WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«СОДЕРЖАНИЕ Издатели выпуска: Научный совет РАН Д иск уссион ны й клуб по проблемам российской ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ: и мировой экономической ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ истории В. А. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Вообще, российским сторонникам теории модернизации трудно понять, что не су­ ществует некоего ключа, который открывает абсолютно все двери в объяснении мира, потому что не существует необходимой логической связи между еекуляризмом, либе­ рализмом, свободными рынками, демократическими институтами. Они связаны между собой только потому, что исторически возникли в такой связке в англоязычных стра­ нах в последние двести лет. В других районах мира возможны иные сочетания. Все то, что теория модернизации считает пережитками прошлого (национальные традиции, религиозные предписания, своеобразие общественных институтов и социальной струк­ туры), в действительности является необходимой частью современности.

Если историк И. В. Побережников трактует модернизацию как многоаспектный, всеохватывающий процесс, то для идейного главы Высшей школы экономики Е. Г. Ясина модернизация сводится к сугубо экономическим, почти техническим во­ просам. Вот какое определение модернизации он дал на II Международной научной конференции «Модернизация экономики России»:

[19] Побережников И. В. Модернизационная перспектива: теоретике-методологические и дис­ циплинарные подходы //Т р е т ь и Уральские историко-педагогические чтения. Екатеринбург,

1999. С. 16-25.

–  –  –

«Прежде всего, уточним, какой смысл мы вкладываем в понятие «модернизация»

экономики. Буквально оно означает обновление, ликвидацию отсталости, выход на современный, сравнимый с передовыми странами уровень развития.

Речь идет, во-первых, об освоении производства продуктов современного техноло­ гического уровня в масштабах, позволяющих российским компаниям занять достойные позиции на мировых рынках.

Во-вторых, это обновление производственного аппарата, замена устаревшего обору­ дования и технологий на современные, более производительные.

В-третьих, это органическое включение в новейшие мировые инновационные про­ цессы, полная интеграция в мировую экономику, скорейшее использование всех важ­ ных нововведений, в том числе новинок в области организации и управления...

В-четвертых, это переподготовка, переквалификация или замена кадров, переобуче­ ние и перевоспитание людей, если хотите, усвоение иного образа мышления, соответ­ ствующего требованиям времени...

В-пятых, это осуществление структурных сдвигов в экономике, формирование про­ изводственной структуры, отвечающей критериям развитой индустриальной страны.

Это предполагает повышение в ВВП и экспорте доли продуктов с высокой добавлен­ ной стоимостью, в том числе продуктов новой информационной экономики, уход от однобокой сырьевой ориентации экспорта» [20].

Ясин рассматривает экономическую действительность как tabula rasa. Предполагает­ ся, что все экономические процессы можно в одночасье остановить, интересы экономи­ ческих субъектов перечеркнуть, людей перевоспитать, внушить им «иной образ мышле­ ния» и заставить мировой рынок, перенасыщенный продуктами «новой информацион­ ной экономики», покупать такие же продукты из России.

Ясин не понимает основ экономической деятельности, если считает, что страну, не исчерпавшую экстенсивных возможностей развития, можно сразу включить «в новей­ шие мировые инновационные процессы». Он настаивает на «скорейшем использовании «всех важных нововведений, в том числе новинок в области организации и управле­ ния», которые, между прочим, рассчитаны на решение совсем иного комплекса задач, чем те, которые реально стоят перед Россией.

Для Ясина проблемы реформирования российской экономики решаются чрезвы­ чайно просто: «Суть структурной перестройки и модернизации в переходный период состоит, в частности, в вытеснении нерыночного сектора и замещении его эффектив­ ным рыночным. Трудности трансформации для России во многом объясняются тем, что изначально вся советская экономика была нерыночной, а ее преобразование посто­ янно сопровождается противоречиями между необходимостью вытеснения нерыноч­ ных отношений и предприятий, высвобождением связанных в них ресурсов, а с другой стороны — тяжелыми в каждый данный момент социальными последствиями (подлин­ ными или мнимыми) соответствующих действий. Порой это просто косность, нежела­ ние менять привычные нормы поведения, порой — сопротивление сил, чьи интересы оказываются ущемлены. Всего этого у нас больше, чем в других странах с переходной экономикой» [21].

Однако в реальной жизни нет ни «рыночной», ни «нерыночной» экономики. На­ родное хозяйство любой страны включает как рыночные, так и нерыночные механиз­ мы. Соотношение между ними определяется экономической целесообразностью. Ры­ ночные отношения не всегда эффективны. При распределении общественных благ, социальной помощи, пенсий и льгот для героев и ветеранов, в домашнем хозяйстве [20] http://w ww.hse.ru/ic2/m aterials_2/yasin.htm [21] Там же.

–  –  –

рыночные механизмы абсолютно неэффективны. В любом обществе экономические отношения в указанных областях осуществляются с помощью государственных ин­ ститутов и семейных традиций. В то же время нет ни одного общества, в котором большой комплекс экономических проблем не решался бы с помощью рыночных отношений.

Общим заблуждением российских сторонников теории модернизации и реформа­ торов является оценка советской экономики как «нерыночной». Эта оценка воспроиз­ водит известную идеологическую схему, провозглашавшую советскую экономику «пла­ новой». Но это совершенно не соответствует действительности. В рамках советской экономики существовали и чисто рыночные отношения. Их субъектами были физичес­ кие лица, кооперативные организации, теневики и контрабандисты. Даже некоторые государственные организации (комиссионные, антикварные, букинистические магази­ ны, художественные салоны, система «Березка» со своей собственной валютой) явля­ лись, по сути дела, посредниками в совершении чисто рыночных сделок.

Чисто рыночными были следующие элементы социализма: распределение хронически дефицитных товаров, таких как престижные товары зарубежного производства (система магазинов «Березка» со своим «березовым рублем», «черный рынок», товарные сделки между физическими лицами и др.), распределение произведений искусства, редких книг и антиквариата, оказание индивидуальных услуг (комиссионные, букинистические и антикварные магазины, индивидуальный пошив одежды и обуви, реставрация ювелир­ ных изделий, произведений искусства, ветхих книг и ремонт зарубежных товаров), торговля высококачественными продуктами питания (колхозный рынок, ярмарки, товар­ ные отношения потребительской кооперации по договорным ценам, продажа с рук) и др.

Поэтому задачей реформирования экономики должно было стать не отбрасывание социалистического наследия, а усиление содержащихся в ней рыночных элементов, их трансформация в направлении доминирующего и эффективного экономического меха­ низма. Но этот путь не обещал быстрых перемен и потому не был принят под предло­ гом «принципиальной нереформируемоети социализма».

Российские сторонники теории модернизации верят в сформулированный Карлом Марксом тезис «неравномерности развития при капитализме». Эта вера не основана на глубоком понимании механизма социального развития, а является одной из тех мисти­ фикаций действительности, которыми так богато российское общественное сознание.

Вот еще одна из причин того, почему неолиберальная теория «шоковой терапии»

оказалась близка российскому восприятию общественного прогресса. Она содержит в себе марксистское понимание социальных перемен, совершающихся якобы в форме революционных скачков.

