WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 32 |

«ИМЭМО портрет на фоне эпохи Москва УДК 001.89 061.6 ББК 72.4(2) Ч 48 Издание осуществлено при финансовой поддержке АНДРЕЯ ЕВГЕНЬЕВИЧА БУГРОВА Черкасов П. П. ИМЭМО. Портрет на фоне эпохи ...»

-- [ Страница 25 ] --

Тесное сотрудничество ИМЭМО с экономистами и международниками го сударств социалистического блока осуществлялось и по другим направлениям в изучении мирового хозяйства и мировой политики.

Принципиально важное значение в условиях продолжавшейся холодной вой ны имело налаживание и развитие контактов ИМЭМО с аналогичными ему за падными научно исследовательскими центрами, часть из которых имела тесные связи с правительствами своих стран. Для советской стороны эти контакты были ценным источником информации о настроениях и существующих подходах на Западе к отношениям с СССР и к решению тех или иных международных про блем. Научные контакты оказывали также определенную помощь советской дипломатии, действовавшей в формальных, зачастую слишком узких, рамках.

По тем же самым соображениям, связи с ИМЭМО представляли очевидный интерес для его западных партнеров. Лорд Роупер, проработавший долгое время в Королевском институте международных отношений Великобритании («Чатам Хаус»), на вопрос о том, почему англичане в середине 70 х годов избрали своим партнером именно ИМЭМО, ответил: «Прежде всего, потому что ИМЭМО был самым авторитетным советским аналогом британского «Чатам Хаус». К тому же, мы знали, что ИМЭМО тесно связан с правительственными сферами, в ча стности с Центральным Комитетом и с Министерством иностранных дел СССР. Мы знали также, что ИМЭМО не привержен жесткой линии, что там серьезно размышляют над интересующими нас всех вопросами»1.

Первый контакт между ИМЭМО и «Чатам Хаус» имел место еще в 1958 г., когда в Лондоне побывал А.А. Арзуманян, посетивший также Лондонский ин ститут стратегических исследований. Но вплоть до 1975 г. британские связи ИМЭМО носили эпизодический характер, когда в Англию направлялись от дельные исследователи с индивидуальными научными проектами.

Все изменилось после официального визита в СССР в феврале 1975 г. пре мьер министра Великобритании Г. Вильсона и министра иностранных дел Дж. Каллагэна, когда, среди прочего, был подписан протокол об организации регулярных встреч «за круглым столом» представителей общественности 1 Запись беседы В.Г. Барановского и П.П. Черкасова с лордом Джоном Роупером, состояв шейся во время встречи в Москве в феврале 2003 г.

440 Глава 8 двух стран. От английской стороны ответственным за проведение этих встреч был назначен Королевский институт международных отношений, а от советской стороны — ИМЭМО. Уже в октябре того же года в Лондоне про шло первое заседание советско британского «круглого стола». Сопредседате лями этого заседания были академик Н.Н. Иноземцев и видный британский дипломат сэр Хэмфри Тревельян, бывший посол Великобритании в Москве (1962–1965 гг.).

На следующий год заседания «круглого стола» проходили в Лондоне. Анг лийскую делегацию возглавлял директор «Чатам Хаус» Эндрю Шенфилд, со ветскую — Н.Н. Иноземцев. В дальнейшем такого рода заседания, на которых обсуждались наиболее актуальные проблемы международных и двусторон них (советско британских) отношений, созывались поочередно в обеих сто лицах.

С советской стороны, помимо ведущих сотрудников ИМЭМО, а также Ин ститута США и Канады, в них принимали участие представители Междуна родного отдела ЦК КПСС, МИД и Министерства обороны СССР. Практика «круглых столов» продолжалась и на протяжении 80 х годов. Она способство вала установлению большего доверия и лучшего взаимопонимания между на учно политическими элитами двух стран. Это было тем более важно, что очень долго между СССР и Западом вообще не существовало никаких контактов, кроме формально официальных.

Англичане, как и другие западные партнеры ИМЭМО, прекрасно понима ли, что их советские коллеги обязаны пропагандировать внешнеполитические установки и инициативы партийно государственного руководства СССР.

Пропагандистский элемент неизменно присутствовал в выступлениях совет ских участников «круглых столов», но это не отпугивало их западных партне ров. Для последних было важно прежде всего установить неформальные пути и средства общения, найти общий язык с представителями советской интел лектуальной элиты, обрести взаимное понимание в подходах к важнейшим проблемам современного мира.

Лорд Роупер вспоминает, что такое взаимопонимание возникло не сразу.

Первый советско британский «круглый стол» в октябре 1975 г. прошел доста точно формально. Ощущалась взаимная настороженность и даже некоторое недоверие. Однако на последующих встречах «лед недоверия» был растоп лен, и между советскими и британскими собеседниками начался содержа тельный и полезный для обеих сторон профессиональный диалог.

Лорд Роу пер вспоминает, что разъяснения и комментарии советских коллег, даже при наличии в них очевидной пропагандистской нагрузки, тем не менее, помо гали лучшему пониманию внешней политики СССР. Одновременно, как полагали англичане, и у их московских партнеров формировалось более адек ватное представление о политике Запада. Оставалось надеяться, что эти бо лее объективные оценки будут доведены Иноземцевым и его коллегами из ИМЭМО до сведения высшего советского руководства. Главный же смысл этих встреч «за круглым столом» для английской стороны, по мнению Джона Роупера, заключался в попытках «установления диалога с элементами граж «Золотой век» в формате застоя (ИМЭМО в 70 е годы) 441 данского общества» в Советском Союзе. Эти попытки он считает в целом успешными1.

Подход к сотрудничеству, присущий британскому «Чатам Хаус», был ха рактерен и для других западных партнеров ИМЭМО.

Отношения тесного сотрудничества с начала 70 х годов ИМЭМО поддер живал с влиятельным Германским обществом внешней политики, руководи тель которого (профессор Карл Карстенс) в мае 1979 г. был избран президен том ФРГ. На протяжении двух десятилетий между ИМЭМО и боннским научным центром, который после Карстенса долгое время возглавлял профес сор Карл Кайзер, регулярно проходили заседания «за круглым столом», анало гичные советско британским2.

Не менее интенсивные связи ИМЭМО установил с научными центрами Франции — Национальным фондом политических наук, Центром исследова ний международных отношений3, Институтом стратегических исследований4 и близким к МИД Французским институтом международных отношений (ИФРИ). С последним была налажена практика регулярных обсуждений различ ных международных проблем. Французскую делегацию на встречах с предста вителями ИМЭМО обычно возглавлял директор ИФРИ Тьерри де Монбриаль.

В 70 е годы в ИМЭМО приезжала ведущий французский советолог и исто рик русист профессор Элен Каррер д’Анкосс5. В 90 е годы она будет избрана во Французскую академию, а затем станет ее Постоянным секретарем, т.е.

пожизненным главой.

1 Запись беседы В.Г. Барановского и П.П. Черкасова с лордом Джоном Роупером, состояв шейся во время встречи в Москве в феврале 2003 г.

2 От германской стороны в этих регулярных встречах, наряду с учеными международниками, принимали участие видные политические и военные деятели, в частности генерал фон Кильман зег, бывший главнокомандующий войсками НАТО в Центральной Европе.

3 Руководитель этого Центра профессор Ги Мериа неоднократно бывал в ИМЭМО. Однажды вместо него делегацию французских международников возглавлял Жан Лалуа, видный дипло мат, директор департамента МИД Франции.

