WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 |

«.. 3 ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. Развитие представлений об овражной эрозии,. 6 1.1. Основные положения и определения. 6 1.2. История исследований овражной эрозии. 8 ГЛАВА 2. Картографический ...»

-- [ Страница 1 ] --

ОГЛАВЛЕНИЕ

…………………………………………………………….. 3

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. Развитие представлений об овражной эрозии, …………. 6

1.1. Основные положения и определения ……………………….. 6

1.2. История исследований овражной эрозии ……………............ 8

ГЛАВА 2. Картографический метод исследования оврагообразования

2.1. Топографическая карта – источник сведений об оврагах …. 22

2.2. Составление карт современной овражности ……………….. 24

2.3. Составление карт потенциала овражной эрозии ………….... 39 ГЛАВА 3. Географические особенности развития и распространения оврагов ……………………………………………..... 53

3.1. Факторы оврагообразования ……………………………........ 53

3.2. Зональные особенности овражной эрозии ………………….. 72

3.3. Распространение оврагов на территории России …………... 89 ГЛАВА 4 Формирование оврага …………………………………...... 97

4.1 Морфометрические характеристики склоновых водосборов 97

4.2 Закономерности развития оврага …………………………….. 114

4.3 Динамика роста и стадии развития оврага …………………... 122 ГЛАВА 5. Гидрологические характеристики потоков на склоновых водосборах и в оврагах …………………………......... 140

5.1. Водные потоки на водосборе и в русле оврага..………......... 140

5.2. Русловые деформации в тальвеге оврага ………………….... 154

5.3. Трансформации стока воды в овражно-балочных системах 160 ГЛАВА 6. Овражная эрозия и эрозионно-аккумулятивный процесс на водосборе …………………………………………… 167

6.1. Интенсивность овражной эрозии ………………………......... 167

6.2. Овражная составляющая бассейновой эрозии...………........ 171

6.3. Селевые потоки в оврагах ………………………………....... 178

6.4. Роль овражной эрозии в формировании речных перекатов.. 181 ГЛАВА 7. Потенциал овражной эрозии …………………………....... 188

7.1. Общие представления и расчетные зависимости ………….. 188

7.2. Уровни определения потенциала оврагообразования …....... 195

7.3. Региональные закономерности потенциала овражности...... 207 ГЛАВА 8. Современная реализация потенциала овражной эрозии 212

8.1. Реализация потенциала овражного расчленения Европейской территории России ………………………………………...... 212

8.2. Влияние овражной эрозии на показатели горизонтальной расчлененности рельефа ………………………………………...... 226

8.3. Экологические аспекты овражной эрозии ………………….. 236 ГЛАВА 9. Овражная эрозия на урбанизированных территориях.. 252

9.1. Влияние урбанизации на образование оврагов …………….. 252

9.2. Условия функционирования овражно-балочных систем на 263 урбанизированных территориях ………………………………….

9.3. Экологическое состояние овражно-балочных систем в населенных пунктах …………………………………………………. 286 ГЛАВА 10. Научные принципы организации и проектирования противоэрозионных мероприятий ……………………...... 293 ЛИТЕРАТУРА.……………………………………………………............. 304 ГЛАВА 1

РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ОБ ОВРАЖНОЙ ЭРОЗИИ

1.1. Основные положения и определения В содержание Оврагообразование – современный рельефообразующий процесс, осуществляемый временными русловыми потоками дождевых и талых вод, в результате которого возникают специфические линейные формы на поверхности суши, непосредственно связанные с развитием более крупных звеньев эрозионной сети (рек, балок, суходолов). Овраг отличается от других линейных эрозионных образований – ложбины, лощины, рытвины, промоины, балки тремя основными особенностями: характерными размерами, формой поперечного и продольного профиля и динамическим состоянием.

Наиболее типичным оврагом равнинных областей земледельческой зоны является – склоновый, имеющий морфометрически выраженный водосбор и представляющий собой эрозионную линейную форму длиной не менее 70 м, глубиной – не менее 1,5 м. Принятые параметры определяются морфологическими и морфометрическими характеристиками звеньев эрозионной сети больших порядков, на склонах которых образуются овраги. При характеристиках склонов речных долин и балок (выпуклая форма, превыо шение водоразделов над днищем– 20-40 м, крутизна – 15-20 ), длина склона оказывается равной 70-100 м. Признаком склонового оврага является выход его вершины на плакорную поверхность, что вызывает разрушение пахотных угодий, хозяйственных, производственных и жилых строений, транспортных магистралей. Размеры оврага определяют и его развитие во времени. В отличие от ежегодно запахиваемых мелких эрозионных форм, овраг является результатом работы потоков дождевых и талых вод разной интенсивности, обеспечивающих рост глубины оврага и поддержание активных эрозионных процессов в течении длительного времени – для условий средней полосы России в течение 150-300 лет.

Продольный профиль оврага имеет в вершинной части уклон, значительно превосходящий крутизну склона, а в нижней – намного меньший, нередко доходящий до нулевых значений. Конуса овражных выносов в большинстве случаев представляют собой аккумулятивную форму, поднимающуюся над отметками окружающей поверхности поймы реки или днища балки.

Поперечный профиль оврага изменяется за время его развития, как по длине, так и во времени. При активном росте овраг имеет на всем своем протяжении обрывистые, осыпные или оползневые склоны, лишенные растительности, крутизна которых значительно превосходят углы естественного откоса.

Отличительным признаком оврага является его динамическое состояние. Овраг остается оврагом до тех пор, пока он активен или не утратил возможности активизации. При изменении антропогенной нагрузки или природных факторов в днище балки начинает развиваться эрозионный врез полностью удаляющий аккумулированный пролювий. При этом, в отличие от донного оврага, занимающего незначительную часть днища, активизированный врез занимает практически все днище балки; изменяются продольный и поперечный профили. Это отличает овраг от балки..

Образование большинства оврагов связано, как правило, с нарушением сложившегося природного комплекса под влиянием антропогенного воздействия. Однако само их развитие происходит по законам природных процессов и зависит от совокупности природных факторов, во многом определяющих возможность зарождения и активизации при последующем развитии оврагов. Это не исключает вероятности появления и роста оврагов на крупных склоновых водосборах без антропогенного вмешательства под влиянием естественных природных процессов (подмыв рекой крутого берега, оползни, карст и т.п.).

Условием образования и развития оврага является возможность беспрепятственного выноса за пределы эрозионного вреза размытого и поступающего с бортов грунта. Н.И. Маккавеев [1955, с. 45] указывал на это, как на первое условие, способствующее образованию линейной эрозионной формы, развивающейся за счет регрессивного врезания верховий: "Поток должен, хотя бы периодически, иметь такие скорости течения, при которых не только будет вынесен по тальвегу материал, приносимый в русло склоновыми потоками…, но также углубиться…" Это может быть в том случае, если по длине оврага увеличивается транспортирующая способность потока, т.е. происходит возрастание расходов за счет увеличения по его длине суммарной площади водосборного бассейна. Этому же благоприятствует выпуклая форма склона, у которой от верхней его части к подошве растет крутизна, что определяет увеличение или поддержание скоростей потока воды необходимых для размыва грунтов или их транспортировки.

