WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Нижний Новгород 2013 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ВЕСТНИК НГТУ

им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА

УПРАВЛЕНИЕ

В СОЦИАЛЬНЫХ

СИСТЕМАХ.

КОММУНИКАТИВНЫЕ

ТЕХНОЛОГИИ

№2 (2013)

Нижний Новгород 2013

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА»

ВЕСТНИК НИЖЕГОРОДСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО

ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

ИМ. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА

УПРАВЛЕНИЕ В СОЦИАЛЬНЫХ СИСТЕМАХ.

КОММУНИКАТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

№ 2 (2013) Нижний Новгород 2013 УДК 300.001 ББК 60 – 87 У 65 Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева. Серия «Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии». 2013. № 2. Н. Новгород: НГТУ, 2013. – 118 с.

Ответственный редактор Е.А. ЗАЙЦЕВА (декан ФКТ, доцент, кандидат экономических наук) Ответственный секретарь В.И. КАЗАКОВА (доцент, кандидат философских наук)

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ:

М.В. Зеленов (доктор исторических наук, профессор), Р.Ш. Маликов (доктор педагогических наук, профессор) К.Г. Мальцев (доктор философских наук, профессор), М.В. Мельников (доктор исторических наук, профессор), Л.П. Разбегаева (доктор педагогических наук, профессор) Е.П. Савруцкая (доктор философских наук, профессор), М.Г. Харитонов (доктор педагогических наук, профессор), П.В. Чеченков (кандидат исторических наук, доцент), Л.А. Шестакова (доктор педагогических наук, профессор) УДК 300.001 ББК 60 – 87 © НГТУ им. Р.Е. Алексеева, 2013 ISBN 978-5-502-00242-4 ___________________________________________________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ

I. СУБЪЕКТИВНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО СОЦИАЛЬНОГО

ПРОСТРАНСТВА ……..…….…………………..………………………………..… 5 Е.Д. Шетулова. Субъективный фактор социального развития России в ретро– и перспективе ………………………………………………………………………..….. 5 И.А. Шелеп. Субъективные основания системного подхода к пониманию антикризисных связей с общественностью ……………………………………………… В.И. Казакова. Средний класс современной России: между культом посредственности и гармонией простоты ………………………………………………….

II. МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО–ТЕХНИЧЕСКИХ

СИСТЕМ …….………………………………………………………………………..

–  –  –

В статье показана эволюция социально-философских и социологических представлений по вопросу определения основного социального субъекта развития страны в отечественной социальной мысли. Проведен ретроспективный анализ заявленной темы. Также уделено внимание проблеме перспектив осуществления модернизационного «прорыва».

Ключевые слова: социальный субъект, аграрное общество, индустриальное общество, постиндустриальное общество, модернизация, менталитет, ценности, социальная эволюция, социальная революция.

Отечественная общественная мысль всегда интересовалась проблемой субъективного фактора социального развития страны. В самом социальном развитии России, по мере ее приближения к современности, мы достаточно ясно можем увидеть ряд «узловых» моментов, обозначающих основные этапы исторического движения страны.

Первый такой «узловой» момент – переход страны от аграрного к индустриальному этапу развития цивилизации. Этот переход для России оказался достаточно сложным. Сложность была обусловлена специфической конкретно-исторической ситуацией. Россия, по самому существу, была страной во многом архаичной. В ней господствовали институты и идеи, являющиеся «остатком» аграрного этапа в цивилизационном смысле (феодального общества в формационном смысле). Их существование весьма осложняло становление индустриального (буржуазного) общества.

Данная конкретно-историческая ситуация нашла свое определенное отражение и в области теоретической мысли, которая искала в тот период времени ответ на вопрос о том социальном субъекте, которому суждено «перевести» страну на следующую ступень исторического развития, при учете того, что такого рода «перевод» мог мыслиться и мыслился, как в форме социальной эволюции, так и в форме социальной революции. На этих «исканиях»

мы остановимся подробнее.

В этих «исканиях», по нашему мнению, можно выявить три основных линии. Первая

– роль основного социального субъекта отводилась крестьянству. Вторая линия в решении вопроса отдавала предпочтение буржуазии. Третья – рабочему классу и революционной интеллигенции.

Крестьянство как социальный субъект развития России. В общей форме этот подход был представлен, начиная с середины XIX века, в работах А.И. Герцена и Н.Г. ЧернышевВестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

6 «Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

________________________________________________________________________________________________________________________

ского. В форме идеологии и даже политического движения этот подход обрел жизнь в рамках народничества. Что он представлял собой на деле?

Во-первых, в народничестве нашла выражение одновременная критика и феодального, и буржуазного обществ, столь ярко представленная, к примеру, у Герцена. Еще во многом феодальное российское общество, разумеется, не удовлетворяло сохранением крепостнических отношений и самодержавной формы правления. Буржуазное общество Герцен критиковал за торжество мещанства, в котором личность уступает место товару, собственности [1, с.

540].

Во-вторых, в народничестве нашла воплощение идея некапиталистического пути развития нашей страны на базе сохранившихся общинных отношений, полагавшихся в качестве национальной специфики России. Как писал тот же Герцен, не обмещанившаяся, то есть не буржуазная Россия, самим своим существованием выражает надежду. Надежду, которая в качестве своей собственной основы имеет сохранившиеся старинные формы землепользования, крестьянскую общину, русскую артель [2, с. 326].

В-третьих, большую роль народники отводили активности одного отдельного индивида, критически мыслящей личности, которая своей деятельностью должна была спровоцировать более широкое народное движение, революцию. Одна из интересных трактовок активности личности содержится, как известно из истории русской философии, в работах Н.К. Михайловского, в частности, выраженных идеей героев и толпы. Интересно, что Михайловский, как истинный народник, критиковал русских марксистов того времени за так называемую защиту капитализма, которая выражалась в утверждении необходимости и неизбежности утверждения частнокапиталистических отношений.

Разумеется, вся народническая теория как таковая, вне зависимости от конкретной личности теоретика, представляет собой сугубо утопическое построение, на что было обращено внимание еще в конце XIX века противниками народников и, прежде всего, Г.В. Плехановым и В.И. Лениным. Прежде всего, утопично представление о крестьянстве как ведущем социальном субъекте развития страны, который приведет ее на более высокую ступень истории, «обойдя» при этом ряд ступеней ее, пройденных другими странами.

