации13.

Говоря о русских Тувы и Хакасии, следует заметить, что у первых значительно превалирует потребность в психологической общности со своим народом. Например, по материалам наших опросов, реализованных в последние десятилетие в этих регионах, русские Тувы гораздо чаще, чем русские Хакасии, выбирают позицию «я никогда не забываю о своей этнической принадлежности» (подавляющее большинство). При этом численность тех, кто часто себя этнически идентифицирует, кто «никогда не забывает, что я – русский», больше среди сельских жителей, среди специалистов среднего звена и неквалифицированных работников. Если говорить о возрасте, это чаще всего пожилые люди. На наш взгляд, выраженная этническая акцентированность идентичности названных групп населения чаще всего имеет под собой социальные корни, поскольку, как мы знаем, именно эти слои более других пострадали от российских преобразований и их последствий.

Оценка степени учета национальных интересов в работе местных (в том числе республиканских) властей существенным образом зависит от того, в какой степени люди разных национальностей, проживающие в республике, имеют необходимые условия для развития своей культуры. Если большинство русских Хакасии убеждены, что в деятельности органов власти как республиканских и особенно городских их национальные интересы «в основном учитываются» или «иногда учитываются» (53% и 37% соответственно), то среди русских жителей Тувы разделяют это мнение значительно меньше людей (25% и 29% соответственно). Данное обстоятельство в Туве, возможно, связано с отмечаемым в последние два десятилетия заметным сокращением численности представительства русских во властных структурах. Как мы уже говорили, это было обусловлено объективными причинами, а именно – заметным уменьшением в этот период общей численности русскоязычного населения в республике.

Для нас было весьма важно мнение опрошенных относительно того, представители каких национальностей легче всего приспосабливаются к современной жизни. Чаще всего русские обеих республик указывали на то, что «приспосабливаться всем одинаково трудно» (35% в Хакасии и 39% в Туве). Однако доля тех, кто назвал в этом ряду русских, достигает среди русских Хакасии 34%, среди русских Тувы – 23%. Примерно треть русских Тувы и около четверти русских Хакасии убеждены, что к создавшимся условиям легче приспосабливаются представители титульной национальности (31% и 22%). В обеих группах, немало считающих, что в новых условиях легче адаптируются «кавказцы».

В числе вариантов, наиболее важных для успешного развития своего народа, респонденты русские обеих республик чаще называли «экономическое процветание», «сохранение культуры, традиций, обычаев моего нароФеномен… 449 да». Кроме того, около четверти русских жителей Тувы считают важным для представителей своей национальности, когда есть «возможность спокойно работать и жить в республике» (23%). По-видимому, это своего рода «отголоски» и реакция на известные события, связанные с межэтническим конфликтом в начале 1990-х.

В целом опрос показал, что в обеих республиках, как у русских, так и у титульной национальности наблюдается доминирование толерантного отношения к другим народам. Это подтвердили и наши эксперты. На данном этапе межэтническую ситуацию в этих регионах можно характеризовать как вполне благополучную и стабильную. Так, по данным опроса, респонденты в подавляющем большинстве, независимо от этнической принадлежности, назвали межэтнические отношения спокойными и благоприятными. Численность оценивших сложившуюся на сегодняшний день этническую ситуацию как напряженную, составила от 6% до 9%. Особо подчеркнем, что в ряду трудностей приспособления к новым условиям жизни «современную межэтническую ситуацию (рост межэтнической напряженности)» указали в обеих этнических группах лишь от 5% до 8% опрошенных.

О значительном улучшении климата межэтнического взаимодействия последнего времени свидетельствуют также наши повседневные наблюдения. Отрадно отметить, что особо позитивные изменения наблюдаются в сфере межличностного бытового общения. В частности, по отношению к Туве можно констатировать, что современный период характерен ростом числа межнациональных браков, что является как следствием, так и явным признаком улучшения этнических отношений в данном регионе.

Говоря об адаптационных процессах, следует особо отметить, что многим в эти трудные годы помогало выжить обращение к религии. Среди русских жителей Тувы и Хакасии распространено главным образом православие. Так, из всего числа верующих русских подавляющее большинство считают себя православными: от 82% в Хакасии до 93% в Туве (табл. 5).

За последние годы в православной жизни этих республик отмечается заметное оживление. Свидетельство тому, как регулярность проводимых богослужений, так и существенный рост числа разного рода обрядов, проводимых в церквях. В настоящее время церковь посещают не только представители старших возрастов, но и в той же степени молодежь. Кроме возросшего интереса к православию вообще, это обусловлено и тем, что на территории Таблица 5 Данные о конфессиональной принадлежности опрошенных (%) Республика Тыва Республика Хакасия Варианты ответов тувинцы русские хакасы русские

–  –  –

450 приходов открыты воскресные школы, где желающие могут ознакомиться с Библией, изучить историю христианства.

В современный период церковь уделяет большое внимание информационной работе. Например, сейчас о проведении тех или иных православных мероприятий можно узнать из местной прессы. В Туве, например, издается газета «Благословение», а также есть специальное издание для детей «Незабудка». В известной в республике газете «Центр Азии» не так давно появилась специальная рубрика «Батюшка», посвященная разнообразной религиозной православной проблематике. В городах и селах обеих республик регулярно проводятся традиционные православные празднества (Рождество, Масленица, Пасха). Значительное внимание в этих регионах уделяется культурно-религиозному воспитанию среди школьников. Так, в Каа-Хемском кожууне (районе) Республики Тыва организован православный детский лагерь, где отдыхают и одновременно постигают азы православия дети из малообеспеченных семей. В учебные планы некоторых школ Тувы и Хакасии введены факультативы по изучению традиций и обычаев русского народа, истории православия. С другой стороны, по результатам нашего исследования, если знают и исполняют традиционные обычаи и обряды своего народа примерно две трети опрошенных тувинцев и около половины хакасов, то среди русских жителей эти показатели заметно ниже. Между тем, более трети русских все же признают, что знают их, но не исполняют. Доля тех, кто не знает и не исполняет национальные обычаи и обряды, составила во всех группах от 10% до 20%.

