WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 ||

«.. 3 ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. Развитие представлений об овражной эрозии,. 6 1.1. Основные положения и определения. 6 1.2. История исследований овражной эрозии. 8 ГЛАВА 2. Картографический ...»

-- [ Страница 2 ] --

В приложении к овражной эрозии карта выступает как источник сведений о предмете. При этом, поскольку овраг является специфической формой рельефа, размеры которой могут быть представлены лишь на картах достаточно крупного масштаба, анализировать распространение и условия формирования на территории оврагов можно по топографическим картам в масштабе не менее 1:25000. По ним могут быть прочитаны все линейные эрозионные формы длиной свыше 50-70 м. Подавляющее большинство оврагов, расчленяющих склоны долинно-балочной сети и выходящих вершинами на бровку склона, имеют длину 70-150 м. Карты более мелких масштабов теряют основную информацию об оврагах, что делает их значительно менее пригодными для анализа условий их образования. Полученные с использованием топографических карт сведения об оврагах длиной свыше 70 м могут быть обобщены и представлены на картах и более мелкого масштаба.

На топографических картах для форм рельефа не выраженных в горизонталях предусмотрена система внемасштабных знаков. Ими изображаются обрывы, овраги, промоины, бровки берегов рек, карстовые проявления, осыпи и др. На крупномасштабных картах (рис. 2.1) читается длина оврага. В зависимости от размера оврага и масштаба карты его изображают одной или двумя линиями, секущими горизонтали, длина линий соответствует в масштабе длине оврага; рядом с оврагом, как правило, дается информация (обычно дробью) о его ширине и глубине.

Рис. 2.1. Изображение оврагов на топографической карте Таким образом, топографическая карта позволяет дать морфометрическую характеристику каждого из показанных на карте оврагов: длину, ширину, глубину, площади поперечного сечения как функции ширины и глубины оврага, и объема, как произведение средней площади поперечного сечения на длину. По картам для типичных склоновых водосборов, на которых происходит зарождение и развитие оврагов, можно определить глубины местных базисов эрозии и выявить крупные линейные эрозионные формы, в бассейнах которых овражная эрозия получает наиболее интенсивное развитие (балки, реки, суходолы). Измерения площадей овражных водосборов, проведенные по топографическим картам масштаба 1:25000, представляются в виде картограмм и позволяют охарактеризовать конфигурацию, соотношение площадей и длин, а также процент площади овражных водосборов в составе общей площади территории.

Именно на основе картографического метода была предложена классификация оврагов по их морфометрическим характеристикам, согласно которой выделяются овраги длинные и короткие [Косов и др., 1972]. Это стало возможным, т.к. карта позволила перейти от единичного события, зафиксированного на ней, – развитие оврага на склоне, к рассмотрению их распространения на территориях и выявить типичные особенности привязки к склонам с определенным продольным и поперечным профилем.

По топографическим картам выявлены наиболее типичные признаки, по которым исследователи различают овраги склоновые и береговые.

Определенная длина, выход оврага на плакорную часть склона, а главное – наличие морфометрически выраженного водосбора, являются отличительными признаками склонового оврага, что подтверждается натурными обследованиями оврагов в природных условиях. Это позволило утверждать, что береговые овраги, не выходящие за бровку склона, как правило, являются образованием чисто антропогенным и связаны с распашкой и другими видами сельскохозяйственного освоения. Рассмотренные классификационные признаки приняты в настоящее время подавляющим большинством исследователей.

В еще большей степени проявляется роль картографического метода при разделении оврагов на первичные и вторичные. Последние наследуют водосборный бассейн древних эрозионных врезов – балок, лощин, суходолов. Натурные обследования, геодезические съемки, бурение – могут дать углубленный анализ возраста форм, условий их развития и т.д., но провести региональный анализ преобладания разных типов оврагов можно только с помощью карты. Это позволяет не только выделить овраги первичные и вторичные, но и выявить преобладание оврагов в разных по генезису крупных эрозионных формах. Карта дает возможность определить особенности оврагов на склоновых водосборах с разной морфометрической характеристикой. Она также позволяет выделить те балочные и суходольные формы, в которых донные овраги не только поражают днище этих форм, наследуя их водосборные бассейны, но и своим развитием создают условия для возникновения оврагов на крутых выпуклых склонах балок и суходолов.

Таким образом, топографические карты являются источником сведений непосредственно об овражных формах, их размерах, типах, водосборных бассейнах, концентрирующих потоки ливневых и талых вод, под действием которых развивается линейная эрозия.

2.2. Составление карт современной овражности В содержание Составление карт овражности, фиксирующих овраги не как отдельные формы, а как результат линейного эрозионного процесса на территории в показателях, характеризующих их распространение, предпринималось с конца ХIХ века. Однако до настоящего времени не существует достаточно надежных, а главное общепринятых методов отображения на картах результатов овражной эрозии. Поскольку овраги на территории имеют дискретное распространение, для их изображения не приемлем способ изолиний, позволяющий передать пространственное распределение природных характеристик, подобных высотным отметкам поверхности, глубинам океана, многим климатическим и гидрологическим показателям – осадкам, модулям стока рек, имеющим непрерывное поле распространения.

В настоящее время наиболее употребляемыми для отображения дискретных форм на картах являются способы картограмм и картодиаграмм. Оба они предусматривают суммарную характеристику объектов для принятого контура и не претендуют на возможность оценки размещения конкретных объектов (население, виды животных, овраги) в пределах контура, а также закономерного, плавного перехода количественных характеристик рассматриваемых объектов между контурами. Для каждого квадрата картограммы нужно получить данные о количестве оврагов, их суммарной (или средней) протяженности, частоте, общей площади, объеме и т.д. По этим данным подсчитываются такие характеристики овражности, как плотность оврагов, их густота, процент поражения площади территории, средний слой овражной денудации и т.д. Несмотря на то, что эти показатели представляют собой результат расчета овражности на единицу площади, их можно рассматривать чисто условной, общепринятой характеристикой, не забывая о том, что для площади меньшей, чем квадрат картограммы выполнить обратный расчет некорректно. Например, если на листе картограммы площадью 80 км2 общее количество оврагов составляет 30 единиц и плотность соответственно 0,375 ед/км2, то, исходя из этой средней величины, нельзя рассчитывать количество оврагов для части данной территории, поскольку все 30 оврагов, как правило, рассредоточены по всей территории крайне неравномерно.

