WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |

«ИСТОРИЯ ВОСТОКА в шести томах Главная редколлегия Р.Б.Рыбаков (председатель), Л.Б.Алаев, К.З.Ашрафян (заместители председателя), В.Я.Белокреницкий, Д.Д.Васильев, Г.Г.Котовский, ...»

-- [ Страница 30 ] --

Став регентом и присвоив себе высшие гражданские и военные должности, Чыонг Фук Лоан расставил на ключевые государственные посты верных себе людей и захватил доходы с богатых золотых приисков. Из Зядини был вызван Нгуен Кы Чинь, реабилитацию получили оппозиционные по отношению к умершему Во-выонгу чиновники. В середине 1767 г. Нгуен Кы Чинь умер, а еще через год была изменена в сторону приближения к классическому образцу программа экзаменационных конкурсов, по которой проводился отбор чиновников.

В экономической сфере, в которой преобладающую роль получили южные районы страны (только в Куангнаме в 1769 г. сбор налогов в два раза превышал аналогичные поступления из Тхуанхоа), ситуация ухудшалась год от года. Несмотря на то что в Зядини никогда не происходило наводнений, было распахано много плодородных земель, дававших очень хорошие урожаи, цена на рис в стране ежегодно возрастала. Таковы были последствия денежной реформы Во-выонга.

Ослабевшая центральная власть уже не могла заставить население принимать деньги из белого цинка по их номинальной стоимости. Это грозило катастрофой: во-первых, никто не хотел обменивать медные деньги на не имевшие собственной стоимости цинковые, во-вторых, население (преимущественно плодородного юга) не желало продавать за обесцененные цинковые деньги рис и, накапливая его запасы, занималось в лучшем случае натуральным обменом. Начался голод, и некоторые чиновники предложили правителю регулировать цену на рис путем ежегодной продажи государственных запасов по низким ценам. Это предложение было оставлено властями без внимания, вследствие чего положение продолжало ухудшаться.

В 1770 г. в горных районах Куангнама, Куангнгая, Кюиньона и Фуие-на вспыхнуло восстание горских народов. Центром этого восстания была гора Давать в Куангнгае. Масштабы восстания заставили дангчаунгские власти создать в Куангнгае шесть боевых лагерей и патрулировать все перечисленные выше провинции. Но это было только началом военных забот нового правительства. В 1771 г. сиамские войска, оправившиеся после разгрома Аютии, захватили Хатиен и вынудили Мак Тхиен Ты бежать в Зядинь. В результате резко упали доходы от международной торговли. В 1772 г. в условиях уже начавшегося восстания братьев-тайшонов в Кюиньоне в Камбоджу были посланы войска, нанесшие поражение сиамцам и захватившие Пномпень. После победного окончания войны наступило хрупкое примирение с сиамским королем Пья Такси-ном, в связи с чем в Зядини приходилось держать сильную армию. В мятежном Кюиньоне власти вместо решительных военных действий против восставших проводили проверку списков тягловых и набор солдат, чем усугубили недовольство даже не примыкавшего к тайшонам населения.

В 1773 г, дестабилизация в столице Фусуане достигла своей высшей точки: начались заговоры знати против Чыонг Фук Лоана, убийства и казни высших чиновников. Этот кризис совпал с переходом войска восставших тайшонов из горных районов на равнину, что явилось началом широкомасштабной войны экономически доминировавших слоев города и деревни Дангчаунга за обретение политической власти.

Глава 30

МАЛАЙЯ И СЕВЕРНЫЙ КАЛИМАНТАН В XVIII в.

В конце XVII в. в Малайе появились буги — отважные мореплаватели, пираты и торговцы Архипелага. Создавшие ряд княжеств на юго-западном Сулавеси, буги под давлением голландцев начали переселяться (со второй половины XVII в.) в другие районы Нусантары. В конце XVII в.

они появились в Малайе, где на западном побережье полуострова основали свои поселения.

В начале XVIII в. буги приняли активное участие в борьбе за джохор-ский престол. В 1722 г.

бугские вожди сделали султаном Джохора Су-леймана (1722—1760), сына Абдул-Джалила IV.

Фактическая власть в султанате перешла в руки бутов.

Утвердившись на архипелаге Риау, где в то время находился центр Джохорского султаната, буги активно вмешивались в политическую борьбу в других княжествах. Один из бугских вождей, раджа Луму, в 1742 г. стал первым султаном Селангора. Перак также признал власть бугского ямтуана муда («младшего правителя»).

Рост влияния бутов в малайских княжествах вызвал беспокойство голландцев. Еще больше голландские власти Малакки были недовольны торговой деятельностью бугских феодалов, которые под прикрытием боевых флотилий, не брезговавших и пиратством, нарушали голландскую торговую монополию.

В борьбе с бутами голландцы использовали недовольство малайских феодалов, оттесненных бутами. Главой малайской партии стал Мансур, султан северомалайского княжества Тренгану, уговоривший султана Джохора Сулеймана обратиться за помощью к голландцам.

В 1756 г. вспыхнула война. Бугский полководец раджа Хаджи разбил флот султана Тренгану и перенес военные действия в окрестности Малакки. Но в 1758 г., после почти двух лет борьбы, бугские феодалы были вынуждены подписать договор, по которому Нидерландская Ост-Индская компания (НОИК) получила монополию на торговлю оловом и право беспошлинной торговли во владениях Джохора; другим европейцам запрещалось торговать в Джохоре.

Джохор начал понемногу оправляться от последствий войны 1756— 1758 гг. Пользуясь ослаблением Нидерландской ОИК, буги развернули на Риау оживленную торговлю. Английские, китайские, португальские, индийские купцы, а также торговцы из Сиама, Аче и других частей Архипелага «посещали Риау, чтобы закупить опиум, ткани и китайские товары в обмен на свои продукты... и население Риау продавало и покупало с немалой выгодой для себя», свидетельствует голландский источник XVIII в. Раджа Хаджи восстановил влияние Джохора в Пераке, Кедахе, а также на восточной Суматре — в Джамби и Индрагири.

В 1783 г. вспыхнула новая война между Джохором и голландцами, которые не могли примириться с усилением своего соперника. Из Малак-ки на Риау была отправлена сильная экспедиция.

Голландцев поддерживали султан Тренгану Мансур и ряд суматранских владетелей. Раджа Хаджи поднял на защиту все население Риау, и захватчики встретили на архипелаге единодушный отпор.

Голландцы потеряли флагманский корабль и 600 человек и бежали в Малакку.

В начале 1784 г. раджа Хаджи высадился около Малакки и начал осаду города. Одновременно с севера на Малакку двинулся селангорский султан Ибрахим, двоюродный брат раджи Хаджи.

Раджа Хаджи провозгласил священную войну против голландцев, которые оставили пригороды и укрепились за стенами города, с трудом сдерживая натиск осаждающих.

Спасло Малакку появление эскадры ван Браама, пришедшей из Нидерландов в Батавию весной 1784 г. 18 июня высадившийся ночью голландский отряд при поддержке корабельной артиллерии атаковал лагерь раджи Хаджи. Смерть полководца в начале сражения заставила бутов отступить от Малакки.