В языковой жизни русского населения названных республиках много общего, вместе с тем, немало и различий. На наш взгляд, это обусловлено прежде всего спецификой этнического представительства русских в этих республиках. В сложившейся ситуации русские Тувы, находящиеся в этническом меньшинстве, в какой-то степени встревожены заметным снижением роли и функций русского языка в республике, чего не отмечается в Хакасии. В немалой степени это было связано с тем, что в основном законе – как в Конституции Республики Тыва 1993 г., так и в Конституции 2000 г. было записано, что «государственным языком Республики Тыва устанавливается тыва язык.

Русский язык на территории Республики Тыва действует как общефедеральный государственный язык»14. В этих формулировках отчетливо просматривалось законодательное установление доминирующей роли тувинского языка по отношению к русскому. Кроме того, в Туве дальнейшее расширение сферы применения тувинского языка диктует необходимость владения этим языком, по крайней мере, теми русскими, кто претендует сегодня на престижную работу или на какую-либо должность во властных структурах.

Между тем, среди русских в числе факторов, затрудняющих местную адаптацию, ни один опрошенный не назвал языковую ситуацию, обусловленную повышением роли языка титульной национальности. Данное обстоятельство, на наш взгляд, прежде всего объясняется высокой степенью толерантности местного населения, их позитивной установкой на межэтнические контакты и взаимодействие.

Применительно к Хакасии можно констатировать, что наряду с наблюдаемым заметным оживлением и активизацией предпринимаемых мер по развитию и распространению хакасского языка основным языком общения в важнейших сферах жизнедеятельности республики был и остается русский 15* 451 язык. Исходя из этого, можно утверждать, что на данном этапе особых изменений и проблем в языковой жизни русских жителей Хакасии не отмечается.

Итак, в целом процесс приспособления русских жителей Тувы и Хакасии к сложившейся этносоциальной и этнокультурной ситуации на местах, впрочем, как и для титульной национальности, был непростым. Вместе с тем русские жители Тувы и Хакасии при всех проблемах и сложностях переходного периода не утратили жизненную активность, продемонстрировали социальную мобильность и позитивный настрой на адаптацию к современным социально-экономическим условиям. Не случайно, среди них, по данным нашего исследования, приспособившихся к создавшейся ситуации вдвое больше, чем среди титульной национальности. В числе основных факторов, способствующих более успешному приспособлению к новым реалиям жизни, следует назвать в целом их благоприятное отношение к трансформационным процессам как таковым.

Основываясь на результатах нашего исследования, можно констатировать, что выявленные нами различия в разнообразных аспектах жизнедеятельности русского населения Тувы и Хакасии обусловлены не этническими отличиями, а скорее связаны с особенностями и спецификой социально-экономического развития этих республик. В этой связи, видимо, закономерно, что столь много общего в установках и ориентациях жителей разных национальностей одной республики.

Однако, говоря о жизни русского населения Тувы и Хакасии, следует сказать и о существовании некоторых различий между ними. Так, например, русские Хакасии за счет занятости в производственных и хорошо оплачиваемых отраслях лучше материально обеспечены, чем русские, живущие в Туве. С другой стороны, последние, находясь в положении этнического меньшинства, чтобы достичь определенных социальных позиций, вынуждены прикладывать значительно больше сил и энергии, чем русские Хакасии. Как известно, любой этнос, оказавшись в этническом меньшинстве, в иноэтническом окружении, как никогда мобилизуется, обращается к своим этническим корням. Наши исследования показали, что у русских Тувы роль этнической идентификации и важность ее в процессах адаптации гораздо существеннее, чем у русских соседней Хакасии. Хотя у русских по сравнению с титульной национальностью обеих республик роль этнической принадлежности в приспособлении к современной ситуации все же менее существенна.

В связи с этническим доминированием во властных структурах республики, русские Хакасии в целом более лояльны к ней и большинство из них считает, что их национальные интересы местная власть учитывает.

Подытоживая сказанное, особо отметим, что масштабы и темпы социальных изменений должны быть не только соразмерны адаптационным возможностям людей, но и должны учитывать как социально-экономическую специфику конкретного региона, так и этнические особенности его жителей.

1 Народное хозяйство Тувинской АССР: Статистический сборник. Кызыл, 1971. С. 20;

Советская Тува в цифрах: Статистический сборник. Кызыл, 1984. С. 15; Некоторые сведения о национальном составе населения // Материалы Федеральной службы государственной статистики: Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Тыва. Кызыл, 1989. С. 9.

Национальный состав и владение языками, гражданство: Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. М., 2004. Т. 4, кн. 2. С. 1858.

Этнодемографическая ситуация в субъектах Российской Федерации. М., 2007. С. 146.

Корель Л.В. Социология адаптаций: вопросы теории, методологии и методики: Автореф. дис.... канд. социол. наук. Новосибирск, 1998. С. 64.

Данные о миграции до 1990 г. // Материалы Федеральной службы государственной статистики. Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Республике Тыва. С. 21.

Итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.: Занятия населения. М., 2005. Т. 9.

С. 574.

7 Россия: Центр и регионы (по результатам социологических исследований). М., 2001.

С. 96, 97.

Адаптационные стратегии населения: 10 лет исследований. СПб., 2004. С. 65.

9 Бурмыкина О.Н., Нечаева Н.А. Социокультурные аспекты адаптации населения к рыночной экономике. СПб., 1998. С. 40.

Авраамова Е.М. Время перемен: социально-экономическая адаптация населения. М.,

1998. С. 169.

Бурмыкина О.Н., Нечаева Н.А. Указ. соч. С. 3.

Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002. С. 177.

Красюков В.А. Региональные факторы этнической адаптации: Автореф. дис.... канд.

ист. наук. Саратов, 2005. С. 3.

–  –  –

собенности процесса формирования этнической идентичности и ее О проявление в социальной действительности является насущной проблемой любого, а в особенности поликультурного, общества. Исследование различных аспектов данной проблематики представляется перспективной областью и в Республике Молдова, которая исторически служит местом проживания нескольких больших и малых этнических общностей.

Предметом настоящего исследования являются особенности формирования этнической идентичности у детей младшего школьного возраста из русскоязычных семей г. Кишинева.