Обратимся в этой связи к наследию Плеханова, которым была дана классическая критика народнической теории. В этой критике, как нам кажется, существенны следующие моменты. Во-первых, как показывает Плеханов, народники в теоретико-методологической области схоласты и метафизики, а значит, они упрощенно и неглубоко оценивали современную им русскую действительность, понимали ее исключительно в «черно-белом» свете. Вовторых, Плеханова не удовлетворяло, что народники основывали революционные надежды на экономической отсталости России, при этом совершенно не считаясь с историческими закономерностями. В связи с этим Плеханов приводит герценовский вопрос о том, должна ли Россия пройти все фазы европейского развития или «ее жизнь пойдет по иным законам» [3, с. 136], на который народники, как известно, отвечали однозначно, в том смысле, что наша страна вполне может проскочить ряд ступеней.

В-третьих, острие критики Плеханова направлено против народнической идеи о крестьянстве как ведущей силе. Раскрывая этот вопрос, Плеханов отмечал, что сельское население России живет при отсталых социальных условиях, оно менее промышленных рабочих способно к сознательной политической инициативе, менее восприимчиво к движению, начатому революционной интеллигенцией. Кроме того, Плеханов замечает, что русское крестьянство переживает кризисный период, община в его глазах дискредитирована, «стародедовские устои» хозяйства рушатся [3, с. 132].

На первый взгляд, все это уже давно не актуально. Однако, по нашему мнению, это далеко не так. Эта плехановская критика содержит свое рациональное зерно и для нашего времени. Ведь и сейчас для ряда политиков и социальных теоретиков характерна односторонняя оценка происходящих процессов, российской действительности в целом. Имеет место и воспроизведение идеи, согласно которой получается, что наша страна в своем развитии не подчиняется никаким законам, характерным для социальной жизни других стран. А волюнЕ.Д. Шетулова. Субъективный фактор социального развития России 7 в ретро– и перспективе. С. 5-11.

________________________________________________________________________________________________________________________

таризм политиков может повести ее куда угодно, хоть в прошлое, хоть в будущее. В целом же, критика Плехановым народников отчетливо продемонстрировала отсутствие у русского крестьянства большой потенциальной силы в деле преобразования страны. Да было бы и странно, что один из основных классов аграрного общества окажется неким субъектом движения страны в сторону индустриального общества.

Буржуазия как социальный субъект развития России. Либеральные круги второй половины XIX – начала XX веков в качестве основного социального субъекта полагали буржуазию. Для такого решения вопроса о ведущем социальном субъекте, конечно, были определенные основания. Ведь на Западе основную роль в процессе перехода от аграрной ступени развития цивилизации к индустриальной сыграла буржуазия. Вполне логично было предположить, что и в России она должна сыграть и сыграет все ту же роль. Да и сама русская история вроде бы давала свои собственные основания для «выдвижения» буржуазии на ведущую роль. Действительно нельзя здесь не вспомнить достаточно большой вклад купечества, как протобуржуазии, в развитие Киевской и Московской Руси, в экономику, политику, культуру тех эпох.

Но на деле все оказалось не так просто и однозначно. Здесь, в связи с затронутой темой, небезынтересно обратиться к ряду идей Г.П. Федотова, занимавшегося, в том числе, данной проблематикой. Федотов, признавая великое прошлое русского купечества и, в общем и целом, его перспективы в туманном будущем, довольно критично смотрит на возможности буржуазии в рассматриваемый период. Его критическое отношение выражено двумя основными положениями. Первое – поразительным и необъяснимым, по мнению Федотова, является факт полного «неучастия» буржуазии в революционном движении. Этот факт полностью противоречит опыту западноевропейской истории, в революционном движении которой третье сословие сыграло свою, без преувеличения, фундаментальную роль. В России же купечество оказалось силой консервативной, чему соответствуют «имена», даваемые ему, со стороны интеллигентских кругов – «темное царство», «охотнорядцы» [4, с. 118]. Второе – иным, в сравнении с Европой, является основной тип торгово-промышленного класса. Это, по преимуществу подрядчик, кабатчик, откупщик, источником образования капиталов которого выступает эксплуатация государства, при общей ослабленности творческого момента предприимчивости [4, с. 120].

Эти поразительные и необъяснимые, с точки зрения Федотова, факты, как нам кажется, вполне могут быть объяснены. Их объяснение лежит в плоскости рассмотрения конкретно-исторических условий общественно-исторического развития нашей страны.

Работы и отечественных, и зарубежных исследователей (К. Маркс, М. Вебер, В.Г. Хорос, Ф. Бродель, И. Валлерстайн) отчетливо выявили специфику этих конкретно-исторических условий. Она заключается в самодостаточности страны, ее поздней интеграции в капиталистический мир, множественности пережитков феодализма [5, с. 481-506; 6]. Но не только из данного источника проистекает загадка своеобразия русской буржуазии как социального субъекта. Наша дореволюционная буржуазия оказалась «заключена» в рамки того, что можно обозначить как первую стадию ее собственного развития, когда представитель буржуазии есть преимущественно купец, торговец, а не собственно организатор промышленного производства (производство, в определенной мере, оказывается подчиненным купечеству) [7, с. 70-96; 8, с. 367].

Отсюда буржуазия осталась в России частью традиционного общества и, в общем, не выступила и не могла выступить социальным субъектом трансформации аграрной страны в страну индустриальную.

Рабочий класс как социальный субъект развития России. Наконец, существовала точка зрения, отводящая рабочему классу фундаментальную роль в деле преобразования страны, которую рабочий класс должен был сыграть в ходе социальной революции. Эта точка зрения нашла свое полное и исчерпывающее воплощение в работах В.И. Ленина.

Ленин, подобно Плеханову, с марксистских позиций, критиковал взгляды народников [9]. Основные положения этой критики совпадают. Ленин критиковал и взгляд, согласно коВестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

8 «Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

________________________________________________________________________________________________________________________

торому основным социальным субъектом выступит буржуазия: он полагал, буржуазия скорее пойдет на сделку с царизмом, чем на серьезные, коренные преобразования. Тем более, если они будут осуществляться революционным путем, а в России начала ХХ века, в силу ряда причин, действительно сложилась революционная ситуация, а затем произошла и революция [10]. Это не является удивительным, ведь русская буржуазия жила эксплуатацией государства и была встроена в систему традиционного общества.

Напротив, рабочий класс России был заинтересован в коренном преобразовании страны, прежде всего, социальном. И он был достаточно организованной силой, способной осуществить трансформацию страны, хотя бы и «жестким», революционным путем. Однако рабочему классу требовались союзники. Один из этих союзников – крестьянство, но не как самостоятельный социальный субъект, а как «ведомый» субъект, интересы которого, по большей части позиций, совпадают с интересами рабочего класса. Второй из союзников – революционная интеллигенция, чья роль носит идейно-теоретический и идеологический характер [11, с. 79-80]. Здесь надо отметить, что если взять непосредственный исторический ход развития страны, то именно перечисленные силы «обеспечили» движение вперед. И это, вне сомнения, было обусловлено сложившейся конкретной обстановкой, которая складывалась в течение целого исторического периода, установившимся раскладом социальных сил, сложным переплетением их потребностей и интересов. В этом смысле уместно привести слова достаточно известного отечественного историка П.В. Волобуева, отметившего, что Октябрьская революция была конкретным выходом из конкретной ситуации. Соответственно, как показал ход исторического процесса, социальным субъектом, обеспечившим переход к индустриальному обществу в рамках нашей страны, оказался рабочий класс. Хотя «полная и окончательная победа» индустриализма в нашей стране произошла относительно недавно, а именно в 80-е гг. ХХ столетия, когда в других странах уже происходило становление постиндустриального, информационного общества. Необходимость перехода к этому новому этапу цивилизационного развития и составляет второй «узловой» момент современного общественно-исторического развития России.