4 Директор этого института генерал Боффр в 1971 г. выступил в ИМЭМО с лекцией по между народным стратегическим проблемам. В 1956 г., в период Суэцкого кризиса, генерал Боффр ко мандовал франко английским экспедиционным корпусом в районе Порт Саида.

5 Профессиональный интерес Элен Каррер д'Анкосс к России в значительной степени вызван ее российскими корнями. Среди ее русских предков — графы Панины, Орловы и Палены. В 1979 г. советские власти внесли профессора Э. Каррер д'Анкосс в «черные списки» и закрыли ей въезд в СССР. Причиной послужила ее ставшая знаменитой, книга «Рух нувшая империя», где предрекался распад СССР, который, по мнению французского автора, дол жен был начаться с возрождения ислама и выхода из Советского Союза среднеазиатских респуб лик. См.: Carre`re d' Encausse. Hele`ne. L'Empire eclate. Paris. 1978. Запрет на въезд Элен Каррер д'Анкосс в Россию будет снят лишь после крушения советского режима. В 2003 г. Постоянный се кретарь Французской академии Элен Каррер д'Анкосс была избрана иностранным членом Рос сийской академии наук в знак признания ее весомого вклада в изучение истории России XVIII–XX веков.

442 Глава 8 В ИМЭМО принимают делегацию Германского общества внешней политики (ФРГ)

–  –  –

С началом процесса разрядки и улучшения советско американских отноше ний у ИМЭМО появилась возможность установления контактов с ведущими на учными центрами США. Особое место среди них занимал Стэнфордский иссле довательский институт (SRY), проявивший инициативу в налаживании связей с ИМЭМО и ИСКАНом. В то время все контакты такого рода должны были предварительно санкционироваться в Инстанции, т.е. в Политбюро ЦК КПСС.

«Золотой век» в формате застоя (ИМЭМО в 70 е годы) 443 2 октября 1972 г. директор ИМЭМО Н.Н. Иноземцев и директор Института США АН СССР Г.А. Арбатов обратились в ЦК с письмом, в котором, в част ности, говорилось:

«Стэнфордский исследовательский институт, являющийся одной из са мых крупных научно исследовательских организаций США, тесно связан ных с нынешней администрацией, обратился с предложением провести со ветско американский симпозиум для обсуждения перспектив возможных сфер сотрудничества в советско американских отношениях, а также ряда других политических, экономических и стратегических международных проблем. С американской стороны в работе симпозиума должен также при нять участие Брукингский институт (Вашингтон), который является весь ма авторитетным научно исследовательским центром по вопросам эконо мики, внешней политики и международных отношений, обслуживающим руководящие политические круги США. … Руководство Стэнфордского института считает, что в дальнейшем может быть рассмотрен вопрос о пе реводе этих встреч на более или менее постоянную основу.

Представляется, что проведение указанных встреч дало бы возмож ность выяснить взгляды авторитетных американских специалистов по ак туальным международным проблемам и перспективам развития советско американских отношений. Это представляло бы тем больший интерес, что и Стэнфордский и Брукингский институты близки к правительственным кругам США и знакомство с их исследованиями позволит составить более ясное представление о позициях Вашингтона по проблемам, еще находя щимся в стадии проработки и подготовки. На таких встречах, учитывая уровень представительства с американской стороны, можно было бы зон дировать в предварительном порядке вопросы, представляющие интерес для нашей политики. Одновременно такие встречи могли бы быть исполь зованы для того, чтобы привлечь внимание влиятельной части американ ских ученых международников к различным аспектам нашей позиции по целому ряду международных вопросов. Просим рассмотреть»1.

Инициатива Иноземцева и Арбатова была поддержана в Международном отделе и в отделе науки ЦК, после чего получила «высочайшую» санкцию Политбюро. «Стэнфордский проект» был включен в План научного сотрудни чества АН СССР с Национальной академией наук (НАН) США.

Начиная с 1973 г., ИМЭМО, ИСКАН и Стэнфордский исследовательский институт наладили плодотворное сотрудничество, которое было прервано аме риканской стороной в результате советской военной интервенции в Афганис тан в декабре 1979 года г. и ссылкой академика А.Д. Сахарова в г. Горький.

Стараниями Иноземцева и Арбатова, поддержанных руководством Акаде мии наук СССР, это сотрудничество было возобновлено. Уже в августе 1980 г.

секретарь НАН США по иностранным делам Т. Мэлоун прислан на имя Глав

–  –  –

ного ученого секретаря АН СССР академика Г.К. Скрябина телекс следующе го содержания:

«Готов начать переговоры по новому межакадемическому соглашению, на которые секретарь по иностранным делам был уполномочен вчера ре шением Совета НАН. Готов приступить к ним в Амстердаме. Полагаю, был бы очень желательным приезд на Пагуошскую встречу Иноземцева или Быкова для неофициальных дискуссий с профессором Гольдбергером, председателем Комитета НАН по вооружениям. Был бы признателен, если бы мне телеграфировали, по возможности, имена других участников»1.

В резолюции Совета НАН США, принятой по этому поводу и переданной в Президиум АН СССР, подчеркивалось:

«Центральной проблемой для обеих наших стран является контроль над вооружениями и разоружение. Поэтому, независимо от изложенного выше, Совет будет упорно работать для того, чтобы ученые США и СССР смогли обсудить на своих встречах все технические аспекты этой проблемы»2.

Межакадемическое сотрудничество между СССР и США было возобновлено.

Возобновились и регулярные встречи между делегациями ИМЭМО и Стэнфорд ского института. Сотрудничество ИМЭМО со Стэнфордским институтом имело большое значение для обеих сторон и потому, что это были уникальные и автори тетные научные учреждения, и в силу их тесных связей с высшим руководством своих стран, в адрес которого направлялась информация «из первых рук».

Из воспоминаний постоянного участника этих встреч академика Е.М. При макова:

«… Не обходилось без казусов. Так, на нашей встрече в Вашингтоне (другие проходили и в Москве, и в Калифорнии) представители Пентагона чуть ли не зааплодировали профессору (впоследствии он заслуженно был избран действительным членом АН СССР) Револьду Михайловичу Энтову, который «разложил по полочкам» и доказал порочность и абсолютную непригодность методики подсчета советского военного бюджета, предло женную специалистами из Эс эр ай (Стэнфордского института. — П.Ч.).

Оказалось, что за эту методику военное ведомство США заплатило инсти туту кругленькую сумму, — как было не порадоваться военным, когда «уче ные шпаки», получив деньги и, наверное, не раз подчеркнув при этом свою значимость, оказались нокаутированными»3.

–  –  –

Ученые ИМЭМО принимали самое активное участие в деятельности раз личных международных общественных форумов, где, среди прочего, обсуж дались проблемы разоружения и сокращения вооружений.

Из воспоминаний Е.М. Примакова:

«Сопоставление методик подсчетов военных бюджетов подводило к нача лу сокращения вооружений. Большую роль в этом сыграли два движения — Па гуошское и советско американские Дартмутские встречи. Первое объединяло ученых различных стран, в основном естественников. Особое место в нем за нимали физики, в том числе выдающиеся. Много сил отдали этому движению с нашей стороны академики А.В. Топчиев, М.Д. Миллионщиков, Н.Н. Семенов, М.А. Марков, В.И. Гольданский, В.С. Емельянов. В недрах Пагуошского движе ния формировались общие идеи о смертельной опасности для всего человече ства использования ядерного оружия. Участники движения провели расчеты, осуществили моделирование, доказав, что в случае ядерной войны в мире на ступит «ядерная зима» — резкое понижение температуры, при котором нет шансов выжить не только людям, но и всему живому.