То же самое относится и к методу картодиаграмм. При этом как бы ни выбирались территориальные единицы – водосборные бассейны рек или территории с близкими природными характеристиками – все показатели овражности относятся только к их общей площади и не могут характеризовать какую-то её часть. Каждый из этих методов проведения границ имеет свои достоинства и недостатки.

Контуры водосборных бассейнов рек имеют то преимущество, что они могут быть четко выделены по топографической карте и в этом отношении претендуют на точность и надежность. В тех случаях, когда овражная эрозия исследуется как процесс, изменяющий протяженность современной овражной сети, расчленяющий водосборные бассейны рек, крупных балок и суходолов, не вызывает сомнений целесообразность выбора в качестве территориальных единиц для определения овражности территорий водосборных бассейнов более крупных эрозионных форм. Для каждого из них приводятся показатели овражности. Исследование процесса в контурах водосборов обеспечивает возможность определять влияние изменения величины расхода реки на состояние верхнего звена эрозионной сети бассейна, в частности, оврагов. В этих контурах может решаться и обратная задача – расчет влияния мероприятий на водосборе (накопление воды в прудах, воздержание на пашне, орошение, обводнение и т.п.) на режим водотоков разного порядка. С другой стороны, водосборная площадь любой реки, особенно крупной, выбранной в качестве территориальной единицы, представляет крайне пеструю картину условий развития овражной эрозии, на которую влияет как различия в природных параметрах, особенно морфометрии, так и антропогенное воздействие, что приводит к значительному осреднению результатов. Выделение территориальных единиц с близкими природными предпосылками оврагообразования и их объединение имеет ошибки субъективного произвольного проведения границ контуров.

Методом картодиаграмм составлялись карты густоты и плотности оврагов на всю территорию бывшего СССР с использованием средне и крупномасштабных карт. Составление таких карт по единой методике выполнено впервые и до настоящего времени является уникальным. Работы по составлению этих карт были начаты под руководством Б.Ф. Косова. В результате составлены варианты карт овражности, на которых учтены оврагов длиной свыше 150 м [Косов и др., 1970, 1973, 1978]. В последующем работы были продолжены, содержание карт расширено за счет данных об оврагах длиной от 70 до 150 м с карт масштаба 1:25000, т.е. основной массы типичных современных склоновых оврагов [Зорина и др., 1993].

Вся работа по составлению карт овражности включала 5 этапов.

Первый этап – по обзорно-топографической карте масштаба 1:300000 составлялась значковая карта распространения крупных эрозионных форм, длиной свыше 600 м, показанные на этой карте значком, переносились на географическую основу карты масштаба 1:2500000. Для этого была разработана легенда, включающая длину, ветвистость эрозионных форм и расстояние между ними.

Второй этап состоял в выделении ареалов распространения крупных эрозионных форм по частоте их размещения и преобладающей длине.

Выделение производилось по степени сгущения значков и длине оврагов.

Вся территория по распространению эрозионных форм была разделена на два крупных типа: к первому отнесена обширная территория страны, где овраги встречаются эпизодически и расстояние между ними составляет десятки и сотни километров, что не позволяет объединить их в ареалы. К таким территориям относятся Западная Сибирь, Средне-Сибирское плоскогорье и т.д. Второй тип включает территории, где овраги образуют сеть большей или меньшей густоты. К нему относится Среднерусская, Приволжская возвышенности, Заволжье, юго-западная часть Западной Сибири и т.д. Во втором типе территорий по относительной степени сгущения значков и преобладающей длине оврагов было выделено 8 типов ареалов меньшего ранга.

В ареалы объединяли группы эрозионных форм, состоящих не менее чем из трех значков. При оконтуривании ареалов оврагов учитывались естественные природные границы, главным образом, орографические и гидрографические, для чего использовались гипсометрические и геоморфологические карты.

Третий этап заключался в получении количественных характеристик густоты овражной сети (км/км2) и плотности оврагов (ед/км2) длиной более 150 м в пределах ареалов меньшего ранга, выделенных на 2-ом этапе.

Для определения этих параметров применялся ключевой метод. Ключевые участки для всех выделенных типов и подтипов территорий (2-ой этап), находящихся в различных географических условиях, выбирались с учетом геоморфологических, зональных и региональных особенностей, главным образом, с учетом плотности линейного эрозионного расчленения и преобладающей длины оврагов по карте ареалов. Площадь ключевых участков на карте масштаба 1:2500000 должна быть не менее 1 см2, так как предел расстояний между оврагами, объединяемыми в один ареал, был выбран равным 10 мм в масштабе карты. Всего было выбрано 1425 ключей. На ключевых участках по карте масштаба 1:100000 производились картометрические работы, при которых средняя густота овражной сети определялась по соотношению суммарной длины всех оврагов к площади "ключа", а средняя плотность – по отношению количества оврагов (по числу вершин) к той же площади.

Четвертый этап заключался в составлении карты густоты и плотности оврагов длиной от 150 м и более в масштабе 1:2500000 и проведение районирования по этим показателям [Косов, Константинова, 1973]. В основу выделения контуров различной густоты и плотности оврагов легли контуры ареалов, выделенных на 2-ом этапе.

Границы ареалов уточнялись по ключевым участкам, которые принимались за эталонные, и полученные данные распространялись на прилегающие площади, имеющие близкие природные условия и характеризующиеся, согласно карте распространения оврагов, аналогичной овражной расчлененностью. При проведении границ ареалов с той или иной густотой или плотностью использовались гипсометрические, почвенно-эрозионные карты и карты овражно-балочных систем отдельных регионов [Гужевая, 1948; Проничева, 1955; Миронова, 1971 и др.].

На пятом этапе содержание карт было дополнено характеристиками густоты и плотности оврагов длиной от 70 до 150 м. На этом этапе, с учетом выполненного районирования территории по густоте и плотности крупных оврагов, а также основных факторов оврагообразования, были выбраны ключевые участки. Показатели овражности для них определялись по топографическим картам масштаба 1:25000. Распределение "ключей" на исследуемой территории неравномерно. Наибольшее их количество приходится на центральную часть, ЕТ России где исключительно разнообразны условия, благоприятные для образования оврагов. Значительное количество ключей обработано также для северных районов ЕТР. Необходимость этого обусловлена прежде всего тем, что эти районы вплоть до 80-х годов ХХ века интенсивно осваивались в хозяйственном отношении, а овражная эрозия представляет собой значительную опасность из-за быстрого её развития при нарушении естественных условий. Всего было проанализировано более 1000 листов топографических карт общей площадью свыше 80 тыс. км2.

