WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 34 |

«ИСТОРИЯ ВОСТОКА в шести томах Главная редколлегия Р.Б.Рыбаков (председатель), Л.Б.Алаев, К.З.Ашрафян (заместители председателя), В.Я.Белокреницкий, Д.Д.Васильев, Г.Г.Котовский, ...»

-- [ Страница 17 ] --

Формально путь наверх был открыт и для эксплуатируемого класса — лично свободных простолюдинов, приблизительно 80% которого составляло крестьянство. Однако это было весьма трудно осуществить на практике. Помимо неординарных способностей такому выходцу из низов для успеха нужно было заручиться благосклонностью местной ученой элиты, найти соответствующее покровительство, выдержать конкуренцию прочих претендентов из зажиточной местной верхушки, что опять-таки упиралось в проблему связей и материальной обеспеченности.

По этому рубежу реальной возможности продвижения по социальной лестнице и пролегала довольно резкая, хотя и подвижная грань между господствующим и эксплуатируемым классами.

Уровень жизни основной массы китайского крестьянства был невысок. Многие хозяева не могли себя прокормить. О бедности свидетельствует продолжавшийся в описываемый период процесс расширения арендных отношений в деревне. В некоторых районах страны (например, в отдельных местах бассейна нижнего течения р. Янцзы) в XVII в. до 90% крестьянских дворов превратилось в арендаторские. Бедность и бесправие перед властями, вся существующая система эксплуатации крестьян определяли фактически приниженное социальное положение считавшегося лично свободным земледельца. Параллельно с ростом арендаторства убывало количество крестьян— собственников земли. Их наделы составляли от 15 до 100 му. Они несли всю тяжесть увеличивавшихся налогов и повинностей. Еще тяжелее было бремя держателей государственной земли (государственных арендаторов) и крестьян, попадавших к владельцам «усадебных полей».

Арендуя дополнительную землю, при сохранении своего хозяйства, крестьянин, как и прежде, попадал в экономическую и внеэкономическую зависимость от землевладельца. Арендная плата не была единообразной и составляла от 50 до 80% урожая. Помимо того, арендатор выполнял в пользу хозяина различные повинности. Существовал даже термин «арендатор-слуга» (дянь-пу).

Однако к началу XVII в. появляются признаки некоторого ослабления внеэкономической зависимости арендатора от хозяина. В частности, расширяется «вечная аренда» (юн дянь), дававшая право на гарантированное наследственное использование арендованной земли.

Появляется также субаренда, где первый арендатор выступает как эксплуататор более мелких, вторичных арендаторов.

Городские ремесленники были занесены в податные списки, обложены налогами. Надзор за их работой, за сбытом продукции осуществляли и специальная администрация, и цеховая организация. Этот надзор сохранился и после замены принудительных работ денежными выплатами (1562 г.). По-прежнему властями в приказном порядке проводились закупки изделий по заниженным ценам. Вместе с тем система деления населения, особенно городского, на наследственные сословно-профес-сиональные группы, узаконенная в начале периода Мин, к XVI в. значительно ослабла и разложилась.

С XVI в. можно проследить изменения в самой цеховой организации. К тому времени цехи (ханы) теряют свою прежнюю территориальную привязку и превращаются в полном смысле в социальную ячейку, базирующуюся на профессиональном принципе. Их функции — сохранение секретов мастерства, подготовка учеников, раскладка налогов и повинностей, забота о конкурентоспособности цеха — становятся более детализированными и регламентированными. С XVII в. заметна дифференциация цеховых ремесленников: в противовес выделившейся цеховой верхушке рядовые и обедневшие члены цехов предпринимают попытки создавать собственную организацию — цехи внутри цеха. Этот процесс наряду с возрастанием роли подрядчиков и наемного труда внутри цехов позволяет говорить о первых признаках разложения цеховой системы.

Потребности развивающегося ремесленного производства выйти за цеховые рамки отвечало и создание новых организаций цехового типа — хуэйгуаней и бонов. Первые возникли на рубеже XVI—XVII вв. как постоялые дворы для приезжавших из других районов торговцев и ремесленников. В 20—30-х годах XVII в. эти подворья превращаются в самостоятельные социальные организации земляческо-территориального характера. У них были свои постоялые дворы, склады, места собраний, храмы и кумирни, лавки и т.п. Они регистрировались властями и уплачивали определенные поборы. Приблизительно на тех же основах строились и возникавшие одновременно с хуэйгуанями баны — союзы мастеровых из других провинций. Однако эти параллельные цехам организации в целом повторяли сложившиеся ранее формы цехового строя, и их роль в разложении цехов-ханов не следует преувеличивать.

К описываемому времени торговля еще не отделилась окончательно от промыслово-ремесленной деятельности, и потому говорить о социальном положении рядового (а не крупного) торговца весьма трудно. Мелкая торговля ширилась и проникала из города в деревню. Многие хуэйгуани объединяли именно торговцев.

Хотя правительственное распоряжение от 1588 г. предписывало считать наемных работников (как в ремесле, так и в сельском хозяйстве) лично свободными людьми, фактически отношения найма продолжали нести традиционно сложившийся элемент кабальности. Хозяин мог по своему усмотрению менять условия труда работника, наказывать его. В наибольшую зависимость попадали те, кто подряжался на долгосрочный наем. Практиковавшийся наем работников казенными мастерскими и учреждениями также носил принудительный характер, ибо от него нельзя было отказаться и все условия диктовались свыше.

Правительственные статуты запрещали такую форму зависимости, как «уход под покровительство» знатных и богатых. Однако на смену этой архаичной форме кабальных отношений в XVI—XVII вв. пришла денежно-долговая кабала, закреплявшаяся письменным обязательством и переходившая в случае необходимости по наследству. Заменой «покровительства» часто выступало фиктивное «усыновление», укреплявшее зависимость в характерных для Китая патриархально-семейных формах. Сохранялись в описываемый период и слуги, и рабы (нупу, нубэй), относимые к категории «подлого люда» (цзяньминь). Правда, иметь их разрешалось лишь представителям привилегированных слоев. В целом политика властей была направлена на ограничение рабства, но отдельные знатные дома имели до тысячи и более слуг и рабов. Они не вносились в регистрационные списки, оставаясь в полном распоряжении хозяев. Однако в описываемое время рабство носило полностью домашний характер, вписывающийся в патриархально-семейные отношения. Об использовании рабов в производстве сведений нет. К тому же в общей массе населения их было весьма мало.

Определенные сдвиги в социальном развитии — некоторое смягчение сословных перегородок, разложение системы наследственно-профессионального деления, частичное ослабление кабального характера аренды и найма, расширение отношений найма, ограничение властями рабства и других форм личной зависимости, процессы в цеховой организации и налоговой политике — явились отражением новых явлений в экономическом развитии страны. Но эти сдвиги оказались недостаточными для структурного изменения социальной пирамиды старого, традиционного для средневекового Китая образца.

Правда, эти сдвиги нашли некоторое отражение и в формах социального протеста. Как упоминалось, весьма существенное место в докладах и предложениях реформаторов занимал вопрос о предоставлении более льготных условий для предпринимательской деятельности (в частности, в области горноразработок). Симптоматично и возникновение в начале XVII в. первых движений и восстаний среди городского населения. Наряду с уравнительными устремлениями крестьян-повстанцев, их борьбой с имперской администрацией в XVII в. учащаются случаи отказа арендаторов от внесения арендной платы. Размах крестьянской войны 1628— 1645 гг., слагавшейся из множества очагов восстаний, полыхавших по всей империи, говорит о силе социального протеста. Однако ни реформаторское движение, ни сопротивление городских низов не привели к радикальной перемене общественно-политических порядков, сдерживавших дальнейшее социально-экономическое развитие.

