WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

«ИСЛАМОВЕДЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И СНГ: ДОСТИЖЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ ТОМ II Казань – УДК 297. ББК 86.3 Научный редактор: кандидат исторических наук, доцент ...»

-- [ Страница 5 ] --

М. Бигиев, критикуя ее, пишет о «крайне порочных» медресе и минбарах. Он был убежден в том, что туркестанские и индостанские, арабские и турецкие медресе не дают шакирдам ничего кроме толкований к грамматике, синтаксису, логике, каламу и фикху, подвергая разрушению разум учащихся. Кафедры проповедников, которые наВ день воздаяния те, кто вёл за собою других, кто был примером для других в неверии и неповиновении, отделятся от тех, кто следовал за ними, и скажут им: «Мы не призывали вас следовать за нами по грешному пути. Это было ваше желание и неразумное поведение» // Коран. Сура «Бакара/Корова, аят 166; «Те, которые не идут прямым путем, привыкли следовать за тем, за чем шли их отцы. И тогда призывают из следовать за тем., что ниспослано Аллахом, они отвечают: «Нет, мы не откажемся от того, на чём застали наших отцов».

Предпочтение «пути отцов» прямому пути, указанному Аллахом, – это большой грех. Неужели и тогда, когда их отцы лишены были разумения и не шли по прямому пути?» /Сура «Бакара», аят 170.

Бигиев М. Моя обязанность / / Ил. – 22 октября, 1913. – № 3. – С. 34.

–  –  –

ряду с медресе должны были придавать силу разуму, волю сердцам, доносить до людей религию, мораль и слово Корана, стали использоваться для затуманивания и обмана исламской уммы. В результате ложного знания, распространявшегося из этих двух святых храмов веры – медресе и минбаров – мусульмане потеряли как веру, так и мирское процветание. Подчеркивая отрицательную роль таклида в истории Ислама, Муса Бигиев обратил внимание, что в начале ХХ века формируется новый тип таклида: «Если традиционный таклид представлял собой жертвование Шариатом путем преклонения перед священностью мазхабов, то современный таклид стал отказом от Ислама и принесением в жертву мусульманской уммы на фоне собственного самоуничижения, возникшего из-за очарования величием западной цивилизаций и ее политическими достижениями. Мы, не следуя тому ценному, что есть на Западе, последовали всему бесполезному, что в нем имеется. Не понимая ничего из нового, мы, тем не менее, растеряли все самое святое, что у нас было ранее»234. В этой связи М. Бигиева беспокоит то, что новый таклид постепенно превращается в методологический принцип осмысления всей истории мусульманских народов: «Страсть к новому таклиду не ограничивалась лишь нашими общественным состоянием. Мы стали подражать западной мысли и своим мышлением и своей историей. Мы придали истории Ислама тот же вид, какой имела история христианства. Так, в мире Ислама возникли идей религиозной реформации. В головах некоторых наших мыслителей возникли мысли о реформации по западному образцу. Они словно хотели, чтобы и Ислам не был бы лишен чести иметь свое движение, подобное движению М. Лютера. Некоторые турецкие писатели стали считать Ислам чем-то подобным протестантизму, возникшему в христианском мире, и провозгласили…пророка Мухаммада…реформатором, подобным Мартину Лютеру. Таким образом, получалось, что самое важное в Исламе – это его протестантская сущность! Получалось, что главное достоинство Великого Законодателя в том, что он был подобен Лютеру!»235. Чтобы выйти из этого состояния считает Муса Бигиев «необходимо свободомыслие и священный статус Ислама»236. Среди всех форм проявления таклида М. Бигиев особо выделяет следование какой-либо богословско-правовой школе – мазхабу. «По моему мнению, учение такой Бигиев М. Моя обязанность….. – С. 35.

–  –  –

священной религий как Ислам никаким образом не может быть ограничено узкими рамками… мазхабов. Ограничение ислама такими тесными границами, несомненно, является недостатком. В этом вопросе я, конечно же, отвергаю мазхабы»237. Его не устраивала абсолютизация учения отдельного мазхаба, которая в свою очередь приводила к противостоянию представителей различных мазхабов и, в конечном счете, к расколу в мусульманской умме: «Ислам никогда не терпел убытка от разногласий. Все беды, обрушившиеся на него, происходили от призывов к объединению в рамках одного мазхаба, к единомыслию»238. Поэтому его критика была направлена не против самих мазхабов, тем более, их основоположников, а против современной их трактовки. Возникновение мазхабов он рассматривает как естественный процесс в развитии мусульманского права. Он читает, что основанные первыми имамами мазхабы ставили целью «показать каждому члену уммы пути применения Корана и Сунны Пророка во всех ситуациях соответственно времени и целесообразности….

Это…большое наследство, оставленное нам непорочными предками…в качестве образца»239. Муса Бигиев говорит о том, что уважение к первым муджтахидам не означает сковывания мыслей их последователей, отмечает, что необходимое по Шариату подражание одной или нескольким школам будет означать отмену Корана, а ограничение Ислама взглядами лишь нескольких муджтахидов или одного мазхаба будет означать: «опускание знания правильного пути до уровня знания одного – двух муджтахидов»240.Он отстаивает мнение, что необходимо решать новые проблемы, возникающие на повестке дня, а для этого следует обращаться не к книгам мусульманского кодекса, а непосредственно к Корану и Сунне.

Ректор уфимского медресе «Галия-Диния» Зия Камали, по своим богословским взглядам считавшиеся одним из самых радикально мыслящих, по данному вопросу практически придерживался такой же позиций, что и М. Бигиев. При этом он подчеркивал, что отдает предпочтение ханафитскому мазхабу, основатель которого Абу Ханифа доводил до последующих поколений правоверное мусульманское Бигиев М. Несколько вопросов вниманию народа. – Казань, 1912. – С. 16.

Бигиев М. Небольшие размышления по большим вопросам. – Казань, 1914. – С. 48.

Бигиев М. Моя обязанность…– С. 48.

Бигиев М. Каваид-и – фикхия / Основы мусульманского законодательства. – Казань, 1910.

– С. 184-185.

учение, исходящее от самого пророка Мухаммада241. Г. Буби также обратил внимание, что возникновение мазхабов означало свободу мысли и слова: «Между сподвижниками Пророка и великими имамами возникали разногласия по вопросам иджтихада, но ни один из них не обвинял другого в неверии и заблуждении и не считал его врагом»242. Но постепенно люди стали слепо подражать высказываниям древних, хотя и авторитетных факихов, не утруждая себя достоверными доказательствами их правоты, «из-за того, что каждая группа придерживались руководства только одного имама, усилился фанатизм в мазхабах….эти разногласия стали…проклятием народов ислама»243. Р. Фахретддин также высказался по этому вопросу. Он доказывал, что возникновение мазхабов является проявлением обновленческой сущности ислама, иначе: «не могли бы появляться такие великие деятели как имам Малик и имам Шафия, Суфиян Сури… и, тем более, сложиться правовые школы – мазхабы, как например, мазхаб имама Абу Ханифы, являющегося совершенным образцом воплощения свободомыслия»244. В дальнейшем, следуя одному из четырех мазхабов необходимо: «как можно плотнее и усерднее следовать за Кораном и Сунной. Ибо каждый из основоположников известных четырех мазхабов запрещал следовать за собой, пока ищущий сам не находил и не узнавал доказательства. Это требование хорошо выражено в знаменитых словах Абу Ханифы: «Запрещено кому бы то ни было, кто не знает моего доказательства, выносить постановления – фетвы, ссылаясь на мои слова»245. Р. Фахретддин считает, что нет причин для абсолютизации мазхабов и по другой причине, поскольку «когда речь идет о мазхабах, то следует знать, что основателями их не являются Абу Ханифа и Шафия, Малик и Ибн Ханбаль. Упомянутые мазхабы основаны другими людьми спустя много времени после смерти названных мыслителей. Поэтому они не совсем бы согласились с тем, что к их именам привязываются такие мазхабы, что очень часто их именами спекулируют или прикрываются ими»246.

