WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Архив: N16, июль-август 2001: Первая монография: Российская эмиграция в современной историографии Пронин А.А. Введение Актуальность исследования Декларация о государственном ...»

-- [ Страница 3 ] --

Русскоговорящие иммигранты - реальная и влиятельная сила Еврейского государства. Поэтому в преддверии выборов весны 1999 г. в Кнессет в прессе появилось немалое число публикаций, характеризующих политическую жизнь израильского общества через призму русскоязычного фактора. Среди материалов на эту тему назову статьи З. Гельмана "Израиль: охота за голосами "русских"13 и "Эхуд Барак - на четверть русский наш премьер"14, публикацию С. Чертока "Израиль:

предвыборная борьба на "русской улице"15. Как явствует даже из названий, статьи подготовлены в политологическом ключе и публицистичны. Эти материалы целесообразно отнести к истории политической адаптации русских евреев в эмиграции.

Таким образом, имеющаяся сегодня литература о русских евреях содержит сведения о хронологии эмиграционных потоков, их численности, географических центрах рассеяния каждой из "волн", культурной, политической и экономической адаптации еврейских переселенцев, вкладе русских евреев в мировую культуру и науку. Среди всех национальных эмиграций с территории России в истории эмиграции еврейской, пожалуй, сегодня менее всего "белых пятен".

Казачество

Казачья эмиграция имела особое значение для России: как своим масштабом (по скромным оценкам - более 100 000 человек в составе эмиграции "первой волны", причем в составе ушедших находилось около 50% всей казачьей интеллигенции), так и тем обстоятельством, что исход казаков, 40% которых являлись здоровыми и молодыми сельскохозяйственными работниками, увеличил потери сельского населения за время мировой и гражданской войн.

Но, вероятно, отнюдь не эти два факта объясняют, почему круг связанных с казачеством вопросов привлек внимание публикаторов различного рода, прежде всего публицистов, из числа эмигрантов "первой волны". Это произошло почти сразу же, как только казачество влилось в ее состав. Порожденная политическими причинами, эмиграция 1918-1939 гг. оказалась раздираемой этими факторами и в странах рассеяния. Зарубежная Россия унаследовала всю остроту политической жизни отечества эпохи революции и гражданской войны.

Именно с этих позиций необходимо взглянуть на статью А. Васильевского "Казаки в эмиграции: пройденный путь"16. Если первая часть статьи посвящалась борьбе монархистов за казачьи умы, то вторая - борьбе большевиков, также стремившихся использовать эмиграцию в своих целях. При всей небеспристрастности автора, выступившего, как представляется, выразителем действительных интересов казачества, нельзя не отметить его эрудицию и аргументированность. Сделанные им в 1926 г. на злобу дня выводы и оценки не подвергаются сомнению и с высоты прошедших семи десятилетий17.

Направленность к изучению политических аспектов пребывания казачества в эмиграции подхвачена современной наукой. Назову статью Е. Ю. Борисенка "Начальный этап формирования казачьего общественного движения в эмиграции"18.

Однако появление таких материалов, как доклад А. Л. Худобородова "Деятельность казаков-эмигрантов в Китае по сохранению культурных традиций казачества (1920е гг.)"19, его же диссертации "Российское казачество в эмиграции (1920-1945 гг.): (Социал; воен.-полит. и культур. пробл.)"20, ряда других исследований21 позволяет говорить о формировании всестороннего взгляда на проблему.

Отечественные исследователи наконец приступили к изучению истории казачества в эмиграции не только как истории войск, но и как истории особой этносословной группы, имевшей специфическое самосознание, культурные особенности, особый уклад жизни и быта. Однако, в отличие от зарубежных авторов (Н. Бетелла, Н.

Толстого), судьбы казачества пока отслеживаются ими только в межвоенный период.

Русские немцы

Историография эмиграции из России русских (советских) немцев разработана неплохо. Решен вопрос о дефинициях, прежде всего понятии "русский немец".

Освещены вопросы численности эмиграционных потоков на каждом из их этапов, вскрыты вызывавшие их причины. Затронуты проблемы адаптации немецких переселенцев из бывшего советского пространства. Среди публикаций, привнесших ясность в вопрос о понятиях, отмечу статью Александра Горянина "Русские немцы.

Вопрос непростой"22. Поводом к ее появлению стал выход малотиражной книги "Немцы Санкт-Петербурга. Словник"23. Включение в список "немцев" великого множества людей, к немцам себя не относивших, и даже таких, чье причисление к иной, нежели русская, нации, статусно немыслимо - императоров и членов императорского дома - вызвало недоумение А. Горянина и побудило его рассказать о своеобразии жизни, быта, психологии русских немцев, прежде всего из СанктПетербурга и Балтики, от Екатерины Великой до наших дней, с тем, чтобы на этой основе определиться, кого же считать немцами в России даже сегодня.

Предлагаемый им ответ был в общем-то известен: тех, кто сохранил здесь свое немецкое самосознание и считает себя немцами.

Однако и с самоидентификацией возможны некоторые сложности. Слишком тесно сплелись в русских немцах характерные черты двух культур. И если позиция А.

Горянина при выработке понятия "русский немец" - это позиция человека "со стороны", то взгляд В. Фогта на эту проблему - это взгляд изнутри, и взгляд ироничный и юмористический24.

Развести понятия "национальное движение немцев в СССР" и "эмиграционное движение", увидеть взаимосвязь обозначаемых ими явлений позволяет статья германского автора Б. Пинкуса из сборника "Немцы в царской России и Советском государстве" (Кельн, 1987), использованная Л. Н. Шаншиевой в работе над темой "Эмиграция немцев из СССР и России"25. Идя вслед за западными историками, Шаншиева касается только постреволюционной эмиграции. Автор основывается на названной и других публикациях Б. Пинкуса26, и большая часть содержания статьи являет собой реферирование их текстов, однако нельзя умалять роль адептора чьих-либо идей в развитии науки. Л. Н. Шаншиева останавливается на каждом из этапов эмиграции русских немцев и показывает их зависимость от предопределивших их факторов, особенно германо-советских отношений. Такой акцент, вероятно, продиктован работами немецких ученых.

Три следующих статьи рассматривают эмиграцию русских немцев через призму национальной политики сталинского режима. Одна представляет собой взгляд очевидца27, две другие - исследования, основанные на документах Центрального государственного архива общественных движений г. Москвы28 и фонда Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории29.

Что касается последнего периода (конец 80-х - 90-е гг.), то данные об эмиграции немцев из бывшего СССР (причины, численность потока) в основном содержатся в газетных публикациях30.

Номинально, с точки зрения конституции ФРГ, переселение русских немцев в Германию является не иммиграцией, а репатриацией, возвращением на родину. В течение первых же недель они получают гражданство и деюре уже ничем не отличаются от прочих немецких граждан. Но де-факто, по своей культурной и ментальной сущности, эти немецкие переселенцы суть классические иммигранты, обреченные на прохождение болезненных процессов социальной адаптации и интеграции. Этой теме посвящена коллективная монография немецких историков К.

Баде и И. Ольтмера31, о выходе которой русскоязычных читателей проинформировал П. Полян32. В книге три крупных раздела: "Экономические, социальные и психологические аспекты переселения и интеграции переселенцев", "Интеграция юных переселенцев", "Интеграция переселенцев как коммунальная проблема".

