WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |

«ИСТОРИЯ ВОСТОКА в шести томах Главная редколлегия Р.Б.Рыбаков (председатель), Л.Б.Алаев, К.З.Ашрафян (заместители председателя), В.Я.Белокреницкий, Д.Д.Васильев, Г.Г.Котовский, ...»

-- [ Страница 10 ] --

В годы правления Шах-Джахана разразился вызванный засухой голод, поразивший Гуджарат и Декан. В Гуджарате от него погибло около 3 млн. человек, в том числе много городских жителей и производителей хлопка. Сокращение посевов последнего было столь значительным, что английская Ост-Индская компания, главный экспортер индийских хлопчатобумажных изделий, перенесла свою деятельность на восточное побережье полуострова Индостан, здесь был арендован участок земли, где впоследствии вырос город Мадрас.

Внезапная болезнь Шах-Джахана вызвала кровопролитную борьбу за власть между четырьмя его сыновьями. Старший сын, Дара Шукох, наместник Аллахабада и Панджаба, человек образованный и склонный к мистицизму, не был искусен в военных делах. Он находился постоянно при дворе, где пользовался большим влиянием, так как именно его Шах-Джахан объявил наследником престола. Сыновья Шуджа и Мурад правили в Бенгалии и Гуджарате.

Опытный и хладнокровный Аурангзеб, субадар Декана, вышел победителем из трехлетней, полной драматизма междоусобной борьбы, которая велась с ожесточением, хотя Шах-Джахан уже выздоровел. В этой борьбе погибли три брата Аурангзеба. Наследник Дара, бежавший после своего поражения к белуджскому вождю, был схвачен и казнен в Дели по приказу Аурангзеба.

Шуджа, потерпевший поражение от Мир Джумлы, выступившего на стороне Аурангзеба, был убит местным племенем магхов. В Гвалиярскую крепость был заточен Мурад, обезглавленный спустя несколько лет также по приказу Аурангзеба. Шах-Джахана заточили в крепость Агра, где он и умер в 1668 г.

В противоположность Шах-Джахану Аурангзеб был склонен к аскетическому образу жизни.

Фанатик и святоша, он не возражал против титула пир-и зинда («живого бога»). Он запретил столь обычные при дворе музыку и танцы, как и употребление спиртных напитков и наркотиков;

специальный указ на имя государственных должностных лиц и джагир-даров запрещал сеять на коронных землях и землях джагиров бханг (коноплю), из которого изготавливались наркотики.

Запрет был наложен и на составление придворных хроник; известные ныне истории периода правления Аурангзеба писались, видимо, тайно или после его смерти и не были официальными хрониками.

Правление Аурангзеба проходило в бесконечных войнах и карательных походах. Во многих из них он лично командовал войсками. Во время одной из кампаний в Декане, будучи уже глубоким стариком, Аурангзеб умер и был похоронен, подобно обычному мусульманину-дервишу, в скромной могиле близ Аурангабада.

Едва короновавшись, Аурангзеб решил удалить от двора влиятельного и энергичного Мир Джумлу, который, по существу, обеспечил ему победу в междоусобной борьбе с братьями. Мир Джумла был назначен субар-даром Бенгалии, где активно занялся делами управления.

Талантливый военачальник, он сумел расширить пределы Могольской империи, завоевав на северо-востоке Ахом (Ассам), потерянный, однако, вскоре же после его смерти.

Неспокойно было на северо-западе империи, где проживали многочисленные афганские племена — хаттаки, афридии, юсуфзаи и др. Вожди некоторых из них признавали власть падишаха, но зависимость их была номинальной. В 1667 г. против него восстали юсуфзаи и перекрыли дорогу, соединявшую могольскую столицу с Кабулом. Спустя несколько лет, в 1672 г., подняли голову хаттаки и афридии.

Хатгаков возглавлял их вождь, патриот и поэт Хушхал-хан, признанный и другими афганскими племенами. Усмирение афганцев потребовало немалых усилий, как военных, так и дипломатических; не обошлось и без взяток, подкупов вождей и разжигания розни между племенами. Хушхал-хан, преданный собственным сыном, был схвачен и отправлен узником в Гвалиярскую крепость.

Еще большего напряжения требовала активная завоевательная политика Аурангзеба в Декане, благодаря которой Могольская империя достигла своих максимальных пределов, охватив после завоевания Биджапу-ра (1686 г.) и Голконды (1687 г.) почти весь полуостров Индостан.

В соответствии со своими взглядами Аурангзеб стремился превратить Индию, которую считал дар аль-харб («страной войны», т.е. страной «неверных», немусульман), в дар аль-ислам («страну ислама»). В этом он опирался прежде всего на мусульманскую знать и на ортодоксальное суннитское духовенство, недовольных той заметной ролью, которую играли в системе власти многие раджпутские и другие индусские феодалы (по подсчетам индийского историка Атхара Али, индусы составляли при Аурангзебе '/з всех мансабдаров). Это определило полный разрыв с принципами политики веротерпимости Акбара, которыми в какой-то мере руководствовался соперник Аурангзеба в борьбе за престол Дара Шукох, один из самых образованных людей своего времени, мистик-суфий и большой почитатель индуизма.

Аурангзеб запретил строительство индуистских храмов, многие из существовавших были разрушены. Запрету подверглись и популярные индусские праздники дивали и холи. Паломники-индусы облагались специальным налогом. Пошлина с индусских купцов, согласно указу от 1665 г., была вдвое выше (5%), чем с купцов-мусульман, плативших закят в размере 2,5% от стоимости товара; с 1667 г. последний был упразднен вообще, но пятипроцентный налог с купцов-немусульман сохранялся. Известно также, что была предпринята даже попытка изгнания из административно-налогового аппарата чиновников-индусов. Впрочем, она заранее была обречена на неудачу, поскольку этот аппарат, особенно низшие и средние его звенья, состоял в большинстве из индусов.

В 1679 г., дабы «покончить с неверными», Аурангзеб восстановил джизью. Это оскорбляло достоинство индусов, но зато давало казне огромные доходы — примерно 5% от всех поступлений. Джизью, согласно падишахскому указу, должны были взимать во всех областях с немусульманского населения, со всех мужчин в зависимости от их имущественного положения.

Освобождались от джизьи лишь те «неверные», у которых не было никакого имущества, а также калеки. Следовало «ежегодно взимать 12 дирхемов с бедных, 24 дирхема с [людей] среднего [достатка] и 48 дирхемов с богатых». К последним причислялись лица, имущество которых оценивалось более чем в 10 тыс. дирхемов; «середняками» признавались обладатели имущества в 200 и более дирхемов; те, кто имел менее 200 дирхемов, считались бедными. Хотя в денежном выражении джизья с бедных была в четыре раза меньше, чем с богатых, однако в процентном отношении была значительно больше и, таким образом, всей тяжестью ложилась на плечи бедняков.

Введение джизьи вызвало волну недовольства в разных общественных слоях. Люди отказывались выплачивать ее. Даже в самом Дели возмущенные указом падишаха толпы вышли на улицы, преградив дорогу его кортежу. Многие были растоптаны слонами.

Став причиной мощной волны недовольства, политика религиозной нетерпимости Аурангзеба сама была в определенной мере реакцией на резкое обострение в империи социальных и политических противоречий. В последние десятилетия XVII и начале XVIII в. Могольскую империю сотрясали мощные массовые движения.

