WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«СОДЕРЖАНИЕ Издатели выпуска: Научный совет РАН Д иск уссион ны й клуб по проблемам российской ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ: и мировой экономической ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ истории В. А. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Наивность команды «Сосенки-15» равна ее некомпетентности. Ведь такой эффект можно было предвидеть заранее. Естественно, что освободившиеся от государствен­ ного регулирования сырьевые монополисты будут диктовать цены производителям товаров народного потребления, а розничные цены окажутся под прессингом падаю­ щего в условиях гиперинфляции спроса населения.

Вот что дали экономике России только два года «шоковой терапии» (табл. 3).

Таблица 3 Экономика России в 1992 и 1993 гг., % (1991 г. = 100 %)

–  –  –

Однако был ли таким же наивным главный экономический советник «правитель­ ства реформ» Джеффри Сакс? В 1990 г. он провел свой семимесячный польский эксперимент, где наблюдалось в точности такое же явление. Обвинить Сакса в неком­ петентности нельзя. Значит, его действия диктовались трезвым расчетом. В чем он заключался? Вот в чем.

Благодаря тому что платежеспособный спрос падал, а розничные цены на многие товары народного потребления отражали прошлое состояние оптовых цен, первые ока­ №7Ш 29 2009 U зались ниже последних. Торговля стала убыточной. Произошло отсечение торговли от массы покупателей. В магазинах началось массовое уничтожение скоропортящихся про­ дуктов. Резко уменьшились заказы торговли производителям. Последние же страдали от избытка произведенных товаров и поэтому легко пошли на поставки в долг. По всем звеньям народного хозяйства стала распространяться задолженность. Уже к апрелю 1992 г. она составила 1,4 трлн руб. В результате экономические отношения между предприятиями оказались заблокированными.

Отечественные реформаторы полагали, что задолженность отдельных предприятий свидетельствует об их плохой организации. Они носились с идеей издать закон о банкротстве, согласно которому обанкротившиеся предприятия продавались частным лицам. Но зачем частным лицам платить деньги за бездоходные предприятия, брать на себя их долги? Такие предприятия никому не нужны и даром! Закон о банкротстве так и не был издан, потому что задолженность уже к лету 1992 г. стала всеобщей.

Тотальная задолженность парализовала экономическую активность. Любое произ­ водство и торговля стали убыточными. Началось катастрофическое падение промыш­ ленного производства. За 1992 г. оно сократилось на 25 %. При этом падало прежде всего производство товаров народного потребления. Доля легкой промышленности в общем объеме производства сократилась с 16,6 до 7,7 %, а удельный вес электрической, топливной и металлургической промышленности, чья продукция была, по мнению Сак­ са, чрезмерной, соответственно возрос.

Из-за падения платежеспособного спроса и роста налогового бремени стали разру­ шаться только что возникшие в нашей стране слои мелкого и среднего предпринима­ тельства. Закрывались кооперативы, бессмысленной стала индивидуальная трудовая деятельность. Шансы уцелеть имели только бывшие социалистические предприятия, «гиганты индустрии». Ничего себе «рыночная реформа», подрывающая саму основу экономики!

Реформа цен привела к экономическому обособлению регионов. К началу 1993 г.

различия в уровне цен между городами достигли 300 %\ Началось перекачивание това­ ров из районов с низкими ценами в районы с высокими ценами. В результате прилавки магазинов в Поволжье, черноземных областях и на Урале, не успев наполниться, стали пустеть. На первый взгляд, здесь должны были проявить себя «рыночные» законы — перекачивание товаров должно нивелировать цены. На самом деле различия в уровне цен определялись региональными различиями в падении уровня жизни, которые находи­ лись в зависимости от состояния региональной экономики. Руководители областей, не имея возможности прекратить утечку товаров иным способом, стали вводить запрет на вывоз жизненно важных товаров. Границы областей ощетинились региональными та­ можнями. Единство российского рынка оказалось под угрозой.

Если Сакс не предвидел этого заранее, то грош цена ему как экономисту.

Одновременно с «либерализацией» цен проводилась так называемая жесткая фи­ нансовая политика. В январе денежная эмиссия составила 25,8 % от декабрьского уровня, в феврале — 34,5 %, в марте — 59,7 %. В печати эта мера объяснялась необхо­ димостью подавить инфляцию, оздоровить кредит и заставить предприятия рациональ­ нее распоряжаться деньгами.

На самом деле сжатие эмиссии привело к потере государством денежных рычагов регулирования экономики, резкому снижению инвестиций в народное хозяйство, кре­ дитному зажиму, росту дефицита общегосударственного и местных бюджетов, к сни­ жению материальной помощи наиболее уязвимым слоям населения.

Жесткую финансовую политик}? Джеффри Сакс осуществлял в Латинской Америке и Польше. Поэтом}? он должен был знать все ее позитивные и негативные моменты. А значит, нельзя сомневаться в том, что сжатие эмиссии на раннем этапе реформы имело дейетвиЩ ИНФОРМАЦИОННО­

ГО АНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

тельной целью усилить разрушительные тенденции в экономике, сделать правительство более зависимым от западных кредитов и вынудить государство увеличить тяжесть нало­ гового обложения предприятий и предпринимателей, довершая их крушение.

Кроме отпуска цен и сжатия эмиссии «правительство реформ» проводило политику валютного регулирования. Официальное объяснение необходимости валютного регули­ рования — предотвратить обесценение рубля и оказать обратное сдерживающее влия­ ние на гиперинфляцию. При этом в начале реформы правительство хотело повысить курс рубля до 20 руб. за доллар, а затем — до 80 руб. за доллар.

Казалось бы, государство должно было взять определение курса рубля в свои руки.

Однако оно почему-то предпочло передать его валютным биржам, где спрос на доллары существенно превышал их предложение. Поэтому удержать курс рубля можно было только валютными интервенциями, что в условиях галопирующей инфляции и нехват­ ки денег в обращении было непозволительной роскошью.

За 12 месяцев 1992 г. государство продало банкам «по дешевке» более 1 млрд дол., что составило 37 % от всего валютного оборота. Сдержать же рубль от обесценения так и не удалось. В апреле 1993 г. курс рубля уже был равен 740 руб. за доллар.

Для чего в действительности понадобилась эта чрезвычайно дорогостоящая полити­ ка? Вовсе не для подавления инфляции. Все дело во внешней торговле. Если курс рубля искусственно удерживается от падения, то экспорт становится невыгодным, а импорт, напротив, выгодным. В результате отечественная промышленность оказывается отрезанной не только от внутреннего, но и от внешнего рынка, а магазины наполняются относительно дешевыми зарубежными товарами. Одновременно баланс внешней тор­ говли становится отрицательным, что увеличивает внешнеэкономический долг страны.

Картина достаточно ясная. Проводившиеся по рецептам Сакса «рыночные рефор­ мы» отнюдь не приближали наш}? экономику к мировому рынку. Напротив, они приве­ ли к снижению экспорта.