Большинство составляющих книгу статей затрагивают проблемы немецких переселенцев, с которыми они сталкиваются в Германии, и проблемы Германии, с которыми она сталкивается в ходе их приезда и интеграции в немецкую жизнь, тем рискам, которые таит в себе, и тем шансам, которые несет с собой иммиграция "советских" немцев в ФРГ.

Психологических аспектов социальной адаптации старшего, среднего и младшего поколения переселенцев касается в интервью Александру Кырлежеву писатель Юрий Малецкий, с 1996 г. живущий в Германии33. Высказанные Ю. Малецким суждения показались весьма небесспорными читателям и породили дискуссию на страницах парижского еженедельника "Русская мысль"34. Публикация писем из Германии возмущенных оппонентов Малецкого, суть претензий которых сводима к выяснению накопившихся за семьдесят лет национальных обид, вновь заставляет задуматься о русской истории XX века, сложившейся так, что у жителей метрополии не было возможности посмотреть на себя со стороны...

Итак, в литературе об эмиграции из России лиц немецкого происхождения отправной точкой исследований служит Октябрь 1917 г. Между тем отсчет эмиграции немцев нужно вести с 1884 г. - даты принятия российским правительством решения об отмене льгот при призыве в армию. К 1900 г. в США выехало около 50 тыс. русских немцев, а в первые 15 лет ХХ в. еще 150 тыс. Насчитывая на рубеже двух веков 1,4% населения России, немцы составили 5,6% российских эмигрантов. Этот этап немецкой эмиграции пока выпадает из поля зрения авторов.

Татары Политическая эмиграция 1918-22 гг. затронула практически все сколько-нибудь сформировавшиеся в культурном отношении народы. Не стали исключением и татары. Однако проблемы истории татарской эмиграции, формирования татарской диаспоры бывшего СССР оставались долгое время вне поля зрения наших историков и публицистов. Говорить о некоторых подвижках не приходится ранее начала 1990-х. В 1994 г. в N 3/4 журнала "Татарстан" появилась статья историка И.

Гилязова "Там, в иных краях", посвященная татарской эмиграции в 1920-40-е гг.

Статья явилась результатом знакомства автора в германских библиотеках с документами и исследованиями, касающимися татарской истории. Главным образом это вышедшие в 1936-37 гг. труды немецких ученых Герхарда фон Менде, избравшего предметом своего исследования "освободительную борьбу тюрок России", Иоханнеса Бенцинга, посвятившего свою публикацию государственной политике по отношению к исламу в СССР и тюрко-татарской эмигрантской прессе, Бертольда Шпулера, опубликовавшего в те же годы в ежегоднике "Восточная Европа" статью "Положение тюркской эмиграции из России на Дальнем Востоке", а также вышедший в 1971 г. в Дюссельдорфе труд представителя уже другого поколения немецких историков Патрика фон Цур Мюлена, посвященный проблемам национализма восточных народов Советского Союза в период второй мировой войны.

Немецкий характер использованной историографии предопределил тот факт, что хотя И. Гилязов вслед за Е. Шпулером дает некоторые сведения о татарской общине в Японии, Маньчжурии, Китае и Корее, основное внимание в статье уделено татарской диаспоре уже в иной части света - Европе, причем преимущественно Германии. Автор пишет только о политическом элементе жизни эмиграции 1920-30-х гг., затрагивает вопрос о татарах, вольно или невольно оказавшихся на стороне фашистской Германии, отводя этой теме половину статьи.

Следует согласиться с И. Гилязовым в том, что представленные германскими авторами исторические реалии и факты для российских исследователей очень важны. Доведение их до нашего сведения - безусловная заслуга Гилязова. Однако, насколько можно понять из статьи, труды немецких историографов не содержат информации о жизни татар в послевоенной Европе, и в то же время известно, что жизнь эта была еще довольно активной. Здесь мы вновь обнаруживаем в нашем историческом знании одну из лакун, заполнить которую надлежит как зарубежным, так и в особенности российским историкам.

Как видим, вопросы истории татарской эмиграции с территории бывшего СССР пока разрабатываются в основном зарубежными авторами. Отечественные исследования вторичны. В российской литературе татарская диаспора упоминается преимущественно в публикациях об СНГ. Необходимо определиться с датой отсчета татарской эмиграции, внести ясность в вопросы о хронологии и численности ее "волн", выявить географические центры рассеяния (как этноконфессиональный фактор отразился на их избрании?), рассмотреть не только политическую жизнь в них татарских общин, но и культурную: образование, издательское дело и т.п.

Заслуживают проработки вопросы юридической, экономической, психологической адаптации эмигрантов. Интересно также рассмотреть жизнь татарской диаспоры в лицах.

Литературу об эмиграции российских народов без преувеличения можно назвать довольно обширной, однако в основном она посвящена народам, традиционно составлявшим костяк российской эмиграции XX столетия - евреям и немцам, между тем несомненно, что этнический состав послеоктябрьских "волн" значительно шире.

Известно, что вопросами эмиграции украинцев, белорусов, поляков в настоящее время занимаются ученые соответствующих стран. Такое размежевание по национальным "квартирам" понятно и объяснимо, но крайняя скупость информации о результатах исследований и отсутствие их координации ради общего блага не могут не вызывать сожалений. Как можно убедиться уже из предпринятого обзора, информационный обмен позволил бы выявить действительные, не мнимые, "белые пятна" и направить энергию на то, чтобы их устранить.

Интересно было бы проследить самосознание диаспоральных этносов в России и вне ее. Поиск критериев этнической принадлежности человека (чем определяется его национальное самосознание?) особенно актуален при изучении российской диаспоры в странах нового зарубежья. Ответ на этот вопрос помог бы избежать бытующих здесь мистификаций, продиктованных политическими мотивами.

1. Михайлов С. В. Этнические миграционные волны и проблемы социальнополитической стабильности: сравнительный анализ ситуации в Западной Европе, Северной Америке и России. Автореф. дис.... д-ра филос. наук. М., 1995.

2. Топилин А. В. Взаимодействие этномиграционных процессов и их последствия.

Автореф. дис.... д-ра экон. наук. М., 1993.

3. Дорман А. П. Эмиграционные настроения диаспоральных этносов: (На примере рос.

евреев). Автореф. дис.... канд. филос. наук. Екатеринбург, 1998.

4. Бадмаев В. Н. Национальная идентификация как философская проблема: (По материалам наследия рос. зарубежья). Автореф. дис.... канд. филос. наук. М., 1996.

5. Ананян С. Г. Армянская община Франции в 20-е годы ХХ века. Автореф. дис.... канд.

ист. наук. М., 1998; Караваев А.М. Азербайджанская эмиграция. 1920-1930 гг.:

(Культурол. аспект деятельности). Автореф. дис.... канд. филос. наук. М., 1991.

6. Русская мысль. N 4266. 22-28 апр. 1999. С. 15.

7. Брук С. И. Миграции населения. Российское зарубежье // Народы России:

Энциклопедия. М., 1994. С. 55.

8. Рус. мысль. N 4269. 13-19 мая 1999. С. 18

9. Пархомовский М. Пришла пора вспомнить о них, написать, поспорить // Евреи в культуре русского зарубежья: Сб. статей, публикаций, мемуаров и эссе. Вып. 1. 1919Иерусалим, 1992. С. 12.

10. Рус. мысль. N 4266. 22-28 апр. 1999. С. 15

11. Рос. газ. 1998. 5 дек.

12. Иммигранты. 1998. N 12(38). С. 19.

13. Рос. газ. 1999. 23 марта.

14. Там же. 1999. 19 мая.

15. Рус. мысль. N 4260. 4-10 марта 1999. С. 7.