По переписи 1578 г., в империи было учтено 10 621 436 дворов, в которых проживало 60 692 856 человек. Сравнительно небольшая часть населения оставалась неучтенной. В течение 66 лет до падения империи Мин оно должно было несколько увеличиться, хотя темпы прироста, исходя из предшествующих данных, не были высоки. Прирост же подтверждается тем, что, несмотря на неизбежную убьшь населения в связи с маньчжурским завоеванием, через 15 лет после падения Мин в стране насчитывалось приблизительно 105 млн.

жителей (проживавших в учтенных дворах).

Как и в начале периода Мин, в XVI — начале XVII в. границы империи не выходили далеко за пределы «собственно Китая». Основную массу населения здесь составляли китайцы. В южной части страны, на ее западных и северных рубежах проживали некитайские народы — монголы, уйгуры, тибетцы, хани, лоло, бай, гэлао, байи, мяо, яо и др. В тех местах, где некитайское население проживало компактными группами, во главе их оставлялись местные вожди, подчинявшиеся, естественно, китайской администрации ближайшего уезда или области. Это именовалось системой «местного управления» (тусы). Но общая численность всех некитайских народов в империи была весьма небольшой по сравнению с китайским населением. Китайцы (самоназвание — хань), несмотря на известные региональные и диалектные различия, составляли к описываемому времени сложившуюся этническую общность, скрепленную общностью культуры.

Традиции материальной и духовной культуры Китая в том виде, в котором они сложились к XVI — началу XVII в., оказали непосредственное воздействие на всю последующую жизнь страны, вплоть до середины XIX в., когда существенно изменилось само положение китайской империи в мире. Техника земледелия была для своего времени очень развитой. Достаточно сказать, что землю неоднократно (и осенью, и весной) вспахивали и боронили. Широко использовались удобрения. Для орошения террасных полей на горных склонах использовались водоподъемные колеса. Ведущее место принадлежало рисосеянию. Рис являлся основой питания приблизительно 70% населения страны. Наряду с этим выращивались пшеница, самые различные овощи и фрукты, многие виды технических культур (в частности, начинается разведение табака).

Некоторые усовершенствования были внесены в шелкоткацкие и особенно хлопкоткацкие станки с ножным приводом. В результате один человек теперь мог вырабатывать столько ткани, сколько в начале XVI в. производили три-четыре. В фарфоровом деле были освоены новые виды сырья, появились новые типы глазури и технологии их нанесения на изделия, различные по назначению печи для обжига. В плавильном деле стали использовать смесь каменного и древесного угля.

Шире применялась сила воды и скота. Иначе говоря, развитие ремесла и промыслов шло за счет не только количественного увеличения, но и совершенствования технологии труда. Вместе с тем это совершенствование, как отмечалось выше, не привело к массовому производству. Высокое качество продукции обеспечивалось мастерством китайских ремесленников, основывавшемся на их ручном труде. Кроме того, если в таких областях, как шелкоткачество, хлопкоткачество, фарфоровое дело, производство бумаги, китайский технологический уровень оставался наивысшим, то в области горнодобычи, обработки и плавки металлов он уже тогда был ниже, чем во многих европейских странах.

Совершенствование техники сельского хозяйства и ремесла нашло отражение в ряде научных трудов, посвященных описанию различных технических приемов. Своеобразной энциклопедией по аграрным вопросам явилась книга известного ученого и эрудита Сюй Гуанци (1562—1633) «Нун чжэн цюань шу» («Полная книга о направлении сельского хозяйства»). В ней были описаны также некоторые отрасли ремесла (ткачество, крашение). Труд имел практическое предназначение. Описания самых различных производств, снабженные рисунками станков, приспособле'-ний и технических приемов, собраны в книге Сун Инсина «Тянь гун кай у» («Вещи, рождаемые трудами Неба»), появившейся в 30-е годы XVII в. Богатый материал по научным и техническим знаниям содержится в энциклопедическом труде Ван Ци «Сань цай ту хуэй»

(«Иллюстрированный свод, построенный по трем разделам»), составленном в 1609 г. Знаменательно появление и таких узкоспециальных трудов, как «Янь-сянь мин тао лу» («Описание прославленной керамики из Яньсяня») У Цяня.

В XVI — начале XVII в. значительно увеличивается количество книжных издательств, главным образом частных (только в Пекине их насчитывалось одиннадцать), процветает книготорговля.

Это поднимало на еще большую высоту издавна характерную для Китая книжную культуру.

Распространяются труды по самым разным отраслям знания. В начале XVII в. выходит энциклопедия «Ту шу бянь» («Подборка карт и книг») Чжан Хуана (1527—1608), несколько раньше — энциклопедический труд упомянутого выше Ван Ци «Сюй вэнь сянь тун као»

(«Продолжение полного исследования письменных памятников»). Появляются сборникиколлекции систематически подобранных трудов различных авторов, такие, как «Цзи лу хуэй бянь»

(«Собрание записей») Шэнь Цзэфу (1533—1601), выпущенное в 1617 г. и включавшее 123 работы, или «Бао-яньтан би цзи» («Потайная копилка с книгами из кабинета Баоянь») Чэнь Цзижу (1558— 1639), включавшая 226 работ. Знаменательным событием в области просвещения было появление в конце существования империи Мин периодически выпускавшегося с помощью передвижного шрифта «Императорского вестника» («Ди бао») — прообраза газеты.

Всегда популярный в Китае жанр историко-политических сочинений становится чрезвычайно многообразным. Наряду с официальными (выполняемыми придворными историками) трудами издаются работы типа всеобщих или охватывающих отдельные царствования хроник, описания походов и значительных событий, биографии различных деятелей, своего рода мемуары и записки, разрозненные заметки, публикуются подборки императорских указов и распоряжений, государственных установлений, докладов чиновников и т.д. Появляются сборники трудов одного автора, как, например, книга известного историка Чжэн Сяо (1499—1566) «У сюэ бянь»

(«Подборка мною изученного»), куда вошло 14 его работ. Благодаря своим трудам по истории более ранних, чем династия Мин, периодов получили известность Кэ Вэйци (1497—1574), Ли Чжи (1527—1602), Чэнь Банчжань (ум. в 1623 г.).

В 1534 г. была составлена новая редакция атласа «Гуан юй ту» («Карты обширных пространств»), включавшего данные не только по империи, но и об известном китайцам мире. Становятся более частыми и подробными описания зарубежных краев, примером чего могут служить книги Хуан Хэнцзэна «Си ян чао гун дянь лу»

(«Записки о странах-данниках Западного океана», 1520 г.), Янь Цунцзяня «Шу юй чжоу цзы лу»

(«Записки мнений знающих людей об иноземных краях», 1574 г.), Чжан Се «Дун си ян као»

(«Исследование Восточного и Западного океанов», конец XVI в.) и многих других авторов.

Языкознание шло по линии изучения различных диалектов и норм произношения. В 1606 г. был составлен фонетический словарь Сюй Сяо, основанный на диалекте Пекинской области, в 1642 г.

— словарь Би Гунчэня, основанный на шаньдунском диалекте.