Немало сделали участники движения для того, чтобы запретить ядер ные испытания в атмосфере, приблизиться к мораторию на испытания ядерного оружия во всех сферах.

Что касается Дартмутских встреч, то они регулярно проводились для того, чтобы обговаривать и сближать подходы двух супердержав по во просам сокращения вооружений, поисков выхода из различных междуна родных конфликтов, создания условий для экономического сотрудничест ва. Особую роль в организации таких встреч играли два института — ИМЭМО и ИСКАН с нашей стороны, у американцев — группа политоло гов, отставных руководящих деятелей из госдепартамента, Пентагона, администрации, ЦРУ, действующих банкиров, бизнесменов. Долгое время американскую группу возглавлял Дэвид Рокфеллер, с которым у меня сложились очень теплые отношения. У нас — сначала Н.Н. Иноземцев, а затем Г.А. Арбатов. Активно участвовали в Дартмутских встречах В.В. Журкин, М.А. Мильштейн, Г.И. Морозов. Я вместе с моим партнером Г. Сондерсом — бывшим заместителем госсекретаря США были сопредсе дателями рабочей группы по конфликтным ситуациям. Нужно сказать, что мы значительно продвинулись в выработке мер нормализации обста новки на Ближнем Востоке. Естественно, что все разработки обе сторо ны докладывали на самый «верх»1.

ИМЭМО активно развивал контакты не только на «западном», но и на «восточном» направленияхи.

и во втором главке, например В.К. Бояров, к которому я обратился, и он в конце концов решил во прос. Помогал нам в этом плане и заместитель начальника Управления КГБ по Москве В.И. Новиц кий» // Там же.

1 Примаков Евгений. Указ. соч. С. 38–39.

446 Глава 8

Из воспоминаний Е.М. Примакова:

«Большой смысл приобрели встречи (организатор с нашей стороны ИМЭМО) с Японским Советом по вопросам безопасности («Ампокен»).

В первой половине 70 х годов по предложению бессменного инициатора та ких встреч Суэцугу мы с Журкиным были в Токио и договорились о периодич ности, составе группы и содержании диалога. Активно, помимо Суэцугу, в нем участвовали с японской стороны профессора Иноки, Саэки и многие другие, пользовавшиеся большим авторитетом в стране, но, может быть, еще важнее — влиятельнейшие фигуры (как и весь «Ампокен» в целом) в пра вящей Либерально демократической партии.

Вначале такие ежегодные «круглые столы» напоминали, скорее, разговор глу хих. Каждая сторона высказывалась о важности развития отношений между СССР и Японией, но в то же время наши японские коллеги не переставая тверди ли, что это невозможно без решения вопроса о «северных территориях», а мы с не меньшим упорством отвечали, что такой проблемы не существует.

Но постепенно «лед трогался». Сказывалось, несомненно, и уважитель ное отношение друг к другу. … Мне представляется, что именно наши встречи заложили основу про движению в отношениях между двумя странами. Ведь дело не ограничива лось академическими по своему характеру презентациями их участников.

Суэцугу делал все, чтобы вывести меня и других на самых крупных полити ческих руководителей Японии. Одним из них был бывший премьер министр, один из влиятельнейших политиков, Накасонэ...»1.

С конца 70 х годов у ИМЭМО начали устанавливаться научные контакты с Южной Кореей, в определенном смысле подготовившие почву для после дующего налаживания экономических контактов и установления диплома тических отношений между СССР и Республикой Корея. Впоследствии — в 90 е годы — южнокорейские аспиранты станут самой многочисленной иностранной «диаспорой» в аспирантуре ИМЭМО, где они успешно будут защищать диссертации, в том числе и по современной российской пробле матике.

Уже к середине 70 х годов ИМЭМО поддерживал рабочие связи с пятью международными организациями (ЮНИТАР, ЮНИДО, ЮНКТАД, Междуна родная экономическая ассоциация, Международный институт мира в Вене), с 71 национальной организацией в странах Запада2 и с 18 научными центрами социалистических стран.

1 Примаков Евгений. Указ соч. С. 40–41.

2 Наиболее крупные из них: Королевский институт международных отношений и Лондонский институт стратегических исследований (Великобритания), Австралийский национальный универси тет, Королевский институт международных отношений (Бельгия), Институт международных отно шений Италии, Индийская экономическая ассоциация, Национальный фонд политических наук, Центр исследований международных отношений и Институт стратегических исследований (Фран «Золотой век» в формате застоя (ИМЭМО в 70 е годы) 447 За период 1970—1975 гг. сотрудники ИМЭМО 752 раза выезжали в зару бежные научные командировки, в том числе: 422 раза — в страны Запада и Третьего мира и 330 — в социалистические страны. Из этого числа поездок 484 были оформлены по линии АН СССР, остальные — по линии ЦК КПСС, МИД СССР, ГКНТ и советских общественных организаций. За этот же период времени (1970–1975) ИМЭМО посетили 1590 иностранных ученых1, полити ческих и общественных деятелей, дипломатов2. Послы иностранных госу дарств в Москве считали своим долгом посещать Институт, встречаться с его руководством, а нередко и выступать перед его сотрудниками.

В 1976–1981 гг. ИМЭМО поддерживал отношения уже со 150 научными центрами социалистических, капиталистических и развивающихся стран3. За этот период в Институте были приняты 2293 иностранных гостя. Общее число загранкомандировок сотрудников ИМЭМО в эти годы составило 955 (более половины из них — в страны Запада)4.

Развитию международных связей и укреплению авторитета ИМЭМО за рубежом способствовало введение в штат посольств СССР в ведущих странах Запада представителей Института (точнее — корреспондентов журнала «Ми ровая экономика и международные отношения»).

Инициатива в этом принадлежала академику Н.Н. Иноземцеву, который 12 августа 1974 г. обратился с соответствующим письмом в ЦК КПСС.

«Считали бы целесообразным, — писал Иноземцев, — ввести с 1 янва ря 1975 года в штаты некоторых совпосольств за рубежом ряд должностей в ранге 1 го или 2 го секретарей с тем, чтобы они были заняты сотрудни ками Института в целях сбора информации по текущему и перспектив ция), Финский институт международных отношений, Международный институт исследований проблем мира — СИПРИ (Стокгольм), Женевский институт высших международных исследований, Германское общество внешней политики в Бонне, Гамбургский институт политики и экономики, Международная организация по исследованиям и научному обмену –АЙРЕКС (США), Американ ский Совет научных обществ, Стэнфордский исследовательский институт, Гарвардский универси тет, Пенсильванский университет, Американская ассоциация экономических исследований в сель ском хозяйстве, Национальное бюро экономических исследований (США), Совет по проблемам национальной безопасности, Институт международных отношений в Токио, Ассоциация японских экономистов марксистов, Токийский университет, Университет Киото (Япония) и др.

1 Интересные воспоминания о встречах с крупными американскими учеными экономистами, бывавшими в ИМЭМО, оставил ветеран Института, доктор экономических наук А.В. Аникин. См.

его книгу: Аникин А.В. Люди науки. Встречи с выдающимися экономистами. М., 1995.

2 Сотрудничество ИМЭМО с институтами и научными центрами капиталистических стран;

Научные центры социалистических стран, с которыми ИМЭМО поддерживает наиболее тесные контакты; Выезды сотрудников ИМЭМО за границу за 1970–1975 гг.; Сведения о приеме иностранных ученых в ИМЭМО АН СССР за 1970–1975 гг. // Архив ИМЭМО РАН.