16. Воля России: Журнал политики и культуры. Прага, 1926. N 2. С. 149-164; N 3. С. 127См., напр.: Сагнаева С. К. Казаки // Народы России: Энциклопедия. М., 1994. С. 171.

18. Проблемы социально-политической истории зарубежных стран. Сыктывкар, 1996. С.

84-92.

19. Россия и Восток: проблемы взаимодействия: Междунар. науч. конф. 29 мая - 4 июня 1995 г. Челябинск, 1995. Ч. 2. С. 126-128.

20. Худобородов А. Л. Российское казачество в эмиграции (1920-1945 гг.): Социал., воен.полит. и культур. пробл.). Автореф. дис.... д-ра ист. наук. - М., 1997.

21. Антропов О. О. Астраханские казаки в эмиграции // Вопросы истории. 1997. N 11. С.

137-142; Парфенова Е. Б. Казачья эмиграция в Европе в 1920-е годы. Автореф. дис....

канд. ист. наук. М., 1997; Ратушняк О.В. Донское и кубанское казачество в эмиграции (1920-1939 гг.). Автореф. дис.... канд. ист. наук. Краснодар, 1996.

22. Рус. мысль. N 4186. 28 авг.- 3 сент. 1997. С. 9.

23. Немцы Санкт-Петербурга. Словник / Под ред. А. А. Гагина, В. Н. Рыхлякова и С. С.

Шульца-мл. СПб., 1996. 104 с.

24. См.: Фогт В. Кто мы? // Иммигранты. 1998. N 12(38). С. 17.

25. Россия и соврем. мир. 1993. N 1. С. 97-111.

26. Pinkus B., Fleischhauer I. Die Deutschen in der Sowjetunion: Geschichte einer nat.

Minderheit im 20. Ig. / Bearb. u. hrsg. von Ruffmann K.-H. - Baden-Baden, 1987;

Fleischhauer I., Pinkus B. The Soviet Germans: Past a. present Ed. with an introd. by Frankel E. R. L., 1986

27. Белковец Л. П. Из истории эмиграции рос. немцев: Нац. политика сталин. режима глазами очевидца // Изв. Сиб. отд-ния РАН. История, философия, филология. 1993.

Вып. 2. С. 60-68.

28. Гусев С. П. Исход советских немцев за рубеж в 1929 году // Социол. исслед. 1994. N

10. С. 143-146.

29. Эмиграционное движение советских немцев в конце 20-х годов / Публ. Л. П.

Кошелева, Л. А. Роговой и Г. А. Бордюгова // Свобод. мысль. 1993. N 12. С. 93-104.

30. См., напр.: Синявский Б. И. Родина сурова, и фатерланд неласков: Исход немцев из России обернулся трагедией // Известия. 1995. 25 окт.

31. Bade K. J., Oltmer J. (Hrsg.). Aussiedler: deutsche Einwanderer aus Ousteuropa // Schriften des Instituts fur Migrationsforschung und interkulturelle Studien (IMIS), Bd. 8. Osnabruck, Universitatsverlag Rasch. 1999. 323 s.

32. См.: Полян П. Репатрианты или иммигранты? Коллективный портрет немецких переселенцев из Восточной Европы на фоне Западной // Рус. мысль. N 4268. 6-12 мая

1999. С. 15.

33. "В тревоге есть настоящее..." // Там же. N 4196. 6-12 нояб. 1997. С. 14-15.

34. См.: Письма в редакцию "Русской мысли" Эрики Люст и Леонгарда Люзе // Там же. N 4212. 5-11 марта 1998. С. 16; Малецкий Ю. Стоя на обочине (и получая оплеухи):

Заметки русского аугсбуржца // Там же. С. 16-17; Юров С. Дифракция "четвертой волны" // Там же. С. 17.

Глава 3Проблемы адаптации российских эмигрантов

Внимание к проблемам адаптации российских переселенцев - сравнительно новое направление в историографии российского зарубежья. До определенного момента проблемы соотечественников изучались только представителями социальных наук (демографами, социологами), причем не русскими по происхождению, во исполнение заказов правительств своих стран. Отправной точкой в прокладывании историками самостоятельного пути представляется появление отдельного параграфа "Денационализация, ассимиляция и борьба за русский язык" многопланового исследования русского эмигранта П. Е. Ковалевского1.

Примечательно, что разработка новой грани исторического знания началась с постановки вопроса о дефинициях. Использовав в первых же фразах упомянутого параграфа слова "ассимиляция" и "денационализация", Ковалевский счел нужным развести эти понятия, усматривая между ними разницу. Если ассимиляцию он определил как утрату национального облика, национальных традиций и качеств, превращение в людей, похожих (лат. "симилис" - похожий) на местное население, то денационализацию - как вхождение в новую нацию, принятие ее строя и лояльное отношение к стране, гражданами которой становятся прибывшие. Таким образом, по Ковалевскому, понятие денационализации шире и понятия ассимиляции, и натурализации (ее определение Ковалевский не приводит и термином этим он не оперирует) и подразумевает оба этих процесса при явном подчеркивании последнего.

Опираясь на полученные французским правительством в результате широкого анкетирования в русской среде данные, Ковалевский указал причины, способствовавшие или препятствовавшие ассимиляции русских, показал отношение к денационализации (по существу имея в виду натурализацию - принятие гражданства страны проживания) старшего и младшего поколения эмигрантов.

Однако разговор об этих проблемах для П. Е. Ковалевского - не более чем мостик, введение в то, в чем он видел свою основную задачу - дать обзор культурнопросветительской работы зарубежной России. Такой переход оправдан, если принять во внимание, что именно русская культура и русский язык сыграли очень большую роль (Ковалевский называет ее даже решающей) в деле сохранения национального облика и качеств русского человека на чужбине, а эту задачу эмиграции первой послеоктябрьской "волны" отмечают все исследователи.

Подход П. Е. Ковалеского был воспринят другим российским эмигрантомисследователем зарубежной России - М. Раевым в увидевшем свет в 1990 г. в университете Оксфорда труде "Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции. 1919-1939"2. Для него также описание положения, в котором оказались русские беженцы, служащее содержанием первых двух глав книги, названия которых говорят сами за себя: "Вырванные с корнем" и "Униженные и оскорбленные. В изгнании" - всего лишь предисловие, необходимое для раскрытия вынесенной в подзаголовок темы.

М. Раев также использует специфическую терминологию: "интеграция", "адаптация", "ассимиляция", "денационализация", "натурализация", но презюмирует знание ее читателем.

Насколько просматривается из работы М. Раева, денационализация - неологизм, введенный опасавшимися утратить свою "русскость" эмигрантами и призванный заменить более нейтральное по звучанию слово "ассимиляция". Однако и в лексикоупотреблении Раева есть некоторые "огрехи". Так, он использует термин "неассимилированный", говоря о численности российских беженцев в Европе и на Ближнем Востоке на определенные даты (таблицы NN 1 и 2 в примечаниях к главе второй), по сути, подразумевая (см. с. 38) ненатурализовавшихся лиц.

При всем этом исследование М. Раева в части освещения проблемы врастания русских в инокультурную среду, сохранения национального культурного облика и образа жизни - труд, заложивший солидный социально-исторический фундамент для последующих работ.

