WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 34 |

«ИСТОРИЯ ВОСТОКА в шести томах Главная редколлегия Р.Б.Рыбаков (председатель), Л.Б.Алаев, К.З.Ашрафян (заместители председателя), В.Я.Белокреницкий, Д.Д.Васильев, Г.Г.Котовский, ...»

-- [ Страница 7 ] --

достигало 40—50 тыс. человек. Туфенгчи формировались из оседлого населения (и не только из персов, как иногда полагают). Лишь часть их находилась в столице, прочие же пребывали в тех или иных областях, правители которых были обязаны каждые три месяца устраивать им 11о смотр. Так было при Аббасе I и, возможно, при его двух ближайших преемниках, а затем число туфенгчи сократилось, да и сам корпус потерял свое первоначальное значение.

Наконец, Аббас создал артиллерию как отдельный род войск, во главе которого стоял тупчибаши. Однако уже при преемнике Аббаса Сефи I пушки времен его деда бесцельно стояли у дворца, а при Аббасе II (1642—1666) этот корпус был вообще ликвидирован.

Борясь со своеволием кызылбашей и их непомерным влиянием, Аббас I все более ориентировался на оседлые иранские элементы, из которых набирались кадры гражданской бюрократии. Многие представители иранской землевладельческой и городской знати получили при нем высокие назначения. Важной чертой внутренней политики шаха было покровительство центральным областям Ирана, в отношении которых проявлялась забота об улучшении состояния земледелия, о строительстве ирригационных приспособлений. Улучшению состояния экономики этих областей способствовала налоговая политика: снижение или упразднение многих налогов, остававшихся весьма обременительными для населения окраинных территорий Сефевидского государства и собиравшихся частично натурой, а частично деньгами.

Особое значение приобрела столица Исфаган. В XVII в. это был огромный город. Число жителей оценивалось по-разному: французский путешественник Шарден, посвятивший Исфагану почти весь седьмой том своего десятитомного описания Ирана, приводит оценки от 1 млн. до 600 тыс.

человек. Сам Шарден полагал, что Исфаган можно было сравнить с Лондоном, который в ту пору был самым значительным городом Европы. В окружности город равнялся 12 лье. Городские стены насчитывали более 20 тыс. шагов в окружности. Город делился на две части, каждая из которых, в свою очередь, состояла из ряда кварталов (махалла). В городской стене было восемь ворот, от которых начинались дороги, ведшие в разные части государства. Исфаганский базар был самый большой из виденных Шарденом. Доходы с рынка шли в шахскую казну. Возле Исфагана располагалось несколько предместьев, из которых наиболее значительным была Новая Джульфа, населенная богатейшими армянскими купцами. Кроме армян там проживали и гебры (зороастрийцы). Шарден объяснял перенесение столицы в Исфаган лучшим расположением Исфагана, более умеренным климатом и близостью к Персидскому заливу.

Другим важным предместьем Исфагана был Аббас-Абад, называвшийся также Тебризским, поскольку основная часть его обитателей была переселена шахом из Тебриза.

Столицей управлял даруга, который в XVII в. обычно происходил из знатной грузинской семьи, чаще всего Багратидов. Кроме даруги весьма значительным лицом был городской калантар, которого европейцы именовали купеческим старшиной, хотя на деле его обязанности были шире.

В столице был возведен роскошный шахский дворец и разбиты знаменитые шахские сады (чарбаг), перешедшие после смерти Аббаса в вакф, управляющие которым были обязаны уплачивать правившему шаху в год 200 туманов.

ill Кроме Исфагана большими городами Ирана были Мешхед, Казвин, Тебриз и Шираз.

Крупной торговлей занимались преимущественно армянские купцы, персы и индусы, которых в Исфагане (в 60-е годы XVII в.) насчитывалось до 20 тыс., также пытались играть в ней свою роль.

В свое время Аббас, опекавший армянских купцов, запретил индусам проживать в Иране, но его преемник этот запрет снял, как утверждали, под влиянием приближенных, которых индусы подкупили.

При Аббасе I в Иране значительно возросла добыча полезных ископаемых (железо, медь, свинец, серебро). Производилась неплохая сталь, хотя лучшую привозили из Индии. Шарден называет основные места, где добывались те или иные полезные ископаемые. Например, медь — в Сари, Мазандеране, на территории современного Афганистана, в районе Казвина, свинец — в Кермане и Йезде, серебро — неподалеку от Исфагана и т.д.

У шаха имелись конные заводы, где разводили породистых лошадей (особенно в Иране Персидском). Монополия на это была у шаха.

Доходы шаха исчислялись миллионами туманов. Туман, строго говоря, не был денежной единицей, но служил формой расчета. По сведениям европейских современников, в середине XVII в. на содержание войска шло 13 млн. туманов, а на содержание гарема — 4 млн. Однако деньгами оплачивали лишь одну шестую расходов, прочее обеспечивалось доходами с пожалованной земли и натуральными поставками. Шарден считал шаха богатейшим монархом на земле.

В связи с этим утверждением целесообразно коснуться так называемых кархане (букв, «работных домов»), большинство из которых находилось в столице и принадлежало шаху, хотя были и кархане крупных вельмож. Европейцы именовали их мануфактурами. В отличие от посессионных мануфактур, учреждавшихся позднее в России Петром I, на которых использовался труд крепостных крестьян, в Иране, где крепостного права не существовало, рабочие кархане формально нанимались из числа ремесленников, причем отбор был весьма тщательным. Ремесленник представал перед интендантом, ведавшим кархане, а после него — перед руководителем соответствующей мастерской по своей профессии с лучшими образцами своего труда, а также с заявлением о принятии на работу. Затем следовала проверка профессиональных качеств претендента, после чего его представляли шаху, и уже тот отдавал распоряжение о зачислении ремесленника в ту или иную мастерскую. Платили работникам кархане баратами (род гарантийных бумаг). Существовали кархане по производству тканей (шелковых, шерстяных), ковров, оружия и т.д. К категории кархане относился и монетный двор. Неверно рассматривать кархане как капиталистические производства, поскольку их продукция не предназначалась для рынка. Во второй половине XVII в. некоторые кархане начали закрываться, так как стало выгоднее давать заказы самостоятельным ремесленникам, в том числе и на селе. Это были зачатки рассеянной мануфактуры, не получившие, однако, дальнейшего развития.