Меньше вероятность образования оврага при слабом нарастании водности временного водотока по длине водосбора. В этом случае вероятность зарождения оврага определяется значительным ростом скоростей склонового потока по мере увеличения крутизны склона при его выпуклой форме. Поэтому на прямых и вогнутых склонах формирование оврагов наблюдается значительно реже, что определяется меньшей эродирующей и транспортирующей способностью потоков из-за постоянных или уменьшающихся по длине склона уклонов. Кроме того, при вогнутой форме склона не соблюдается необходимое для развития оврага соотношение между уклоном тальвега оврага в его низовье и крутизной склона [Маккавеев, 1955], поскольку уклон нижней части склона должен превышать уклон тальвега, иначе поток растекается по склону, утрачивая русловую форму.

Обычными линейными эрозионными образованиями на вогнутых и прямых склонах являются промоины и водороины, которые по длине могут достигать нескольких сотен метров; их продольный профиль практически повторяет профиль склона.

Большое значение в процессе линейной эрозии имеет тип устьевого створа склонового водосбора, через который из развивающегося оврага выносится грунт. При условии его беспрепятственного отвода не происходит потери напора, снижения скорости потока и, как следствие, регрессивной аккумуляции. В этом случае устье оврага привязано к постоянному водотоку более крупного звена эрозионной сети, вследствие чего происходит размыв конуса выноса оврага в периоды, когда временный поток в самом овраге отсутствует. В маловодные годы, когда развитие оврага замедленно, речной поток, подмывая конус выноса и устье оврага, способствует образованию эрозионной ступени в устьевом створе. Вследствие этого в овраге развивается процесс регрессивной эрозии. Если склон опирается на днище балки или пойму реки, грунт оврага поступает на субгоризонтальную поверхность, образуя конус выноса, с которого потоками ливневых вод или в период половодья он транспортируется вниз по балке или в пределах поймы.

При поступлении из развивающихся оврагов более крупного, по сравнению с речным, материала в русле реки образуются скопления вынесенного материала и своеобразные перекаты – "высыпки".

Анализ топографических карт различных районов России и их корректировка при натурных исследованиях выявили особенности строения овражной сети и определили место оврагов в иерархии линейных эрозионных форм, образуемых временными потоками талых и дождевых вод. Водосборные бассейны овражных форм, в разных природных условиях, имеют общие черты морфологии и морфометрии, отличающие их от балочных и речных водосборов. Это проявляется во взаимосвязи между длиной и площадью водосборов, своеобразии их конфигурации и реже других параметров.

1.2. История исследования овражной эрозии В содержание Овраги, как интенсивно развивающаяся линейная эрозионная форма, оврагообразование как процесс расчленения рельефа, всегда привлекал внимание людей. Первые сведения об оврагах относятся к XIV веку, когда в древнейшем памятнике Руси – "Начальной летописи" описываются формы, которые могут относиться к оврагам и балкам. Позже описания оврагов встречаются в многотомных писцовых книгах XV-XVII веков [Соболев, 1948]. Первым русским ученым, положившим начало изучению водной эрозии, был М.В. Ломоносов [1753], который выделяет молодые формы рельефа, образующиеся в результате работы долговременных дождей и ливней.

Работы М.В. Ломоносова и многочисленные наблюдения естествоиспытателей екатерининской эпохи дали материал к познанию распределения процессов водной эрозии на залесенных и осваиваемых землях России в XVIII веке. В статье "Мысль о водороинах", опубликованной в 1781 г., агроном А.Т. Болотов отмечает рост "водороин", возникающих от половодья и паводков. Глубина этих форм достигает нескольких сажен, берега крутые, осыпные. Понятие "овраг", как крутообразная рытвина, промытая водой встречается в словаре церковно-славянского и русского языка.

К середине XIX века относится первая классификация эрозионных форм. В.А. Киприянов [1857] впервые выделил стадии развития оврагов и превращения их в балки: промоину или рытвину, овраг, балку и речную долину. Предложенная схема легла в основу последующих и современных классификаций линейных форм. В "Курсе геологии" проф. И.Ф. Леваковский [1860] описывает эволюционный ряд эрозионных форм от бороздки на склоне до балки или суходола, различающихся не только по генезису, но и по возрасту: группа древних форм – долины и балки (суходолы, лощины), группа более молодых – овраги, рытвины, борозды. Эта схема также послужила основой многих последующих классификаций. И.Ф. Леваковский [1890] сформулировал ряд условий, необходимых для образования оврагов

– крутизна и высота склонов, масса стекающей воды.

Известно, что наиболее интенсивный период образования оврагов на юге Нечерноземья и в Черноземной зоне приходится на пореформенный период (с 1861 г.), когда возросла площадь распахиваемых земель.

Вместе с тем появилось и более бережное отношение к земле. Этот период (конец XIX – начало XX веков) характеризуется быстрым развитием региональных исследований овражной эрозии для обоснования мероприятий по борьбе с ней. Это – период преимущественно "погубернских, поуездных" и более мелких в территориальном отношении изыскательских работ. При этом применялись различные методы полевых и даже лабораторных исследований, которые, однако, не были связанны единым методическим подходом.

Наиболее существенные работы в этом направлении связаны с именами В.В. Докучаева и его учеников.

В.В. Докучаевым [1877, 1878], рассматривая развитие овражной эрозии, впервые высказал мысль о единстве процесса образования всех эрозионных форм и их взаимном переходе; от одной из них к другой, т.е. о стадийности их развития, причем овраги являются начальной стадией развития линейной формы, которая через балку в долину реки – конечную стадию развития. Каждая из форм является лишь возможной стадией другой формы, а, следовательно, они могут возникать и развиваться своим путем, минуя предыдущую. В.В. Докучаев рассматривал овраги и балки как образования, отличающиеся друг от друга по степени морфологической зрелости, а не по абсолютному геологическому возрасту. Исследуя факторы оврагообразования в Европейской России, он выделил два основных: – рыхлость пород и большую глубину речных долин, а также указал на возможность образования оврагов в результате суффозии, которая проявляется только в определенных районах.

П.А. Костычев [1886] разработал представление о развитии вершины оврагов. При этом он обратил внимание на необходимость учета устойчивости верхних почвенных горизонтов, скрепленных корнями растений и малой устойчивости подпочвенных пород.

С.Н. Никитин [1895] впервые классифицировал овраги по месту их образования, на разных участках речных долин и балок. Им выделены: а) овраги вершинные, наследующие привершинный водосбор балок и лощин и выходящие на приводораздельное пространство; б) овраги, развивающиеся по бортам балок и речных долин и растущие перпендикулярно к тальвегу балки, урезу или пойме реки; в) вторичные овраги, прорезающие днища балок, долин и наследующие водосбор древней эрозионной формы. Позже С.Н. Кизеньков [1902] объединил первые два типа оврагов в группу первичных, а третий вторичных. А.С. Козменко [1915] первый тип назвал концевыми промоинами, второй береговыми, третий – донными размывами.