Еще в 1669 г. в районе Агра—Дели выступили крестьяне-землевладельцы из касты джатов. Они отказались от уплаты налога и под руководством местного заминдара Гокла построили несколько небольших крепостей, в которых укрепились, и прервали коммуникации между двумя столицами, Агрой и Дели. Повстанцы были разбиты, а Гокла схвачен и четвертован в Дели.

Спустя всего три года, в 1673 г., в том же районе, в Нарноле, выступила индусская секта сатнами («истинное имя», т.е. секта последователей истинного бога). Это были те же крестьяне-джаты, доведенные до отчаяния вымогательствами и поборами чиновников. Своей целью они объявили установление «царства справедливости». 10-тысячная моголь-ская армия усмирила «мятежников», но лишь на время. Восстания джатов происходили в 1685—1691 гг. и позднее, в 1704 г., когда они выступили под руководством Чаураманы.

В Гуджарате и некоторых областях Северо-Западной Индии обрела своих последователей секта сатпантх («истинный путь»), выступавшая также с позиции эгалитаризма. Она, как и многие другие секты, возвеличивала личный труд и осуждала богатых и богатство. Учение сатпант-хов представляло собой эклектическое соединение догматов исмаилизма и индуизма.

Последователями секты были крестьяне-землевладельцы из каст матья-кунби, лева и др.; к ним присоединились мелкие торговцы и ремесленники. Восстав, они едва не захватили крупный гуджаратский город Броч, но были разгромлены войсками могольского наместника-субадара.

Секты, как правило, обладали крепкой организацией, их члены были связаны строгой дисциплиной, клятвой беспрекословно повиноваться воле и слову своего учителя. Верхушка общины сектантов рано или поздно феодализировалась, и практика приходила в противоречие с проповедуемым учением.

Весьма упорное сопротивление оказывало могольскому войску восставшее индусское население Бунделкханда под руководством заминдара Чхатрасала. После смерти Аурангзеба, в 1731 г., восставшие создали независимое княжество в Малве.

В Раджастхане в 70-х годах выступили раджпуты-ратхоры Марвара. Посланный против них принц Мухаммад Акбар перешел на сторону «мятежников», объявил своего отца низложенным и даже предпринял поход против него. Но предприятие не имело успеха, и неудачливый принц был вынужден бежать в Махараштру. Ратхоры и другие раджпут-ские кланы продолжали борьбу против Моголов. Правивший после Аурангзеба его сын Бахадур-шах (1707—1711) признал независимым правителем Марвара отпрыска ратхорского клана Аджит Сингха (1709 г.).

Мощное антимогольское движение развернулось в Панджабе. Это было движение сикхов.

Девятый гуру сикхов, Тег Бахадур, выступал как военный вождь. Укрепившись в отстроенной им крепости Анандапур, вооруженные сикхские конные отряды нападали на могольские опорные пункты, грабили караваны. Тег Бахадур был схвачен и казнен (1675 г.). Это дало новый импульс движению сикхов, начал меняться социальный состав сектантов в результате вовлечения в секту джатского крестьянства. Сикхизм из идеологии городских торгово-ремесленных слоев превратился в идеологию крестьянской войны.

В это время во главе секты встал сын Тег Бахадура, десятый гуру Го-бинд (1675—1708). Сикхская община-дсольса при нем была военизирована; ядро сикхской армии составляли крестьяне-джаты.

Для сикхов, членов хальсы, вводились особые символы-приметы, отличавшие их и от индусов, и от мусульман: сикх не должен был стричь волосы и бороду, обязан был иметь при себе гребень, кинжал и железный браслет, носить одежду особого покроя. Обряд посвящения в сикхизм, который принимали также лица из низких каст и мусульмане, состоял в том, что посвящаемого окропляли водой, взболтанной кинжалами. После этого он мог прибавить к своему имени титул сингх («лев»), по примеру того, как это было принято у раджпутов. Власть «живого гуру»

переходила к халь-се, дела которой решались на общем собрании ее членов — сарбат халь-са.

Институт масандов, непопулярный среди сикхов, был упразднен. Члены общины обязывались выплачивать долю своих доходов непосредственно в пользу хальсы. Учителем сикхов была объявлена книга «Ади Гранта», или «Грант Сахиб» («Изначальная книга», или «Книга-Господин»), в которую вошли произведения десяти гуру, а также некоторых поэтов-бхактов и суфиев — Кабира, Шейха Фарида.

Гобинд построил несколько крепостей — опорных пунктов войска — и вступил в союз с рядом мелких раджей Джамму и Гархвала для совместных действий против Моголов. При их содействии сикхам удалось нанести не одно поражение могольскому войску. Но измена раджей ослабила сикхов. Могольское войско осадило Анандапур, взятый после упорного сопротивления. Гуру Гобинд бежал на север, сначала в предгорья Гималаев, затем в Декан, скитаясь в тщетных попытках собрать новое войско. В Декане, уже после смерти Аурангзеба, он был убит (1708 г.).

Это печальное событие не ослабило накал антимогольской борьбы сикхов. Она продолжалась в Панджабе под руководством Банды, возглавившего хальсу и принявшего титул «истинного падишаха». В Панджабе образовалось несколько сикхских княжеств. Таким образом, движение джатского крестьянства привело к созданию военизированных феодальных образований.

Процесс политической и этнической консолидации происходил в северо-западной части Декана, в горной стране, населенной маратхами, земледельческим народом, делившимся на множество (называется 96) кланов. Маратхские территориальные общины в XVII в. представляли собой гетерогенные, социально неоднородные образования.

Феодализи-рованная общинная верхушка маратхов отличалась воинственностью. Многие ее представители во главе наемных отрядов служили мусульманским султанам Биджапура и Ахмаднагара, а затем Моголам. В консолидации маратхов большую роль сыграло творчество религиозных рефор-маторов-бхактов, философов и поэтов — Экнатха (1548—1608), Тукарама (род. в 1608 г. — ум. в 60-е годы XVII в.) и Рамдаса (1627—1680). Красной нитью через творчество последнего проходит тема патриотизма, ненависти к завоевателям-Моголам.

В середине XVII в. среди маратхских вождей выдвинулся Шиваджи (1627 или 1630—1680), сын маратхского военачальника Шахджи, служившего султану Биджапура. Свою военную карьеру Шиваджи начал с того, что захватил принадлежавшие Биджапуру территории и ряд крепостей.

Вслед за этим он напал на владения Моголов на юго-западе Декана, но понес поражение от Аурангзеба, в то время наместника Декана. В период междоусобной борьбы сыновей ШахДжахана Шиваджи возобновил натиск на владения Биджапура и подчинил себе Северный Конкан. Коварно убив биджапурского военачальника Афзал-хана во время переговоров с ним, Шиваджи двинул свои войска далее на юг и захватил Южный Конкан.

Главного своего противника Шиваджи видел теперь в Моголах. Пришедший тогда к власти Аурангзеб, дабы покончить с «горными крысами», как он презрительно называл маратхов, послал войско под командованием Шаиста-хана, который занял Пуну — центр владений Шиваджи, однако был изгнан подоспевшим маратхским отрядом. После этой победы Шиваджи напал на богатый город-порт Сурат, принадлежавший Моголам, и разгромил его. Новое могольское войско во главе с раджпутом Джай Сингхом, одним из лучших полководцев Аурангзеба, нанесло тяжелое поражение Шиваджи, который был вынужден подписать в 1665 г. в местечке Пурандхар соглашение с Моголами. Ему пришлось отдать свои крепости и согласиться на службу Аурангзебу. Поддавшись уговорам Джай Сингха, Шиваджи отправился в могольскую столицу Агру, где был арестован по приказу падишаха. Однако, бежав, он собрал новое войско и начал грабительские набеги на Сурат и города Декана. Награбленное воины распределяли между собой по определенным долям.