Расчет количества и протяженности оврагов длиной от 70 до 150 м осуществлялся в пределах выделенных "ключей" по следующей схеме: В каждом контуре овражность характеризовалась значением густоты и плотности оврагов. Густота овражной сети (, км/км2) определялась как произведение плотности (П, ед/км2) на среднюю длину оврага (l, км):

= Пl, км/км2 (2.1).

–  –  –

Средняя длина оврагов длиной более 150 м (l1) была определена для каждого ареала, исходя из полученных по карте густоты и плотности оврагов ( 1, П1 ). Неизвестными величинами являются средняя длина (l2) и плотность (П2) оврагов, длиной от 70 до 150 м и средняя длина всех оврагов (lср). Определение величин (l2 и lср) проводилось на ключевых участках по крупномасштабным топографическим картам (масштаб 1:25000). При определении средних длин всех оврагов на выбранных ключевых участках установлено, что она варьировала в пределах от 200 до 270 м.

Для определения средней длины оврагов (l2), не учтенных на картах овражности (1970-х гг.), были составлены и проанализированы гистограммы распределения количества оврагов разной длины по интервалам: 150м (табл.2.1).

Для территории Окско-Донской равнины это распределение оказалось довольно равномерным. Количество оврагов в принятых интервалах колеблется от 22 до 29% от их общего количества. При этом средняя длина оврагов близка к 100 м. На Среднерусской, Смоленско-Московской и Приволжской возвышенностях выявлен четкий максимум – 40-43% общего количества оврагов имеет длину 90-110 м. Средневзвешенная длина по этим регионам составляет 107, 108 и 109 м. В пределах Мелового Сырта это распределение достаточно равномерное при отсутствии коротких оврагов от 70 до 90 м. Это позволило принять для оврагов длиной менее 150 м среднюю длину равную 110 м.

–  –  –

Полученные характеристики распространялись на прилегающие площади, характеризующиеся сходной расчлененностью оврагами свыше 150 м (4 этап), близкими природными условиями, практически одинаковым типом землепользования и интенсивностью сельскохозяйственного освоения.

Для выбора шкал карт густоты и плотности были построены гистограммы, анализ которых позволил выбрать следующие ступени: для плотности, ед/км2: 1) 0,01; 2) 0,011-0,1; 3) 0,11-0,5; 4) 0,51-2,0; 5) 2,1-5,0; 6) 5,0; 7) – горные территории; для густоты, км/км2: 1) 0,01; 2) 0,011-0,02; 3) 0,021-0,1; 4) 0,11-0,5; 5) 0,51-1,3; 6) 1,3; 7) – горные территории. В результате были составлены карты густоты и плотности современных оврагов на всю территорию России в масштабе 1:8000000 и на территорию Европейской части России в масштабе 1:2500000 (рис. 2.2).

Рис. 2.2. Фрагмент карты современной густоты и плотности оврагов: густота овражной сети (км/км2): 1 – 0,011; 2 – 0,011-0,02; 3 – 0,021-0,1; 4 – 0,11-0,5; 5 – 0,51-1,3; 6 – 1,3; плотность оврагов (ед\км2): 1 – 0,011; 2 – 0,011-0,1;

3 – 0,11-0,5; 4 – 0,51-2,0; 5 – 2,1-5,0; 6 – 5,1.

Традиционный метод картограмм представляет особый способ изображения, применяемый для картографирования явлений в суммарных величинах или относительных показателях, приуроченных к сетке территориального деления [Салищев, 1982]. Он был выбран для картографирования густоты овражной сети (км/км2) и плотности оврагов (ед/км2) на территории юга Нечерноземной зоны (центр Среднерусской возвышенности и её восточные отроги, плоскоравнинные территории северной части ОкскоДонской равнины, Мещера). По методике Е.М. Николаевской [1966] была рассчитана площадь репрезентативного квадрата, не нарушающая соотношений между площадью водосбора и длинами склонов гидрографической сети на картографируемой территории. По графикам связи площадей квадратов и длин склонов речных долин и балок (рис. 2.3) было установлено, что при площади квадрата более 80 км2 величины длин склонов не зависят от площади квадрата, являясь функцией лишь густоты долинно-балочной сети. Исходя из этого была определена репрезентативная площадь квадратов картограмм размером 80-100 км2, что соответствует площади листа крупномасштабной топографической карты (1:25000), по которой проводились расчеты. При этом определялись суммарная густота и плотность овражной сети, а также густота и плотность отдельно береговых, склоновых и донных оврагов. Анализ крупномасштабных карт позволил получить основные характеристики привязки оврагов к разным звеньям эрозионной сети, дать характеристику склонов и типичных водосборных бассейнов оврагов, проанализировать влияние природных условий на густоту и плотность оврагов [Любимов, Прохорова, 1983; Прохорова, 1985].

Рис. 2.3. Соотношение между длиной склонов долинно-балочной сети и площадью квадрата картограммы. 1 – северная часть Окско-Донской равнины; 2 – восточные отроги Среднерусской возвышенности.

Кроме общепринятых показателей были предложены такие характеристики распространения оврагов, как частота удлинение. Первый из этих показателей представляет собой количество оврагов на единицу длины более крупной эрозионной формы (долины или балки), к которым привязаны устьевые участки склоновых овражных водосборов. Второй показатель характеризует удлинение эрозионной сети, приходящееся на овраги. Он определяется как частное от деления суммарной длины оврагов на исследуемом участке эрозионной сети на её протяженность, км/км. По показателям плотности, густоты, частоты, удлинения овражной сети составлялись картограммы на территорию Тульской, Орловской и Рязанской областей.

С использованием методов картограмм и картодиаграмм составлялись также карты природных факторов овражной эрозии: размываемости грунтов, глубин базисов эрозии рек, коэффициентов стока, густоты долинно-балочной сети.

Помимо карт густоты и плотности оврагов, данные для которых получены непосредственно с топографических карт, составлены карты по показателям овражности, отражающим результаты развития овражной эрозии (площадь оврагов в % к площади сельскохозяйственных угодий; слой овражной денудации и объем потерь гумусового почвенного горизонта; метрические характеристики склонов оврагов). Составлены также карты длин склонов эрозионной сети и зоны "непроявляющейся" линейной эрозии. Содержание этих карт, получено в результате расчетов параметров с привлечением данных натурных исследований, лабораторных экспериментов и топографических карт.