В психологии под этнической идентичностью в целом принято понимать результат когнитивно-эмоционального процесса осознания себя представителем этноса, определенную степень отождествления себя с ним и обособление от других этносов1. Несмотря на отсутствие единства взглядов на структуру данного феномена и механизма его формирования, в этнической идентичности, как правило, выделяются два основных компонента: когнитивный и аффективный. Аффективный компонент представляет собой эмоциональный аспект принадлежности к группе2 и выражается в аттитюдах: позитивные – удовлетворенность членством в этнической общности, гордость за свой народ, и негативные – отрицание своей этнической идентичности, предпочтение других групп3. Он предполагает чувство принадлежности к этнической общности, выраженность внутригруппового фаворитизма (т.е.

группового сознания в сравнении с индивидуальным у отдельной личности) и направленность этнических стереотипов. Последний компонент характеризуется знаком и величиной общей эмоциональной ориентации субъекта по отношению к данному объекту.

Когнитивный компонент включает в себя этническую осведомленность, т.е. знания о своей и других этнических группах, этноним и соответствующие ему этнодифференцирующие признаки, а также этническую самоидентификацию (осознание этнической принадлежности)4. Знания о своей и других этнических группах включают в себя этнические установочные образования (стереотипы, предубеждения, предрассудки), т.е. представления о характерных чертах своего народа (автостереотипы), представления о других народах (гетеростереотипы), знания о происхождении и историческом прошлом членов этноса, этнической территории, религии, символике, экономике как элементах подсистем и сфер этнической культуры5. Этническое самосознание проявляется в осознании особенностей этнической культуры общности, ее психологических особенностей, собственных этнопсихологических особенностей, тождественности с этнической общностью, себя в качестве субъекта этнической общности, социально-нравственной самооценке этничности6.

Этнодифференцирующие признаки формируются на основе этнической осведомленности, и в их качестве могут выступать самые разные признаки:

язык, ценности, нормы, историческая память, религия, национальный характер, общее происхождение и т.п., даже мелкие элементы быта. Например, исследователями подмечено, что чем примитивнее культуры и чем менее существенно различие между ними, тем выше чувствительность к минимальным различиям. В первобытном обществе минимальная деталь раскраски тела способна вызвать смертельную вражду7. Таким образом, значение и роль признаков меняются в зависимости от стадии развития этноса, исторической эпохи, иноэтничного окружения.

Тема исследования этнодифференцирующих признаков в настоящее время является актуальной и потому популярной среди исследователей.

Актуальность ее объясняется полиэтничностью многих обществ в условиях миграционных процессов и глобализации, которые обостряют проблему идентификации групп и отдельных индивидов. Подвижность признаков границы этнической группы одним из первых описал норвежский антрополог Ф. Барт, обозначив тем самым новый подход к самому феномену этничности.

В настоящее время этничность трактуется в двух основных ключах: примодиализм (историческая обусловленность и «врожденность» этничности) и конструктивизм (этничность является искусственным конструктом, создаваемым с целью группового сплочения и не имеющим реальной подоплеки).

С точки зрения известного российского этнолога М.Н. Губогло, суть спора между сторонниками данных подходов упирается в факторы развития идентичности этнического сообщества – внутренние механизмы или внешнее управление8.

В основе этничности лежит базовая оппозиция «мы» – «они», т.е. узнавание своих членов группы при наличии этнических границ, отделяющих «чужую» группу. Данный принцип служит основанием функционирования человеческой культуры, поскольку развитие культуры не может осуществляться без постоянного притекания текстов извне, что подразумевает «другого» – партнера в осуществлении этого акта9. Возникновение данной оппозиции можно объяснить в рамках адаптивной теории этнической культуры, суть которой сводится к следующему: первичная адаптация этнической общности к определенному ландшафту закрепляется в совокупности стереотипов поведения. Границы этноса при этом поддерживаются механизмом противопоставления «мы – они» (негативное отношение к чужому, непривычному) и эндогамией (размер и целостность популяции, консервация генетического фонда)10. В ходе истории первичная адаптация с физического уровня переходит на уровень культуры и передается от поколения к поколению при помощи механизма социализации.

Непостоянство признаков и различная их интенсивность, о которых пишут сторонники конструктивизма, являются результатом постоянного процесса сопоставления одной этнической группы с другой. Такие процессы, как глобализация и определенная унификация культур, способствуют интенсификации поиска параметров сопоставления. В рамках нашего исследования идеи конструктивизма о непостоянстве этнических признаков становятся достаточно актуальными, поскольку Республика Молдова и особенно Кишинев являются той самой поликультурной средой, в которой проживает большой процент национальных меньшинств. В этом случае интерес представляет то, на основании каких признаков у детей этнических меньшинств формируется представление о своей этнической принадлежности, основываются ли они на неких объективных основаниях или «конструируют» свою этническую идентичность, руководствуясь интуицией при оценке социально-политической ситуации.

Процессу формирования этнической идентичности посвящено достаточно большое количество работ, однако эмпирические исследования предоставляют разные данные о возрастных границах этапов протекания данного процесса. Большинство исследователей, однако, сходится на мнении, что подростковый возраст является тем рубежом, когда можно говорить о сформированной этнической идентичности. Для того чтобы дать себе правильное самоназвание, необходим целый комплекс этнических представлений, образующий систему этнодифференцирующих признаков, который формируется в подростковый период развития личности11. Многочисленные исследования, проводившиеся в различных странах среди различных возрастных групп детей и подростков, выявили некоторые закономерности протекания данного процесса в зависимости от определенных социальных факторов.

Среди них можно выделить следующие: статус группы в этнической структуре общества, влияние этноконтактной зоны, опыт межэтнического общения, язык обучения, культурная близость/схожесть этнических общностей, моно- либо полиэтничность семьи и этническая принадлежность «значимых других», влияние таких источников этнической информации как школа и СМИ, этнических объединений, политическая ситуация в стране.