3О работе Института мировой экономики и международных отношений АН СССР и положе нии с кадрами. Справка от 13 мая 1982 г. // Архив ИМЭМО РАН.

4 Подсчитано по ежегодным отчетам о работе ИМЭМО АН СССР за 1976–1981 гг. // Там же.

448 Глава 8 ному состоянию экономики и политики соответствующих стран, обес печения связей с научно исследовательскими центрами, различными по литическими и общественными деятелями и организациями, а также для направления в Институт необходимой литературы и других материалов.

Такие должности общим количеством 6 единиц мы просили бы создать в совпосольствах в США, Англии, Франции, ФРГ, Японии и КНР.

Практика подобной работы сотрудников научно исследовательских институтов в штатах посольств имеется (например, в Институте США Академии наук СССР и Научно исследовательском конъюнктурном ин ституте МВТ СССР) и полностью себя оправдала. Просим рассмотреть»1.

Иноземцева в ЦК поддержали, хотя заявленный им перечень был там скор ректирован2. В скором времени в Лондон, Париж, Бонн и Токио отправились представители ИМЭМО, получившие должности первых секретарей совет ских посольств в Англии, Франции, ФРГ и Японии.

Надо сказать, что в ряде случаев к посланцам ИМЭМО первоначально отнеслись настороженно, причем, не только компетентные службы соответ ствующих государств, но и коллегии по посольству. И те, и другие, видимо, предполагали в новоиспеченных дипломатах корреспондентах журнала «МЭ и МО» «засланных казачков» или в лучшем случае «совместителей» по линии КГБ. Постепенно недоверие исчезло, когда стало ясно, что эти люди действительно представляют только ИМЭМО. В журнале «МЭ и МО» регу лярно появлялись их статьи, обзоры и рецензии. Именно на них были воз ложены обязанности по организации двусторонних коллоквиумов, симпо зиумов и «круглых столов» с участием сотрудников ИМЭМО. Они же пополняли институтскую библиотеку книжно журнальными новинками из стран пребывания. В целом работа «резидентов ИМЭМО» была очень пло дотворной и полезной для Института.

*** Можно с полным основанием утверждать, что в 70 е годы ИМЭМО пере живал свой «золотой век». Институт по праву считался ведущим советским «мозговым центром» в области мировой экономики и политики. Он вел ак тивную и широкую исследовательскую и просветительскую работу. Только за период 1976–1980 гг. ИМЭМО выпустил 164 коллективные и индивиду альные монографии (более чем по 30 книг ежегодно). А за один только 1981 г.

учеными Института было опубликовано 48 книг общим объемом 780 печат ных листов. За период 1976–1981 гг. в ЦК КПСС, Верховный Совет СССР, Совет Министров СССР, МИД, Министерство обороны, Госплан, ГКНТ,

–  –  –

2 Поскольку в Вашингтон должен был отправиться представитель ИСКАН В. Бережков, в ЦК КПСС не сочли нужным выделять дополнительную должность для «эмиссара» ИМЭМО в США.

В Пекин же, видимо, предполагалось направить представителя Института Дальнего Востока АН СССР.

«Золотой век» в формате застоя (ИМЭМО в 70 е годы) 449

–  –  –

МВТ и Президиум АН СССР Институтом было направлено 442 материала (аналитические и информационные записки и доклады). Разработки, под готовленные в ИМЭМО, вошли в директивные документы XXV (1976) и XXVI (1981) съездов КПСС, а также ряда пленумов ЦК.

15 сотрудников ИМЭМО в 1976–1980 гг. были удостоены звания лауреатов Государственной премии СССР; 10 сотрудников были получили правительст венные награды; трем ученым присвоено почетное звание «Заслуженный дея тель науки РСФСР». В 1979 и 1980 гг. ИМЭМО получал переходящее Красное Знамя «Победителя во Всесоюзном социалистическом соревновании научных учреждений АН СССР и союзных республик».

Численность Института выросла с 739 человек в январе 1973 г. до 979 сотруд ников на конец 1981 г.1 Н.Н. Иноземцев добился завершения весной 1978 г.

«долгостроя» — нового 21 этажного здания Института на Профсоюзной улице.

Одновременно ему удалось «пробить» в МГК КПСС и Исполкоме Моссовета многоквартирный дом для нуждающихся в улучшении жилищных условий 1 Среди них: два академика, 77 докторов и 286 кандидатов наук. Из 979 сотрудников 447 были членами КПСС. Средний возраст научных сотрудников (от общего их числа) к началу 1982 г.

составлял 40,5 лет. По сравнению с начальным периодом истории Института изменился национальный состав научного коллектива ИМЭМО. Только за семь лет (1975–1982 гг.) доля русских от всего состава увеличилась с 79,4% до 82,0%; украинцев — с 2,2% до 2,8%; доля белорусов сократилась с 1,4% до 1%; армян — с 2,2% до 1,9%; евреев — с 10,2% до 8,7%. Значительное сокращение числа евреев в Институте объяснялось фактическим прекращением, под все более жестким давлением закрытых партийных инструкций, приема на работу еврейской молодежи и естественной «убылью» ветеранов евреев. (О работе Института мировой экономики и междуна родных отношений АН СССР и положении с кадрами. Докладная записка Н.Н. Иноземцева от 13 мая 1982 г.) // Архив ИМЭМО РАН.

450 Глава 8

Л.И. Брежнев вручает Н.Н. Иноземцеву орден Ленина (1975 г.)

сотрудников ИМЭМО. Несколько десятков человек с семьями, долгие годы и даже десятилетия стоявшие в очереди на жилье, неожиданно получили новые благоустроенные квартиры, причем в непосредственной близости от места работы.

Все это стало возможным вследствие высокого авторитета, которым акаде мик Н.Н. Иноземцев пользовался в директивных инстанциях. Номенклатура хорошо знала о расположении к нему Брежнева1, для которого Иноземцев писал доклады и выступления, вкладывая в них, по возможности, разумные мысли и предложения, которые, увы, зачастую не могли быть реализованы в условиях прогрессировавшего склероза советской системы.

В 1974 г. Иноземцев был избран в Верховный Совет СССР IX созыва и стал членом Комиссии по иностранным делам верхней палаты — Совета Союза.

В 1979 г. он подтвердил свои депутатские полномочия в Верховном Совете СССР X созыва. На XXVI съезде (23 февраля — 3 марта 1981 г.) Иноземцев был переведен из кандидатов в члены ЦК КПСС, поднявшись на одну ступень в высшей партийной иерархии. А в апреле того же года академик Н.Н. Ино земцев в третий раз был удостоен ордена Ленина «за заслуги в развитии общественных наук, за активную общественно политическую деятельность и в связи с 60 летием со дня рождения».

Ничто не предвещало беды…

–  –  –

О сенью 1974 г. исполнялось десять лет пребывания у власти Леонида Бреж нева. Кто знает, быть может, 14 октября он даже отметил в узком кругу этот юбилей, не ведая о том «подарке», который сорок дней спустя преподне сет ему судьба.

24 ноября 1974 г., сразу же после завершения во Владивостоке напряжен ных переговоров с президентом США Джеральдом Фордом относительно на мечавшегося заключения двустороннего соглашения об ограничении страте гических наступательных вооружений, Брежнев почувствовал себя плохо.