В 1674 г. в Пуне состоялась пышная коронация Шиваджи. Маратх-ское крестьянство было обложено налогами (впрочем, не слишком.обременительными). Однако основным источником доходов государства была по-прежнему военная добыча, и войска Шиваджи продолжали грабительские рейды на соседние территории. Многие феодальные владетели и могольские наместники предпочитали платить маратхам «отступные», дабы избежать погромов и разбоя. Эти «отступные» стали известны как чаутх (букв, «одна четверть», т.е. четвертая часть налоговых поступлений с данной территории; в действительности чаутх мог превышать свой номинальный размер) и были превращены Шиваджи в своеобразную подать, более или менее регулярно поступавшую с огромных территорий.

Шиваджи постоянно укреплял свои военные силы. Кроме 240 крепостей, которыми он владел, пехоты и конницы он обзавелся флотом из четырех сотен судов, команды которых состояли главным образом из коли (этнокастовая группа в Западной Индии). С помощью флота он держал в постоянном страхе прибрежные города.

Освободительное движение, в котором активную роль играло маратх-ское крестьянство, привело к образованию феодального государства, а сам Шиваджи из военного вождя, стоявшего во главе этого движения, превратился в феодального правителя, власть которого после его смерти (1680 г.) перешла по наследству к его сыну Самбхаджи.

Таким образом, еще при жизни Аурангзеба в результате антимоголь-ских движений, в которых весьма ярко была выражена народная, крестьянская главным образом, струя, многие владения Моголов были, по существу, утрачены ими. Империя распадалась словно карточный домик.

хозяйство Население Индии, по наиболее авторитетным подсчетам современных историков (И.Хабиба), составляло в 1600 г. 150 млн. человек. Основная его часть, примерно 85%, проживала в деревнях, которые по своим размерам значительно уступали современным.

Земледелие, составляя основное занятие населения, во многих частях страны зависело от искусственного орошения с помощью колодцев и резервуаров (танк), от которых отводились к полям канавы. Вода в них подавалась из источников орошения с помощью простого деревянного ковша (дхенкли) или кожаных ведер, прикрепляемых к веревке, натянутой на шкив колеса, приводимого в движение быками. Последний метод был известен как чарас. Несколько сложнее было «персидское колесо» (сакийя) с глиняными кувшинами, приводимое в действие благодаря зубчатому приводу и ремню; зубчатый механизм тоже вращался с помощью погоняемых по кругу животных. Использование его вследствие относительной дороговизны было весьма ограниченным.

Колодцы, как правило, были глинобитными. Они выкапывались на один сезон, затем забрасывались. Выложенные кирпичом колодцы были распространены меньше.

Танки были важным источником орошения в Центральной Индии и на Декане. Известны грандиозные резервуары, в частности искусственное озеро Мадаг, сооруженное еще раджами Виджаянагара в XV— XVI вв. Танки сооружались и в гористых местностях, в частности в Раджастхане.

В бассейнах Ганга, Инда и ряда других рек земля пропитывалась влагой во время их разливов.

Здесь было множество колодцев и мелких каналов, ведущих к полям. Каналы большой протяженности, некогда построенные Фируз-шахом (1351—1388) на севере страны, пришли в запустение. Однако известно, что и в XVII в. проводились крупные работы по ремонту старых и сооружению новых каналов. Канал Нахр-и Фа-ис, проложенный при Шах-Джахане, имел 150 миль в длину. Около 100 миль была протяженность канала от р. Рази к Лахору. Однако практическое значение этих каналов было намного скромнее, чем колодцев.

Площадь возделываемых земель в XVI—XVII вв. составляла примерно J/2 — 3/4 возделываемых площадей в 1900 г.

Климатические условия Индии позволяли почти повсеместно выращивать два урожая в год — хариф (осенний) и раби (весенний). Урожайность существенно возрастала благодаря обильному применению естественных удобрений. В конце XVI — XVII в. средняя урожайность была примерно такой же, как в 1870 г., однако производство на душу населения в конце XVI в. — значительно выше. Земли возделывались простыми орудиями труда, в частности деревянным плугом с железным лемехом, подобным тому, который использовался в средневековой Европе.

Лемех его имел, в отличие от английского плуга, не два, а один небольшой железный зубец, что вполне соответствовало условиям земледельческого производства на «легких» почвах Индии.

Инвентарь земледельца был весьма разнообразен.

По многочисленности выращиваемых культур Индия существенно опережала Европу, как и ряд стран Востока. Судя по статистике «Аин-и Акбари», весной собирали урожай 16 культур, а осенью — 25. Это были зерновые и бобовые культуры — рис, пшеница, грэм, джовар, баджра, горох, дал и др. Все большее распространение получали технические культуры — сахарный тростник, хлопок, индиго, шафран. В XVII в. почти повсеместно начали выращивать табак и маис (макка), которые были вывезены европейцами из Америки и быстро распространились в Индии. В Бенгалии культивировали тутовые деревья, что дало толчок развитию шелкоткацкого производства не только здесь, но и в других частях Индии, в частности в Гуджарате. В Карнатаке начали выращивать кофе; культура чая не была известна. Своими пряностями славилось западное, Малабарское побережье Индии. Фрукты в изобилии выращивались в Кашмире, однако садоводство получило в XVI—XVII вв. широкое распространение и во многих других частях страны.

Кокосовая пальма и специи составляли богатство южных областей страны. Пальма помимо орехов давала волокно (копру) и древесину, использовавшиеся в быту и в кораблестроении.

Специи, гуджаратский хлопок, индиго из округов Бианы и Калпи закупались иностранными, главным образом европейскими, купцами в огромных количествах.

Наличие пригодных для земледелия, но невозделываемых земель часто приводило к тому, что истощенные земли забрасывались и земледельцы, в одиночку или целой деревней, переходили на новое место.

И поливное, и богарное земледелие зависели от погоды, от количества выпадаемых осадков. Голод нередко поражал деревни из-за отсутствия дождей. Страшная засуха поразила, например, Гуджарат в 1630—1632 гг., когда опустели деревни и погибло несколько миллионов человек. Фактором, подчас разорительным для земледельцев и земледелия, служила налоговая политика властей.

Ремесло, издавна развивавшееся в Индии, в могольский период наряду с земледелием являлось важнейшим занятием населения. Оно было как деревенским — натуральным, обслуживавшим потребительские и производственные нужды земледельцев, так и городским — мелкотоварным.

Согласно одной из хроник 1593 г., в государстве Акбара было 120 больших городов (шахр) и 3 маленьких (касаба). По подсчетам И.Хабиба, при Аурангзебе, во второй половине XVII в. в Могольской империи было примерно 5 тыс. поселений городского типа. В них проживало около 15% населения (16—17 млн. человек).

Посещавшие Индию европейские путешественники писали о многочисленности городов, величина и многолюдность которых поражала их воображение. Об Агре и Фатехпур-Сикри англичанин Ральф Фитч писал в 1583 г., что они «гораздо больше Лондона и очень населенны».

По данным посещавших Индию европейцев, самым крупным городом была Агра, где в 1609 г.