Одной из главных причин принятия «шоковой терапии» российской правящей эли­ той является ориентация на стратегию опережения. Сложная и не обещающая быстрого решения проблема поиска форм соединения российского культурного наследия с идеей развития, выявления в российской культуре установок, этических норм, направленных на активное отношение к миру, на хозяйственное развитие и накопление богатства, не по душе российскому правящему классу. Для него основная цель модернизации заклю­ чается не в том, чтобы создать лучшие условия жизни для населения, а в том, чтобы на костях этого населения превратить Россию во вторую по экономическому могуществу мировую державу, за короткий срок вступившую на путь постиндустриального разви­ тия. В противном случае модернизация вообще теряет всякий смысл для российской правящей элиты.

В период «перестройки» второй половины 1980-х годов теория модернизации по­ служила отправной точкой для создания проектов экономических и социально-поли­ тических реформ. Все авторы этих проектов исходили не из реальных проблем России,

I №7 17

а из идеализированных представлений о западном обществе, институты которого стара­ тельно копировались.

Летом 1989 г. была создана государственная комиссия по экономической реформе под руководством академика Л. И. Абалкина. Уже 14 ноября 1989 г. проект реформы был разработан, представлен Совмину и утвержден. Предполагалось провести рефор­ му в два этапа. Первый из них (1990— 1992 гг.) ставил задачу стабилизировать экономику: преодолеть бюджетный дефицит путем уменьшения государственных рас­ ходов и увеличения налоговых платежей; ликвидировать разбаланеированноеть по­ требительского рынка на основе повышения цен, ограничения роста заработной платы, уменьшения размеров отложенного спроса и сокращения денежной эмиссии. Наряду с этим в рамках первого этапа планировалось принять меры рыночного характера:

ввести гибкую систему ценообразования, реагирующую на колебания спроса и пред­ ложения, но еще не полностью свободную от контроля; закрыть нежизнеспособные в условиях хозрасчета предприятия; разработать новое хозяйственное законодательство и т. д. Задачей второго этапа (1993— 1995 гг.) было создание «рыночных условий хозяйствования». Для этого вводился целый ряд заимствованных у западных стран институтов: товарные биржи, акционерные предприятия, коммерческие банки; учреж­ дались рынок ценных бумаг, валютная биржа; вводились антимонопольное законода­ тельство, закон о конкуренции, частичная конвертируемость рубля и т. д. Экономика открывалась для иностранных капиталовложений.

Однако в СМИ данный проект был подвергнут критике как недостаточно радикаль­ ный и слишком медленный. В противовес ему появился ряд «радикальных» проектов.

Первоначально Михаил Задорнов, Алексей Михайлов и Григорий Явлинский подгото­ вили программу «400 дней», потом Михаил Бочаров написал программу «500 дней», благодаря чему выслушал от вышеназванных авторов обвинение в плагиате.

Спор между «радикалами» и «консерваторами» осложнялся столкновением между М. С. Горбачевым и Б. Н. Ельциным. Пытаясь примирить все стороны, союзное прави­ тельство в начале 1990 г. представило Съезду народных депутатов документ «О подго­ товке материалов, необходимых для осуществления перехода к планово-рыночной эко­ номике». В нем, в частности, предусматривались дальнейшие шаги в направлении вес­ тернизации: создание системы коммерческих банков, фондовых бирж, акционерных обществ, товариществ с ограниченной ответственностью, поэтапная либерализация цен, изменение налоговой системы и хозяйственного законодательства и т. д.

27 июля 1990 г. между М. С. Горбачевым и Б. Н. Ельциным был достигнут «консен­ сус». В результате была образована рабочая группа для подготовки концепции союзной программы перехода на рыночную экономику как основы Союзного договора в составе С. С. Шаталина, Н. Я. Петракова, Л. И. Абалкина, Г. А. Явлинского, А. П. Вавилова, Л. М. Григорьева, М. М. Задорнова, В. А. Мартынова, В. М. Машица, А. Ю. Михайлова, Б. Г. Федорова, Н. П. Шмелева, Е. Г. Ясина. Однако работать над совместным проектом эта рабочая группа не смогла. Она раскололась на две группы. Одна, под руководством Н. И. Рыжкова, разрабатывала в подмосковной правительственной резиденции «Со­ сны» более осторожный вариант программы, другая, под руководством С. С. Шаталина, работала в «Сосенках» над радикальным вариантом, получившим заимствованное у Бочарова название «500 дней».

Чтобы спасти правительственную программу, Рыжков создал специальную комиссию по оценке альтернативных вариантов перехода к рынку. Возглавить ее было предложено Станиславу Шаталин}?, но он, не желая признать программу «500 дней» альтернативной, отказался и главой комиссии стал Абел Аганбегян. Подобранный им состав комиссии осудил варианты рыночного экстремизма. Однако во второй половине августа Горбачев демонстративно нанес визит в «Сосенки», не удостоив посещением «Сосны».

н ИНФОРМАЦИОННОо АНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

Почувствовав, что спасти правительственную программу нельзя, Рыжков предло­ жил Горбачеву не выносить на обсуждение Верховного Совета две программы перехода к рынку, а разработать компромиссный вариант —президентский. Горбачев согласился, но 3 сентября программа «500 дней» была роздана депутатам Верховного Совета РСФСР, а 10 сентября началось ее обсуждение. Узнав, что его провели, Рыжков 11 сентября выступил перед Верховным Советом СССР с докладом «О подготовке единой общесо­ юзной программы перехода к рыночной экономике». Это вызвало недоуменные вопро­ сы депутатов: почему правительственный вариант не обсуждался? почему не выноси­ лись на обсуждение два варианта сразу? Сумятицу усилил Геннадий Бурбулис, кото­ рый прибыл из Белого дома и заявил, что в 14.00 депутаты России проголосовали за программу «500 дней».

Казалось бы, вопрос решен. Россия определилась. Верховный Совет СССР будет вынужден присоединиться к ее решению. 21 сентября Шаталин и его команда выступи­ ли перед Верховным Советом СССР, после чего было принято решение под руковод­ ством Горбачева провести работу по созданию общесоюзной программы перехода к рынку на основе программы «500 дней». Но помешало крушение единого экономичес­ кого пространства СССР.

19 октября 1990 г. в обстановке «суверенитета» и усиливавшихся экономических претензий республик друг к друг}? вместо доработанной программы «500 дней» Горба­ чев неожиданно выступил в Верховном Совете с докладом «Основные направления стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике». Никакой обще­ союзной программы этот документ уже не предусматривал. Вместо нее он содержал концепцию, в которой признавалось право каждой республики принимать свои про­ граммы перехода к рынку при сохранении единства денежной, валютной, и кредитной систем, а также таможенной политики.

Началась серия отставок. Первым подал в отставку Г. А. Явлинский. Затем — Л. И. Абалкин. После этого стала неизбежной отставка Н. И. Рыжкова.

Последнее союзное правительство не страдало болезнью реформаторства. В. Павлов ограничился обменом крупных купюр, а также повысил цены в государственном секто­ ре торговли. Эти меры привели к кратковременной стабилизации экономики. Однако арест большинства министров после августовских событий уничтожил исполнитель­ ную власть в СССР и вызвал новый виток дестабилизации. Вслед за этим была уничтожена и законодательная власть.