Врачи констатировали у него спазм сосудов головного мозга. «Тяжелейший срыв произошел в поезде, когда, проводив американскую делегацию, Брежнев поехал в Монголию, — вспоминает сопровождавший его академик Евгений Ча зов, руководитель 4 го Главного управления при Минздраве СССР (бывший Лечсанупр Кремля). — Из поезда я позвонил по спецсвязи Андропову и ска зал, что… скрывать состояние Брежнева будет трудно, учитывая, что впер вые не врачи и охрана, а вся делегация, находившаяся в поезде, видела Брежне ва в невменяемом, астеническом состоянии»1.

По авторитетному свидетельству Е. Чазова, первые признаки динамичес кого нарушения мозгового кровообращения появились у Брежнева весной 1973 г., но он пренебрег тревожными сигналами. Он не желал отказываться от «вредных привычек», не выполнял предписаний врачей, сам себя «врачевал»

категорически противопоказанными ему снотворным и различными транкви лизаторами, которые правдами и неправдами добывал у своего окружения2.

Какое то время ему это сходило с рук, но после владивостокского инцидента состояние здоровья Брежнева стало неуклонно ухудшаться. Лечащие врачи делали все возможное, но им удалось лишь затормозить, но не остановить нео братимое развитие атеросклероза сосудов мозга. Брежнев постепенно стано вился нетрудоспособен, превращаясь в беспомощного инвалида.

1 Чазов Евгений. Здоровье и власть. Воспоминания «кремлевского врача». М., 1992. С. 128.

–  –  –

Когда 28 июля 1975 г. ему пришлось поехать в Хельсинки для подписания от имени СССР Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудни честву в Европе, то вместо дипломатов, как положено в таких случаях, с ним отправилась группа врачей1. С этого времени врачи (а в дальнейшем и реани мобиль) сопровождали Брежнева во всех его передвижениях по стране и за рубежом.

Ухудшение физического здоровья сопровождалось у Брежнева падением интеллекта и прогрессировавшими изменениями личности2. Все, кто хорошо его знали, единодушно говорят о «двух Брежневых» — до и после болезни.

Из воспоминаний академика Георгия Арбатова о «раннем» Брежневе:

«…Это был человек в обращении простой, демократичный. Во всяком случае, в первые годы, когда он еще не разучился слушать людей, говорить спасибо за помощь, даже публично признавать, что многих вещей не знает.

Не вызывает сомнений и то, что он обладал здравым смыслом, не был скло нен к крайностям, скороспелым решениям, хотя потом это превратилось в свою противоположность — в нерешительность и бездеятельность. … Он имел заслуженную репутацию человека малообразованного и недале кого (хотя в этом плане Брежнев, опять же, был не хуже, а может, лучше многих других представителей руководства, таких, как Кириленко, Подгор ный, Полянский).

Те, кто изображает его глупцом, не правы. Он был по свое му очень неглуп. И я имею в виду не только хитрость, аппаратную ловкость, без которых он бы просто пропал, не выжил в тогдашней системе полити ческих координат. Нет, речь именно о том, что Брежнев мог проявлять по литическую сообразительность, ум и даже политическую умелость. … Поначалу Брежнев не строил из себя «великого человека». Своим помощ никам он говорил: «Пишите проще, не делайте из меня теоретика, иначе ведь все равно никто не поверит, что это мое, — будут смеяться». И слож ные, затейливые места — вычеркивал (бывало, даже просил вычеркнуть ци таты из классиков, поясняя: «Ну кто же поверит, что Лёня Брежнев читал Маркса?»).

В отличие от Хрущева, он не высказывал по каждому вопросу свои мне ния — первые годы выжидал, прислушивался и присматривался, словом, вел себя осмотрительно, даже с известной скромностью и достоинством (во все это трудно поверить, вспоминая «позднего Брежнева)»3.

1 «Вспоминаю, как возмущались некоторые работники МИД СССР тем, что в зале заседаний рядом с Брежневым находились врач и охрана, а не дипломаты всех рангов. Возможно, они думали, что мы это делаем из тщеславия. А у нас была только одна мысль — хоть бы скорее все заканчивалось и лишь бы не пришлось на ходу применять лекарственные средства», — пишет Е. Чазов // Там же. С. 131.

2 Одним из проявлений этого распада личности была пробудившаяся у Брежнева болезнен ная страсть к наградам и подаркам, которым он радовался, словно ребенок.

3 Арбатов Георгий. Человек Системы. Наблюдения и размышления очевидца ее распада.

М., 2002. С. 188–189.

ИМЭМО под ударом (1982 год) 453 С оценкой Арбатова перекликается характеристика «раннего» Брежнева, данная другим его советником, академиком Н.Н. Иноземцевым.

«Со мной он довольно откровенно говорил о Брежневе, причем говорил позитивно, отмечая его достоинства, в частности, его разумность, — вспоминает Маргарита Матвеевна Максимова, вдова Иноземцева. — При подготовке текстов докладов, которые писали его советники, в том числе и Иноземцев, Брежнев обычно расставлял довольно правильные акценты.

Приступая к этой работе, он, например, говорил своим советникам: «Я ду маю, пора вот этот вопрос поставить. Как вы на это смотрите?..». Затем он уходил, оставляя советников поразмышлять над высказанным соображе нием и литературно его оформить.

Каждый из советников Брежнева размышлял в одиночестве, потом они собирались вместе и обсуждали продуманное наедине, чтобы вырабо тать согласованную позицию, предлагавшуюся на рассмотрение Гене рального секретаря. Брежнев, по словам Иноземцева, быстро и верно схватывал изложенные мысли, давал свои комментарии, причем, всегда по делу. Часто он даже что то подсказывал советникам. Так было до болез ни Брежнева. … Следует отметить, что Николай Николаевич хорошо знал членов брежневского Политбюро и считал, что Брежнев — это далеко не худ ший вариант. В конце концов, именно Брежнев подписал оба важных со глашения по стратегическим вооружениям с США, именно он решился подписать Заключительный акт Европейского совещания в Хельсинки со всеми его «тремя корзинами». Иноземцев искренне признавал роль Бреж нева в разрядке международной напряженности. При этом Иноземцев чувствовал действительно хорошее к себе отношение со стороны Бреж нева…»1.

Таков, по свидетельству двух его внешнеполитических советников, был «ранний», или «здоровый» Брежнев. К этому можно лишь добавить, что в его внешнеполитическом активе было установление «особых отношений» с Фран цией (1966 г.) и историческое по своему значению примирение с ФРГ (1970 г.), что открыло путь к разрядке на Европейском континенте. Особое значение для закрепления мировой стратегической стабильности и снижения уровня воен ного противостояния имело начало плодотворного диалога с США, материали зовавшегося в Договоре ОСВ 1 (1972 г.). Все это было достигнуто при непосред ственном и заинтересованном участии Леонида Брежнева.

А вот что пишет о «позднем», «полуживом», как он его называет, Брежневе

Михаил Горбачев, наблюдавший его на заседаниях Политбюро:

«Он менялся на глазах. Раньше был не только более энергичным, но и бо лее демократичным, не чуждался нормальных человеческих отношений.

1 Запись беседы с М.М. Максимовой 9 января 2002 г.

454 Глава 9 Поощрял обсуждения, случались даже дискуссии на заседаниях Полит бюро и Секретариата. Теперь ситуация изменилась коренным образом.

О дискуссиях, уж тем более о какой либо самокритичности с его стороны не могло быть и речи. … Помню, как на одном из заседаний Политбюро председательствовав ший (Брежнев. — П.Ч.) «вырубился», потерял смысловую нить обсуждения.

Все сделали вид, что ничего не произошло. Хотя все это оставляло тяжкое впечатление» 1.