После этого, в августе 1784 г., ван Браам захватил Селангор. В конце октября голландский флот разбил бутов на Риау, а 1 ноября 1784 г. султан Джохора Махмуд и малайские феодалы на борту фрегата «Утрехт» подписали капитуляцию. Джохорский султанат признавал вассальную зависимость от Нидерландской Ост-Индской компании, которая получала право утверждать султана. Все укрепления на Риау уничтожались, и султан принимал голландский гарнизон.

Подтверждались также все условия договора 1758 г. о голландской монополии на закупку олова;

кроме того, все бути, родившиеся не на Риау, изгонялись с архипелага.

В феврале 1787 г. голландцы заставили султана Джохора Махмуда подписать новый договор, поставивший султанат под их полный контроль. Махмуд обратился за помощью к иланунским (филиппинским) пиратам, которые в мае 1787 г. изгнали голландцев, а заодно и Махмуда с Риау.

Бежавший султан стал искать поддержки у голландцев в Малакке и у англичан на о-ве Пинанг, где в 1786 г. была основана английская фактория. Потерпев неудачу в этих попытках, он создал в 1790 г. коалицию, куда вошли малайские и суматранские государства, для изгнания как голландцев, так и англичан. Но нападение на Пинанг и голландский форт на о-ве Диндинг (Перак) кончилось неудачей, и коалиция распалась. Голландцы вновь вернулись на Риау, который иланунское вторжение привело в полный упадок. В 1795 г., после оккупации Англией голландских владений на Востоке, султан Махмуд был восстановлен на троне. В 1801 г. малайские и бугские феодалы заключили соглашение, поделив власть на архипелаге Риау-Линга.

Доколониальное малайское общество типологически можно отнести к приморскому, или военнофеодальному типу, схожему с тем, что существовал в Нусантаре. Малайские султанаты, именуемые негри (первоначальное значение — «город», затем — «страна»), занимали обычно территорию в бассейне одной из главных рек полуострова. Столицы султанатов размещались при впадении главной реки в море или, как в Джохоре, на реке в некотором отдалении от морского берега.

Во главе государства стоял султан, или янг-ди-пертуан бесар (сокращенно ям-туан, т.е. «тот, кто является господином»), символизировавший единство султаната. Особа султана считалась священной.

Реальная власть султана по мере усиления раздробленности, особенно после ослабления и распада Джохора, становилась все более призрачной. В большинстве малайских княжеств в начале XIX в.

власть султанов распространялась лишь на домен. Центральный аппарат был слабым, так как реальная власть сосредоточивалась в руках крупных феодалов, владевших теми или иными областями государства. При султанах имелись советники, которых правитель старался подбирать из числа родственников или верных людей.

Султанат делился на области (даэрах, джаджахан), которые являлись владениями того или иного знатного рода. Теоретически владение этими областями было обусловлено военной службой султану и выплатой ему определенной части доходов, но фактически, особенно в XVIII—XIX вв., крупные владетели мало зависели от центральной власти.

Владетельные феодалы, носившие титулы раджа или тунку (если они происходили из правящей семьи), дата или вон (если они не принадлежали к султанскому роду), управляли областью, взимали налоги, вершили суд, собирали пошлины, сгоняли крестьян на принудительные работы и т.д. Вокруг каждого из них образовывался круг из родственников и других аристократов, которые были его помощниками, военачальниками, секретарями, послами, управителями, советниками.

Обычным явлением были усобицы. Войны постоянно велись как между султанами, так и между владетельными феодалами. Феодалы жили в укрепленных резиденциях на берегах рек; резиденции обносились палисадом, рвом и земляной насыпью, по углам которой сооружались бастионы для пушек.

Знать в Пераке и Паханге по малаккской традиции делилась на несколько групп: «четыре», «восемь», «шестнадцать» и «тридцать два». Наиболее влиятельной группой была первая, в нее входили: бендахара — первый министр и главнокомандующий, бендахари — секретарь и казначей султана, теменгунг — глава полиции, ведавший также военными укреплениями, и мантри — главный судья. Высшие вельможи, входившие в «четверку» и «восьмерку», распространяли свою власть на целые районы султаната.

Часть доходов, и довольно значительную, феодалы получали в виде судебных штрафов с крестьян.

Каждый феодал в своей округе вершил суд и*собирал судебные штрафы. По закону доход от судебных штрафов должен был делиться в определенной пропорции между султаном и феодалами, но с ослаблением центральной власти феодалы стремились присвоить его целиком.

После крупных владетелей в Пераке и Паханге на иерархической лестнице стояли шестнадцать правителей различных областей, должности которых не наследовались. Они назначались крупными феодалами, часто 527 из числа их сыновей. Кроме того, имелось тридцать два «территориальных вождя», которые, в отличие от крупных владетелей, не имели судебной власти, а являлись их помощниками или просто управителями небольших округов.

Яркий пример раздробленности в конце XVIII в. представлял собой Джохор — жалкий обломок некогда могущественного султаната. Здесь можно было найти по меньшей мере семь владений, правители которых не хотели подчиняться султану.

В условиях Малайи значительные доходы поступали от пошлин на торговлю и оловодобычу. Это способствовало концентрации больших богатств в руках отдельных феодалов и открывало им путь к политическому возвышению.

Малайское общество резко делилось на два слоя: знать и крестьян (раятов). Основная масса крестьян передавала свои участки земли по наследству. Эту землю можно было продавать, покупать, закладывать. Крестьянин имел право на владение любым участком земли, который он или его предки отвоевали у джунглей. Права на землю сохранялись в течение всего времени, пока продолжалась обработка земли или сохранялись межевые знаки, указывавшие на право владения землей.

Малайские крестьяне, как правило, были наследственными владельцами земли, несли повинности и платили налоги. В рисопроизводящих районах крестьяне платили так называемую десятину.

Размеры десятины не были зафиксированы и различались не только от княжества к княжеству, но даже в районах одного и того же княжества. В некоторых районах Малайи этот налог взимался с крестьян не рисом, а другими продуктами — кокосовыми орехами, фруктами, ценной древесиной и т.д.

Значительное развитие получила трудовая повинность. Крестьяне строили мосты, дороги, рыли каналы и выполняли другие общественные работы, были гребцами на лодках феодалов, смотрели за слонами султана и т.д.

Кроме того, существовали нефиксированные подношения крестьян феодалам. Источники свидетельствуют, что раджи в любое время могли взять «подарки» у крестьян — от дочери до фруктов.

На протяжении XVIII в. продолжалось происходившее с XVII в. освоение новых территорий.

Начиная с XVI в. малайцы и минангкабау, постепенно продвигаясь по рекам в глубь страны, основывали новые поселения.

Основными занятиями малайского крестьянства были возделывание риса и рыболовство.

Население жило в деревнях, расположенных вдоль морского побережья и рек. Значительное место в Малайе занимали под-сечно-огневая система земледелия и выращивание суходольного риса.

Поливной рис сажали в устьях рек, вдоль заливаемых речных пойм, а также вдоль узких речных долин. В прибрежных районах рис культивировался на участках, образованных морскими отложениями. Посевы поливного риса требовали ирригационной сети, которая в Малайе была весьма разнообразна — от очень примитивных приспособлений для задерживания и ограничения стока дождевой воды до искусных сооружений по регулированию речного стока.

528 Высшим лицом малайской деревни являлся староста (пенгулу), должность которого обычно была наследственной. К верхушке деревни относились также помощники старосты (мата-мата) и имам — священнослужитель деревенской мечети.

