WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |

«Трансформация этнической идентичности в России и в Украине в постсоветский период Москва Ряд исследований и публикация сборника подготовлены при финансовой поддержке проектов РГНФ ...»

-- [ Страница 6 ] --

Е.П. Белинская выделяет ряд существенных факторов, влияющих на формирование этнической идентичности: особенности этнической социализации в семье, школе и ближайшем социальном окружении;

особенности этноконтактной среды (гетерогенность/гомогенность);

статусные отношения между этническими группами 5.

Семья как социальная этническая группа закладывает основу личности, являясь первичным источником формирования самосознания;

прививает нравственные устои и принципы; выполняет функции проводника этнических обычаев и традиций. По мнению В.А. Болдышева, в образе мира интегрируются качества общего (социального, «мы») и единичного (личного, «я»). Вслед за В.П. Яссменом, мы понимаем этническую картину мира как систему представлений (не обязательно осознанных), касающихся человеческого действия и взаимодействия 6.

Присвоение ребенком культурных ценностей, освоение присущих культуре миропонимания и поведения осуществляются в процессе инкультурации (понятие, введенное М. Херсковицем), в результате чего формируются его когнитивное, эмоциональное и поведенческое сходство с представителями данной культуры и отличие от носителей других культур. Культура, обеспечивая формирование социально значимых ценностей, способствует успешному развитию этнокультурной идентичности у представителей данного народа.

В процессе этнической социализации через поведение родителей, стиль привязанности, организацию сна и другие конкретные механизмы культуры у детей формируется поведение, восприятие, ценности, свойственные одной из этнических общностей, и они начинают рассматривать себя и других людей членами подобных групп.

К одному из наглядных признаков этнической культуры относят этноним (самоназвание народа). Его наличие свидетельствует об осознанности индивидом своей этнической определенности. Традиционно определение своей принадлежности к этносу осуществляется принятием этнонима родителей, одного из родителей (в случае межэтнического брака) либо зависит от «случайных факторов» 7. Условием формирования этнической определенности В.Ю. Хотинец считает овладение человеком системой ценностей этнической культуры своей общности 8.

Этническая самоидентификация, по утверждению Н.М. Лебедевой, как древняя и устойчивая форма удовлетворяет фундаментальную потребность человека в его человеческой состоятельности, реализует желание быть принятым в референтной группе. В стабильном обществе потребность в этнической самоидентификации находится как бы в свернутом состоянии. Актуализируется данная потребность в ситуации межэтнического конфликта в обществе. Итогом данного процесса является формирование индивидуальной этнической Я-концепции («Ярусский», «Я-армянин») и формирование Мы-концепции, осознание того, что индивидуальное этническое «я» является частью «мы».

Ю.Г. Платонов и Л.П. Почебут рассматривают три варианта включения индивидом в «Я-концепцию» своей этнической принадлежности: на базе подражания (человек осознанно и неосознанно копирует образцы поведения своей этнической общности); на базе принуждения (например, в традициях казахского народа принято определять свою национальность по национальности отца) и на основе свободного, осознанного выбора. Если родители принадлежат к одной и той же этнической группе и жизненный путь человека проходит внутри нее, то он легко идентифицирует себя со своей этнической общностью. Установлено, что индивид тем легче идентифицирует себя с определенной группой, чем больше связей замыкается внутри нее. Трудности в определении этнической принадлежности у индивида возникают тогда, когда у родителей разная национальность либо когда человек родился в чужой этнической среде, к которой его родители не принадлежат 9.

Семья, оказывая влияние на формирование этнической идентичности ребенка, в свою очередь находится под влиянием контекстов, обусловленных мировой образовательной средой, образовательной средой страны, коммуникативной и информационной культурой 10.

В современных этнических общностях многие элементы культуры размываются, интернационализируется хозяйственная деятельность, жилище, пища, искусство. Этносы в значительной степени оторваны от традиций, поведение предков не рассматривается как модель. Но всегда остаются слои культуры, позволяющие осознавать свою принадлежность к этнической общности: язык, религия, миф об общих предках, историческая память, богатая подвигами героев или общими страданиями. П. Бергер пишет о том, что глобализация позволяет увидеть широкую возможность выбора моделей поведения и социальных образцов по собственному усмотрению 11.

Наше исследование, посвященное проблеме становления этнической идентичности первоклассников, проводилось автором в 2010– 2011 гг. в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле. Объектом исследования были учащиеся первых классов общеобразовательных школ (95 человек). Одной из задач исследования и целью данной статьи является рассмотрение типов формирующейся этнической идентичности детей 7–8-летнего возраста и факторов ее формирования.

В нашем исследовании были поставлены и решены следующие задачи:

– определить критерии выборки испытуемых;

– подобрать методы, выявляющие тип формирующейся этнической идентичности;

– определить компоненты этнической идентичности;

– диагностировать типы формирующейся этнической идентичности первоклассников и выявить связь типов этнической идентичности с этническими семейными группами;

– выявить и проанализировать проявления этнотипических особенностей учащихся.

Критерием выборки детей была национальность, определяемая по национальности родителей методом анкетирования. Необходимо было выбрать первоклассников разной этнической принадлежности с учетом неоднородности составов классов по национальности (т.е. разных социально-психологических условий), поэтому в выборку вошли дети из семей вынужденных мигрантов г. Екатеринбурга (70% учеников школы

– представители разных национальностей: киргизы, таджики, азербайджанцы и др.); «русские» дети и дети с «нерусскими» фамилиями из школ г. Нижнего Тагила, в которых обучается большинство представителей доминирующего этноса. Всего было опрошено 95 человек. Мы предположили что, возможно, фамилия указывает на существование этнических корней, влияющих на определение этнической идентичности.

Сложностью подбора методик явилось ограничение в возрасте и выявление этнической принадлежности учащихся большого спектра национальностей. В подборе метода определения этнической принадлежности мы опирались на исследование этнических и национальных идентификаций и представлений у украинских детей и подростков (В.Н. Павленко, И.В. Кряж, М. Баррет), в котором использовался метод самоидентификации со свободным выбором (предлагался набор карточек с категориями этнонационального уровня «украинец/украинка», «русский/русская» и т.д.) 12. Мы модифицировали данный вариант. Ребенку предлагалась таблица со списком самоназваний народов (21 название), составленная с учетом национальностей Свердловской области. Инструкция: «Я буду тебе читать названия народов, проживающих в нашей области. Поставь в графе “знаю” знак “+”, если слышал это название, знаешь этот народ или знак “–”, если не слышал, не знаешь» (1-ый выбор). «Выбери из отмеченных знаком “+” те самоназвания, какие есть в твоей семье (к какому народу принадлежит мама, папа, бабушки, дедушки?)» (2-ой выбор). Данное задание позволило определить осведомленность ребенка в этнической принадлежности близких родственников, этнические корни семьи. «Выбери название народа, к которому ты принадлежишь» (3-ий выбор) – данный выбор отражал самоидентификацию ребенка.

Дополнительный вопрос: «К какому народу ты хотел бы принадлежать? (если этого названия нет в списке, то запиши в свободную клетку)» (4-ый выбор) выявлял эмоциональное неосознанное отношение к своей этнической идентичности, степень определенности. Положительный ответ показывает чувство удовлетворения от принадлежности к этносу, принятие своего этноса.