В связи с распадом Советского Союза за пределами России оказались, по некоторым оценкам, около 40 миллионов российских соотечественников. Ситуация потребовала от них приспособления к новой социально-экономической, политической и этнокультурной реальности. Очевидно, что решить многие проблемы, порожденные политико-государственными метаморфозами последних лет, невозможно без обращения к историческому опыту российской диаспоры в странах старого зарубежья. Отчасти этим обстоятельством можно объяснить резко возросший интерес историографов эмиграции к вопросам адаптации российских переселенцев XIX-XX вв. В 1996-98 гг. Институтом российской истории РАН (г.

Москва) было подготовлено три сборника статей. Как можно судить по содержанию опубликованных материалов, первый из них - "История российского зарубежья:

Проблемы адаптации мигрантов в XIX-XX вв." (М., 1996) - основной задачей имел выработку методологии изучения истории адаптации различных категорий российских эмигрантов в регионах мира, второй - "Источники по истории адаптации российских эмигрантов в XIX-XX вв." (М., 1997) - посвящался анализу имеющихся источников: документов российских и зарубежных архивов, эмигрантской печати, переписей населения, осуществленных зарубежными правительствами, мемуарной литературы. Обзор имеющейся литературы и источников был вынесен также в общий раздел третьего сборника - "Социально-экономическая адаптация российских эмигрантов (конец XIX-XX в.)" (М., 1998). Два его других раздела освещали деятельность государственных институтов и общественных организаций (в том числе Церкви) по оказанию поддержки выходцам из России в 1920-30-х гг. и 1970-90х гг. соответственно. Нетрудно заметить, что весьма непростые взаимоотношения эмиграции "второй волны" с эмигрантами предыдущих десятилетий и государственными институтами союзных держав пока находятся вне поля зрения авторского коллектива.

В числе опубликованных в сборниках статей особо хочется выделить три:

публикацию Г. Я. Тарле "Эмиграционное законодательство России до и после 1917 года (Анализ источников)"3, работу 3. С. Бочаровой "Документы о правовом положении рус. эмиграции 1920-30-х годов"4, статью Н. Л. Крыловой "Гражданскоправовой аспект пребывания русских женщин в странах Африки"5. Авторы этих исследований - на сегодняшний день едва ли не единственные из известных мне публикаторов истории российского зарубежья, избравшие для осмысления этого феномена правовой аспект.

Глава VIII монографии Н. С. Фрейнкман-Хрусталевой и А. И. Новикова "Эмиграция и эмигранты. История и психология" (СПб., 1995) знакомит читателя с результатами конкретного социологического и социально-психологического исследования, осуществленного одним из авторов на материале современной Германии6.

Объектом исследования стала значительная группа эмигрантов и переселенцев из бывшего СССР - России, Украины, Прибалтики, Средней Азии, приехавших в Германию в начале 1990-х гг. Их характеристика позволяет составить достаточно полное представление об эмигрантах "четвертой волны" - "волны", которую нередко называют экономической. Среди раскрываемых учеными вопросов - мотивы эмиграции, образовательная и профессиональная структура ее потока, проблемы иностранного и родного языка, общения в эмигрантской среде, социального самочувствия в эмиграции детей и женщин, а также разводов, конфликтов и стрессов в эмигрантской среде.

Помимо тематических сборников и монографий в последние годы появляются и диссертационные исследования, посвященные рассматриваемой проблеме. Таковы, например, исследования В. Л. Сарапаса "Проблема социальной адаптации мигрантов к иной этнокультурной среде", Т. П. Тетеревлевой "Северная российская эмиграция: генезис и адаптационные процессы. 1918-1930-е гг."7 Т. П. Тетеревлева в третьей части труда, озаглавленной "Российские эмигранты в Норвегии и Финляндии", показывает специфику установления эмигрантами отношений с политической системой иностранных государств, их социально-экономической структурой и культурной средой, называет факторы, способствовавшие или препятствовавшие адаптационным процессам в каждой из этих сфер.

Российскую эмиграцию часто именуют детищем русской интеллигенции, ибо в потоке эмигрантов большей части до- и послереволюционных "волн" преобладали лица интеллигентских профессий. Именно поэтому закономерным стало участие эмигрантоведов в работе конференций изучающих историю российской интеллигенции. При обилии публикаций эмигрантоведов в сборниках материалов такого рода форумов мне удалось найти только один доклад интересующей нас в этом обзоре тематики - выступление Ю. В. Бойко "Основные факторы социальной адаптации российских специалистов-эмигрантов во Франции (1900-1930-е гг.)"8.

Подход Ю. В. Бойко к предмету близок методологии Т. П. Тетеревлевой и также имеет четко очерченный региональный характер, но отличается выраженной акцентуацией адаптации культурной, что объяснимо культурологической направленностью конференции.

По каким-то причинам, следующим после европейских стран крупным в географическом отношении регионом мира, заселенном российскими выходцами, проблемы адаптации которых интересуют отечественных исследователей, оказались страны Латинской Америки. Быть может, такое внимание оправданно именно в силу специфики российской диаспоры здешних мест: ее не столь уж большая численность, удаленность от крупных центров рассеяния, своеобразие условий жизни в этой группе государств. Назову публикации А. И. Сизоненко "Русская диаспора в Латинской Америке: проблемы сохранения национальной самобытности"9, Т. Л. Владимирской "Проблемы адаптации российских эмигрантов в странах Латинской Америки"10, Е. Н. Дик "Русские в Мексике: эмиграция и адаптация"11, статью этого же автора "У истоков российской эмиграции в Мексику:

1906-1926 годы. (По мексиканским источникам)"12, основанные на документах российских архивов статьи М. Н. Мосейкиной "К вопросу о выявлении и систематизации источников по истории адаптации российской эмиграции в Аргентине и Бразилии в 1920-30-е годы"13 и Э. Г. Путятовой "Русские источники по истории трудовой эмиграции в Южную Америку в конце XIX - начале XX века"14, работы М. Н. Мосейкиной "Роль государственных и общественных организаций в процессе адаптации русской эмиграции в странах Латинской Америки в 1917-1945 гг."15, Т. Ю. Нечаевой "Адаптация русских эмигрантов в Латинской Америке"16.

Вопросы адаптации российских переселенцев в странах Западной и Восточной Европы, а также Китае затрагиваются в подавляющем большинстве трудов по истории нашей эмиграции в эти государства, поэтому называть их не стану. Общая историография эмиграции из России в Северную Америку несколько меньше, пропорционально меньше и литература об адаптации российских переселенцев в этом регионе. Появилось пока ограниченное число материалов о странах Африки.

Это уже называвшаяся статья Н. Л. Крыловой "Гражданско-правовой аспект пребывания русских женщин в странах Африки" и работа А. Б. Летнева "Колониальный вариант адаптации: российская диаспора в странах Африки.

Попытки организации (1920-1940-е гг.)"17. За исключением Китая, мне совсем не известны труды соответствующей проблематики применительно к странам Азии, а также Австралии.

Как источник, восполняющий такого рода пробелы, рекомендую материалы периодической печати. Вопросы экономической адаптации россиян "четвертой волны" в Индокитае в определенной мере раскрывает публикация Б. Сасакина "Смак во смраде"18. Экономические и психологические аспекты жизни новоавстралийских русских переселенцев затрагивает Г. Валюженич в статье "Прыжок кенгуру"19.

Все известные мне источники относятся к "четвертой волне" и освещают именно психологическую (то, что происходит с новыми эмигрантами на уровне душевного состояния) и экономическую (род деятельности и условия труда, доходы, налоги и социальное страхование, качество жизни в его финансовом измерении) стороны пребывания россиян в эмиграции при явном доминировании материалов первой группы. Интересно, что ее большую часть составляют материалы в жанре интервью, причем с теми, кто рассуждать об этом имеет полное право: писателями властителями душ" и психотерапевтами-профессионалами. Это интервью В.