Помимо крестьян-общинников в малайских княжествах были другие разряды эксплуатируемых — долговые зависимые (оранг берхутанг, ка-ван) и рабы (абди).

Долговыми зависимыми становились люди, заложившие свою землю, или те, кто по каким-либо причинам остались без земли, оторвались от своей деревни и были вынуждены отдаться под покровительство феодала. Такие люди иногда жили в доме феодала, обрабатывали его поля, расчищали новые участки из-под леса. Долговая зависимость не прекращалась со смертью должника: семья наследовала все обязательства умершего.

Собственно рабов в Малайе было сравнительно немного. К ним относились военнопленные, захваченные аборигены, которые сопротивлялись обращению в ислам, лица, совершившие преступления и отдавшиеся под покровительство султана или владетельного феодала, дети рабынь, которые не признавались хозяином за собственных. Кроме того, имелось небольшое число рабов-африканцев, привозимых паломниками из Мекки. Большая часть рабов жила в домах феодалов и не участвовала в производительном труде.

Одной из самых значительных отраслей домашней промышленности крестьян было производство плетеных изделий. Из пальм и бамбука изготовляли сельскохозяйственный инвентарь и снасти для рыбной ловли, домашнюю утварь, разнообразные сосуды, обувь и головные уборы. Глиняная посуда также изготовлялась крестьянами. Существовало ручное ткачество.

Далеко за пределами Малайи славились малайские золотых дел мастера и оружейники. В Келантане и Тренгану производились шелковые одежды. Некоторые необходимые для ремесленников материалы привозили из других стран, например шелковые ткани из Индии и Китая.

Минангкабау Негри-Сембилана отличались по общественному устройству от малайцев. Они сохранили пережитки родо-племенных отношений, у них господствовало материнское право, существовала юридическая неоформленность сословных различий.

Минангкабау, переселившись в Малайю, принесли с собой форму своей родо-племенной организации. На Суматре они принадлежали к одному из четырех суку — разросшемуся первоначальному роду, и пришельцы в Малайе сохраняли принадлежность к своему суку.

Постепенно суку из некогда родо-племенных организаций превратились в территориальные объединения, в которых, однако, сохранялись черты прежнего родового устройства.

Ранняя история северного Калимантана имеет в своих главных чертах много общего с историей Малайи, с тем, однако, отличием, что остров Калимантан находился на периферии малайскоиндонезийского мира и процессы, характерные для этого региона, проходили там в замедленном темпе.

Калимантан был заселен аустронезийскими племенами в ту же эпоху, что и Малайя. Потомками первых аустронезийских пришельцев являлись народы, относившиеся к коренному населению северного Калимантана, — ибаны, даяки и др. Вплоть до английского завоевания эти племена жили в условиях родового строя; социальная дифференциация была крайне незначительной.

Многие племена жили родами в так называемых длинных домах, где не существовало даже индивидуальных хозяйств семей.

Позднее на северном Калимантане появились малайцы, создавшие первые княжества на острове.

По-видимому, ранние волны малайских поселенцев появились в Сараваке примерно в то же время, что и в Малайе. Бруней был заселен малайцами, уже переселившимися на Малакк-ский полуостров. Переселяясь на Калимантан, малайцы приносили с собой культуру «индианизированных» государств Суматры и Полуострова. Общественный строй государственных образований на Калимантане был сходен с малайским, но с той разницей, что влияние побережья на периферию, заселенную превосходящими малайцев по численности племенами, проявлялось здесь гораздо слабее.

В начале XV в. в Бруней проник ислам. Правители Брунея разорвали формальные узы, связывавшие их с индуистским Маджапахитом, и стали ориентироваться на Малакку, торговля с которой приносила Брунею немалые выгоды.

В начале XVI в. власть султанов Брунея простиралась на все северное побережье Калимантана. В Сараваке правили родственники султана, признававшие вассальную зависимость от Брунея.

Соседом Брунея был султанат Сулу, правители которого претендовали на Сабах, находившийся во владениях Брунея. К западу и югу от Брунея располагались малайские султанаты Самбас и др. Ни один из них не мог соперничать в тот период с Брунеем. Внутреннюю часть острова занимали племена, контакты которых с побережьем оставались незначительными. Но уже в начале XVI в.

жившие ближе к побережью даяки суши и меланау начали подпадать под власть малайской знати и принимать ислам.

Первыми европейцами, появившимися в Брунее, были участники экспедиции Магеллана. В июле 1521 г. два корабля экспедиции бросили якорь в гавани Брунея. Итальянец Антонио Пигафетта, один из участников экспедиции, оставил описание Брунея. Он рисует крупный город, с населением более 100 тыс. человек, пышный дворец с залами, украшенными шелковыми занавесями, золотой и фарфоровой посудой, серебряными канделябрами. Пигафетта увидел Бруней в зените могущества. Султан Булкиах, власть которого признавали весь север Калимантана и юг Филиппин, поддерживал торговые и дипломатические отношения с многими мусульманскими государствами Архипелага и с Китаем. Показательно, что весь остров Калимантан стал известен европейцам по названию Брунея — как Борнео.

В 1526 г. португальские корабли под командованием Жорже де Мене-зиша появились в Брунее.

Был заключен торговый договор. Бруней поставлял в португальскую Малакку перец, сушеную рыбу и рис, а взамен ввозил оружие и ткани.

К 1571 г. испанцы закончили завоевание основных островов Филиппин. Их главным противником теперь оказался султанат Сулу, для борьбы с которым они стали искать союзников. В 1578 г.

испанцы вмешались в борьбу за престолонаследие в Брунее. Султан, получивший трон с помощью испанцев, не выполнял своих обещаний. Экспедиция, снаряженная испанцами в 1580 г., успеха не имела. Северный Калимантан не стал первостепенным объектом ранней европейской экспансии, и дальше спорадических попыток португальцев и испанцев, а затем голландцев и англичан утвердиться в отдельных районах побережья дело не пошло.

Хотя Бруней фактически остался не затронутым ранней колониальной экспансией, последняя нанесла удар по его торговле — основе могущества султаната. Политика торговой монополии, которую проводили на Архипелаге португальцы и голландцы, привела к свертыванию торговых связей Брунея и уменьшению его значимости как крупного порта. Разрушительные последствия для Брунея имело местное пиратство, начавшее бурно развиваться с середины XVII в.

Пиратство существовало в районе от Индийского океана до Китайского моря издавна, этому способствовали развитие морской торговли и географические условия (множество островов, бесчисленные эстуарии и протоки). Но только с разрушением местной торговли европейцами начиная с XVI в., которое привело к развалу сложившейся социально-экономической и политической системы на Архипелаге, пиратство приняло небывалые масштабы, став истинным бичом Южных морей. Султаны Брунея и Сулу, потерявшие вследствие европейской экспансии доходы от торговли, брали пиратов под свое покровительство, получая за это долю от добычи.

Собственная торговля Брунея резко сократилась, в частности окончательно была подорвана торговля с Китаем. Развитие пиратства привело к усилению раздробленности Брунея, так как местные владетели, опираясь на пиратские флотилии, чувствовали себя почти независимыми.