С.Н. Никитин [1884] и А.П. Павлов [1898] установили ряд типов оврагов в зависимости от их геологического строения и формы продольного и поперечного профилей. Их исследования показали, что в ряде районов овражность обусловлена наличием "лессового яруса" и террасовых лессовых суглинков.

Уникальная работа, содержащая научный подход к вопросам оврагообразования и чисто практические рекомендации по ограничению линейного эрозионного процесса, была сделана управляющим государственным имуществом Тульской и Калужской губерний Э.Э. Керном. В 1894 г. им была выпущена книга "Овраги, их закрепление, облесение и запруживание" Рассматривая роль оврагов в системе эрозионных форм, Э.Э. Керн высказал мысль о том, что если пойти по дну оврага, то он выведет в долину реки, а затем и в долину ещё большей реки. Овраги – это первичная стадия образования рек. Площадь, с которой стекает вода, Э.Э. Керн называет бассейном оврага, водораздельную линию – границами между бассейнами. Им вводится понятие овражной системы, как совокупности оврага с отвершками. Им рекомендован комплекс мер по противоэрозионной защите (противоовражная мелиорация, укрепительные сооружения, системы запруд), которые сохраняют актуальность в настоящее время. В его работе приводятся данные непосредственных измерений оврагов с фиксированным временем производства изысканий и указанием на время их образования. Повторная нивелировка одного из таких оврагов позволила получить данные о динамике в разные периоды его развития [Зорина и др., 1984].

В конце XIX века появилась первая крупная монография об оврагах черноземной зоны России. Её автор В.И. Масальский. [1897] показал, что возраст определяет основные различия между оврагами, которые создаются естественным ходом развития эрозионного процесса. Он приводит определение понятий "овраг" и "балка", характеризует их отличительные особенности, сходства и различия. Говоря об оврагах, В.И. Масальский отмечает их морфометрические особенности, в частности, небольшую по сравнению с длиной ширину, значительную глубину и крутые стенки, лишенные растительности. Он же отметил динамическое состояние оврага, более или менее заметный рост его в длину, расширение за счет отвершков. В.В. Масальский показал, какое большое значение для образования оврагов имеет распашка земель вдоль склонов, при которой борозды, межи, канавы и другие углубления при таянии снега и сильных дождях являются водособирающими каналами, по которым устремляются потоки воды, производящие размыв.

С.Н. Кизеньков [1902] рассматривал овраг, как начальную стадию образования других эрозионных форм (балок, лощин, логов и др.). Он впервые указал на выработку продольного и поперечного профилей "равновесия" как основную причину прекращения роста оврага, а затем и превращения его в балку. Продольный профиль, отвечающий условиям "равновесия", по его мнению, должен быть различным для оврагов в зависимости от типа грунтов, расходов воды и их скоростных характеристик, формирующих их потоков.

И.В. Мушкетов [1905], вслед за В.В. Докучаевым и И.Ф. Леваковским, отметил значение для образования оврагов глубины местных базисов эрозии. В 1908 году В.П. Жадановский опубликовал работу "Опыт исследования оврагов", в которой высказывал мысль о том, что оврагообразование

– естественный процесс, а овраг, будучи результатом работы водных потоков и взаимодействия природных процессов, не является непосредственным следствием деятельности человека, хотя и образуется по его вине. Он разделяет овраги на деятельные и заросшие, прекратившие свой рост.

Огромный материал об оврагах был собран при натурных обследованиях Тульским земством на территории водосборов рек Зуши, Плавы и Труды под руководством А.С. Козменко [1912]. Обобщая его, А.С. Козменко подтвердил ряд установленных ранее закономерностей. и предложил классификацию оврагов по их размерам. В последствие она была использована для составления карт овражности. А.С. Козменко подчеркнул значение для развития оврагов морфометрических особенностей водосборов (глубина местных базисов эрозии, экспозиции склонов и т.д.), а также антропогенного фактора (вырубка леса).

Особенностью работ 30-40 годов ХХ столетия является переключение внимания на вопросы борьбы с линейным эрозионным процессом путем регулирования стока на овражных водосборах. Подобные практические рекомендации содержались еще в трудах В.В. Докучаева, Э.Э. Керна, А.С. Козменко и др. Из исследований теоретического порядка этого периода следует отметить работы Ф.П. Саваренского [1926, 1939] и А.Н. Мазаровича [1930], устанавливающих стадии развития оврагов.

В послевоенное время (конец 40-х начало 50-х годов), когда при восстановлении народного хозяйства остро встал вопрос о земельных ресурсах, возникла необходимость дальнейшего изучения овражной эрозии по многим направлениям. Выполнялись натурные экспедиционные и стационарные исследования, моделирование процесса, проводился картографический анализ, давалась оценка последствий овражной эрозии. Позднее, в конце ХХ века интерес к оврагам возрос в связи с опасностью развития природно-техногенных линейных форм и превращения оврагов в источники различного рода загрязнений.

Важнейший этап в развитии науки об овражной эрозии связан с трудом С.С. Соболева [1948], в котором изложены основные методы изучения процессов эрозии в природе; впервые установлено географическое распространение процессов водной эрозии на территории Европейской части СССР и факторов его определяющих. С.С. Соболевым разработана новая теория развития склонов и эрозионных ландшафтов, дана характеристика рельефа как фактора определяющего развитие линейной эрозии.

Им впервые выделены 4 стадии развития оврагов. В том или ином виде, с уточнениями, привязкой к конкретным условиям, стадийность процесса оврагообразования, намеченная С.С. Соболевым, признается справедливой и объективной большинством современных исследователей. По С.С. Соболеву стадия 1 соответствует образованию промоины или рытвины на поверхности почвы (глубина размыва 30-50 см), которая не уничтожается при распашке.

Продольный ее профиль повторяет профиль склона. Во 2 стадии происходит врезание висячего оврага вершиной и образование вершинного перепада. Овраг растет в длину, продвигаясь вверх по склону, продольный профиль его отличается от профиля склона, уклон тальвега в привершинной части превосходит уклон склона, в нижней – меньше его. Стадия 3 – выработка профиля равновесия, которая, по С.С. Соболеву, начинается с момента достижения устьевой частью оврага местного базиса эрозии. В течение этой стадии овраг вырабатывает тальвег, профиль которого близок к форме "выработанного", когда по всей длине сохраняется условие неразмываемости и отсутствует постоянная аккумуляция. В стадии 4 происходит затухание процесса и превращение оврага в балку.

С.С. Соболев также разделил овраги на "первичные" и "вторичные".

К первым относятся вершинные и береговые (склоновые), ко вторым – овраг в днище балки.

Значительное внимание развитию овражной эрозии на сельскохозяйственных землях, факторам оврагообразования, классификации оврагов по месту их развития, типам склоновых процессов, а также вопросам терминологии уделяется в работах института географии АН СССР под руководством Д.Л. Арманда. Итоги работ опубликованы в серии монографий:

"Сельскохозяйственная эрозия и борьба с ней" [1956], "Сельскохозяйственная эрозия и методы её изучения" [1958], "Районирование СССР по основным факторам эрозии" [1965], "Региональные системы противоэрозионных мероприятий" [1972].