проживало 500 тыс. человек, а в 1666 г. — 800 тыс. Полумиллиона достигало население Дели, немного ему уступало население Лахора (а по некоторым данным, даже превосходило). По 100— 200 тыс. насчитывали Тхатта, Ахмадабад, Сурат, Патна, Масулипатам. Им едва ли уступали многие другие крупные города Индии, сведения о населении которых в источниках не приводятся.

В Западной Европе в 1600 г. только три города имели население свыше 200 тыс. и девять — 100 тыс.

Города были административными центрами, крупные города, как правило, центрами провинцийсуба и областей-саркаров, касаба — центрами округов-паргана. Это определяло относительно высокий процент непроизводительного городского населения.

В городах, даже самых крупных, являвшихся местом концентрации ремесла и торговли, определенную роль играло земледелие, прежде всего, конечно же, огородничество и садоводство.

Однако удельный вес земледелия в больших городах в XVI в. не был велик. Так, в Ахмадабаде в канун завоевания его Акбаром (1573 г.) налоги с городского земледелия составляли всего 50 тыс.

рупий в год, или 3,27% в общей сумме городских налогов.

Ремесло и торговля концентрировались также и близ храмов, в местах паломничества. Рынки возникали и бойко функционировали на пересечении торговых путей и на дорогах между городами, превращая эти дороги, по описаниям европейских путешественников, в «торговые улицы».

В городах работали ремесленники различных специальностей — оружейники, медники, каменщики, резчики по камню и дереву, ювелиры, шорники и т.д. Особенно многочисленны были ткачи, выделывавшие всевозможные хлопчатобумажные, шерстяные и шелковые ткани, такие, как тончайшие муслины, золотая и серебряная парча, кашмирские шали, а также грубые ткани, находившие широкий спрос среди различных слоев населения. Посетив ряд городов Индии, португальский путешественник Д.Барбоша писал, что здесь, «как во Фландрии», множество разных ремесел; а обилие сортов тканей — хлопчатобумажных, тонких и грубых, шелков, бархата, сатина и тафты — поразило его. В индийские ткани, по его словам, были одеты «все мужчины и женщины» от берегов Красного моря до Индонезии.

Городской ремесленник работал в своей мастерской один или с помощью членов семьи; он был собственником мастерской (а по существу, также и земли, на которой она стояла) и используемых сырья и орудий труда. Простейшие орудия ремесленник изготовлял сам, более сложное оборудование (например, медные котлы в красильном деле, отдельные детали ткацкого станка и т.п.) покупалось на рынке. Орудия труда ремесленника, как и земледельца, были хотя и несложными, но весьма многообразными, их количество достигало нескольких десятков.

В XVI—XVII вв. продолжались диверсификация ремесел и появление новых специальностей. Как отмечал посетивший Индию в 30-х годах XVII в. голыытейнский дипломат Дж.Мандельсло, предмет проходил через несколько рук, «прежде чем работа окажется завершенной». Процесс изготовления тканей, например, распадался на ряд последовательных процессов — расчесывание и сучение хлопка или шерсти, прядение, тканье, отбеливание ткани, ее крашение, вышивка, набивка и др.

На базе специализации ремесла складывались простейшие предприятия-мануфактуры (кархане).

Принадлежавшие крупным купцам шелкоткацкие кархане были многочисленны в XVII — начале XVIII в. в Гуджарате. В них работали мотальщики и прядильщики, красильщики, ткачи, вышивальщики. Известны кархане и в ряде других отраслей производства. В них трудились наемные работники, получавшие сдельную или поденную оплату. Вспомогательные операции по изготовлению тканей и других изделий (например, украшений из полудрагоценных камней) совершались нередко в различных местах.

Рост удельного веса наемного труда в ремесле свидетельствовал о наметившейся тенденции к разложению средневековой формы его организации — производства самостоятельного мелкого товаропроизводителя, выступающего в роли продавца своего изделия.

Мастерские-кархане принадлежали не только частным лицам, но также шахскому двору. Здесь, как и на казенных строительных работах, оплата труда наемного работника была обычно ниже, чем на частных предприятиях. Так, при Аурангзебе строительные работники обращались к падишаху с требованием платить им столько же, сколько получают работники, занятые в частном строительстве.

Ремесленники, терявшие статус самостоятельных товаропроизводителей, не только становились наемными работниками, но и пополняли городские люмпенские слои. Многие ремесленники в конце XVI — XVII в. находились в долговой зависимости от купцов и ростовщиков, авансировавших их и выступавших в роли скупщиков. Они орудовали даже в отдаленных горных районах Кашмира. Как писал Ф.Бернье, в Кашмире купцы каждый год ходят по горам, собирая там тонкую шерсть для выделки шалей.

В отдельных случаях купцы определяли объем и параметры создаваемого ремесленниками изделия, что позволяет говорить об эпизодическом, спонтанном перерастании торгового капитала в предпринимательский.

В городах реализовались не только изделия ремесла, местного производства или привозные. Здесь сложились рынки сельскохозяйственной продукции. Однако зерно в преобладающей своей массе попадало в город по каналам налогообложения. Изъятые у землевладельцев в виде ренты продукты превращались здесь в товар. Введение Акбаром денежного налога с земледелия насильственно вовлекало земледельческие хозяйства в сферу рыночных отношений, способствуя их разорению. В условиях, когда устои натуральных отношений в деревне не были еще подорваны, коммутация налога не приводила к росту земледельческого производства как необходимого условия его товаризации. Отношения в деревне оставались в основном натуральными, а торговля между городом и деревней — крайне ограниченной.

Заметное развитие получила межобластная торговля. Определенную роль в ее развитии сыграла деятельность Акбара, по приказу которого было проложено и обустроено несколько дорог. От Агры до Лахора тянулась «шахская дорога», по обочинам которой высаживались деревья. На расстоянии каждого полудня пути были построены караван-сараи. Через Лахор и Мултан проходила дорога из Дели в Тхатту (Синд). Еще несколько дорог соединяли столичные города друг с другом и с отдаленными от них областями.

Значительных объемов достигла внешняя торговля. В международной торговле Индия играла большую роль уже в силу того, что она находилась на пересечении морских путей Индийского океана.

ПРОНИКНОВЕНИЕ ЕВРОПЕЙЦЕВ

Как уже говорилось в главе 4, первыми открыли морской путь в Индийский океан португальцы. 17 мая 1498 г. португальская эскадра во главе с Васко да Гама появилась в порту г. Кожикоде (Каликут) на западном побережье Индии. Вскоре португальцы основали несколько факторий по побережью, а в 1510 г. вице-король Аффонсу д'Альбукерки захватил у Биджапура о-в Гоа, который стал официальным центром всех португальских владений на берегах Индийского и Тихого океанов. Кроме Гоа португальские фактории и поселения на территории Индии возникли и существовали в Кочине (в 1503-1663 гг.), Каннануре (в 1503— 1656 гг.), Куилоне (в 1503— 1653 гг.), Каликуте (в 1510—1616 гг.), Чауле (в 1522—1739 гг.), Крангануре (с 1520-х годов до 1662 г.), Бассейне (в 1534-1739 гг.), Бомбее (в 1534-1661 гг.), Диу (с 1534 г.), Хугли (в 1537—1642 гг.), Негапатаме (в 1540—1660 гг.), Тутикорине (в 1540— 1658 гг.), Сан-Томе (в 1540-1660 гг.), Читтагонге (в 1540-1666 гг.), Дамане (с 1559 г.), Порто-Ново (с 1575 г.), Камбее (в 1583—1616 гг.).