В городской части г. Кишинева, согласно данным статистики, проживает 15% русских и 8,8% украинцев. Языком, на котором они чаще всего общаются, указали: русский – 97,9% русских и 63,7% украинцев, украинский – 31,1% украинцев, государственный – 2,3% украинцев, 0,9% русских12. В нашем исследовании приняло участие 300 учащихся трех возрастных групп:

7–8 лет (1-й класс), 9–10 лет (3-й класс) и 12–13 лет (6-й класс) школ и лицеев г. Кишинева с преподаванием на русском языке, в том числе учащиеся школ с изучением украинского языка как предмета. На данный момент в

Кишиневе существуют два типа школ в зависимости от языка преподавания:

школы с преподаванием на государственном языке и школы с преподаванием на русском языке. В нескольких школах и лицеях существуют классы с изучением украинского языка, в которых обучаются дети, как правило, из украинских семей.

Для исследования процесса формирования этнической идентичности у детей г. Кишинева были выбраны методики, сочетающие легкость выполнения и валидность результатов, а именно разработки психолога из Великобритании М. Барретта и их модификации13 и тематический рисунок, которые позволяют работать с детьми любого возраста. Преимущество данной серии методик в том, что они нацелены не на декларируемую этничность, а на этническую идентичность как на осознание себя членом той или иной этнической группы и определенную степень отождествления с ней. Методики М. Барретта являются авторскими качественными полупроективными методиками и были апробированы в Великобритании, Италии, Испании, России, Украине, Грузии, Азербайджане.

Первый этап эмпирического исследования был направлен на определение места этнической идентичности среди других социальных идентичностей испытуемых и, следовательно, степени ее значимости, выраженности в зависимости от возрастной и этнической группы. Ниже приведены графики, на которых наглядно отображены различные стороны идентичности: этническая, гражданская, надэтническая (в данном случае – «европейская»), религиозная и территориальная (житель г. Кишинева); по оси абсцисс обозначен ранг той или иной идентичности, т.е. важность для испытуемых, по оси ординат – количество школьников, выбравших данную идентичность (в %).

Выявленная при этом в г. Кишиневе множественная, в частности двойная и тройная этническая идентификация обусловлена сочетанием нескольких важных факторов – языкового, территориального и этнической принадлежности близкого окружения.

Среди учащихся школ с преподаванием на русском языке к 10 годам осознание себя как жителя г. Кишинева сочетается с гражданской идентичностью, а этническая принадлежность на десятые доли отстает. Интересно, что уже гораздо меньшая доля детей (на 30% меньше, чем в первом классе) определяет себя как «русских», и наоборот, растет доля «молдаван» (на 6% больше). В подростковом возрасте на первое место выходит религиозная идентичность (60%), что, видимо, связано с психологическими особенностями стадии развития личности в данный период. Далее следует массив из таких идентификаций как принадлежность к малым группам меньшинств, гражданство, этническая принадлежность и городская идентичность, которые незначительно разделяются десятыми долями. Почти 40% детей выбирают для себя наднациональную идентичность – европеец, что говорит о следующем этапе в развитии страны – формировании новой идентичности на смену распространенной среди старшего поколения «советской». На возникновение такой идентичности влияет целый спектр факторов, среди которых следует назвать недавнее вступление Румынии в ЕС, роль СМИ, обсуждающих историю Молдовы и возможные пути ее дальнейшего развития, межэтнические браки, трудовую миграцию в европейские страны. Следует также учитывать тот факт, что в процессе взросления развивается саморефлексия, и в дальнейшем важность «европейской» идентичности может ослабеть в результате более критичного к ней отношения.

В школах с изучением украинского языка в первом и третьем классах прослеживается та же тенденция, что и в школах русских, за исключением важности гражданской принадлежности к Украине (20% и 28% соответственно). Возможно, в младшем школьном возрасте дети выбирают эту категорию из-за поездок в Украину, там проживающих родственников, либо гражданство связывается у них в сознании с важностью принадлежности к украинской культуре благодаря специальным занятиям в школе. При этом небольшая часть детей идентифицирует себя как украинцев. Вероятно, данная идентичность используется в качестве отличительного идентификатора за неимением другого, этим и объясняется ее высокая по рангу позиция, поскольку вперед, как правило, выходят главные отличительные признаки. Ситуация меняется в подростковом возрасте, когда 60% опрашиваемых определяет себя как украинцев; при этом снижается доля «молдаван» (39%). Из этого следует, что именно в младшем подростковом возрасте дети начинают осознавать свою этническую принадлежность и отличать от нее региональную. Причисление себя к молдаванам в этом случае объясняется смешанными браками. Следует также отметить значимость религиозной принадлежности во всех возрастных группах (выше, чем в соответствующих группах русских учащихся первых и третьих классов), что, возможно, позволяет выделить еще один маркер этнической принадлежности для украинцев, причину появления которого следует искать в истории в точках соприкосновения Украины и России и роли для них православия. В любом случае данный факт весьма примечателен и свидетельствует о существовании определенных этнических границ внутри русскоязычного населения города. Достаточно высок также процент самоопределения себя как гражданина Украины. Следует учитывать тот факт, что родители или другие близкие родственники таких детей могут быть гражданами Украины, что говорит о важности данного фактора при этнической идентификации. В подростковом возрасте также начинает играть роль надэтническая идентичность – европеец (39% для русских и 29% для украинцев), появившаяся в матрице идентичностей в связи со стремлением вступления в ЕС Молдовы и Украины, соответствующей пропаганды и развитием сопутствующих настроений. Во времена СССР подобной надэтнической идентичностью была «советская». По приоритетности эта идентичность находится на последних местах. Наглядно перечисленные выше грани идентичности их значимость продемонстрирована далее на графиках.

Таким образом, этническая идентичность во всех исследуемых подгруппах занимает срединное положение (не актуализирована) и сочетается с территориальной и гражданской идентичностями, что говорит о тесной связи этничности с местом проживания. С возрастом актуализируется религиозная идентичность, а ближе к подростковому возрасту – надэтническая.

Влияние статуса группы в этнической структуре общества на формирование этнической идентичности подчеркнуто также в исследованиях О.Л. Романовой среди трех этнических групп подростков. Согласно полученным ею результатам, статус меньшинства сказывается на сложном и противоречивом характере этнической идентичности, т.е. росте внутригруппового предпочтения и тенденции к двойной идентификации14.

В школах с изучением украинского языка 17% подростков выбрали для себя украинскую идентичность, хотя на данную возрастную группу приходится лишь 10% чисто украинских семей, что также подтверждает сознательность их выбора. Кроме того, следует учитывать роль образовательных учреждений, более или менее активно участвующих в возрождении украинской культуры на территории Молдовы.