Сакс утверждал, что «среди всех промышленных стран мира Россия является одним из самых малых экспортеров». Правда, для этого Саксу пришлось совершить тройную статистическую фальсификацию. Во-первых, он привел данные за 1993 г., т. е. не до его «шоковой терапии», а после нее, когда из-за политики валютного регулирования, 35 % падения промышленного производства и введенных западными странами квот объем нашего экспорта резко уменьшился. Поэтому цифры Сакса характеризуют только ре­ зультаты его реформ, а не состояние нашей дореформенной внешней торговли.

Во-вторых, Сакс привел не валовые размеры экспорта, а в расчете на душ}? населе­ ния. Конечно, среднедушевые показатели тоже в известном смысле информативны.

Только они не позволяют определить, какая страна является экспортным гигантом, а какая — карликом. Это видно и из таблицы Джеффри Сакса, где США занимают скромное седьмое место, пропустив вперед себя Южную Корею, Японию, Италию, Англию, Францию и Германию (на самом деле по среднедушевому внешнеторговому обороту США должны были довольствоваться еще более скромным местом, если бы Сакс привел также данные по Сингапуру, Гонконг}?, Бельгии, Нидерландам, Швейца­ рии, Люксембург}? и Лихтенштейну).

В-третьих, Сакс использовал несопоставимые данные — по западным странам циф­ ры заимствованы им из «World Development Report» за 1993 г., где учтен весь объем внешней торговли, а по России —из «European Economic Survey» за 1992— 1993 гг., где учтена наша торговля только с европейскими странами. Благодаря этому Сакс сбросил со счета от 65 до 70 % внешнеторгового оборота России (более точная оценка затрудне­ на из-за недоучета экспорта оборонительных предприятий, вывоза товаров через Укра­ ину и Казахстан, а также нашей челночной торговли с Китаем, Турцией, Японией и Монголией).

I №7 31

Таким образом, теория модернизации сыграла в истории российских реформ весь­ ма негативную роль. Тем не менее в отечественных социальных науках и системе образования не прекращаются попытки насадить ее в качестве полуофициальной докт­ рины. Это связано с тем, что современная Россия инкорпорируется в мировую эконо­ мическую систему в качестве страны-периферии, сырьевой базы ведущих держав, что является составной частью осуществляющегося в настоящее время в мире проекта глобализации.

Анализ того, каким образом теория модернизации смогла утвердиться в обществен­ ном сознании России, приводит к весьма неутешительным выводам. В нашем обществе отсутствует механизм, который производил бы отбор наиболее перспективных и соот­ ветствующих национальным интересам социальных теорий и проектов экономических реформ. Казалось бы, печальная практика социального экспериментирования должна была создать такой механизм. Но оказалось, что социальные слои, чьи интересы были серьезно нарушены реформами начала 1990-х годов, не оказывают никакого воздей­ ствия на тех, кто принимает политические решения.

Ю. П. Бокарев, доктор исторических наук профессор

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ В ИСТОРИИ И ТЕОРИИ

(от торговых кризисов к экономическим циклам) Крупнейшим недостатком современных экономических теорий является их отрыв от экономической истории. Главным следствием такого отрыва служит потеря связи теории с реальной экономикой. Дело в том, что современные экономические теории направлены на выявление взаимосвязей универсальных понятий и категорий с целью разработки рецептов оптимального поведения экономических субъектов независимо от времени и места действия. А реальная экономика —это постоянно эволюционирующая система. Содержание понятий и категорий, характер взаимосвязей между ними со временем существенно меняются [1].

Все сказанное в полной мере относится к области изучения экономических кризи­ сов. Несмотря на то что за последние 300 лет характер, содержание и причины эконо­ мических кризисов претерпели большие изменения, в теоретической литературе гос­ подствует универсалистский подход к их изучению.

Правда, Густав Кассель в 1918 г. заявил, что теоретические исследования экономи­ ческих кризисов, «которые призваны иметь значимость для всей Западной Европы, не могут, в общем, простираться в прошлое дальше начала [18]70-х годов». Только в последней трети XIX в., говорил он, старые экономические уклады были большей частью заменены современной экономикой со свойственным ей широким использова­ нием основного капитала в промышленности и на транспорте. «После [18]70-х годов некоторые из более старых форм кризисов были, по-видимому, в значительной степе­ ни преодолены, и вместо них возникла современная форма цикла, сводящегося к коле­ баниям производства элементов основного капитала, со всеми специфическими осо­ бенностями капиталистической экономики» [2].

[1] Подробнее см.: Бокарев Ю. П. Экономическая история и экономическая теория. Препринт научного доклада / Институт экономики РАН. 2007.

[2] Cassel G. Theory of Social Economy. Harcourt, Brace and Co. 1923. P. 537—538. Английский перевод первого немецкого издания 1918 г.

Н ИНФОРМАЦИОННОАНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

В издании своей «Теории социальной экономии» 1931 г. Кассель пошел еще даль­ ше. Он полагал, что «великие потрясения в сфере денежного обращения, политическая неустойчивость, военные долги, националистическая торговая политика, рост монопо­ листических рабочих организаций, возрастающая роль государства (поддержка безра­ ботных и т. д.) — все это так глубоко изменило характер экономической жизни после Первой мировой войны, что само понятие торгово-промышленных кризисов в том смысле, в каком оно употреблялось им в отношении периода 1870— 1914 гг., нельзя, пожалуй, больше считать применимым» [3].

Однако верные наблюдения Касселя не стали отправной точкой для создания эво­ люционной теории экономических циклов. Подавляющее большинство экономистовтеоретиков продолжали говорить о кризисе вообще, строя свои теории на основании ближайших к ним по времени фактических данных.

В результате в обширном теоретическом наследии, касающемся экономических кри­ зисов, мы наблюдаем замечательное разнообразие в объяснении их причин, что легко объясняется тем, в какую эпоху и в какой стране жил автор, а также какими материа­ лами он пользовался.

В частности, первые исследователи кризисов, писавшие еще в XVIII в., довольно единодушно считали их причиной недостаток наличных денег у торговцев и покупате­ лей. В 1939 г. Р. Лестер собрал описания кризисов, случавшихся в Пенсильвании, Нью-Йорке, Нью-Джерси, Делавэре и Мэриленде в первой половине XVIII в. Типич­ ным является письмо пенсильванского губернатора своему начальству в Англии, дати­ рованное декабрем 1722 г.:

«Должен поставить ваш}? светлость в известность, что люди в этих краях пребывают сейчас в очень большом волнении по причине того, что с некоторых пор их обычная торговля находится в состоянии застоя из-за отсутствия у них достаточного количе­ ства наличных денег для обмена продуктов их труда в соответствии с привычным для них способом ведения дел.

Фермер привозит свой провиант на рынок, но на рынке нет денег для его оплаты, кораблестроитель и плотник голодают из-за отсутствия работы, и мы заметно ощуща­ ем, что наш обычный экспорт быстро сокращается, процент, взимаемый за деньги, высок, и ростовщик тиранит бедняка, так что процессы о несостоятельности множатся, наши тюрьмы полны, и мы теперь всячески боимся впасть в долги, которых до сих пор нам удавалось избегать» [4].