Карта потерь площадей сельскохозяйственных угодий за счет развития современной овражной сети была составлена в масштабе 1:1500000 на территорию России [Веретенникова и др., 1998]. Определение площади выполнялось в выделенных водосборных бассейнах рек 1го порядка(по карте масштаба 1:1500000) с привлечением данных о средней ширине и густоте оврагов разных типов в широком диапазоне природных условий. Данные о средней ширине оврагов получены по результатам измерений на топокартах, натурным обследованиям и литературным источникам. Данные по густоте оврагов брались с соответствующей карты. Для определения процента потерь земельных ресурсов использовалась зависимость:

F = 100 ( 1B1 + 2 B2 +.... i Bi ),%, (2.8) где: 1, 2, i – густота оврагов разных типов; В1, В2, Вi – соответственно их средняя ширина. Для определения градаций ступеней шкалы были построены гистограммы встречаемости различных значений показателя, анализ которых позволил выбрать следующие интервалы: 1) 0,01; 2) 0,011-0,1;

3) 0,11-0,5; 4) 0,51-1,0; 5) 1,1-1,5; 6) 1,51-2,0; 7) 2% (рис. 2.4).

Данные о потерях площади за счет развития оврагов позволяют сделать расчет потерь (практически безвозвратных) плодородного гумусового горизонта. Они определялись (Wг) как произведение площади оврагов в контуре на средний слой гумусового горизонта:

Wг = FS г F 100, м3, (2.9) где Wг – объем гумусового горизонта, м3; F – потери площади сельскохозяйственных угодий в результате развития овражной эрозии, Sг,%; – слой гумусового горизонта, см; F – площадь контура, км2.

Метод картограмм использовался для составления карты среднего слоя овражной денудации, который представляет собой объем оврагов, отнесенный к площади территории (мм). Суммарный объем оврагов на каждом из листов топографической карты определялся расчетным путем по региональным морфометрическим характеристикам оврагов разных типов.

Слой овражной денудации определялся как:

= 1S1 + 2 S 2 +... i Si, (2.10) где 1, 2, i – густота оврагов; S1,S2,Si – соответственно площадь поперечного сечения.

Методом картограмм составлялась карта зоны "непроявляющейся" линейной эрозии на территорию трех областей (Тульская, Орловская, Рязанская) юга Нечерноземья. Для её составления использовались расчетные характеристики средних длин склонов долинно-балочной сети и средние длины оврагов, рассчитанные по каждому из листов карты масштаба 1:25000. Разность между этими величинами являлась осредненной характеристикой зоны, свободной от развития овражной эрозии.

Рис. 2.4. Фрагмент карты потерь площадей сельскохозяйственных земель от развития овражной эрозии, %: 1 – 0,01; 2 – 0,011-0,1; 3 – 0.11-0,5;

4 – 0,51-1,0; 5 – 1,1-1,5; 6 – 1,51-2,0; 7 – 2,0; – лесные угодья.

Способ картодиаграмм, где в качестве территориальных единиц использовались контуры водосборных речных бассейнов, был применен для составления авторской карты "структуры эрозионной сети" по густоте расчленения, км/км2. Составление карты было также выполнено в несколько этапов. При этом использовались ранее составленные карты: Эрозионной опасности рельефа [Тимофеев, Былинская, 1987], густоты речной сети [Доманицкий и др., 1973], густоты овражного расчленения [Зорина и др., 1993].

Первый этап состоял в получении с карты, составленной в институте географии РАН, для каждого из выделенных водосборных бассейнов характеристики густоты эрозионного расчленения, включающей речную и балочно-суходольную сеть в следующих градациях, км/км2: 1) 0-0,2; 2) 0,21На втором этапе путем совмещения полученной карты с картой современной густоты овражной сети были получены данные о суммарной густоте эрозионного расчленения территории реками, балками, суходолами и оврагами и составлена соответствующая карта. Легенда этой карты включает 7 градаций густоты, по значениям которых выделены ареалы с густотой эрозионной сети, км/км2: 1) 0,1-0,2; 2) 0,21-0.40; 3) 0,41-0,6; 4) 0,61-0,9; 5) 0,91-1,5; 6) 1,51-2,5; 7) 2,51-3,5.

На третьем этапе в полученные контуры суммарной густоты эрозионной сети вводилась конкретная количественная характеристика густоты речной сети с карты А.П. Доманицкого [1973] и определялась её доля в общем расчленении территории. Густота речной сети в процентах от суммарной была представлена в 4 градациях, %: 1) 20; 2) 21-50; 3) 51-70; 4) 71В каждом контуре суммарной густоты эрозионной сети определялся процент, который занимают овраги и балочно-суходольная сеть. В результате выполненных расчетов определен диапазон возможных сочетаний балочно-суходольной и овражной сети (табл. 2.2) Таблица 2.2. Сочетания балочно-суходольной и овражной сети, %.

20 20 20 21-50 21-50 21-50 51-70 51-70 Балки 20 21-50 51-70 20 21-50 51-70 20 21-50 Овраги Анализ карт показал, что при различных градациях речной сети (4 градации) возможны различные сочетания густоты овражной и балочносуходольной сети. Так, при густоте речной сети, соответствующей двум первым градациям (до 50%), процент соотношения густоты балок и оврагов изменяется в диапазоне до 70%; при густоте речной сети, равной 50-70% (3я градация), он достигает 50%. При четвертой градации речной сети (71соотношение балок и оврагов варьирует от 0 до 30%.

Четвертый этап состоял в разработке легенды и составлении карты в масштабе 1:2500000. Суммарная густота по 7 градациям была дана в цветовой гамме, густота речной сети по 4 градациям – штриховкой. Восемь приведенных в таблице сочетаний овражной и балочно-суходольной сети на карте показаны значками. По карте в любом регионе можно определить показатель суммарной густоты эрозионной сети и процентное соотношение отдельных её звеньев (балок и суходолов, рек, оврагов), а также выявить тип эрозионного расчленения рельефа (рис. 2.5).

Рис. 2.5. Фрагмент карты структуры эрозионной сети (по показатель густоты, км/км2). А. Суммарная густота сети, км/км2: 1) 0,2; 2) 0,21-0.40;

3) 0,41-0,6; 4) 0,61-0,9; 5) 0,91-1,5; 6) 1,51-2,5; 7) 2,51-3,5. Б. Ареалы густоты речной сети, их номера: I 20; II 21-50; III 51-70; IV 71-100. В. Густота верхних звеньев эрозионной сети, % от суммарной.