В каждой возрастной группе существует определенный процент детей, которые не смогли определить свою этническую принадлежность. Данный факт может свидетельствовать о потенциальной этнической маргинальности данной подгруппы.

Возможно, что дети, затрудняющиеся в этническом самоопределении вкупе с теми из них, кто мотивировал свой выбор аффилиативными тенденциями (например, «я – немка, потому что мне нравится немецкий язык»), образуют некую характерную для полиэтнических обществ группу с «глобализированным» сознанием, или, используя термины синергетики, элементы системы, которых не привлекает прежний аттрактор, что в целом соответствует психологическому состоянию общества в транзитный период. Кроме того, выбор идентичности на основе субъективных признаков («нравится») является «конструктом», свойственным особенно группам меньшинств в среде полиэтнических обществ.

К этнодифференцирующим признакам в литературе, как правило, относится осознание кровнородственных связей, знание языка и культуры15.

Из ответов наших респондентов удалось выделить такие признаки как языковой, территориальный (место рождения, поездки) и этническая принадлежность значимых других (родители, родственники), который сами школьники определяли как национальность. Что касается важности культурного фактора, то, по всей видимости, его значение осознается позже. Интересно также отметить, что согласно периодизации Ж. Пиаже, дети в данном возрасте уже должны отмечать особенности истории своего народа и его культуры. Тем не менее, в данном случае можно говорить о влиянии городской культуры, в которой практически отсутствуют, за редкими исключениями, источники знаний о традиционной культуре, значительно снижаются культурные различия в повседневной жизни представителей различных этнических групп. В более старшем сознательном возрасте источниками этнического знания становятся СМИ. В младшем школьном и доподростковом это, в основном, дом и школа.

Проведенное в Республике Алтай сходное исследование среди детей и их родителей также позволило выделить признаки этнической самоидентификации среди испытуемых. Для детей из смешанных семей на первый план вышли родной язык, национальная принадлежность родителей, гражданство и территория проживания, в то время как особенности внешности, культуры и истории своего народа остались на втором плане16. Результаты, таким образом, согласуются и с нашими наблюдениями о возрастной специфике становления этнической идентичности.

Признаком, определяющим выбор этнической идентичности для «русской» подгруппы является язык, что, видимо, характерно для полиэтнического общества в условиях современного города с вековой традицией общения на русском языке (время вхождения в царскую Россию, СССР).

Важность языка при самоопределении также может объясняться ослаблением связи с традиционной русской культурой, Россией. Кроме того, с третьего класса важность получает этническая принадлежность родителей или родственников. Для тех детей, в самоидентификации которых присутствует этноним «молдаванин», важность получил территориальный фактор, т.е. проживание в Республике Молдова. Частично это объясняется этнической принадлежностью одного из родителей. Если же речь идет не об этнических молдаванах, а о русскоязычных подростках, которые используют данный этноним как часть своей этнической идентичности, то можно предположить, что этноним «молдаванин» приобретает гражданское значение (житель Молдовы вне зависимости от этнической принадлежности). Другое объяснение – выбор этнической принадлежности титульного этноса, механизм поддержания своего социального статуса среди этнических меньшинств (например, идентификация русскими детьми себя как украинцев в Харькове)17.

В группе украинцев, в том числе среди русских респондентов, указавших украинскую идентичность, с возрастом снижается роль таких признаков, как язык и страна проживания, и начинает доминировать этническая принадлежность родителей или родственников (в шестом классе в два раза выше, чем в русских школах). Объяснений может быть несколько. Во-первых, в больших городах Молдовы украинский язык если и используется, то, как правило, на бытовом уровне, поэтому в качестве мотива для идентификации он может выступать опосредованно. С другой стороны, принадлежность к этносу по крови можно считать «примордиальным» признаком этнической идентичности, поскольку этническая общность выросла из семьи и племени. История поселения русских и украинцев на территории современной Молдовы отличается тем, что украинское население, а именно русины, считаются автохтонным, а значит, имеют уходящие в прошлое культурные традиции18.

Другой немаловажный фактор – влияние информации, получаемой в школах или через различные этнические организации, нацеленной на развитие национального самосознания. Направление конструктивизма говорит в данном случае о «конструировании» этнической идентичности путем подчеркивания этнических особенностей, т.е. направленном влиянии на процесс формирования этнической идентичности. Конечно, этнические СМИ в данный возрастной период не имеют решающего влияния, поскольку дети, как правило, не читают газет. Однако большое влияние оказывают язык обучения (во многих случаях неродной), школьная программа (например, такой предмет как история) и другие факторы. В данном случае подтверждаются изложенные в теоретической части этой работы положения о совместном влиянии на формирование этнической идентичности примордиальных факторов и социальных конструктов.

Интерес представляют единичные случаи мотивации, которые свидетельствуют об относительной свободе этнического самоопределения. Например:

«папа – украинец, а я хочу быть русской», друзья, «я – еврей, потому что нравится культура и друзья – евреи». Некоторые объяснения своего выбора, напротив, говорят о предопределенности по ряду причин: «мама сказала»

(роль родительского авторитета), «должна считаться», «по паспорту». Эти случаи говорят об определенной степени вариативности при этнической самоидентификации, «конструировании» некоторыми детьми своей этнической принадлежности.

Как отмечают исследователи, для родителей в этнически смешанных семьях сложно воспитывать детей в традициях своего собственного народа, поэтому проявления этнической культуры в них сведены к минимуму19.

В связи с этим, процесс этнической идентификации детей из смешанных семей затруднен, и на начальных этапах ими используются такие «примордиальные» факторы, как родной язык и национальная принадлежность родителей. Позднее, в процессе взросления начинают играть роль более осознанные признаки этничности, зачастую конструируемые сознательно, возможно как компенсация отсутствия переданной органически в процессе воспитания этнической культуры.

На следующем этапе исследования мы определяли аффективное отношение к своей и другим этническим группам. Положительная оценка своей группы (нравятся или очень нравятся) говорит о позитивном отношении к ней и о позитивном характере этнической идентичности в целом. С возрастом оценка своей группы несколько снижается, вследствие более критичного к ней отношения со стороны взрослеющего индивида.