Однако и этот переход для страны далеко непрост и в смысле специфики сложившейся исторической ситуации, и в смысле дискуссионности вопроса все о том же социальном субъекте, способном на осуществление движения страны вперед.

В чем же заключается специфика российской ситуации, по мнению представителей современной общественной мысли? Эта специфика заключается, прежде всего, в том, что в современной России происходит процесс «демодернизации» (выражение С. Коэна) и даже архаизации страны. У этого процесса много истоков и проявлений, рассмотрение которых представляет собой отдельную задачу. Из всех аспектов этой большой и непростой темы остановимся лишь на одном, а именно на социокультурных факторах динамики России. Понятно, что эти факторы могут способствовать развитию страны, могут создавать препятствия этому развитию. Нас, по преимуществу, интересуют факторы, блокирующие развитие.

Обращение к современной литературе показывает, что, по мнению отечественных исследователей, к основным блокирующим развитие факторам относятся, в первую очередь, архаичные культурные стереотипы ментальности русского человека. Назовем эти стереотипы.

1. Установка на синкрезис.

2. Познавательно-моральный конструкт «должное/сущее».

3. Эсхатологический комплекс.

4. Манихейская составляющая.

5. Мироотречная или гностическая установка.

6. Сакрализация статуса власти, ее положения над законом.

7. Партиципация, прилепление к господствующему смыслу как спасительному.

8. Экстенсивная доминанта.

9. Идея России как империи [12, с. 71-72].

Е.Д. Шетулова. Субъективный фактор социального развития России 9 в ретро– и перспективе. С. 5-11.

________________________________________________________________________________________________________________________

По мнению А.П. Давыдова, «выявленные стереотипы блокируют гражданское развитие России, порождают циклическую, катастрофическую динамику в истории русской культуры и должны стать объектом демонтажа, деструкции, деконструкции» [12, с. 72]. Эти факторы представляют собой серьезную угрозу еще и потому, что современный (постиндустриальный) мир, еще точнее – современное производство, предъявляют высокие требования к субъекту производства, любых происходящих преобразований, которые, в целом, могут быть выражены посредством понятий культура, мораль, социальная (а не асоциальная, девиантная) мотивация, высокая степень личностного развития.

Соответственно вопрос модернизации страны «назрел», альтернатива, по-видимому, «сползание» в «третий мир», а, может быть, и распад страны. Поэтому, возвращаясь к основной проблеме нашей работы, рассмотрим, как современная российская общественная мысль, выявляет силу, способную выступить в качестве основной в деле преобразования страны.

Как представляется, под такого рода силой в современной литературе понимаются следующие группы населения – государственные служащие, предприниматели, средний класс, рабочие и крестьяне. Рассмотрим все «за» и «против» этих социальных групп, приводимые в современной литературе.

Государственные служащие как социальный субъект развития России. Относительно данной группы населения, если рассматривать ее в качестве социального субъекта, сложилась парадоксальная ситуация, как в области массового общественного сознания, которое далеко не всегда отличается адекватностью, так и в реальности. С одной стороны, по данным социологических опросов, 2/3 россиян полагают, что любые реформы необходимо проводить сверху. Это означает, что государству отводится роль главного инициатора и актора преобразований. С другой стороны, те же респонденты выражают сомнение в способности государства осуществлять преобразования в должной мере. Основное препятствие – наличие коррупции. При этом государственные служащие воспринимаются, и для этого есть основания, как тормоз развития страны [13, с. 123-124; 14].

Предприниматели как социальный субъект развития России.

Утверждение предпринимательских слоев в качестве ведущей социальной силы представлено в работах А. Ахиезера, В. Ильина, Е. Ясина. Основным субъектом реформирования и развития страны выступает частный бизнес, в том числе малый, являющийся опорой экономики развитых стран. Государство же, со своей стороны, должно лишь создавать благоприятные условия для инициативы [15–18]. Подобная же точка зрения присутствует и в общественном сознании. Представляется, однако, что у нее есть два значительных минуса, которые ставят под сомнение возможности предпринимателей как социального субъекта.

Первое – в нынешней России воспроизводится ситуация, характерная для дореволюционного этапа. А именно, большая часть тех, кто относится к предпринимательским слоям

– это представители торговли, а не индустриального сектора. Значит, для них типичны те же «недостатки», что были нами отмечены ранее. Второе – в развитых странах основной опорой выступает малый бизнес, что видно из простого обращения к социологическим данным (доля малого и среднего бизнеса в ВВП США 50%, Японии 78%) [16, с. 82]. Малому бизнесу присуща инновационность, есть у него и ряд других «плюсов». Но в современной России ведущим предпринимательским слоем выступает крупный (олигархический) бизнес, что видно по тем же социологическим данным (доля малого и среднего бизнеса в ВВП России 12%) [16, с. 82]. Креативность и инновационность крупного бизнеса ниже, чем малого. Заинтересован ли русский крупный бизнес в модернизации страны? Как нам представляется, он скорее заинтересован в сохранении сложившегося положения вещей, ввиду собственного экономического интереса, сводящегося к экспорту/импорту.

Средний класс как социальный субъект развития России. Сразу отметим, что данная точка зрения обладает статусом фаворита в современной литературе. Большая часть авторов, так или иначе, в той или иной степени, выражает именно ее [13,14,19,20]. Не касаясь вопроса о сущности, структуре среднего класса как такового, его внутрироссийских особенностях Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

________________________________________________________________________________________________________________________

остановимся на его действительной потенциальной возможности его выступить социальным субъектом российской модернизации. В работах С. Гаврова, М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой, Ю.А. Узлова утверждается, что средний класс есть единственная сила, способная в течение некоторого определенного времени выступить в роли реального субъекта модернизации. Но при этом, по мнению Н.Е. Тихоновой, сегодняшняя ситуация с ним складывается противоречиво. Противоречивость ситуации находит свое выражение в четырех основных аспектах.