Значительным вкладом в китайскую медицину было появление труда Ли Шичжэня (1519—1593) «Бэнь цао ган му» («Перечень деревьев и трав»), в котором описывалось 1892 лекарственных препарата и приводилось более 100 рецептов лечения. Фань Лисюнь в своем трактате «Хэ фан и лань» («Общее обозрение обуздания рек», середина XVI в.) подытожил многовековой опыт борьбы с наводнениями. В первой половине XVII в. работал над математическими трудами и военными трактатами Сунь Юаньхуа.

Характерной чертой позднеминской эпохи было проникновение в Китай западноевропейских научных знаний. Они поступали прежде всего от христианских миссионеров, обосновавшихся в стране. В 1601 г. Матео Риччи в специально написанном труде познакомил китайский двор с достижениями европейской механики, астрономии и географии. Адам Шааль и другие знакомили китайцев с изготовлением и применением огнестрельного оружия. Никола Триго в 1626 г. написал трактат о возможности применения латинской транскрипции для китайской иероглифики. Под руководством миссионеров при дворе была создана комиссия для уточнения календарных исчислений.

Ряд китайских ученых стали использовать западные знания в своей работе, переводить европейские научные труды на китайский язык. Одним из первых, освоивших латынь, был Ван Чжэн, занимавшийся, в частности, западной механикой.

В 1607 г. упомянутый выше Сюй Гуанци выпустил сокращенный перевод трудов по Евклидовой геометрии. Всего же по его инициативе было издано около сотни переведенных с западноевропейских языков книг. Соответственно определенные достижения европейской науки нашли отражение в многосторонней научной деятельности этого человека. С европейскими знаниями в своих областях был знаком и Сунь Юаньхуа. Знакомство с алфавитным письмом стимулировало поиски новых подходов китайскими филологами.

Что же касается общественно-политической и философской мысли, то она развивалась попрежнему в рамках национальной традиции. Это отнюдь не значит, что в этих областях знаний не было никакого движения вперед. Наиболее выдающимся философом описываемого времени был Ван Янмин (Ван Шоужэнь, 1472—1529). Он оспаривал многие положения неоконфуцианства (чжусианства). Как и большинство китайских мыслителей, он не сосредоточивал внимание на постулировании или противопоставлении материальной либо идеальной субстанции. В центре его учения был человек. В каждом человеке подразумевалось нечто существенное, что характерно для людей в целом, единосущное «истинное я». Его раскрытие путем самосовершенствования должно было служить всеобщему благу. В учении, остававшемся по сути конфуцианским, можно обнаружить немалое влияние даосских и буддийских (в частности, чань-буддийских) постулатов. Оно оказало воздействие на формирование последующей философской мысли не только в Китае, но и в некоторых сопредельных странах (Корее, Японии).

Эгалитаристские социальные утопии на основе патриархально-общинного идеала развивались мыслителями Ван Синьчжаем (1483—1541) и Хэ Синьинем (1517—1579). Определенная критика конфуцианских догматов содержалась в учении Ли Чжи (1527—1602), поплатившегося за это жизнью. В конце эпохи Мин формировались философские и общественно-политические взгляды таких выдающихся мыслителей и просветителей, как Хуан Цзунси (1610—1695), Ван Фучжи (Ван Чуаншань, 1619—1692), чья деятельность в полной мере развернулась уже после падения империи Мин.

Как и в начале периода Мин, официально признанным государственным культом и идеологией продолжало оставаться конфуцианство, точнее, неоконфуцианство, вобравшее в себя некоторые черты прочих, издавна существовавших в Китае религиозно-этических систем. Буддизм и даосизм не подвергались гонениям. Некоторое покровительство этим вероучениям оказывал император Ши-цзун (1521—1566). Но их влияние значительно уступало ортодоксальному культу. На уровне народных верований по-прежнему была широко распространена сектантская традиция. Секты могли иметь как буддийский или даосский, так и синкретический характер, быть признаваемыми или еретическими. С XVI в. появляется и становится популярным такой жанр сектантской пропагандистской литературы, как «драгоценные свитки» (бао цзюань).

Через миссионеров с конца XVI в. в Китай начинает проникать христианство, преимущественно в католической форме. Матео Риччи построил в Пекине церковь и приобщил около двухсот прихожан. Христианство принял упомянутый выше Сюй Гуанци (крещенный под именем Павел), который занимал высокое служебное положение, а также другой чиновник — Ли Чжицзао. В дальнейшем с увеличением числа миссионеров росла и христианская община в Китае.

Жесткая привязанность официальной идеологии к интересам государственной машины, сакрализация императорской власти, искусственное поддержание патриархальных начал, сведение почитаемых знаний к изучению и толкованию (подчас схоластическому) древних канонических книг — все это мешало появлению и укоренению новых методов накопления научных знаний и мировоззренческого опыта и тем самым — более успешному развитию новых явлений в социально-экономической жизни страны в конце XVI — начале XVII в. В связи с этим китайские ученые склонны характеризовать идеологическую политику периода Мин как деспотизм в области культуры.

В литературном творчестве наибольшие достижения в XVI — начале XVII в.

наблюдаются в жанре прозы. Появляется ставший одним из самых популярных в народе романов «Путешествие на Запад» («Си ю цзи») У Чэнъэня (1500—1582), где в занимательной, фантастической форме описано странствие Сюань Цзана в Индию в VII в. В конце XVI в. автор под псевдонимом Ланьлинский насмешник создает роман «Цветы сливы в золотой вазе» («Цзинь, Пин, Мэй»), в котором большое место отведено описанию человеческих страстей. В начале XVII в. выходит ряд сборников коротких рассказов (хуабэнь) в стиле новелл XI—XIII вв. В них много необычайного и сверхъестественного, что не мешает их общей направленности — утверждению жизнелюбивых начал, здравого смысла, добра и справедливости. Особой известностью пользовался сборник «Удивительные истории нашего времени и древности» («Цзинь гу ци гуань»), куда вошли 40 лучших рассказов XVI — начала XVII в.

Поэзия данного периода остается в плену подражания традиционной манере и сюжетам (лирическое описание природы, женская тоска в разлуке и т.п.). Наряду с этим в творчестве некоторых поэтов появляются социальные мотивы. Хэ Цзинмин (1483—1521) и Вэнь Дали (род.

ок. 1500 г.) говорят о тяжелой доле тружеников и прихотях властей и богатеев, Ван Шичжэнь (1526—1593) — об ужасах войны.

В театральном искусстве получают распространение родившиеся в XVI в. в юго-восточных районах страны новые формы музыкальной драмы — в стиле Иянцян и Куныдань. Одним из выдающихся драматургов своего времени был Тан Сяньцзу (1550—1617). Наибольшей популярностью пользовалась его пьеса «Пионовая беседка».

В XVI в. продолжается сооружение храмового ансамбля Храма Неба в Пекине и храмовых комплексов императорских погребений в Шисань-лине. В архитектуре того времени, представленной довольно значительным числом сохранившихся памятников, начинает преобладать новый стиль, характеризующийся пышностью и изяществом внешнего декора (крыш, карнизов, колонн и т.п.). Примером этому могут служить постройки в дворцовом комплексе в столице, храм Конфуция в Цюйфу и сооружения на священной буддийской горе Утайшань (в Шэньси).

В живописи, как и в поэзии, в описываемое время преобладал подражательный стиль. В традиционном жанре «цветов и птиц» большого мастерства достиг Люй Цзи (1495—1576). К новым моментам следует отнести развитие получившего распространение еще в XV в. так называемого «погребального портрета» с его характерной реалистичностью. С XVI в. возникает жанр иллюстрации литературных произведений. Особый миниатюрный стиль в этой области доводит до совершенства работавший в середине века Цю Ин. В качестве книжной иллюстрации большое распространение получает гравюра (в частности, впервые появившаяся тогда цветная).