Амурского с поэтом Мануком Жажояном20, беседа А. Кырлежева с писателем Ю.

Малецким21, интервью Л. Богдановой с психотерапевтом С. Куприяновым 22, Вероники Боде - с психоаналитиком Каринэ Гюльазизовой23, интервью Л. Лозинского с психотерапевтом Э. Хусидом24. О том, какие проблемы встречаются в смешанных русско-американских семьях, рассуждает американский психоаналитик Алексис Белунд в беседе с М. Рипинской25. Об этом же, но уже в семьях русско-английских и русско-французских, публикация М. Орлинковой "Люди встречаются, люди влюбляются, женятся..."26 О взаимоотношениях людей старшего и среднего возраста в эмигрантских семьях и психологических проблемах пожилых новоэмигрантов статья Д. Гая "Секрет хрустального колокольчика"27, об отношениях детей и взрослых в эмигрантских семьях - материал Ганны Слуцки "Шаг назад и в сторону"28.

О том, стоит ли американским русским терять свою самобытность, становясь американцами, рассуждает М. Бузукашвили29.

Вопросы экономической адаптации на примере США раскрывает автобиографический материал Т. Черкасовой "Русская таксистка"30. О слагаемых успеха на пути к обеспеченной, благоустроенной жизни в эмиграции - практические рекомендации А. Тюрина из Канады31.

Адаптационные процессы имеют как общие закономерности, так и специфические особенности (по странам, сферам деятельности эмигрантов) и связаны с комплексом политических, экономических, социальных, юридических, культурных вопросов. Ввиду таковой масштабности проблемы адаптации Ю.А. Поляков выделяет основные направления ее исследования: определение правового статуса эмигрантов из России, дифференцированное изучение адаптации различных социальных и профессиональных групп, пути решения языковых проблем, преодоления психологического барьера, дискомфорта, выявление уровня политической и общественной активности, культурной деятельности, отношение эмигрантов к своей родине, национальным ценностям и роли этих факторов в адаптации32. Однако уже сейчас научная историография проблем адаптации эмигрантов представляется одним из самых системно разработанных разделов историографии эмиграции вообще, в ней имеются все необходимые дальнейшему развитию элементы, каждый из которых, в свою очередь, должен послужить (и уже служит) основой для образования взаимосвязанных подсистем с более глубоким, специфически-конкретным содержанием.

1. Ковалевский П. Е. Зарубежная Россия: История и культурно-просветительская работа русского зарубежья за полвека (1920-1970). Париж, 1971.

2. Раев М. Россия за рубежом: История культуры русской эмиграции. 1919-1939. М., 1994.

3. Источники по истории адаптации рос. эмигрантов в XIX-XX вв. М., 1997. С. 31-62.

4. Там же. С. 63-70.

5. Социально-экономическая адаптация рос. эмигрантов (конец XIX - XX в.). М., 1998.

С. 241-252.

6. В разной степени его результаты представлены и на других страницах книги.

Вопросы культурной адаптации и эмигрантской ностальгии раскрываются авторами, к примеру, в главе II (см. с. 28-35).

7. Сарапас В.Л. Проблема социальной адаптации мигрантов к иной этнокультурной среде. Автореф. дис.... канд. филос. наук. М., 1993; Тетеревлева Т. П. Северная российская эмиграция: генезис и адаптационные процессы. 1918-1930-е гг. Автореф.

дис.... канд. ист. наук. Архангельск, 1997.

8. Рос. интеллигенция на историческом переломе. Первая треть XX века. Тез. докл. и сообщ. науч. конф. Санкт-Петербург, 19-20 марта 1996 г. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996.

С. 159-162.

9. История рос. зарубежья. М., 1996. С. 146-151.

10. Там же. С. 152-162.

11. Там же. С. 163-172.

12. Источники по истории адаптации рос. эмигрантов... С. 130-134.

13. Там же. С. 79-86.

14. Там же. С. 71-78.

15. Социально-экономическая адаптация... С. 100-114.

16. Лат. Америка. 1996. N 12. С. 64-71.

17. Социально-экономическая адаптация... С. 115-127.

18. Иммигранты. 1997. N 16 (21). С. 27.

19. Там же. 1996. N 2 (3). С. 5.

20. Беседа, не вышедшая в эфир // Рус. мысль. N 4228. 25 июня - 1 июля 1998. С. 11.

21. "В тревоге есть настоящее..." // Там же. N 4196. 6-12 нояб. 1997. С. 14-15.

22. Надо быть реалистом // Иммигранты. 1997. N 12 (17). С. 23.

23. Россия - папа, Америка - мама? // Там же. 1998. N 4 (30). С. 4.

24. Там же. N 6 (32). С. 3

25. Я - жена американца // Там же. 1997. N 6 (11). С. 31.

26. Там же. 1998. N 5 (31). С. 23.

27. Там же. 1997. N 7 (12). С. 22-23.

28. Там же. 1997. N 12 (17). С. 16-17.

29. Суп из топора по-американски // Там же. 1998. N 5 (31). С. 3.

30. Там же. 1996. N 2 (3). С. 22-23.

31. Там же. 1997. N 3 (8). С. 10.

32. Поляков Ю. А. Адаптация и миграция - важные факторы исторического процесса // История рос. зарубежья. С. 14-18.

Глава 4Эмиграция и православие

Одним из важнейших направлений историографии эмиграции стало комплексное рассмотрение этой проблемы и вопросов веры, религии и церковности эмигрантской среды. Часто такая взаимосвязь очевидна, ведь согласно одному из определений термина "эмиграция" под ним понимается добровольное или вынужденное переселение из какой-либо страны в другую, вызываемое различными причинами, в том числе и религиозными. Пример такой эмиграции - диаспора кальвинистов, принужденных покинуть Францию в связи с полной отменой Нантского эдикта Людовиком XIV в 1685 г. Отъезд гугенотов затронул 200 тысяч человек, и к ним впервые на международном юридическом языке был применен термин "рефюжиэ", т.

е. ищущий убежища, который через два с половиной века будет применен к русским беженцам.

Последняя параллель не означает, будто российская после-октябрьская эмиграция также была вызвана религиозными причинами, хотя, конечно, гонения на Русскую православную церковь и, как следствие, невозможность отправлять свои религиозные потребности сыграли роль в числе других факторов, повлиявших на намерение того или иного лица покинуть Россию, однако безусловно, что эти причины не были определяющими.

Между тем российская история знает примеры и чисто религиозной эмиграции:

переселение в результате церковного раскола во второй половине XVII в.

старообрядцев на земли Эстонии, не входившей тогда в состав Российской империи.

Многим россиянам новшества патриарха Никона показались богопротивными, и на защиту веры, русского православного культа поднялись широкие массы и боярства, и крестьян, и духовенства. Царское правительство приняло реформу Никона, и на раскольников-староверов обрушились гонения и преследования. Спасение от жестоких наказаний, возможность сохранить старую веру крестьяне видели в бегстве. Они массами и поодиночке укрывались в лесах, одни из них бежали в Поволжье, за Урал, на северные окраины России, в Сибирь и на Дон. Другие устремились на запад - в Польшу, Курляндию, Пруссию.

В конце ХVII в. беглые крестьяне появились в Причудье (Чудское озеро - водная граница между Эстонией и Россией) и расположились на эстонском берегу озера на постоянное жительство (сами эстонцы из-за неплодородия почв здесь не селились).