Во-первых, средний класс в современной России находится в стадии формирования. Вовторых, процессы социокультурной модернизации протекают в нем неравномерно. Втретьих, средний класс в России, по имеющимся данным, поддерживает техникоэкономическую модернизацию, но вряд ли в ближайшее время он может стать субъектом политической модернизации. В-четвертых, средний класс России структурно неоднороден [13, с. 122-123]. Наличие такого рода противоречивости несколько ограничивает возможности среднего класса как социального субъекта.

Рабочий класс и крестьянство как социальные субъекты развития России. В общественном сознании современной России, если исходить из данных социологических опросов, бесспорными лидерами, которым отводят роль основной силы прогрессивного развития страны, выступают рабочие и крестьяне [13, с. 123-124; 14]. Это демонстрация консенсуса в обществе. Насколько такое восприятие проблемы массовым сознанием отражает сложившиеся реалии? В известной мере, отражает, если под рабочим классом понимать не пролетариев уровня позапрошлого века, а рабочий класс, расширивший свои границы и включающий в себя всех работников наемного труда, то есть инженеров и научных работников, крестьян в современных агрофирмах (по сути, это те же фабрики), работников фирм, создающих наукоемкие технологии. В этом смысле рабочий класс может пониматься в качестве социального субъекта модернизации. Однако насколько он представляет собой нечто единое в рассматриваемом плане, является проблематичным.

Каков же общий вывод относительно «имени» социального субъекта развития современной России? Он, если судить по имеющимся источникам, сводится к тому, что модернистски ориентированные группы «распылены» по населению страны. Это имеет положительную составляющую, заключающуюся в том, что субъектные предпосылки для модернизационных преобразований существуют. И это имеет отрицательную составляющую, заключающуюся в затруднительности аппеляции к единственной социальной группе [13, с. 137;

14]. Однако, как представляется современным российским исследователям, самое важное сегодня – это сближение модернизационного проекта с ценностями россиян [13, с. 138].

Таким образом, из вышеизложенного, возможно сделать, на наш взгляд, следующие выводы.

Во-первых, развитие отечественной общественной мысли четко коррелирует с развитием самой страны. В частности, индустриальный период требовал «своего» специфического социального субъекта, каковым выступал, прежде всего, рабочий класс. Формирующееся в России постиндустриальное общество, что совершенно естественно, также требует специфического социального субъекта. При этом нельзя не усматривать соответствующих аналогий между развитием России и развитием других европейских стран. Общее в плане субъективного измерения социального развития нашей страны и Запада несомненно имеет место.

Во-вторых, любая страна и ее социокультурное пространство обладают собственными особенностями, что, в том числе, находит выражение в «видении» обществом (включая и теоретиков), на том или ином этапе его развития, основного «движителя» исторического процесса.

Е.Д. Шетулова. Субъективный фактор социального развития России 11 в ретро– и перспективе. С. 5-11.

________________________________________________________________________________________________________________________

Библиографический список

1. Герцен, А.И. Былое и думы: в 3-х тт. Т. 1 [Текст] / А.И. Герцен. – М.: Художественная литература, 1988.

2. Герцен, А.И. Собрание сочинений в 9-ти тт. Т. 7 [Текст] / А.И. Герцен. – М.: ГИХЛ, 1958.

3. Плеханов, Г.В. Наши разногласия [Текст] / Г.В. Плеханов. Избранные философские произведения в 5 тт. Т. 1. – М.: Госполитиздат, 1956. С. 115-370.

4. Федотов, Г.П. Революция идет [Текст] // Русские философы (конец XIX - середина XX века):

Антология. Вып. 3 / сост. Л.Г. Филонова. – М.: Изд-во «Кн. палата», 1996. С. 98-140.

5. Бродель, Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв. Т. 3. Время мира [Текст] / Ф. Бродель. – М.: Издательство «Весь мир», 2007. – 752 с.

6. Завалько, Г. Мировой капитализм глазами И. Валлерстайна [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.situation.ru/app/j_art_825htm (дата обращения 27.03.2011).

7. Вебер, М. Избранные произведения [Текст] / М. Вебер. – М.: Прогресс, 1990. – 804 (1) с.

8. Маркс, К. Капитал. Т. 3 [Текст] / К. Маркс // К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. 2-е изд. – М.: Госполитиздат, 1960. Т. 25. Ч. 1. С. 29-505.

9. Ленин, В.И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов [Текст] / В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. – М.: ИПЛ, 1967. Т. 1. С. 125-346.

10.Ленин, В.И. Две тактики социал-демократии в демократической революции [Текст] / В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. – М.: ИПЛ, 1960. С. 1-131.

11. Ленин, В.И. Что делать? [Текст] / В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Изд. 5-е. – М.:

ИПЛ, 1963. С. 1-192.

12. Давыдов, А.П. Социокультурные факторы цивилизационной динамики России (подведение итогов) [Текст] // Философские науки. 2010. № 2. С. 68-79.

Вестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

12 «Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

________________________________________________________________________________________________________________________

–  –  –

В статье изложены основы нового понимания отношения как к антикризисной стратегии в целом, так и антикризисных связей с общественностью в частности. Утверждается, что, в отличие от господствующего в литературе по антикризисному менеджменту монистического «кризисогенного», нормативно-конфликтного подхода, возможны, как минимум, две базовые, принципиально различные позиции, имеющие разное философское, культурное, психологическое основания. Кроме того, принципиально мыслимо неограниченное множество «промежуточных вариантов», которые, тем не менее, в своей основе сводятся к тому или иному инварианту. С практической точки зрения выбор любого из этих направлений ведёт к принципиально различному типу социального действия.

Ключевые слова: субъективный подход, цивилизация, агрессия, конфликт, любовь, биофилия, некрофилия, атакующий (негативный) PR, антикризисный (оборонительный) PR, пропаганда.

Субъективная основа управленческих практик Антикризисные связи с общественностью, равно как и негативный PR-составная часть современных социальных технологий. В расширительной трактовке «социальные технологии» – совокупность всех управленческих практик в пределах данного социума. В строгом смысле они представляют собой управление собой и другими людьми, основанное не на подражании опыту предшествующих поколений, и не на индивидуальном опыте, а на специализированном, кодифицированном, отрефлексированном и сертифицированном обучении тем или иным менеджеральным технологиям. Критерий сертифицированности является обязательным в работе всякого менеджера любого уровня.

Основным тезисом, на котором строится рассуждение, является утверждение (ставшее на протяжении ХХ века одним из основных постулатов научного мышления) строгой и жёсткой зависимости социального опыта от субъективного характера человеческих воззрений. Иначе говоря, не существует какой-то единственно верной практики, основанной на единственно верной теории – утверждение, доминировавшее в XIX веке. Одним из следствий подобного типа мышления является то, что теоретические, на первый взгляд, разногласия, выливаются в несовпадающий характер формально одной и той же деятельности.