Пользовалась популярностью и художественная критика, видным представителем которой был ученый, художник и коллекционер Дун Цичан (1555-1636).

Изящество и совершенство были присущи изделиям прикладного искусства того времени:

фарфору и керамике, мелкой пластике, тканям и предметам домашнего обихода из дерева, кости, перегородчатой эмали, лака, поделочного камня и других материалов. В конце XVI в. изменяется стиль росписи фарфора (появляются монохромные глазури с прорисовкой красным и зеленым ветвей растений и птиц). Изделия начинают датироваться по девизам правления императоров. Китайские предметы прикладного искусства проникают в европейские страны, вызывая восхищение и подражание (стиль шинуазри).

В целом в XVI — начале XVII в. Китай переживал сложный, во многом противоречивый период своей истории. Появившиеся кризисные явления в правящей верхушке еще не означали, по крайней мере до рубежа XVI—XVII вв., что империя Мин погрузилась в социальноэкономический кризис. В основной производственной сфере — сельском хозяйстве до начала XVII в. общего кризиса не наблюдалось. Процесс же концентрации земли в руках крупных собственников и соответственно разорения крестьян и перехода все большего их числа на положение арендаторов был традиционен для Китая и мало чем принципиально отличался от аналогичного процесса в XI—XIII вв.

и позднее. К кризисному состоянию он привел лишь к 20-м годам XVII в. В области ремесла, промыслов и товарно-денежных отношений вторая половина XVI — начало XVII в. отмечены заметным прогрессом и спорадическим появлением качественно новых моментов. В экономическом плане нельзя недооценивать реформы 60-х — начала 80-х годов XVI в. Наметились некоторые прогрессивные сдвиги и в социальных отношениях. Не наблюдалось кризисных явлений в стоявшей на достаточной для своего времени высоте материальной и духовной культуре.

Вопрос о характере наблюдавшихся к концу XVI — началу XVII в. сдвигов в ремесле, некоторых областях сельского хозяйства, во внешней и отчасти внутренней торговле и денежных отношениях, что в какой-то мере отражалось и на социальных отношениях, остается дискуссионным. Они, как отмечалось, проявлялись лишь спорадически, на фоне несомненного преобладания феодальных отношений традиционного для Китая типа. Могли ли они в конечном итоге повести к появлению и закреплению здесь капиталистического уклада? Решение этой проблемы может быть лишь чисто гипотетическим, ибо конкретные исторические обстоятельства в середине XVII в. существенным образом повлияли на дальнейший ход развития страны.

Имеются в виду нарастание социально-политического кризиса с 20-х годов XVII в., переросшего в длительную и грандиозную по масштабам крестьянскую войну, и последовавшее за этим иноземное завоевание. Тем не менее сама множественность проявлений нового позволяет говорить о том, что к концу XVI в. китайские феодальные порядки переходят на новую стадию развития, которую можно охарактеризовать как позднюю (что, однако, не подразумевает прямых аналогий с позднефеодальным периодом в европейских странах).

Идейно-политические устои общества не претерпели кардинальных изменений по сравнению с последней третью XIV — XV в. Более того, к концу XVI в. здесь наметились некоторые застойные признаки. Такое положение, естественно, не могло не мешать нормальному развитию и обновлению экономической жизни страны, в результате чего произошло дальнейшее обострение социальных отношений. В 20-е годы XVII в. кризисные явления охватывают и политическую, и экономическую сферы и в итоге приводят к грандиозной крестьянской войне. Однако формы социального протеста, несмотря на некоторые новые моменты (городские восстания, отражение в движении за реформы интересов торгово-промышленных слоев, отказ от внесения арендной платы), оставались в целом традиционными и, судя по действиям руководства повстанцев после их кратковременной победы, вряд ли могли привести к кардинальному изменению общей ситуации в стране. Но такой вывод можно сделать лишь гипотетически, ибо дальнейший естественный ход внутриполитических процессов был прерван новым иноземным завоеванием страны, установлением в Китае маньчжурского господства.

Глава 16 ВЬЕТНАМ В XVI-XVII вв.

В начале XVI в. во Вьетнаме (Дайвьет) со всей очевидностью проявились симптомы кризиса, в котором оказалось это централизованное феодально-бюрократическое государство после «золотого века» вьетнамского общества во второй половине XV в., вошедшего в историю под названием эпохи «Великой добродетели» (Хонг Дык). Начало XVI в. стало одним из самых бедственных периодов в истории страны. В XVI в. Вьетнам отказался от традиций «золотого века» гражданской бюрократии и перешел от чиновничьей гражданской власти (XV в.) к власти военно-землевладельческих местных родов. Дорогостоящие начинания, обширные войны и малоэффективный аппарат управления разорили крестьян, поступления от налогов уменьшились, а сам централизованный аппарат все более слабел. Об этом периоде можно говорить как о начале конца централизованной системы. XVI — первая половина XVII в. стали временем политического распада государственно-феодальной системы Вьетнама. Развитию сельского хозяйства не уделялось внимания, ирригационные сооружения были в запустении. Вместо дамб праздные правители страны возводили дворцы. Между тем в первой четверти XVI в. из года в год случались засухи, наводнения, неурожаи, голод.

Голод во Вьетнаме в XVI в. случался 13 раз, а в XVII в. — 16 раз.

Основным содержанием этого периода (XVI—XVII и XVIII вв.) можно считать начало расслоения общины (со), которая в течение веков была фундаментом вьетнамского общества. Развитие внутри общины чиновничьего землевладения наряду с ростом населения в Дельте (р. Красная) вело к ухудшению положения крестьянства. Доведенные до полного разорения, крестьяне поднимали восстания. В 1516 г. в Донгчьеу (Куанг-нинь) началось одно из крупнейших в истории Вьетнама восстаний под руководством крестьянского вождя Чан Као. Повстанческая армия во главе с Чан Као после двукратных попыток захватила столицу Тхангла-унг. Двор Ле был вынужден бежать и искать укрытия в Тханьхоа — традиционном убежище династии. Повстанцы продолжали действовать вплоть до 1521 г., пока не были разбиты в результате контрнаступления верных династии Ле сил.

В 1521—1522 гг. были подавлены и другие восстания, но центральная власть так и не смогла оправиться от их мощных ударов, в результате теряла свои позиции одну за другой.

Ослаблению центральной власти, упадку династии способствовали прежде всего обострившиеся конфликты между феодальными группировками в стране. В отсутствие грозной внешней опасности со стороны Китая, где династия Мин переживала серьезные внутренние трудности и сама служила объектом экспансии извне, во Вьетнаме набирали силу соперничество, взаимные территориальные претензии и распри между феодалами. Период национальной консолидации, обусловленной борьбой с агрессией династии Мин в XV в., сменился периодом раздробленности и сепаратизма. К тому же в XVI в. стали сказываться отрицательные последствия практики земельных пожалований, которую осуществляли монархи династии Ле в XV в. Высшее чиновничество получало в кормление обширные земельные угодья и сотни крестьянских дворов с повинностями в его пользу. Благодаря колоссальным богатствам, сосредоточенным в руках аристократической прослойки, последняя обрела такое влияние, что стала претендовать на захват верховной власти.