Среди ученых, посвятивших свою жизнь изучению оврагов, видное место занимает Б.Ф. Косов, который исследовал овраги практически во всех природных зонах. Оценка влияния природных особенностей регионов на развитие овражной эрозии, привела его к выводу о том, что, несмотря на повсеместное распространение, в каждой зоне овраги имеют свои специфические особенности. Он указал на многофакторность процесса линейной эрозии, отметив важную роль не только конкретного географического фактора, а их определенного сочетания и взаимодействия, которые могут ослаблять, усиливать или видоизменять процесс и формы его проявления [Косов, 1960].

Отмечая роль антропогенного фактора в развитии овражной эрозии, Б.Ф. Косов убедительно показал, что в большинстве случаев овражная сеть своим происхождением обязана сельскохозяйственному освоению и распашке земель. Проблемы антропогенного оврагообразования находят отражение в ряде его работ [Косов и др., 1975; Косов, 1978, 1984].

Значительное внимание в исследованиях Б.Ф. Косова было уделено вопросам механизма и закономерностям динамики и морфологии оврагов в процессе их развития. По этой проблеме он организовал исследования в двух направлениях: натурные и лабораторный эксперимент. В результате проведенных экспедиционных работ был дан анализ современной овражности, факторам оврагообразования, особенностей распространения и развития оврагов Черноземной и юга Нечерноземной зон. Большой вклад им сделан в изучении оврагов, развивающихся в зоне многолетнемерзлых пород, при усиленной антропогенной нагрузке. Проведенные им обследования надежности функционирования противоовражных мероприятий привели к выводам о необходимости углубленного изучения закономерностей развития оврагов во времени, а также разработке прогнозных характеристик процесса. С этой целью под руководством Б.Ф. Косова были проведены экспериментальные исследования, подтвердившие концепцию саморазвития оврага во времени в различных природных условиях.

Работа, направленная на анализ овражности с использованием крупномасштабных топографических карт и сделанный по ним подсчет количества, площадей, объема и протяженности оврагов, позволили дать комплексную оценку современного состояния оврагообразовательного процесса по территориям наиболее заовраженных регионов страны. Также были разработаны методы картографирования заовраженности территорий, постановлен вопрос о потенциале овражной эрозии и прогнозировании её с помощью расчетных методов.

Под руководством Б.Ф. Косова написаны и опубликованы две коллективные монографии: "Современная овражность и потенциал оврагообразования на территории СССР" [1979] и "Овражная эрозия" [1989].

Основоположником учения о едином эрозионно-аккумулятивном процессе является Н.И. Маккавеев. Основные положения разработанной им теории изложены в фундаментальной монографии "Русло реки и эрозия в её бассейне" [1955], в которой значительное внимание уделено закономерностям и условиям развития верхних звеньев эрозионной сети. Эрозия и аккумуляция – две стороны одного процесса переформирования поверхности, оврагообразование – одна из форм его проявления. Н.И. Маккавеев указал на генетическую связь всех типов потоков – от формирующих борозды на полях до речных артерий. При прогрессивном развитии эрозионных форм первичные формы эрозии превращаются в рытвины и овраги, а последние, врезавшись до горизонта грунтовых вод – в реки. Вместе с тем он отмечает, что возможна консервация эрозионных форм на разных стадиях развития и своеобразная деградация, когда стадия продвижения к водоразделу вершины оврага сменяется стадией отмирания верховьев, заиления и отступания от водораздела.

Овраги Н.И. Маккавеевым рассматриваются как результат процесса линейной эрозии в пределах водосборного бассейна. Активизацию развития овражной эрозии он связывает с моментом концентрации склонового мелкоручейкового стока в едином русле, увеличением глубины потока, снижением коэффициента шероховатости и, как следствие, резком повышении его транспортирующей способности. Им разработана теория выработанного профиля, формированием которого должно практически заканчиваться образование линейной эрозионной формы. Для оврагов земледельческой зоны России этот период составляет 100-300 лет.

В натурных условиях изучение линейных эрозионных форм было выполнено под руководством В.П. Лидова, который одним из первых применил количественные методы оценки размывов на полях [1981]. Им высказана мысль о необходимости выработки единого и комплексного подхода при характеристиках различных эрозионных форм, предложена их классификация и выявлена закономерная связь размыва и смыва почв. В.П. Лидов неоднозначно оценивал влияние лесополос на развитие линейных эрозионных форм, в частности, оврагов. Он считал, что формирующиеся в самих лесных полосах и далее вниз по склону значительные по глубине потоки ливневых и талых вод выполняют активную эрозионную работу [Лидов и др., 1973]. На примере Приволжской возвышенности сделана попытка выработать суммарный показатель влияния комплекса условий рельефа на интенсивность эрозии, условно названный "энергией размыва". Его величина в относительных единицах определяется как функция длины склона, уклона, типа водосбора и коэффициента, учитывающего прочие природные факторы эрозии. На ключевых участках интенсивность развития современной овражной сети сопоставляется с природными факторами, что позволяет перейти к прогнозу овражности на других территориях. Постепенное накопление данных о взаимодействии факторов эрозии с оврагообразованием позволяет перейти от относительных характеристик к абсолютным величинам заовраженности [Лидов и др., 1959].

Это же послужило началом применения метода количественной оценки взаимосвязи факторов оврагообразования на основе обработки статистических данных, собранных на ключевых участках и при анализе специальных карт. Г.И. Швебсом в работе "Формирование водной эрозии, стока наносов и их оценка" [1974] дан анализ количественных связей между размерами овражных форм и комплексом природных характеристик, оказывающих определяющее, по его мнению, влияние на оврагообразование.

Г.И. Швебс использовал данные Молдавской и Придеснянской воднобалансовых станций и результаты обследования оврагов в районе г. Канева, г. Новгород-Северского. По этим материалам рассчитывался размер минимальной площади оврагообразующего водосбора в конкретных климатических и литологических условиях, выявлялись взаимосвязи характеристик овражной эрозии с уклонами тальвега и площадью водосборного бассейна;

впервые был определен такой параметр, как минимальная площадь водосбора, при которой прекращается развитие оврага. Предельную длину оврага Г.И. Швебс предложил определять, используя продольный профиль равновесия, устанавливающийся на отдельных участках тальвега оврага в процессе его развития. Продолжение профиля до пересечения с поверхностью склона должно соответствовать предельной длине оврага. А.С. Никулин [1979] на основании анализа условий развития оврагов в Пензенской области связал между собой показатели уклона склона и минимальной площади оврагообразующего водосбора. Так при уклоне 150о/оо площадь равна 1,5-2,0 га, при уклоне 75 о/оо – 6 га, при уклоне 25 о/оо – 8,0 га. Анализ форм продольного профиля оврага для определения его устойчивого состояния лежит в основе работ В.И. Филина [1957], И.В. Боголюбовой и А.В. Караушева [1979]. С.З. Максимов [1961] предлагал ориентировочно оценивать перспективы роста оврага по соотношению площадей водосборов балочного, овражного, привершинного и самого оврага Изучение разных аспектов овражной эрозии проводилось А.Г. Рожковым. В Молдавии совместно с М.Д. Волощуком он исследовал процессы оврагообразования в полевых условиях, выявил закономерности развития оврагов, обосновал их классификацию и разработал методы борьбы с ними [Рожков, 1971; Волощук, 1975]. С 70-х годов А.Г. Рожков, работая в Курске в ВНИИЗиЗПЭ, основное внимание уделял разработке методов почвозащитного земледелия в овражно-балочных системах, анализу влияния фитомелиорации и лесных насаждений, обоснованию гидротехнических мероприятий. Исследования А.Г. Рожкова [Рожков, 1975, 1981] отличает широта рассмотренных вопросов, комплексность методов, применяемых при изучении оврагов, тщательность отбора и обработки материалов.