Для решения третьей задачи мы проанализировали существующие в кросскультурной психологии модели этнической идентичности. С целью выявления неосознаваемого эмоционально-оценочного (аффективного) компонента этнической идентичности (эмоционального отношения к выбранным категориям народов и дополнительно к доминирующему этносу – «русские») использовался цветовой тест отношений (ЦТО) в интерпретации Н.Я. и М.М. Семаго.

Модифицированный тест «Кто я?» (пять слов-характеристик) (М. Кун, Т. Макпартленд, 1954) выявлял выраженность этнической идентичности.

Использование этнической категории в актуальном самоопределении говорит об актуализированной этнической идентичности.

Дополнительный метод – анкетирование родителей – использовался для определения соответствия этнической самоидентификации ребенка со своей (либо чужой) этнической группой. Первый вопрос анкеты «Перечислите, пожалуйста, национальности членов Вашей семьи» выявлял национальную идентичность двух поколений (матери, отца, бабушек, дедушек), этнические корни семьи. На основании ответов родителей мы разделили всю выборку на три группы: группа «Русские» (Р) – 27 человек, группа «Русские с этническими корнями» (Рэк) – 24 человека и группа «Другие этнические общности» (Др) – 44 человека.

Последующие вопросы выявляли этническую принадлежность родителей и ребенка по признаку «родного языка, уровня владения родным языком»; эмоциональный компонент этнической идентичности (чувство гордости за свой народ), когнитивный и поведенческий компонент (знание и соблюдение традиций и обычаев народа, чтение ребенку народных сказок); место ребенка в семье (участие в семейных торжествах). На основании ответов на данные вопросы определялась идентификация ребенка со «своей» или с «чужой» группой.

Проанализировав существующие в кросскультурной психологии модели этнической идентичности, мы выделили следующие компоненты, адекватные задачам исследования и проявляющиеся в данном возрасте: когнитивные компоненты – этническая семейная группа, актуализированность этнической идентичности, самоидентификация;

эмоциональные компоненты – эмоциональное отношение к своей семейной группе / к доминирующей группе (отвергаемое, привлекательное, нейтральное), отношение к своей идентичности (определенность, устойчивость). По совокупности показателей мы определили типы формирующейся этнической идентичности: позитивная, негативная, неопределенная.

Обсуждение результатов. По данным психологической диагностики были выявлены разные варианты типов этнической идентичности (см. табл. 1).

Таблица 1. Соотношение типов этнической идентичности первоклассников в разных этнических семейных группах, % Этнические семейные группы Параметры Русские Русские Другие нас этнически- циональности ми корнями Позитивная 22,11 7,37 32,63 Негативная 0,00 6,32 6,32 Типы ЭИ Неопреде- 6,32 11,58 7,38 ленная Всего: 95 человек (27 – «Русские», 24 – «Русские с этническими корнями», 44 – «Другие национальности»).

Позитивная этническая идентичность отражает отнесение ребенком себя к данному этносу на основе позитивной оценки его культуры.

В плане диагностических параметров это выразилось в самоидентификации со своей семейной группой, в так называемом привлекательном отношении к своей этнической семейной группе и к доминирующему этносу, в устойчивом определенном отношении к своей идентичности. Например: национальность родителей – азербайджанцы совпадает с самоидентификацией ребенка («Я – азербайджанец»), выбор цвета соответствует привлекательному отношению к своему народу, определенность идентичности выражена в ответе «Хотел бы принадлежать к своему народу». Этническая определенность, по мнению В.Ю. Хотинец, всегда осознанна, это отражение в самосознании компонентов этнической культуры и взаимосвязей с ними.

Формирование этнической идентичности по типу «нормы» (позитивная этническая идентичность) предполагает соотношение в структуре идентичности позитивного образа собственной этнической группы с позитивным ценностным отношением к другим этническим группам, сопровождается адекватно высокой самооценкой, чувством собственного достоинства.

Позитивная идентичность может проявляться в многочисленных уровнях интенсивности и в своей крайней форме – этнической гиперидентичности, которая сопровождается этноцентристскими стереотипами, предубеждениями по отношению к представителям других этнических групп (на неосознаваемом уровне это выразилось в так называемом отвергаемом эмоциональном отношении к доминирующей группе «русских» у некоторых детей-мигрантов).

Негативный тип идентичности характеризовал первоклассников, выразивших «отвергаемое» отношение (на неосознанном уровне) по тесту ЦТО к своей семейной этнической группе.

Под неопределенностью (нечеткостью, амбивалентностью) этнической идентичности мы понимаем потенциальную маргинальность (Иванова, 2002), возможно, сопровождающуюся тревогой, неуверенностью, беспомощностью. К неопределенному типу идентичности мы отнесли затрудняющихся в этническом самоопределении («Я – не знаю»), сделавших выбор на основе субъективных признаков («Хотела бы быть узбечкой. Бабушка меня так называет за то, что я люблю плов», «Хотел бы быть белорусом, потому что слово понравилось»).

Случаи мотивировки детьми своего выбора аффилиативными тенденциями («Хочу быть индианкой, нравится», «Хотел бы принадлежать к русским. В России много парков, где можно гулять») говорят об определенной степени вариативности при этнической самоидентификации, «конструировании» некоторыми детьми своей этнической принадлежности.

С расширением социального пространства (поступлением в школу) первокласснику необходимо принять социальную роль ученика, что предполагает идентификацию с группой сверстников, учащихся школы. В варианте, осложненном несовпадением этноса семьи и доминирующей национальности (например: дети-мигранты), наступает кризис идентичности, преодоление которого может идти по пути становления позитивной этнической идентичности, обретения новой идентичности либо дезориентации. Так в нашем исследовании было обнаружено, что часть детей недоминирующего этноса идентифицируют себя с русскими. В процессе социально-психологической адаптации происходит осознавание своего отношения к социальным ролям, осознавание своего отношения к этнической семейной группе.

Для выявления связи типов этнической идентичности с семейными группами мы осуществили математико-статистическую обработку с помощью непараметрических методов анализа: критерия хи-квадрат – Фридмана и критерия Н – Краскала-Уоллеса. При обработке данных использовали программу Statistika 6.0. Выявлена значимая связь между типами этнической идентичности и семейными этническими группами (при значении хи-критерия = 17,7492; р = 0,0014 0,05). Обнаружены значимые различия типов идентичности в группе русских и в группе русских с этническими корнями по критерию Н – Краскала-Уоллеса; Н (2, N = 95); р = 0,0423. В группе русских выявлены значения позитивного и неопределенного типа идентичности, причем значения позитивного типа доминируют. Негативного типа не обнаружено. В группе других этнических общностей обнаружены все типы этнической идентичности, но большее значение имеет позитивный тип. В группе русских с этническими корнями выявлено наибольшее значение типов негативной и неопределенной этнической идентичности по сравнению с другими группами.