Адам Смит объяснял кризисы «чрезмерным расширением торговли»: «Когда при­ быль, приносимая торговлей, почему-либо превышает обычный уровень, чрезмерное расширение торговых операций является общей ошибкой как крупных, так и мелких торговцев. Они не всегда отправляют за границу больше денег, чем обычно, но покупа­ ют в кредит как внутри страны, так и за границей необычайно большое количество товаров, отправляя их на какой-нибудь отдаленный рынок в надежде, что выручка за них получится до срока платежа. Но платежи наступают до получения выручки, и у них не оказывается в наличности ничего, на что они могли бы купить деньги или представить солидное обеспечение под заем» [5].

Формула «чрезмерное расширение торговых операций» стала на многие годы обыч­ ным объяснением причины кризисов, а сами кризисы получили наименование торго­ вых. Видимо, это действительно отражало природу повторявшихся в XVIII — начале [3] Cassel G. Theory of Social Economy. 1932. P. 537—538. Английский перевод немецкого издания 1931 г.

[4] Lester R. A. Monetary Experiments. N. Y.; L., 1939. P. 66— 69.

[5] Смит А. Богатство народов. M., 1935. T. 2. С. 16.

–  –  –

XIX в. потрясений, особенно в Англии. В центре экономической жизни находился тогда предприниматель-купец. Эпоха крупных промышленников еще не наступила.

Например, причиной, вызвавшей кризис 1810 г. в Англии, явилось сокращение экспор­ та, особенно в Южную Америку. Это был действительно торговый кризис. То же, в еще большей степени, относится к кризису 1815 г. В ожидании предполагавшегося после падения Наполеона обширного экспорта в континентальную Европу были произ­ ведены и собраны для отправки морем огромные запасы товаров. Но оценка покупа­ тельной способности континентальной Европы оказалась значительно преувеличенной.

Спекулятивный бум в экспортных отраслях окончился, таким образом, крахом. И этот кризис был торговым кризисом, par excellence.

В 1816 г. Мэтью Кэри (отец американского экономиста Генри Чарльза Кэри) в книге «Очерки банковского дела» перенес внимание с нехватки наличных денег на проблемы банковского кредита. Он писал: «При оживлении промышленности и торговли, наступившем после окончания недавней войны, наши негоцианты и торговцы впали в крайне серьезное заблуждение. В обществе распространилась всеобщая склонность к чрезмерном}? расшире­ нию торговых операций. Ввоз и продажа товаров были доведены до размеров, далеко выходящих за пределы обычного уровня потребления страны». Банки, «которые могли и должны были сдерживать это стремление, поощряли его и распространяли. Они учитывали векселя столь щедро, что можно было поистине сказать, что правило Священного Писания «ищите и обрящете» действовало вовсю». Но вскоре «банки круто изменили свою полити­ ку. Они усвоили диаметрально противоположную линию и сократили свои ссудные опера­ ции стремительно и резко». Это и послужило толчком к кризису. «Оцепенение стало всеоб­ щим. Предприимчивость и трудолюбие были парализованы». В конце концов, банкиры переменили политик}? и «в большинстве своем увеличили дисконтные операции... Одна лишь решимость расширить дисконтные операции подняла умерщвленное Доверие из гроба и вновь вдохнула в него жизнь. Лавина банкротств была остановлена. И торговый мир находится теперь, по-видимому, в состоянии выздоравливающего» [6].

Кэри не ограничился констатацией фактов, но и выдвинул рекомендации: «Если бы в первый период банки ввели свои дисконтные операции в несколько более узкие рамки, то дух спекуляции не получил бы поощрения и подстрекательства в той мере, в какой это случилось. Цены в таком случае не поднялись бы столь высоко. И, кроме того, банкам не понадобилось бы во второй период пойти на столь серьезное сокращение дисконтных операций, к котором}? они прибегли... И тем самым промышленность, торгов­ ля, трудолюбие и благоденствие сохранили бы ровное течение своего развития, без всех этих резких отливов и приливов, без стремительных подъемов и крутых падений, столь разрушительно действующих на счастье, независимость и нравственность» [7].

Трактовка Кэри была нова не только тем, что для объяснения кризиса были привле­ чены кредитные отношения, но также и тем, что кризис он связывал с предшествовав­ шим ему подъемом. Тем самым был сделан важный шаг в понимании кризиса как части экономического цикла.

Следует, однако, сказать, что ни Мэтью Кэри, ни его предшественники и современ­ ники (Адам Смит, Генри Торнтон, Дэвид Рикардо, лорд Лодердель, Томас Мальтус и др.) не использовали термин «торговый кризис». В лучшем случае они говорили о «великом торговом бедствии». Термин «торговый кризис» ввел в научный оборот Симонд Сиемонди в 1819 г.

Джон Стюарт Милль говорил о «торговых кризисах» как о «почти периодическом повторении... пароксизмов спекуляции». Он отмечал, что рынок бывает «в двух еоетояниCarey М. Essays on Banking. Philadelphia, 1816. P. I ll—VII.

[7] Ibid. P. 32.

–  –  –

ях: одно из них может быть названо спокойным, другое — состоянием ожидания или спекулятивным. Первое состояние есть то, при котором нет никаких условий, способству­ ющих возбуждению в значительной части коммерческой публики желания расширять свои операции... Но есть и другое состояние рынков, составляющее резкую противополож­ ность предыдущем}?... Это состояние наступает тогда, когда господствует основательное или неосновательное убеждение, что предложение одного или нескольких главных товаров будет недостаточно для обыкновенного потребления... Подобного рода результаты могут быть произведены всем тем, что, возбуждая более чем обыкновенные надежды на прибыль, вызывает в торговле усиленное оживление... Такое состояние торговли, достигшее крайней степени, приводит к реакции, называемой коммерческим кризисом» [8].

Кэри и Милль по-разному подошли к проблеме расширения и сжатия рынка. Но их объединяет понимание того, что сжатие связано с чрезмерным расширением. Осталось сделать только шаг, чтобы объединить оба движения в рамках единого цикла. Однако для этого потребовалось осмыслить итоги первого мирового экономического кризиса 1825 г., уже не умещавшегося в рамках торгового кризиса.

В начале 1820-х годов ряд стран Латинской Америки провозгласили независимость.

Это привело к приток}? капитала из Великобритании, направленного на освоение золо­ тых и серебряных рудников молодых государств. Одновременно начался экспортный бум, совпавший с ростом числа промышленных компаний в Европе. Все эти события спровоцировали спекуляции на Лондонской фондовой бирже. Спекуляции совершались не только с акциями торговых и страховых компаний, но и с акциями горнорудных компаний, а также вокруг проектов строительства каналов и земельных улучшений.

Торговый дисбаланс и исчерпание золотого резерва вынудили Банк Англии летом 1825 г. увеличить учетную ставку. В октябре произошел крах фондового рынка, кото­ рый вызвал банковскую панику, охватившую и страны Западной Европы. Банк Англии, боявшийся потерять свои золотые резервы, не принял мер по прекращению паники. В результате начались массовые банкротства и экономическая рецессия. Кризис распрос­ транился на страны Латинской Америки, так как европейские банки отказались про­ лонгировать им кредиты, а сокращение экспорта уменьшило доходы этих стран и выну­ дило их заявить о дефолте. Латинской Америке понадобилось около 30 лет, чтобы вернуть доверие западных банков.