Стоит отметить, что результаты этнопсихологических исследований среди молодежи Республики Молдова, проведенных в недавнем времени И.И. Кауненко и Л. Гашпер, определенным образом сходятся с тенденциями, прослеженными в настоящем исследовании. Так, И.И. Кауненко отмечает, что украинцы более адаптированы к титульному этносу, чем русские, несмотря на сформировавшуюся у них биэтничность по причине преобладания русского языка в общении. Русские же на данный момент находятся на стадии вырабатывания адаптивного механизма, что отчетливо видно по наличию среди них большой группы колеблющихся (восприятие стабильности мира) и позиции четкого индивидуализма (вытеснение этнической идентичности из матрицы социальной идентичности)20. У русских и украинских респондентов исследовательницы отметили высокий уровень идентификации со своей этнической группой, что «может свидетельствовать о тенденции к идентификации по типу гиперидентичности и актуальности этнической компоненты при построении “Я” концепции»21.

При этом у молдаван и гагаузов был выявлен более высокий уровень этнической аффилиации, чем у украинцев, русских и болгар, для которых характерны антиаффилиативные тенденции. Гипериндентичность и антифиллиативность являются гранями выделенного Н.М. Лебедевой «синдрома навязанной этничности», т.е. такого состояния личности, когда этническая идентичность доминирует среди остальных социальных идентичностей22, что отражается в свою очередь на этнической толерантности. Синдром тревожный, особенно в силу того, что частично может быть прослежен и у детей, особенно из русской подгруппы. Однако говорить о нем на основе полученных в ходе настоящего исследования данных рано, поскольку они свидетельствуют о слабой выраженности у респондентов важности этнической принадлежности. А особенности восприятия своей этнической группы русскими детьми и подростками можно объяснить особенностями культурно-политической ситуации в Молдове. Эти данные говорят о психологическом состоянии общества, которое находится на стадии определенной трансформации, начавшейся с распада СССР и продолжающейся до сих пор. Украинцы и русские Молдовы в ходе исторических событий выработали различные механизмы адаптации.

И.И. Кауненко отмечает, что важным фактором, оказавшим влияние на этническое самоопределение, был разный опыт межгруппового сосуществования, адаптации. Русские всегда были наиболее малочисленной группой, но высокостатусной. Практически все этнические группы владели русским языком и были в той или иной мере биэтничны23. По этой причине в настоящем исследовании выявлены различия в степени этнической идентификации русских и украинских школьников, а именно более выраженный адаптивный потенциал украинцев и стадия становления культурной адаптации у русских.

С целью изучения этнокультурных представлений школьников была применена методика проективного рисунка. Задание состояло в просьбе нарисовать представителей пяти народов: русского, украинца, молдаванина, румына и американца. В качестве методологического образца обработки рисунков было выбрано исследование тематических рисунков, проведенное Т.В. Ивановой24 среди русской и украинской молодежи. Методика помогла проследить возрастную динамику формирования этнических представлений, а также особенности самоидентификации респондента со своей этнической группой.

Формирование этнокультурных представлений проходит несколько этапов и характеризуется постепенным накоплением информации. Особенность детского рисунка состоит в компенсации этнических знаний за счет других маркеров: пола и эмоций. Например, «инаковость» американца может выражаться тем, что его изображают единственным мужчиной среди четырех женских фигур или лишают улыбки. Высокий процент изображения идентичных человеческих фигур в первых классах говорит в целом о недостаточной выраженности этнических представлений у детей 7-8 лет, и, следовательно, о небольшой роли этнической принадлежности в их социальной матрице. Данный вывод согласуется с результатами, полученными по методике М. Барретта. В третьих классах наблюдается сокращение количества рисунков с незначительными различиями и идентичных изображений.

Ведущими признаками являются пол и эмоциональная окраска, что свидетельствует о нехватке этнических знаний и одновременном развитии этнической идентичности у детей, повышении ее значимости среди других видов социальной идентичности. В шестых классах наблюдается сведение до минимума количества идентичных изображений и с небольшими различиями в деталях. Развитие этнических знаний отражается в достаточно высоком проценте изображения элементов традиционной одежды, причем в школах с изучением украинского языка он несколько выше, чем в русских. Итак, мы наблюдаем детализацию в описании этнического образа с возрастом, причем резкий скачок приходится на 9-10 лет по сравнению с младшими школьниками. В младшей группе респондентов случаются ошибки описания, что говорит о слабости этнических представлений.

Если сравнить результаты настоящего исследования и полученные Т.В. Ивановой в группе молодежи (где использовано большое количество элементов всех выделенных ею категорий описания этноса), то очевидно очень малое количество элементов этнической дифференциации. Например, образ русского включал шапку-ушанку, валенки, телогрейку, окладистую бороду.

Образ украинца – шаровары, вышитую сорочку, кушак, усы, казацкий чуб, булаву. Американец представал в виде человека в деловом костюме, спортивном, ковбойском или в виде толстого «буржуя»25. Интересно отметить отличия и совпадения элементов стереотипного образа в динамике. Исследование Т.В. Ивановой проходило в конце 1990-х годов в Украине. За прошедшие десять лет образ русского утратил деревенский вид (ушанка всего лишь в одном случае). Украинец, напротив, остался в образе казака. Американец же не воспринимается больше как ковбой. Изменение этнических образов и стереотипов со временем, вытеснение одних и замена их другими отражает процесс исторического развития. Яркий пример тому – рисунок американца в образе космонавта, хотя какое-то время назад данная привилегия принадлежала исключительно СССР. Другой пример – румынские курорты на море и в горах, менее доступные и известные на территории Молдовы еще 10 лет назад. Бросается в глаза также малое количестве элементов, составляющих этнический образ в представлениях школьников, по сравнению с данными Т.В. Ивановой. Маловыраженные стереотипы или их отсутствие говорят о недостаточном уровне их формирования у испытуемой группы детей и подростков, что соответствует данным когнитивной психологии. Вопрос заключается в том, на основе каких источников этнические стереотипы сформируются в последующем и насколько они будут позитивны. Ответить на него помогает анализ образов русского. Военизированный образ вкупе с большим количеством негативной символики (агрессия, оружие) напоминают о транслируемых по русским каналам бесчисленным сериалам, в которых полярность добра и зла носит образы мафии и милиции / террористов и военных. В отличие от американского кино, в котором также много крови, российские фильмы сняты реалистично и рождают своеобразный образ России как сильного военного государства и ее защитника – вооруженного борца за справедливость. В рисунках испытуемых очень малое количество образов русского, напоминающих о традиционном способе культурной трансмиссии через семью – сказки, песни и т.п., что неудивительно в условиях городской культуры. Главным источником информации, таким образом, выступает телевидение. В такой ситуации тем большее значение приобретает школа, а именно специальные занятия, направленные на формирование позитивных образов своей и других культур, поиск общих символов, событий, сближающих проживающие на одной территории народы. На территории проживания нескольких народов вопрос исторической памяти отмечается повсеместно.