Большой вклад в изучение овражной эрозии внесли работы Ц.Е. Мирцхулавы [1970, 1988]. Им предложена методика расчета интенсивности образования оврагов, как следствие воздействия на грунт падающей струи водного потока. Исследования, выполненные в лабораторных и натурных условиях в ГрузНИИГиМ, позволили выявить механизм отрыва частиц грунта, определить механизм размыва низового откоса привершинного перепада. Им предложены графические зависимости для оценки относительной глубины, времени размыва и его средней интенсивности от соотношения действующей и размывающей скоростей потока, а также неразмывающей скорости от сцепления грунта.

Значительный интерес представляют также результаты стационарных наблюдений, давшие возможность проследить динамику роста оврагов на определенных этапах развития и выявить связи между интенсивностью процесса и факторами, влияющими на него. Многолетние исследования были выполнены на опытных полигонах Новосильской, Деснянской, Каневской и других овражных станций. Обобщая полученные данные И.Д. Брауде [1965] дал конкретные рекомендаций по разработке комплекса противоэрозионных мероприятий, составу и размещению закрепляющих овраги древесных и кустарниковых насаждений, типам гидротехнических сооружений.

Большой фактический материал получен в результате двадцатилетних наблюдений в Удмуртии [Рысин, 1998] и Центральной России [Веретенникова, 1996]. Почти десятилетние ряды наблюдений за развитием оврагов получены в Чувашии [Сироткина, 1966],Татарстане [Овражная эрозия…, 1990)], Пермском Предуралье [Назаров, 1992] и др.

Упомянутые работы рассматривают эрозионный процесс как основной при формировании оврага.

Аккумулятивные формы в овраге появляются обычно на заключительных стадиях его развития, когда в продолжительный период времени идет формирования "выработанного" продольного профиля и в устьевой части оврага уклоны становятся меньше уклонов склона. Аккумуляция наносов и формирование конуса выноса продуктов эрозии из оврага при разных морфометрических характеристиках оказывает разное влияние на эрозионный процесс и форму развивающегося оврага.

Влиянию аккумуляции при развитии оврага посвящены многие работы. Из последних к ним можно отметить работы А.И. Скоморохова [2000] и Р.А. Кравченко [2000], по утверждению которых имеет место "регрессивная" стадия развития оврага, когда овраг полностью заносится, после чего не исключается новый этап эрозионной деятельности. На основе теории "возвратно-поступательного" развития линейных эрозионных форм предлагается подход к созданию и обоснованию систем противоэрозионной организации территорий, основное место в которой отводится созданию условий аккумуляции в руслах склоновых потоков. Следует отметить, что предлагаемые методы использования плетневых запруд и систем усиленной шероховатости применялись ранее и рассматриваются в настоящее время как составная часть практически всех проектов противоэрозионной организации территории.

Начиная с 40-х годов ХХ века, исследователи овражной эрозии начинают уделять значительное внимание вопросу моделирования оврагов.

Набольшее распространение получили методы физического (т.н. "свободного" моделирования) и математического моделирования. Создание физической модели развития процесса оврагообразования было продиктовано желанием проследить развитие оврага во времени, что практически невозможно в природных условиях, т.к. формирование овражной формы происходит в течении 100-300 лет. В 1944-45 гг. в созданной лаборатории Почвенного института им. В.В. Докучаева В.Б. Гуссаком [1945], были поставлены опыты по изучению плоскостной эрозии и продольного профиля малых водотоков. Влияние дождевых осадков на формирование эрозионных форм изучалось в Кучинской лаборатории Московского гидрометеорологического института [Спиридонов, 1951] и лаборатории Института географии АН СССР [Арманд, 1950; Нефедова, Хмелева, 1956]. Изучением овражной эрозии на модели в природных условиях в 1970 г. занимались сотрудники Московского областного педагогического института им. Н.К. Крупской [Матвеев, 1973].

В работе В.М. Ивонина [1992] представлены результаты исследований процесса оврагообразования, полученные на физической модели. На основе системного подхода им развита теория противоэрозионных инженерно-биологических систем водосбора и предложены технологии мелиораций склонов, пораженных оврагами. Наиболее полное исследование оврагообразования, начиная от промоины на склоне и кончая формированием "равновесного" продольного профиля, были выполнены в Гидрофизической лаборатории МГУ под руководством Б.Ф. Косова [Никольская. 1980]. Результаты этих исследований позволили сформулировать концепцию саморазвития линейной эрозионной формы, показать разновременность достижения отдельными параметрами оврага своих предельных размеров, а также различную интенсивность их роста на разных стадиях развития. Моделирование процесса позволило получить ряд эмпирических коэффициентов, сделавших возможным составление расчетных зависимостей для определения параметров оврага на заключительной стадии развития, скоростей линейного и объемного роста, изменяющихся во времени по мере сокращения привершинной водосборной площади и других параметров оврагов, во многом являющихся функцией морфометрии склоновых водосборов. Полученные выводы о саморазвитии оврагов и изменении скоростей роста во времени, были подтверждены опытами, проведенными с более плотными грунтами по той же методической схеме в институте Защиты почв от эрозии г. Курска [Бондарев, 1996].

Параллельно с физическим моделированием составлялись математические модели, самые первые из которых относятся к 70-80 гг.

[Экспериментальная геоморфология, 1973; Московкин, 1980; Мирцхулава, 1970]. В их основу положен принцип анализа изменения параметров природного водосбора, оказывающих непосредственное влияние на развитие оврага (уменьшение привершинной водосборной площади, изменение общего уклона продольного профиля эрозионной формы, зарождение и размыв ступеней в русле, переформирование привершинного перепада, изменение устойчивости грунтовых частиц на откосе при уменьшении уклона). Вопросы физического и математического моделирования овражной эрозии затронуты в работах В.Т. Трофимова [1983], В.М. Ивонина [1987]. К этому же периоду относятся работы по созданию модели продольного расчленения территории линейными эрозионными формами и, в частности, определение предельных параметров оврага на конкретном склоновом водосборе [Зорина, 1979]. Математические модели развития оврага в конце 90-х годов были предложены А.Ю. Сидорчуком [1998]. Им разработана модель расчета морфометрии стабильного оврага, в которой содержатся определенные усложнения, позволившие внести уточнения в расчеты предельных параметров оврага на заключительной стадии развития. Динамическая модель овражной эрозии описывает начальные стадии развития оврага, когда происходит наиболее активное преобразование склонового эрозионного вреза в типично овражную форму – длина оврага вырабатывается на 80%, объем примерно на 35%. По утверждению её автора, модель существенно упрощает реальный процесс развития оврага, рассматривая его, как последовательное чередование двух этапов: 1) эрозионного врезания; 2) формирования поперечного профиля. В работе отмечается применимость предложенного методического подхода при условии аккуратного подбора необходимых эмпирических коэффициентов [Сидорчук, 1998].