В XVI—XVIII вв. культура Малайи, подвергшаяся сильной исламиза-ции, развивалась главным образом в сфере литературы, в тесной связи с малайскоязычной культурой Суматры и Калимантана (Брунея). В это время продолжался перевод на малайский язык произведений арабоперсидской и индийской литератур («Повесть о мудром попугае», «Повесть о Бахтиаре», «Повесть о Калиле и Димне» и др.).

Значительные произведения были созданы в то время в области теологии, исторической прозы и юриспруденции. Центром малайского языка и литературы после падения Малакки стали княжества Северной Суматры — Пасей и Аче, хотя культурная традиция сохранялась также в Джохоре, Пераке и Кедахе.

В XVII в. на северной Суматре, издавна бывшей центром распространения ислама в ЮгоВосточной Азии, создается ряд философских теологических произведений на малайском языке.

Наиболее интересны из них сочинения мистиков, приверженцев суфизма, широко распространившегося на северной Суматре в XVII в.

После упадка Аче центр мусульманской теологии переместился в другие места. Одним из таких центров стал Риау.

В XVII — начале XIX в. появился ряд малайских исторических сочинений. В султанате Джохор в начале XVII в. была завершена редакция версии «Седжарах Мелаю». Истории самого султаната были созданы в бугский период. Анонимная «Хикаят негри Джохор» («Повесть о земле Джохорской») описывает историю Джохора и бутов на полуострове между 1672 г. и последним десятилетием XVIII в.

XVI—XVIII века были временем интенсивного развития юриспруденции в малайских княжествах, что объяснялось необходимостью приспособить местное право к требованиям ислама, занявшего господствующее положение в сфере идеологии.

Основой всех позднейших малайских кодексов послужили своды законов Малаккского султаната второй половины XV — начала XVI в. На их базе возник пахангский кодекс, составленный в 1 г. Этот сборник, носящий следы влияния домусульманского права, использовался как учебное пособие не только в Паханге, но и в Пераке и в Джохоре.

В начале XVIII в. в Пераке был создан свод «Двенадцать законов», в котором делалась попытка приспособить законы минангкабау к патри-линейной системе. «Девяносто девять законов»

Перака, также оформленные в XVIII в., характеризуются явным преобладанием норм малайского обычного права над мусульманским. Существовал в XVIII в. отдельный кодекс и в Джохоре, основанный на законодательстве Малакки.

Глава 31

МАЛАЙСКИЙ АРХИПЕЛАГ В XVIII в.

В этом веке Малайский архипелаг вступает в собственно колониальный период своей истории. Голландцы окончательно укрепляются на Архипелаге, прежде всего на Яве, где рушится традиционная общественная структура. Происходит институализация форм колониальной эксплуатации. В то время значительная часть султанатов, княжеств, племенных федераций Внешних островов (в колониальную эпоху — территория Индонезии, исключая Яву и Мадуру) сохраняет свою независимость и доколониальную социополитическую структуру. В целом этот период можно охарактеризовать как переходный — политически, экономически, психологически — от традиционного, доколониального состояния к новому, определявшемуся в первую очередь колониализмом.

Проникновение колонизаторов на Яву, захват ими территорий, на которых устанавливалась новая, чужеземная система управления, усиление эксплуатации — все это вызывало серьезное недовольство населения и выливалось в движения, носившие антиголландскую направленность. Если в предыдущий период восстание Трунаджаи имело характер преимущественно династической и междоусобной войны, в которой антиколониальные настроения находились на заднем плане, то после установления голландского контроля над Матарамом и Бантеном характер выступлений на Яве изменился: по мере распространения голландского господства на первый план даже в движениях, внешне не выходивших из сферы традиционной борьбы за власть, выдвигался антиколониальный элемент, ибо за одной из враждующих сторон всегда стояли голландские власти Батавии.

Наиболее мощным антиколониальным выступлением на Яве в конце XVII — начале XVIII в. было движение Сурапати. Личность самого вождя этого движения по сей день окружена легендами, он стал героем литературных произведений, что привело к несомненной хрестоматизации его биографии, характера и облика. Но одно несомненно: Сурапати открывает галерею наиболее ярких героев антиколониальной борьбы, воспринимаемых в Индонезии в качестве героев не локальных, а общенациональных. В этом, как представляется, и заключается его отличие от Трунаджаи, который относился скорее к персонажам яванского средневековья.

Сурапати был балийцем. В молодости он оказался рабом в Батавии, бежал от хозяина и организовал отряд удальцов в горах западной Явы. Во время бантенской войны он со своим отрядом поступил на службу НОИК. Вслед за тем Сурапати поссорился с голландским офицером, разгромил его отряд и бежал в Чиребон, где организовал антиголландское сопротивление, а затем перешел в матарамские владения. Антиголландская группировка в Картасуре приняла Сурапати, рассчитывая укрепить свои позиции. Действительно, с его прибытием антиголландские настроения в столице Матарама, подогреваемые присутствием голландского отряда и вызывающим поведением служащих компании в факториях на северном побережье, усилились. Обеспокоенные власти Батавии направили в ноябре 1685 г. в Картасуру в качестве посла капитана Ф.Така — победителя Трунаджаи. Он должен был потребовать от карта-сурского двора выдачи Сурапати. По прибытии Така Сурапати распространил слухи о своем бегстве на восток.

Голландцы бросились в погоню, оставив в Картасуре незначительные силы. Сурапати с небольшим отрядом неожиданно вернулся в столицу и ударил по голландцам. В рукопашной схватке перед дворцом сусухунана большинство голландских солдат и офицеров, включая Така, погибли. После этого Сурапати ушел из Картасуры на родину, на восток Явы. Он подчинил своей власти почти все восточные районы острова и создал там независимое государство. К нему стекались недовольные голландским владычеством, обездоленные крестьяне и рабы, за счет которых он пополнял свою армию, ставшую грозной силой.

Положение в Матараме осложнилось в связи со смертью в 1703 г. сусухунана Амангкурата И. Началась борьба за трон между сыном и братом покойного. Сусухунаном стал наследный принц Амангкурат III, или Су-нан Мае. Его дядя бежал во владения компании. Там в июле 1705 г. голландцы провозгласили его сусухунаном под именем Пакубувоно I. Он подписал договор с Компанией, по которому уступал НОИК Восточную Мадуру, а также согласился изгнать всех иностранных торговцев, кроме голландских, из Матарама и разместить в Картасуре голландский гарнизон.

Сунан Мае бежал во владения Сурапати. Сильный голландский отряд, поддержанный мадурскими и яванскими войсками, был брошен против Сурапати. Преодолевая упорное сопротивление, голландцы в октябре 1706 г. пробились к крепости Бангил. Штурм крепости стоил захватчикам более 500 человек убитыми и ранеными. Но оборонявшиеся понесли тяжкую потерю: 11 ноября 1706 г. Сурапати скончался от тяжелых ран, полученных при защите Бангила. Сопротивление продолжали сыновья Сурапати и Сунан Мае. С большими усилиями войска НОИК преодолевали сопротивление их отрядов. В июле 1708 г. Сунан Мае сдался и был отправлен голландцами в ссылку. Так закончились события, известные в литературе, как «первая яванская война за престолонаследие» (1704— 1708).