Так, в Алтае, несмотря на несколько веков совместного проживания, существует проблема дефицита общезначимых для русских и алтайцев исторических фигур и событий, что негативно отражается на общегражданской солидарности Республики26.

По количеству элементов традиционного костюма при описании своего народа можно судить об определенной степени идентификации с ним; при описании других народов – о степени близости / отдаленности их для респондентов. Для обеих групп респондентов, помимо своей, близок молдавский этнос, но в группе украинцев сильнее выражена этническая идентификация, чем в русской. Молдаван характеризует такая смысловая группа как труд в быту, куда можно отнести и изображения виноградной лозы, а украинцев – пища. Эти две этнические группы изображаются чаще всего в национальной одежде, что говорит об «этнографичности» их образа в представлении школьников. Одним из возможных объяснений данному явлению может послужить тот факт, что исторически украинцы и молдаване на территории Молдовы поддерживали более тесную связь с селом, очагом национального быта и культуры в целом, чем русские, являющиеся, как правило, городскими жителями.

Влияние на формирование этнического самосознания имеет также проводимая среди школьников работа по знакомству со своей и другими этническими культурами, особенно в школах с изучением украинского языка. Отметим, что для русских Молдовы традиционная культура может играть менее значимую роль также по причине доминирующей роли в этнической идентификации языка и культуры на основе литературы. Важность имеет также обширный рынок труда в России, приобщающий к русской культуре и языку также титульный этнос. Украинская часть населения Молдовы тоже, как правило, владеет русским языком.

В самоидентификации школьников – украинцев недостаточная распространенность родного языка (большинство украинцев в Кишиневе русскоязычны) компенсируется территориальной близостью Украины, важностью традиции.

Образ русского воспринимается извне обеими группами школьников, о чем говорит низкий процент его изображения в национальной одежде в сравнении с молдаванином и украинцем. Размытость образа может объясняться более поздним формированием этнической идентичности у русских детей в связи с такими особенностями социальной ситуации, как важность языка и особая роль России и русской культуры (телевидение, литература, российская внутренняя и внешняя политика, трудовая миграция в Россию) в процессе самоидентификации.



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 33 |

Похожие работы:

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 декабря 2013 года по 22 января 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание Философия История. Исторические науки....»

«Б. С. Жаров САНКТ ПЕТЕРБУРГ И ИСЛАНДИЯ Исландия — островная страна в Атлантике, наименее насе ленная и наиболее отдаленная от Санкт Петербурга из всех Скандинавских стран. Несмотря на это, к ней в нашем городе существует устойчивый и длительный интерес. В связи с осо бенностями исторического развития в Исландии возникла со вершенно уникальная культура. В мире хорошо известны «Старшая Эдда» и «Младшая Эдда», родовые саги, королев ские саги, поэзия скальдов, исландские баллады. Замечатель ные...»

«Новикова Юлия Борисовна ПРАКТИКО-ОРИЕНТИРОВАННЫЙ ПОДХОД К ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ БРИТАНСКОГО УЧИТЕЛЯ (КОНЕЦ XX НАЧАЛО XXI ВВ.) 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Москва – 2014 Работа выполнена на кафедре педагогики Государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный областной социально-гуманитарный институт»...»

«ИДЕИ DIXI ГИПОТЕЗЫ ОТКРЫТИЯ 2012 В СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Хабаровская государственная академия экономики и права»DIXI – 2012: ИДЕИ, ГИПОТЕЗЫ, ОТКРЫТИЯ В СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ Сборник научных трудов Выпуск Хабаровск 20 ББК Ч Х DIXI – 2012 : идеи, гипотезы, открытия в социально-гуманитарных исследованиях : сборник...»

«История России И.В. Базиленко ПРАВОСЛАВНАЯ РОССИЯ И ШИИТСКИЙ ИРАН: ПО СТРАНИЦАМ ИСТОРИИ ОТНОШЕНИЙ (XVI – НАЧ. XX ВВ.) Статья представляет собой краткий очерк истории отношений двух соседних, отличных по духовной культуре и традициям государств — православной России и шиитского Ирана. Страницы русско-иранских отношений с XVI в. до I мировой войны наполнены разнообразным содержанием и дают заинтересованному читателю редкую возможность узнать и о светлых событиях (перенесение Ризы Господней в...»

«Министерство культуры Российской Федерации Российская академия наук Комиссия по разработке научного наследия К.Э. Циолковского Государственный музей истории космонавтики имени К.Э. Циолковского К.Э. ЦИОЛКОВСКИЙ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КОСМОНАВТИКИ Материалы 50-х Научных чтений памяти К.Э. Циолковского Калуга, 2015 ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ НАУЧНЫХ ЧТЕНИЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ РАЗРАБОТКЕ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ И РАЗВИТИЮ ИДЕЙ К.Э. ЦИОЛКОВСКОГО М.Я. Маров Имя великого русского ученого,...»

«Амурская областная научная библиотека имени Н.Н. Муравьева-Амурского Отдел библиотечного развития Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году Аналитический обзор Благовещенск Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году / Амур. обл. науч. б-ка им. Н.Н. Муравьева-Амурского; ред.-сост. Л.Ф. Куприенко – Благовещенск, 2012. – 112 с. Редактор-составитель: Куприенко Л.Ф. Ответственный за выпуск: Базарная Г.А....»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ диссертационного совета Д 003.006.01 на базе Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук по диссертации на соискание ученой степени доктора наук. аттестационное дело № решение диссертационного совета о т _ №_ О присуждении Чаиркиной Наталии Михайловне, гражданство Россия степени доктора исторических наук Диссертация «Торфяниковые памятники Зауралья: анализ и интерпретация» по специальности...»