Наиболее достоверными признаками достижения оврагом своих предельных размеров можно считать: 1) выработку развивающимся оврагом продольного профиля приближающегося по форме к "равновесному" [Филин, 1957; Брауде, 1965; Швебс, 1974; Боголюбова, Караушев, 1979]; 2) достижение площадью, прилежащей к вершине оврага, критических минимальных размеров, различающихся в зависимости от природных условий [Максимов, 1961, Никулин, 1979, Швебс, 1974].. Подходы к определению предельной расчлененности территории содержатся также в работе Л.Д.

Курдюмова [1977].

На основе материалов лабораторных и натурных исследований, проведенных в МГУ под руководством Б.Ф. Косова, разработан алгоритм расчета параметров оврагов на заключительной стадии развития. Предложены зависимости для определения длины, ширины, глубины, площади и объема оврага, исходя из формы кривой "равновесного" профиля, деформаций во времени поперечного профиля оврага, а также морфометрических особенностей и геологического строения водосборного бассейна. Разработана также методика расчета предельного расчленения оврагами склонов долин рек и балок. Она основана на определении количества водосборных бассейнов, в пределах которых по природным условиям могут развиться овражные формы.

Одним из основных методов изучения овражной эрозии является картографический. Еще в 1731 г выходит указ об участии геодезистов в составлении ландкарт, приведенный в исполнении только при Екатерине II в 1765 г, когда был издан манифест Генерального межевания и обнародованы Генеральные правила, положенные в основу инструкций землемерам и межевым губернским и уездным конторам. На военно-топографических картах и планах генерального межевания (1766) впервые были приведены данные о распространении оврагов. При составлении генерального плана на каждый уезд наносились: пашня, сенокосные угодья, леса, неудобные земли, овраги и т.д. Официально генеральное межевание было закончено в 1844 г для 35 губерний России. По полученным данным предпринята попытка составления Атласа Российской империи по отдельным губерниям, основным содержанием которого являлись карты всех видов сельскохозяйственных угодий, границы межевания, гидрография, населенные пункты [Водарский, 1988].

К числу первых ученых, положивших начало созданию карт овражности, относятся В.В. Докучаев [1877, 1878] и А.С. Козменко [1912], под руководством которых по материалам многолетних исследований были составлены карты "размыва" (оврагов) и лесистости водосборов рек Зуши, Плавы и Труды. Овраги изображены значками, позволяющими с большой точностью подсчитать количество и определить их размеры. На картах выделены все типы оврагов, а также растущие и заросшие эрозионные формы длиной 10 м и более.

С.С. Соболев [1948, 1960] опубликовал карту густоты овражнобалочной сети. Однако, по мнению самого автора, по ней нельзя судить о распространении оврагов (особенно действующих), поскольку в качестве исходного картографического материала использовались карты мелкого масштаба, позволившие учесть эрозионные формы только длиной свыше 500 м.

А.Ф. Гужевой [1948] была составлена карта овражности для Среднерусской возвышенности в масштабе 1:1 000000. На ней дана оценка крупных склоновых и донных оврагов, составляющих небольшой процент от их общего количества.

Е.А. Мироновой [1972] составлена схематическая карта распространения оврагов на территорию СССР, на которой дана оценка (в баллах) овражности применительно к схеме районирования по региональным типам систем борьбы с эрозией. Карты овражности и другие картографические материалы составлены в мелком масштабе.

В 70-80-е годы под руководством Б.Ф. Косова по единой методике были составлены карты овражности на всю территорию СССР. Впервые, кроме общепринятого показателя густоты эрозионной сети (км/ км2) предложен показатель плотности оврагов (ед/км2), дающий характеристику количества овражных форм на единице площади, т.е. фронт развития овражной эрозии. В 90-е годы основное внимание было направлено на разработку и составление карт овражности, отражающих различные проявления процесса (интенсивность, поражение земель, сокращение длин склонов эрозионной сети и т.п.).

Карты овражности составлялись и на отдельные регионы России. В институте географии СО РАН схематическая карта распространения промоин и оврагов составлена коллективом авторов на районы сельскохозяйственного освоения юга Восточной Сибири (Назаровский, Баргузинский районы, Южно-Минусинскую котловину, юго-западное Прибайкалье) [Баженова и др., 1997]. По результатам многолетних исследований на территории Удмуртии [Рысин, 1998] составлены карты современной густоты и плотности оврагов, проведено районирование по интенсивности развития овражной эрозии, составлена карта, дающая оценку развития эрозионных процессов по выделенным районам.

Многие исследования посвящены вопросам строения эрозионной сети. Но в основном они относится к речной сети; известны также исследования строения ручейковой сети на пахотных склонах. Закономерности строения овражной сети практически не рассматривались. Установлены связи между порядками потоков, их размерами и количеством, а также между расходами и порядком потока. Известны работы Р. Хортона [1949], В.П. Философова [1967], А. Шайдеггера [1964], Н.А. Ржаницына [1985], А.

Strahler [1953]. Одной из последних, во многом обобщающих работ по этому вопросу, является монография под редакцией Н.И. Алексеевского [1998].

Значительным вкладом в развитие представлений о строении гидрографической сети водосборных бассейнов разных порядков является работа Ю.Г.

Симонова [1998], имеющая и большое методическое значение. Вместе с тем, овраги с ручейковой сетью на склонах, всем комплексом постоянных и временных водотоков и рек формируют единую эрозионную сеть.

Рисунок гидрографической сети водосборных бассейнов, расположенных в близких условиях формирования стока, можно с некоторой степенью приближения, охарактеризовать единой закономерной связью изменения длин и количества эрозионных форм по порядкам потоков. К формам первого порядка, как правило, относятся линейные эрозионные врезы длиной, близкой к 700-800 м. Эти линейные эрозионные формы, которые в процессе своего развития «вырабатывают свою длину – первичное морфологическое образование; оно начинает далее определять направление стока по склону» [Ржаницын, 1985, с. 75]. В ведомости, объединяющей материалы экспериментальных исследований и результаты исследований процессов на естественных реках, Н.А. Ржанициным приводится систематизированный комплекс геоморфологических и гидрологических характеристик потоков.

Рассматривая строение ручейковой сети на склонах, Н.А. Ржаницын [1983] отмечает аналогичный речному рисунок планового строения ручейковой сети на пологих приводораздельных участках склонов.