Мусульманские ученые, в целом, отстаивали мнение, что двери иджтихада открыты и необходимо готовить своих муджтахидов в каКамалов Т.Р. Зия Камали о вере и правоверности в исламе / / Исламо-христианское пограничье: итоги и перспективы изучения. – Казань, 1994. – С. 67.

Буби Г. Прошло ли время иджтихада?. – Казань, 1909. – С. 15.

–  –  –

ждом историческом периоде. Улемы, старающиеся предотвратить религиозный фанатизм, утверждали, что слова «иджтихад исчез» отравляют мусульманского общество. Среди реформаторов рубежа XIX-XX вв., были и те, кто считал тремя великими муджтахидами российских мусульман Г. Курсави, Ш. Марджани и М. Бигиева247. К этому списку я хотел бы добавить еще одного человека, который, несомненно, достоин, быть назван муджтахидом российских мусульман современного периода – Ризаэтддина ибн Фахретддина.

АННОТАЦИЯ

В статье автор рассматривает вопросы иджтихада и таклида в татарской мусульманской теологии.

DINAR GALLYAMOV

THE IJTIHAD AND TAKLID IN TATAR MUSLIM THEOLOGY

–  –  –

In article the author considers questions of Ijtihad and Taklid in the Tatar Muslim theology.

Keywords: Ijtihad, Taklid, Islam, Tatar theology.

Ключевые слова: иджтихад, таклид, ислам, татарская теология.

А.Г. Симбири Современные вопросы / / Шуро. – 1913. – № 9. – С. 263 – 264..

УДК 297.1

ОЛЬГА СЕНЮТКИНА

ИСЛАМ В ИСТОРИИ НИЖЕГОРОДСКИХ ТАТАР И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В ИССЛЕДОВАНИЯХ УЧЕНЫХ

Ислам в истории нижегородских татар играл и продолжает играть значимую роль. Аргументировать этот тезис мы можем по результатам исследования процесса развития мусульманских общин Нижегородчины и, прежде всего, его духовной составляющей. Именно анализ основных тенденций развития мусульманских приходов края показывает роль и место исламского компонента в мировоззренческих установках нижегородских татар-мусульман на протяжении длительного периода существования их махалля.

На сегодня основные вехи истории мусульманских приходов Нижегородчины проанализированы в специальной литературе достаточно подробно. Отметим, что это – результат достижений последних двух десятилетий развития отечественной историографии. До 1990-х годов в литературе встречались лишь обрывочные отдельные оценки религиозной жизни мусульман Нижегородчины, данные в разные периоды наблюдателями, как правило, немусульманами, в прессе, отдельных статьях и заметках248.

Исторические исследования, направленные на выявление тенденций развития татарских общин Нижегородской области на всей временной протяженности их существования, были активно развернуты в конце XX века в условиях Мусульманского Ренессанса в России.

Именно тогда активизировалась деятельность исламской общины региона.

В своих выступлениях и обращениях того времени к верующим и общественности председатель Духовного управления мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородской области Умар-хазрат Идрисов неоднократно подчеркивал важность восстановления исторической ретроспекции того, что происходило в мусульманской среде Нижегородчины в предшествующий исторический период. Он был убежден, Герберштейн С. Записки о Московии. – М.: Изд-во МГУ, 1988; Лепехин И.И. Дневные записки путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства – СПб.: Импер. Академия наук, 1795-1814; Олеарий А. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно //Нижегородский сборник, изд. под ред. А.С.Гациского. – Нижний Новгород: тип. Ниж.губ.правл., 1890. Т. II /Прил. – С. 11-26 что прежде чем постигать историю мусульман в мировых масштабах, татарам, живущим на нижегородской земле столетиями, надо было обратиться к историческим реалиям своей Малой Родины, понять, какую роль сыграл ислам в жизни татарского этноса, прочувствовать эти сюжеты через истории своих собственных деревень.

Для него человека верующего, богослова, пастыря, было чрезвычайно актуальным и просто по-человечески интересным узнать, как влиял ислам на жизнь нижегородских татар-мишарей, как в рамках шариата развертывалась деятельность мусульманских махалля, как формировался кадровый состав религиозных лидеров-имамов и т.д.

Эту убежденность Умар Юсипович передал нижегородским историкам. По его инициативе была сформирована группа ученых под руководством востоковеда Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского Сергея Борисовича Сенюткина. Развернулся научный поиск, связанный с решением написания истории исламских общин края, основанный на исследовании архивных материалов и результатах опросов жителей татаро-мусульманских деревень края.

Первым итогом деятельности ученых явились две коллективных монографии по истории исламских общин Нижегородчины249, в которых впервые был представлен систематизированный материал, показывающий конкретику религиозной жизни края по всем татарским деревням, а также Нижнему Новгороду в исторической ретроспекции.

Прослеживалась динамика строительства мечетей, медресе, выявлялись имена имамов, судьбы махалля в период репрессий и др. Отметим, что труд нижегородских историков под руководством С.Б.Сенюткина был отмечен местной властью: книга «История исламских общин Нижегородской области» получила премию Нижнего Новгорода за позитивный вклад в развитие межконфессиональных и межэтнических отношений в регионе. Работа по истории исламских общин отдельного региона внутренней части России была первой в историографии исследовательской работой такого рода.

Однако самым ярким интересным трудом по истории нижегородских мусульман, без сомнения, является монография Сергея Борисовича Сенюткина «История татар Нижегородского Поволжья с поИдрисов У.Ю., Сенюткин С.Б., Сенюткина О.Н., Гусева Ю.Н. Из истории нижегородских мусульманских общин в XIX - 30-х годах XX века. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 1997;

Сенюткин С.Б., Идрисов У.Ю., Сенюткина О.Н., Гусева Ю.Н. История исламских общин Нижегородской области. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 1998 следней трети XVI до начала XX вв.»250. На этом материале была успешно защищена диссертация на соискание степени доктора исторических наук. Результаты работы были высоко оценены общественностью, как на уровне академического сообщества251, так и вне его: в широких читающих кругах. На сегодня эта книга уже стала раритетом. Добавим, что именно она положила начала научному направлению по изучению истории нижегородских татар-мусульман.

Среди иных сюжетов книга дает основу для понимания роли ислама в жизни нижегородцев на протяжении многовекового периода ее истории, демонстрирует мастерство автора в работе с историческими источниками и комплексный подход к изучению поставленных проблем. Специальная глава монографии (глава IV) посвящена духовной жизни мусульман края252.

В развитие исследования жизни нижегородских татар применительно к советскому времени была написана монография Ю.Н.Гусевой, ученицей С.Б.Сенюткина; на материалах исследования ею была защищена кандидатская диссертация. Одна из глав указанной монографии (глава III) посвящена мусульманским общинам Горьковской (Нижегородской) области. В ней рассмотрены особенности духовной жизни нижегородских мусульман в непростые для верующих людей годы официального атеизма253.