В Причудье беглых крестьян привлекало многое: новопереселенцы получали от местных помещиков небольшие участки земли, арендовали право ловли на озере.

Беглецов не возвращали прежним владельцам, более того, они получали "плакат" вид на жительство. Из крепостного крестьянина беглец становился мещанином в одном из соседствующих с Причудьем эстонских городов.

Об этих процессах, о жизни русских переселенцев-старообрядцев на земле эстонской с конца XVII в. до наших дней, их культуре, быте, обрядах идет речь в книге Е. Рихтера "Кто и как жил на земле Эстонии: Этнографические очерки" (Таллин, 1996), хотя старообрядцы и не являются центральной этнокультурной группой, рассматриваемой в книге.

Другое понимание эмиграции - эмиграции как совокупности эмигрантов, проживающих в той или иной стране, способствует осознанию того, что определяющим связующим звеном России и ее диаспоры была русская культура во всем ее многообразии и православие как ее духовно-бытовой компонент (настоятельный призыв к исследователям российского зарубежья не забывать об этом сформулирован Е. Г. Осовским1) и позволяет перейти к рассмотрению другой группы трудов.

В великом множестве публикаций по истории российской эмиграции встречаем мы констатацию того, что вслед за русскими идет по миру и православие. Эта истина верна для всех времен и территорий, где оказывались русские переселенцы: от территорий, в отношении которых правительство России вынашивало планы русификации, до территорий, в отношении которых у него таких планов не существовало и не могло быть, ибо здесь российское рассеяние оказалось совсем по другим причинам.

Первую констатацию подтверждают статьи Д. Дехканова "Христианство в Средней Азии"2, Н. Митрохина "Православие в Туркменистане"3. Их включение в обзор оправдано еще и потому, что проживающие на территории бывшего Туркестана российские соотечественники с распадом СССР оказались своего рода "эмигрантами поневоле". Из публикаций мы узнаем, что первые православные приходы появились на территории Туркмении вместе с русскими военными и переселенцами, осваивавшими присоединенную к России Закаспийскую область, в середине XIX в. Ныне Русская православная церковь Туркменистана является одной из двух (вместе с мусульманами) конфессий, зарегистрированных в обретшей независимость стране. Однако, если в связи с массовой обратной эмиграцией русскоязычного населения из Туркмении у Н. Митрохина нет уверенности, что православной общине здесь суждено иметь будущее, то относительно перспектив православия в Узбекистане Д. Дехканов, наоборот, высказывает самые оптимистичные прогнозы.

Установление связей царского правительства с Китаем и поселение первых русских привело к появлению там Российской духовной миссии, просуществовавшей с конца ХVII в. по 1949 г., когда власть в Китае перешла в руки коммунистического правительства Мао Цзэдуна, положившего конец существованию Миссии. О ее деятельности на протяжении веков рассказывает книга д-ра философии профессора В. П. Петрова "Российская Духовная миссия в Китае"4.

Статья игумена Ростислава (Колупаева) "Русские в Магрибе"5 приурочена к 100летию установления российско-марокканских связей. Статья эта вновь подтверждает то наблюдение, что там, где ступает нога русского человека, вскоре появляется и православный храм. На какую бы почву не упали семена русского рассеяния, всходы православной веры не заставляют себя ждать. Из статьи мы узнаем следующие факты. С развитием мореплавания корабли под андреевским флагом все чаще появлялись у берегов Северо-Западной Африки. В 1898 г. в г.

Танжере, по обоюдному согласию императора Николая II и султана Мулая АбдальАзиза, было открыто генеральное консульство России.

В 1904 г. в этих краях появилась первая русская православная могила: в африканскую землю легли останки скончавшегося от ран флотского иеро-монаха отца Афанасия, служившего на крейсере "Аврора". В 1917 г. остатки прославленного Черноморского флота - 30 судов с личным составом и до 6000 гражданского населения, оказавшегося под покровительством Французской республики, прибыли в бухту г. Бизерта в Тунисе. Кто-то остался в этих местах и положил начало строительству русских православных церквей там, где некогда была древняя Карфагенская церковь. В начале 20-х гг. российские эмигранты начали прибывать в Марокко, которое стало для многих второй родиной. К концу 20-х гг. в Северной Африке проживало около 4 000 русских, не считая легионеров (о русских в Тунисе в составе французского Иностранного легиона пишет А. В. Канкрин в главе "Иностранный легион" своей книги "Мальтийские рыцари"6).

В столице Марокко Рабате люди, имевшие скудный эмигрантский достаток, но руководимые верой и надеждой на помощь Божию, построили храм в честь Воскресения Христова, объединивший всю русскую общину. Пример строительства Воскресенского храма в столице воодушевил наших соотечественников на создание православных приходов в других местах. В Танжере, портовом городе на Гибралтарском проливе, устроена была церковь в честь святителя Киприана Карфагенского, в Касабланке - Успенский храм. В г. Курибге - церковь, посвященная Святой Троице. В соседнем Алжире возникли приходы в честь Святой Троицы и апостола Андрея Первозванного. Что касается сегодняшнего дня прихода в честь Воскресения Христова, то следует говорить уже не только о русских, но и о всех единоверных православных христианах, проживающих в Рабате и других городах страны. В связи с резким ухудшением экономического положения в странах Восточной Европы многие сербы, румыны, болгары в поисках работы приезжают в Марокко. Церковь стала для них частичкой Родины. Авторитет Русской церкви в Марокко настолько высок, что на официальные королевские торжества представлять Россию приглашаются два человека - посол России и настоятель прихода.

О положении православной миссии в Африке "Русской мыслью" опубликовано еще одно свидетельство. Статья православного мирянина из Южной Африки Стефана Мефодия Хайеса7 рассказывает об истории и перспективах развития православной миссии на Черном континенте (Кении, Уганде и Танзании, Камеруне, Зимбабве и Мадагаскаре).

Мысль о том, что православие идет по миру вслед за русскими, содержится и в ряде других публикаций. Автор книги "Русские в Австралии" К. Хотимский отмечает8, что Церковь всегда имела исключительно большое значение в жизни русских. Это суждение верно и в отношении русских за границей. Где бы ни появлялись русские (в том числе и в Австралии), первым делом они стремились к устройству своих храмов. Помимо веры и носительницы традиций и обычаев, Церковь являлась и первым пунктом общественной жизни, куда люди приходят, чтобы учиться, молиться, на собрания, в клуб, по социальным поводам, праздновать различные события.

Несколько публикаций "Иммигрантов" посвящено российским эмигрантам в Финляндии. Автор очерка "Не сменившие веру" К. Обухов9 тверд в суждении: хотя многие из поселившихся в Финляндии до 1917 г. или бежавших туда после Октября меняли фамилию, делали ее "финляндизированной", но веру не менял никто. Эта истина верна и для сохранивших веру в условиях воинствующего атеизма и не отрекшихся от нее в условиях эмиграции "второй волны". Об этом - статья вицепредседателя правления Форума русскоязычного населения Финляндии К. Глушкова "Русская деревня в Ярвенпяя"10. Автор также считает православие неотъемлемой частью русских семейных традиций и этим объясняет активную "православность" бежавших с началом Зимней войны 1939-40 гг. на финскую территорию жителей Карельского перешейка. В каждом доме, в каждой комнате висела икона. Все отмечали православные праздники. На новом месте, где оказались беженцы, не было православного храма, и поначалу службы проходили в спортивном зале школы. В 1948 г. в небольшом поселке Ярвенпяя на деньги, собранные "с миру", была построена первая в Финляндии послевоенная церковь. Когда финские русские узнали, что в Ярвенпяя есть церковь, они стали перебираться сюда из других уголков Финляндии. В основном это были такие же беженцы. Так внутри финского поселка образовалась русская деревня в 500-700 жителей, таким образом, православная церковь выступила катализатором русского единства в те послевоенные годы и в какой-то степени продолжает выполнять эту функцию и сейчас: службы в православной церкви идут теперь один раз в месяц по-славянски для тех из стариков, кто еще жив, и для новых русских, которые приехали недавно.