Тем временем республики воспользовались правом самостоятельно проводить ре­ формы. На III Съезде народных депутатов РСФСР Иван Силаев представил разверну­ тую программу реформирования российской экономики. Она была создана под руко­ водством выпускника мехмата МГУ, кандидата экономических наук Евгения Сабурова, назначенного Ельциным в мае 1991 г. главой группы разработчиков программы эконо­ мической реформы в России.

Программа предусматривала начать реформу осенью 1991 г. и завершить ее к концу 1993 г. Выделялось пять (или шесть, как в одном из вариантов) возможных «критичес­ ких точек», которые должна была преодолеть реформа. В соответствии с этим она подразделялась на пять (или шесть) этапов.

На первом этапе (август — декабрь 1991 г.) осуществляется «малая» приватизация путем перехода к частным лицам магазинов, общепитовских точек и предприятий бытового обслуживания. Населению раздаются «приватизационные чеки» для приоб­ ретения государственных предприятий или жилья, которое отныне бесплатно не предо­ ставляется. На селе создаются «фермерские зоны». Государственные предприятия «ком­ мерциализируются», а для управления ими создаются холдинговые компании. Только после этого начинается постепенная либерализация цен. К концу 1991 г. по свободным

I №7 19

ценам должны были продаваться до 70 % промышленных товаров (процент зависит от степени приватизации), а также некоторые продукты питания. В целях стабилизации бюджета правительство брало на себя обязательство заморозить свои расходы до конца 1991 г.

На втором этапе (январь — апрель 1992 г.) «малая» приватизация завершается и начинается «большая». Предприятия акционируются, и их акции продаются гражданам.

Приватизируется вся сельскохозяйственная инфраструктура. Вводятся налоги на до­ бавленную стоимость, имущество, операции с ценными бумагами и акцизы. Осуществ­ ляется административное повышение цен на основные продукты питания. По мере роста цен проводится индексация заработной платы. Гарантируется минимум зарплаты на уровне черты бедности. Понижается коммерческий курс инвалютного рубля с после­ дующей его корректировкой на валютных биржах. Цены на все промышленные товары «отпускаются», а на основные продукты питания продолжают регулироваться.

На третьем этапе (май — июль 1992 г.) издается закон о банкротстве. Из-за сокра­ щений и ликвидации нерентабельных предприятий появляется безработица. Для ее смягчения организуются оплачиваемые общественные работы, предоставляется досроч­ ная пенсия. В целях повышения мобильности рабочей силы отменяется прописка.

На четвертом этапе (август — октябрь 1992 г.) по результатам урожая корректиру­ ются цены на продовольствие и промышленные товары. В благоприятном случае цены полностью освобождаются, а курс рубля приближается к свободному. Ослабляются экспортные ограничения.

На пятом этапе (конец 1992 — конец 1993 г.) вступает в действие жесткая денежная политика и достигается стабилизация цен. Из-за напряженности бюджета возможно увеличение ставки налога на прибыль до 35— %. В основном завершается приватиза­ ция. В частные руки переходят 50 % государственных предприятий. В результате в стране создается класс собственников-инвесторов. Этим достигается цель реформы.

В первоначальном варианте выделялась еще одна критическая точка и, значит, еще один этап —январь 1993 г., когда должны были быть введены частная собственность на землю и ее свободная купля-продажа. Однако в последний момент Сабуров понял трудности осуществления такой реформы в условиях российской системы землеполь­ зования и отказался от этой идеи.

В каждой критической точке предусматривались разные варианты поведения ре­ форматоров в зависимости от тех ситуаций, которые разработчики программы смогли предусмотреть. Например, если приватизационные чеки пойдут не на фондовый рынок, а на потребительский, операции с ними будут обложены налогом, а приватизируемые предприятия будут продаваться иностранным инвесторам.

Программа была одобрена III Съездом народных депутатов РСФСР. 15 августа Сабуров был назначен указом Ельцина заместителем премьер-министра и министром экономики РСФСР. Сабуров давал журналистам многочисленные победные интер­ вью. Только одно его беспокоило: как бы начало реформы не сорвали затяжные парламентские дебаты. Тем не менее реформа по Сабурову не началась совсем по другим причинам.

На 1 октября в Казахстане была назначена встреча руководителей 13 республик (без Литвы и Эстонии). Однако Ельцин в Алма-Ату не явился. Он вместе с Шамилем Тарпищевым срочно уехал в Сочи. Представлять же РСФСР на казахстанской встрече Ельцин поручил Сабурову.

Вице-премьер не только выполнил поручение, но и подписал от имени РСФСР соглашение 12 республик (без Латвии) об экономическом сотрудничестве. Однако в день подписания этого соглашения государственный секретарь Геннадий Бурбулис, вы­ ступая перед депутатами Верховного Совета РСФСР, заявил об особой роли России

ИНФОРМАЦИОННО­

ГО АНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

как правопреемници СССР. Поэтому «подписанию экономического соглашения долж­ но предшествовать заключение политического союза». 2 октября Олег Лобов сообщил, что Совет Министров РСФСР дезавуирует подпись Сабурова под экономическим соглашением 12 республик.

Обиженный Сабуров 3 октября вылетел в Сочи, а вслед за ним вылетел и Бурбу­ лис. Неизвестно, какой разговор вели они с Ельциным и даже состоялась ли их встре­ ча вообще. Известно только, что 5 октября Сабуров ушел в отставку, не пробыв на посту вице-премьера и двух месяцев.

В печати отставка Сабурова приписывалась «проискам реакционеров». Тем более что подпись «прогрессивного» Витольда Фокина под этим соглашением тоже была дезавуи­ рована «реакционными верховниками» Украины, а в знак солидарности с Сабуровым вместе с ним ушел в отставку и другой «прогрессивный» вице-премьер Игорь Гаврилов.

Вернувшийся из Сочи Ельцин не только подтвердил полномочия Сабурова подпи­ сать документ, но одобрил и сам текст экономического соглашения, заявив, что о политическом союзе не может быть и речи. Экономическое соглашение было восста­ новлено в юридических правах (правда, его тогда окончательно подписали только 3 из 12 республик, а затем оно было прочно забыто). Тем не менее Ельцин не призвал Сабурова взять свое заявление об отставке обратно.

Усиливавшаяся конфронтация между Ельциным и Горбачевым, обстановка взаим­ ного «подсиживания», «распихивания конкурентов локтями» создали весьма негатив­ ный фон для разработки общесоюзной или хотя бы республиканской программы ре­ форм. В этих условиях не было времени задуматься над возможными результатами тех или иных предлагавшихся мер, а сами эти меры выдвигались не столько в силу их целесообразности, сколько для того, чтобы обогнать соперников с точки зрения «про­ грессивности» и «радикальности».

Наиболее основательной представляется программа модернизации Сабурова. В част­ ности, только в ней правильно определена последовательность мероприятий: сначала создание слоя собственников — субъектов рыночных отношений, а затем переход к рыночным институтам и свободным ценам. Однако трудно сказать, могла ли эта модернизационная реформа иметь успех в России. В Крыму, куда Сабуров уехал проводить свою реформу, у него ничего не получилось. Слишком резким был разрыв между создаваемыми институтами и реальной хозяйственной практикой.