В феврале 1719 г. в семидесятилетнем возрасте скончался сусухунан Пакубувоно I. Его преемником стал старший сын, принявший имя Амангкурат ГУ (1719—1726). Братья и дядя нового правителя подняли восстание, и сусухунан бежал под защиту голландских пушек в новый форт, выстроенный в Картасуре. Началась «вторая яванская война за престолонаследие» — новая вспышка антиколониального движения в Матараме (1719—1723). Повстанцы отступили к востоку, где соединились с остатками отрядов Сурапати, во главе которых стоял внук прославленного героя. Ожесточенная и изнурительная борьба на востоке Явы продолжалась несколько лет. При сусухунане Пакубувоно II (1727—1749), сыне Амангкурата IV, НОИК уже безраздельно хозяйничала в Матараме.

С дальнейшим наступлением колонизаторов на Матарам в 40-х годах XVIII в. и яванским сопротивлением переплелись судьбы китайского населения, жившего в Батавии и других городах на севере острова. Китайские колонии в Нусантаре появились в значительном количестве в XFV— XV вв. Европейская колонизация Архипелага и бурные события в Китае в XVII в. (вторжение маньчжуров, повлекшее за собой массовую эмиграцию китайского населения) способствовали увеличению числа китайцев на Яве, выполнявших роль торговых посредников и ростовщиков.

Значительная их часть занималась также ремеслами и огородничеством. Первоначально НОИК благожелательно отнеслась к появлению китайского — трудолюбивого и искусного — населения в своих владениях, но после того, как Компания укрепила свои позиции на Яве, она изменила отношение к китайцам. В богатых китайцах она стала видеть более ловких, чем она сама, конкурентов, а в бедных, число которых постоянно возрастало, — источник недовольства и социальной нестабильности в своих владениях.

В июле 1740 г. генерал-губернатор Адриан Валкенир (1737—1741), человек необузданного темперамента и непродуманных решений, распорядился выслать всех батавских китайцев, не имевших определенных занятий, на Цейлон и в Южную Африку. Распоряжение Валкенира было использовано служащими Компании: хватали богатых, давно живших на Яве китайцев-и под угрозой высылки вымогали у них деньги. В ночь с 8 на 9 октября 1740 г. по прямому наущению властей европейские солдаты и моряки вместе с присоединившейся к ним городской чернью устроили китайский погром в Батавии. Все китайцы, без различия пола и возраста, были перебиты, а их дома разграблены и сожжены. Бойня в Батавии продолжалась в течение недели, в ней погибло не менее 10 тыс. китайцев.

В ответ вспыхнуло восстание. Китайцы организовывались в отряды и нападали на голландские гарнизоны и служащих Компании. В этой обстановке подняла голову антиголландская партия в Картасуре. В июле 1741 г. сусухунан Пакубувоно II решился выступить: голландский форт в Картасуре был осажден, а после подхода китайских отрядов, имевших артиллерию, капитулировал. В результате вся северная Ява оказалась охваченной «священной войной».

Но вскоре сусухунан, против своей воли вовлеченный в антиголландское движение, напуганный первой же неудачей, бежал под защиту голландцев. В этот решающий момент неоценимую услугу голландцам оказал князь Западной Мадуры Чакрадининграт ГУ, который не только помог им удержать важные пункты на побережье, но и двинул свои войска на Картасуру и изгнал из нее китайцев. Вернувшийся в столицу незадачливый Пакубувоно II подписал 11 ноября 1743 г. новый договор с НОИК, отдававший Матарам целиком и полностью во власть последней. Матарам превратился в вассальное, сравнительно небольшое государство, лишенное своих портовых городов. Более того, Компания получила право утверждать в должностях наместников (регентов) во владениях сусухунана. Мадурский князь Чакрадининграт ГУ, помогший НОИК во время «китайской войны», оказался обиженным и поднял восстание. Он захватил почти все побережье Явы. Но голландские силы нанесли ма-дурцам поражение и вытеснили Чакрадининграта с побережья северной Явы. Некоторое время мятежный князь оказывал сопротивление на территории своих родовых владений на западной Мадуре, но в 1746 г. сдался и был выслан в Капскую колонию, а западномадурские князья утратили всякую самостоятельность.

«Третья яванская война за престолонаследие» с самого начала приняла довольно явную антиколониальную окраску. Пакубувоно II умер 20 декабря 1749 г., но уже 15 декабря губернатор северо-восточного побережья Явы барон И. ван Хохендорф провозгласил старшего сына умиравшего сусухунаном Пакубувоно III (1749—1788). Новый правитель в отличие от прежних стал сусухунаном в качестве вассала НОИК и даже на церемонии провозглашения занял место ниже двух высших голландских служащих, присутствовавших при этом событии. На следующий день, 16 декабря 1749 г., дядя сусухунана, принц Мангкубуми, обосновавшийся в Джокьякарте, провозгласил себя суверенным государем. Мангкубуми контролировал большую часть собственно Матарама и развернул действия в области Багелен, а его племянник Мае Сайд, патих (первый министр) и командующий войсками Джокьякарты, повел наступление на Суракарту. Ценой огромных усилий ван Хохендорф сумел предотвратить падение Суракарты и вытеснить Мангкубуми из Багелена. В декабре 1751 г. повстанцы нанесли врагу тяжелое поражение на р.

Боговонто: была уничтожена голландская кавалерия, артиллерия и обоз попали в руки яванцев, а командир отряда был убит.

К счастью для голландцев, в этот момент вспыхнула борьба между Мангкубуми и Мае Саидом, парализовавшая действия восставших. Воспользовавшись разногласиями в лагере повстанцев, новый генерал-губернатор, Николас Хартинг, начал переговоры с Мангкубуми. 13 февраля 1755 г. в деревне Гиянти, поблизости от Суракарты, Хартинг и Мангкубуми подписали договор, по которому последний получал половину Матарама и становился правителем (султаном) Хаменгкубувоно I. Матарам был разделен на два вассальных государства — Суракарту и Джокьякарту. Раздел Матарама означал окончательное утверждение НОИК на центральной Яве, где не осталось сколько-нибудь значительной силы, способной реально противостоять колонизаторам.

Подчинение Мангкубуми голландцам подорвало силы сопротивления. В течение 1755 г.

войска НОИК и государств Центральной Явы разгромили несколько повстанческих отрядов, возглавлявшихся феодалами и мусульманскими проповедниками. Но Мае Сайд, ненавидевший голландцев и бывшего соратника — Мангкубуми, продолжал борьбу еще в течение двух с лишним лет. Укрывшись в горах южной части Матарама, он совершал оттуда непрерывные набеги и держал в постоянном напряжении голландские гарнизоны и войска сусухунана и султана. Лишь в начале 1757 г. Хартингу удалось склонить Мае Сайда к прекращению сопротивления.

17 марта было заключено соглашение между НОИК, сусухунаном и султаном, с одной стороны, и Мае Саидом — с другой. Мае Сайд получил территорию в четыре тысячи дворов во владениях сусухунана, образовавшую в дальнейшем наследственное княжество Ман-гкунегаран. Таким образом, Матарам подвергся дальнейшему дроблению, что, несомненно, играло на руку колонизаторам, получившим возможность использовать для поддержания своего господства соперничество между правящими домами центральной Явы.

Одновременно с «третьей яванской войной за престолонаследие» голландцам пришлось столкнуться с серьезными осложнениями на западной Яве — в Бантене, который с конца XVII в. находился в сфере влияния НОИК.