Понятие цикла было сформулировано лишь в 1837 г. Сэмюелем Джонсом Лойдом (лордом Оверстоном): «Мы обнаруживаем, что состояние торговли подвержено влия­ нию многообразных обстоятельств, которые периодически повторяются; торговля явно вращается в прочно установившейся форме цикла. Вначале мы находим ее в состоянии спокойствия, затем — в состоянии улучшения — возрастающего доверия — процвета­ ния — возбуждения — чрезмерного расширения — потрясения — угнетенности — за­ стоя — бедствия; и все это опять завершается спокойствием» [9]. Вместе с тем Лойд по-прежнему характеризовал цикл как торговый.

Однако понятие не сразу утвердилось среди экономиетов-теоретиков. Так, напри­ мер, Альберт Галлатин в 1841 г. вернулся к пониманию кризиса как следствия чрезмер­ ного расширения торговли и злоупотребления кредитом: «Ряд сменяющих друг друга благоприятных лет почти неизбежно порождает чрезмерное расширение торговых опе­ раций. Эти потрясения будут более частыми и более крупными в меру усиления духа предприимчивости и расширения кредита или злоупотребления последним» [10].

–  –  –

В кризисе 1847 г. спекуляция направлялась главным образом по линии развития железных дорог и других усовершенствований внутри страны. Были произведены «вне­ запные, чрезмерно увеличенные затраты в основной капитал», а затем эти затраты еще более неожиданно и резко прекратились [11].

На повторяющийся характер кризисов обратили внимание К. Маркс и Ф. Энгельс.

В 1848 г. в «Манифесте коммунистической партии» они писали: «Во время торговых кризисов каждый раз уничтожается значительная часть не только изготовленных про­ дуктов, но даже созданных уже производительных сил... Каким путем преодолевает буржуазия кризисы? С одной стороны, путем вынужденного уничтожения целой массы производительных сил, с другой стороны, путем завоевания новых рынков и более основательной эксплуатации старых» [12].

В 1855 г. К. Маркс, проанализировав симптомы надвигавшегося кризиса, охаракте­ ризовал его как «торгово-промышленный» и сформулировал концепцию «перепроиз­ водства» как причины кризиса [13]. В последующем он интерпретировал «перепроиз­ водство» как несоответствие между могучими производительными силами общества и низкой покупательной способностью нищего в своей массе населения. Маркс первым подметил, что современные ему кризисы уже не являются чисто «торговыми».

В 1860 г. Клемент Жюглар опубликовал книгу «О торговых кризисах и об их периодическом повторении во Франции, в Англии и в Соединенных Штатах». Он развил представление о чередовании трех фаз цикла — периодов процветания, кризиса и ликвидации, которые всегда следуют друг за другом в одном и том же порядке. При анализе этих периодов Жюглар широко использовал статистические материалы, вскры­ вающие взаимосвязи, существующие между банковскими резервами, процентными став­ ками, коммерческими ссудами и товарными ценами [14].

Вместе с тем неотъемлемыми спутниками кризиса стали психологические настрое­ ния участников рынка. Вильям Лэнгтон, одним из первых обративший на них внима­ ние, счел эти настроения достаточным объяснением наступления кризиса. В 1857 г. он писал о потрясениях, повторяющихся «по-видимому, через каждые десять лет, и в образовании которых причины морального (то есть психологического) порядка играют несомненно важную роль» [15].

Влияние психологических факторов было связано с еще одним изменением в эко­ номической жизни — появлением «hot money». На фондовом, а отчасти и на товарном рынке часть обращавшейся денежной массы оторвалась от обслуживания реального сектора и стала использоваться исключительно для спекулятивных сделок. Владельцы этих денег — биржевые игроки — не были участниками производственного процесса и потому имели в своем распоряжении лишь информацию «из третьих рук». Очень часто такая информация оказывалась неточной или просто неправильной. Таким обра­ зом, в системе кризиса появился новый фактор — настроение биржи.

Панические настроения рынка принимали настолько яркие формы, что дали основа­ ние В. С. Джевонсу считать их движущей пружиной кризиса. В «Исследованиях де­ нежного обращения и финансов» он говорил: «Периодические крахи суть действитель­ но по природе своей явления психического порядка, зависящие от смены настроений уныния, оптимизма, ажиотажа, разочарования и паники. Но представляется весьма вероятным, что умонастроения деловых кругов, хоть они образуют собой основное [11] Palgrave’s Dictionary of Political Economy. Vol. 1. P. 459.

[12] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 4. С. 429— 430.

[13] Neue Oder-Zeitung № 17, 19, 33 и 41; 11, 12, 20 и 25 января 1855 г.

[14] Juglar С. Des Crises commereiales. Р., 1889.

[15] Palgrave’s Dictionary of Political Economy. Vol. 1. P. 466.

ИНФОРМАЦИОННО­

ГО АНАЛИТИЧЕСКИЙ

L B БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

содержание явления, могут определяться внешними событиями, и в особенности об­ стоятельствами, связанными с урожаями» [16]. Понятно, однако, что панические на­ строения, не связанные с какими-либо объективными причинами, могут на короткое время всколыхнуть рынок, но привести к серьезному кризису они не в состоянии.

Впрочем, Джевонс не был последовательным в своих теориях. В одном случае он объясняет экономические циклы солнечными пятнами, в другом — периодическими неурожаями [17].

В декабре 1867 г. Джон Миллье прочел в Манчестерском статистическом обществе доклад о кредитных циклах и периодах торговой паники. По его словам, «не подлежит сомнению то обстоятельство, что почти через каждые десять лет происходит громадное и внезапное увеличение спроса на ссудном рынке, сопровождаемое крупной и неожи­ данной переменой в движении кредита и временным разрушением кредитной систе­ мы». Миллье подразделил кредитный цикл на четыре фазы: сокращения торговли, расширения торговли, перевозбужденной торговли и кризиса. Как и Джевонс, он счи­ тал, что движение цикла управляется психологическими факторами: «Причина кризи­ са заключена не столько в свойствах экономических институтов или в злоупотребле­ нии ими, сколько в заблуждениях психологического порядка, присущих мышлению хозяйствующих лиц. Благоприятные условия порождают оптимизм, оптимизм порож­ дает безрассудство, а безрассудство порождает стагнацию. И торговля исцеляется от депрессии только тогда, когда исцеляются души людей» [18].

Поскольку профессиональные экономисты погрязли в тщетных попытках создания универсальной теории экономического цикла, пригодной для всех времен и народов, практическую работу по установлению причин кризисов и депрессий были вынуждены взять на себя государственные чиновники.

На протяжении всего XIX в. различные выборные парламентские комиссии в Анг­ лии получили громадное количество показаний и составили содержательные отчеты о кризисах и депрессиях. В результате тщательного анализа статистических данных от­ расли промышленности были подразделены на (а) стабильные и (Ь) колеблющиеся.