Португальцы вывозили в Европу пряности, но основную часть доходов получали от монополии на торговлю в пределах вод, омывавших Африку и Азию. Монополию эту они получили отчасти по той простой причине, что обладали наиболее быстрыми и грузоподъемными в то время кораблями (каравеллами). Но кроме того, они удерживали свою монополию также насильственно. Они выдавали (правда, за символическую плату — одну золотую монету с судна) разрешения (лицензии) на каждый рейс. Застигнутые в море суда без лицензии португальцы беспощадно грабили и топили. Контроль над торговлей портовых городов резко сократил торговые операции местных купцов, хотя португальцы в отдельных случаях привлекали их в качестве своих младших партнеров, стремясь использовать их опыт и связи. Сильно пострадали от португальской монополии также и арабские мореходы, некогда игравшие большую роль в каботажной торговле Индии с Ближним Востоком и Восточной Африкой.

Стимулируя товаризацию земледельческой продукции и, возможно, расширение ее производства, португальская торговля, сопряженная с пиратством, насилиями, вымогательствами и ограничивавшая поле деятельности индийских торговцев, привела к резкому сокращению доходов портовых городов. В Гуджарате в конце XVI в., при Акбаре, эти доходы составляли примерно четвертую часть тех, что поступали ранее в казну султанов Гуджарата. Захирел знаменитый порт Камбей, известный прежде богатством проживавших там купцов и широкими торговыми связями с различными странами.

Гегемонию на мировых торговых путях в конце XVI — начале XVII в. захватили две мощные морские державы — Голландия и Англия, наиболее развитые страны Европы, прочно вставшие на путь развития капитализма.

Созданная в 1602 г. Нидерландская (Голландская) Ост-Индская компания основала большое число факторий для закупки местных, индийских товаров в городах Масулипатам (в 1605—1611 гг.), Пуликат (в 1609-1781, 1785-1795, 1818-1825 гг.), Сурат (в 1616-1668 гг.), Ахмад-абад (в 1616-1744 гг.), Агра (в 1618-1620 гг.), Патна (в 1620-1763 гг.), Чинсура (в 1645-1781, 1783-1795, 1814-1825 гг.), Каннанур (в 1656-1784 гг.), Куилон (в 1653-1803 гг.), Тутикорин (в 1658-1782, 1785-1795, 1818-1825 гг.), Негапатам (в 1660-1781 гг.), Сан-Томе (в 1660-1672 гг.), Кранганур (в 1662—1776 гг.), Кочин (в 1663—1795 гг.), Порто-Ново (1678 г.), Коконада и Бимлипатам (до 1825 г.).

Голландцы скупали и вывозили из Индии рис, животное и растительное масло, селитру, воск, шелк-сырец, шелковые и хлопчатобумажные ткани, парусину; большой интерес проявили они к красителю индиго. В Индию они ввозили из Японии и Юго-Восточной Азии медь, золото, олово, ртуть, слоновую кость, пряности. Отобрав у португальцев Молуккские острова и захватив Малакку, голландцы обеспечили себе гегемонию на Островах Пряностей.

Постепенно они вытеснили португальцев также с Малабарского побережья Индии. Индийскими хлопчатобумажными тканями они расплачивались за перец и другие специи Малайского архипелага. Таким образом, голландцы присвоили себе посреднические функции в торговле Индии с другими азиатскими странами.

Вытесненные голландцами из Юго-Восточной Азии, англичане сосредоточили свою деятельность на Индии. Созданная в 1600 г. английская Ост-Индская компания быстро укрепляла позиции в Индии. Монопольное право на торговлю со странами к востоку от мыса Доброй Надежды предоставлялось ей хартией королевы Елизаветы. В 1608 г. в гуджарат-ский порт Сурат прибыл первый английский корабль. Находившийся на нем Вильям Хоукинс передал падишаху Джахангиру личное письмо короля Иакова I, однако добиться каких-либо торговых привилегий для английских купцов ему не удалось. Возможно, Джахангир боялся ущемить интересы португальцев. Но победа в 1612 г. англичан над португальским флотом недалеко от Сурата изменила отношение падишаха к англичанам, в которых он увидел реальный противовес хозяйничавшим на индийских берегах португальцам. Привилегии были дарованы, и одновременно было разрешено основать в Сурате английскую факторию (существовала в 1613—1616 гг.).

С 1615 г., когда в результате деятельности посольства Томаса Роу англичане получили право торговли во всех владениях Могола, начали появляться английские фактории также и на Коромандельском (восточном) побережье Индии (Масулипатам, Пуликат, Армагаон). В 1639/40 г.

Ост-Индская компания арендовала у местного раджи Чандрагири землю вокруг селения Мадраспатнам, где построила форт Св. Георга (Сент-Джордж). Вокруг форта вскоре вырос город Мадрас. Здесь в XVII — первой половине XVIII в. была главная английская фактория. Английские фактории вскоре появились в Харихарпуре, в дельте р. Маханади, Ка-симбазаре, Патне, Агре. На р. Хугли в Бенгалии были куплены три деревни, на месте которых основана Калькутта (1690 г.) и выстроена крепость Форт-Вильям.

Концентрация во второй половине XVII в. английской торговли на восточном побережье Индии объяснялась отчасти тем, что в Гуджарате (здесь английские фактории были в Ахмадабаде и Броче) в начале 30-х годов XVII в. разразился страшный голод, губительно сказавшийся, в частности, на производстве хлопка-сырца и ткачестве, изделия которого составляли важнейшую статью английского экспорта. В Бенгалии, Бихаре, Ориссе в больших количествах закупались хлопчатобумажные пряжа и ткани, шелк-сырец и шелковые ткани, а также лак, селитра. Затраты на закупку этих товаров росли на протяжении XVII в. и к 80-м годам достигли 230 тыс. ф. ст.

Предметами английского ввоза в Индию были медь, олово, ртуть, краски, шерстяные ткани;

последние, впрочем, не находили здесь широкого сбыта, и нередко Компания дарила их представителям индийской знати.

На западном побережье Индии английские купцы обосновались в Бомбее, расположенном на небольшом острове, попавшем к англичанам в качестве приданого португальской инфанты, вступившей в брак с английским королем Карлом И. Сюда перешла часть торговли Сурата.

Деятельность Компании поощрялась английской короной и правительством. Большую роль в укреплении ее позиций сыграли предоставленные ей, согласно ряду правительственных хартий, права объявлять войну и заключать мир (хартия Кромвеля 1657 г.), чеканить монету и содержать собственные армию и флот (хартия 1686 г.).

К индийским рынкам проявляли интерес и другие европейцы, в частности датчане, основавшие в 1620 г. свою факторию. Датская Ост-Индская компания была учреждена еще в 1616 г., однако роль ее в торговле была невелика. В 1664 г. возникла французская Индийская компания, немногочисленные фактории ее находились в Южной Индии (Масулипатам, Маэ) и в Бенгалии (Чандернагор, ныне — Чандранагар). Центром французских владений был Пондишери (ныне — Путгуччери, к югу от Мадраса).

И англичане, и главным образом голландцы получали свои доходы не только от торговли, но и от фрахта грузов, принадлежавших индийским купцам и короне, торговавшей обычно через подставных лиц.