Горбачев вспоминает, как Константин Черненко, «правая рука» Брежнева, на заседаниях Политбюро «постоянно вскакивал с места, подбегал к Леониду

Ильичу и начинал быстро перебирать бумаги:

— Это мы уже решили … Это вам надо зачитать сейчас… А это мы сня ли с обсуждения… В общем, картина тягостная. Делалось все это открыто, без всякого стеснения. Мне было стыдно в такие минуты, и я иногда думал, что и дру гие переживают аналогичные чувства. Так или не так, но все сидели, как говорится, не моргнув глазом. … В последние годы пребывания Брежнева на посту Политбюро пришло в немыслимое состояние, — продолжает Горбачев. — Некоторые заседания, дабы не утруждать Леонида Ильича, вообще продолжались 15–20 минут. То есть больше времени собирались, нежели работали. Черненко заранее дого варивался о том, чтобы сразу же после постановки того или иного вопроса звучала реплика: «Все ясно!». Приглашенные, едва переступив порог, долж ны были разворачиваться вспять, а считалось, что вопрос рассматривался в Политбюро. … Даже когда Брежнев чувствовал себя получше, ему трудно было следить за ходом дискуссии и подводить ее итоги. Поэтому при постановке крупных проблем он обычно брал слово первым и зачитывал подготовленный текст.

После этого обсуждать что либо считалось неприличным, и опять раздава лась реплика: «Согласимся с мнением Леонида Ильича… Надо принимать…».

Брежнев сам иной раз добавлял, что в проекте упущены такие то моменты, надо, мол, усилить тот или иной акцент. Все дружно и радостно соглаша лись, обсуждение на том заканчивалось»2.

Удивительно, но болезненное состояние Брежнева, резко ограничившее его реальное участие в ежедневном руководстве партией и страной, не ме шало ему внимательно следить за своими соратниками по Политбюро, вы являть среди них соперников, т.е. реальных или воображаемых претенден тов на место, и умело выводить их из игры, отправляя «на заслуженный отдых». Жажда власти оставалась единственной страстью угасавшего на 1 Горбачев Михаил. Жизнь и реформы. Книга 1. М., 1995. С. 182–183.

–  –  –

глазах Брежнева, потерявшего интерес ко всему, кроме разве что наград и подарков1.

Он последовательно и умело устранял всех, в ком подозревал соперника.

В 1976 г., как уже говорилось, Брежнев окончательно избавился от «железного Шурика», который в 1964 г. помог ему устранить Хрущева2. Тогда же он отправил послом в Японию заподозренного им в нелояльности Дмитрия Полянского, друго го ветерана Политбюро, считавшегося разве что не другом Леонида Ильича.

Когда Николай Подгорный, председатель Президиума Верховного Совета СССР, как свидетельствует Е. Чазов, неосторожно начал проявлять повышенный интерес к состоянию здоровья Брежнева, тот, воспользовавшись удобным случа ем, избавился и от него. Летом 1977 г. завершалась подготовка новой, «брежнев ской» Конституции, которая должна была прийти на смену «сталинской», 1936 г.

В проект Конституции была включена статья 6 я, провозглашавшая КПСС «яд ром политической системы» СССР3. Брежнев резонно посчитал, что именно он, а не Подгорный должен отныне быть главой советского государства, совмес тив в одних руках руководство партией и государством. 16 июня 1977 г. Леонид Ильич Брежнев единогласно был избран Председателем Президиума ВС СССР, а Подгорный пополнил ряды «персональных пенсионеров союзного значения».

В ноябре 1978 г. на пенсию был отправлен Кирилл Мазуров, член Политбю ро с 1965 г. и одновременно — Первый заместитель Председателя Совета Ми нистров СССР. Преемником Мазурова в СМ СССР Брежнев назначил своего давнего приятеля Н.А. Тихонова, которому поручил приглядывать за главой правительства А.Н. Косыгиным.

Брежнев всегда недолюбливал Косыгина, ревниво относился к его попу лярности в обществе, но вынужден был терпеть долгих шестнадцать лет.

Именно Брежнев приложил руку к тому, чтобы была свернута «косыгинская»

хозяйственная реформа середины 60 х годов. Воспользовавшись ухудшением здоровья Косыгина4, Брежнев в октябре 1980 г. спровадил его в отставку, а на 1 «Иноземцев рассказывал, — вспоминает М.М. Максимова, — что на даче в Завидово у Бреж нева был большой письменный стол. Он любил иной раз выдвигать ящик стола, где хранились все возможные подношения, которые он получал — часы, перстни, запонки. Брежнев с явным удо вольствием все это перебирал и гордо демонстрировал своему гостю, комментируя каждую вещицу: «Вот видишь, ты не думай, что это пустая побрякушка. Этот перстень мне подарил товарищ Алиев». Брежнев очень любил демонстрировать свои сокровища» (запись беседы с М.М. Максимовой).

2 Выведенного из Политбюро А.Н. Шелепина, бывшего «второго человека» в партии, допол нительно унизили назначением на должность заместителя председателя Госкомитета СССР по профессионально техническому образованию. На этом посту Шелепин проработал до выхода на пенсию в 1984 г.

3 Новая Конституция СССР, формально закрепившая руководящую роль КПСС в совет ской политической системе, была принята 7 октября 1977 г. на 7 й внеочередной сессии ВС СССР.

4 В 1976 г. А.Н. Косыгин перенес микроинсульт, а три года спустя у него случился ин фаркт.

456 Глава 9 пост Председателя СМ СССР провел верного себе Тихонова, который поста рался похоронить последние реформаторские начинания Алексея Николаеви ча и его заместителя В.Н. Новикова, связанные с попытками оздоровить тяже ло больную советскую экономику1.

Тогда же, в октябре 1980 г., в автомобильной катастрофе погиб кандидат в члены Политбюро, Первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Петр Ма шеров, пользовавшийся широкой популярностью далеко за пределами своей республики. Он отличался сильным, независимым характером и уже поэтому мог вызывать подозрения у Брежнева и его окружения. Эти подозрения подо гревались ходившими в обществе и в партии разговорами о более высоком призвании «хозяина Белоруссии», достойного занять место Генерального сек ретаря ЦК КПСС. Так или иначе, но гибель Машерова, в случайность которой многие так и не поверили, должна была избавить Брежнева от дополнительной головной боли.

В течение второй половины 70 х годов безнадежно больному Брежневу удалось избавиться от всех возможных (и воображаемых) претендентов на за нимаемое им место, расставив на ключевых постах в партии и государстве преданных ему людей2. В этом отношении он наконец то почувствовал себя в полной безопасности и мог позволить себе расслабиться.

Уверенность Брежнева в прочности своего положения была вполне обос нованной. Провозглашенный им еще в октябре 1964 г. курс на «кадровую ста бильность», т.е. фактическую несменяемость партийно государственной но менклатуры, обеспечил ему безусловную поддержку секретарей крайкомов, обкомов и республиканских партийных организаций, составлявших костяк Центрального комитета. Устраняя время от времени своих возможных конку рентов из Политбюро, Брежнев лишь в очень редких случаях менял минист ров и «первых лиц» на местах. Стоит ли удивляться, что при всей очевидной недееспособности центральная и местная бюрократия, руководствуясь ис ключительно своими корыстными интересами, желала по возможности доль ше продлить брежневское «царствование», оправдывая это «высшими инте ресами партии и государства».