В последнюю группу вошли судостроение, машиностроение, различные виды строи­ тельства, горнодобывающая промышленность и др. В этих отраслях производства обна­ руживаются «циклы колебаний». Они «соответствуют тому, что мы иногда именуем периодами расширения и сжатия промышленности». Амплитуда колебаний совокупно­ го объема производства, «вероятно, очень мала; но даже этих слабых изменений доста­ точно для того, чтобы вызвать резкие колебания в отраслях, связанных с изготовлени­ ем орудий производства».

В 1886 г. полковник Райт, являвшийся правительственным комиссаром США по вопросам труда, издал свой отчет, посвященный промышленным депрессиям. Дав кри­ тическую оценку существовавшим теориям кризисов и промышленных депрессий, ав­ тор отчета обратил внимание на изменение со временем причин, порождающих эконо­ мический цикл: «Депрессии, хорошо известные нашему поколению, относятся к эпохе изобретательства и организованной индустрии. Вопрос о том, являются ли эти депрес­ сии неизбежными спутниками нынешних условий промышленной жизни, может слу­ жить предметом спора, но достоверно то, что они появились с наступлением таких условий... До наступления эры быстрых транспортных сообщений явления стагнации могли вызываться многообразными причинами стихийного порядка, как, например, [16] Jevons W. S. Investigations in Currency and Finance. L., 1884. P. 184.

[17] Palgrave’s Dictionary of Political Economy. Vol. 1. P. 467.

[18] Mills J. Credit Cycles and the Origin of Commercial Panics / / Transactions of the Manchester Statistical Society. 1897. December 11.

I №7 37 наводнениями, голодом, землетрясениями, крупными политическими катастрофами или долгими, дорогостоящими и изнурительными войнами; но они не могли вызываться причинами, способными порождать современные депрессии. Регулярность и совпаде­ ние во времени, характеризующие торговые, финансовые и промышленные потрясения, относятся к истории нового времени и не наблюдались в прошлом» [19].

Полковник Райт указал на ту великую роль, которую сыграло железнодорожное строительство в развитии современной ему индустрии. Он считал, что депрессия 1882— 1886 гг. была специально связана с промышленностью, а не с торговыми или финансо­ выми кризисами: «Семья народов, занятых машинным производством, достигла в сво­ ем существовании новой эпохи. В Англии, Франции и Бельгии завершено громадное строительство железных дорог, каналов, гаваней, товарных складов, водопровода и газопровода, трамваев и т. д. В Соединенных Штатах километраж вновь построенных железных дорог непомерно увеличился по сравнению с приростом массы продуктов, подлежащих перевозке... Это изобилие экономических средств, предназначенных для удовлетворения потребностей почти всех отраслей торговли и промышленности, явля­ ется наиболее важным фактором нынешней промышленной депрессии» [20].

Эволюционный подход к изучению экономических циклов позволил обнаружить в экономике уязвимые в будущем места и принять меры по смягчению будущих депрессий.

Тем временем экономисты-теоретики продолжали упражняться в абстрактном мыш­ лении. Альфред Маршалл в книге «Начала политической экономии» (1890) предста­ вил кризис как явление, связанное с безрассудным расширением кредита. Депрессия, следующая за кризисом, рассматривалась им как состояние умов: «Главная причина зла сводится к недостатку доверия».

Испытавший на себе сильное влияние марксизма М. И. Туган-Барановский в своей магистерской диссертации «Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь» (1894) объяснял возникновение кризиса «неорганизован­ ностью капиталистического производства». Во втором, переработанном, издании этого сочинения (1900), Туган-Барановский поставил кризисы в связь не только с «отсутстви­ ем планомерной организации», но и с другими чертами капиталистического строя. С его точки зрения, в условиях капитализма производство перестает быть средством удовлет­ ворения человеческих потребностей, а становится целью само по себе, техническим моментом создания капитала. Непосредственной причиной кризиса является «недоста­ ток капитала» в тот момент, когда «ссудный капитал» не может больше питаться банков­ ской кредитной экспансией. Как истинный последователь Маркса Туган-Барановский уделял главное внимание кризисам, обращаясь к другим фазам цикла только в том случае, если они содержали существенную для объяснения кризиса информацию.

Вслед за Марксом Туган-Барановский отказался от понятия «торговые кризисы», поскольку со второй половины XIX в. кризисы все более стали распространяться на промышленное производство. Он использовал термины «торгово-промышленные кри­ зисы» или просто «промышленные кризисы». При этом Туган-Барановский был далек от мысли, что кризисы имеют эволюционную природу. Он критиковал предшественни­ ков так, будто они имели дело с такими же кризисами, что и он сам [21].

Критика капитализма не помешала Туган-Баранове кому оказать влияние на вею последующую литературу о кризисах. Особенно сильным было его влияние на Артура [19] The First Annual Report of the Commissioner of Labor. 1886. P. 11.

[20] Ibid. P. 15.

[21] Туган-Барановский M. И. Избранное. Периодические промышленные кризисы. История английских кризисов. Общая теория кризисов, серия: Памятники экономической мысли. М., 1997.

Н ИНФОРМАЦИОННО­

ГО АНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

Шпитгофа и Густава Касселя. Неокейнсианец Элвин Хансен считал, что работа Туган-Барановского была первым научным исследованием кризисов и поворотным пун­ ктом в их изучении. Правда, при этом Хансен без каких-либо оснований приписал Туган-Барановскому взгляды представителей школы Кейнса и даже используемую ими терминологию. Так, например, он утверждал, что Туган-Барановский считал главной особенностью цикла — колебания размеров инвестиций [22]. Между тем недостаток капитала, отмечаемый Тугаи-Барановским, и колебания инвестиций — явления разноплановые. Вообще, в промышленности XIX в. инвестиции еще не игра­ ли той гигантской роли, которую они приобрели в XX в.

Артур Шпитгоф был первым экономистом, попытавшимся дать не застывшую схему кризиса, а динамичную картину развертывания экономического цикла. Первой фазой цикла он считал фазу «подъема», который начинается не в отраслях, производящих потребительские товары, а в отраслях, поставляющих материалы для строительства и изготовления оборудования. Каждый подъем возникает в силу благоприятных эконо­ мических условий, порождающих мощный импульс к экспансии. Импульс может быть вызван новыми техническими усовершенствованиями и изобретениями. Он может также иметь своим источником открытие новых возможностей в сравнительно отста­ лых странах — новых рынков, требующих от передовых промышленных стран инвести­ ций и займов. Каков бы ни был импульс, неизменно важным остается тот факт, что в начале каждого большого подъема промышленность имеет дело с «вакуумом», т. е.

с неиспользованными возможностями внутри страны и за границей.

Фаза «подъема» переходит в фазу «процветания», которая, по мнению Шпитгофа, начинается в отраслях, где имеются основания рассчитывать на высокие прибыли. Им­ пульс, исходящий от этих отраслей, приобретает всеобщий характер. На первых порах дело сводится к полной загрузке существующего производственного оборудования. За­ тем наступает вторая стадия, в течение которой создаются новые производственные предприятия. Они поглощают огромную массу капитала и строительных материалов [23].