В 1527 г. феодальная группировка Мак Данг Зунга, многие годы состоявшего на военной службе при дворе Ле, одержала верх над соперниками и оттеснила законных претендентов на власть в провинцию Тханьхоа. Провозгласив себя императором в 1527 г., Мак Данг Зунг обосновался в столице страны — Тханглаунге. Опасаясь недовольства народа, сохранявшего преданность Ле, и учитывая непредсказуемую реакцию Китая, Мак Данг Зунг оставил многие из политических институтов свергнутой династии и «притворился, что принимает меры по розыску потомков Ле». Одновременно (в 1528 г.) Мак Данг Зунг отправил в Китай миссию с богатыми дарами и сообщением, что «никого из дома Ле не осталось, и род Маков временно правит страной и народом». Мак Данг Зунг просил китайского императора пожаловать инвеституру на правление в стране. Убедительным аргументом кроме золота и серебра стали земли и население двух административных единиц — тяу Куйхоа и Тхуанан, которые Мак Данг Зунг передавал Китаю. Получив от минского двора признание своей династии, Мак Данг Зунг передал престол сыну Мак Данг Зоаню, который правил 10 лет (1530—1540).

Между тем сторонники династии Ле, пытаясь восстановить у власти своего ставленника, направляли морем одну за другой (1533, 1536 гг.) миссии в Китай с просьбой о помощи в восстановлении законной династии, свергнутой «узурпатором Мак». Мины, не упускавшие случая подтвердить свой верховный суверенитет над Вьетнамом, сконцентрировали войска на границе с Лангшоном. Мак Данг Зунг во избежание невыгодного развития событий заявил, что «отдает себя на милость минского императора», и направил в Китай просьбу «провести расследование». В 1540 г. в стране правил уже другой его сын — Мак Фук Хай. Но Мак Данг Зунг лично явился на пограничную заставу Намкуан для «разбирательства».

Позиция Минской династии в этой ситуации весьма показательна.

Сначала она встала на защиту законной династии Ле и сосредоточила войска на пограничной территории. Во Вьетнаме распространяли прокламации, в которых Мак Данг Зунг и весь его род объявлялись преступниками, за поимку которых была обещана крупная награда. Однако в результате хитроумных действий Мак Данг Зунга (подкупа китайских военачальников и передачи в пользу Китая дополнительно ряда вьетнамских земель) положение резко изменилось. «Опекаемый» минским двором, Ле превратился в двусмысленную личность, происхождение которой еще предстояло доказать. В документе минского двора (1541 г.), в котором признавалось право дома Мак править Вьетнамом, о роде Ле говорилось, что в их «родословной много неясного». Что касается дома Мак, то он был признан Китаем (1541 г.), но на условиях, которые сильно ударили по престижу страны. Вьетнам лишался статуса государства и объявлялся наместничеством (Аннам дотхонг ши ти) провинциального (Гуанси) подчинения с необходимостью традиционной выплаты дани Китаю.

Унизительный статус наместничества для Вьетнама сохранялся в течение всего периода пребывания у власти дома Мак (1527—1592 ) и в первые 50 лет правления династии Ле, вновь потеснившей Маков на вьетнамском престоле. Претензии династии Ле на традиционный для нее титул куок выонга (государя) не увенчались успехом. В 1598 г. в ответ на просьбу Ле «различать»

узурпаторов трона Маков и законную династию китайский император ничего не изменил, сославшись на непродолжительный срок пребывания Ле у власти.

Вскоре после воцарения Маков на борьбу с ними поднялись их соперники, также стремившиеся под предлогом восстановления законной династии Ле к захвату власти. В конце концов Нгуен Ким, военачальник, служивший при Ле, объединил все оппозиционные группировки и, захватив в 1542 г. провинции Тханьхоа и Нгеан, установил там свою власть. Хотя это правление носило название «возрожденной династии Ле», представители последней были марионетками в руках новых узурпаторов. В 1545 г. вся власть в Тханьхоа—Нгеане перешла к зятю Нгуен Кима — Чинь Кьему. Таким образом страна оказалась разделенной на две части. Род Маков, или Северная династия (Бак Чьеу), продолжал господствовать в районе Бакбо (Северный Вьетнам) со столицей в Тханглаунге, т.е. в наиболее важной части страны. Род Чиней под прикрытием династии Ле (Нам Чьеу — Южная династия) контролировал район Нгеан—Тханьхоа. Борьба между этими домами длилась более полувека. Признанный Китаем дом Маков был тем не менее крайне непопулярен в народе как узурпатор, к тому же поправший национальную независимость и территориальную целостность страны. Маки не только не расширили границы страны, что последовательно делали их предшественники (XV в.) и последующие правители (XVII в.), но и добровольно уступили часть территории Китаю. Это ставится им в вину потомками вплоть до настоящего времени. От этого в немалой степени зависело поражение Маков в борьбе с Южной династией, которая одержала победу над Северной и вернула Ле на престол в Тханглаунге в 1592 г.

Эта дата считается одной из ключевых в истории Вьетнама, так как означает победу центростремительных сил и восстановление единства страны (правда, ненадолго) после почти 70летней смуты, что связывалось прежде всего с восстановлением династии Ле. После 1592 г. могущество Маков сошло на нет. В Каобанге они продолжали пользоваться покровительством Китая, который еще в течение трех поколений держал их про запас. Время от времени Маки выступали против Чиней вплоть до 70-х годов XVII в., но сами перестали быть сколько-нибудь серьезным фактором внутриполитической жизни страны. Тем не менее потенциально опасный тандем Мины—Маки учитывался Чинями в их политике. Обладая полнотой власти при марионетках Ле уже в 70-е годы XVII в., они не решались на свержение династии, как в свое время сделал дом Мак, именно потому, что под знаменем Ле могли на законных основаниях бороться с Маками. Чини также боялись открытым свержением династии Ле спровоцировать вмешательство Китая, как это не раз бывало в истории страны.

В Китае, похоже, знали, в чьих руках реальная власть, и, в целом проводя двойную и даже тройную игру (поддерживая Маков и терпимо относясь к Ле), Китай оказывал знаки повышенного внимания как раз Чиням. В марте 1599 г. Чинь Тунгу были присланы в подарок от Минов дорогая лошадь, жемчуг, парадный головной убор в «знак добрососедства». В послании, сопровождавшем эти дары, подчеркивались заслуги Чинь Тунга в «умиротворении страны». Уже в следующем месяце, используя «дружбу» с Китаем, Чинь Тунг потребовал и получил от Ле титул «выонгаумиротворителя» (бинь ан выонг). В 1651 г., незадолго до окончательной гибели династии, Мины даровали тюа Чинь титул фо куок выонг (вице-король). Впервые некто, формально не принадлежащий к роду Ле, получил титул выонга, и вместе с ним была как бы узаконена вся полнота военной и политической власти Чиней. Режим, вошедший в историю под названием «тюа Чинь» (князья, правители Чинь), официально начинается именно с этого времени — четвертого месяца 1599 г. Но, сосредоточив в своих руках всю власть, дом Чиней оказался неспособным овладеть ситуацией и закрепить достигнутые успехи в объединении страны.

Отношения с Китаем складывались все же не так, как хотелось Вьетнаму. В 1599 г. династия Мин выдала инвеституру на правление во Вьетнаме для Ле, но такого же «достоинства», как пожалованная ранее дому Мак, с титулом Аннам дотхонг ши, т.е. «наместник», а не выонг, ван («король»), как прежде. Мины объяснили свое решение неуверенностью в легитимности только что вступившего на престол Ле и необходимостью «выждать, чтобы убедиться, что народ подчиняется этому правителю». Пообещав в будущем пожаловать надлежащий титул, Мины в то же время обязали Ле обеспечить возможность семье Маков править в Каобанге (чэн Тхайнгуен), как бы легализуя эту сепаратистскую группировку во Вьетнаме. Титул куок выонга Ле получили почти через 50 лет.