Констатацию того, что переселившиеся во время Зимней войны в Финляндию карелы принесли с собой и православие, мы встречаем и в интервью митрополита Гельсингфорского Льва 3. Регонен11.

Ряд публикаций, также объединенных пониманием эмиграции как совокупности эмигрантов, проживающих в той или иной стране, посвящен взаимоотношениям церковных эмиграции и метрополии. Книга священника Г. Митрофанова так и озаглавлена: "Русская Православная Церковь в России и в эмиграции в 1920-е годы:

К вопросу о взаимоотношениях Московской Патриархии и русской церковной эмиграции в период 1920-1927 гг."12. В работе предпринята попытка рассмотрения и характеристики ряда важнейших постановлений и посланий высшей власти РПЦ, в которых получил свое отражение один из наиболее сложных вопросов русской церковной истории XX века - вопрос о взаимоотношениях центрального руководства РПЦ, находившегося в Москве и возглавлявшегося патриархом Тихоном и его каноническими преемниками, и группы русских епископов, руководившей значительной частью русской церковной эмиграции и принявшей в 1920-х гг.

название РПЦ за границей (до 1926 г. Русская зарубежная церковь объединяла все православное зарубежье, другие ветви русского православия за границей оформились позже, а потому взаимоотношения с ними Московской патриархии не могли быть объектом исследования автора, ограничившего свой труд рамками 1920гг.). Г. Митрофанов справедливо отмечает сложность данного опроса, которая состоит прежде всего в том, что уже сам факт возникновения РПЦ за границей создал весьма своеобразную ситуацию, трудноразрешимую с точки зрения сложившихся к тому времени канонических представлений. И хотя руководство Московской патриархии сумело в своих официальных установлениях уже в первые 5-6 лет существования Русской церкви за границей определить конкретные формы взаимоотношений с ней, развитие этих взаимоотношений в последующие годы, осложненное бесплодной политической полемикой и различием в понимания исторических задач Православной церкви в современном мире, пошло по пути, на котором между РПЦ (Московским патриархатом) и РПЦ за границей было утеряно не только политическое, но и евхаристическое единство церковной жизни. Его сменило литургическое разобщение и церковно-историческое противостояние.

Для более полного представления о характере взаимоотношений РПЦ ЗГ и РПЦ МП в книге помимо документов Московского патриархата рассмотрены и некоторые важные документы, исходившие от руководства РПЦ ЗГ, в которых позиция этой церковной группы по отношению к РПЦ МП оказалась изложенной наиболее четко и определенно. Учитывая то, что разбираемые в книге указы, постановления и послания руководства как РПЦ, так и РПЦ за границей, появившейся десятки лет тому назад, крайне редко публиковались впоследствии, и то лишь в трудно доступных для широкого читателя изданиях, как правило, выходивших за рубежом, наиболее важные из этих документов публикуются без всяких сокращений в качестве приложения к книге Г. Митрофанова. И с этой точки зрения книга особенно ценна.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:

«Амурская областная научная библиотека имени Н.Н. Муравьева-Амурского Отдел библиотечного развития Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году Аналитический обзор Благовещенск Амурская областная научная библиотека и муниципальные библиотеки области в 2011 году / Амур. обл. науч. б-ка им. Н.Н. Муравьева-Амурского; ред.-сост. Л.Ф. Куприенко – Благовещенск, 2012. – 112 с. Редактор-составитель: Куприенко Л.Ф. Ответственный за выпуск: Базарная Г.А....»

«НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ В МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Марина КАРАСЕВА ПЕРЕМЕНА ВРЕМЕНИ ВО ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН: К ПОЛУВЕКОВЫМ ИТОГАМ РАЗВИТИЯ МУЗЫКАЛЬНО-СЛУХОВОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИИ Перемена времени во время перемен По статистике, наиболее часто задаваемый в космосе вопрос — «Где мы находимся?» Изобрели даже специальные часы, дополнительно определяющие местоположение человека в определенном часовом поясе. Где бы человек ни находился, ему нужны порядок и ориентиры, в том или ином...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 14 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Тверская 13, 13.10.2015 Фламенко на новой родине В Московском доме национальностей открылась уникальная выставка, которая с помощью документов и фотографий воссоздает историю испанских детей, спасшихся от фашистов в 1937 году, для которых Россия стала второй родиной. Государственная политика и инициативы органов власти Ведомости, 14.10.2015 Управление...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) СКАНДИНАВСКИЕ ЧТЕНИЯ 2006 ГОДА Этнографические и культурно-исторические аспекты СБОРНИК СТАТЕЙ Санкт-Петербург Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_05/978-5-88431-162-6/ © МАЭ РАН УДК94+80+39+75/78(4-012.1) ББК 63.5 С42 Рецензенты: Ответственные редакторы: И.Б. Губанов, Т.А. Шрадер Скандинавские чтения —...»

«Г.Т. Тюнь ТРУДЫ АКАДЕМИКА Н.А. СИМОНИИ: ОТ ПРОБЛЕМ ФОРМИРОВАНИЯ НАЦИИ В ИНДОНЕЗИИ — К ТЕОРЕТИЧЕСКИМ ПРОБЛЕМАМ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ Нодари Александрович Симония — выдающийся российский ученый, вклад которого в историческую науку, политологию и философию истории трудно переоценить. Теоретиков и философов общественного развития всегда немного, среди востоковедов их по понятным причинам — разобщенности, многообразия и специфичности исследуемых обществ — еще меньше. Востоковедение же наилучшим образом...»

«Годовой отчет ОАО «ТВЭЛ» за 2008 год Годовой отчет ОАО «ТВЭЛ» за 2008 год Оглавление Раздел I. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ.. Обращения первых лиц... 4 Общая информация об ОАО «ТВЭЛ».. 7 Филиалы и представительства.. 8 Историческая справка... 9 РАЗДЕЛ 2. КОРПОРАТИВНАЯ ПОЛИТИКА.. 10 Структура Корпорации «ТВЭЛ».. 10 Корпоративное управление.. 1 Стратегия... 2 РАЗДЕЛ 3. ОСНОВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.. 40 Маркетинговая деятельность ОАО «ТВЭЛ».. 40 Международное сотрудничество.. 49 Приоритетные направления деятельности.....»

«В.И. Дашичев ОТ СТАЛИНА ДО ПУТИНА Воспоминания и размышления о прошлом, настоящем и будущем Москва НОВЫЙ ХРОНОГРАФ УДК 94(47).084:821.161ББК 63.2(2)+84(2=411.2)6-49 Д21 Дашичев, В.И. От Сталина до Путина. Воспоминания и размышления Д21 о прошлом, настоящем и будущем. / Дашичев В.И. – М. : Новый Хронограф, 2015 – 608 с.– ISBN 978-5-94881-267-0. В книге представлено авторское восприятие узловых проблем политического, экономического и духовно-нравственного развития Cоветского Союза и России, их...»