Одним из самых сильных предположений, выдвинутых в ХХ веке, является идея «Соляриса» Станислава Лема как идея бесконечной «откликаемости» Земли в качестве живого разумного существа-соляриса на любое эмоционально окрашенное верование в кого бы и во что бы то ни было [1]. Идея, очевидно ненаучная, точнее, «вненаучная» – в силу уже того, что на данном этапе человеческого развития непроверяемая. Речь идёт не только о техническом, технологическом несовершенстве современной цивилизации, но и о весьма невысоком уровне духовного, культурного развития потенциальных исследователей.

Сказанное в высшей степени применимо как к управленческим практикам во всём их многообразии, так и к профессиональной сфере public relations. В мире связей с общественностью мы не можем выделить одной парадигмы, которая лучше, правильнее других (безотносительно к выбору каких бы то ни было критериев). Сказанное противоречит реальности устоявшихся подходов: можно сказать, что в целом, если иметь в виду ментальные основания, литература по пиару «идеологически» более или менее гомогенна. «Плюрализм мнений» обнаружить здесь весьма затруднительно.

И.А. Шелеп. Субъективные основания системного подхода к пониманию 13 антикризисных связей с общественностью. С. 12-21.

________________________________________________________________________________________________________________________

Особый интерес представляет применение базового принципа «множественности выборов на основе плюрализма оснований» в области атакующего и защитного пиара – здесь в концентрированном виде отражается вся проблематика резкой трансформации методов и принципов в зависимости от выбора той или иной парадигмы.

Предположение о базовых логиках человеческого бытия Возможным правдивым утверждением является следующее: основные логики («металогики») человеческого бытия – агрессия и любовь. Следует сказать, что словесные ярлыки, метки достаточно условны: мы можем использовать иные понятия, кроме терминов «любовь» и «агрессия».

Существует огромная литература по каждому из этих направлений – при этом гораздо больше согласия в том, как определить, что такое агрессия, нежели в определении любви.

В пределах той и другой логики социальной практикой достигаются абсолютно разные результаты, связанные, в частности, с деятельностью по антикризисному реагированию в целом и антикризисной PR-защите, в частности.

Про различия в практике нападения говорить излишне: если «традиционное» мышление конфликтно и кризисогенно, то «мышление любви» попросту переводит своего носителя в сферу, в которой нет и не может быть места для атаки любого типа.

Существуют ли инварианты идеи «двух логик? Да, существуют. В частности, знаменитое положение С.Н. Шпильрейн и З. Фрейда о динамике (диалектике) взаимодействия и взаимоотталкивания «либидо» и «танатоса». Однако это сходство – чисто внешнее: у Фрейда либидо в своей основе не более чем биология. Ничего собственно человеческого здесь нет – как раз именно в ограничении «биологии», либидо и проявляется, точнее даже сказать, создаётся, человеческое. Танатос, как «влечение к смерти», в своих основаниях также имеет природную основу: биологические исследования ХХ века дают нам объяснительную схему того, что у всего живого существует встроенный механизм самоликвидации.

Другая известная оппозиционная пара – биофилия и некрофилия, как возможные психологические ориентации человека, описанные Э. Фроммом [2]. Эта идея рассматривается некоторыми исследователями как вполне практическая, применимая к жизни [3]. В «биофилии» мы найдём уже гораздо больше, перефразируя название знаменитой книги Ф. Ницше, «человеческого, истинно человеческого», нежели у идеи «либидо». «Влечение к жизни» у Фрейда имеет вполне материальную природу; в конечном итоге оно так же агрессивно и деструктивно, ибо оно в огромной степени зависит от уровня духовного и психологического развития человека Тем не менее, понятие Фромма, несмотря на его большую гуманитарную нагрузку, нежели «либидо» Фрейда, синкретично, в нём не вычленяется «собственно человеческое» из общего «поля биофилии». Следует отметить, что попытки отделить именно человеческое от животного в человеке имеют давнюю историю, и это – тема отдельного исследования.

Агрессия как господство материального начала в человеке Важно понимать, с чем связана человеческая агрессия.

Дебаты о «добре и зле в человеке» ведутся издревле; мощное ускорение эта тематика получила в эпоху Просвещения, в первую очередь в трудах французских энциклопедистов, а также у Канта.

Можно определённо сказать о том, что природа конфликта и агрессии – одна и та же.

Конфликт – одно из поведенческих проявлений агрессии. Существует «школа конфликтологии», которая основывается на посылке нормальности, естественности и неизбежности конфликтов в человеческом мышлении и поведении. Вот типичный образец рассуждений в логике конфликтологии: «В действительности, конфликты являются обязательной частью жизни каждого человека. Известный американский конфликтолог Чарльз Ликсон в своей книге «Конфликт. Семь шагов к миру» написал по этому поводу: «Если в вашей жизни нет конфликтов, проверьте, есть ли у вас пульс». В семье, на работе или в любых других средах человеческого обитания, где собираются двое или более людей, конфликты возникают с фаВестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

________________________________________________________________________________________________________________________

тальной неизбежностью. Почему? Потому что мы – разные!» [4]. В вузовских курсах почти повсеместно именно этот подход описывается не как один из возможных, а как, по сути, единственно верный; можно сказать, что он давно и прочно «нормативизирован».

Практически оправданно выделение «внешнего» и «внутреннего» обоснований человеческой агрессии. «Внутреннее» представляет собой поиск и формулирование внутренних причин, коренящихся в самом человеке, как биологическом и как духовном существе. Объяснительные схемы строятся вокруг тех или иных факторов, имманентно присущих людям и побуждающих их действовать так, а не иначе.

Среди концепций этого типа можно выделить те, которые основываются на идеях в первую очередь неравновесности распределения человеческого развития в духовной и психологической сфере. Среди тех теоретических схем, на которые мы можем опираться – идеи уровней человеческого развития (Д. Стивенс, Л. Колберг [5; 6]), шести стилей воспитания Ллойда Демоза [7]. Эти теории с определённостью показывают, что сама по себе принадлежность человека к тому или иному уровню задаёт в нём ту или иную «меру агрессии». Чем ниже уровень, тем выше потенциальная агрессивность (конфликтность) человека и состоящего из людей этого уровня человеческого сообщества.

К «внутренним» обоснованиям имеет смысл отнести также идеи З. Фрейда и К. Лоренца о врождённой, природной агрессивности не только человека, но и всякого живого существа. Наиболее полный обзор знаний, накопленных к 70-м годам ХХ столетия, проблема агрессивности в человеке получила в знаменитой книге Э. Фромма «Анатомия человеческой деструктивности» (среди прочего, Фромм здесь тщательно анализирует и концепцию «врождённой агрессивности») [2]. В России хорошо известно фундаментальное исследование «Агрессия», основанное на многочисленных эмпирических исследованиях, проведённых в первую очередь американскими учёными на протяжении двадцатого века, особенно второй его половины [8].