Перечисленные карты дают представление о последствиях оврагообразования на территории. Все они относятся к типу карт, которые, в первую очередь, характеризует состояние территорий с точки зрения использования земель под распашку, строительство жилых, хозяйственных и промышленных зданий, прокладку дорог, трубопроводов и линий электропередач.

К особому типу относятся карты, характеризующие развитие овражной эрозии во времени. Количественной характеристикой интенсивности процесса является "модуль" овражного выноса, представляющий собой суммарный объем выносимого из оврагов грунта, отнесенный к единице площади и единице времени. Картографический анализ этого показателя позволяет при совместном рассмотрении с картой интенсивности склоновой эрозии оценить бассейновую составляющую в балансе наносов на водосборе, а также получить представление об объеме наносов, поступающих непосредственно из развивающихся оврагов в более крупные звенья эрозионной сети. Величина модуля овражных выносов ( ) рассчитывается как:

= П Vов S, м3/км2 год, (2.11) где П – плотность оврагов, ед/км2; Vов – средняя линейная скорость роста оврагов на территории, м/год; S – средняя площадь поперечного сечения оврага, м2. Карта модуля овражных выносов составлялась в контурах водосборных бассейнов рек первого порядка для карты масштаба 1:2500000. Для её составления была использована карта плотности оврагов, по которой в пределах водосборов было определено количество современных оврагов.

Расчет средних площадей поперечного сечения оврагов проводился по крупномасштабным топографическим картам для ключевых участков. В результате овраги в зависимости от морфометрических характеристик (средней ширины, глубины и площади поперечного сечения) были разбиты на следующие группы: 1) глубина – 2 м, ширина – 5 м, площадь поперечного сечения – 5 м2; 2) соответственно 2-8-8; 3) 2,5-10-12; 4) 3-12-18; 5)13-15и т.

д. Анализ средних скоростей линейного роста оврагов проводился по банку данных, собранных по материалам полевых исследований, стационарным наблюдениям и литературным источникам [Овражная эрозия, 1989; Овражная эрозия…, 1990; Рысин, 1998 и др.]. Карта, содержащая сведения о ежегодном выносе грунта из развивающихся оврагов на единицу площади контура, была составлена на территорию Европейской части России в соответствии со следующими градациями, м3/год км2: 1) минимальная – 0,1; 2) очень слабая – 0,11-1,0; 3) слабая – 1,1-5,0; 4) умеренная – 5,1-10,0; 5) средняя – 10,1-20,0; 6) выше средней – 20,1-50,0; 7) значительная – 50,1-75,0; 8) высокая – 75,1-100,0; 9) очень высокая – 100 (рис. 2.6).

Составленная карта овражных выносов характеризует пространственную неравномерность интенсивности овражной эрозии в зависимости от зональных и региональных особенностей территории.

Карта длин склонов получена с использованием данных о суммарной протяженности всех линейных форм: рек, суходолов, балок, лощин и оврагов. В результате расчетным путем были определены средние длины склонов эрозионной сети европейской части России и составлена карта в масштабе 1:2500000, ареалами которой были также контуры водосборных бассейнов рек 1-го порядка. Карта имеет 6 градаций средних длин склонов в диапазоне от 0,15 до 2,5 км и более. На рис. 2.7 а и б представлены фрагменты карт, характеризующих современные длины склонов эрозионной сети. Показатель средних длин склонов характеризует степень расчлененности территории, а также величину площадей склоновых водосборов, на которых линейная эрозия в настоящее время не развивается.

Рис. 2.6. Фрагмент карты интенсивности овражной эрозии. Модули выноса, м/год км2: 1 – 0,1; 2 – 0,11-11,0; 3 – 1,1-5,0; 4 – 5,1-10,0; 5 – 10,1-20,0; 6 – 20,1-50,0; 7 – 50,1-75,0; 8 – 75,1-100,0; 9 – 100.

Рис. 2.7. Фрагмент карты современных длин склонов эрозионной сети, км: 1 - 0,15; 2 - 0,16-0,30; 3 - 0,31-0,5; 4 - 0,51-0,8; 5 - 0,81-1,25; 6 - 1,26-2,5.

2.3. Составление карт потенциала овражной эрозии В содержание Одной из наиболее существенных задач использования картографического метода является отображение на картах параметров предельно возможного развития оврагов – потенциала овражной эрозии. В этом случае предпочтительным является способ картодиаграмм, территориальными единицами которых выбраны водосборы рек 1-го порядка. Последние определяются следующими соображениями: 1) необходимые для расчета "потенциала" данные о густоте долинно-балочной сети определяются в контурах водосборных бассейнов рек по одному из методов расчета количества и протяженности потоков разных порядков [Алексеевский, 1998]; 2) в пределах водосборных бассейнов может быть применен метод пересчета глубин базисов эрозии для водотоков разных порядков. т.е. представляется возможность определения одного из основных параметров, определяющих потенциал развития оврагов на территории; 3) контуры водосборных бассейнов, как ареалы для расчета потенциала овражности, целесообразно использовать еще и постольку, поскольку это позволяет, при необходимости, сделать некоторые уточнения, проводя надежную границу по реке между двумя частями водосбора – правым и левым берегами, условия развития оврагов на которых нередко существенно различаются.

Потенциал овражной эрозии определяется по густоте, плотности и площадям оврагов на территории водосборного бассейна. Для составления карт по этим показателям выполнен следующий комплекс картометрических и расчетных работ: 1 – выделение водосборных бассейнов рек 1-го порядка по гипсометрическим картам масштабов 1:2500000 и 1:1500000; 2 – составление карты глубин базисов эрозии в выделенных водосборах по методике Е.М. Николаевской [1966]; 3 – анализ карт "факторов" овражной эрозии в пределах каждого водосборного бассейна для получения характеристик природных предпосылок развития оврагов (глубины базисов эрозии, фильтрационной способности грунтов, сопротивляемости их размыву – размывающих скоростей, форме склонов долин речной сети, протяженности долинно-балочной сети); 4 – выполнение для возможных вариантов природных предпосылок на ключевых участках по картам масштаба 1:25000 расчета параметров "частоты" (С, ед/км) оврагов и доли оврагов в эрозионной сети за счет развития оврагов ( l, км/км), а также потерь площади на единицу протяженности долинно-балочно-суходольной сети ( f, км/км2).

Расчет проведен для крупных эрозионных форм нескольких порядков (балки и суходолы длиной 1,5, 3,0 и 5,0 км). Полученные характеристики использованы для расчета овражности в водосборных бассейнах, условия развития оврагов на которых характеризуются соответствующим комплексом природных факторов; 5 – определение для каждого из водосборных бассейнов рек, выделенных на картах, протяженности эрозионных форм всех порядков, начиная с балочно-суходольных длиной до 1,5-2,0 км. По этим данным определялась густота эрозионной сети, количественная характеристика которой сопоставлялась с данными карты института географии РАН [1987].