«АКТ № 22 ГО СУ ДА РСТВЕН НО Й И СТО РИ К О -КУ Л ЬТУ РНОЙ Э К С П Е РТ изы по земельным участкам, включающим все территории островов Антипенко и Сибирякова, под объекты мест отдыха общего пользования в Хасанском районе Приморского края. Настоящий акт государственной историко-культурной экспертизы (далее экспертиза) составлен в соответствии с Федеральным законом от 25.06.2002 г. № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (гл. 5, ст. 28...»

«Батько Б.М. СОИСКАТЕЛЮ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ (от диссертации до аттестационного дела) МОСКВА УДК 001 ББК72 Б28 Батько Б.М. Б28 Соискателю ученой степени. Практические рекомендации (от диссертации до аттестационного дела). 4-е изд., переработанное, дополненное. -М: СИП РИА, 2002. 288 с., ил. ISBN 5-93535-009-2 © Батько Б.М., 1999-2002 © НИИЦ ПТ, 1999-2002 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1 ДИССЕРТАЦИЯ. СТРУКТУРА И ОФОРМЛЕНИЕ 1.1. ИЗ ИСТОРИИ ПРИСУЖДЕНИЯ УЧЕНЫХ СТЕПЕНЕЙ 1.2....»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления октябрь 2015 года ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО. 10 ГОСУДАРСТВО И ПРАВО Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления ВОЕННОЕ ДЕЛО КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ...»

«Уфимская государственная академия искусств имени Загира Исмагилова Кафедра истории музыки Широкова Тамара Юрьевна Соната для фагота и фортепиано G-dur К. Сен-Санса: к вопросу претворения образов Практикум по истории зарубежной музыки Научный руководитель: канд. искусствоведения, преподаватель Павлова П.В. Содержание Введение..3 1. Основная часть..6 2. Заключение..19 3. Список использованной литературы.22 4. ВВЕДЕНИЕ Франция начала XIX века. Это время, когда монархия начала сдаваться под напором...»

«Восточный административный округ есть место подвигу ВсеВолод ТимофееВ, префект Восточного административного округа города Москвы Дорогие Друзья! Без малого семьдесят лет прошло с тех пор, как отгрохотал победный салют над страной. Всего лишь менее века назад и — меньше минуты на часах истории! — вместо аромата цветов в воздухе плыл запах пороха и выхлопов моторов, а цветы были раздавлены траками танковых колонн, идущими своей тяжёлой поступью, а нивы покошены их курсовыми пулемётами. Воздух...»

«Серия «ЕстЕствЕнныЕ науки» № 1 (5) Издается с 2008 года Выходит 2 раза в год Москва Scientific Journal natural ScienceS № 1 (5) Published since 200 Appears Twice a Year Moscow редакционный совет: Рябов В.В. ректор МГПУ, доктор исторических наук, профессор Председатель Атанасян С.Л. проректор по учебной работе МГПУ, кандидат физико-математических наук, профессор Геворкян Е.Н. проректор по научной работе МГПУ, доктор экономических наук, профессор Русецкая М.Н. проректор по инновационной...»

«Дорогие друзья! Наша миссия, опираясь на неиссякаемую веру в человеческие способности, дать молодежи с ограниченными возможностями здоровья доступ к качественному профессиональному образованию – доступ к успеху. Перед вами двадцать одно эссе двадцать одна история пути к профессии ребят с нарушенным слухом, иллюстрирующая результаты нашей работы. Для кого были написаны эти Истории? Для школьников, которые еще только думают о выборе профессионального пути, для абитуриентов, которые сомневаются и...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА-ДЕТСКИЙ САД №15» ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ОБ ИТОГАХ РАБОТЫ МБОУСОШДС № ЗА 2014-2015 УЧЕБНЫЙ ГОД ДИРЕКТОРА МБОУСОШДС №1 Потемкиной Ирины Викторовны Составители: Потемкина И.В., Блинникова Н.А., Мясников В.В., Кириллова Л.П., Рыбакова И.А., Суремкина О.М., Минакова С.В., Клевак С.И., Маркульчак М.Ю., Довалева Е.И., Угничева Я.И., Чумаченко Е.Р., Дементиенко А.В., Белоконь А.Д. г. Симферополь, 2015 г. Счастливо то...»

«Проект Хронотрон Сергей Валянский Дмитрий Калюжный Другая история Средневековья цивилизация – эхо Крестовых походов Содержание: СОЗДАНИЕ ТРАДИЦИИ ЧЕЛОВЕК И НАЧАЛО ИСТОРИИ МИФЫ АРХЕОЛОГИИ ДРЕВО ВЕРЫ ИСТОРИЯ ГРЕКОВ ЖИЗНЬ В ЛАДУ С ПРИРОДОЙ О ЧЁМ ПИШЕТ ГЕРОДОТ ВОСТОК – ДЕЛО ТОПКОЕ НАУКА ВПРОК КОТЁЛ ЦИВИЛИЗАЦИИ КУЗНЕЦЫ И КУПЦЫ ИСТОРИЯ ВЕЩЕЙ ТРИАДЫ ПАРНЫХ БОГОВ ГДЕ ИНДИЯ? КИТАЙСКИЕ ЧУДЕСА: ЗАТМЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЯ Предисловие Первые главы этой книги написаны давно. К моменту нашей встречи один из нас уже...»

«История кафедры 18 декабря 1923 года в истории оториноларингологии города Ростова-наДону произошло знаменательное событие – была открыта ЛОР клиника медицинского факультета Северо-Кавказского госуниверситета. Сейчас кафедра болезней уха, горла, носа РостГМУ – ведущий методический, научный и клинический центр оториноларингологии Юга России. Формирование Ростовской школы оториноларингологов проходило под влиянием ведущих научных центров нашей страны, прежде всего СанктПетербургской и Московской...»

«НАША ИСТОРИЯ УДК 02(470)(092) Н. М. Березюк, А. А. Соляник Библиотековед Надежда Яковлевна Фридьева: опыт биографического исследования. (К 120-летию со дня рождения) Жизненный и творческий путь выдающегося библиотековеда Надежды Яковлевны Фридьевой (1894–1982). Ключевые слова: история украинского библиотековедения, харьковская школа библиотековедения, Харьковский государственный институт культуры, научная библиотека Харьковского университета, Надежда Яковлевна Фридьева. Надежда Яковлевна...»

«Алексей Федотов СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ ТОМ I. СВЕТ ВО ТЬМЕ У ИСТОКОВ СИСТЕМЫ РАЗНЫЕ РАССКАЗЫ Издание осуществлено при поддержке Благотворительного Фонда Святителя Николая Чудотворца в год литературы в России Иваново ББК 84-5 Ф34 Федотов, А. А. Собрание сочинений. Том I. Свет во тьме. У истоков системы. – А. А. Федотов. – Иваново, 2015. – 500 с. В первый том собрания сочинений А.А. Федотова вошли цикл исторических повестей «Свет во тьме» (2009-2010), повесть «У истоков системы» (2012) и сборник...»

«Данакари Ричард Арами ЭТНИЧЕСКОЕ БЫТИЕ УДИН: ОПЫТ ПОЛИТИКО-ФИЛОСОФСКОГО И ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В статье впервые осуществляется исследование философских проблем бытия такого этнического меньшинства как удины. В ней выявляются экзистенция истории, объективные основания и жизненный мир удинского этноса от античности и до современности, раскрывается феномен их культуры и идентичности, определяется специфика многоязычия и комплиментарности. В результате исследования определены векторы и...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.