«В.И. Дашичев ОТ СТАЛИНА ДО ПУТИНА Воспоминания и размышления о прошлом, настоящем и будущем Москва НОВЫЙ ХРОНОГРАФ УДК 94(47).084:821.161ББК 63.2(2)+84(2=411.2)6-49 Д21 Дашичев, В.И. От Сталина до Путина. Воспоминания и размышления Д21 о прошлом, настоящем и будущем. / Дашичев В.И. – М. : Новый Хронограф, 2015 – 608 с.– ISBN 978-5-94881-267-0. В книге представлено авторское восприятие узловых проблем политического, экономического и духовно-нравственного развития Cоветского Союза и России, их...»

«Научно-практический журнал основан в 1996 году УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ Санкт-Петербургского имени В.Б.Бобкова филиала Российской таможенной академии № 3 (47) АТЭС: ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ Фёдоров А.В. В статье рассматривается антикоррупционная составляющая деятельности Межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотруд­ ничества АТЭС, история формирования антикоррупционной политики этого эконо­ мического форума и её современное состояние The article deals with the...»

«Авторы МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НЕФТЕГАЗОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ТЮМЕНСКОЙ СОЦИОЛОГИИ: ИНТЕРВЬЮ С СОЦИОЛОГАМИ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ ТЮМЕНЬ УДК 316. ББК 65 Прошлое, настоящее и будущее тюменской социологии: Интервью с социологами разных поколений / Под редакцией Б. З. Докторова, Н. Г. Хайруллиной. – [электронный ресурс] – Тюмень: ФБОУ ВПО...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 30 января по 11 февраля 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Социология Экономика....»

«Избранные доклады секции «Свято-Сергиевская традиция попечения об инвалидах; история и современность» XXII Международных Рождественских образовательных чтений, январь 2014 г. Содержание 1. Итоговый документ секции – стр. 2-3 2. «Марфо-Мариинская Обитель милосердия: служение Марфы и Марии», монахиня Елизавета (Позднякова), настоятельница Марфо-Мариинской Обители милосердия – стр. 4-6 3. «Особенности формирования объективного «образа Я» инвалида в новых социальных условиях», Т.А. Некрасова,...»

«ТРАДИЦИЯ, ОБЫЧАЙ, РИТУАЛ В ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЕ Традиции землепользования и самоуправления в контексте модернизации жизни на современном Северном Кавказе (рук. д.и.н. Бабич И.Л., ИЭА РАН) Работа посвящена изучению современного состояния экономики, системы самоуправления и общества на Северном Кавказе, основным характеристикам по данным параметрам в Швейцарии и изучению сходств и различий между двумя горными регионами, и наконец, возможности применения швейцарского опыта освоения гор. В ходе...»

«ИСТОРИОГРАФИЯ АРЦАХА (НАГОРНО-КАРАБАХСКАЯ РЕСПУБЛИКА) Ваграм Балаян канд. исторических наук, доцент, зав. кафедрой истории АрГУ ПРОТОАРМЯНСКИЕ ГОСУДАРСТВА Известно, что историческая родина индоевропейских народов находилась между Иранским плоскогорьем, Восточной Анатолией Северного Междуречья и рекой Кура, где расположены Армянские восточные провинции Арцах и Утик. Армяне Арцаха не только принадлежат арменоидной ветви индоевропейской языковой семьи, но и являются самыми яркими представителями...»

«ISSN 2308-8079. Studia Humanitatis. 2015. № 3. www.st-hum.ru УДК 929:271.22-725 УЧЕНЫЙ-ПРАВЕДНИК – ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР ГОРСКИЙ (К 140-ЛЕТИЮ КОНЧИНЫ) Мельков А.С. Статья посвящена памяти протоиерея Александра Горского (1812-1875) – ректора Московской Духовной Академии, пастыря Церкви, историка, археографа, богослова и педагога. В работе анализируется научнопедагогическая и пастырская деятельность отца Александра через призму его праведной, святой жизни, которую можно назвать священной эпопеей....»

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время Т. 8. Вып. 1 • 2015 ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ ОБРАЗОВАНИЯ Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 8, issue 1 'The Space and Time of Education’ Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb ‘Raum und Zeit‘ Bd. 8, Ausgb. 1 ‘Raum und Zeit der Bildung' Специальное образование Special Education / Spezialausbildung Практикум / Praktikum Practicum УДК 37.032:378.147-057.17:303 Виниченко М.В. Развитие личности на этапе обучения...»

«К СОЗДАНИЮ ВЫСОКОУРОВНЕВОЙ ЭЛЕМЕНТНОЙ БАЗЫ С ОПЕРЕЖАЮЩЕЙ АРХИТЕКТУРОЙ ДЛЯ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ И РАСПРЕДЕЛЕННЫХ ВЫЧИСЛЕНИЙ Ю.С. Затуливетер, Е.А. Фищенко ИПУ РАН, г.Москва Введение Развитие сетевых технологий привело к формированию глобальной компьютерной среды (ГКС), которая в свом стихийном росте стала носителем исторически беспрецедентного феномена – глобально сильно связного информационного пространства. В основе информационных процессов лежат три вида фундаментальных действий с информацией –...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 30 января по 11 февраля 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Социология Экономика....»

«В честь 70-летия МГИМО Олимпиада МГИМО (У) МИД России для школьников по гуманитарным и социальным наукам 2014-2015 учебного года ОЛИМПИАДНЫЕ ЗАДАНИЯ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ЭТАПА Москва МГИМО (У) МИД России Вариант 1 Часть 1. Выполните следующие олимпиадные задания: Задание 1 (Максимальная оценка за выполнение задания – 2 балла, по 1 баллу за каждый правильный ответ) В каком году состоялась битва, изображённая на карте? Варианты ответа: а) 1789 г.; б) 1814 г.; в) 1871 г.; г) 1916 г. (обведите кружком...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.