Коэффициент корреляции оказался достаточным для вывода о возможности расчетного определения густоты эрозионной сети. По ряду регионов, в частности для Севера, со специфической структурой эрозионной сети, отличной от характерной для большей части Русской равнины, в расчет были введены определенные коррективы. По полученным в пределах каждого из выделенных речных водосборов характеристикам был составлен авторский экземпляр карты густоты эрозионной сети; 6 – определение параметров, характеризующих потенциал густоты, плотности и площади овражной сети, как произведения удельных характеристик "С", " l", " f " на густоту эрозионной сети в каждом из выделенных на карте водосборных бассейнов рек;

7 – составление градаций потенциала плотности, ед/км2: 1) 0,01; 2) 0,011рис.

2.8); густоты, км/км2: 1) 0,01; 2) 0,011-0,02; 3) 0,021-0,1; 4) 0,11-0,5; 5) 0,51рис. 2.9); потерь площади оврагов на сельскохозяйственных землях, %: 1) 0,1; 2) 0,11-0,3; 3) 0,31-0,6; 4) 0,61-1,3;

5) 1,31-2,6; 6) 2,61-5,0; 7) 5,0 (рис. 2.10). В соответствии с этими градациями были составлены авторские карты потенциала овражной эрозии: для первых двух показателей – на территорию Европейской части России в масштабе 1:2500000; по потере площади сельхозугодий от возможного развития оврагов на всю территорию России – в масштабе 1:1500000.

Представляет интерес карта потенциала, где каждый контур охарактеризован показателями густоты и плотности. По ним составлена карта "устойчивости" земель к развитию овражной эрозии (рис. 2.11). Анализ данных этой карты позволил выделить регионы с разной устойчивостью по отношению к развитию овражной эрозии. Характеристика каждого из регионов дана в балловой оценке, где каждому из баллов соответствует определенное значение густоты и плотности. Максимальные значения потенциала овражности оцениваются минимальным баллом устойчивости, а территории с минимальной овражностью, такие как Карелия, Мещера, Прикаспийская низменность – максимальным баллом. Количественные характеристики густоты и плотности соответствующие баллам устойчивости, приведены в таблице 2.3.

–  –  –

Рис. 2.8. Фрагмент карты потенциала плотности оврагов, ед/км2: 1 – 0,01; 2 – 0,011-0,1; 3 – 0,11-0,5;

4 – 0,51-2,0; 5 – 2,1-5,0; 6 – 5,1-10,0; 7 – 10,1-15,0; 8 – 15,0.

Рис. 2.9. Фрагмент карты потенциала густоты овражного расчленения, км/км2: 1 – 0,01; 2 – 0,011-0,02;

3 – 0,021-0,1; 4 – 0,11-0,5; 5 – 0,51-1,1; 6 – 1,11-1,5; 7 – 1,51-3,0; 8 – 3,0,

–  –  –

Рис. 2.11. Фрагмент карты районирования Европейской части России по устойчивости территории к развитию овражной эрозии (в баллах): 1-6 – баллы устойчивости; 7 – горные территории.

Карты современной и потенциальной овражности позволяют дать оценку состояния территории по возможному продолжению процесса оврагообразования.

Так по разности современной и потенциальной плотности оврагов определяется количество оврагов, которые могут образоваться на территории. Разность между потенциальной и современной густотой овражной сети показывает возможное удлинение современной овражной сети вследствие развития новых форм, а также от увеличения длины существующих оврагов, не выработавших потенциал своей длины. Разность между потенциальной и современной площадью оврагов дает представление о возможных потерях площадей сельскохозяйственных угодий. Соответственно по полученным расчетным характеристикам были составлены следующие карты нереализованного потенциала: плотности оврагов, густоты овражной сети, потери площадей сельскохозяйственных земель, фрагменты которых представлены на рис.2.12, рис. 2.13, рис. 2.14.

Рис. 2.12. Фрагмент карты нереализованного потенциала плотности овражной сети, ед/гм2: 1 – 0; 2 – 0-0,5; 3 – 0,51-1,0; 4 – 1,1-3,0; 5 – 3,1-5,0; 6 – 5,1Об активности процесса оврагообразования на территории дает представление относительная величина современной (реализованной) овражности в процентах к потенциально возможной.

Рис. 2.13. Фрагмент карты нереализованного потенциала густоты овражной сети, км/км2: 1 – 0; 2 – 0-0,1;

3 – 0,11-0,5; 4 – 0,51-1,0; 5 – 1,1-1,5; 6 – 1,51-3,0; 7 – 3,0.

Рис. 2.14. Фрагмент карты нереализованного потенциала потерь площади сельскохозяйственных земель, %.

–  –  –

По этому показателю составлена карта степени реализации потенциала оврагообразования (по показателю густоты),%, фрагмент которой представлен на рис. 2.15. На слабо освоенных территориях с высоким потенциалом или в регионах, где по природным условиям овраги как эрозионная форма развиты слабо, современная овражность может быть очень близкой, а потенциал отличаться в несколько раз. На территории давнего развития земледелия современная овражность может быть очень большой, а нереализованный потенциал соответственно низкий, приближающийся к характеристикам территорий, где овраги отсутствуют по природным предпосылкам.

Рис. 2.15. Фрагмент карты степени реализации потенциала оврагообразования (по показателю густоты овражной сети), %: 1 – 70; 2 – 70-30;

3 – 30-10; 4 – 10-5; 5 – 5.

Составлена карта степени реализации потенциала по показателю потерь площади сельскохозяйственных земель (рис. 2.16).

По заданию Министерства чрезвычайных ситуаций (МЧС) была составлена карта "Опасность овражной эрозии" в масштабе 1:250000 (рис. 2.17). На карте штриховкой представлены 4 категории опасности, выделенные по сочетанию показателей современной овражности и её нереализованного потенциала: опасная, умеренно опасная, мало опасная и незначительно опасная. Показатели нереализованного потенциала (прогноз) изображены на карте значками.

Рис. 2.16. Фрагмент карты степени реализации потенциала потерь площадей сельскохозяйственных земель, %.

Количественные характеристики современной овражности определяются при совместном рассмотрении карты и прилагаемой к ней таблице 2.4. Помимо количественных показателей овражности, в таблице приводятся категории экологической напряженности (степень опасности) и характеристика негативных сторон её проявления.