Таким образом, дети русской национальности в однородной семейной группе и в своей этнической среде обнаруживают в большинстве случаев позитивный тип этнической идентичности. Дети русской национальности с этническими корнями обнаруживают большие значения типов негативной и неопределенной этнической идентичности, что говорит о трудностях идентификации в этой группе, связанных с разными образцами этнического поведения, приводящего к внутренним неосознаваемым конфликтам. У детей недоминирующих национальностей в чужой этнической среде (русской) преобладает тип позитивной этнической идентичности, что говорит о влиянии традиционной культуры. Но в то же время в семейной группе «Другие этнические общности» выявлены типы негативной и неопределенной идентичности, что обусловлено влиянием доминирующего этноса на формирование этнической идентичности детей-мигрантов. Можно предположить, что в условиях проживания в стране русского этноса, обучаясь в российском образовательном пространстве, ориентиром успешности для детей данной группы служат образцы русской этнической культуры.

Обнаружена связь между компонентами этнической идентичности:

отношением к своей группе и этнической семейной группой (значение хи-критерия = 22,89; р = 0,01 0,05). В группах «Русские с этническими корнями» и «Другие этнические общности» отвергаемое отношение к своей семейной группе проявляется чаще, чем в группе «Русские». В группе «Русские с этническими корнями» привлекательное отношение к своей семейной группе проявляется реже, чем в других группах. Выявлены значимые различия по компоненту этнической идентичности «определенность-неопределенность» в разных семейных группах (значение хи-критерия = 7,54; р = 0,02 0,05). Неопределенность этнической идентичности в группе русских с этническими корнями больше, чем в других группах. Данные подтверждают трудности идентификации детей в группе «Русские с этническими корнями». В группе «Другие этнические общности» определенность связана с тем, что процесс самоидентификации у детей других национальностей в чужой этнической среде происходит осознаннее, т.к. им невольно приходится сравнивать себя и других (чужих).

Доказательством того, что на процесс этнической самоидентификации ребенка оказывает доминирующе влияние расширенная семья, является выявленная значимая связь компонента этнической идентичности «самоидентификация» с разными семейными группами (значении хи-критерия = 106; р = 0,00 0,05).

Этническая идентичность как характеристика этнической индивидуальности человека проявляется в этнотипических особенностях поведения.

Этнотипические особенности первоклассников выявлялись с помощью методики – Сказочный проективный тест (СПТ) Карины Колакоглоу (Греция), направленной на изучение детских потребностей, конфликтов и защитных механизмов (тест адаптирован и стандартизирован Е.А. Савиной) 13. Стимульный материал теста представляет собой семь наборов карточек (по три карточки в каждом) с изображением известных героев из детских сказок: Красной Шапочки, Волка, Гнома, Великана, Колдуньи, которые имеют архетипические черты, а также сцен из сказок «Красная Шапочка» и «Белоснежка и семь гномов». Согласно психоаналитической интерпретации, характер героев сказки рассматривается как выражение роли значимых людей в жизни ребенка, чаще всего родителей, как отражение опыта личности. Данный тест использовался нами как средство кросскультурного исследования.

Качественный анализ ответов по СПТ с позиций индивидуального подхода обнаружил, что этнотипические проявления (установки и стереотипы) наиболее ярко выражены в группе детей с позитивной актуализированной этнической принадлежностью. Такой тип выявлен у большинства исследуемых в группе детей из семей мигрантов.

Приведем примеры качественного анализа ответов испытуемых.

Этнические стереотипы семейного воспитания отражаются в следующих ответах. В ответах девочек-киргизок на вопросы Сказочного проективного теста проявляются родительские установки: «Слушайся отца и мать», «Не обижайся на мать», «Не делай зла», «Спроси у отца и матери», «Кто опозорит колдунью, того она будет бить», «Красная Шапочка долго шла к бабушке, маму опозорила». Во время беседы мальчик-азербайджанец, сохраняя строгое выражение лица, признается, что боится отца: «Когда маленьким был, родители не наказывали, а сейчас наказывают» (говорит с чувством смущения). Мальчик-таджик:

«Я таджик, мужчина. Кто обижает, то его тоже надо обижать. Если смеются, то надо давать сдачи».

А.Л. Налчаджян говорит о том, что в различных культурах преобладают различные чувства в процессе социального контроля над поведением людей (стыда, вины, страха, совести). В культурах стыда, где стыд – основной механизм социального контроля, люди ориентированы на оценки других (личность зависима от группы) 14.

Ответы на вопрос «Кем ты хочешь стать в будущем?» (мамой, помогать маме, милиционером, адвокатом и т.д.) отражают традиционные ориентации детей из группы недоминирующих народов. Большинство девочек свое будущее связывают с ролью жены и матери, а мальчики часто выбирают «защищающие» профессии. Мальчиктаджик: «В будущем хочу работать милиционером. У нас две машины.

Если кто нарушает правила, то сразу буду останавливать. В Армии буду полковником. Он всем работу дает». Рассказывает о том, что занимается боксом самостоятельно. В многодетных азиатских семьях, как правило, одного из сыновей стремятся отправить работать в милицию или на таможню с целью обеспечения благополучия всей семье, поэтому данные профессии среди мальчиков престижны. Ответ мальчика-киргиза: «Хочу стать президентом Киргизии. Буду справедливым, хорошим». Описание по карте СПТ: «Белоснежка разговаривает с папой. Папа пришел с войны, не раненый. Победил. Как дела? Хорошо.

Зачем ходил на войну? Чтобы Родину защищать». Ответ ребенка убедителен, эмоционально окрашен.

В группе русских детей образ будущей профессии разнообразен (буду певицей, работать в ГАИ, художницей, «из дерева фигурки вырезать», зубным врачом, археологом, парикмахером). Наличие жизненных планов является показателем позитивного образа будущего. Восприятие своего места в мире, эмоциональное проживание жизненных ситуаций в семье формирует ценности личности, обусловленные этнической культурой.

В традиционных культурах существуют четкие различия в половозрастных стереотипах. Примером дифференцированного отношения к детям по возрасту и полу может служить описание девочкойазербайджанкой сцены «Белоснежка и отец»: «Папа не разрешает Белоснежке пойти на улицу, боится потерять доченьку. Папа хочет, чтобы она стала большой, обед готовила». Проекция любящего, нежного отношения отца к дочери, характерное для восточных отцов.

У детей, воспитывающихся в традиционной культуре, проявляется сильный страх перед родителями. Нормой уважения к взрослым, например в киргизских семьях, служит обращение детей к родителям на «Вы».

Русские дети в большинстве своем не боятся родителей, данный вопрос вызывает у них удивление и усмешку. Пример отражения образа русских отцов в сознании детей – проекции на Великана: «Злой.

Не хочет идти на работу. Строитель машин. Мечтает бездельничать, играть в “войнушки” на компьютере (у меня папа так каждый день играет)»; «Думает о том, чтобы каждый день сидеть дома и смотреть телевизор. Смешной, полный бак [толстый живот. – Л.Р.] себе налил, ничего не хочет». Изменения в образе жизни, происходящие на уровне нации, оказывают влияние и на содержание внутренней картины мира ребенка.

Во многих ответах группы русских детей выражены ассоциации героев и ситуаций из зарубежных мультфильмов: «Колдунья некрасивая.