Развитием сюжета о роли ислама в реалиях Нижегородчины стали труды по истории мусульманского образования края254, отдельных татаро-мишарских деревень255. И это вполне закономерно, так как создание такого рода исторических исследований невозможно без Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв. (Историческая судьба мишарей Нижегородского края) - Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001 Хайретдинов Д.З. Научный прорыв С.Б.Сенюткина //Минарет. – 2004. - № 3. – С. 32-36 Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв. (Историческая судьба мишарей Нижегородского края) - Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – С.254Гусева Ю.Н. История татарских сельских общин Нижегородской области в XX веке (1901-1985 гг.). – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2003. – С.151-210 Мухетдинов Д.В. Из прошлого религиозного мусульманского образования на Нижегородчине в XVIII – начале XX вв. – Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2004 Сенюткин С.Б., Сенюткина О.Н., Гусева Ю.Н. История татарских селений Большое и Малое Рыбушкино Нижегородской области (XVI-XX вв.). – СПБ.: Изд.Дом «Иван Федоров», 2001; Сенюткин С.Б., Сенюткина О.Н., Сабиров С.В. История татарской деревни СафаджайКрасная Горка в XV-XX веках. - Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2006; Сенюткина О.Н. История Татарской Медяны (XVII-XXI вв.). – Нижний Новгород: Изд-во «Нижегородбланкиздат», 2008; Сенюткина О.Н., Магжанов С.М. Из истории татарской деревни Ишеево. – Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2005 описаний проявления в социальной жизни мусульман того заряда духовности, который идет от исламских мировоззренческих установок.

Особенности религиозной жизни сезонных приходов, функционально связанных с развитием товарно-денежных отношений, были показаны на примерах действия махалля Макарьевской и Нижегородской ярмарок О.Н.Сенюткиной и И.К.Загидуллиным256. Нижегородские мусульмане также были членами этих махалля наряду с купцами-мусульманами и России и других государств.

Научное проникновение в мусульманские сюжеты логично привело к исследованию вопроса об уровне политизации российских мусульман в условиях резких российских перемен рубежа XIX-XX вв. и месте в этих процессах нижегородцев, что было сделано в монографии О.Н.Сенюткиной «Тюркизм как историческое явление»257. Также активизировался интерес к явлениям, имеющим внерегиональное звучание: теме ваисовства258, истории ОМДС и его муфтиев259, к личности Габдуллы Сулеймани260 и др.

Отдельные источниковые находки, сделанные в ЦГИА РБ и других архивах О.Н.Сенюткиной, позволили рассуждать об особенностях исламского мировоззрения нижегородских мусульман в XIX веке, в частности, о проявлениях суфизма. Стало вполне обоснованным первоначальное предположение о нижегородских корнях одного из российских муфтиев261. Интересным является сюжет, показывающий отношение нижегородских мусульман к созданию ОМДС, подробно рассмотренный в одной из научных статей262.

Сенюткина О.Н., Загидуллин И.К. Нижегородская ярмарочная мечеть – центр общения российских и зарубежных мусульман (XIX – начало XX вв.) – Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2006 Сенюткина О.Н. Тюркизм как историческое явление (на материалах истории Российской империи 1905-1916 гг.). – Нижний Новгород: ИД «Медина», Сенюткина О.Н. Ваисовство в контексте российского политического тюркизма //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. - 2006. - № 3(24). - С. 45-51 Сенюткина О.Н. Габдулвахид б. Сулейман б. Салюк. – Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2006 Сенюткина О.Н. Габдулла Сулеймани – делегат Всероссийских мусульманских съездов //Форумы российских мусульман. Ежегодный научно-аналитический бюллетень. - 2008. - № 3. - С. 54-56 Сенюткина О.Н. Габдулвахид б. Сулейман б. Салюк. – Нижний Новгород: Изд-во «Махинур», 2006 Сенюткина О.Н. Особенности организационного оформления единого мусульманского пространства России (начало XIX в.) //Вестник Нижегородского университета им.

Н.И.Лобачевского. Серия История.Вып. 1(4). – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2005. - С.

116-122 Серьезным промежуточным этапом в исследовании роли ислама на территории края явился Энциклопедический словарь «Ислам на Нижегородчине», изданный ИД «Медина» в 2007 году (серия «Ислам в Российской Федерации»)263. Традицией стало проведение в Нижнем Новгороде научных конференций по исламской тематике в рамках Фаизхановских чтений.

Предпринятый нами экскурс в историографию вопроса о роли ислама в истории нижегородских татар позволяет утверждать, что интерес к проблеме не только не гаснет, но, напротив, постоянно подпитывается реалиями современной жизни.

Проведенный учеными анализ значительного по объему (без какого-либо преувеличения) источникового материала дал возможность для ряда обобщений.

Однозначно история ислама на Нижегородчине уходит глубоко в прошлое региона. Сколь глубоко, помогут уяснить археологи. В настоящее время началась реализация целевой научноисследовательской межрегиональной программы «Материальная культура народов Волго-Окского региона в эпоху средневековья:

формирование и развитие», рассчитанная на 2007-2011 гг. Куратор Программы на территории Нижегородского региона – доцент Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского Н.Н.Грибов. Программа призвана, среди прочего, на основании археологических раскопок дать достоверное знание по раннему периоду истории нижегородских татар.

Согласно письменным источникам, присутствие ислама на Нижегородчине можно уверенно фиксировать XV веком. Проанализировав объемный блок исторических источников, С.Б.Сенюткин пришел к выводу, что применительно к рубежу XVI-XVII вв. «большинство тюркского населения Арзамасского, Алатырского и Курмышского уездов было мусульманским по конфессиональной принадлежности.

Однако в сознании мишарей мусульманские убеждения переплетались с отдельными рудиментами язычества и идолопоклонства»264.

Ислам, как мощная нравственная основа жизни, идущая из глубины веков, как основа духовности последователей Пророка Ислам на Нижегородчине. Энциклопедический словарь. – Нижний Новгород: ИД «Медина», 2007 Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв. (Историческая судьба мишарей Нижегородского края) - Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – С.

Мухаммада, дает о себе знать на всем последующем периоде жизни нижегородских татар-мишарей.

Для понимания общей картины развития исламских общин Нижегородчины на последующих этапах, следует вспомнить, как рождались селения мусульман региона. Для этого можно обратиться к тексту упомянутой ранее монографии С.Б.Сенюткина.

Во времена Ивана Васильевича IV Грозного российские власти были вынуждены все чаще обращать внимание на земли вокруг Арзамаса и Алатыря, бывшие местами прорывов конных степняков юга

– крымских, азовских и ногайских кочевников. Дело в том, что арзамасские полевые просторы и алатырские степи давно уже стали своеобразными «коридорами» для грабительских набегов крымцев, азовцев, ногайцев на российские территории. Широкие безлесные берега вдоль Мокши и средней Оки (недалеко от Арзамаса) традиционно использовались для бросков степняков к Москве, а сотни верст ковыльного левобережья Суры долго служили им удобным проходом на Нижегородчину. Их объектом интереса было местное население, продаваемое после пленения на невольничьих рынках Кафы, Бахчисарая и Стамбула. Алчность кочевников распространялась на материальные ценности сел и городов, как правило, сжигаемых в ходе набегов. Так была уничтожена сама Москва весной 1571 года после жестокого натиска на неё крымцев под командой султана Девлет-Гирея.