В 50-е годы XVIII в. НОИК поставила под более жесткий контроль также Чиребон — владение султанов из боковой ветви правившего дома Матарама, завершив тем самым покорение западной Явы.

НОИК, которая по договору с Матарамом от 1743 г. получила права на восточную Яву, приступила к утверждению своей власти в этом районе только в 60-х годах XVIII в. В марте 1767 г. голландская экспедиция двинулась вдоль восточного побережья острова и разгромила балийские укрепления. В последующие годы голландские власти подавили еще несколько восстаний на Яве.

Политика Компании по отношению к островным государствам вне Явы в XVIII в.

характеризовалась двумя особенностями. Во-первых, превращение НОИК в территориальную державу на Яве и Мадуре привело к тому, что главным в ее деятельности (и основным источником доходов) стала не торговля, а отправление управленческо-фискальных функций.

Соответственно значимость Внешних островов с точки зрения экономических интересов Компании уменьшилась, тем более что торговля пряностями перестала играть в жизни Европы и Ближнего Востока ту роль, которую она играла в начальный период колониальной экспансии. Но, с другой стороны, ослабление островных государств, мощь которых была подорвана голландцами еще в XVII в., и страх перед европейскими (в первую очередь английскими) конкурентами содействовали продолжению экспансионистской политики НОИК вне Явы. Как и прежде, эта экспансия затрагивала приморские районы, в глубь островов колонизаторы еще не проникали. К концу XVIII в. Нидерландская ОстИндская компания в той или иной мере распространяла свое влияние на все основные острова Архипелага. Исключением были лишь Бали и Ломбок, которые хотя и находились в непосредственной близости от центра голландского владычества — Явы, тем не менее вследствие воинственности жителей и скудости экспортных товаров оставались вне сферы интересов компании.

В XVIII в. голландцы продолжали экспансию в прибрежных районах восточной и южной Суматры. В 1719—1722 гг. компания приняла активное участие в междоусобицах, разгоревшихся в Палембанге, в результате чего получила монополию на покупку олова на ове Банка, входившем во владения Палембанга. На южной Суматре НОИК после подавления бантенского восстания 1752 г. поставила Лампунг, вассальное владение Бантена, под свое прямое управление.

Из прибрежных государств северной Суматры полную независимость продолжал сохранять Аче, который в XVIII в. не мог, правда, активно участвовать в суматранских делах, так как находился в состоянии упадка.

На западном побережье Суматры серьезными конкурентами НОИК выступали англичане, обосновавшиеся в конце XVII в. в Бенкулене. Помимо форта в Бенкулене на Суматре существовало несколько английских торговых факторий, важнейшими из которых были Тапанули и Наталь в районе, населенном батаками. В 1760 г. небольшая французская эскадра под командованием графа д'Эстена захватила английские фактории на Суматре и передала их голландцам. Но по Парижскому договору 1763 г., завершившему Семилетнюю войну, Тапанули и Наталь были возвращены Английской Ост-Индской компании.

На Калимантане основное внимание НОИК сосредоточила на западном и южном побережье острова. В самом конце XVII в. НОИК вмешалась в междоусобную войну между Сукаданой и Ландаком на стороне последнего.

Голландцев толкали на вмешательство в дела Западного Калимантана два обстоятельства: стремление заполучить только что открытые здесь месторождения алмазов и желание ликвидировать английскую факторию, появившуюся в Сукадане. В 1699 г. совместная голландско-бантенская экспедиция с помощью Ландака сокрушила Сукадану — формально вассала Бантена. Англичане были изгнаны, НОИК получила половину ежегодно добываемых на Западном Калимантане алмазов. С начала XVIII в. заметную роль в этом районе стали играть бугские поселенцы, с помощью которых султан Сукаданы сумел вернуть власть над своим владением.

В середине XVIII в. богатый арабский купец Хуссейн обосновался в Мампаве, бугском княжестве на западном Калимантане. Его сын Абдур-Рахман основал на одном из притоков р. Ландак торговый центр Пон-тианак. Новый порт привлек внимание торговцев (местных и иноземных), стремившихся избежать голландских ограничений, и Понтианак за короткое время стал процветающим городом. В 1772 г. Абдур-Рахман провозгласил себя султаном. Обеспокоенная возникновением нового торгового центра на Архипелаге, НОИК в 1779 г. навязала Понтианаку договор, по которому султан обязался платить Компании ежегодную дань, запретить разведение пряностей и кофе в своих владениях и позволить голландцам соорудить форт. Однако находившаяся накануне краха НОИК в 1791 г. была вынуждена покинуть Понтианак.

На южном Калимантане основным государственным образованием был султанат Банджармасин.

На протяжении XVII — первой половины XVIII в. НОИК заключила с Банджармасином, который стал заметным центром торговли, несколько договоров о монополии на торговлю перцем, о военной помощи и сооружении фортов во владениях султаната. Несмотря на эти договоры, голландцы не добились реальных успехов на южном Калимантане: султаны Банджармасина не были склонны ни поступаться своими доходами, ни изгонять в угоду НОИК англичан, на протяжении всего периода сохранявших свои фактории в этом районе.

В 80-х годах XVIII в. Компания получила долгожданную возможность вмешаться в дела Банджармасина. В 1785 г. здесь вспыхнула междоусобица, в которой НОИК поддержала одного из претендентов на трон — принца Нату. Ната, став султаном Банджармасина, подписал с Компанией договор, по которому признавал последнюю своим сюзереном, а также предоставлял НОИК монополию на закупку перца и право на сбор торговых пошлин. Но колонизаторам не удалось воспользоваться плодами неравноправного договора. В 1797 г. они были вынуждены эвакуировать свой пост в Банджармасине, подвергавшийся постоянным нападкам со стороны местного населения.

Постоянным источником беспокойства для НОИК оставался южный Сулавеси. Свободолюбивое и воинственное население острова не прекращало борьбу с колонизаторами. В конце 30-х годов XVIII в. восставшие бути во главе с Бонту Лангкасой и присоединившиеся к ним жители княжества Ваджу напали на Макассар, изгнали султана и осадили голландский форт. В 1776 г.

некто Сангкиланг, выдававший себя за изгнанного голландцами султана Гова, поднял восстание и захватил макассар-ский трон. Разбитый голландским гарнизоном, он бежал в область То-раджа, во внутренней части Сулавеси. Компания до конца своих дней так и не смогла подавить это движение.

Некогда процветавшие Молуккские острова в результате хищнической системы эксплуатации, созданной НОИК, находились в крайне тяжелом положении. Продолжали вырубаться гвоздичные и мускатные деревья повсюду, кроме Амбона и о-вов Банда, население которых было обязано сдавать пряности голландцам по крайне низким ценам и закупать продовольствие у Компании — по высоким. В результате беспощадной эксплуатации население Амбона в XVIII в. уменьшилось на треть. Производство пряностей непрерывно сокращалось вследствие полной незаинтересованности местных жителей. Султаны, делившие власть над Молук-ками, полностью превратились в послушных слуг колонизаторов.

Голландское влияние на Малых Зондских островах было незначительным. Раннеклассовые образования и родо-племенные союзы продолжали жить здесь своей жизнью, слабо контактируя с колонизаторами. Сюда проникали не столько служащие НОИК, сколько авантюристы, пираты и другие искатели наживы и приключений — так называемые «черные иностранцы».