Шепчет заклинание как в “мультфильме”, хочет убить всех фей, забрать имущество себе, весь мир победить»; «Гном думает полететь в космос, найти странных существ»; «Гном желает сказать своим сыновьям, чтобы они пошли и нашли серебряный камень из “мультфильма”. Из него можно что-нибудь сделать». Появление таких ассоциаций обусловлено влиянием на детское сознание информационной культуры, что характерно для типов постфигуративных культур 15.

В проблемно-конфликтных ситуациях выбора, принятия решения «этнический человек» руководствуется стандартными установками своего этноса и проявляет типичные приемы и способы поведения.

Приведем пример варианта этнической установки (поведенческой реакции, не дозволенной в своей этнической среде, но дозволенной в чужой этнической среде). Цыганские законы строго запрещают цыгану украсть у цыгана лошадь или увести любимую девушку. Похожая воображаемая реакция проявилась в ответах мальчика-цыгана: «Колдунья злая, у нее нет настроения. Ее гномы обидели, украли ее палочки». Уточняющий вопрос исследователя: «Они плохо сделали?». «Они считают, что хорошо сделали». «Великан злой, ломает все, потому что ему натворили. Сидел на диване, встал, видит – дивана нет, рассердился». Чувство собственного достоинства проявляется как чувство собственности. Тема кражи у злого героя (у чужого дозволено) характеризует проявление автостереотипа. Другая установка характеризует цыганский этнос в ответах брата мальчика-цыгана: «Гном думает построить много домов, замков, чтобы везде путешествовать и везде были дома. Гном пойдет в другое место, и еще больший дом построит». Стремление вести кочевую жизнь, отсутствие постоянного места жительства является этнической особенностью данного народа.

Пример этнической установки в ответе девочки-киргизки: «На картинке – Белоснежка и ее муж. На танец приглашает. Ей нравится принц». «А тебе?» – уточняющий вопрос исследователя. Девочка смутилась, покачала головой, скривила губы: «Он некрасивый. У него одежда некрасивая». Исследователь спрашивает: «А ты кого бы выбрала из Гномов?» Выбор девочки – Гном с восточной внешностью.

Данный выбор означает предпочтение лиц своего этноса. Несогласие с тем, чтобы представитель другой национальности занимал позицию близкого родственника (по браку) даже в воображении, выражает социальную установку, оценивающую уровень толерантности к представителям другой национальности (объясняется по шкале социальной дистанции Е. Богардуса). По мнению Ю.П. Платонова, этнические стереотипы довольно жестко закрепляются в онтогенезе.

Характерной чертой многих народов является гостеприимство, отражаемое в проекциях детей: «Гном добрый. Хочет, чтобы к нему пришли гости, угощает конфетами, салатами, хочет ребенка воспитывать у гостей»; «Великан мечтает иметь много друзей» и т.д.

Благодаря установкам, а затем и стереотипам, создаются представления как о «чужой», так и о «своей» национальной общности.

Основными механизмами формирования этнических установок и стереотипов поведения служит подражание, идентификация со своей этнической общностью.

В исследуемой группе детей недоминирующей национальности семейные ценности проявляются в переживаниях, связанных с семейными отношениями. При описании «Что думает, чувствует герой?»

дети-киргизы описывали желание персонажей (Гнома, Великана, Белоснежки) работать, иметь семью и детей. «Здесь у Белоснежки уже дети. Она делает им добро: кормит, одевает, читает им сказки»; «Белоснежка и принц разговаривают, чтобы дети были»; «Великан хороший, дом строит, с детьми играет»; «Гном добрый, семью содержит, взрослый».

Типичными особенностями национального характера киргизов, по результатам исследований К.С. Кокомбаева 16, являются: коллективистский дух, ориентация на взаимную поддержку в семейной группе;

патриархальная культура взаимоотношений поколений (мужчина владеет основными правами в семье), беспрекословное подчинение детей родителям (в первую очередь – отцу), функции киргизской женщины – воспитание детей, ведение домашнего хозяйства, уход за мужем (кормильцем всей семьи). Традиционное этническое общество, реализующееся в хозяйственной и культурной деятельности, укладе жизни, в характере социальной организации и социальной среды, содействует формированию типологических черт личности, ее ценностных ориентаций.

Согласно концепции С.К. Бондыревой, благодаря традиционному воспитанию с первых лет жизни у ребенка на неосознаваемом уровне формируются архетипы социальной ориентации (можно–нельзя, свой– чужой, хорошо–плохо), проявляющие себя во взаимоотношениях и деятельности. Традиции структурируют и стабилизируют жизнь, канализируя активность индивидов общепринятыми для данного сообщества способами 17.

Опыт переживания в семье чувства «Мы» формирует у ребенка определенные стереотипы восприятия, мышления и поведения. Детимигранты характеризуются, по мнению учителей, уважением к старшим, доброжелательностью к людям, взаимопомощью («девочки – покорны, мальчики – активны»), эмоциональной устойчивостью, терпением. Перечисленные личностные качества обусловлены восточной традиционной культурой, во многом основаной на религии. Вера как иррациональная установка «впитывается» ребенком, играя роль адаптивного механизма.

Религиозные ценности обнаруживают себя в системе правил поведения и запретов, наказаний, рекомендаций в сфере человеческих взаимоотношений. Семья как этническая группа – то место, то социальное пространство, которое переживается ребенком, в котором он получает положительный опыт выстраивания социальных отношений – предопределяет систему ценностей индивида. Человек, воспитываясь в этнической среде, усваивает данные стереотипы и руководствуется ими при взаимодействии со своими и чужими этносами 18.

Таким образом, этнотипические особенности первоклассников в группе детей с позитивной этнической идентичностью проявляются в форме этнических установок и стереотипов, что свидетельствует о принятии ими системы ценностей этнической культуры.

*** В результате теоретического анализа и эмпирического исследования установлено, что на процесс этнической самоидентификации ребенка оказывает доминирующее влияние гомогенность/гетерогенность этноконтактной среды. Семья (этническая семейная группа) и школа являются основными факторами формирования этнической идентичности первоклассников. В процессе социально-психологической адаптации происходит осознавание своего отношения к социальным ролям, осознавание своего отношения к этнической семейной группе. Полученные результаты отражают различные варианты этнической идентичности. В случае сохранения семьей связи с традиционной культурой в формировании этнической идентичности ребенка решающее значение приобретает этническая принадлежность родителей. Формирование этнической идентичности по типу «нормы» (позитивная этническая идентичность) включает в себя когнитивные и эмоциональные компоненты: соответствие самоидентификации ребенка этнониму семейной группы, привлекательное отношение к своей семейной группе и к доминирующему этносу, определенное, устойчивое отношение к своей идентичности. Социальная ситуация развития первоклассника в современной полиэтничной среде актуализирует потребность в этнической самоидентификации и приводит к «конструированию» некоторыми детьми своей этнической принадлежности. В группе детей с негативным и неопределенным типом идентичности происходит размывание традиционных ценностей, обусловленное влиянием комуникативной и информационной среды.

                                                             1 Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., 1998.

2 Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М., 1999.