«Шоковая терапия»

28 октября 1991 г. на V съезде народных депутатов РСФСР Борис Ельцин высту­ пил с неожиданной речью. Он заявил народным избранникам, что цены надо «отпус­ тить» и что благодаря этому «прилавки наполнятся» и каким-то непонятным способом всем разом станет хорошо.

Первыми шок испытали экономисты. Они еще из вузовских учебников затвердили, что «в стране монополий» цены равновесными быть не могут. Это продемонстрировал и опыт «шоковой терапии» в Польше, после провала которой главные экономические дискуссии велись уже в плоскости, как проводить приватизацию: постепенно или «об­ вально». «Отпуск цен» считался возможным только после ликвидации государствен­ ных монополий. И вдруг... Какое безрассудство! Кто же автор столь «смелого» проек­ та? Ринулись искать.

Повезло корреспондентам «Коммерсанта». Они установили, что текст выступления президента готовился на правительственной даче — 15, в «Сосенках», где обосновалась группа молодых реформаторов в составе Егора Гайдара, Андрея Нечаева, Владимира Машица, Константина Кагаловского, Александра Шохина, Николая Федорова и «прим­ кнувшего к ним» Михаила Полторанина. Кроме них на даче были обнаружены эконо­ мические советники из США во главе с Джеффри Саксом.

I №7 21

14 декабря 1991 г. вышел в свет 7737-й номер английского журнала «Экономист».

В нем было две статьи о России. В первой из них содержался устаревший для россий­ ских читателей материал о беловежских соглашениях. Однако вторая, никем не подпи­ санная, была настоящей сенсацией. В ней говорилось, что 2 января (а не первого, как определили корреспонденты «Коммерсанта») Россия планирует освободить цены, сде­ лать рубль конвертируемым и начать сокращение государственного бюджета.

Реформа должна была начаться 16 декабря одновременно в России, на Украине и в Белоруссии, но два последних государства оказались неподготовленными и попросили отсрочки на две недели. Горбачев, как это видно из опубликованного 28 ноября мин­ ской «Народной газетой» его интервью, тоже знал о том, что российское правительство разослало республикам письма с предложением начать одновременно с Россией отпуск цен, конвертацию рубля и сокращение бюджетных расходов.

Как писал «Экономист», российская программа реформ будет более «шоковой», чем польская. Сразу же 2 января будут освобождены цены практически на все товары.

В отличие от Польши, где курс злотого был зафиксирован почти мгновенно с помощью американского стабилизационного кредита, Россия установит первоначально плаваю­ щий курс рубля. Благодаря снятию дотаций и сокращению военных расходов дефицит бюджета снизится с 20 до 5 % от размеров валового национального продукта. Для покрытия остатка дефицита будут увеличены налоги до 40 % от валового национально­ го продукта. Будет предпринята попытка установить жесткий контроль за денежной массой. Для этого правительство попытается подчинить себе Центральный банк.

Публикация «Экономиста» вызывает целый ряд недоуменных вопросов. Во-первых, не ясны задачи реформаторов. Программа Сабурова ставила целью создание в России класса «собственников-инвесторов». Изложенная же «Экономистом» программа не шла дальше освобождения цен, финансовой стабилизации и сбалансированности бюджета.

Даже если допустить, что эти макроэкономические задачи можно выполнить в услови­ ях России, что, как показал опыт, достигается лишь на короткое время, ценой гигант­ ских потерь в производственной и потребительской сферах, то совершенно не ясен экономический эффект от этого.

Сравнив ход реформы Ельцина — Гайдара с программой Сакса — Липтона, можно легко обнаружить, что в их основе лежит общая идеология.

Сенат, одобрив программу «Скачок в рынок», принял решение о выделении средств для пропаганды ее основных идей в СМИ и проведении встреч и конференций с восточноевропейскими политиками и экономистами. Я присутствовал на одной из таких конференций, состоявшейся в Хьюстоне в ноябре 1989 г. На нее были приглаше­ ны дирекция и руководители секторов Института экономики АН СССР. Правда, Лео­ нид Абалкин, недавно назначенный заместителем Николая Рыжкова, не приехал, чем вызвал разочарование американцев. Возглавлял советскую делегацию заместитель ди­ ректора ИЭ АН СССР, член Государственной комиссии Совмина СССР по экономи­ ческой реформе Николай Климов.

В докладах американских экономистов главными были следующие две темы: 1) Для построения рыночной экономики следует в первую очередь ликвидировать контроль над ценами и освободиться от дотаций предприятиям, 2) Не следует бояться, что результатом будет инфляция и снижение жизненного уровня населения — это неиз­ бежная плата за переход к рынку. Особенно удивительно было слышать это от тех американских экономистов, которые в течение многих лет были советниками венгер­ ского правительства. Смысл их выступлений явно противоречил идеологии венгерской реформы, не требовавшей никакой платы за рыночную экономику.

Прочитав свои доклады, американские экономисты с большой неохотой отвечали на вопросы и затем, ссылаясь на занятость, покидали аудиторию. К концу второго дня

Н ИНФОРМАЦИОННОАНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

заседаний в зале остались, кроме советских экономистов, только официальный органи­ затор встречи профессор Хьюстонского университета Пол Грегори, ряд его сотрудни­ ков, а также несколько журналистов.

Я спросил у Пола Грегори, почему его коллеги уходят от вопросов. Он ответил, что долгие годы американские экономисты разрабатывали вариант постепенной трансфор­ мации социалистических экономик в капиталистическую. Однако крушение социализ­ ма произошло очень быстро и американцы пока еще точно не знают, какие это может иметь последствия.

Дискуссии с ведущими советскими экономистами в Хьюстоне не получилось. Од­ нако с конца 1989 г. страсти вокруг программы «Скачок в рынок» разгорелись в Москве, где Джордж Сорос вместе с российскими «благотворительными организация­ ми» создал фонд «Культурная инициатива», поддерживавший «переход к рынку» СССР по сценарию Сакса —Липтона.

Фонд оказывал поддержку той части российской интеллигенции, которая требовала немедленного перехода к «рыночным отношениям» и критиковала правительственные программы реформ (в их числе Юрий Афанасьев, Николай Петраков, Татьяна Заслав­ ская, Борис Раушенбах и др.). Всячески рекламировался опыт «шоковой терапии»

Сакса — Бальцеровича, преподносившийся российской общественности, вопреки фак­ там, как необычайно успешный.

Большое значение имели встречи руководителей СССР и России с американскими политиками и экономистами. Николай Рыжков «малологичные амплитуды колебаний»

Горбачева объясняет наличием кого-то «достаточно слушаемого в его ближайшем окружении», кого-то, кто постоянно и настойчиво убеждал президента в том, что его «правительство консервативно и антиперестроечно». Рыжков прямо называет эту фи­ гуру —тесно связанного с фондом Сороса Николая Петракова: «Невесть какими путя­ ми он стал помощником сначала Генерального секретаря ЦК КПСС, а потом и Прези­ дента Горбачева».