Всё это заставило Ивана Грозного дать указания об организации структур пограничной службы на окраинных территориях страны.

Подчеркнем, что тогда таковыми, среди прочих, считались арзамасские и алатырские поля, леса и степи.

Первые пограничные сторожи появились в начале 70-х годов XVI века близ кромки арзамасских лесов265. Первенство арзамасских территорий перед алатырскими объяснялось непрекращающейся угрозой безопасности самой российской столице – Москве, принявшей соответствующие решения в целях обезопасить самое себя. И потому на землях, окружающих разъездные пути, стали размещаться пограничные станицы или поселяться сторожи-пограничники в уже существующие селения. Следует подчеркнуть ещё одну важную деталь:

наиболее пригодными для такой службы российские власти считали служилых татар-конников. Вполне приспособленные к долгосрочным Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв. (Историческая судьба мишарей Нижегородского края) - Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – Глава 1.

разъездам на безлесной равнине, прекрасные наездники и бесстрашные воины, боевые татары Касимовского царства (мещеряки), уже более века служили московским государям. К середине XVI века они обрели заслуженный авторитет в российском войске как очень мобильные и очень надежные защитники от крымских, ногайских и азовских нападений.

Более того, уже наступало время, когда ответные набеги служилых татар московского царя заставили ногайских ханов нижайше просить Ивана Грозного, «чтоб Мещеру свою унял».

Итак, с 70-х годов XVI века десятки служилых татар в приказном порядке перемещаются из-под Касимова, Темникова, Кадома в места к югу и юго-западу от Арзамаса. Их ограниченное количество (десятки, а не сотни человек) указывает, помимо прочего, на задачи перед ними поставленные: не отражение агрессии, а лишь своевременное упреждение уездного центра (Арзамаса) о появившейся орде кочевников.

Однако реальные события последней четверти XVI столетия показали, что не арзамасские, а алатырские места стали объектом набегов кочевников юга. В 1577, 1581 и 1593 годах ногайцы грабили поселения алатырской округи266.

И потому извлекшее для себя уроки правительство начинает перемещать в Присурье и Межпьянье новые партии служилых татар для защиты стыка арзамасской и алатырской округ. В самом начале XVII века в степях и лесных урочищах близ Пьяны возникают поселения служилых татар, вновь перемещенных с Мещеры и из-под Арзамаса.

Так в первое десятилетие того века родились Камкино (не позднее 1603 года), Шубино (1602 г.), Пица (1609 г.). Затем появились Ендовищи (до 1611), Грибаново (до 1613 г.), Уразова (Уразовка) (до 1615 г.), Малая Пара (Кадомка) (до 1615 г.), Малая Пица (Карга) (до 1623 г.), Семеновская (до 1623 г.), Пошатово (до 1623 г.), Трехозерки (до 1623 г.), Актуково (1626 г.), Красный Яр (1641 г.). Таким образом, в первой половине XVII века рождаются новые общины служилых татар в Алатырском уезде: Шубина (30 человек во главе с Бекешем Розбахтеевым), Карга (15 человек во главе с Ертуганом Коконтаевым), Грибанова (12 человек во главе с Толубаем Агишевым), Семеновская (30 человек во главе с Биляем Сундуковым), Пара (43 человека во главе с Шемяком Шемердяновым и Кузьмой Судеяровым), Ендовищи (20 человек во главе с Чинаем Байбулатовым), Рыбушкина

Там же. – С.41

(12 человек во главе с Урмаем Утешевым), Новый Усад под Собачьим Островом (11 человек во главе с Тохбулатом Лучиновым) и др.

Размещенные в алатырских местах татары должны были защищать берега Пьяны и немногочисленные русские и мордовские деревни от грозных степняков юга.

Выполненные на рубеже XVI–XVII веков расчеты московских правителей оказались верными: пользуясь общероссийской Смутой, ногайцы вновь попытались атаковать алатырские и арзамасские места в 1612 году. Тогда их целью был уездный центр – Арзамас. Среди прочих, жертвами того набега стали жители татарских деревень Сафажая (Собачьего Острова, ныне Красная Горка), Рыбушкино, Шубино, Грибаново. Однако к югу от Пьяны ногайцев ожидало решительное сражение с объединенными силами русских, мордвы и татар под общей командой служилого мордвина мурзы Баюша Разгилдеева.

Ногайцы были разбиты, а арзамасские и алатырские служилые бросились за ними в погоню в юго-восточном направлении, вновь разбив неприятеля в степи близ города Ардатова, что недалеко от Алатыря.

В условиях Смутного времени, на которое приходится создание значительной части татарских селений края, государство Российское было неспособно вторгаться в процессы религиозной жизни местных приходов. Но уже с первой трети XVII столетия, когда стабилизировалась жизнь российского сообщества, волнами дает о себе знать политика христианизации неправославного, в том числе и мусульманского, населения. Как противодействие ей, развертывается длительный процесс борьбы за сохранение традиционной религии предков.

Важную роль в этой борьбе играли местные имамы, именуемые в те времена абызами267.

Рассмотрим на примере ранней истории деревни Суук-Су (село Ключищи Нижегородской области), какое влияние оказывал ислам на ту или иную ситуацию в жизни татарского селения. Деревня Ключищи родилась в 1643 году, расширив в 1644 году свой усад до 20 человек. После этого в том же 1644 году «Алатырского уезду служилые татаровя верстанные и неверстанные деревень Ендовищи и Уразово»

били челом к царю Михаилу Федоровичу пожаловать им «примерную землю» близ того усада и «государь их пожаловал»; «государь пожаловал им татарам владеть тою поместною землею всем поровну и государственные службы служить с того поместья всем помещикам Ислам на Нижегородчине. Энциклопедический словарь. – Нижний Новгород: ИД «Медина», 2007. – С.8, 68-73 вместе и государственный оброк платить тоже вместе и всякий поместный харч платить им вместе»268.

Свои права на землю ключищенцы, как правило, не оформляли, а довольствовались тем, что хранили копии с государевых грамот или выписки с писцовых книг, выданные их дедам и прадедам. Поэтому в более поздние времена, в конце XVIII в., в составленных родословных («шеджере») против имен служилых татар очень часто стояла фраза «не справя за собой пожалованного недвижимого умре». Наследовав землю, пусть и не оформляя это документально, потомки продолжали на ней трудиться, преумножая экономические возможности существования общины. Сельская жизнь общины стимулировала чувство близости друг к другу. К тому же, люди ощущали себя в едином конфессиональном сообществе (в рамках мусульманского прихода, махалля). Их объединяло исламское вероучение, единые религиозные обряды и праздники.

Итак, изначально деревня Ключищи возникла среди степей Межпьянья и её жители чередовали занятие земледелием и скотоводством с боевой службой. Весь XVII в. служилые татары России, в том числе Ключищ, вполне ощущали себя «государевыми людьми», выделяющимися среди массы закрепощенного большинства населения страны.

Материальный достаток и участие в государственных делах способствовали укреплению сознания собственного достоинства.

Ключищенцы не ждали «манны небесной» и благодеяний судьбы, а изначально старались самостоятельно обеспечить свою жизнь и свой статус служилых людей. Кроме того, возможно, что со второй половины XVII века у многих ключищенцев имелись на руках значительные по тем временам средства, что дало возможность ключищенской общине одной из первых среди служило-татарских деревень региона возвести свою собственную мечеть. Как об одной из самых ранних на Нижегородчине, зафиксированной за 1706 годом, о ней упоминают исторические источники.