3 Хотинец В.Ю. Этническое самосознание. М., 2000.

4 Вербицкий А.А. Кросс-культурные контексты в контекстном обучении // Контексты в образовании субъекта: межвуз. сб. науч. трудов / под ред. А.А. Вербицкого, Н.В. Жуковой. М., 2005. С. 3–36.

5 Белинская Е.П. Этническая идентичность: понятие, формирование, модели измерений // Белинская Е.П., Стефаненко Т.Г. Этническая психология: хрестоматия. СПб., 2003. С. 175–181.

6 Яссман В.П. Образ мира личности: этническая картина мира. Хабаровск, 2005.

7 Левкович В.П., Панкова Н.Г. Социальная психология и общественная практика. М., 1985.

8 Хотинец В.Ю. Культурное опосредствование этнотипического поведения личности // Журнал прикладной психологии. 2003. № 6. С. 25–28.

9 Платонов Ю.П., Почебут Л.Г. Этническая социальная психология. Учебное пособие. СПб., 1993.

10 Жукова Н.В. Контексты становления личной культуры субъекта познания.

Автореф. дис. … д. психол. н. М., 2006.

11 Бергер П. Культурная динамика глобализации // Многоликая глобализация / под ред. П. Бергера и С. Хантингтона. М., 2004.

                                                                                                                              12 Павленко В.Н. Этнические и национальные идентификации и представления у украинских детей и подростков // Психологический журнал. 2002. Т. 23.

№ 5. С. 60–71.

13 Колакоглоу К. Сказочный проективный тест: Для исследования личности детей: Руководство / пер. с англ. М., 2003.

14 Налчаджян А.Л. Этническая характерология. Ереван, 2001.

15 Мид М. Культура и мир детства. М., 1988.

Кокомбаев К.С. Этнические особенности социальной среды и формирование личности: (На примере кыргызского народа): Автореф. дис.... к.соц.н.

СПб., 1995.

17 Бондырева С.К., Колесов Д.В. Традиции: стабильность и преемственность в жизни общества. Учеб. пособие. М.; Воронеж, 2004.

Платонов Ю.П., Почебут Л.Г. Этническая социальная психология. Учебное пособие. СПб.,1993.

Д.А. Черниенко Украинцы на Южном Урале: история и современные этнокультурные процессы * Расселение украинского этноса на территории современной России, активно проходившее во второй половине XIX – первой половине XX в., в наибольшей степени охватило несколько регионов, которые можно отнести к традиционным областям переселенческого движения

– Кубань («Малиновый клин» 1), Нижнее Поволжье («Желтый клин»), Южный Урал, Юг Западной Сибири («Серый клин»), Дальний Восток («Зеленый клин»). Общими чертами для них являются: 1) начало массовых и организованных миграционных процессов в дореволюционный (досоветский) период; 2) схожие географические и природно-климатические условия – степная и лесостепная зоны; 3) преобладающий крестьянский состав переселенцев и появление крупных ареалов многочисленных сельских поселений различного типа; 4) складывание относительно устойчивых этнокультурных комплексов, подвергшихся значительной трансформации уже во второй половине XX в.

Южный Урал (в границах современных Республики Башкортостан, Оренбургской и Челябинской областей), как и другие области, обладает рядом историко-культурных особенностей, среди которых специфическая этноязыковая (тюрко-славянская) среда, где украинцы не являлись доминирующим этносом; транзитный характер миграций; переселенцы не занимали здесь сплошных территорий, расселяясь отдельными компактными анклавами; отсутствие процессов украинизации и т.п. Большая численность украинского населения в регионе, его заметная роль в хозяйственной, общественно-политической и культурной сферах обусловили высокий и стабильный научный интерес к данной этнической группе, который прослеживается с середины XVIII в. до настоящего времени.

В научных трудах второй половины XVIII – начала XX вв.

(В.Н. Витевского, И.Л. Дебу, В.Э. Дена, П.С. Ефименко, В.А. Новикова, Г.И. Перетятковича, П.И. Рычкова, Ф.М. Старикова, Н.А. Фирсова и др.) и литературных произведениях П.П. Свиньина, Т.Г. Шевченко,                                                              * Работа выполнена при финансовой поддержке проектов РГНФ «Проблемы национальной идентичности в России и в Украине в условиях глобализации»

№ 13-21-02003.

Г.И. Успенского, Ф.Д. Нефедова были показаны причины, ход и результаты переселенческого движения; дана информация об основных местах исхода переселенцев из Украины; приведены важные статистические сведения, динамика демографических изменений; указаны старейшие населенные пункты – крепости, слободы, села; отмечены особенности быта, хозяйства, нравов, языка переселенцев на новых землях.

В советский период в контексте развития краеведческой работы украинцы Южного Урала постепенно становятся отдельным исследовательским объектом. Наиболее содержательные статьи 1920–1930-х годов принадлежат местным краеведам и ученым – Г.И. Комиссарову, М. Никитину, Н.Н. Барсову. Уникальную в своем роде работу по анализу этнического состава Приуральского региона в 1926 г. подготовил петербургский ученый Ф.А. Фиельструп. В 1929–1930 гг. в составе комплексной научной экспедиции АН СССР на территории Башкирии работал ленинградский этнограф А.С. Бежкович, который обследовал, в том числе, несколько населенных пунктов с преобладающим украинским населением и в ряде статей оставил подробное описание его хозяйственной деятельности и материальной культуры. В 1939 г. увидел свет коллективный труд оренбургских писателей и ученых «Т.Г. Шевченко в ссылке» – первое региональное научное издание по шевченковедению.

В июле 1941 г. – августе 1943 г. в Уфе в эвакуации находилась большая часть учреждений Академии наук УССР, в том числе Институт народного творчества и искусств (ныне – Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М.Ф. Рыльского НАН Украины), работавший среди прочих над темой «Язык и фольклор украинского населения в Башкирии». До марта 1943 г. было организовано семь поездок по местам компактного проживания украинцев. В экспедициях приняли участие ведущие сотрудники АН УССР: филологи П.С. Лысенко, В.С. Ильин, фольклорист М.М. Плисецкий, этнограф В.П. Петров, музыковед М.Я. Береговский, писатели П. Панч, А.И. Копыленко, а также местные исследователи. Главным результатом стала подготовка издания «Украинское народное творчество за пределами УССР. Украинцы в Башкирии». По разным причинам в свое время материалы экспедиций не были опубликованы и попали в институтский архив. Издание сборника «Украинцы в Башкирии» в том виде, в котором он был подготовлен к печати в 1943 г., дополненное экспедиционными дневниками, рецензиями, очерками, иллюстрациями, примечаниями, осуществлено в 2011 г. к 70-летию эвакуации АН УССР в Уфу и 90-летию Института искусствоведения, фольклористики и этнологии им. М.Ф. Рыльского 2.