В свите Горбачева было немало и других экономистов, способных толкать его в направлении «рыночного экстремизма»: Отто Лацис, Станислав Шаталин, Григорий Явлинский. Так что Петраков не был одинок. Однако им противостояли не менее влиятельные фигуры: Леонид Абалкин, Абел Аганбегян, да и сам Рыжков. Мнение одной группы вполне нейтрализовывалоеь мнением другой, хотя, конечно, этот «раздрай» мог приводить к постоянным колебаниям президента. Но следует обратить вни­ мание на несомненную корреляцию между зарубежными контактами Горбачева и изме­ нением его позиции в отношении программ экономических реформ.

Именно после визита в США в мае — июне 1990 г. Горбачев изменил свое отноше­ ние к правительственной программе и стал склоняться на сторону программы «500 дней». Чрезвычайно показательно, что его позиция изменилась за считанные дни. На­ кануне визита в интервью журналу «Тайм» Горбачев сказал: «Мы основательно обду­ мали, как идти вперед. Рассмотрели и вариант шоковой терапии. Вместо этого решили идти вперед радикально... но без шоков. Один-два года потребуется для того, чтобы внедрить рыночные механизмы и инфраструктуру. Но чтобы создать подлинную ры­ ночную экономику, потребуется больше времени». После же возвращения из США президент заявил, что снижение жизненного уровня населения в результате рыночных реформ неизбежно и надо только продумать, как сделать потери населения минималь­ ными. Американское влияние в ходе этого визита испытали на себе и входившие в состав делегации Юрий Маслюков и Станислав Шаталин. Последний после визита неожиданно для многих выступил в поддержку планов «рыночного экстремизма» и даже стал соавтором программы «500 дней». Интересно также, что фигура Маслюкова выдвигалась на освободившийся из-за болезни Рыжкова пост премьер-министра.

I №7 23

Вообще, иностранное воздействие испытали на себе все, кто имел дело с реформа­ ми советской экономики. С Рыжковым вел беседы председатель Совета управляю­ щих федеральной резервной системы США Алан Гринспен, у Абалкина были тесные и необычайно теплые контакты с Соросом. Кстати, первоначально еороеовекий фонд «Культурная инициатива» располагался на 13-м этаже абалкинского Института эко­ номики.

Большое значение для распространения программы «Скачок в рынок» среди россий­ ской научной интеллигенции имел основанный Саксом в Москве Институт экономичес­ кого анализа. Члены этого института не только бомбардировали правительство своими многочисленными аналитическими материалами, но и вели агитационную работу среди преподавателей и студентов гуманитарных кафедр ряда университетов.

Главным аргументом служило то обстоятельство, что реформы по типу «скачка в рынок» были испробованы в Латинской Америке и ведутся в Польше. При этом ре­ зультаты этих реформ либо вообще не освещались, либо излагались в рекламном духе, по типу рекламы знаменитого МММ. Тот аргумент, что Россия обладает значительны­ ми особенностями по сравнению с другими странами (hie Rhodus, hie salta!), отвергал­ ся e ходу: мол, экономика везде устроена одинаково (!).

На положение членов правительства и позицию депутатского корпуса сильное вли­ яние оказывало шахтерское забастовочное движение, не ограничивавшееся экономи­ ческими требованиями, а выступавшее и е политическими ультиматумами.

Здесь большую роль играла «частная некоммерческая» организация «Партнеры по экономической реформе», которая официально была основана «для оказания техничес­ кого содействия и обучения по технике безопасности и охране труда, производитель­ ности и эффективности производства в угольных бассейнах России, Украины и Казах­ стана». В 1989 г. будущие лидеры организации посетили некоторые угледобывающие регионы бывшего Советского Союза, а через некоторое время был создан независимый профсоюз горняков, ставший инициатором забастовочного движения. Его представите­ ли ездили в США в январе 1990 г. и встречались с руководителями профсоюзов и управленческого аппарата угледобывающей промышленности США. 7— июня 1991 г.

группа от угольной промышленности США, возглавляемая Алеери, посетила Советский Союз. Как следствие июньского визита и последующих шагов, был организован так называемый угольный проект, который 23 января 1992 г. на Президентской конферен­ ции по содействию развитию СНГ был поддержан правительством США. Это позво­ лило американцам вполне официально субсидировать шахтерское движение.

Существовали и другие многочисленные центры воздействия на руководство СССР и России в целях принятия за основу реформ программы «Скачок в рынок», которая с началом польского эксперимента получила название «шоковой терапии».

Мощное давление с Запада в пользу реформ Сакса привело к тому, что в нашей стране никто из влиятельных экономистов уже не сомневался: речь идет о чрезвычайно эффективном и быстром способе модернизации экономики. В мае 1990 г. по заказу Совмина СССР было проведено моделирование «движения к рынку». Сравнивались два варианта реформ: «абалкинский» и «саксовский». Первый предусматривал актив­ ное сдерживание государством инфляции, поэтапную структурную перестройку эконо­ мики и постепенный переход к эквивалентному обмену. Второй полагался всецело на стихийное формирование рыночного равновесия. Согласно проведенным расчетам, в случае осуществления первого варианта за пять лет национальный доход должен был возрасти на 10— %, а реальные доходы на душу населения — на 5— %. В случае же

–  –  –

порах глубокий спад производства, массовую безработицу, банкротства предприятий.

Первый же вариант был свободен от этих недостатков.

Очевидно, что расчеты проводились на основе никуда не годных моделей и ставили своей целью не выяснить истину, а одинаково угодить противоборствующим полити­ ческим силам. Ведь достаточно было открыть статистические справочники, чтобы уста­ новить, что и спустя десять лет после проводимых Саксом в странах Латинской Аме­ рики реформ ни в одной из них национальный доход существенно не вырос. Более того, в большинстве этих стран его рост оставался отрицательным. Не удалось добиться даже финансовой стабилизации (табл. 1).

–  –  –

Источник: Джеффри С. Рыночная экономика и Россия. М., 1995. С. 22.

Советские специалисты в области математической экономики преподнесли сторон­ никам Сакса прекрасный подарок. Недаром их весьма сомнительные результаты не только не оспаривались идеологами «шоковой терапии», но и всячески ими пропаган­ дировались. Тем не менее в 1990 г. Совмин СССР не решился подвергать народ «шоковым» испытаниям и высказался за «медленные» реформы.

Иначе отнеслись к экономическим рецептам Джеффри Сакса в Польше, где в 1989 г.

состоялись «контрактные» парламентские выборы и было создано первое некоммунис­ тическое правительство Тадеуша Мазовецкого. «Газета выборча» назвала Сакса «вто­ рым Грабским», и вскоре он был приглашен в Варшаву в качестве экономического советника.

В январе 1990 г. в Польше был снят контроль над ценами и отменены государствен­ ные субсидии предприятиям. К февралю рост потребительских цен составил 77 %, а за весь 1990 г. — 555,4 %. Началось сокращение национального дохода. В 1990 г. он упал на 12 %, а в 1991 г. — на 9 %. Промышленное производство сократилось еще более значительно: в 1990 г. на 24 %, а в 1991 г. — на 12 %. На 17 % упал товарооборот.

Уровень безработицы достиг 15,7 %. На 5 % повысилась смертность и на 4 % сократи­ лась рождаемость.