Возвращаясь к разговору о государственной службе ключищенцев, отметим ряд фактов, связанных с историей алатырских служилых татар. В 1673 году алатырские татары десятками направляются под Космодемьянск. По-видимому, это было связано с нарастающей агрессией со стороны калмыков, пришедших в низовья Волги из Сибири. В 1677 году алатырские служилые татары брошены на борьбу с Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). - Ф. 1404 (Алатырская приказная изба). - Оп. 1. - Д. 1 а. - Л. 1– 4 турками, сражаясь со стотысячной армией османского султана Мехмеда IV под Чигирином. Между прочим, те бои решали дальнейшую судьбу российского государства: все ещё мощная Османская держава продолжала грозить ему вместе со своими вассалами и союзниками.

В ходе войны с Турцией в период 1678–1679 годов формируются новые рейтарские соединения и в них зачисляются служилые татары Нижегородчины. Среди иных мест боевых действий с турками, они несли службу в Верхове и Путивле. Алатырские служилые татары участвовали в крымских походах 1687 и 1689 годов, и многие из них погибли в безводных степях Крыма.

В приказном порядке ключищенцы направляются в 1680 году под Самару в условиях нарастающей агрессивности калмыцких князей.

Они участвуют в усмирении бунта башкир Кунгурского и Уфимского уездов в 1682–1683 годах. Один из ключищенцев, сын служилого татарина из группы основателей деревни Ключищи Ишенея Енбохтеева

– Смольян Ишенеев получил в 1688 году дополнительное наделение землей в размере 18 четей как награду за усердную службу. В 1688ом определяются на долгосрочную службу в степях близ Уфы, дабы держать государственный контроль над все ещё беспокойными просторами Башкирии. Помимо прочего, приведенные обстоятельства указывают на достаточно высокую степень доверия властей к алатырским служилым татарам (и ключищенцам в их числе), на уверенность государства в их благонадежности.

Таким образом, в первые же десятилетия существования своей деревни ключищенцы активно участвовали в процессе внутри- и внешнеполитической деятельности российского государства. Они воевали с Польшей и Турцией, обороняли неспокойные пограничные участки в волжско-уральских степях, сдерживая калмыцкую угрозу.

Изложенное свидетельствует, что изначально ключищенцы не только впитали в себя дух служилых государевых людей, но и проявляли качества подлинных россиян – верность долгу и государству, патриотизм и чувство коллективизма. Анализ дальнейшей истории татарской деревни Ключищи целиком подтверждает эти заявления.

Уже в марте 1644 года на общем собрании основателей Ключищ присутствовали священнослужители. Правда, это были абызы из соседних деревень. Они должны были по исламскому обычаю засвидетельствовать желание ключищенцев жить по принципам коллективизма и общинности. Согласно источникам там были абызы Кадебердя Девлеткильдеев, Уразай Килдебяков, Досай Ембаев, Мамай Тимаев.

Следует заметить, что вскоре в самих Ключищах появляются собственные служители мусульманского культа. Впервые в 80-х годах XVII века источники упоминают о присутствии там двух абызов – отца и сына Мексюта Сафардова и Максута Мексютова, незадолго до того перебравшихся в эту деревню из Ендовищ. Достаточно быстро включившись в общественную жизнь деревни, они активно отстаивали её интересы. Так, например, в 1688 году, Мексют Сафардов разбирался в ситуации земельного конфликта с жителями села Салган, а также в споре с влиятельными русскими помещиками:

Ф.Ф.Волконским, А.П.Прозоровским и Д.Т.Наумовым. Конфликт было преодолен, а М.Сафардов поставил личную подпись под соответствующими бумагами алатырской администрации от имени земляков, подтверждая, что ключищенцы удовлетворены итогами разбирательств.

Будучи по меркам своего времени людьми образованными, М.Сафардов и М.Мексютов занимались обучением детей ключищенцев постижению Корана и основам грамотности. Анализ более поздних материалов показывает, что они дали исток достойному семейству ключищенцев, в поколениях которого постоянно были исламские священнослужители269.

На первый взгляд, кажется непонятным, почему межевой документ, имевший серьезное значение для жителей деревни, подписывает человек, только перебравшийся в Ключищи из другой деревни, пусть даже имевший наследственную землю в ней, но, очевидно, малознакомый ключищенцам. Однако нужно, по-видимому, учитывать, что грамотных людей в тогдашней среде служилых татар было немного. К тому же, в списках жителей Ключищ 1644 и 1647 годов270, которыми мы располагаем, не указано ни одного абыза, поручная запись 1644 года подписана абызами соседних деревень, но не абызомключищенцем271. Поэтому поведение ключищенцев, пригласивших разобраться в ситуации земельного спора Мексюта Сафардова, было совершенно логичным.

Таким образом, уже во второй половине XVII века в Ключищах проживали мусульманские священнослужители, заложившие основу Сенюткин С.Б., Сенюткина О.Н. Историческая справка к генеалогическому древу семейства Ситдиковых. Нижний Новгород: [без изд.]., 2001 Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО). - Ф. 1404 (Алатырская приказная изба). - Оп. 1. - Д. 1 а. - Л.1 271 Там же. – Л.3 процесса постоянных религиозных служб. Со временем окажется, что они стали зачинателями тех семейных родов, чьи представители традиционно выступали в качестве служителей исламского культа, воспитателей и учителей многих поколений ключищенцев.

Процесс развития духовной жизни ключищенцев был схож с религиозной жизнью иных татарских деревень: здесь имелась исламская община во главе со своими предводителями-имамами (до создания ОМДС - абызами). Установленные факты их существования позволяют считать, что в Ключищах XVII века имелись грамотные, способные к проповеди и обучению, довольно культурные (по меркам того времени) лица. Именно они заложили основы духовнонравственного роста последующих поколений своих земляков.

Стержнем преемственности в передаче исламских знаний были династии потомственных имамов Нижегородчины. Самые серьезные действия членов мусульманских приходов сопровождались клятвой на Коране. Ее текст, передаваемый из поколения в поколение мусульманами края, говорит об определенном настрое дававших клятву:

«Клянусь всемогущим Аллахом пред изданным Его Священным АльКораном в том, что буду говорить правду, если не скажу правды, тогда буду лишен: милосердия Всевышнего Творца; истинной веры;

имени последователя Пророка; молитвы обо мне потомков моих» (Из шертной клятвы татар – мусульман на Коране).

Итак, подводя итог сказанному, можно утверждать, что результатом почти двадцатилетней исследовательской работы историков явился ряд достижений научного характера. Был поднят и проанализирован серьезный источниковый пласт, позволивший осуществить комплексный анализ истории татар-мусульман Нижегородского Поволжья. Прежде всего, в контексте рассматриваемого сюжета отметим факт выявления роли и места ислама в процессе сохранения нижегородских татар как этнической территориальной единицы. К единым тюркским корням добавился мощный конфессиональный фактор единения.

Консолидации нижегородских татар-мишарей способствовал тот факт, что они обрели некий соционим - «служилые татары», обозначивший их социальную функцию. Обретение этого соционима, связанного с политической функциональной деятельностью групп татар, прибывающих в регион по распоряжению властей на защиту границы (XVI-XVII вв.), подкреплялся в сознании служилых идущим на параллелях процессом этнического характера. Служилые татары, обосновываясь на нижегородских землях, переживали консолидацию в связи с продолжающимися процессами формирования особенностей языка, материальной и духовной культуры.