В 1950–1980-е годы происходило наращивание промышленно-технического, социального и культурного сотрудничества между Южным Уралом и Украиной. На этом фоне постепенно формируется и научнопознавательный интерес к различным сюжетам, связанным с пребыванием украинцев в южноуральском регионе: 1) история переселенческого движения (С.А. Попов, Х.Ф. Усманов); 2) устное народное творчество (Л.И. Брянцева, И.Е. Карпухин); 3) этнографическое изучение украинского населения (Е.П. Бусыгин, В.Я. Бабенко); 4) украинскоюжноуральское сотрудничество (П.Е. Матвиевский, А.Н. Киреев, Г.Р. Мухаметдинов и др.); 5) южноуральское (оренбургское) шевченковедение (Н.Е. Прянишников, А.Н. Ведмицкий, Л.Н. Большаков). В 1960-е годы начинается подготовка собственных научных кадров в вузах Башкирии, что приводит к формированию научных школ в разных областях знания. В Башкирском государственном университете сложилась научная школа фольклористики профессора Л.Г. Барага, в Башкирском филиале АН СССР – научная школа этнографии академика Р.Г. Кузеева. Ранее поднимавшиеся вопросы истории переселенчества и песенного фольклора украинцев в процессе экспедиционной и архивной работы получают дополнительные источники. Этнограф В.Я. Бабенко явился первым исследователем на Южном Урале и в России, который развернул системное и комплексное изучение истории, расселения, материальной культуры, этносоциальных процессов, механизмов адаптации переселенцев и их потомков в полиэтничной и поликультурной среде на материалах отдельного региона – Башкирии, нашедшее отражение в серии статей и диссертации 3. Регулярные полевые исследования В.Я. Бабенко проходили с 1974 г., объектами изучения стали десятки населенных пунктов, где проводились наблюдения за бытом местных жителей, фиксировались рассказы старожилов, обычаи и обряды, собирались образцы декоративно-прикладного искусства, устного творчества. Фотоматериалы и фонозаписи легли в основу уникального личного архива ученого. Значительный вклад в изучение песенного фольклора украинцев Башкортостана и сравнительные исследования восточнославянских традиций внесла Ф.Г. Ахатова.

В 1990–2010-е годы наличие богатого исследовательского опыта, организационных основ и кадрового потенциала подготовили необходимые условия для формирования региональной украинистики как самостоятельного научного направления, представленного двумя исторически, географически и научно взаимосвязанными центрами – Уфой и Оренбургом. Южноуральская украинистика в настоящее время развивается как междисциплинарная область научного знания, обеспеченная обширной источниковой и историографической базой, включающая исторические, этнографические, фольклорные, лингвистические, педагогические, музееведческие аспекты.

В Уфе в 1993–1999 гг. на общественных началах работал «Научный центр украинистики В. Бабенко», в рамках которого проведено немало крупных научных, в том числе, международных мероприятий, издавалась научная литература об украинцах Башкортостана, УралоПоволжья, России, устанавливались связи с ведущими научно-образовательными учреждениями Украины. С 1999 г. научная работа в области украинистики проводится в Уфимском филиале Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова.

Образовательное учреждение стало признанным центром украиноведческих исследований не только в Урало-Поволжском регионе, но и в Российской Федерации, местом проведения круглых столов, семинаров, курсов повышения квалификации, международных конференций совместно с учеными Украины. Регулярно издаются материалы научных мероприятий, а также книги, сборники, справочники по различным аспектам региональной украинистики. В 2010 г. в Уфе создана межрегиональная общественная организация «Научное общество украинистов им. Т.Г. Шевченко», объединяющая исследователей из разных регионов России 4. В Оренбурге с 1993 по 2004 г. действовал организованный известным литературоведом Л.Н. Большаковым НИИ «Институт Тараса Шевченко» (ИТШ), на базе которого постепенно сформировалась региональная научная школа шевченковедения. В последние годы изучение украинцев края проводится Научно-исследовательским центром истории народов Южного Урала Оренбургского аграрного университета (А.В. Федорова), НИИ истории и этнографии Южного Урала Оренбургского госуниверситета (В.В. Амелин). С 1991 г. по настоящее время в Уфе и Оренбурге прошло более 15 крупных форумов межрегионального, всероссийского и международного уровней 5; подготовлено несколько тематических сборников 6, диссертаций 7, научных монографий 8 по украиноведческой проблематике и смежным вопросам. Значительным историографическим событием стало появление первого обобщающего исследования, посвященного истории переселенческого движения 9.

Результаты научно-исследовательской работы представлены в постоянно действующих экспозициях украинской культуры и быта. Например, в Башкортостане существует пять музейных экспозиций с украинскими коллекциями – в Национальном музее Республики Башкортостан (г. Уфа), Музее археологии и этнографии Института этнологических исследований УНЦ РАН, Юматовском этнографическом музее Уфимского района (ранее – народный музей этнографии супругов С.А. и Н.С. Зыряновых), музее с. Золотоношка Стерлитамакского района, музее украинского искусства при украинской национальной воскресной школе им. Т.Г. Шевченко г. Уфы. В 2007 г. в Оренбурге открыт культурно-этнографический комплекс «Национальная деревня», в том числе «Украинское подворье», частью которого являются кафе, гостиница, библиотека, дом-музей украинской народной архитектуры и быта с тематической экспозицией «Украинцы и Оренбуржье». Содержательные материалы по истории и культуре украинцев Южного Урала неоднократно включены в региональные энциклопедии, атласы, словари, справочники 10. Длительные традиции изучения истории и культуры украинского населения в регионе, значительный корпус разнообразных источников, системная и организованная научная деятельность, наличие ряда проблемно-тематических исследовательских направлений позволяют рассматривать Южный Урал как один из центров современного российского украиноведения.

Солидная источниковая база и историографический опыт региональной украинистики позволяют достаточно точно реконструировать основные этапы и закономерности переселенческого движения. Первые сведения о появлении украинцев на Южном Урале относятся к 1620–1630-м годам, когда в составе боярских свит на военную службу в Уфимскую крепость регулярно направлялось по несколько «черкас» 11. С середины 1730-х годов разворачивается активная военноколонизационная политика Российского государства на восточных границах. Особое внимание уделялось строительству крепостей на Оренбургской оборонительной линии, что требовало привлечения нового населения для несения службы в гарнизонах и хозяйственного освоения целинных земель.

Указы императрицы Анны Иоанновны от 20 августа 1739 г. и 23 января 1740 г. запрещали принимать на поселение в Оренбургском крае «великороссов» и разрешали привлекать в крепости выходцев из «Малой России» 12. Правительственные инициативы положили начало организованному заселению Оренбургского края украинцами из юго-западных губерний Российской империи, преимущественно это были казаки из восточной части Украины и крестьяне, в том числе, беглые. Первые украинские селения в Оренбургском крае возникли в 1737–1742 гг. К началу 1740-х годов в южноуральских крепостях военную службу несли уже несколько сотен «черкас», а всего во второй половине XVIII в. украинцев насчитывалось здесь от 2 до 3,5 тыс. человек 13. В 1750-е годы доля украинских казаков в составе Оренбургского казачьего войска составляла более 30% и оставалась на уровне 10% вплоть до 1880-х годов 14. Некоторую часть поселенцев в XIX в. составляли также ссыльные участники восстаний на территории Украины и Польши. Но, несмотря на финансовую и продовольственную помощь и определенные льготы со стороны местных властей, тяжелые природно-климатические условия для земледелия, голод и постоянные пограничные набеги со стороны кочевников привели к возвращению большинства «малороссов» на родину или переселению в другие районы Заволжья.