Вывозимые из Индии товары, и прежде всего ткани, попадали на европейские рынки лишь в ограниченных количествах, тем более что политика протекционизма, проводившаяся европейскими правительствами, искусственно снижала возможности их реализации на рынках Европы. Основная масса индийских тканей и ряда других товаров ввозилась европейцами в страны Востока и продавалась здесь по более низким ценам, чем товары, привозимые самими индийскими торговцами. Огромная товарная масса индийского ручного ткачества, относительная дешевизна тканей (из-за дешевизны труда, сочетающейся с большой искусностью ремесленников, унаследовавших производственный опыт многих поколений) позволяли европейцам в период, когда продукция их собственной домашинной промышленности была относительно невелика, делать крупные накопления благодаря реэкспорту индийских товаров и выполнению, по существу, посреднических функций в экономических отношениях между отдельными восточными странами.

Активная торговая деятельность европейцев в Индии, стимулируя расширение производства также коммерческих культур (прежде всего пряностей и хлопка), не способствовала, однако, развитию внутреннего рынка. Более того, она гасила потенции к складыванию его в результате вывоза из страны громадной товарной массы, необходимой для этого. Вместе с тем индийский торговый капитал оказался отрезанным от ключевых позиций в торговле с Европой и странами Востока и лишенным, таким образом, выгодных источников накопления — доходов от вывоза продуктов земледелия и ремесла Индии.

Эпизодически предпринимавшиеся гуджаратскими султанами Махмудом Бегара и Бахадуршахом, могольскими падишахами Хумаюном и Акбаром попытки изгнать европейцев из их укрепленных приморских баз и факторий оказались в общем бесплодными. Поводом для выступления против англичан в 1694 г. послужил захват ими в Сурате принадлежавшего Аурангзебу большого корабля «Гандж-и Саван», который вернулся сюда с грузом золота и серебра, оцениваемого в 52 лакха рупий, вырученного от продажи индийских товаров в Мокке и Джидде.

Корабль, самый крупный из всех, которыми обладал Могол, был снабжен 80 пушками и имел на борту 400 мушкетеров. Несмотря на ряд успехов падишахского войска, поставленная задача — изгнание англичан с о-ва Бомбей — осталась невыполненной.

Торговый баланс Индии в средние века был активным, вывоз безусловно преобладал над ввозом товаров. Основная масса вывозимых европейцами товаров приобреталась ими за драгоценные металлы. В конце XVII в. французский врач, проведший в Индии 12 лет, Франсуа Бернье писал, что Индию можно назвать «пропастью, поглощающей значительную часть золота и серебра всего мира, которые находят многие пути, чтобы туда проникнуть со всех сторон, и почти ни одного — для выхода оттуда». Ввоз драгоценных металлов из Европы, переживавшей «революцию цен» в результате притока американского серебра и золота, приводил к определенному обесцениванию денег и росту цен на внутренних рынках Индии. Уже при Акбаре цены на сельхозпродукцию по меньшей мере в 2,5—3 раза превышали цены на начало XIV в. Новое, весьма существенное повышение отмечалось в XVII в.

Агенты европейских компаний не только скупали ткани, но временами и авансировали их производство. Спрос на ткани, предъявляемый иностранцами, способствовал увеличению объема производимой ремесленной продукции и торговли ею. Однако производители все более попадали в зависимость от Ост-Индских компаний, а торговля приносила все меньше выгоды индийским купцам.

Сухопутные торговые пути связывали Индию со Средней Азией, Ираном, Турцией. Через Кашмир и Синьцзян шла дорога на восток, в Китай.

Если на морских путях, где господствовали европейцы, торговля осложнялась их соперничеством, делавшим ее рискованным предприятием, то пролегавшие на сотни и тысячи километров караванные дороги были не менее опасны из-за феодального произвола, войн, восстаний и обыкновенного разбоя грабителей. Тем не менее значение караванных дорог в XVII в. для Индии существенно возросло в результате перехода морской торговли в руки европейцев. По этим дорогам через Бухару и Иран индийские купцы торговали с Россией. В Астрахани в 1649 г. они основали свой «двор» — обнесенный стеной участок, где расположились их лавки, жилые помещения, храм бога Вишну. Они появлялись со своими товарами также в Москве и Нижнем Новгороде, на знаменитой Макарьевской ярмарке.

Русские цари проявляли интерес к торговле с Индией и стремились установить с ней регулярные торговые и дипломатические отношения. В 1646 и 1651 гг. в эту страну были снаряжены два посланца, однако оба были задержаны в пути иранскими властями. Еще одно посольство было задержано в Кабуле уже по приказу Аурангзеба. Все же в 1695 г. посольство Семена Маленького посетило Дели, Агру, Сурат и Бурханпур. Ему удалось получить от падишаха фирман на право свободной торговли для русских купцов в Индии. Однако реализовать его так и не удалось.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ

Общественный строй Индии в XVI—XVII вв. был феодальным. Основу его в условиях преобладания натуральной экономики и примитивной ручной техники составляло самостоятельное мелкое хозяйство крестьян, у которых методами внеэкономического принуждения изымались как частновладельческая рента, так и централизованная рента в виде государственного налога. Получатели обоих видов ренты представляли господствующий класс.

Оба класса — крестьян и феодалов — были неоднородными, аморфными образованиями. Грань между ними была «стертой», существовало множество смешанных, промежуточных и переходных статусов.

Характерная черта средневекового индийского общественного строя — сложное переплетение социальных и кастовых градаций, которые усложнялись конфессиональным многообразием, особенно выраженным в городе, где наряду с индусским населением значительную прослойку составляли джайны и мусульмане. Последние в Индии также делились на касты, в чем сказалось мощное воздействие индуизма и его многовековых традиций. Впрочем, мусульманская каста была гораздо менее замкнутой, чем индусская.

Каста — эндогамная экстерриториальная социальная группа, осознающая свою общность. Каждая каста имела свои обряды, мифологию, даже предписываемые одежду и украшения. Основной особенностью касты является общепризнанный и религиозно санкционированный круг традиционных занятий, охватывающий одну или несколько профессий. Объединяя группу людей одного социального статуса, каста была своеобразным сословием, не получившим, однако, юридического оформления.

Из-за сакрализованности системы каст они были крайне нединамичны (что способствовало иллюзии абсолютной их неподвижности), и кастовое сознание с большим «опозданием»

фиксировало эволюцию, изменение социальных статусов отдельных групп. Вследствие этого каста оказывалась «разорванной» между различными социальными и классовыми группами, придавая им упомянутую аморфность.

В целом иерархия каст отражала социальную иерархию, не совпадая с ней, однако, абсолютно.

Формально определяемые степенью ритуальной чистоты, кастовые статусы были тем не менее функцией экономического и социального статуса.

В аграрном обществе Индии к наиболее важным, ритуально чистым кастам принадлежали те, кто владел землей и занимал определенное место в структуре власти. Это были индусские касты — брахманы и радж-путы, а также высокие мусульманские касты — шейх, сайид, могол, патан, относимые к «благородным» (ашраф-зат). Касты делились на под-касты, которым у раджпутов соответствовали доминировавшие в данном месте кланы (ратхор, тонвар, чаухан, качваха, парихара, панвар и др.). Ашраф-зат были представлены пришельцами-мигрантами из Средней Азии, Ирана, Афганистана и их потомками. Именно они были наиболее влиятельной частью феодального класса, занимая в Могольской Индии и деканских султанатах высшие должности при дворе и в войске. Впрочем, во все времена в верхнем эшелоне власти были и индусы, как принявшие ислам, так и сохранившие веру отцов. При Аурангзебе одна треть мансабдаров исповедовала индуизм.