В конечном счете промышленность оснащается новыми средствами производства и новой техникой. Складывается ситуация, когда достигнут предел для той массы капи­ тальных благ (шахт, чугунолитейных и сталелитейных заводов, железных дорог, транс­ портного оборудования, паровозов, фабрик, машин, электротехнических приборов), которая может быть эффективно использована в производстве. В то время как на потребительские товары в целом имеется обширный спрос, который весьма эластичен как в отношении цены, так и в отношении дохода, спрос на капитальные блага и на материалы, служащие для производства товаров длительного пользования, отличается сугубой неэластичностью, и в конце концов он покрывается.

После того как новые заводы, машины и оборудование созданы и введены в строй, их не приходится вновь создавать все сразу; остается только необходимость «поддержания их в рабочем состоянии и замены установок, выбывающих из строя». «Спрос на производ­ ственное оборудование и потребительские товары длительного пользования не является непрерывным; и когда хозяйство полностью обеспечено такими товарами, оборудование и машины, произведшие их, обрекаются на бездействие» [24]. В результате производствен­ ные мощности в строительной промышленности и машиностроении, работавшие до сих пор на полную мощность, разом останавливаются из-за отсутствия заказов. Начинается обвал на фондовом рынке, растет безработица. Экономика вступает в фазу кризиса.

[22] Hansen А. Н. Monetary Theory and Fiscal Policy. 1949. Ch. 3.

[23] Spiethoff. A. Vorbemerkungen zu einer Theorie der Uberproduktion / / Jahrbuch fur Gesetzgebung...

1902. S. 730.

[24] Spiethoff A. Encyclopaedia of the Social Sciencies. Vol. 11. P. 513— 517.

–  –  –

Теория Шпитгофа не объясняет всех сторон цикла. Но она интересна самим подхо­ дом к его изучению.

Густав Кассель пошел дальше Шпитгофа, поскольку попытался представить в дина­ мике не только сам цикл, но и происходившие в истории циклы. К сожалению, он не справился с этой задачей. В последних своих работах Кассель склонялся к мысли, что экономические кризисы вызываются преходящими явлениями экономической жизни.

По его мнению, причину кризисов следует искать не в характере экономической дина­ мики, а в революционных изменениях социальной и экономической системы, и осо­ бенно в переходе от старой натуральной сельскохозяйственной экономики к индустри­ альной, основанной на разделении труда и обмене. Он не считал, что кризисы являют­ ся «неизбежными спутниками современного производственного и социального строя» [25].

Согласно Касселю, экономические кризисы порождаются не особенностями развития экономики вообще, а переходными процессами в экономике.

Таким образом, итоги изучения экономических циклов в период с XVIII до начала XX в. показали огромное значение изучения динамики экономических изменений.

К сожалению, сегодняшнее состояние теории экономических циклов продолжает де­ монстрировать вневременной подход к проблеме. С этим связано наличие большого числа несовместимых между собой теорий, что во многом объясняется тем материа­ лом, который оказался в руках авторов.

Перечислим только наиболее распространенные теории, объясияющею причины кризиса.

1. Чрезмерное расширение торговли (Адам Смит, Дэвид Рикардо и др.).

2. Торговая и биржевая паника (В. С. Джевонс, Джон Миллье и др.).

3. Несоответствие производительных сил емкости рынка (Карл Маркс, М. И. ТуганБарановский и др.).

4. Неэластичность спроса на машины и строительные материалы (Артур Шпитгоф).

5. Необходимость длительного времени производства элементов основного капитала и принцип акселерации (Афталион, Пигу, Кларк).

6. Роль техники, природных ресурсов, расширения территории и роста народонасе­ ления как детерминантов экономической активности (Р. Харрод).

7. Действие мультипликатора (лорд Лодердель, Р. Ф. Кан).

8. Колебания в размерах инвестиций (Д. Робертсон и др.).

9. Отношение нормы прибыльности капитала к норме процента по кредитам (Кнут Викеель, Дж. Кейнс, Э. Хансен).

10. Изменение направления инвестирования, вызываемое инновациями (Йозеф Шум­ петер).

Изучение этого неполного перечня вызывает странное ощущение. Перечисленные тео­ рии выступают как альтернативные. Но в истории можно найти кризисы, вызывавшиеся одним из перечисленных механизмов или их сочетанием. На мой взгляд, это хорошо иллюстрирует тупик, в который завели науку сторонники универсальной теории кризисов.

Хотелось бы напомнить спор между основоположником австрийской школы Кар­ лом фон Менгером и главой исторической школы Густавом фон Шмоллером о том, как должна строиться экономическая наука. Менгер защищал познавательное значение вневременных априорных абстрактных теорий. Шмоллер считал, что понять экономику можно только на основе тщательного изучения исторических фактов.

Хотя в споре не оказалось победителей, он натолкнул Торстена Веблена на идею построить экономику как эволюционную науку [26]. Эта попытка не была завершена.

Но благодаря ей лагерь экономиетов-теоретиков разделился надвое. Большинство поCassel G. Theory of Social Economy. P. 537.

[26] Ананьин О. И. Структура экономико-теоретического знания. М., 2005. С. 83.

Н ИНФОРМАЦИОННО­

ГО АНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

шли путем, намеченным английской классической школой, ставящей задачей открытие неизменных экономических понятий и категорий, всеобщих экономических законов.

Меньшинство же, сознающие преходящий характер экономических законов, отсутствие неизменных экономических понятий и категорий, не оставляют попыток перестроить теоретическое здание экономики на принципах эволюционной науки [27].

Даже поверхностный взгляд на переживаемый нами сейчас мировой экономический кризис показывает его существенное отличие от всех происходивших до сих пор экономи­ ческих кризисов. Следовательно, его невозможно изучить на основе тех общих принципов изучения кризисов, которые предлагает сейчас традиционная экономическая теория.

Ситуация заметно упростилась бы, если бы экономисты-теоретики поставили своей задачей не выделение общих черт всех экономических кризисов, а изучение общих закономерностей эволюции экономических кризисов. Это значительно облегчило бы изучение современного кризиса, позволило бы понять методы его преодоления и дало бы возможность прогнозировать наступление кризисных явлений в будущем.

[27] Нельсон Ричард Р., Уинтер Сидней Дж. Эволюционная теория экономических измене­ ний / Пер. с англ. М., 2002.

–  –  –

УГРОЗА ГОЛОДА

КАК ФАКТОР ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

1. Сформулированная проблема носит несколько экстравагантный характер, на пер­ вый взгляд в силу своей кажущейся простоты и частого упоминания о голоде в исто­ рических источниках разных эпох. Голод как таковой обычно рассматривается как непременный элемент традиционного слогана [1], ухудшение экономического положе­ ния и увеличение бедствий народных масс в силу природных явлений, военных дей­ ствий или социальной политики того или иного правительства и реакции на него со стороны народа в форме восстаний и даже революций.