С одной стороны, соционим «служилые татары» являлся результатом осознания этнической принадлежности людей складывающейся общности татар, имеющей ранние тюркские корни. С другой стороны, однозначно определял то место, которое занимали защитники российских границ, в полиэтничной среде региона и в системе отношений с властью Российского государства.

Роль ислама в этих процессах чрезвычайно велика, поскольку именно он как конфессиональный фактор способствовал выработке этноменталитета татар-мишарей и осознания ими себя как особой группы населения региона. В дальнейшем именно ислам как регулятор общественных отношений, выступал хранителем этнической самоидентификации татар-мишарей, дал им основу выживания и развития.

АННОТАЦИЯ

Ислам в истории нижегородских татар играл и продолжает играть значимую роль. Анализ основных тенденций развития мусульманских приходов края показывает роль и место исламского компонента в мировоззренческих установках нижегородских татармусульман на протяжении длительного периода существования их общины. Именно ислам выступал хранителем этнической самоидентификации татар-мишарей, а конфессиональный фактор способствовал выработке этноменталитета татар-мишарей и осознания ими себя как особой группы населения региона.

–  –  –

Islam played and continues to play a significant role in history of the Nizhniy Novgorod Tatars. The analysis of the basic tendencies of development of Muslim parishes of the region shows a role and a place of an Islamic component in worldview of the Nizhniy Novgorod Tatars-Moslems throughout the long period of existence of their community. Islam acted as the keeper of ethnic self-identification of Mishar-Tatars, and the religious factor promoted development of ethnomentality of Mishar-Tatars.

Ключевые слова: Нижегородчина, татары-мишаре, ислам, служилые татары, абызы, Российское государство, религиозная идентичность.

Keywords: Nizhniy Novgorod region, Mishar-Tatars, Islam, Tatars in service of Russian state, Abyzs, the Russian state, religious identity.

УДК 297

АЙДАР ХАБУТДИНОВ

РОЛЬ ОРЕНБУРГСКОГО МАГОМЕТАНСКОГО ДУХОВНОГО СОБРАНИЯ В КОНСОЛИДАЦИИ МУСУЛЬМАН РОССИИ (1788-1917)

В 1788 г. Екатерина II создала единственный орган, объединявший всех мусульман Внутренней России и Сибири — Оренбургское Магометанское Духовное Собрание (ОМДС). 22 сентября 1788 г. был принят именной указ императрицы «Об определении мулл и прочих духовных чинов магометанского закона, и об учреждении в Уфе духовного собрания для заведывания всеми духовными чинами того закона, в России пребывающими». Таким образом, имамы ставились под контроль государства, полностью определявшего его кадровый состав. Если учесть, что в России уже существовала свобода вероисповедания, то этот указ устанавливал механизм надзора за духовными лицами, при этом основное место уделялось их лояльности российскому государству («люди, в верности надежные...»). В этот же день по именному указу Сенату ахун Каргалы Мухаммеджан Хусаин стал муфтием всех мусульман России, «исключая Таврическую область». Сочетание принципа назначаемости муфтия с принципом избираемости трех казыев (членов) из числа улемов Казанской губернии давали возможность сочетать интересы как имперской власти, так и самих мусульман. Если учесть, что все муфтии до Мухаммад-Сафы Баязитова (до 1915 г.) были выходцами из Уральского региона, из башкирского сословия, то казыи представляли интересы татар Поволжья. До 1871 г. избрание казыев проходило в Казани коллегией местных имамов фактически под контролем городской мусульманской элиты.

ОМДС были поручены следующие вопросы: «давать мусульманам подчиненного им округа фетвы о верности или ошибочности деяний в религиозных или духовных делах; принятие экзаменов у лиц, назначаемых на должности выполняющих обязанности по Шариату ахунов, мухтасибов, мударрисов, хатыбов, имамов и муэдзинов в вопросах науки, практики и морали; выдача разрешений на строительство и ремонт мечетей; раздел имущества мусульман по ШариаХабутдинов А. Хусаинов М. // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004. — — С. 358-359.

ту».

Таким образом, кроме чисто богослужебной сферы, мусульмане обладали особыми правами в области Брачного и Семейного права, то есть никаха (брака), талака (развода) и мираса (раздела имущества).

Статус Духовного Собрания не предусматривал централизованной системы образования или подготовки к сдаче экзаменов на духовный чин. Лица, сдавшие экзамен, получали Указ и поэтому назывались указными муллами. Само Духовное Собрание подчинялось Министерству Внутренних Дел. До 1874 г. МВД контролировало и мусульманские школы, имевшие статус частных учебных заведений. Их открытие проводилось фактически в уведомительном порядке. Первые правила, регулирующие их деятельность, были изданы только в 1870 г., и система открытия конфессиональных школ перешла к разрешительному порядку. С 1874 г. эти школы были переданы в ведение Министерства народного просвещения, что привело к фактически двойному подчинению имамов, являвшихся, как правило, и мударрисами273.

Важнейшей функцией муфтия, с точки зрения мусульманского права, является издание фетв, разъясняющих любую проблему с позиции Шариата274. Таким образом, российское государство получило в свои руки контроль над обеими ключевыми сферами права для мусульман-татар. Вопросы светского права и так контролировались государством, а вопросы церковного права, догматики и семейного права перешли в руки назначаемого государством муфтия. ОМДС сохранило петровскую коллегиальную систему, которая в общегосударственных органах власти с 1802 г. была заменена системой министерской, где вся власть находится в руках одного руководителя. Однако, несмотря на периодически возникающие конфликты муфтия и казыев, это не противоречило государственным интересам, наоборот, создавая систему сдержек и противовесов внутри татарской мусульманской элиты. С точки зрения мусульманского права система коллегиального совета заключена в коранической суре «аш-Шура»-- Совет.

Р. Фахретдин275 сформулировал три основные задачи, обуслоХабутдинов А. Ю. Формирование нации и основные направления развития татарского общества в конце XVIII–начале XX веков.– С. 55-56.

Hullag W. The jurisconsult, the author-jurist, and legal change // Authority, continuity and change in Islamic law. – р. 194.

Казый ОМДС в 1891-1906 гг., и.о. муфтия ЦДУМ в 1921-1923 гг., муфтий ЦДУМ в 1923гг.

вившие создание ОМДС: создать любовь к России со стороны восточного Ислама; оставить без силы не имеющих официального статуса улемов, оказавшихся под скипетром России; превратить Ислам на берегах Волги и Урала в официальную религию и мазхаб и распространить везде мектебы и медресе276.

ОМДС и его духовенство не обладало материальными и властными ресурсами. Большая часть вакфов277 в Поволжье была конфискована еще сразу после уничтожения Казанского ханства, и окончательно этот процесс был завершен в период правления Анны Иоанновны (1730-е гг.). Вакфы на башкирских территориях были незначительны. Рост числа вакфов начинается во второй половине XIX века, но и тогда доходы от них оставались несравнимыми с соответствующими доходами в мусульманских государствах. По мнению О. Б.