Но главный очаг сепаратизма, надолго определивший развитие исторических событий во Вьетнаме, формировался в эти годы на Юге. Там поднимала голову сильная феодальная группировка — тюа Нгуен. Сын Нгуен Кима, о котором речь шла выше, — Нгуен Хоанг добился от двора Ле разрешения на управление районом Тхуанхоа (1558 г.), а затем и Ку-ангнам (1570 г.).

Район Тхуанкуанг (Тхуанхоа, Куангнам) с этого времени стал оплотом Нгуенов, которые затем взяли курс на отделение от остального Вьетнама. Однако вначале Нгуен Хоанг поддерживал нормальные отношения с домом Чиней и династией Ле, которым оказывал уважение как родственник и верный подданный, выплачивал оговоренную подать, участвовал в походах Чиней против Маков, потерял в боях двух своих сыновей.

По случаю победы Чиней над Маками Нгуен Хоанг после 35 лет отсутствия прибыл в Тханглаунг в пятом месяце 1593 г. с богатыми дарами, армией (отрядом слонов) и флотом из 300 судов. Он несколько лет провел при дворе, участвовал в походах против Маков, но был фактически под домашним арестом. Нгуен Хоанг опасался, что Чини, развязав себе руки на Севере, укрепив позиции внутри страны, при дворе, примутся за Нгуенов на Юге. В 1600 г. под надуманным предлогом он вместе с верными людьми вернулся в свои владения на Юге. Он их никогда больше не покидал, и вместе с сыном Нгуен Фук Нгуеном взялся за расширение подконтрольной Нгуенам территории.

Так на политической сцене страны появились и в начале XVII в. оформились два «центра силы» — Нгуены и Чини, антагонизм которых не мог не проявиться в их действиях в отношении друг друга.

Чини, со своей стороны, испробовав дипломатические методы, не исключали необходимости пресечь сепаратизм Нгуенов военным путем. Опасаясь самостоятельности Нгуен Хоанга и не желая выпускать его из-под своего контроля, Чинь Тунг сразу же после бегства Нгуен Хоанга сделал попытку восстановить статус-кво. В 1600 г. он направил искусно написанное увещевательное письмо. Последнее вошло во вьетнамские исторические хроники целиком (случай не частый) как образец эпистолярного стиля Чиней.

В письме угрозы сменяются ласковыми обращениями к родственнику, которого не хотят провоцировать на окончательный разрыв. От Нгуен Хоанга требовалось выполнение обязанностей подданного Ле — уплата налогов, поставки продовольствия, помощь, как и прежде, в «государственных делах» и «делах предков». В случае непослушания Чинь Тунг угрожал послать войска, для чего, как подчеркивалось, у «династии оснований более чем достаточно». Нгуен Хоангу предлагалось «основательно подумать, чтобы потом не раскаяться».

После смерти Нгуен Хоанга в 1613 г. его сын тюа Шай (Нгуен Фук Нгуен), известный как идеолог и практик сепаратизма, стал вести себя как полностью независимый правитель. Отношения между феодальными домами Чиней и Нгуенов становились все более напряженными и в конце концов вылились в вооруженный конфликт. Его датируют по-разному: то ставят в рамки 1620—1673 гг., то начало его относят к 1627 г., а конец — к 1672 г. Курс тюа Шая на отделение не находил поддержки у его братьев Хьепа и Чатя, которые обратились за помощью к Чинь Чангу для осуществления своего плана по свержению сепаратиста тюа Шая. Чинь Чанг с готовностью направил в 1620 г. армию в пять тысяч человек во главе с военачальником Нгуен Кхаем к р.

Ньятле, которая была тогда естественной границей между владениями Чиней и Нгуенов. Однако это предприятие не удалось: войско Чиней было разбито и оба брата — Хьеп и Чать погибли.

В 1626 г. к власти после смерти Чинь Тунга пришел Чинь Чанг, правивший под именем тюа Тхань.

Он продолжил политику предшественника по объединению страны. От Чинь Тунга он принял «умиротворенный» Каобанг, где Маки после серии тяжелых поражений капитулировали и с 1625 г. официально признали свое зависимое от Тханглаунга положение. Они согласились получать оттуда документ об утверждении в должности и титул для управления Коабангом от лица династии Ле. Имея прочный тыл и учитывая, что Мины и Цины в Китае заняты борьбой друг с другом, Чини вплотную занялись решением проблем Юга. Тюа Тхань неоднократно посылал гонцов в Тхуанкуанг (1624, 1626 гг.) с требованием выплаты установленной традиционной подати (конг тхюё) в подтверждение подчиненного положения Нгуенов по отношению к центральной власти в рамках единого государства, но не получал ответа.

В январе 1627 г. тюа Тхань запросил у Нгуенов 30 судов и 30 слонов, необходимых якобы для традиционной транспортировки дани в минский Китай, которая таким образом представлялась общим делом Чиней и Нгуенов. На этот раз, получив «надменный отказ», тюа Тхань направил армию к р. Ньятле. Войско Чиней встретило сильное сопротивление, к тому же Нгуены пустили слух, что внутри клана Чиней готовится заговор, и армия поспешила назад. Все эти события стали началом серии войн, которые с перерывами тянулись до начала 70-х годов XVII в. На протяжении десятилетий постоянной ареной боев стал район Нгеан— Ботинь (провинции Хатинь и Куангбинь).

Война возобновилась зимой 1629 г., когда тюа Тхань, желая мирно решить конфликт, пригласил тюа Шая принять участие в кампании против Маков на Севере, напомнив, что так «поступал его отец Нгуен Хоанг в прошлом». Ответив уклончиво, Нгуены форсировали р. Ньятле и захватили южную часть Ботиня. На занятой территории тюа Шай организовал мастерские по производству оружия. Здесь же были возведены знаменитые оборонительные сооружения Ньятле (Донгхой) — две большие стены на северном берегу р. Ньятле, бывшие в течение долгого времени серьезным препятствием для армии Чиней. Предпринятые Чинями походы на Юг в 1634—1635 гг. и в 1643 г.

не имели успеха, но армия Чиней сумела удержаться на землях северного Ботиня. В походе принимал участие Фам Конг Чи, известный вьетнамский реформатор, глава (премьер-министр) гражданской администрации Чиней.

Поход Чиней в Куангбинь (1648 г.) также закончился неудачно. Их армия была встречена Нгуенами на боевых слонах и, полностью разбитая, отступила на северный берег р. Зянь. В плен было взято много военачальников и три тысячи солдат-северян. Чтобы закрепить успех, Нгуены приступили к подъему целины в Тхангхоа и Дьенбане и переселению туда людей.

Следующая война началась с похода Нгуенов с целью захвата Нгеана (1655—1660). Войсками южан командовал талантливый военачальник тюа Хьен. Ему противостояли северяне во главе с тюа Тэй. Нгуенам удалось продвинуться в Нгеан, захватить часть территории, и в результате границей стала река Лам (Зянь). Предпринимая поход, Нгуены надеялись использовать недовольство населения политикой Чиней. Однако, захватив часть Нгеана, Нгуены обложили жителей тяжелыми налогами, провели мобилизацию в армию, стали вводить свои порядки, назначать своих чиновников. Некоторые из перешедших на службу к Нгуенам чиновников были казнены Чинями. В ходе контрнаступления, предпринятого Чинь Каном с девятого месяца 1659 г., Нгуены отступили, и семь хюенов в районе р. Лам снова перешли к Северу.