Значительная часть крестьянского населения относилась к землевладельчески-земледельческим («средним») кастам. Это были кунби (в Махараштре и Гуджарате), джаты (в Северной Индии), веллала (в Тамилна-де), редди и велама (в Андхре), оккалига (в Карнатаке). Они представляли верхнюю прослойку в общинах — полноправных общинников и были известны как мирасдары (наследственные владельцы), малики («собственники») или худкашт райяты (самостоятельные земледельцы-крестьяне).

Пришлые — «чужаки»-арендаторы возделывали не только поля общинных землевладельцев, но и земли, принадлежавшие отдельным мелким феодалам, где не было общин. Их называли музаре, иджарадар, ад-жир (позднее — райат-и пайикашт) и др. Они не были налогоплательщиками в отличие от общинников, чем объясняется крайняя немногочисленность сведений о них в источниках. Не исключено, однако, что удельный вес труда крестьян-арендаторов уступал по объему труду общинного крестьянства в общественном производстве. Арендаторы и на общинных, и на частновладельческих землях находились в феодальной зависимости. Общинники, имевшие право владения и распоряжения землей, могли выступать как мелкие феодалы, получатели ренты от наследственных или ненаследственных арендаторов.

На своих полях полноправные общинники использовали также труд низкокастовых и неприкасаемых — чамаров, дхеров, иногда — лишь в страдную пору. Последние получали от хозяина земли пищу, определенную плату или клочок земли для возделывания. Положение этих кабальных наемников было полукрепостным, полурабским. Именно эта прослойка составляла самую угнетенную часть земледельческого населения.

Существовали общины различных типов. Они отличались специфическими, присущими данному типу формами присвоения земли, видами локальных и межлокальных связей. Общины состояли из индивидуальных или больших семей, объединенных в кастовые группы.

Преобладающим типом общины в XVI—XVII вв. была соседская. Она лишь относительно может рассматриваться как пережиток первобытной общины. На протяжении средневековья общины распадались и вновь возникали, воспроизводя самое себя, что порождало у их членов представление об извечности и неизменности общинных институтов. В XVI— XVII вв. территориальная община представляла собой интегральную часть феодального общества, и в ней находили отражение многие из социальных и кастовых противоречий, характерных для него.

Топографическая близость членов локальной группы определяла во многом то, что люди в общине были связаны не только экономическими, но и личностными отношениями. Эти локальные группы имели также и функции культурного общения. Община была миром, в котором жил индивид, единственным полем его духовного контакта и получения информации. Ее функции кроме культурного общения были многообразны и встречались, видимо, в различных комбинациях. Это — функции организации производства, регулирования землепользования, упорядочения налогообложения, организации вооруженного сопротивления, обеспечения своего социального доминирования.

К XIX в. традиционные натуральные отношения в деревне предстают в значительной мере подорванными: растущая часть производственных и потребительских нужд общинных землевладельцев удовлетворялась мелкими товаропроизводителями. Возможно, что элементы этого явления складывались еще в могольский период, отмеченный весьма высоким для эпохи средневековья развитием товарно-денежных отношений.

Система натурального обмена услугами известна в более поздней литературе как система джаджмани. Хотя в натуральном обмене были заинтересованы обе стороны — и землевладельцы, и ремесленники, в их отношениях изначально присутствовал элемент неравноправия и эксплуатации первыми вторых, что было обусловлено поземельной зависимостью от общины слуг и ремесленников, считавшихся обычно неприкасаемыми и проживавших в некотором отдалении от деревни или на ее окраине.

Внутриобщинное разделение труда на натуральной основе соответствовало относительно невысокому уровню общественного разделения труда. В этих условиях оно обеспечивало как воспроизводство земледельческих хозяйств, так и автономию общинных коллективов.

Торговля и ремесло в аграрном обществе Индии были менее престижными, а кастовый статус занимавшихся ими людей — относительно невысоким. Однако существовали определенные различия в положении торговцев и ремесленников. Агент голландской Ост-Индской компании Пельсарт, посетивший Индию в 30-х годах XVII в., заметил: «Чем бы ни торговал лавочник — специями, лекарствами, фруктами, хлопчатобумажными изделиями, тканями или чем-нибудь еще, он пользуется большим уважением, чем ремесленники. Некоторые из них весьма состоятельны, но и они испытывают на себе произвол правителей и чиновников, страдают от доносов. Знать может требовать от них товары по низким ценам». Дабы избежать притеснений, купцы часто искали себе влиятельных покровителей среди знати. Унижаемые и обираемые властями, купцы скрывали свое богатство. Их протест против произвола обнаруживал себя в петициях-жалобах, с которыми они обращались к падишаху. В 1664 г. Аурангзеб сместил чиновников, произвольно поднявших пошлины, так как купцы в своей жалобе угрожали оставить Сурат, где они торговали. В некоторых случаях купцы осуществляли свои угрозы прекратить торговлю.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 34 |

Похожие работы:

«Богучарский Е.М. СССР и Алжир. 60-е – 70-е годы ХХ века / Е.М.Богучарский // Новая и новейшая история. – 2008. – №3. – С. 51-64. Богучарский Е.М. Статья «СССР и Алжир. 60-70-е годы XX века» опубликована в журнале Новая и новейшая история № 3, 2008 г. В статье освещаются советскоалжирские политические отношения. Вместе с тем, автор останавливается и на некоторых аспектах торгово-экономических, научно-технических, культурных связей СССР и Алжира. Хронологические рамки статьи определяются датой...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ фАКУЛьТЕТ мЕжДУНАРОДНЫх ОТНОшЕНИЙ СБОРНИК научных статей студентов, магистрантов, аспирантов Под общей редакцией доктора исторических наук, профессора В. Г. Шадурского Основан в 2008 году Выпуск 7 В 2-х томах Том Минск иЗДАТЕЛЬсТВО «ЧЕТЫРЕ ЧЕТВЕРТи» УДк 0 ББк 9 C 23 Редакционная коллегия: Л. М. Гайдукевич, Д. Г. Решетников, А. В. Русакович, В. Г. Шадурский составитель с. В. Анцух Ответственный секретарь Е. В. Харит С 23 Сборник научных статей студентов,...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 51. Август 2015 г. К о м м у н и ка ц ио н н ы й м е н е д жм е н т и с т р а т е г и ч е с ка я к о м м у н и ка ц ия в г о с у да р с т ве нн о м у пр а вл е н ии Базаркина Д.Ю. Квазирелигиозный терроризм и борьба с ним в Европейском союзе в 2001–2013 гг.: коммуникационный аспект Базаркина Дарья Юрьевна — кандидат исторических наук, философский факультет, МГУ имени М.В. Ломоносова; доцент, Московский государственный гуманитарный...»

«КОЛОНКА РЕДАКТОРА ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ! Вы держите в руках второй номер нашего журнала, главной темой которого традиционно стало лесное образование и лесная наука. На этот раз мы сделали акцент на кадровом обеспечении лесного комплекса и постарались рассмотреть тему с разных сторон – как с точки зрения образовательных учреждений, так и с точки зрения работодателей. Другой крупный тематический блок этого номера посвящен лесозаготовкам. Мы постарались раскрыть эту тему с практической точки зрения,...»