Критика польского эксперимента началась сразу же после его старта. Экономист Рафал Кравчик писал: «Невозможно просто внезапно запустить рыночные механизмы в совершенно не подготовленной для этого экономической структуре. Надежда на то, что шок такого рода самопроизвольно приведет к гладкому переходу к рыночной эко­ номике, не оправданна. Нет ничего иллюзорнее и опаснее для будущего народного хозяйства, чем терапия такого рода, ибо она ведет к хаосу».

После того как правительство осуществило пакет своих мероприятий, вместо ова­ ций оно получило еще более жесткую критику: «Многое указывает на то, что после рывка первых дней этого [1990. — Ю. 5.] года реформа запуталась в собственных №7Ш 25 2009 U противоречиях из-за того, что у теоретиков воображение преобладает над знанием экономической жизни. Программа, которая, без сомнения, ликвидировала кошмар очередей и погоню за недоступными товарами, не смогла, однако, ликвидировать такое неприятное явление, как углубляющаяся рецессия. Более того, правительство, по-видимому, не имеет никакой законченной концепции дальнейших действий... Вре­ мя, предназначенное в Польше для проведения экономических реформ, уходит на ожидание. Ожидание чего? Ожидание, что «рыночные силы» самостоятельно спра­ вятся с экономическим спадом? Ожидание помощи Запада? Внезапного роста пред­ приимчивости и практичности все еще остающихся в собственности государства пред­ приятий? Терпеливости и жертвенности легковерного общества? Вот эти-то надежды беспочвенны».

В конечном счете реформы Сакса — Бальцеровича привели в Польше к отставке «правительства реформ», преобладанию в парламенте бывших коммунистов, формиро­ ванию прокоммунистического кабинета министров и к избранию бывшего коммуниста президентом страны. Понятно, что в этих политических условиях капиталистическая трансформация польской экономики оказалась заблокированной. Был частично восста­ новлен контроль над ценами, введены протекционистские меры для национальной эко­ номики, государственные предприятия вновь стали получать дотации, 20 % государ­ ственных доходов стало расходоваться на социальную помощь (до реформы Сакса— Бальцеровича — 10 %), что привело к новому дефициту бюджета. А такие важнейшие проблемы, как приватизация и создание конкурентоспособной экономики, оказались нерешенными.

Казалось бы, Саксу не оставалось ничего другого, как признать полный крах своей «шоковой терапии». Однако его оценка результатов польского эксперимента была иной:

«...в 1992 г. в стране возобновился рост промышленного сектора, как и экономики в целом. Фактически из всех государств Восточной Европы и бывшего Советского Со­ юза Польша стала первой страной, в которой возобновился экономический рост.

К 1994 г. стало ясно, что в Польше произошли наименьший совокупный спад экономи­ ки и самое быстрое оздоровление производства».

Закрывались шахты и предприятия легкой промышленности. Падал физический объем потребления на душ}? населения. Как можно назвать это «оздоровлением»? От­ меченный же Саксом экономический подъем происходил в Польше не благодаря его реформам, а благодаря отказу от них, в результате реализации экономической про­ граммы нового прокоммунистического польского правительства. Вместо мифического «оздоровления производства» произошел частичный отход к коммунистическому ме­ ханизму экономической стимуляции.

Грубое искажение экономической действительности, приписывание чужих успехов своей программе реформ — вот в чем ярче всего проявилось «реформаторство» Джеф­ фри Сакса.

Стратегические цели «шоковой терапии» были названы Джеффри Саксом «струк­ турным корректированием». В чем оно заключается? Если коротко, то вот в чем:

«В стране сформировалась очень нездоровая структура экономики. Огромное количе­ ство людей работает на экономически нежизнеспособных предприятиях и живет в экономически бесперспективных районах. В будущем должны произойти колоссальные изменения в существующих видах трудовой деятельности, если России суждено пре­ одолеть кризис...»

Очевидно, что поставленная задача: ликвидировать массу «нежизнеспособных» пред­ приятий в «бесперспективных» местах, построить массу «жизнеспособных» предприя­ тий в «перспективных» местах и переселить туда население — труд не для одного поколения. Однако, по уверениям Сакса, этого можно добиться за два-три года.

инф орм ационно­

АНАЛИТИЧЕСКИЙ

го

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

Какие же предприятия и где нам нужно было ликвидировать, а какие и где постро­ ить? Вместо того чтобы сказать об этом прямо, Сакс затеял примитивную игру, рас­ считанную на доверчивость читателя: «Прежде деятельность государственных плановых органов подчинялась одной цели: превратить Россию в могучую военную сверхдержа­ ву. Ради ее достижения все ценнейшие ресурсы страны — научные, сырьевые, валют­ ные — направлялись на нужды военно-промышленного комплекса в ущерб производ­ ству потребительских и экспортных товаров. В результате сформировалась «кривобо­ кая» экономика: страна в огромных размерах производила сталь, электроэнергию и химикаты, но в то же время была неспособна строить жилье, выпускать одежду, мебель или бытовую электронику».

Сталинская экономика действительно страдала сильным «военным акцентом», хотя и в те годы в стране строилось жилье, производились одежда и мебель. Что же касает­ ся бытовой электроники, то ее в эпоху Сталина не было не только в СССР, но и во всем мире. Но уже Георгий Маленков поставил вопрос о переносе «центра тяжести с тяжелой промышленности на легкую». В период правления Хрущева страна была за­ строена пятиэтажками с пониженными потолками и совмещенными санузлами, куда вселились 98 млн человек, а в годы правления осмеянного СМИ Леонида Брежнева 183 млн человек переехали в новые более благоустроенные квартиры. В общежитиях жили только 12 млн человек —студенты и молодые бессемейные рабочие. Выходит, не только ракеты и подводные лодки производил СССР.

Еще Хрущев поставил перед экономикой СССР задачу «догнать и перегнать Амери­ ку по производству мяса, молока и масла на душу населения», а к 1970 г. — занять первое место в мире по уровню народного благосостояния. Это оказалось утопией, но многому научило советских руководителей. В 1971 г. был принят IX пятилетний план с куда более скромной задачей: «обеспечить подъем материального и культурного уровня трудящихся». Как выяснилось, и плановая экономика на многое способна. Хоть и не во всем мы США «перегнали», но кое в чем нам это удалось (табл. 2).

–  –  –

Конечно, по легковым автомобилям СССР здорово уступал США (правда, это компенсировалось развитием общественного транспорта), но по остальным товарам американское превосходство было куда менее заметным, а по многим товарам народно­ го потребления СССР даже превосходил США. Так что не только по стали, электро­ энергии и химикатам СССР вырвался вперед. Теория «военной сверхдержавы» рассы­ пается.

В 1989 г. мне пришлось спорить с американскими социологами о том, где уровень жизни выше — в СССР или США. Я не сомневался, что в США: там каждая семья имеет по автомобилю, а многие — и по два! «Да, но в СССР многие имеют дачные участки, — возражали мне американцы. — Для рядового гражданина США это слиш­ ком дорого!»

Брежнев в 1965 г. начал смелую экономическую реформу, заключавшуюся в раскре­ пощении предприятий от множества плановых показателей, в переводе экономики на хозрасчет и самоокупаемость, в предоставлении руководителям предприятий права распоряжаться прибылью. Все это сопровождалось барабанной риторикой о необходи­ мости совершенствовать социалистические производственные отношения, о том, что реформами КПСС ни на йоту не отступает от социализма.