Причина провала похода Нгуенов отчасти состояла в том, что они не располагали достаточным количеством войск для крупномасштабных военных действий. Кроме того, не оправдался расчет на поддержку населения Нгеана: оно не выступило против армии Чиней. Для жителей Нгеана армия Чиней была армией Ле, отечественной армией (куан куок), а Нгуены — антигосударственной группировкой сепаратистов. Взяв под контроль весь район северного Ботиня, Чинь Кан вернулся в Тханг-лаунг.

Война 1662 года началась с форсирования р. Зянь. У Нгуенов хватило сил только на оборону, но Чини, закрепившиеся на захваченной территории, стали испытывать нехватку продовольствия и вынуждены были отступить. Надо отдать должное настойчивости правителей Северного Вьетнама в их стремлении объединить страну. Чини чаще выступали с объединительными инициативами, при этом не отказывались от дипломатических методов и, как правило, начинали с них.

Последнюю попытку присоединить земли Нгуенов, Тхуанхоа—Куангнам, Чини предприняли в 1670—1672 гг. Тюа Тэй направил миссию с указом-напоминанием о необходимости уплаты налогов (подати — конг тхюе), но тюа Шай даже не дал возможности посланцу, остановившемуся перед р. Ньятле, приблизиться к своей резиденции. Армия, посланная Чинями в 1672 г., численностью 100 тыс. человек, как и прежде, стала жертвой нехватки продовольствия из-за затрудненного подвоза, болезней и в конце концов была вынуждена отступить. Не помогло обращение тюа Чинь Кана к населению Тхуанхоа и Куангнама. В нем доказывалось, что земли, находящиеся под управлением Нгуенов, и живущие здесь люди принадлежат Ле, а населению предлагалось переходить на его сторону.

После войны 1672 г. и Чини, и Нгуены считали себя победителями. Обе стороны, каждая посвоему, праздновали «победу», награждали военачальников, устраивали благодарственные моления в храмах. Нгуены освободили от налогов население в районах боевых действий. На самом же деле поход северян на Юг провалился, но и южане удержались на своих землях только благодаря колоссальному напряжению сил.

В военном отношении Чини превосходили Нгуенов, но северяне вели боевые действия вдали от своего тыла. Транспортировка людей и снаряжения была затруднена, а южане сражались на своей территории, имели надежные, прочные укрепления и преданных военачальников. Поэтому ни одна из сторон не могла обеспечить себе ощутимого перевеса, и война вела только к крупным людским и материальным потерям с обеих сторон.

Чини всегда, а в ходе войны с Нгуенами особенно, уделяли большое внимание военному строительству. Сильная армия нужна была и для подавления частых крестьянских волнений, и для «сдерживания Маков» на Севере. В конце XVI в. войско Чиней составляло 120 тыс. человек, причем главная его группировка была сосредоточена в районе Тхань-Нге. В XVII в. численность армии увеличилась до 200 тыс. (включая морскую пехоту). В состав войска входили и особые отряды на боевых слонах (тыонг бинь), а также флот. В XVI в. у Чиней уже было порядка тысячи единиц различных судов.

Что касается Нгуенов, то их армия в начале XVII в. имела только 30 тыс. человек. Но при Нгуен Фук Тане (1648—1687) в ходе войны ее численность выросла до 160 тыс. Начиная с 1630 г. Нгуены вели строительство системы мощных укреплений в районе р. Зянь, в Куангбине, под названием Чыонгзык и Донгхой (или Ньятле — по названию реки). Укрепления (земляные валы и стены) были оснащены крупнокалиберной артиллерией местного и иностранного производства. В целом вьетнамские историки оценивают армию Нгуенов как мощную военную силу, на чем в немалой степени зиждился авторитет этого режима среди соседних малых народов, за счет которых, как увидим ниже, территория Нгуенов прирастала на Юге.

Итак, в ходе войн между Чинями и Нгуенами ни одна из сторон не смогла одержать решительной победы над противником. К 1673 г. оба противника окончательно выдохлись и военные действия прекратились. Армия Чиней отступила на северный берег р. Зянь, которая и стала границей между двумя частями страны. Северные земли остались владением Чиней (Дангнгоай, или Бакха), а южные (Дангчонг, или Намха) — владением Нгуенов. Под этими названиями они впоследствии и вошли в историю Вьетнама. Никакого договора между сторонами подписано не было, да и едва ли вообще это было в практике того времени. В известных источниках такого документа нет.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 34 |

Похожие работы:

«Рожко Константин Григорьевич СКОЛЬКО КАЧЕСТВ У ЧЕЛОВЕКА? В статье дается авторская интерпретация и оценка историко-философских и современных дискуссий о соотношении свойств и качеств в реальности и главным образом в бытии человека вообще. Обсуждается необходимый и достаточный набор качеств человека (КЧ): типичных – в действиях, контактах, идеальноматериальных и интегральных связях субъектов; доминантных и сопутствующих им в исторических эпохах; позитивных и негативных; общеизвестных, редкостных...»

«Доклад Сопредседателя Рабочей группы по развитию кадетского образования Общественной палаты Российской Федерации генерал-майора Александра Владимирова на Круглом столе ОПРФ по теме: «Кадетское образование в Российской Федерации» «О выполнении поручения Президента России по кадетскому образованию» 22 декабря 2015г. Уважаемые Коллеги! Нам представляется, что сегодняшние слушания, как и исполнение поручение Президента России по развитию кадетского образования в России, по сути своей, являются...»

«у к. СОЮЛА ССР академия на с К. Ail совет ЭТНОГРАФИИ И ЗД А ТЕЛ ЬС ТВ О АКАДЕМ ИЙ Н А уК СССР М о сж в а • У Г сп и и, г Jo ас! Редакционная коллегия Редактор профессор С. П. Т олстов, заместитель редактора доцент М. Г. Л евин, член-корреспондент АН СС.Р А. Д. У дальцов, Н. А. К и сл я к о з, М. О. К о св ен, П. И. К уш нер, Н. ti. Степан о » Ж урн а л выходит четыре раза в год Адрес р е д а к д н и : М о ск в а, В олхонка 14, к. 326 Г1еч. лист. 113/4 Уч.-издат. л. 17,62 А03896 Заказ 2887...»

«Богословские ТРУДЫ ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ Николай Дмитриевич УСПЕНСКИЙ, профессор Ленинградской духовной академии, доктор церковной истории МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ СБОРНИК ТРИНАДЦАТЫЙ, посвященный проф. Н. Д. Успенскому ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ МОСКВА · 1975 СОСТАВ РЕДАКЦИОННОЙ КОЛЛЕГИИ СБОРНИКА „БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ Председатель р е д к о л л е г и и — Архиепископ Минский и Белорусский Антоний Члены редколлегии: Архиепископ Волоколамский Питирим, профессор Московской...»