–  –  –

0,5 0,5 0,5 0,11-1,0 Одним из показателей экологической напряженности на территории является также средняя длина склонов эрозионной сети, в частности, её изменений при возможном увеличении общей расчлененности рельефа. С этой целью составлена карта потенциальных длин склонов эрозионной сети.

Поскольку в основном её дальнейшее развитие осуществляется за счет роста современных и образования новых склоновых оврагов, размер предельно возможной суммарной густоты эрозионной сети определялся путем совмещения карты потенциальной густоты оврагов и карты густоты балочносуходольной и речной сети. В контурах полученной карты была рассчитана средняя потенциальная длина склонов и принята следующая шкала, км:

0,08-0,15: 0,16-0,3; 0,31-0,5; 0,51-0,8; 0,81-1,25; 1,26-2,5; 2,6-5,0 (рис. 2.18 а и б).

Рис. 2.17. Фрагмент карты экологического состояния территории России по фактору овражной эрозии.

Степень опасности овражной эрозии: 1 – незначительно опасная; 2 – мало опасная; 3 – умеренно опасная; 4 – опасная.

Прогноз плотности(ед/км2) и густоты (км/км2) овражной сети: 5 - 0,5 ед/км2; 0,1 км/км2; 6 - 0,5-3,0 ед/км2; 0,11-1,0 км/км2; 7 - 3,1-5,0 ед/км2; 1,1-11,5 км/км2; 8 - 5,1-10,0 ед/км2; 1,51-3,0 км/км2.

Эти материалы были использованы при составлении «Атласа природных и техногенных опасностей и рисков чрезвычайных ситуаций в Российской Федерации» под редакцией С.К. Шойгу (2005).

Таким образом, карты, отражающие различные проявления овражной эрозии, являются основой получения сведений о современной овражной сети, источником материалов для анализа особенностей развития этого процесса в разных регионах страны в широком диапазоне природных и антропогенных характеристик. Они позволяют получить комплексную оценку природных факторов, по которым дается перспектива оврагообразования на территориях в виде количественных параметров. Совместное рассмотрение карт современной и потенциально возможной овражности дает материал для оценки "негативного" влияния оврагообразования на экологическое Рис. 2.18. Фрагмент карты потенциальных длин склонов эрозионной сети, км: 1 – 0,15; 2 – 0,16-0,3; 3 – 0,31-0,5; 4 – 0,51-0,8; 5 – 0,81-1,25; 6 – 1,26- 2,5.

состояние регионов, а также для определения места разрушительных последствий оврагообразовательного процесса в ряду других неблагоприятных явлений, характеризующих экологическую напряженность территории.

В содержание



Pages:     | 1 ||

Похожие работы:

«Страноведение Европы Изучение стран Европы, преподавание связанных с этим дисциплин имеют в МГИМО давние и прочные традиции. У истоков стояли такие корифеи отечественной науки, как академики Е.В. Тарле и В.Г. Трухановский, профессора Ю.В. Борисов, Ф.И. Нотович, Г.Л. Розанов. В 1940–1960-х годах на базе кафедры всеобщей истории они заложили основы не только школы американистики, но и германо-, франкои англоведения. Эти школы зародились и развивались в общем русле исторического страноведения,...»

«АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ССР ИСТОРИЯ АЗЕРБАЙДЖАНА ПО ДОКУМЕНТАМ И ПУБЛИКАЦИЯМ Под редакцией академика З. М. Буниятова Баку — Элм — 1990 Тртиб едни Н. М. Влиханова Составитель Н. М. Велиханова Бурахылышын редактору. А. Новрузова Редактор выпуска 3. А. Новрузова История Азербаиджана по документам и публикациям. — Баку:Элм, 1990. 384 с. ISBN 5—8066—0269— Сборник подготовлен на основе публикаций журнала «Известия Академии наук Азербайджанской ССР (серия истории, философии и права)» за...»

«РОССИЯ 119 лет истории и 164 000 специалистов для процветания России!НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБЩАЯ характеристика ПОЛНОЕ НАИМЕНОВАНИЕ – Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский Томский политехнический университет» (ФГАОУ ВО НИ ТПУ). УЧРЕЖДЕН в 1896 году как Томский технологический институт (ТТИ) практических инженеров. Открыт в 1900 году как ТТИ Императора Николая II....»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2011. Вып. 3 (40). С. 7–16 УЧАСТИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ОТДЕЛА ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ДУХОВНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ В ПЕРЕГОВОРАХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ СТАРОКАТОЛИКОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ С Е. А. КОПЫЛОВА Данная статья посвящена главному аспекту деятельности Санкт-Петербургского отдела Общества любителей духовного просвещения – содействию диалога представителей Православной Церкви со старокатоликами на первом этапе переговоров. Появление...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИИ ГОСУДАРСТВЕННЫИ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа журналистики и массовых коммуникации Факультет журналистики Цзин Юи ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению «Международная жарналистика» Пресса китайской диаспоры в России Научныи руководитель — доц. А.Ю.Быков Кафедра Международнои журналистики Вх. Noот Секретарь ГАК_ Санкт-Петербург Содержание Введение Глава 1. Развитие прессы китаискои диаспоры: мировои опыт 1.1. История становления прессы китаискои диаспоры в странах мира....»

«аналиТические ценТры аТр УДК303.8 ЖурбейЕ.В. «Мозговыецентры»ивнешняяполитика АвстралийскогоСоюза:историявопроса «Thinktanks»andforeignpolicyoftheCommonwealthofAustralia:Background Статья посвящена истории возникновения института «мозговых центров» и их роли во внешнеполитическом процессе современного Австралийского Союза. Возрастающее влияние исследовательских центров, институтов в области внешней политики заставляют обратиться к общности и специфике «мозговых центров» Австралии и их...»

«ВСЕРОССИЙСКАЯ ОЛИМПИАДА ШКОЛЬНИКОВ ПО ИСТОРИИ 2015–2016 уч. г. МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ЭТАП 10 класс Методика оценивания выполнения олимпиадных заданий В заданиях 1–3 дайте один верный ответ. Ответ внесите в таблицу в бланке работы.1. Кто из указанных ниже князей НЕ входил в «триумвират Ярославичей»?1) Игорь Ярославич 3) Изяслав Ярославич 2) Всеволод Ярославич 4) Святослав Ярославич 2. В каком году произошло описанное ниже событие? «Исполнилось пророчество русского угодника, чудотворца Петра митрополита,...»