Именно в этом направлении, как свидетельствует Михаил Горбачев, настав лял его Юрий Андропов. Когда Горбачев в 1978 г. из Ставрополя перебрался в Москву в качестве новоиспеченного секретаря ЦК КПСС и стал регулярно присутствовать на заседаниях Секретариата и Политбюро, он был поражен немощью Брежнева, только что не засыпавшего на заседаниях. Горбачев поде 1 Вслед за А.Н. Косыгиным в отставку был отправлен и В.Н. Новиков.

2 Особым влиянием в брежневском руководстве пользовались его давние друзья — Д.Ф. Ус тинов, сменивший в 1976 г. на посту министра обороны и члена Политбюро умершего маршала А.А. Гречко, и К.У. Черненко — начальник канцелярии Брежнева, ставший в 1978 г. членом По литбюро и секретарем ЦК КПСС. Полную лояльность по отношению к генсеку демонстрировали и три других наиболее влиятельных члена Политбюро — М.А. Суслов, Ю.В. Андропов и А.А. Гро мыко. Именно эта пятерка — Суслов, Устинов, Черненко, Андропов и Громыко — задавала тон в Политбюро, определяя наиболее важные государственные решения.

ИМЭМО под ударом (1982 год) 457 лился этим озадачившим его «открытием» с благоволившим к нему Андроповым.

«Знаешь, Михаил… — поучительно сказал Андропов Горбачеву, — надо делать все, чтобы и в этом положении поддержать Леонида Ильича. Это вопрос ста бильности в партии, государстве, да и вопрос международной стабильности»1.

«Не только он, думаю, большинство членов Политбюро не хотели ухода Брежнева, — вспоминает по этому поводу М.С. Горбачев. — Слабеющий генсек вполне устраивал первых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК респуб лик, устраивал он и премьер министров, министров, ибо они становились пол ными хозяевами в своих епархиях»2.

Концентрация высшей власти в немощных руках страдавшего мозговым атеросклерозом Брежнева, окруженного не менее больными и столь же вели ковозрастными соратниками, неизбежно должна была отразиться на положе нии дел в самом Советском Союзе, а также в его внешней и оборонной поли тике. По единодушному мнению тех, кто был посвящен в тайны кремлевской политической «кухни» конца 70 х — начала 80 х годов, болезнь Брежнева ста ла одним из важнейших факторов, определявших внутреннюю и внешнюю политику СССР. «Сложилась ситуация, — отмечает Г.А. Арбатов, — когда нор мальное руководство страной — нормальное даже по самым либеральным критериям, учитывающим более чем скромные возможности Брежнева как руководителя, — уже было невозможным, а опасность серьезных ошибок в политике возросла. И эти ошибки не заставили себя ждать. … Главные из них были связаны с … излишней заидеологизированностью внешней политики, а также с чрезмерным упором на военный фактор в деле обеспечения безопас ности, что вело к выходу из под политического контроля военной политики и оборонных программ»3.

В середине 70 х годов возникли серьезные проблемы в советско американ ских переговорах по ограничению стратегических вооружений. В значительной степени они были порождены ничем не оправданным наращиванием ракетно ядерного потенциала СССР, добившегося превосходства над США по числу но сителей, мегатоннажу и забрасываемому весу стратегического оружия, а также по оружию средней дальности. Разумеется, подобные усилия советского ВПК не составляли секрета для американской стороны, принявшей вызов. Пример ный паритет стратегических ядерных сил между СССР и США, позволивший им в мае 1972 г. заключить договор ОСВ 1, был поставлен под угрозу, как и весь переговорный процесс в области ограничения стратегических вооружений.

Потребуется семь лет напряженных усилий дипломатов и военных экспер тов двух стран, прежде чем 18 июня 1979 г. Л. Брежнев и Дж. Картер подпишут в Вене договор ОСВ 2. Однако этот договор так и не будет ратифицирован Конгрессом США4.

1 Горбачев Михаил. Указ. соч. С. 182.

–  –  –

3 Арбатов Георгий. Указ. соч. С. 282–283.

4 Обязательства по договору ОСВ 2 будут выполняться вашингтонской администрацией на «добровольной» основе.

458 Глава 9 В 1976 г. СССР начал осуществлять ускоренную модернизацию своих ядер ных сил в Европе, заменяя устаревшие ракеты РСД 4 и РСД 5 (по натовской классификации — СС 4 и СС 5) на новые РСД 20, более известные как СС 20.

Это вызвало серьезную озабоченность в Европе, которая еще не успела за быть, что годом ранее — 1 августа 1975 г. — Леонид Брежнев поставил свою подпись под хельсинкским Заключительным актом СБСЕ, провозгласившим необходимость снижения высокого уровня военного противостояния на Евро пейском континенте путем сокращения вооруженных сил и вооружений в этом районе.

В ответ на попытку СССР изменить в свою пользу военный баланс в Евро пе в НАТО началось обсуждение возможности ядерного довооружения путем размещения на континенте новых американских ракет «Першинг 2» и «Тома гавк». Предварительное решение по этому вопросу было принято на сессии НАТО в мае 1978 г., после чего американская сторона предприняла попытку «образумить» советское руководство, убедить его не пытаться сломать суще ствующий военный баланс в Европе.

Вот что вспоминает по этому поводу Георгий Маркович Корниенко, тог дашний 1 й заместитель министра иностранных дел СССР:



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 32 |
 

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ ЕВРОПЫ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ХОД, ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВСЕОБЩИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2015 г. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ МОСКВА Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ХОД, ИТОГИ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВСЕОБЩИХ ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРОВ 2015 г. В ВЕЛИКОБРИТАНИИ Доклады Института Европы № Москва УДК [324:328](410)(066)2015 ББК 66.3(4Вел),131я Х Редакционный совет: Ал.А. Громыко (председатель), Е.В....»

«АКТ государственной историко-культурной экспертизы научно-проектной документации: Раздел Обеспечение сохранности объектов культурного наследия в составе проекта Строительство ВЛ 500 кВ Невинномыск Моздок-2 по титулу «ВЛ 500 кВ Н^винномысск Моздок с расширением ПС 500 кВ Невинномысск и ПС 330 кВ Моздок (сооружение ОРУ 500 кВ)» в Прохладненском районе КБР. Го сударственные эксперты по проведению государственной историко-культурной экс:иертизы: Государственное автономное учреждение культуры...»

«УДК-94(470.64).0 Прасолов Д.Н. СЪЕЗД ДОВЕРЕННЫХ И ПРОБЛЕМЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В НАЛЬЧИКСКОМ ОКРУГЕ: НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ В статье рассматриваются основные результаты исследований деятельности Съезда доверенных Большой и Малой Кабарды и пяти горских обществ. Выявлены главные достижения историографии, состоящие в определении порядка избрания доверенных, формирования повестки дня, процедуры принятия и утверждения решений, а также в обосновании различных точек зрения о статусе Съезда...»

«Леонард Млодинов Евклидово окно. История геометрии от параллельных прямых до гиперпространства Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6714017 Евклидово окно. История геометрии от параллельных прямых до гиперпространства.: Livebook; Москва; 2014 ISBN 978-5-904584-60-3 Аннотация Мы привыкли воспринимать как должное два важнейших природных умений человека – воображение и абстрактное мышление, а зря: «Евклидово окно» рассказывает нам, как происходила эволюция...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ УДК 930.85 АНТИЧНЫЕ ОСНОВЫ РАННЕВИЗАНТИЙСКОГО ИСКУССТВА В ТРУДАХ Н.П. КОНДАКОВА1 Статья посвящена рассмотрению проблемы античных основ ранневизантийского искусства в трудах Н.П. Кондакова. Великий историк одним из первых в мире начал разрабатывать идею о том, что христианское искусство не возникло на пустом месте. Несмотря на совершенно различное идейное содержание, в чисто художественном отношении эллинистическое искусство восточных провинций Римской...»