На самом деле брежневские реформы, конечно же, были отступлением перед капи­ тализмом. Только за первые пять лет реформ (1965— 1970 гг.) рост промышленной продукции составил 50,3 %. Если бы свобода предприятий продержалась еще пять лет, то им пришлось бы конкурировать за потребителя. Это привело бы к процветанию более жизнеспособных и банкротству плохо организованных предприятий. Возникла бы угроза безработицы, которой при социализме не может быть.

Андрей Сахаров не любил «шоковых терапий» и всякого рода «скачков в рынок».

Он мечтал о «конвергенции» —постепенном врастании социалистической экономики в мировую, поэтапном сближении социализма и капитализма. Этот процесс у нас и шел со времени реформ 1965 г. — и не только в экономике, но во всех сферах жизни. От «социалистического правотворчества масс» мы перешли к Декларации прав человека.

От ревностно контролируемого общественностью аскетизма — к принципу «красиво жить не запретишь». Хрущевская борьба со «стилягами» сменилась демонстрациями мод, устраивавшимися даже в сельских клубах. Марксистско-ленинская идеология, дискредитированная еще Хрущевым, потеряла какое-либо значение. Распространялись «почвенничество», «западничество», дзен-буддизм.

Хаотическая «перестройка», вызвавшая поляризацию общественных сил и рост эк­ стремистских настроений, создала удобную обстановку для разрушения конвергенции как процесса, интегрировавшего интересы и стремления всех общественных сил.

Кривобокие «гласность» и «демократизация» вытолкнули наверх молодежный пра­ вый экстремизм, упорно именовавший себя «левым». В этих условиях навязать Рос­ сии американскую программу было лишь делом техники.

Что обещал нам Джеффри Сакс? «По мере того как рыночные реформы в России станут приносить плоды... Россия начнет пользоваться благами развитых потребитель­ ской промышленности и сферы обслуживания, которые в условиях рынка являются ключевыми в повышении уровня жизни». Именно по уровню жизни, по «потребитель­ ской промышленности» и сфере обслуживания ударила «шоковая терапия». Сократи­ лись не производство электричества и стали, а производство товаров народного по­ требления, розничный товарооборот, закрылись предприятия бытового обслуживания.

Сакс хорошо подготовился к такому повороту событий: «Каждый раз люди верят, что конец коммунистической диктатуры и рождение демократии в мгновение ока принесут им повышение уровня жизни и экономический рост. Вместо этого на их долю выпадают новые экономические тяготы. И очень легко ошибиться в источнике

Н ИНФОРМАЦИОННО­

ГО АНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

этих трудностей. Не понимая, что они являются следствием краха старой системы, многие сваливают вину на рыночные реформы. Это, разумеется, приводит к тому, что реформаторы теряют свою политическую популярность, а зачастую и саму возмож­ ность продолжать необходимые реформы».

Но ведь это же обычная демагогия, рассчитанная на простаков. На первый взгляд логика Сакса безупречна: коммунизм себя изжил, а «рынок» доказал свою экономичес­ кую эффективность. То, что переход к «рынку» сопровождается резким ухудшением экономического положения, снижением жизненного уровня населения, — следствие крушения старой хозяйственной системы. Что же здесь не так? А вот что. Сакс стара­ тельно уходит от ответа на вопрос о том, ведет ли «шоковая терапия» к современной экономике или толкает страну в пропасть.

Можно ли вскочить в рынок?

2 января 1992 г. правительство Бориса Ельцина отказалось от контроля над оптовы­ ми ценами на 90 % товаров народного потребления. В печати цель этой реформы подавалась так: выправить созданные регулированием цен ценовые диспропорции и снять с дотаций государственные предприятия.

Наделе получилось совсем иное. По сравнению с декабрем 1991 г. в декабре 1992 г.

розничные цены возросли в 23 раза, а оптовые —в 62. Для отечественных реформаторов это было полной неожиданностью. Они готовились к совсем другой неприятности — к чрезмерному росту розничных цен — и потому решили, что розничные цены в государ­ ственных магазинах не должны превышать оптовые более чем на 25 %. Помню, как Егор Гайдар умолял руководителей промышленных предприятий снижать отпускные цены.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«кона реальному положению дел. Такой ракурс исследования отличал собственно историков от историков-юристов, хотя в начале XX в. их позиции и сблизились. Видимо, повлияло на указанные оценки и то, что Веселовского активно критиковали в 1940–1950-е гг. во время кампании по борьбе с «буржуазным объективизмом» именно как историка, игнорирующего реальный социально-экономический процесс в угоду формально-юридическому подходу. Данные оценки «перекочевали» в последующую историографическую литературу. 3....»

«Илья Яковлевич Вагман Мария Щербак 100 знаменитых отечественных художников Серия «100 знаменитых» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5004259 И.Вагман, М.Щербак. 100 знаменитых отечественных художников: Фолио; Харьков; 2005 Аннотация «Люди, о которых идет речь в этой книге, видели мир не так, как другие. И говорили о нем без слов – цветом, образом, колоритом, выражая с помощью этих средств изобразительного искусства свои мысли, чувства, ощущения и переживания. Искусство знаменитых...»

«Статистико-аналитический отчет о результатах ЕГЭ ИСТОРИЯ в субъекте Хабаровском крае в 2015 г. Часть 2. Отчет о результатах методического анализа результатов ЕГЭ по ИСТОРИИ в Хабаровском крае в 2015 году 1. ХАРАКТЕРИСТИКА УЧАСТНИКОВ ЕГЭ Количество участников ЕГЭ по истории % от общего % от общего % от общего Предмет чел. числа чел. числа чел. числа участников участников участников История 1623 21,02 1434 21,57 1310 22,31 В ЕГЭ по истории участвовало 1310 человек, из которых 44,50 % юношей и...»

«Annotation Кавказ в истории России занимает особое место. Для Московской Руси в XVI–XVII веках он был «местом мятежа и пожара», а в эпоху Российской империи здесь на протяжении 200 лет не прекращались войны, мятежи, восстания и вооруженные заговоры. Одна только знаменитая Кавказская война с «немирными» горцами, стоившая российскому государству немалых людских потерь, огромных средств на содержание многотысячного войска, длилась с перерывами едва...»

«1. 15 апреля 2014 г. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ ВВЕДЕНИЕ Историческая справка: Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский государственный технический университет в г. Сызрани (далее Филиал) создан 01 июля 1962 года как Филиал Куйбышевского индустриального института им. В.В. Куйбышева в г. Сызрани путем реорганизации общетехнического факультета Куйбышевского индустриального института им. В.В. Куйбышева приказом...»