2. Проблема «понятие голода в истории» не вычленена концептуально. Однако в последнее время (20— лет) в историографии, как отечественной, так и зарубежной, голод (угроза голода) рассматривается как важная историческая проблема. Так, в 1982 г.

на VIII конгрессе экономической истории в Будапеште работал специальный круглый стол, где угроза голода обсуждалась как крупная историческая проблема (доклад Дрей­ ка). Как важнейшая проблема исторического развития российской цивилизации она исследовалась в фундаментальных работах академика Л. В. Милова. В несколько пара­ доксальной манере она подана в книге Тамары Кондратьевой, французской исследова­ тельницы русского происхождения. Однако в целом, по моему мнению, сформирован­ ная проблема слабо разработана в историографии.

3. Эта проблема приобретает в настоящее время все более актуальный характер. Так, по данным ВОЗ, в начале XXI в. от голода умирает 800 млн человек (и vieeversa) и от [1] Кондратьева Т. Кормить и править. О власти в России XVI—XX вв. М., 2006. Перевод с французского издания: Uonkerner et nourrit. Du pouvoit eu Russi XVI—XX siecles. Paris, 2002.

–  –  –

ожирения — около 1 млрд человек. Это официальные данные, а неофициальные еще более впечатляющие.

Общий итог этих подсчетов — увеличение количества голодающих и его тяжких последствий для нашей современности.

Борьба с голодом (и ожирением) становится все более и более злободневной во всем мировом сообществе. Прогнозы в этом направлении современных экспертов про­ сто устрашающие.

Давление быстро увеличивающегося темпа развития современной цивилизации на природу возрастает, что ведет к стремительной деградации мировой экосистемы. Толь­ ко за последние 50 лет плотность населения увеличилась в среднем с 19 до 42 человек на один квадратный километр. Стремительно сокращаются запасы леса (его у нас в стране сейчас хищнически вырубают иностранные компании), чистой воды. По прогно­ зам, к 2025 г. практически не останется, несмотря на прогресс биотехнологии, гидропо­ ники и других технологий современной цивилизации, сельскохозяйственных земель.

Мы распахали на земле все, что могли, остаются малозатронутыми только Восточная Сибирь и бассейн Амазонки. Даже альтернативу нефти ищут в биотопливе, а биоре­ сурсов уже не хватает на элементарное питание. Через 25— лет продовольствия будет нужно на 50 % больше, чем сейчас. А где его взять, когда практически исчезает сельскохозяйственная территория?

Современная наука сейчас самым активным образом должна работать над принци­ пиально новыми решениями, как это было в середине XIX в.

4. Несколько слов о понятии «голод» в настоящем докладе. Это не индивидуальный акт непринятия пищи в течение 12— суток, это не только голод в изолированной стране от стихийных бедствий (засухи, наводнения и т. д.), это не блокада типа Ленин­ градской во время Великой Отечественной войны.

В докладе речь идет о голоде в более широком понимании питания людей, больших социальных слоев ниже прожиточного минимума, которое не обеспечивает восстановле­ ние затраченных сил, и человеческий организм угасает в уекренном темпе. Например, физиологический восстановительный минимум, по данным врачей, — около 3000— 3200 ккал в день. Если же потребительская корзина составляет 2000— 2200 ккал в день — это самый настоящий голод, ведущий к смерти, заболеваниям через относительно не­ большой временной срок. Причем, следует подчеркнуть, такое происходит не в чрезвы­ чайных ситуациях, а в нормально живущем обществе.

5. Из данного доклада следует вывод: в рамках каждой исторической эпохи (Антич­ ности, Средневековья, Нового, Новейшего времени и современности) существуют мно­ гие общества, в которых голод (или его угроза) в представленном понимании поражает очень большую часть населения и является очень серьезной опасностью для существова­ ния нации, культуры, всего социума в целом. По существу, это не что иное, как проблема бедности, которая является кровоточащей язвой прежних эпох и современного мира, постоянной питательной средой бунтов, восстаний, самых кровавых революций.

В каких же направлениях голод (угроза голода) как структурное ядро бедности, поражающая большую часть нации, воздействует на ход народной жизни, развитие общества, его государственности и культуры, т. е. является важным фактором истори­ ческого развития? Можно выделить три главных направления влияния голода или его угрозы:

1) влияние на общий ход исторического развития той или иной локальной ситуа­ ции (античной, средневековой, европейский, российский и др.) — так называемый глобальный аспект;

2) влияние на систем}? конкретных специальных отношений, взаимодействие составля­ ющих общество классов, слоев, сословий, социальных групп — социальное измерение;

н ИНФОРМАЦИОННОАНАЛИТИЧЕСКИЙ

И БЮЛЛЕТЕНЬ

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ

3) воздействие голода или его угрозы на определенного человека, на его поведение, его здоровье — антропологическое измерение.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Похожие работы:

«В. Н. Шарахматова НАБЛЮДЕНИя КОРЕННЫХ НАРОДОВ СЕВЕРА КАМЧАТКИ ЗА ИЗМЕНЕНИяМИ КЛИМАТА Отчет Victoria N. Sharakhmatova OBSERVATIONS OF CLIMATE CHANGE BY KAMCHATKA INDIGENOUS PEOPLES Report Петропавловск-Камчатский Издательство «Камчатпресс» УДК 551.582.1 ББК 26.234.6 Ш 25 Шарахматова В. Н. Ш 25 Наблюдения коренных народов Севера Камчатки за изменениями климата : отчет. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс, 2011. – 78 с. ISBN 978-5-9610-0158-7 На основании социологического исследования...»

«Украина Рождение украинского народа Часть III ПРОГНОЗ ВНИМАНИЕ ! В первоначальной публикации карты Украины была допущена ошибка: было указано время UT 19h 27m 09s это неверное время. Правильное время: UT = 19h 29m 46s Всё остальное – Asc, MC, погрешности, координаты – указаны верно. Благодарю Любомира Червенкова, указавшего мне на эту ошибку! От автора Карта Украины, которую я предложил к рассмотрению, вызвала неоднозначную реакцию. Одно из обвинений в мой адрес – что я плохо знаю историю...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный горный университет (УГГУ) 100-летию посвящается УГГУ: Люди, события, факты (Жизнь вуза в средствах печати) Юбилейный библиографический указатель Екатеринбург ББК Ч У2 УГГУ: люди, события, факты (Жизнь вуза в средствах печати) : [посвящается 100-летию Уральского государственного горного университета] / сост. Л. Грязнова, И. Горбунова. – Екатеринбург: УГГУ. – 2014. –...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ОБЩЕСТВА Сборник научных трудов Выпуск 12 Ответственный редактор заслуженный деятель науки РФ, профессор В. Н. Карташов Ярославль ЯрГУ УДК 340.15(082) ББК Х0я43+Х62я43 А 43 Рекомендовано Редакционно-издательским советом ЯрГУ в качестве научного издания. План 2013 года Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества:...»

«Вестник Томского государственного университета. История. 2015. № 4 (36) УДК 94 (470) : 930 DOI 10.17223/19988613/36/19 О.В. Ратушняк ИЗУЧЕНИЕ КАЗАЧЬЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Анализируется процесс изучения казачьего зарубежья в российской историографии. Исследуются основные темы, получившие свое развитие в трудах российских историков: численность и география, общественно-политическая и культурная жизнь, участие во Второй мировой войне казаков-эмигрантов. Объектом исследования...»

«СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ УДК 342.9 И. Т. ТАРАСОВ И РАЗВИТИЕ РОССИЙСКОЙ НАУКИ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА М. В. Лушникова Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Поступила в редакцию 16 марта 2010 г. Аннотация: статья посвящена характеристике жизненного пути и творческого наследия ученого российской школы административного права И. Т. Тарасова, внесшего значительный вклад в развитие науки административного права. Ключевые слова: административное право, история науки. Abstract: the article...»

«ЧЕ ЛОВЕК В МИРЕ ИСТОРИЯ РАЗРАБОТКИ ПРОБЛЕМЫ ПОЗНАНИЯ ЛЮДЬМИ ДРУГ ДРУГА В. История разработки проблемы познания людьми друг друга в СССР – России А.А. Бодалев* В условиях бытия современной России, когда ей необходимо выводить на передовые рубежи промышленность и сельское хозяйство, качественно улучшать оборону, модернизировать образование и здравоохранение, развертывать бескомпромиссную борьбу с утвердившимися в нашем обществе наиболее обедненными в моральном и эстетическом отношении течениями...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Зэльвенскi дыяруш» (территория Зельвенского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 2013 Оглавление Введение 1. Анализ потенциала...»

«MI,IHI,ICTEPCTBO OEPA3OBAIJVIfl PI HAYKI4 PO [IEH3EHCKI4fr I-OCYAAPCTBEHHbIfr TIEAAIOILIqECKIIfr YHI,IBEPCI,ITET IIMEHII B.I. EEJII{HCKOTO IIPLIFUITO Ha3g{ignarnryrY.rcHorocoBera J$c! :di\ro 11rsc&,.:t :, iffi ffitfuilii PAEOqA-flIIPOTPAMMA YTIEEHOfr(MY3EfrHOfr) ilPAKTIIKI4 Haupannenr4 rroAroronru : 050100 [egaroruqecmoe o6pa: onanrae e llpo(f ranr ro.qroroBKz: lf croprar Knanu(fuxaqrEr(creueur) nrmycKHr{Ka: Earca.uanp (Dopuao6yrenur: OqHas lleuza2012 1. Цели музейной практики Целями музейной...»

«1. Цели освоения дисциплины Цель преподавания дисциплины: «Мониторинг почвенно-растительных ресурсов» – освоение студентами понятий мониторинга почвеннорастительных ресурсов, умение оценивать последствия антропогенных изменений в городских экосистемах, уметь рационально использовать почвеннорастительные ресурсы.Задачами дисциплины являются: – определение основных способов и подходов в получении достоверной информации до состоянии почв и растительности; – обоснование необходимости проведения...»

«А.А. Опарин Библейские пророчества и всемирная история Предисловие 2 Часть I. Библейские пророчества и всемирная история 3 Ассирийская империя 3 Моавитское и Аммонитянское царства 10 Вавилонская империя 14 Египетское царство 20 Израильское царство 26 Едомское царство 28 Филистимлянская держава 32 Финикийские государства 35 Иудейское царство 39 Эфиопия 43 Эламское царство 46 Лидийское царство 49 Мидийское царство 51 Мидо-Персидская империя 53 Греческая империя и эпоха эллинизма 58 Римская...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Край пущанских чудес и таинств» (территория Свислочского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 201 Оглавление Введение 1. Анализ...»

«Институт истории АН РТ Казанский (Приволжский) федеральный университет Институт евразийских и международных исследований В.А. Воронцов ГЕНЕЗИС ЯЗЫКА, СКАЗКИ И МИФА В КОНТЕКСТЕ АНТРОПО-СОЦИО-КУЛЬТУРОГЕНЕЗА Казань УДК 13 ББК 87.3 H Серия: Мир Символики Научное издание Рецензенты: доктор философских наук, профессор Л.А. Бессонова, доктор филологических наук, профессор, академик АН РТ М.З. Закиев, доктор филологических наук, профессор Ф.И. Урманчеев Редакционная коллегия:...»

«И.О. Дементьев «ЧТО Я МОГУ ЗНАТЬ?»: ФОРМИРОВАНИЕ ДИСКУРСОВ О ПРОШЛОМ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (конец 1940-х – 1980-е годы) В статье рассмотрен процесс формирования и конкуренции разных дискурсов о довоенном прошлом нового советского края, ставшего в 1946 г. Калининградской областью. Показано, как почти тотальное господство официального дискурса, отличающегося табуированием и искажением региональной истории, было поколеблено альтернативным дискурсом, который проявился в...»

«Научно-практический журнал основан в 1996 году УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ Санкт-Петербургского имени В.Б.Бобкова филиала Российской таможенной академии № 3 (47) АТЭС: ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ Фёдоров А.В. В статье рассматривается антикоррупционная составляющая деятельности Межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотруд­ ничества АТЭС, история формирования антикоррупционной политики этого эконо­ мического форума и её современное состояние The article deals with the...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Предмет истории. Первобытная эпоха человечества. Древние цивилизации на территории России. Цивилизация Древней Руси (IX-XII вв.) Русские земли в период феодальной раздробленности. Русь и Орда: проблема взаимовлияния. Россия и средневековые государства Европы и Азии. Образование российского централизованного государства(XIV-XV вв.). Российское государство в XVI-XVII вв. Сословно-представительная монархия. Предпосылки и...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИИ ГОСУДАРСТВЕННЫИ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа журналистики и массовых коммуникации Факультет журналистики Цзин Юи ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению «Международная жарналистика» Пресса китайской диаспоры в России Научныи руководитель — доц. А.Ю.Быков Кафедра Международнои журналистики Вх. Noот Секретарь ГАК_ Санкт-Петербург Содержание Введение Глава 1. Развитие прессы китаискои диаспоры: мировои опыт 1.1. История становления прессы китаискои диаспоры в странах мира....»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИНСТИТУТ ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ» УДК 358.4(47+57)(091)”1941/1992” ДЬЯКОВ ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫЕ СИЛЫ БЕЛОРУССКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА: ОРГАНИЗАЦИОННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО И УЧАСТИЕ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ (22.06.1941–15.06.1992) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в государственном научном учреждении «Институт истории...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК37(476)(091)”1829/1850” (043.3) Игнатовец Людмила Михайловна Белорусский учебный округ: создание и деятельность (1829–1850 гг.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в Белорусском государственном университете Научный руководитель: Теплова Валентина Анатольевна, кандидат исторических наук, доцент, доцент кафедры истории Беларуси нового...»

«Марк Блиев Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений Марк Блиев Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. Введение С тех пор как современная Грузия встала на путь создания независимой государственности и перед ней возникли проблемы территориальной целостности, заметно повысился интерес к российско-грузинским отношениям и, в контексте этих отношений, к теме традиционного осетино-грузинского взаимодействия. Пытаясь хотя бы частично удовлетворить читательские запросы,...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.