«Приложение № 2 к отчету ВОЛМ им. И. С. Никитина за 2014г., утвержденному 20.01.2015г. ОТЧЕТ обособленного подразделения государственного бюджетного учреждения культуры Воронежской области Воронежского областного литературного музея им. И. С. Никитина(далее ВОЛМ) Музей-усадьба Д. Веневитинова» за 2014 год ВВЕДЕНИЕ I. Музей-усадьба Д. Веневитинова пережила сложный период реставрации и модернизации и призвана стать одним из важнейших субъектов региональной культурной политики, инициатором...»

«“der3” — 2008/5/28 — 0:18 — page 1 — # Р О С С И Й С К А Я А К А Д Е М И Я Н АУ К ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ СЕМАНТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ В ДЕТСКОЙ РЕЧИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ НЕСТОР-ИСТОРИЯ “der3” — 2008/5/28 — 0:18 — page 2 — # УДК 409.325 ББК 81–2:60.542. Семантические категории в детской речи. Отв. ред. С.Н.Цейтлин. СПб.: «Нестор-История», 2007. — 436 с. Авторы: Я.Э.Ахапкина, Е.Л.Бровко, М.Д.Воейкова, Н.В.Гагарина, Т.О.Гаврилова, Е.Дизер, Г.Р.Доброва, М.А.Еливанова, В.В.Казаковская,...»

«Отчет по воспитывающей деятельности В ГОУ НПО ЯО профессиональный лицей № 5 За 2014-2015 уч. год Целью воспитывающей деятельности было обеспечение условий для становления, развития и саморазвития личности студента будущего работника железной дороги, обладающего гуманистическим мировоззренческим потенциалом, культурой и гражданской ответственностью, ориентированного на профессионализм, интеллектуальное и социальное творчество.Стратегия такой деятельности была направлена на: обеспечение...»

« История русской библеистики  А.О. Тепляшин  ПРОФЕССОР СПбДА ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР РОЖДЕСТВЕНСКИЙ КАК ЭКЗЕГЕТ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА В статье рассматриваются личность и научное наследие профессо­ ра   СПбДА   протоиерея   А.П.   Рождественского.   Проанализированы  основные методы его толкования Священного Писания на материале  магистерской и докторской диссертаций ученого, а также курса лек­ ций  по  Священному  Писанию   Ветхого   Завета.  Показано,  как   взве­...»

«Глава 10 ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ФАКТОР Влияние демографического фактора на течение исторического процесса отмечалось многими философами, начиная с античных времен. В трудах Платона, Аристотеля, Хань Фэй-цзы рост численности населения связывался с опасностью перенаселения, которое приводило к нехватке пахотных земель, к недостатку продовольствия, бедности, голоду и восстаниям бедняков. Начало исследования проблемы перенаселения в новое время связано с именем одного из основателей демографической науки,...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 февраля по 12 марта 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание История. Исторические науки. Демография. Государство и...»

«ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ № 4 (31) 2015 УДК 327(73) ББК 66.4(7Сое) Шишков Андрей Сергеевич*, старший научный сотрудник Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ, кандидат исторических наук. Политика администрации Б. Обамы в Латинской Америке За последние 15 лет в странах Латинской Америки произошли глубокие трансформации, существенно изменившие облик этих государств и их место в мире. Наиболее важными особенностями данных процессов стали возросшая политическая и экономическая...»

«Перечень материалов библиотечного хранения, включенных Президентской библиотекой в план перевода в цифровую форму в рамках государственного заказа на 2014 год. Книги и брошюры Краткое описание № п/п [Л. В. Беловинский] Российский историко-бытовой словарь М.: ТриТэ, 1999. [О присоединении Польских областей к России. / Манифест генерал-аншефа Кречетникова, объявленный по высочайшему повелению в стане российских войск при Полонно]. – [Б. м., 1793]. – 18 знаменитых азбук в одной книге. М., 19 1882...»

«РЕДАКТОР ПАЙЫМЫ СЛОВО РЕДАКТОРА EDITOR-IN-CHIEF’S WORD Ерлан СЫДЫОВ, председатель Национального конгресса историков ЭС СЧЕТА АЗ ОТ EВР КА ОЧ Т И так, в Астане состоялось эпохальное событие не титаническую работу по продвижению идеи Евразийского – главами трех государств Казахстана, РосЭкономического Союза, что было подчеркнуто Президентом сии и Беларуси подписан Договор о создании Российской Федерации «эта идея развивалась в большей или Евразийского Экономического Союза. Этого меньшей степени,...»

«Опубликовано: Разные судьбы. Петербургские зоологи – эмигранты. В сб.: На переломе. Отечественная наука в конце XIX-XX вв. Нестор № 9, вып.3. Источники, исследования, историография. Изд.Нестор-История, СПб, 2005: 236-254. Разные судьбы. Петербургские зоологи – эмигранты. С. И. Фокин Санкт-Петербургский государственный университет Санкт-Петербург часто называют культурной столицей России. До 1918 года, в течении двух веков, наш город был и фактической столицей Российской империи, а...»

«РЕКТОРИАДА: хроника административного произвола в новейшей истории Саратовского государственного университета (2003 – 2013) Том II Bowker New Providence RECTORIADA (SONG OF A PRINCIPALSHIP): The chronicle of administrative iniquity in recent history of Saratov State University (2003 2013) Volume II Bowker New Providence © 2014, Авторы. Все права защищены Ректориада: хроника административного произвола в новейшей истории Саратовского государственного университета (2003-2013) / Авторы и...»

«УСТЮЖЕНСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН Обращение главы района Устюженский край, известен своим богатым историческим прошлым, устюжане известны достижениями в экономике и культуре, своим патриотизмом. Всё это служит основанием для движения вперёд. Опираясь на традиции, сложившиеся в том числе и за последние два десятилетия, нам необходимо реализовать все открывшиеся возможности для устойчивого развития стратегических отраслей экономики района: сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности,...»

«© 1993 r. И.А. ВАСИЛЕНКО АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК НАУКА* ВАСИЛЕНКО Ирина Алексеевна — докторант Института всеобщей истории РАН.1.2. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЙ «АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ» И «ГОСУДАРСТВЕННОЕ АДМИНИСТРИРОВАНИЕ» Когда термин «администрация» встречается рядовому гражданину, он думает о бюрократической волоките, которую необходимо преодолеть, чтобы добиться какихлибо услуг или информации. О. де Бальзак с горькой иронией писал: «Существует только одна...»

«Содержание Введение............................................ 5 1. Общие сведения о ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».......... 7 1.1. Историческая справка о вузе....................... 7 1.2. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности........................................ 8 1.3. Концепция стратегического развития ФГБОУ...»

«Н.А. КАЗАРОВА, С.С. КАЗАРОВ, В.В. ЛОБОВА ИСТОРИКИ ВАРШАВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. ВРЕМЯ И СУДЬБЫ. Ростов-на-Дону Издание осуществляется при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ) проект №13-41-930 «Историки Варшавского университета. Время и судьбы». Казарова Н.А., Казаров С.С., Лобова В.В. «Историки Варшавского университета. Время и судьбы». В предлагаемой вниманию читателей книге прослежены основные этапы жизни и деятельности видных, но незаслуженно забытых русских...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.