К такому же выводу о подобии строения ручейковой сети на склонах речной сети древовидного строения, свойственной равнинным территориям Европейской части России, приходят в результате натурных исследований водосборов А.Н. Караушев и И.В. Боголюбова [1974]. При этом, как и Н.А. Ржаницын, протяженность ручейковой сети на склонах они прослеживают по длине 300-400 м. Разделение ручейковой сети на ручьи трех типов с характеристикой их морфометрии и величин расходов воды по результатам исследований на полевых стационарах ГГИ приводятся в работах Н.Н. Бобровицкой [1974, 1977].

В настоящее время существует несколько научных центров, где исследования процессов линейной эрозии занимают значительное место. В Казанском государственном университете А.П. Дедковым, Г.П. Бутаковым и В.И. Мозжериным проводится изучение овражной эрозии как рельефообразующего процесса. В этих работах дан разносторонний глубокий анализ развития линейной эрозии в Поволжье. При оценке распространения и динамики развития оврагов большое внимание уделено дешифрированию аэрофотоснимков и материалам полевых экспедиционных и стационарных исследований. Здесь получены новые данные о механизме развития и современных тенденциях роста овражных форм, предложено районирование территории по интенсивности процесса линейной эрозии [Овражная эрозия…., 1990; Дедков и др., 1993; Бутаков и др., 1996].

В институте географии РАН проводились ранее и проводятся в настоящее время крупные работы по исследованию рельефа и формированию структуры стока в пределах водосбора. Большое внимание уделялось непосредственно изучению морфометрии линейных эрозионных форм и динамике их развития [Миронова, 1971, 1972; Миронова, Сетунская, 1974, 1977].

По результатам многолетних исследований эрозионных процессов под руководством Д.А. Тимофеева была составлена карта оценки эрозионной опасности рельефа СССР [Тимофеев, Былинская, 1987]. При этом были получены новые данные о влиянии расчлененности рельефа на интенсивность современных процессов смыва и оврагообразования [Маккавеев и др., 1993;

Тимофеев, Чернышова, 1994; Зорина и др., 1998].

Исследования овражно-балочных систем проводятся в Воронежском аграрном университете. Они привели к разработке подробной классификации линейных эрозионных форм, основанной на морфометрических признаках, генезисе и возрасте верхних звеньев эрозионной сети, а также к разработке модели оврагообразования [Адерихин, Адерихина, 1977; Семенов и др., 1995, 2000; Хруцкий, 1985; Хруцкий, Косцова, 1987].

Из крупных работ последнего десятилетия, имеющих принципиальное значение для формирование взглядов на происхождение и развитие верхних звеньев эрозионной сети, следует отметить исследования, касающиеся вопросов происхождения и тенденций развития современной овражной сети под влиянием антропогенного воздействия и природных особенностей регионов. К ним относятся монографии: Н.Н. Назарова [1992], И.И.

Рысина [1998], Ю.Г. Симонова [1998], Е.Ф. Зориной [2002].

В содержание

ГЛАВА 2

КАРТОГРАФИЧЕСКИЙ МЕТОД ИССЛЕДОВАНИЯ

ОВРАГООБРАЗОВАНИЯ

2.1. Топографическая карта – источник сведений об оврагах В содержание Картографический метод является одним из основных при изучении распространения оврагов. Он позволяет дать общее представление об особенностях проявления овражной эрозии, её последствиях и вероятности развития в разных природных условиях, а также о влиянии антропогенной нагрузки на естественные ландшафты.

Еще А.А. Тилло [1890] подчеркивал, что карта является инструментом точного исследования, средством получения массовых количественных показателей. Ю.М. Шакальский видел в картах средство выявления пространственных закономерностей и связей изображаемого объекта с природными явлениями [Андреев, 1956]. Суть картографического метода, по мнению К.А. Салищева [1982], состоит во включении в процесс исследования промежуточного звена – географической карты как модели изучаемых явлений. При этом карта выступает в двоякой роли: в качестве средства исследования и как его предмет в виде модели, заменяющей собой реальное явление.



Pages:   || 2 |

Похожие работы:

«© 2015 г. Вестник древней истории 2015, № 3, с. 209–217 С. Г. Карпюк, О. В. Кулишова ХЬЮ ГРЭХЕМ, «ИНДИАНСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ» И СОВЕТСКОЕ АНТИКОВЕДЕНИЕ 50–60-х годов В статье рассматривается научная карьера и труды Хью Грэхема, который, будучи одновременно антиковедом и славистом, в своих многочисленных рецензиях объективно и доброжелательно оценивал развитие советской историографии античности 50–60-х годов XX века. Особенно подробно авторы статьи останавливаются на связанном с именем Х. Грэхема и...»

«УДК 37.02:371 О. В. Калашникова Эволюция подходов к проблеме подготовки преподавателей высшей школы В статье раскрываются в историческом контексте основные подходы к подготовке преподавателей высшей школы в России. Показано, что становление и развитие системы подготовки кадров для высшей школы всегда отвечает политическим и экономическим потребностям общества в любой период его развития и отражает характер социально-культурных особенностей своего времени. Рассмотрены различные формы подготовки...»

«2. ТРЕБОВАНИЯ К ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ. В процессе изучения дисциплины студенты должны: Овладеть компетенциями: приобрести способность анализировать социально-значимые проблемы и процессы, происходящие в обществе, и прогнозировать возможное их развитие в будущем (ОК-4).Овладеть следующими профессиональными компетенциями: В аналитической, научно-исследовательской деятельности: приобрести способность анализировать и интерпретировать данные отечественной и зарубежной статистики о...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Иркутский государственный университет» ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Т. И. Грабельных А. В. Толстикова Консалтинг в России: ОТ ИСТОРИИ ДО ИННОВАЦИОННЫХ ПРАКТИК Монография ОГЛАВЛЕНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ. О ПЕРЕХОДЕ К ЧЕТВЕРТИЧНОМУ СЕКТОРУ ВВЕДЕНИЕ РАЗДЕЛ 1. КОНСАЛТИНГ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ: ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ...»

«АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ объекта недвижимости «ЗДАНИЕ ЧЕЛЯБИНСКОГО ЦИРКА» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 25. Г. Челябинск 2014г. Экз.1 -1 А кт Государственной историко-культурной экспертизы объекта недвижимости «Здание цирка» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, д.25. 21 декабря 2014г. г. Челябинск Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»

«АКАДЕМИЯ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Г.М.ГРИГОРЯН ОЧЕРКИ ИСТОРИИ СЮНИКА IХ-ХVвв. ИЗДАТЕЛЬСТВО АН АРМЯНСКОЙ ССР ЕРЕВАН ББК 63.3(2Ар) Г Печатается по решению ученого совета Института археологии и этнографии АН Армянской ССР Ответственные редакторы: доктор юридических наук X. А. ТОРОСЯН, доктор исторических наук Б. А. УЛУБАБЯН Книгу рекомендовали к печати рецензенты: доктора исторических наук Т. X. АКОПЯН, А. Н. ТЕР-ГЕВОНДЯН Григорян Г. М. Г835 Очерки истории Сюника. IX—XV...»