Большакова превращение вакфов в основной источник существования культовых учреждений (примерно с XII в.) способствовало профессионализации и консолидации лиц, связанных с мусульманским культом, в особую социальную группу, которую условно можно назвать мусульманским духовенством. В XIX в. в Османской империи примерно 1/3 всех земель относилась к категории вакфов». В Бухаре до 1920 г. вакфы составляли 24,6% орошаемых земель278. Само ОМДС не имело вакфов, расходы на его содержание оставались крайне незначительными вплоть до 1917 г. В 1913 г. по смете МВД на ОМДС отпускалось только 12.304 рубля. Для основных сотрудников сохранялись штаты 1836 г., где муфтий получал 1571 руб. 41 коп., а казыи — по 214 руб. 45 коп.

Особенностью структуры ОМДС было отсутствие механизма контроля над положением на местах. В 1804 г. муфтий М. Хусаин предложил проект централизации духовных органов на местах. Он выступал против контроля со стороны местных властей над вопросами, входившими в компетенцию ОМДС, предлагал создать в СанктПетербурге коллегию по мусульманским делам и ее филиалы в основных мусульманских губерниях. Предложения М. Хусаина сводились к сближению статуса и структуры миллета мусульман ОМДС с Фэхретдин Р. Исламнэр хакында хокумэт тэдбирлэре. — Оренбург, 1902. — 1 жилд. —2 жозья. —С. 9—10.

Вакф (ар. — "удержание") — имущество, завещанное на религиозные и благотворительные цели, не отчуждаемое и не облагаемое налогами.

Набиев Р., Хабутдинов А. Вакуф // Ислам на европейском Востоке. Энциклопедический словарь. — Казань, 2004. — С. 47-48.

279 Хабутдинов А. Ю. Формирование нации… С. 57-59.

компетенцией оттоманских миллетов. В 1808 г. в Казанской и в 1822 г.

в Оренбургской губерниях у местной администрации и мусульман также возникали идеи создания губернских духовных правлений. В 1822 г. чиновники Оренбургского губернского правления предлагали создать в Петербурге коллегию ахунов, имеющую право апелляционного суда по вопросам церковного права. Уже в начале XIX века мусульманская элита и ряд чиновников понимали потребность увеличения автономии духовных властей, наличия строгой централизации духовной власти и соответствия структур духовных органов административно—территориальному устройству России. Все эти проекты не были реализованы, и практически единственным механизмом контроля со стороны ОМДС было временное изъятие указа280.

В целом, первая половина XIX века упрочила позиции официального духовенства и буржуазии, ориентировавшейся на сотрудничество с государством. Первый муфтий ОМДС М. Хусаин (1788— 1824 гг.) проводил политику, направленную на подчинение духовенства как ему лично, так и государству. Бухарская традиция, опиравшаяся на подчинение религии государству, отвечала этим целям.

В рамках реформ Николая I по созданию бюрократического государства был создан Устав ОМДС. Император и его брат великий князь Михаил Павлович уделяли большое внимание религиозному воспитанию мусульман-военнослужащих. В крупнейших городах ВолгоУральского региона существовали должности военных ахунов, имамы были назначены в ряд основных военно-морских портов, на казенный счет содержались мечети при Казанском пороховом и Ижевском оружейном заводах. С 1850г. была создана должность главного ахуна башкирско-мещеряцкого войска в лице имама мечети Караван-Сарая в Оренбурге. Но усиление контроля властей над мусульманами армии, флота и военных предприятий не означало стремление центра увеличить значение ОМДС. К середине века оно уже не было нужно властям для продвижения вглубь Азии, так приоритет был отдан присоединению Казахстана и Центральной Азии к России.

Обеспечение догматического единства мусульман округа ОМДС, распространение мечетей и школ на всей его территории, унификация татарского языка как официального языка Собрания заложили основы Марджани Ш. Аль-кыйсме ас-сани мин китаби мустафад аль-ахбар фи ахвали Казан ва Болгар. — Казань, 1900. С. 168—175.

281 Габдулвахид Сулейманов – муфтий николаевской эпохи // Медина.—2006.--№ 7 (20).—С.

17.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 13 |

Похожие работы:

«УДК 327(430:47+57)“1991/2005” ББК 63.3(4Гем)64Ф91 Печатается по решению редакционно-издательского совета Белорусского государственного университета Рецензенты: доктор исторических наук, профессор, академик НАН Беларуси М. П. Костюк; доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН Беларуси В. А. Бобков Фрольцов, В. В. Постсоветские государства во внешней политике ФРГ (1991– Ф91 2005) / В. В. Фрольцов. – Минск : БГУ, 2013. – 431 c. ISBN 978-985-518-811-8. Рассмотрены основные...»

«Демографическая модернизация России 1900– НОВАЯ и с т о р и я Демографическая модернизация России, 1900– Под редакцией Анатолия Вишневского Н О В О Е издательство УДК 314. ББК 60.7:63.3(2) Д31 Серия «Новая история» издается с 2003 года Издатель Евгений Пермяков Продюсер Андрей Курилкин Дизайн Анатолий Гусев Издание осуществлено при поддержке Фонда Джона и Кэтрин Макартуров Редактор Андрей Курилкин Графика Рубен Ванециан Фотографии на обложке [1] Александр Родченко, «Пионер трубач», 19 [4]...»

«Г.Н. Канинская ДВЕ ВОЙНЫ В ЗЕРКАЛЕ ФРАНЦУЗСКОЙ ИСТОРИИ Статья посвящена анализу эволюции оценочных суждений французских историков и политиков режима Виши, существовавшего во Франции во время Второй мировой войны, и войны в Алжире периода Четвертой и Пятой республик. Показано, как постепенно, благодаря инициативам французских президентов, из закрытых и запретных тем, о которых историки не писали и которые не изучались в школе, режим Виши и Алжирская война стали предметом дискуссий в научном...»

«Дорогие друзья! Вы держите в руках седьмой выпуск Альманаха Памяти «Ветераны глазами детей», авторами которого являются ребята из самых разных ученических активов и Детских районных советов Восточного административного округа. Юные корреспонденты собрали истории о людях, переживших войну, сражаясь на фронте, или работая для Победы. Хочу отметить, что авторам удалось донести до читателей, какую трагедию пережили герои их рассказов, эссе и интервью. Этот выпуск Альманаха особенный. На его...»

«Аннотация дисциплины Цикл дисциплин – Гуманитарный, социальный и экономический цикл Часть – Базовая часть Дисциплина Б.1.Б.1. История Содержание Предмет историии. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Предпосылки создания Древнерусского государства. Теории...»

«1935-1990 жылдар аралыында оралан докторлы жне кандидатты диссертациялар Докторские и кандидатские диссертации за период с 1935 по 1990 год I. Тарихнама жне деректану Историография и источниковедение Революцияа дейінгі кезе Дореволюционный период Докторские 1. Дулатова Д.И. Историография дореволюционного Казахстана (1861-1917 гг.). Москва, 1987. – Д.и.н.2. Лунин Б.В. Средняя Азия в дореволюционном и советском востоковедении. – Ташкент, 1965. – 408 с. Д.и.н. 3. Нейхардт А.А. Скифский рассказ...»

«УДК 930(091) Ю.В. Зайцева Самарский казачий институт индустрии питания и бизнеса (филиал) ФГБОУ ВО «Московский государственный университет технологий и управления им. К.Г. Разумовского (Первый Казачий Университет)», Россия, Самара ТЕНДЕНЦИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ ПО ПРОБЛЕМАМ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ «КРИЗИСА ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ» Аннотация. В статье рассмотрены основные направления отечественных историографических исследований по проблемам развития советского общества в...»