«Внешнее» обоснование агрессивности сводится в первую очередь к идее ограниченности материальных и социальных ресурсов (в первую очередь это относится к престижным статусам). Потребность в ресурсах связана с развитием цивилизации; вне идеи развития ресурсность как концепция не имеет особого смысла. Архаика и цивилизация дают нам абсолютно разные типы производства – простое и расширенное. Отдельная тема разговора в данном случае – идея И.Г. Яковенко о варварстве как социологическом, а не нравственнооценочном понятии [9]. При такой трактовке варварство выступает как практика расточительного исчерпания и уничтожения ресурсов; более того: варварский компонент развития всегда непременно содержит в себе огромный потенциал агрессии, направленный и на мир вещей, и на людей, человеческие отношения в целом. Это, с одной стороны, отчётливо выражено в имеющей массовой характер бытовой, повседневной агрессивности. На другом полюсе того же явления – лёгкая готовность к совершению тяжких преступлений против целых групп людей и к участию в подготовке и реализации террористических актов.

Что же касается расширенного воспроизводства как основы развития всякой цивилизации, то очевидно, что чем цивилизация более развита, тем в большей степени выражен фактор именно расширенного воспроизводства. И это означает, в числе прочего, замещение мира живой природы миром искусственным, миром «культуры» (в широком понимании этого слова). Предельная степень развития агрессивной цивилизации заключается даже не в той или иной степени жестокости в отношении людей; но именно максимально возможной степени подобного замещения живого искусственным. Именно такую картину «будущего» рисуют создатели десятков, если не сотен голливудских фильмов. Одним из символов такого типа развития является «культура одноразовости»: от одноразовых стаканчиков до одноразовых человеческих отношений. Отношения становятся во всё большей мере даже не одномерными, в духе названия известной книги Г. Маркузе [10], но именно «одноразовыми». В современной психологии мы можем встретить такую трактовку современный отношений, согласно которой в наши дни вместе с ремонтом вещей постепенно исчезает и «ремонт отноИ.А. Шелеп. Субъективные основания системного подхода к пониманию 15 антикризисных связей с общественностью. С. 12-21.

________________________________________________________________________________________________________________________

шений»: если они «ломаются», то «чинить» их люди не хотят и не умеют, выбрасывают (то есть убирают прежде близкого человека из своей жизни) – чтобы заменить новыми. Эта тематика – одна из весьма обсуждаемых тем в сети Интернет.

Правда, тенденция к одноразовости – не единственная, хотя и ведущая. Другая, прямо противоположная, заключается в том, что во многих, если не всех, западных странах существует сложившаяся практика отношения к использованным вещам: их отдают по бросовым ценам, относят в церкви, жертвуют для бедных, получая налоговые скидки и т.д.

Наконец, агрессией является и простое неучитывание существования, наличия другого человека – когда курят, слушают громкую музыку, играют в компьютерные звуковые игры. Однако здесь обнаруживается нечто очень важное – можно говорить о своеобразном «прогрессе агрессивного поведения»: то, что прежде было агрессией – теперь определяется как «зверство». В то же время то, что раньше не замечалось вовсе, теперь стало остро восприниматься как агрессивное поведение. Агрессией стало и навязывание своих взглядов, и осуждение – по сути подобное поведение представляет собой те или иные формы символического уничтожения, и, одновременно, способы умаления жизненной энергии другого человека (групп людей).

Соответственно, экономика, бизнес – область проявления агрессии, проявляющейся в форме конкуренции. Если доля рынка производителя Х растёт – у других она уменьшается, и наоборот.

Продвижение, PR в частности, обслуживает эту огромную конкурентную систему. В её пределах формируется особый тип мышления, когда нормой является атака на конкурентов. Система другого типа мышления (неагрессивного и неконкурентного) и соответствующей ему социальной практики делает возможными совершенно иные поведенческие паттерны.

Виды атаки. Негативная атака Атака может быть позитивной и негативной, физической (материальной) и информационной. Позитивная физическая атака – это в первую очередь хорошо поставленные логистика и мерчандайзинг. Речь идёт об атаке на сознание потребителя, выраженное в форме физического присутствия в местах продаж (разумеется, имеется в виду прежде всего сфера потребительского рынка). Составными частями этого процесса являются создание мотивирующих к покупке упаковки и дизайна самого продукта. Позитивная информационная атака представляет собой концентрированное сообщение рынку информации о своём предложении (своём продукте). Составной частью атаки этого типа и может быть PR.

Негативная физическая атака – физическое нападение и уничтожение недвижимости конкурента, его имущества, продукции, причинение ущерба здоровью вплоть до убийства.

Негативное информационное нападение может быть двух видов: «чёрным» и «грязным». PR применяется как часть и того, и другого подхода (наряду с product placement, life placement, вирусным маркетингом, провокационным маркетингом, прямой антирекламой и т.д.). Характерна история с Генри Фордом, который был ярым антисемитом и выступал с резкими публикациями против «засилия евреев». Мишенью для нападок Форда стал Голливуд, ставший, по мнению промышленника, пристанищем сионистов и «оплотом еврейского заговора». Дело завершилось тем, что боссы Голливуда предъявили Форду ультиматум: или он прекращает свои нападки, или в американских кинофильмах будут разбиваться автомобили исключительно этого конкретного автопроизводителя. Эта угроза использования негативного product placement’а оказалась эффективной: атаки Генри Форда на «окопавшихся в Голливуде сионистов» прекратились [11].

Чёрный PR (как составная часть антирекламы) – обнародование негативных сведений о конкуренте, добытых легальными способами. Наиболее сильный пиар этого типа – создание негативных событий, связанных с объектом PR-атаки, вызывающих общественный резонанс. В качестве примера можно привести негативную PR-кампанию первой половины 2013 года, состоявшую из множества конкретных PR-атак, российских блоггеров, связанную с поВестник НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

«Управление в социальных системах. Коммуникативные технологии».

________________________________________________________________________________________________________________________

иском и обнародованием «липовых» диссертаций и по поиску счетов и объектов недвижимости отечественных чиновников за рубежом.

Грязный PR – использование сфабрикованных сведений (например, листовка как бы от лица конкурента, к тому же зачастую приклеенная на липкой основе, которую невозможно отклеить со стен двери квартиры или личного автомобиля) или полученных незаконным образом.

Таким образом, грань между чёрным и грязным пиаром достаточно простая: это законная деятельность или выход за пределы права, административного или уголовного.