«УДК 72.03 (518) ББК НО (5-Р) Под общей редакцией С.В. Лаврука Автор-составитель И.Н. Папулова Ответственный редактор Б.С. Липин Фотографии из фондов Ленинского исторического музея, школьных музеев, Б.Липина, Р. Гортэ, C. Абраменко, А. Ивагина, В. Белова, Н. Музыченко, личных архивов жителей района.Общественная редколлегия: С.В. Лаврук, Ю.Т. Березюк, Т.Б. Исаева, А.П. Ивагин, В.М. Романова, В.А. Самков, Л.П. Фищук. Общественная редколлегия искренне признательна сотрудникам государственного...»

«Академия наук СССР Отделение литературы и языка М. К. АЗАДОВСКИЙ ИСТОРИЯ РУССКОЙ ФОЛЬКЛОРИСТИКИ том II ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР Москва — 1963 ТЕКСТ ПОДГОТОВЛЕН К ПЕЧАТИ Л. В. АЗАДОВСКОЙ. ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ Э. В. ПОМЕРАНЦЕВОЙ. ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 1. Фольклорные изучения в 40—50 годах XIX века Глава 2. Русская мифологическая школа. Буслаев, Афанасьев. 47 Глава 3. Вопросы фольклора в общественно-идейной борьбе 60-х годов XIX в. и...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 11 по 28 января 2013 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге http://www.ksu.ru/zgate/cgi/zgate?Init+ksu.xml,simple.xsl+rus Содержание...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права e-mail: ilyinazina@yandex.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании...»

«Знаменский П.В. История Русской Церкви Профессор П.В. Знаменский как историк Русской Церкви Профессор Петр Васильевич Знаменский бесспорно принадлежит к числу выдающихся представителей российской церковно-исторической науки 2-й половины ХIХ, начала ХХ столетий. Он прожил долгую и плодотворную жизнь, хотя в его биографии мы не встречаем особенного разнообразия жизненных обстоятельств, передвижений, водоворота событий. П.В. Знаменский родился 27 марта 1836 г. в Нижнем Новгороде, в семье диакона....»

«РОССИЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД ОТЧЁТ «ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО НАУЧНОГО ФОНДА в 2011 году» Москва СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Общая характеристика деятельности РГНФ в 2011 г. 1.1. Виды конкурсов, заявки на конкурсы 1.2. Экспертная система 1.3. Проекты и научные направления 1.4. Целевые междисциплинарные конкурсы РГНФ 2011 г 2. Выполнение решений Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям 3. Наиболее значимые научные проекты и мероприятия, поддержанные РГНФ в...»

«Ю.А. Борисёнок ДИНАМИКА ТРАНСФОРМАЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОЦЕССОВ НА БЕЛОРУССКИХ ЗЕМЛЯХ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ в.: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ИСТОРИОГРАФИИ Трансформация в условиях взаимодействия традиций Запада и Востока наложила отпечаток на развитие материальной и духовной культуры, менталитета и традиций населения белорусских земель в первой половине ХХ в., в эпоху начала процесса институализации белорусской нации. При этом формирование белорусской нации и развитие белорусской культуры были в...»

«УДК 337 ПРЕСТИЖ ИНЖЕНЕРНЫХ И РАБОЧИХ ПРОФЕССИЙ В СОЗНАНИИ УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЕЖИ КРУПНОГО ИНДУСТРИАЛЬНОГО ГОРОДА (НА МАТЕРИАЛАХ г. НАБЕРЕЖНЫЕ ЧЕЛНЫ) THE PRESTIGE OF ENGINEERING AND LABOURER TRADES IN THE MINDS OF A LARGE INDUSTRIAL CITY STUDENTS (ON NABEREZHNYE CHELNY MATERIALS) КАЮМОВ А.Т., д-р филос. наук, профессор кафедры юридических дисциплин, Набережночелнинский филиал Университета управления «ТИСБИ» E-mail: atkayum@gmail.com КАНИКОВ Ф.К., ст. преподаватель кафедры истории и...»

«УДК 327(430:47+57)“1991/2005” ББК 63.3(4Гем)64Ф91 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Рецензенты: доктор исторических наук, профессор, академик НАН Беларуси М. П. Костюк; доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН Беларуси В. А. Бобков Фрольцов, В. В. Постсоветские государства во внешней политике ФРГ (1991– Ф91 2005) / В. В. Фрольцов. – Минск : БГУ, 2013. – 431 c. ISBN 978-985-518-811-8. Рассмотрены основные...»

«АРХЕОЛОГИЯ ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ СТЕПИ Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского АРХЕОЛОГИЯ ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ СТЕПИ Межвузовский сборник научных трудов Выпуск 9 Саратов, СТАТЬИ УДК 902 (470.4/.5)| 631/653|(082) ББК 63.4 (235.5) я43 А 87 А87 Археология Восточно-Европейской степи: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. доц. В.А. Лопатина – Саратов.: Изд-во Саратовского государственного университета, 2012. Вып. 9. – 204 с. ISSN 2305-3437 Кафедра историографии, региональной истории...»

«Публичный доклад директора ГБОУ «Татарстанский кадетский корпус Приволжского федерального округа им. Героя Советского Союза Гани Сафиуллина» Многоуважаемые коллеги, родители, стратегические партнеры и друзья кадетского корпуса! Предлагаем Вашему вниманию публичный информационный доклад, в котором представлены результаты деятельности окружного учебного учреждения за 2014-2015 учебный год. Татарстанский кадетский корпус создан на базе кадетской школы-интерната в соответствии с постановлением...»

«Всемирный саммит по информационному обществу 10—12 декабря 2003 г. впервые в истории руководители большинства стран мира собрались в Женеве для обсуждения глобальных проблем информационного общества. В книгу включены основные документы, принятые на Всемирном Саммите по информационному обществу, а также разработанные в процессе его подготовки. Документы отражают самое современное видение основных гуманитарных проблем информационного общества — в философских, социально-политических,...»

«Лев Гумилев Этногенез и биосфера Земли Лев Николаевич Гумилёв Знаменитый тракат «Этногенез и биосфера Земли» – основополагающий труд выдающегося отечественного историка, географа и философа Льва Николаевича Гумилева, посвященный проблеме возникновения и взаимоотношений этносов на Земле. Исследуя динамику движения народов, в поисках своей исторической идентичности вступающих в конфликты с окружающей средой, Гумилев собрал и обработал огромное количество...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.