«Исторические науки и археология 9. Spiridonova E. Mordoviya gotovitsya k provedeniyu VI Sezda mordovskogo (mokshanskogo i erzyanskogo) naroda [Mordovia is preparing for the VI Congress of Mordovian (Moksha and Erzya-ray) people]. Izvestiya Mordovii [Proceedings of Mordovia], 2014, May 21. Available at: http://izvmor.ru/ news/view/20565 (Accessed 18 June 2014).10. Fauzer V.V. Demograficheskoe razvitie finno-ugorskikh narodov: obshchie cherty, spetsificheskie osobennosti [Demographic development...»

«Содержание ИСТОРИЯ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ История математики П. Н. Антонюк. Ньютон, Бугер, Мальтус, Дарвин: арифметические и геометрические прогрессии С. С. Демидов. Математика в СССР за 50 лет Е. А. Зайцев. Математический трактат Николая Орема «Об отношениях отношений» и развитие средневековых представлений о движении и континууме И. В. Исак. Развитие статистики в России XIX начала XX века и проблемы народного образования. 24 Л. В. Кудряшова. Ломоносов о движении и основах механики З. А....»

«Г.А. Елисеев ИСТОРИК РОССИИ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО. В последние годы на прилавках книжных магазинов России все чаще и чаще стали появляться сочинения, на страницах которых самым радикальным образом опровергались те или иные положения исторической науки. При этом авторы этих книг обычно не утруждали себя продуманными аргументами или действительно научными доказательствами. Все строилось на сенсационности заявлений, бойкости пера и обвинениях ученых-историков в косности и склонности к догматизму....»

«История кафедры ЭАПУ 1959 – 2009. Путь длиной в полвека. Подарочное издание.Составители и редакторы: Толочко Ольга Ивановна – д.т.н., проф., зав. кафедрой ЭАПУ ДонНТУ Чекавский Глеб Станиславович – к.т.н., доц., доцент кафедры ЭАПУ Авторы статей: Толочко Ольга Ивановна – д.т.н., проф., зав. кафедрой ЭАПУ Лазебник Роман Маркович – к.т.н., ученый секретарь УкрНИИВЭ Борисенко Владимир Филиппович – к.т.н., доц., профессор кафедры ЭАПУ Святный Владимир Андреевич – д.т.н., проф., зав. кафедрой ЭВМ...»

«Петр Павлович Ершов (1815–1869). Жизнь, деятельность, творчество Биобиблиографический ресурс Портрет работы художника Н.Г. Маджи, 1850-е гг. Составители Т.Я. Брискман, И.В. Еремина. Редактор С.П. Бавин Подготовка к размещению на сайте О.В. Решетникова Окончание работы январь 2015 г. Петр Павлович Ершов (1815–1869) [Электронный ресурс] Жизнь, деятельность, творчество : биобиблиогр. ресурс / Рос. гос. б-ка, НИО библиогр. ; [сост.: Т.Я. Брискман, И.В. Еремина ; ред. С.П. Бавин ; подгот. к...»

«И.О. Дементьев «ЧТО Я МОГУ ЗНАТЬ?»: ФОРМИРОВАНИЕ ДИСКУРСОВ О ПРОШЛОМ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (конец 1940-х – 1980-е годы) В статье рассмотрен процесс формирования и конкуренции разных дискурсов о довоенном прошлом нового советского края, ставшего в 1946 г. Калининградской областью. Показано, как почти тотальное господство официального дискурса, отличающегося табуированием и искажением региональной истории, было поколеблено альтернативным дискурсом, который проявился в...»

«Р. Г.Назиров Материалы к монографии о романе Ф. М. Достоевского «Бесы» Предисловие к публикации Особый интерес Р. Г. Назирова к роману «Бесы» хорошо известен. В классику отечественного достоевсковедения вошел ряд его статей, посвященных этому роману и опубликованных еще в советское время1. Их отличает широта исторического контекста, стремление к целостному прочтению «Бесов», но и некоторая недоговоренность. К примеру, в статье «Пётр Верховенский как эстет» он пишет: «Отзвуки крупнейших...»

«ПОЗДРАВЛЯЕМ ! УВАЖАЕМЫЕ ТОВАРИЩИ ! Примите мои искренние поздравления в связи 35—летием образования училища и нашего с вами факультета. Так распорядилась история, а ее, как известно, переписывать не принято, что Минское высшее военно–политическое общевойсковое училище (МВВПОУ), на базе которого образован общевойсковой факультет, было создано в период активного роста национально– освободительного движения стран Азии, Африки и Латинской Америки. В целях улучшения ситуации в этих странах и было...»

«От знахарей до роботов-хирургов 250 основных вех в истории медицины – Clifford A. Pickover The Medical BOOK From Witch Doctors to Robot Surgeons, От знахарей до роботов-хирургов 250 Milestones in the History of Medicine 250 основных вех в истории медицины Перевод с английского Ю. Ю. Поповой Москва БИНОМ. Лаборатория знаний Не от начала всё открыли боги смертным, но постепенно, ища, УДК 61 люди находят лучшее. ББК 5 Ксенофан Колофонский, 500 г. до н. э. П32 Публикуется с разрешения STERLING...»

«УДК 63.3(2):39 ББК 94(47) Ф Составители: М.Н. ГУБОГЛО, Н.А. ДУБОВА Рецензенты: доктор исторических наук И.В. ВЛАСОВА, доктор исторических наук Л.Б. ЗАСЕДАТЕЛЕВА Феномен идентичности в современном гуманитарном знании : к 70-летию академика В.А. Тишкова / [сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова] ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. – М. : Наука, 2011. – 670 с. – ISBN 978-5-02-036718-0 (в пер.). В книге представлены новые образы и идентичности России, в создании которых немалую...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2010. Вып. II:3 (36). С. 7–20 ОТНОШЕНИЕ МОСКОВСКОГО МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА (ЛЕВШИНА) К КАТОЛИЧЕСТВУ И К КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ А. С. ГЛАЗЕВА В статье рассматривается личность видного церковного деятеля конца XVIII — начала XIX в., сподвижника императрицы Екатерины II и императора Павла I митрополита Платона и его отношение к экспансионистской политике папского престола в России Митрополит Платон (Левшин) является ярким представителем...»

«И З ИСТОРИИ ВАРШАВСКИХ АРМЯН Профессор Э Д В А Р Д Т Р Ы Я Р С К И (Варшава) В настоящей статье собраны сведения различного характера, отражающие связи армян п поляков армянского происхождения со столицей Польши. Работа возникла из желания помочь будущим историкам, которые попытаются создать целостную историю варшавских армян. Полагаю, что наступило время для сбора разнохарактерных материалов, связанных с этой проблемой: на наших глазах уже погибли и постепенно гибнут следы материальной...»

«Полис. Политические исследования. 2014. № 4. C. 181-190. DOI: 10.17976/jpps/2014.04.15 ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ СЕТИ С.И. Петров ПЕТРОВ Сергей Иванович, доктор исторических наук, профессор кафедры политического управления факультета политологии СПбГУ. Для связи с автором: Petrow.sergeiivanovich@yandex.ru Статья поступила в редакцию: 15.11.2013. Принята к печати: 23.04.2014 Аннотация. В статье представлен аналитический обзор трех книг, вышедших в 2013 г. и посвященных вопросам...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.