Кажется очевидным, что для защиты от негативного нападения должен быть использован антикризисный инструментарий – однако следует иметь в виду, что существует два варианта понимания пиара: если один из них сводится к деятельности в рамках продвижения, позитивного или негативного, то другой рассматривается как исключительно позитивная практика налаживания комплиментарных отношений между организацией (публичной личностью) и «общественностью». Понятно, что при таком подходе «чёрного PR’a» (тем более, грязного) не может быть по определению [12; 13].

Следует различать кризисную и антикризисную деятельность. Кризисные действия – управляемая проверка на прочность или работа по устранению одного из элементов системы (человека или группы людей); это – высокорисковая деятельность. В свою очередь, антикризисное реагирование – работа по устранению последствий негативной информационной атаки или кампании на организацию или публичную личность, инициированной недружественными силами.

Необходимо отметить, что используемая терминология не является устоявшейся. Так, в других описаниях вместо термина «грязный PR» используется слово «чёрный [PR]», в то время как само определение «чёрный PR» превращается в пиар «серый».

PR и пропаганда Для лучшего понимания сути и угроз негативной атаки для самого атакующего имеет смысл обратиться к идее различения продвижения (реклама, PR и т.д.) и пропаганды. В данной статье не используется американская версия видения пропаганды как синонима продвижения в целом, пиара в частности.

Понятие пропаганда может рассматриваться двояко. Во-первых, «узкая» трактовка имеет политологический характер. Речь идёт о продвижении не отдельной личности или организации, а целого – данного режима или социально-политической системы. Пропаганда имеет отношение к идеологии: если идеология – идея того или иного социального мироустройства, с которой те или иные силы идут к власти, чтобы реализовать эту идею (социализм, коммунизм, либерализм, конкретный вариант так называемого «исламского фундаментализма»), то пропаганда – оправдание политики, реализующей действия той силы, которая шла под конкретным идеологическим знаменем к власти. Ресурсы пропаганды – это ресурсы всего государства. В связи с этим становится очевидной проблема современной российской «оппозиции»: это слово взято в кавычки потому, что те, кто называют себя этим словом, до сих пор не представили обществу какой-то отдельной идеологии, альтернативной той, которую исповедует действующая власть. Связь ясна: нет идеологии – нет и не может быть транслирующей её пропаганды.

Второе, «широкое» понимание термина «пропаганда» относится к продвижению идеи, которая имеет или может иметь общественный резонанс: например, пропаганда здорового образа жизни (которая сама по себе многосоставна и включает в себя отказ от курения, физические упражнения, ограничения в питании и проч., и каждый из этих элементов сам по себе требует пропагандистских усилий), пропаганда традиционных ценностей (семья, дети и т.д.), пропаганда чтения.

Именно второе значение понятия «пропаганда» относится к сфере продвижения. Речь идёт о том, что всякий товар (услуга), прежде чем быть проданным, должен завоевать сердца и умы потребителей, убедить их том, что именно данный способ решения проблемы, воплоИ.А. Шелеп. Субъективные основания системного подхода к пониманию 17 антикризисных связей с общественностью. С. 12-21.

________________________________________________________________________________________________________________________

щённый в данном продукте, стоит купить. Необходимо, что называется, «распропагандировать» продукт – и затем делать это снова и снова.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 

Похожие работы:

«1. Цели освоения дисциплины Цели изучения дисциплины «Демография» – изучить законы естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности, познакомиться с базовыми основами демографии, дать представление о главных демографических закономерностях, уяснить особенности территориальной специфики народонаселения, ознакомить студентов с показателями и методами анализа демографических процессов, научить понимать демографические проблемы своей страны и мира, оценивать их...»

«Государственно-общественное образование Владимир И. Гусаров Оглавление Предисловие Глава I. Теория и практика общественного участия в управлении образованием в России в XIX – XX вв. Историография отечественного общественного участия в управлении § I. образованием в XIX XX вв. как части системы местного самоуправления Государство и самоуправление в России в XIX XX вв. § I. Отечественный опыт общественного участия в управлении § I. образованием в XIX XX вв. Глава II. Современная практика участия...»

«АННАЛЫ ЖУРНАЛ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ ИЗДАВАЕМЫЙ РОССИЙСКОЮ АКДДЕМИЕЮ НАУК ПОД РЕДАКЦИЕЙ Академика Ф. И. У С П Е Н С К О Г О и Члена-Корресп. Академии Наук Е. В. ТАРЛЕ. ЛЕНИНГРАД История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Разработка древне-греческой историй в России. Обыкновенно мы мало знаем и мало ценим труды наших, русских, ученых; между тем доля, которая внесена ими в общую научную, со к р о ­ вищницу в некоторых областях и по некоторым...»

«ПИСАТЕЛИ, ЛИТЕРАТОРЫ, ПРОСВЕТИТЕЛИ, ИСТОРИКИ, ФИЛОСОФЫ, ЛИНГВИСТЫ 1. АБЕГЯН МАНУК ХАЧАТУРОВИЧ (1865 г., с. Астапат – 1944 г., Ереван ) – АРМЯНСКИЙ СОВЕТСКИЙ ЛИТЕРАТУРОВЕД, ЛИНГВИСТ, ИСТОРИК Учился в университетах Лейпцига и Берлина (1893-1895 гг.), в Сорбонне (1895-1898 гг.). В 1898 г. окончил Йенский университет. Автор трудов “Армянские народные мифы” (1899 г.), “История древнеармянской литературы”, “Стихосложение армянского языка” (1944 г.). Под его редакцией опубликован свод вариантов эпоса...»

«Литературные премии по фантастике: 1990-2007 : рекомендательный библиографический ресурс Подготовлен в НИО библиографии Автор-составитель: А.В. Гоганова Редактор: М.Е. Бабичева Консультанты по библиографическому описанию: Е.Л. Обморнова, А.В. Теплицкая Редактор электронной версии: О.В. Решетникова Последнее десятилетие ХХ века – начало нового этапа развития отечественной фантастики. В первую очередь это проявилось в изменении тематики и появлении новых авторов. Место книг о космических войнах,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» РЕФЕРАТ по истории и философии науки (биологический науки) на тему: «Микроклональное размножение растений как современный метод повышения эффективности семеноводства растений» Выполнил: аспирант Беглов Сергей Михайлович Рецензент: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Научный руководитель: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Саратов...»

«1. Цели освоения дисциплины Цели изучения дисциплины «Демография» – изучить законы естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности, познакомиться с базовыми основами демографии, дать представление о главных демографических закономерностях, уяснить особенности территориальной специфики народонаселения, ознакомить студентов с показателями и методами анализа демографических процессов, научить понимать демографические проблемы своей страны и мира, оценивать их...»