«УДК 94 (47) ББК 63.3 (2Ки) Б Составители и редакторы: Георгий Мамедов, Оксана Шаталова Графика: Айканыш Абылова, Галина Васильченко, Самат Мамбетшаев Дизайн и верстка: Юрий Дармин Координация и менеджмент: Асель Акматова Издание осуществлено при поддержке Представительства Фонда им. Ф. Эберта в Кыргызстане, Foundation for Arts Initiatives и Фонда Сорос-Кыргызстан. Издание не предназначено для продажи и распространяется бесплатно. Фонд им. Фридриха Эберта не несет ответственности за мнения и...»

«БЕЛОРУССКОЕ НАУЧНОЕ ОБЩЕСТВО ИСТОРИКОВ МЕДИЦИНЫ И ФАРМАЦИИ Государственное учреждение «РЕСПУБЛИКАНСКАЯ НАУЧНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ БИБЛИОТЕКА» МУЗЕЙ ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ БЕЛАРУСИ БОЕВЫЕ И ТРУДОВЫЕ ЗАСЛУГИ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ — УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Минск 2015 61:355.292.3 Боевые и трудовые заслуги медицинских работников — участников Великой Отечественной войны Редакционная коллегия Профессор Вальчук Э.А. (отв. редактор) Профессор Тернов В.И. Доцент Иванова В.И. В выступлениях участников...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2001 • № 4 МЕТОДОЛОГИЯ И.Н. ИОНОВ Историческая глобалистика: предмет и метод* Современная глобалистика формируется в течение двух последних десятилетий. По своим истокам это направление исследований связано с идеями холизма и представлением о едином взаимосвязанном мире, являющем собой неразрывное целое. Предмет изучения при этом единство Земли (биогеоценозов), человечества и общества. Однако глобалисты подчеркивают, что представление о мире как целом...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОТЧЕТ О СОСТОЯНИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 2001 ГОДУ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Санкт-Петербургский государственный университет ОТЧЕТ О СОСТОЯНИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В 2001 ГОДУ Под общей редакцией академика РАО JI.A. Вербицкой Издательство Санкт-Петербургского университета История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58я2 С...»

«ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ ИЗДАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАФЕДРЫ ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА И СРЕДНИХ ВЕКОВ ННГУ в 1990-е – начале 2000-х гг. А.В. Махлаюк Созданная в 1975 г. после разделения кафедры всеобщей истории, кафедра истории древнего мира и средних веков в своей научной и научно-методической работе опиралась и опирается на те традиции, которые были заложены такими выдающимися учеными факультета, медиевистами и антиковедами, как С.И. Архангельский, Н.П. Соколов, В.Г. Борухович. Эти традиции и начинания,...»

«Брюс М. Мецгер Канон Нового Завета Предисловие Эта книга задумана как введение в такую богословскую тематику, которая, несмотря на свою важность и обычный свойственный к ней интерес, редко удостаивается внимания. Всего несколько работ на английском языке посвящены одновременно и историческому развитию канона Нового Завета, и тем сохраняющимся проблемам, которые связаны с его значением. Слово “канон” греческого происхождения; его использование в применении к Библии относится уже ко времени...»

«И.М. Кирпичникова И.М. Коголь В.А. Яковлев 70 лет кафедре электротехники ЧЕЛЯБИНСК В юбилейные даты мы оглядываемся на свое прошлое, чтобы объективно оценить свое настоящее. В.Шекспир ОГЛАВЛЕНИЕ 1. История развития..4 2. Методическая работа..21 3. Научная работа..23 4. Сотрудничество с предприятиями..27 5. Международная деятельность..28 6. Наши заведующие кафедрой..31 7. Преподаватели кафедры..40 8. Сотрудники кафедры..62 9. Спортивная жизнь кафедры..67 10. Наши выпускники..68 Кирпичникова...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2015 г. Апрель Екатеринбург, 2015 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет PR PR Кабинет экономических наук КЭН...»

«Диссертация выполнена на кафедре истории русской литературы филологического факультета ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет» Научный руководитель: Богданова Ольга Владимировна доктор филологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник ИФИ (ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет») Официальные оппоненты: Прохорова Татьяна Геннадьевна доктор филологических наук, профессор (ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет») Спиваковский Павел...»

«Владимир Кучин Всемирная волновая история от 1890 г. по 1913 г. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11642340 ISBN 978-5-4474-2123-6 Аннотация Книга содержит хронологически изложенное описание исторических событий, основанное на оригинальной авторской исторической концепции и опирающееся на обширные первоисточники. В. Кучин. «Всемирная волновая история от 1890 г. по 1913 г.» Содержание Глава 2.03 Волновая история. 1890–1899 гг. 5 1890 г. 5 1891 г. 21 1892 г. 32 1893 г. 43 1894 г. 54 1895...»

«ИНФОРМАЦИОННО хро 7 АНАЛИТИЧЕСКИЙ ^ 4 БЮЛЛЕТЕНЬ И здается с июня 2005 г. СОДЕРЖАНИЕ Издатели выпуска: Научный совет РАН Д иск уссион ны й клуб по проблемам российской ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ: и мировой экономической ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ истории В. А. Виноградов Центр экономической истории при Историческом факультете РЕГУЛИРУЮЩАЯ РОЛЬ ГОСУДАРСТВА Московского В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА государственного университета им. М. В. Ломоносова Ю. П. Бокарев Кафедра экономической ТЕОРИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ истории и...»

«История кафедры «Берегите, храните, как зеницу ока, землю.» (В.И. Ленин) Первым преподавателем дисциплины «Почвоведение» на агрономическом факультете Пермского университета был Иван Иванович Смирнов, научный сотрудник Пермской опытной станции. И.И. Смирнов выпускник отделения почвоведения физико-математического факультета Московского университета 1913 года. В марте 1923 года на агрономическом факультете Пермского университета был создан кабинет почвоведения, который до 1926 года располагался в...»

«Роль музеев в информационном обеспечении исторической науки ROLE OF MUSEUMS IN INFORMATION SUPPORT OF HISTORICAL SCIENCE Автор-составитель Е.А. Воронцова Ответственные редакторы Л.И. Бородкин, А.Д. Яновский Москва Moscow УДК 930.2; 069; 008; 004 ББК 79 Р68 Издание осуществлено при поддержке Общества друзей Исторического музея Роль музеев в информационном обеспечении исторической науки: Р68 сборник статей / Авт.-сост. Е.А. Воронцова; отв. ред. Л.И. Бородкин, А.Д. Яновский. – М.: Этерна, 2015. –...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (модуль) Содержание Предмет истории. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Русские земли и княжества в начале XIIXIII в. Образование Российского государства (XIV – нач. XVI вв.) Российское государство в XVI веке. Россия...»

«Л.М.Варданян Евгения Тиграновна Гюзалян: забытое имя в армянской этнографии В истории армянской этнографии имя Евгении Тиграновны Гюзалян практически забыто. Е.Т.Гюзалян не имела научных трудов и даже небольших научных публикаций: она их просто не успела написать. Но когда при подготовке данной статьи буквально по крупицам и отдельным фрагментам стали воедино собирать результаты всего проделанного ею, постепенно начал вырисовываться образ неутомимой труженицы, своей будничной и, казалось бы,...»

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТР ЕВРАЗИЙСКИХ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИСЛАМОВЕДЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ И СНГ: ДОСТИЖЕНИЯ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ ТОМ II Казань – УДК 297. ББК 86.3 Научный редактор: кандидат исторических наук, доцент Б.М.Ягудин Исламоведческие исследования в современной России и СНГ: достижения, проблемы, перспективы: материалы I международного научно-практического симпозиума (19-20 февраля 2009 г.): в 2 томах. –...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.