Острова Кей, Танимбар, Ару, а также западное побережье Новой Гвинеи в эпоху НОИК оставались районами, фактически не затронутыми европейским влиянием.

Особенности колониальной политики и эксплуатации в период НОИК. XVI век — эпоха португало-испанской колониальной экспансии — не внес существенных изменений во внутреннюю жизнь Архипелага, поскольку еще только создавались исторические предпосылки будущей колониальной системы как политического и экономического организма. Для этой стадии колониализма характерны открытое вооруженное насилие, прямой грабеж захваченных территорий, торговая монополия, работорговля, средневековый религиозный фанатизм.

Португалия и Испания, действуя в Юго-Восточной Азии, стремились главным образом к организации баз и стоянок для флота, созданию торговых факторий, но, как правило, не проникали в глубь территории. В отличие от испанцев, которые «воспроизвели» феодальные отношения на захваченных ими Филиппинах, португальцы не повлияли на социально-политическую структуру Архипелага. Едва ли можно говорить о какой-либо трансформации традиционной системы на Архипелаге под воздействием колонизаторской деятельности Португалии и Испании. Правящая верхушка феодальных государств Юго-Восточной Азии воспринимала колонизаторов как представителей аналогичного социального строя или даже как «варваров», стоявших на более низком уровне развития, и видела в колонизаторах возможных союзников в своих политических распрях.

В эпоху ранней колониальной экспансии возросло количество островных контактов, расширились связи с внешним миром. Хотя колонизаторам не удалось в тот период вытеснить азиатских купцов, было положено начало ориентации связей ряда областей Архипелага на центры, лежащие за его пределами.

Ведущая роль в колониальной экспансии Нидерландов эпохи первоначального накопления в XVII—XVIII вв. принадлежала торговому капиталу.

Главным проводником колониальной политики в это время становятся монопольные торговые компании. Инициатива принадлежала купечеству, а государство поддерживало объединения пайщиков-монополистов. Именно таким объединением была возникшая в 1602 г. Нидерландская Ост-Индская компания.

Административно-судебно-налоговая система голландского колониального управления в ОстИндии окончательно оформилась в середине XVIII в., после полного подчинения Явы. На протяжении почти всего своего существования администрация в Батавии управляла разбросанными от Японии до мыса Доброй Надежды территориями, поселениями, факториями и фортами. Вплоть до правления генералгубернатора ван Имхоффа (1743—1750), поставившего управление на территориальную основу, НОИК воспринималась на Востоке скорее как торговая организация, нежели как сюзерен (европейские служащие компании носили «торговые» ранги: старший торговец, торговец, младший торговец, бухгалтер, помощник бухгалтера и т.п.).

Высшую колониальную администрацию составляли генерал-губернатор и члены (советники) «Индийского совета», число которых не было постоянным. Непосредственно административными делами ведал генеральный директор торговли, одновременно являвшийся заместителем генерал-губернатора. Батавии подчинялись девять губернаторств.

Фактории и форты, вокруг которых не было подвластных Компании территорий, управлялись директорами НОИК и комендантами; представители при дворах местных владетелей, как вообще все чиновники на регулярной дипломатической службе НОИК, именовались резидентами.

На Яве, ставшей цитаделью компании на Востоке, применялись различные формы управления. Однако компания повсюду сохранила местных феодалов — «регентов», через которых она осуществляла эксплуатацию местного населения.

В эпоху Ост-Индской компании зародился институт, которому было суждено сыграть в последующем значительную роль в системе колониальной голландской администрации в Индонезии.

В 1681 г. в окрестностях Батавии впервые был назначен сержант с полицейскими функциями для наблюдения за выращиванием культур, которые поступали на склады компании. Контролеры, рекрутируемые из отставных солдат НОИК, получили в просторечье название «кофейных сержантов». Постепенно они стали осуществлять контроль над деятельностью местных регентов.



Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 34 |

Похожие работы:

«. РОМЕН ГАРИ Повинная голова im WERDEN VERLAG DALLAS AUGSBURG 2003 Ромен Гари Romain Gary Повинная голова La tete coupable Перевод с французского The book may not be copied in whole or in part. Commercial use of the book is strictly prohibited.. The book should be removed from server immediately upon c request. c Editions Gallimard, 1968, 1980 c «Иностранка», 2002 c Б.С.Г.-ПРЕСС, 2002 c И. Кузнецова, перевод, 2002 c «Im Werden Verlag», 2003 http://www.imwerden.de info@imwerden.de OCR,...»

«Контрольно-счетная палата Новосибирской области 630011, г. Новосибирск 11, а/я № 55, ул. Кирова, 3, ком. 201 тел./ф. (8-383) 210-35-41 ф. (8-383) 203-50-96 info@kspnso.ru ЗАКЛЮЧЕНИЕ по результатам анализа территориальных и организационных основ бюджетного процесса на уровне сельских поселений Новосибирской области « 23 » декабря 2014 г. № 524/02 г. Новосибирск Анализ проведен в соответствии с поручением Законодательного Собрания Новосибирской области (постановление от 05.12.2013 № 228), п.2.8...»

«УДК-94(470.64).0 Прасолов Д.Н. СЪЕЗД ДОВЕРЕННЫХ И ПРОБЛЕМЫ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ В НАЛЬЧИКСКОМ ОКРУГЕ: НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ В статье рассматриваются основные результаты исследований деятельности Съезда доверенных Большой и Малой Кабарды и пяти горских обществ. Выявлены главные достижения историографии, состоящие в определении порядка избрания доверенных, формирования повестки дня, процедуры принятия и утверждения решений, а также в обосновании различных точек зрения о статусе Съезда...»

«ИСТОРИЯ НАУКИ Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2013. – Т. 22, № 2. – С. 161-180. УДК 01+092.2 АВТОБИОГРАФИЯ © 2013 Л.П. Теплова* «Где-то есть город, в котором тепло. Наше далекое детство там прошло.» Я родилась 15 сентября 1937 года в городе Чебоксары. По воспоминаниям мамы, ближайшие родственники, глядя на меня – маленькую, еще не умеющую ходить, спрашивали её: «Она когда-нибудь плачет?», так как рот мой никогда не закрывался, всегда был «от уха до уха». Помню, как...»

«УДК 061.61 (=511.2):316.52(470.21) С.Н.Виноградова СААМСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В МЦНКО И ЦГП КНЦ РАН: ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПЯТНАДЦАТИ ЛЕТ РАБОТЫ Аннотация Статья посвящена вопросам развития саамских исследований в Центре гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН начиная с 1990-х гг. и до наших дней. Определены основные предпосылки, определившие приоритетность саамских исследований на первых этапах развития Центра. Выделены три наиболее важных направления исследований: 1)...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный горный университет (УГГУ) 100-летию посвящается УГГУ: Люди, события, факты (Жизнь вуза в средствах печати) Юбилейный библиографический указатель Екатеринбург ББК Ч У2 УГГУ: люди, события, факты (Жизнь вуза в средствах печати) : [посвящается 100-летию Уральского государственного горного университета] / сост. Л. Грязнова, И. Горбунова. – Екатеринбург: УГГУ. – 2014. –...»

«ХУДОЖЕСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РЕСПУБЛИКЕ ТАДЖИКИСТАН: вопросы и перспективы развития творческих способностей в XXI веке АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД Подготовлен в рамках пилотного проекта ЮНЕСКО и МФГС «Художественное образование в странах СНГ: развитие творческого потенциала в XXI веке» Душанбе СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 1. Из истории художественного образования таджикского народа 2. Культурная политика суверенного Таджикистана и художественное образование 3. Система художественного образования...»

«СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ПЛАТОНОВСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО AKAMEIA Материалы и исследования по истории платонизма Межвузовский сборник выходит с 1997 г. Вып. 9 Ответственный редактор канд. филос. наук А. В. Цыб САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 87.3 А38 Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я: О. Ю. Бахвалова, д-р филол. наук К. А. Богданов, д-р филос. наук проф. Н. В. Голик, член-корр. РАН И. И. Елисеева, д-р филос. наук В. В. Козловский, канд. филос. наук Л. Касл, д-р филос. наук...»

«Ковалев М. М. М. М. Ковалев СОВРЕМЕННАЯ ФИНАНСОВАЯ ТЕОРИЯ И ФИНАНСОВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ1 1. В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ 1.1. Зарождение науки о финансах аука о финансах родилась из практики в XV–XVI в. несколько позднее других социально-политических наук. Считается, что теория финансов возникла одновременно с политической экономией в XV в. в городах северной Италии, переживавших экономический подъем и культурный рост. Торговый капитализм вызвал к жизни меркантилизм, один из представителей которого...»

«ФАШИЗМ И АНТИФАШИЗМ: УРОКИ ИСТОРИИ В СУДЬБАХ МАЛОЛЕТНИХ УЗНИКОВ ФАШИЗМА Председатель МСБМУ член-корреспондент РАН Н.А. Махутов 1. Цели Форума Международный союз бывших малолетних узников фашизма выступил инициатором проведения в Москве II Международного антифашистского форума (илл. 1). 2015 год – год Форума для всех людей Планеты и для малолетних узников фашизма связан с 70-летними юбилеями Победы советского народа в Великой Отечественной войне, разгромом фашистской Германии и её союзников в...»

«Каф. Отечественной и региональной истории Внимание!!! Для РУПа из списка основной литературы нужно выбрать от 1 до 5 названий. Дополнительная литература до 10 названий. Если Вы обнаружите, что подобранная литература не соответствует содержанию дисциплины, обязательно сообщите в библиотеку по тел. 62-16-74 или электронной почте. Мы внесём изменения Оглавление Аграрная история России XIX-XX вв. Археография Археология Архивоведение Вспомогательные исторические дисциплины Геополитика Историография...»

«Л. С. Васильев История Востока Том I Учебник для магистров 6-е издание, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебника для студентов вузов Москва УДК 94/99 ББК 63.3(5)я73 В19 Автор: Васильев Леонид Сергеевич — доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей и отечественной истории Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», главный научный сотрудник Института востоковедения РАН....»

«Р.Ш.ДЖАРЫЛГАСИНОВА, М.Ю.СОРОКИНА Академик Н.И.Конрад: неизвестные страницы биографии и творческой деятельности Творческая деятельность академика Н.И.Конрада (1891 — 1970), его выдающиеся достижения в области изучения филологии, истории культуры и этнографии народов Восточной Азии, в первую очередь Японии, Китая и Кореи; его оригинальные сравнительно-культурологические исследования по проблеме «Запад — Восток»; его вклад в развитие теории и истории мировой культуры — блестящие страницы нашей...»

«АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ № 2 (32) 2015. с. 36-53.23.Селиванов Е.И. Палеогеографические особенности пустыни Деште-Лут // Проблемы освоения пустынь. 1983. №3. С.10-18.24.Сообщение агенства Сигьхуа 20.05.2006.25.Спасский Г.К. Нынешний Тегеран и его окрестности // Изв. РГО. 1866. Т.2. №5. Географические известия. С. 146-151.26.Сулиди-Кондратьев Е.Д., Козлов В.В. Микроплиты южного обрамления Средиземномрского пояса. В кн.: Тектоника молодых платформ. М.: Наука. 1984....»

«ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ Выборы депутатов Курганской областной Думы шестого созыва и выборных лиц местного самоуправления Курганской области 13 сентября 2015 года Памятка наблюдателя на выборах _ г. Курган 2015г. Брошюра подготовлена отделом организационно-правовой работы аппарата Избирательной комиссии Курганской области Предисловие Неотъемлемым элементом в построении демократического государства являются демократические выборы, которые играют сегодня одну из ключевых ролей в...»

«Правовое и фактическое положение национальных меньшинств в Латвии. Демография, язык, образование, историческая память, безгражданство, социальные проблемы Сборник статей под редакцией Владимира Бузаева Латвийский комитет по правам человека Рига, 20 Сборник издан при содействии Фонда поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Редактор: Владимир Бузаев Издатель: Averti-R, SIA Верстка: Виталий Дробот ISBN 978-9934-8245-8-6 © Averti-R, SIA, 20 Предисловие редактора...»

«А.В. Анисимов, В.И. Салчинский Посвящается 80-летию УДНТ Уральский Дом Науки и Техники (исторический очерк) Основан 16 марта 1935 года Екатеринбург, 2015 Оглавление 1. Начало большого пути 2. Деятельность Уральского Дома техники с 1940 по 1950 годы. 13 3. О строительстве здания Дома техники в г. Свердловске. 23 4. Деятельность Дома техники в период с 1966 по 1989 годы. 27 5. Изменения ситуации в стране и управление научно-техническим процессом Заключение Приложение 1 Отзывы о посещении...»

«IX Московская Международная Историческая Модель ООН РГГУ 2015 Исторический Совет ИКАО Правовая ответственность государства места события за ненадлежащее расследование обстоятельность авиационного происшествия и сокрытие улик. (Проблема сбитого гражданского ливийского боинга-727 на Синайском полуострове, 21 февраля 1973) Доклад эксперта Москва 2015 Оглавление Введение Глава 1. Основные этапы постановки и решения вопросов в области регулирования воздушного пространства и авиационной деятельности...»

«РОССИЯ на взлёте Нам постоянно лгут. Коммунисты разрушили Российскую империю и во всех учебниках понаписали, какая она была плохая и как большевики ее спасли. А как же открытия Менделеева, Попова, Сеченова, Пирогова, Павлова? А Транссибирская магистраль? А обязательное бесплатное начальное образование? А бесплатная медицина и самое гуманное рабочее законодательство? Потом демократы разрушили коммунистическую империю. И снова переписали историю. Оказалось, что СССР была тюрьмой народов и все там...»

«Дмитрий Урсу, доктор исторических наук, профессор кафедры новой и новейшей истории Одесского национального университета им. И.И. Мечникова ГЕНЕТИКА В ОДЕССЕ: СТО ЛЕТ БОРЬБЫ, ПОБЕД И ПОРАЖЕНИЙ «Так отворите же архивы! Избавьте нас от небылиц, Чтоб стали ясными мотивы Событий и деянья лиц». Д. Самойлов Сто лет назад в Одессе произошли два тесно связанных между собой события, которые имели огромные последствия для развития биологической науки не только в Украине, но и далеко за ее пределами....»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.