«В честь 70-летия МГИМО Олимпиада МГИМО (У) МИД России для школьников по гуманитарным и социальным наукам 2014-2015 учебного года ОЛИМПИАДНЫЕ ЗАДАНИЯ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ЭТАПА Москва МГИМО (У) МИД России Вариант 1 Часть 1. Выполните следующие олимпиадные задания: Задание 1 (Максимальная оценка за выполнение задания – 2 балла, по 1 баллу за каждый правильный ответ) В каком году состоялась битва, изображённая на карте? Варианты ответа: а) 1789 г.; б) 1814 г.; в) 1871 г.; г) 1916 г. (обведите кружком...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ 1.Вступление 1.1. Краткая характеристика региона 1.2. Географическое положение 17.1. Городской округ Симферополь 1.3. Историческая справка 17.2. Городской округ Алушта 1.4. Природно-ресурсный потенциал 17.3. Городской округ Армянск 17.4. Городской округ Джанкой 2. Приоритетные направления развития Республики Крым. 17.5. Городской округ Евпатория 3. Структура экономики Республики Крым 17.6. Городской округ Керчь 17.7. Городской округ Красноперекопск 4. Инвестиционный климат...»

«Авиация и Время 1999 01 Авиационно-исторический журнал. Техническое обозрение. Оставлены только полные статьи. СОДЕРЖАНИЕ Русский размер «Грипен» и его конкуренты «Рафаль» Боевая работа 29-го Гвардейского истребительного авиаполка в Корее (1950-51 г.г) АВИАЦИЯ В ЛОКАЛЬНЫХ КОНФЛИКТАХ Туринский легионер 1992-1994-«АэроХобби», с 1995 «Авиация и Время» Путь конструктора ПОРТРЕТЫ 18 марта 1999 г. коллектив орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и ордена Труда ЧССР Запорожского...»

«Аутизм в детстве Предисловие • Введение • Аутизм в детстве: определение, историческая справка • Распространенность • Систематика аутизма в детстве • Виды аутизма в детстве. Детский аутизм эндогенного генеза. Синдром Каннера (эволютивнопроцессуальный) Инфантильный аутизм (конституционально-процессуальный) • Детский аутизм (процессуальный) • Начало процесса от 0 до 3 лет • Начало процесса от 3 до 6 лет • • Клинические особенности детского аутизма процессуального генеза (с началом в 3-6 лет) с...»

«Этносоциология © 2015 г. А.Л. АРЕФЬЕВ О ЯЗЫКАХ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ РОССИИ АРЕФЬЕВ Александр Леонардович – кандидат исторических наук, заместитель директора Центра социологических исследований Минобрнауки России (E-mail: alexander.arefiev@gmail.com). Аннотация. В статье освещается ситуация с использованием языков коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в системе образования РФ. Отмечается тенденция к сокращению числа владеющих родными этническими языками и...»

«УДК 342 КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ПРОБЕЛЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ Э.Н. Примова1, Н.Н. Примов2 ведущий научный сотрудник, кандидат исторических наук, кандидат юридических наук, доцент. Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации (Москва), Россия Аннотация. Статья посвящена проблеме реформирования прокуратуры и еще большей незавершенности определения ее статуса в Конституции Российской Федерации в свете изменений, произошедших в результате...»

«Р.Ш.ДЖАРЫЛГАСИНОВА, М.Ю.СОРОКИНА Академик Н.И.Конрад: неизвестные страницы биографии и творческой деятельности Творческая деятельность академика Н.И.Конрада (1891 — 1970), его выдающиеся достижения в области изучения филологии, истории культуры и этнографии народов Восточной Азии, в первую очередь Японии, Китая и Кореи; его оригинальные сравнительно-культурологические исследования по проблеме «Запад — Восток»; его вклад в развитие теории и истории мировой культуры — блестящие страницы нашей...»

«Ю.В. Карпов КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ЦЕНТРА САРАТОВА: ЭВОЛЮЦИЯ ВЛАСТНОГО ДИСКУРСА В статье определены характерные черты современной застройки в российском областном центре (на примере Саратова). Проанализированы два периодических издания «Новые времена в Саратове» и «Наша версия», а также выпуски Информационного агентства «Взгляд-инфо» за 2008–2013 гг. Анализ содержания СМИ позволил расшифровать дискурсы, которые существуют в городском сообществе по поводу перспектив и...»

«36 Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА Магомедов Ш. М. Северный Кавказ в трех революциях: по материалам Терской и Дагестанской областей. М., 1986. Октябрьская революция и Гражданская война в Северной Осетии / под ред. А. И. Мельчина. Орджоникидзе, 1973. Ошаев Х. Д. Комбриг Тасуй. Грозный, 1970. Хабаев М. А. Разрешение земельного вопроса в Северной Осетии (1918— 1920 гг.). Орджоникидзе, 1963. Шерман И. Л. Советская историография Гражданской войны в СССР (1920— 1931). Харьков, 1964....»

«Введение Внимание, уделявшееся историками западноевропейской философии проблеме самосознания, трудно назвать достаточным. Потребность в исследованиях, посвященных выяснению подходов отдельных мыслителей к проблеме самосознания, и поныне удовлетворяется отнюдь не полностью, а крайняя малочисленность попыток взглянуть на эволюцию концепций самосознания в широкой исторической перспективе лишний раз свидетельствует о том, сколь еще редка среди знатоков готовность предпочесть подчас лишенные...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 февраля по 12 марта 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Демография. Государство и...»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЙ Д.Л. Бродянский История первобытного общества © Издательство Дальневосточного университета 2003 ВЛАДИВОСТОК 2003 г. ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ КО ВТОРОМУ (ЭЛЕКТРОННОМУ) ИЗДАНИЮ ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ЛЕКЦИЯ ВТОРАЯ К ИСТОКАМ КУЛЬТУРЫ ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ ОБЩЕСТВО НИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ПАЛЕОЛИТА. 23 ЛЕКЦИЯ ЧЕТВЕРТАЯ ПРОГРЕСС КУЛЬТУРЫ В ВЕРХНЕМ ПАЛЕОЛИТЕ ЛЕКЦИЯ ПЯТАЯ РОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА...»

«BEHP «Suyun»; Vol.2, July 2015, №7 [1,2]; ISSN:2410-178 ТЕОНИМ ШУЛЬГАН (УЛЬГЕН) А.З.Еникеев Предисловие Тюркская мифология при всем е богатстве — во многом остатся неисследованной областью знаний, в особенности в том, что касается компаративистики. Мифологические словари обычно ограничиваются перечислением обще-тюркских божеств Тенгри, Умай (башк. — Хомай), Даика, а также указанием на обожествление земли и воды древними тюрками. Рис. 1. Хoмай — дочь бога Самрау и Солнца в башкирской мифологии...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.