«ИССЛЕДОВАНИЕ SA#09/2013RU, 16 April 201 «ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ БЕЛОРУССКОЙ МОДЕЛИ ДЛЯ УГО ЧАВЕСА.» (С) CASE STUDY ОТНОШЕНИЙ БЕЛАРУСИ СО СТРАНАМИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В 2002-2012 ГГ. Сергей Богдан Краткое изложение Отношения с Латинской Америкой на самом деле являются отношениями в основном с Венесуэлой и Кубой в политической плоскости, тогда как в области торговли большая часть товарооборота приходится на долю Венесуэлы и Бразилии. История и достижения этих отношений более скромные, чем история и...»

«ПРОБЛЕМЫ ЛИТЕРАТУРНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ И СВЯЗЕЙ В ТРУДАХ ЭД. ДЖРБАШЯНА МАГДА ДЖАНПОЛАДЯН Если охватить мысленным взором полувековой путь академика Эдварда Джрбашяна в армянском литературоведении (1949–1999), то нельзя не заметить широты и многосторонности его научных интересов. Это армянская классическая литература XIX–XX веков, теория литературы, вопросы текстологии, литературных связей, художественного перевода. В каждой из этих областей выдающийся ученый сказал свое слово. Отметим, что самый...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Институт наук о Земле Кафедра минералогии и петрографии Нечаева Юлия Александровна Минералого-технологические особенности глинистых пород аалена среднего течения р.Белой ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА по направлению 050301 – Геология Автор: студентка 4 курса Нечаева Юлия Александровна Научный руководитель: доцент...»

«ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ № 4 (13) 2012 УДК 327(474+41) ББК 66.4(4) Сытин Александр Николаевич*, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ; Смирнов Вадим Анатольевич**, директор Института балтийских исследований Балтийского федерального университета им. И. Канта (Калининград).Страны Балтии в ЕС: единство и своеобразие позиций политических элит Два десятилетия, минувших со времени обретения Латвией, Литвой и Эстонией...»

«Клифф Кинкэйд КРОВЬ НА ЕГО РУКАХ: ПРАВДИВАЯ ИСТОРИЯ ЭДВАРДА СНОУДЕНА Оригинал: Cliff Kincaid, Blood on His Hands: The True Story of Edward Snowden. Publisher: CreateSpace Independent Publishing Platform (February 4, 2015) Paperback: 90 pages Сокращенный перевод с английского Виталия Крюкова, Киев, Украина, 2015 г. О книге: «Кровь на его руках: правдивая история Эдварда Сноудена» исследует факты разглашения секретной информации, которые подвергли Америку и ее союзников опасности дальнейшей...»

«Паспорт фонда оценочных средств по дисциплине Армспорт № Контролируемые Контролируемые Коли Другие оценочные п/п разделы (темы), компетенции честв средства модули или их части о вид коли дисциплины тесто чест вых во задан ий Армрестлинг как Контрольная 1. вид спорта. работа Реферат 8 История развития, Контрольная 2. современное работа состояние Армрестлинга. Реферат 8 Методика Контрольная 3. спортивной работа тренировки Реферат 8 армборцов. Вопросы к Все модули 4. итоговой дисциплины аттестации...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 51. Август 2015 г. К о м м у н и ка ц ио н н ы й м е н е д жм е н т и с т р а т е г и ч е с ка я к о м м у н и ка ц ия в г о с у да р с т ве нн о м у пр а вл е н ии Базаркина Д.Ю. Квазирелигиозный терроризм и борьба с ним в Европейском союзе в 2001–2013 гг.: коммуникационный аспект Базаркина Дарья Юрьевна — кандидат исторических наук, философский факультет, МГУ имени М.В. Ломоносова; доцент, Московский государственный гуманитарный...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ И С Т О Р И И МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ИНСТИТУТ И С Т О Р И И gassgaBgagsgzsaeasseassgagsea^^ ПРЕДИСЛОВИЕ Н астоящий труд имеет своей задачей всестороннее освещение истории русской культуры от времени возникновения Киевской державы и до конца XVII в. Том I посвящен материальной культуре Руси •IX — начала XIII в., том II — духовной культуре того же пе­ риода. Богатейший фактический материал, особенно археологи­ ческий, свидетельствует о высоте и самостоятельности...»

«Ирина Львовна Галинская Культурология: Дайджест №2 / 2010 Серия «Журнал «Культурология»» Серия «Теория и история культуры 2010», книга http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10215331 Культурология № 2 (53) 2010 Дайджест: ИНИОН РАН; Москва; ISBN 2010-2 Аннотация Содержание издания определяют разнообразные материалы по культурологии. Содержание ТЕОРИЯ КУЛЬТУРЫ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТЕЙ В 4 РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И СТАРЫЕ СТЕРЕОТИПЫ1 КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА В ЭПОХУ 10 ГЛОБАЛИЗАЦИИ...»

«1. Цель и задачи освоения дисциплины Цель освоения дисциплины – формирование знаний о главных демографических закономерностях, законов естественного воспроизводства населения, методах анализа демографических процессов и демографических проблемах.Основные задачи дисциплины: способствовать изучению законов естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности;ознакомить с базовыми основами демографии; сформировать представление о главных демографических...»

«ИНФОРМАЦИОННО хро 7 АНАЛИТИЧЕСКИЙ ^ 4 БЮЛЛЕТЕНЬ И здается с июня 2005 г. СОДЕРЖАНИЕ Издатели выпуска: Научный совет РАН Д иск уссион ны й клуб по проблемам российской ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ: и мировой экономической ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ истории В. А. Виноградов Центр экономической истории при Историческом факультете РЕГУЛИРУЮЩАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА Московского В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА государственного университета им. М. В. Ломоносова Ю. П. Бокарев Кафедра экономической ТЕОРИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ истории и...»

«Научно-теоретический журнал ОБЩЕСТВО. СРЕДА. РАЗВИТИЕ № 2(11)’09 www.terrahumana.ru Выходит 4 раза в год ОБЩЕСТВО Эффективное управление Дегтярёв Г.М., Носов В.Н. О возможной природе колебательно-волновой динамики социально-политических и экономических процессов в мировом сообществе Сидоров А.И. Народные предприятия – действенный фактор повышения эффективности экономики и формирования слоя качественно новых управленцев История и современность Славнитский Н.Р. Утверждение России в...»

«Г.Н. Канинская ДВЕ ВОЙНЫ В ЗЕРКАЛЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ИСТОРИИ Статья посвящена анализу эволюции оценочных суждений французских историков и политиков режима Виши, существовавшего во Франции во время Второй мировой войны, и войны в Алжире периода Четвертой и Пятой республик. Показано, как постепенно, благодаря инициативам французских президентов, из закрытых и запретных тем, о которых историки не писали и которые не изучались в школе, режим Виши и Алжирская война стали предметом дискуссий в научном...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 февраля по 12 марта 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Демография. Государство и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.