«PЕТИНОИДЫ Альманах Выпуск 13 RETINOIDS Almanac Volume 13 СОВРЕМЕННОСТЬ И ИСТОРИЯ ФНПП “РЕТИНОИДЫ” Москва 2002 Альманах “РЕТИНОИДЫ” это непериодическое тематическое издание, содержащее публикации об экспериментальных и клинических исследованиях ретиноидов отечественного производства, материалы, отражающие жизнь ФНПП “РЕТИНОИДЫ”, а также сведения об истории медицины в сфере фармакологии, физиологии, гистологии. Альманах адресован врачам-дерматологам, специалистам, занимающимся изучением...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2010. Вып. II:3 (36). С. 7–20 ОТНОШЕНИЕ МОСКОВСКОГО МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА (ЛЕВШИНА) К КАТОЛИЧЕСТВУ И К КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ А. С. ГЛАЗЕВА В статье рассматривается личность видного церковного деятеля конца XVIII — начала XIX в., сподвижника императрицы Екатерины II и императора Павла I митрополита Платона и его отношение к экспансионистской политике папского престола в России Митрополит Платон (Левшин) является ярким представителем...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРCТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА История мировых религий и новых религиозных движений в Сибири Библиографический указатель (1970 – 2011 гг.) Барнаул 2012 История мировых религий и новых религиозных движений в Сибири : библиогр. указатель (1970 – 2011 гг.) / АлтГУ, НБ, БО ; Сост. Д. Г. Куртяк. – Барнаул, 2012. – 50...»

«Некоторые комментарии к мемуарам А.А. Трофимука 4.3. НЕКОТОРЫЕ КОММЕНТАРИИ К МЕМУАРАМ А.А. ТРОФИМУКА А.Э. Конторович Наверное, никто точнее и лучше, чем это сделал бы сам А.А. Трофимук, не сможет описать историю становления и развития исследований по геологии нефти и газа в ИГиГ СО АН СССР. И я решился на небольшие комментарии к написанным им текстам только по одной причине. В книге «Сорок лет борения.» А.А. Трофимук изложил историю своей героической, неутомимой борьбы (борения) за большую...»

«Опарин Алексей Анатольевич И камни возопиют Алексей Анатольевич Опарин Алексей Анатольевич Опарин И камни возопиют. Монография Данная монография посвящена изучению Вавилона, исторического и духовного. На уровне последних научных открытий с привлечением материалов древневавилонской хроники проводится археологическое исследование книги пророка Даниила. В одной из частей рассказывается о лжеучениях, пришедших в христианство из язычества, их влиянии...»

«8. РОЖДЕНИЕ АВТОМОБИЛЯ С ДВИГАТЕЛЕМ ВНУТРЕННЕГО СГОРАНИЯ ************************************************************************************ 8.1. 416 изобретателей автомобиля Стремление людей увеличить скорость движения ускоряло и смену событий в истории его развития. Сначала. столетия, потом.десятки лет. Теперь каждый год знаменуется событием, а то и несколькими. Исторически термин «автомобиль» сложился лишь в конце XIX века, хотя самодвижущиеся транспортные машины (с паровыми,...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 11 по 28 января 2013 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге http://www.ksu.ru/zgate/cgi/zgate?Init+ksu.xml,simple.xsl+rus Содержание...»

«ПРОЕКТ ДОКУМЕНТА Стратегия развития туристской дестинации «Северные Афины» (территория Сморгонского района) Стратегия разработана при поддержке проекта USAID «Местное предпринимательство и экономическое развитие», реализуемого ПРООН и координируемого Министерством спорта и туризма Республики Беларусь Содержание публикации является ответственностью авторов и составителей и может не совпадать с позицией ПРООН, USAID или Правительства США. Минск, 2013 Оглавление Введение 1.Анализ потенциала...»

«Михаил ТИТАРЕНКО КИТАЙ И РОССИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ ВЫПУСК 146 Санкт Петербург ББК 66.4(2Рос) + 66.4(5Кит) Т45 Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП, протокол № 8 от 18.01.13 Титаренко М. Л. Т45 Китай и Россия в современном мире. — СПб. : СПбГУП, 2013. — 88 с. — (Избранные лекции Университета ; Вып. 146). ISBN 978-5-7621-0721-1 Лекции выдающегося отечественного ученого, академика Российской академии наук, директора Института Дальнего Востока РАН М. Л. Титаренко,...»

«( / ОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ АКАД ЕМ И Я Н А УК СССР О Р Д ЕН А ДРУЖ БЫ Н А РО Д О В И НСТИ ТУТ Э ТН О ГР А Ф И И ИМ. Н. Н. МИКЛУХО-М АКЛАЯ СОВЕТСКАЯ Июль — Август ЭТНОГРАФИЯ 198 Ж УРН АЛ О С Н О В А Н В 1926 ГО Д У ВЫХОДИТ 6 РАЗ В ГОД СОДЕРЖАНИЕ Н Б. Т е р А к о п я н (М осква). Труд Ф. Энгельса «Происхождение семьи,. частной собственности и государства» и некоторые вопросы теории исто­ рического процесса Н. П. JI о б а ч е в а (М осква). Из истории каракалпакского женского костюма (К проблемам...»

«высшее ПРОФессИОНАЛЬНОе ОБРАЗОвАНИе В. А. ПрозороВский Общая стратиграфия Учебник для студентов высших учебных заведений 2-е издание, переработанное и дополненное УДК 551.7(075.8) ББК 26.33я73 П79 Р е ц е н з е н т ы: проф. А. И. Киричкова (Всероссийский нефтяной научно-исследовательский геологоразведочный институт); проф. е. Д. Михайлова (Санкт-Петербургский государственный горный институт) Прозоровский В. А. П798 Общая стратиграфия : учебник для студ. учреждений высш. проф. образования / В....»

«2. ТРЕБОВАНИЯ К ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ. В процессе изучения дисциплины студенты должны: Овладеть компетенциями: приобрести способность анализировать социально-значимые проблемы и процессы, происходящие в обществе, и прогнозировать возможное их развитие в будущем (ОК-4).Овладеть следующими профессиональными компетенциями: В аналитической, научно-исследовательской деятельности: приобрести способность анализировать и интерпретировать данные отечественной и зарубежной статистики о...»

«Обзор Ветхого Завета Сессия 1 Для чего изучать Ветхий Завет?Тормозящие Вымыслы: Ветхий Завет_. Ветхий Завет. Ветхий Завет_. Ветхий Завет.Главная мысль: Ветхий Завет _. Как мы должны изучать Ветхий Завет? Путем исследования Трёх Величин Первая величина – _. Вторая величина – _. Третья величина – _. Что такое Ветхий Завет? Ветхий Завет – это литература. Это собрание из _ книг. Классификация по.: Закон История Пророчество Поэзия Богатый литературный : Исторические описания и каноны Пророчества...»

«34 Новейшая история России / Modern history of Russia. 2013. №1 А. В. Воронович История издания монографий Л. Н. Гумилева, посвященных пассионарной теории этногенеза Из всех идей Л. Н. Гумилева более всего споров, научных и околонаучных, было вокруг пассионарной теории этногенеза. Они начались после публикации в 1970 г. серии статей в журнале «Природа». Поскольку для публикации научных работ тогда требовались рецензии специалистов, при издании работ по пассионарной теории не могли не возникнуть...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИИ ГОСУДАРСТВЕННЫИ УНИВЕРСИТЕТ Высшая школа журналистики и массовых коммуникации Факультет журналистики Цзин Юи ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению «Международная жарналистика» Пресса китайской диаспоры в России Научныи руководитель — доц. А.Ю.Быков Кафедра Международнои журналистики Вх. Noот Секретарь ГАК_ Санкт-Петербург Содержание Введение Глава 1. Развитие прессы китаискои диаспоры: мировои опыт 1.1. История становления прессы китаискои диаспоры в странах мира....»

«Выпуск 2 ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ И ГЕРОИКО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ПАТРИОТИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ Не ради славы, во благо Отечества! Выпуск 2 ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ И ГЕРОИКО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ ПАТРИОТИЧЕСКИХ ОБЪЕДИНЕНИЙ При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 29.03.2013 № 115-рп и на основании конкурса, проведенного...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.