В первой четверти XIX в. процесс переселения части «малороссийского» казачества в восточные районы Российской империи, в том числе на Урал, возобновился. В 1820–1830-е годы вдоль оборонительных линий возникает до 50 населенных пунктов с преимущественно украинским населением 15. К середине XIX в. численность украинского населения в регионе увеличивается, по разным подсчетам, от 20,5 до 35–45 тыс. человек 16. В 1865 г. образована Уфимская губерния, но большая часть украинцев проживала в пределах Оренбургской губернии. После отмены крепостного права в 1861 г. открывается новый этап переселенческого движения, связанный с процессом обезземеливания большого количества крестьян в Украине, сохранением в югозападных губерниях тяжелых форм повинностей.

Всего во второй половине XIX – начале XX в. численность прибывших на Южный Урал достигала 30–40 тыс. человек. По первой официальной переписи населения 1897 г. в Оренбургской губернии зафиксировано 41 541, в Уфимской губернии – 4996, в Тургайской области – 4588 украинцев («малороссов», так как отмечалась принадлежность по языку), всего – 51 125 человек. Большинство украинских сел на Южном Урале появляется именно на рубеже XIX–XX вв., по уездам и волостям складываются компактные историко-географические ареалы с преобладающим украинским населением, которые в значительной степени сохраняют свои очертания до сих пор. Среди старинных украинских населенных пунктов Оренбуржья – Илекский городок (Соль-Илецк), Нежинка, Островное, Кардаилово, Краснохолм, Дедуровка, Слоновка, Буланово, Черный Отрог; Башкирии – Степановка, Байдаковка, Софиполь, Хотомля, Санжаровка, Гоголевка, Золотоношка и другие.

Большое значение для темпов переселенческого движения имел ввод в эксплуатацию участков Самаро-Златоустовской железной дороги в конце 1880-х – начале 1890-х годов. С 1891 г. началось строительство Транссибирской магистрали на восток от г. Миасс, и в 1893 г. открылся переселенческий пункт в Челябинске. В 1885 г. через Оренбург проследовало 10 тыс. человек, из них 64% – уже по железной дороге 17.

Южноуральский регион стал своеобразным коридором для тех, кто «пробирался» дальше на восток. Однако в конце XIX в. этот транзитный поток был еще не столь велик, факты дальнейшего переезда в Сибирь немногочисленны, многие вынужденно оседали на землях Южного Урала, не имея средств дл\ дальнейших переездов. Известны случаи, когда крестьяне, переселявшиеся в Сибирь, не сумев устроиться там, возвращались на Южный Урал. Компактные группы украинского населения формируются, например, в Челябинском, Троицком, Верхнеуральском уездах, где на войсковых территориях оставалось еще достаточно целинных земель и пустошей.

Наибольших масштабов крестьянское переселение из Украины приобретает в ходе Столыпинской аграрной реформы 1906–1916 гг.

Основной поток переселенцев на южноуральские земли составили крестьяне из Полтавской, Киевской, Харьковской, Подольской, Екатеринославской, Черниговской, Таврической губерний, а также украинцы из русских Курской и Воронежской губерний, белорусской Гродненской губернии. В это же время существенно увеличивается численность переселяющихся из Украины через Южный Урал в Сибирь (более 1 млн чел. за период с 1893 по 1913 гг.) 18. В период Первой мировой войны на Южном Урале появляются беженцы из Волынской губернии и Австро-Венгерской Галиции, однако большая их часть вернулась после окончания войны домой.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 15 |
 

Похожие работы:

«Глава 19 МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Методы исторического исследования традиционно делятся на две большие группы: общие методы научного исследования и специальные исторические методы. Однако нужно иметь в виду, что подобное деление в некоторой степени условно. Например, так называемый «исторический» метод используется не только историками, но и представителями самых различных естественных и общественных наук. Задача общей методологии научного познания – дать систему общих теоретических...»

«ОБРАЗОВАНИЕ: РЕСУРСЫ РАЗВИТИЯ С ОД Е РЖ А Н И Е : Главный редактор О. В. Ковальчук, д-р пед. наук, доцент Редакционная коллегия КОЛОНКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА Зам. главного редактора О. В. Ковальчук. Патриотическое воспитание сегодня В. П. Панасюк, д-р пед. наук, проф. – основа гражданского становления личности школьНаучный редактор 3 ника А. Е. Марон, д-р пед. наук, проф. К 70-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ Литературный редактор Д. В. Рогов. Феномен исторической памяти народа и Е. В. Романова его отражение...»

«РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ СТРАН ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ МЕЖДУНАРОДНОГО МУЗЫКОВЕДЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА (IMS) РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ИСКУССТВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ ТЕАТРАЛЬНОГО И МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ ИМ. Н. А. РИМСКОГО-КОРСАКОВА ЦЕНТР СОВРЕМЕННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В ИСКУССТВЕ «АРТ-ПАРКИНГ» РАБОТА НАД СОБРАНИЕМ СОЧИНЕНИЙ КОМПОЗИТОРОВ Международный симпозиум 2–6 сентября 2015 Санкт-Петербург Оргкомитет симпозиума Л. Г. Ковнацкая...»

«ИСТОРИЯ НАУКИ Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. Самарская Лука. 2009. – Т. 18, № 1. – С. 202-217. УДК 01+09.2 ГУСТАВ ИВАНОВИЧ РАДДЕ В КРЫМУ, СИБИРИ И НА КАВКАЗЕ © 2009 А.А. Головлёв* Самарский государственный экономический университет, Самара (Россия) ecology@samara.ru Поступила 5 декабря 2008 г. Рассматривается биография Г.И. Радде и его вклад в изучение природы России. Ключевые слова: Г.И. Радде, Крым, Сибирь, Кавказ, Чечня, биография. К числу отечественных...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Тема 1. Предмет, функции и методы изучения. Тема 2. История России в IX – XV вв. Тема 3. Россия в конце XV – начале XVII вв. Тема 4. Россия в середине XVII – XVIII вв. Тема 5. Российская империя в XIX в. Тема 6. Россия в начале XX века. Тема 7. Россия и мир в 1917 1920-х гг. Тема 8. СССР и мировое сообщество в 30-е – первой половине 40-х гг. Тема 9. СССР в середине ХХ в. (вторая половина 40-х-первая половина60-х гг.) Тема 10....»

«С. В. Березницкий Армиллярные сферы – уникальные музейные экспонаты.УДК 069.2:3 С. В. Березницкий АРМИЛЛЯРНЫЕ СФЕРЫ – УНИКАЛЬНЫЕ МУЗЕЙНЫЕ ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУСТКАМЕРА) РАН Изучением истории, анализом процесса пополнения астрономических коллекций Кунсткамеры, Музея антропологии и этнографии (далее – МАЭ) РАН, Музея М. В. Ломоносова в XVIII–XXI вв. занимались М. И. Сухомлинов, Р. И. Каплан-Ингель, Т. В. Станюкович, В. Л. Ченакал, Э. П. Карпеев, Т. К....»

«ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ ВЕСТНИК МУЗЕЯ ВЫПУСК № 1 (21) 2014 г.-Содержание Панорама значимых событий ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ Съезд Российского военно-исторического общества 3 В.И. ЗАБАРОВСКОГО, Заседание Правления Союза городов воинской славы 5 директора Центрального «Интермузей – 2014» музея Великой Отечественной войны Научно-исследовательская и научно-организационная ГЛАВНЫЕ работа РЕДАКТОРЫ: М.М. МИХАЛЬЧЕВ, Хроника мероприятий заместитель директора Обзор основных материалов Центрального музея...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «По следам древних шахтеров» (территория Волковысского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 2013 Оглавление Введение 1. Анализ...»

«Доклад Сопредседателя Рабочей группы по развитию кадетского образования Общественной палаты Российской Федерации генерал-майора Александра Владимирова на Круглом столе ОПРФ по теме: «Кадетское образование в Российской Федерации» «О выполнении поручения Президента России по кадетскому образованию» 22 декабря 2015г. Уважаемые Коллеги! Нам представляется, что сегодняшние слушания, как и исполнение поручение Президента России по развитию кадетского образования в России, по сути своей, являются...»

«Амурская областная научная библиотека имени Н.Н. Муравьева-Амурского Отдел библиотечного развития Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году Аналитический обзор Благовещенск Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году / Амур. обл. науч. б-ка им. Н.Н. Муравьева-Амурского; ред.-сост. Л.Ф. Куприенко – Благовещенск, 2012. – 112 с. Редактор-составитель: Куприенко Л.Ф. Ответственный за выпуск: Базарная Г.А....»

«Летопись истории профсоюзной организации работников КГПУ им. В.П. Астафьева 2010 год 11 января 2010 года Подписано соглашение 15 декабря 2009 года о взаимодействии между Министерством образования и науки РФ и Профсоюзом работников народного образования и науки РФ. 13 января Заключено отраслевое соглашение между Профсоюзом работников народного образования и науки РФ и Федеральным агентством по образованию на 2009-2011 годы. Соглашение обязательно к применению при заключении коллективного...»

«УДК 373.167.1(075.3) ББК 63.3(О)я7 В Условные обозначения: — вопросы и задания — вопросы и задания повышенной трудности — обратите внимание — запомните — межпредметные связи — исторические документы Декларация — понятие, выделенное обычным курсивом, дано в терминологическом словаре Т. С. Садыков и др. Всемирная история: Учебник для 11 кл. обществ.-гуманит. В направления общеобразоват. шк./ Т. С. Садыков, Р. Р. Каирбекова, С. В. Тимченко. — 2-е изд., перераб., доп.— Алматы: Мектеп, 2011. — 296...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР А. И. АЛЕКСЕЕВ ОСВОЕНИЕ РУССКИМИ ЛЮДЬМИ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА и РУССКОЙ АМЕРИКИ ДО КОНЦА X I X В Е К А ВОЛОГОДСКАЯ областная б и б л и о т е к а им. И. В. Бабушкина ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 4)е A n В монографии исследуются этапы освоения русскими людьми Дальнего Востока и Русской Америки (до 1867 г.), раскрываются история географических открытий, формирования населения, особенности развития экономики на этих территориях. Ответственный редактор академик А....»

«Публичный доклад директора ГБОУ «Татарстанский кадетский корпус Приволжского федерального округа им. Героя Советского Союза Гани Сафиуллина» Многоуважаемые коллеги, родители, стратегические партнеры и друзья кадетского корпуса! Предлагаем Вашему вниманию публичный информационный доклад, в котором представлены результаты деятельности окружного учебного учреждения за 2014-2015 учебный год. Татарстанский кадетский корпус создан на базе кадетской школы-интерната в соответствии с постановлением...»

«ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ РАН ЦЕНТР ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ИСТОРИИ INSTITUTE OF WORLD HISTORY CENTRE FOR INTELLECTUAL HISTORY RUSSIAN SOCIETY OF INTELLECTUAL HISTORY ДИАЛОГ СО ВРЕМЕНЕМ DIALOGUE WITH TIME DIALOGUE WITH TIME INTELLECTUAL HISTORY REVIEW 2015 Issue 51 EDITORIAL COUNCIL Carlos Antonio AGUIRRE ROJAS Valery V. PETROFF La Universidad Nacional Institute of Philosophy RAS Autnoma de Mexco Mikhail V. BIBIKOV Jefim I. PIVOVAR Institute of World...»

«Приложение № 1. СПРАВКА ОБ ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКОМ СОПРОВОЖДЕНИИ Олимпиады школьников Санкт-Петербургского государственного университета по истории Олимпиада школьников в Санкт-Петербургском (Ленинградском) государственном университете (далее – «Олимпиада») по отдельным общеобразовательным предметам проводится с 1985 года. С 2006 года Олимпиада проводилась на основании Положения об Олимпиаде СПбГУ, принятом решением Сената Ученого совета СПбГУ от 13.02.2006 (приказ Ректора от 04.04.06 №...»

«Амурская областная научная библиотека имени Н.Н. Муравьева-Амурского Отдел библиотечного развития Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году Аналитический обзор Благовещенск Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году / Амур. обл. науч. б-ка им. Н.Н. Муравьева-Амурского; ред.-сост. Л.Ф. Куприенко – Благовещенск, 2012. – 112 с. Редактор-составитель: Куприенко Л.Ф. Ответственный за выпуск: Базарная Г.А....»

«3. Характеристика профессиональной деятельности выпускника ООП по направлению подготовки 46.03.01 ИСТОРИЯ (бакалавры) 3.1. Область профессиональной деятельности бакалавров Область профессиональной деятельности бакалавров по направлению подготовки 46.03.01 История включает: работу в образовательных организациях среднего профессионального и высшего образования, архивах, музеях, библиотеках, профильных академических институтах и других НИИ, экспертноаналитических и научно-исследовательских...»

«C Т Е Н О Г Р А М МА 24-го собрания Законодательной Думы Томской области пятого созыва 31 октября 2013 года г. Томск Зал заседаний Законодательной Думы Томской области 10-00 Заседание первое Председательствует Козловская Оксана Витальевна Козловская О.В. Уважаемые депутаты, на 24-ое собрание прибыло 34 депутата. Отсутствуют: Маркелов, Тютюшев, Собканюк – в командировке, Кормашов болен, ну и, как всегда, по неизвестной причине отсутствует Кравченко С.А. Маркелов, Тютюшев передали свой голос...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ОРДЕНА ТРУДОВОГО КР АСНОГО ЗНАМЕНИ ИНСТИТУТ АРХЕОЛ ОГИИ П. И. БОРИСКОВСКИЙ ДРЕВНЕЙШЕЕ ПРОШЛОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ ЛЕНИНГР АД «НАУКА » ЛЕНИНГР АДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Книга — вторая, переработанное в соответствии с новейшими научными данными, издание труда, вышедшего в 1957 г., — посвящена становлению человека и начальным этапом развития первобытнообщинного строя. Издание рассчитано на читателей, интересующихся происхождением человека и историей...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.