«АКА^ЕМИЛ НАУК СОЮЗА ССР С О В Е Т С К Ail ЭТНОГ РАФИЯ Н А у К СССР ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМ ИИ Ж о с зева Редакционная коллегия: Главный редактор член-корр. АН СССР С. П. Т ол стое, заместитель главного редактора И. И. П отехин, М. О. К о св ен, П. И. К уш н ер, М. Г. Л евин, Л. П. П отапов, С. А. Т ок ар ев, В. И. Чичеров Ж у р н а л выходит четыре р а за в год Адрес редакции: Москва, ул. Фрунзе, 10 Бум. л. 6V4 Подписано к печати 2 7.IX. 1955 г. Формат бумаги 7 0 x l0 8 1/ieТ-05960 Печ. л....»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Предмет истории. Первобытная эпоха человечества. Древние цивилизации на территории России. Цивилизация Древней Руси (IX-XII вв.) Русские земли в период феодальной раздробленности. Русь и Орда: проблема взаимовлияния. Россия и средневековые государства Европы и Азии. Образование российского централизованного государства(XIV-XV вв.). Российское государство в XVI-XVII вв. Сословно-представительная монархия. Предпосылки и...»

«Естественные науки (20, 22, 24, 26, 28) 26.8 Эко, Умберто. (1932). Э 40 История иллюзий : легендарные места, земли и страны / Умберто Эко ; [перевод с итальянского А. А. Сабашниковой ; перевод фрагментов антологии с итальянского и английского А. В. Голубцовой, с древнегреческого и латинского Н. Е. Самохваловой, со старофранцузского и немецкого М. Н. Морозовой ; подбор иллюстраций С. Боргезе]. 2-е издание. Москва : Слово, 2014. 480 с. : ил.; 24 см. Указатель: с. 465-471. Библиография: с. 472-478...»

«НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 231 Серафим (Лукьянов) († 1959), епископ Сердобольский, архиепископ. В 1921 г. возглавил Автономную Финляндскую Церковь, но вскоре смещен финским правительством. Признавал над собой юрисдикцию Карловацкого Синода. В 1945 г. воссоединился с Московской Патриархией. С 1946 г. митрополит, экзарх Западной Европы. В 1954 г. вернулся в СССР. Сергий (Петров) († 1935), епископ Сухумский, затем Черноморский и Новороссийский, впоследствии архиепископ....»

«Елена Чхаидзе Политика и исследование русско-грузинских литературных связей в Грузии: с советского периода по постсоветский История исследования русско-грузинских литературных связей в Грузии пережила яркий расцвет в середине XX века и полную невостребованность в начале XXI в. В поле моих научных интересов, которые касаются изучения русско-грузинских литературных взаимоотношений постсоветского периода, попала некогда известная кафедра «Истории русской литературы» Тбилисского государственного...»

«АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РАЗВИТИЯ КАВКАЗА ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ СЕРИЯ «ИСТОРИЯ КАВКАЗА УЛЬВИЯ ГАДЖИЕВА ДЕЭТНИЗАЦИЯ КАВКАЗСКИХ АЛБАН В XIX ВЕКЕ Баку «Нурлан» 2004 Научный редактор: Эльдар Мамед оглы Исмайлов Ульвия Гаджиева. Деэтнизация кавказских албан в XIX веке. Баку, издательство «Нурлан», 2004. -120 с. В работе впервые системно проанализирован труд «Арцах» епископа Макара Бархударянца, последнего албанского очевидца трансформации древнейшей Церкви...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт наук о Земле Кафедра минералогии и петрографии Сливкова Алёна Юрьевна ЛИТОЛОГО-ФАЦИАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРОМЫШЛЕННОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВЕРХНЕЮРСКИХ КАРБОНАТНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ (ЗАПАДНОЕ ПРЕДКАВКАЗЬЕ) ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА по направлению 050301 – Геология. Научный руководитель: д.г.-м.н.,...»

«АССОЦИАЦИЯ «АНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ» АКАДЕМИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ САМОЗАЩИТЫ В. Аладьин, В. Ковалев, С. Малков, Г. Малинецкий ПРЕДЕЛЫ СОКРАЩЕНИЯ (доклад Российскому интеллектуальному клубу) СОДЕРЖАНИЕ Введение «Ядерный гамбит» России, возможен ли выигрыш? «Давайте вычислим, господа». 1 Границы и качественная характеристика анализируемого объекта (дискурсивный анализ) 2 Что день грядущий нам готовит? 2.1 Можем ли мы «попасть» в точку «алеф» (по Кантору)? Краткий исторический экскурс 2.2...»

«Дорогие друзья! Вы держите в руках седьмой выпуск Альманаха Памяти «Ветераны глазами детей», авторами которого являются ребята из самых разных ученических активов и Детских районных советов Восточного административного округа. Юные корреспонденты собрали истории о людях, переживших войну, сражаясь на фронте, или работая для Победы. Хочу отметить, что авторам удалось донести до читателей, какую трагедию пережили герои их рассказов, эссе и интервью. Этот выпуск Альманаха особенный. На его...»

«Джеймс Джордж Фрезер Фольклор в Ветхом завете OCR Busya http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=159645 Джеймс Джордж Фрэзер «Фольклор в Ветхом завете», серия «Библиотека атеистической литературы»: Издательство политической литературы; Москва; 1989 Аннотация В этой работе известного английского этнографа и историка религии Дж. Дж. Фрэзера на огромном этнографическом и фольклорном материале выявляется генетическая связь христианства с первобытными верованиями людей, что наносит удар по...»

«Брюс М. Мецгер Канон Нового Завета Предисловие Эта книга задумана как введение в такую богословскую тематику, которая, несмотря на свою важность и обычный свойственный к ней интерес, редко удостаивается внимания. Всего несколько работ на английском языке посвящены одновременно и историческому развитию канона Нового Завета, и тем сохраняющимся проблемам, которые связаны с его значением. Слово “канон” греческого происхождения; его использование в применении к Библии относится уже ко времени...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ СБОРНИК К С научных статей студентов, научных статей студентов, магистрантов, аспирантов магистрантов, аспирантов Под общей редакцией Под общей редакцией доктора исторических наук, доктора исторических наук, профессора В. Г. Шадурского Шадурского профессора Основан в 2008 году Основан 2008 году Выпуск Выпуск 8 Выпуск Том 1 МИНСК МИНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО...»

«Лекция 1. Введение в предпринимательское право 1. Концепции регулирования предпринимательских отношений.1.1. История становления предпринимательского права.1.2. Система предпринимательского права.1.3. Понятие и признаки предпринимательской деятельности.2. Понятие, предмет и метод предпринимательского права 3. Источники предпринимательского права 4. Принципы предпринимательского права. 5. Место предпринимательского права в правовой системе Азербайджана. 1. Концепции регулирования...»

«НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «АВИВАК» 25 лет на благо промышленного птицеводства Санкт-Петербург Уважаемые коллеги! Двадцать пять лет вопросы диагностирования и вакцинации успешно и эффективно решает научно-производственное предприятие «АВИВАК», которое является одним из ведущих отечественных производителей диагностических препаратов и биопрепаратов для профилактики заболеваний сельскохозяйственной птицы. «АВИВАК» – имя, известное всем птицеводам России и СНГ. История этого предприятия...»

«РЕКТОРИАДА: хроника административного произвола в новейшей истории Саратовского государственного университета (2003 – 2013) Том II Bowker New Providence RECTORIADA (SONG OF A PRINCIPALSHIP): The chronicle of administrative iniquity in recent history of Saratov State University (2003 2013) Volume II Bowker New Providence © 2014, Авторы. Все права защищены Ректориада: хроника административного произвола в новейшей истории Саратовского государственного университета (2003-2013) / Авторы и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.