Государственный строй Сефевидской державы в XVII в. пережил серьезные изменения.

Должность векиля, что была в XVI в. важнейшей и первой после шаха, утратила свое значение. На первый план вышел так называемый этемад ад-доуле (букв, «доверие державы»). Современники сравнивали его с османским великим вазиром, уточняя, однако, что в отличие от последнего иранский этемад ад-доуле был скорее человеком пера, чем меча, т.е. гражданской персоной. Для руководства армией существовала должность сипахсалар-е кулли Иран (главнокомандующий всей армией Ирана). По придворной иерархии сипахсалар был вторым лицом в государстве после этемад ад-доуле. Вообще военные чины по-прежнему занимали главенствующее положение, однако заметно выросло и влияние чиновной знати — гражданской бюрократии.

При преемниках Аббаса все большую силу при дворе стали иметь евнухи гарема (как и в Османской империи). «Тазкират ал-мулук» сообщает, что до Аббаса существовали лишь черные евнухи, по большей части происходившие с Малабарского берега в Индии. Аббас же велел оскопить 100 пленных грузин, и с тех пор появилась категория белых евнухов. Их влияние на некоторых шахов, особенно на Сулеймана (1667— 1694) и Султан-Хусейна (1694—1722), было практически неограниченным. У шаха в гареме евнухов было около трех тысяч. Показательно, что после смерти шаха Сулеймана (1694 г.) именно евнухи решили вопрос о наследовании и возвели на престол дурачка Султан-Хусейна вместо умного и волевого принца Аббаса.

Усиление роли шиитского духовенства при Аббасе и его наследниках — факт вполне реальный.

Среди духовенства были не только персы и гилянцы, но и тюрки, особенно из Азербайджана. При шахском дворе Аббаса и его преемников было по-прежнему распространено тюркское азербайджанское наречие, на котором даже составлялись официальные, в частности дипломатические, документы. Они в изобилии сохранились в архивах. Однако господствовал и в делопроизводстве, и в историографии персидский язык, на котором творили даже выходцы из кызылбашских племен (Искандер-мунши туркеман, Хасан-бек румлу и т.д.). Впрочем, персидским языком пользовался и курд Шараф-хан Бидлиси.

Реализация реформ Аббаса I принесла свои плоды, а сам шах проявил себя умным, дальновидным, хотя и коварным и деспотичным правителем. Война с узбеками завершилась в 1598 г.

возвращением всего Хорасана (западного с Мешхедом и восточного с Гератом). Со смертью в следующем году узбекского хана Абдуллы в Мавераннахре начались смуты, осложненные постоянной враждой узбеков с их родичами казахами в Дашт-е кыпчак. В итоге Аббас развязал себе руки для действий на западе своего государства. Готовясь к решающей схватке с османами, шах активизировал связи с рядом стран Европы, прежде всего со Священной Римской империей, Польшей и Россией. Есть основания полагать, что в начале XVII в. между Аббасом I и Борисом Годуновым было заключено секретное соглашение, направленное против османов. С целью отрезать путь крымским татарам в Закавказье была предпринята русская военная экспедиция в Дагестан (1604—1605), закончившаяся, однако, неудачей.

из А затем в России началось Смутное время, и она надолго потеряла активный интерес к иранским делам.

В Османской империи в ту пору имели место восстания, прежде всего в Малой Азии, так называемые движения джелалиев. В основе их лежало разорение мелких ленников и их недовольство действиями султанских властей. Но в движении джелалиев участвовали и крестьяне, и кочевники, в том числе из числа кызылбашей, проживавших на турецкой территории. Потерпев поражение в сражениях с правительственными войсками, отряды джелалиев уходили на восток, прежде всего в пределы Армении, где, окончательно разложившись, предавались грабежам и насилию. К тому же в первые годы XVII в. Закавказье и соседние страны пережили ряд природных бедствий, в результате чего их постигли голод и всеобщее опустошение. Страшные картины бедствий рисуют армянский историк XVII в. Аракел Даврижеци и другие хронисты.

Именно в это время Аббас и предпринял наступление на Закавказье. В 1603 г. его войска вошли в Армению и Курдистан. Однако османы оказали сопротивление, и кызылбашское воинство вынуждено было отступить. По приказу шаха кызылбаши угоняли армянское население, особенно из Нахичеванского края и Ереванского ханства, в Иран. Множество людей погибло, детей и женщин обращали в рабство, уцелевших селили во внутренних районах Ирана. Масса людей, однако, бежала в горы и труднодоступные места. На место изгнанных армян были поселены тюрки-кызылбаши (каджар и др.).

Затем шахские войска вновь перешли в наступление и добились успеха. Османы вынуждены были заключить в 1612 г. мирный договор, согласно которому завоеванная Аббасом часть Армении и Азербайджан, а также Ширван и Восточная Грузия остались за Сефевидами.

Война с османами возобновилась в 1616 г., но через два года был опять заключен мир на прежних условиях, который вновь был нарушен в 1623 г. Затем Аббас сумел покорить Ирак Арабский с Багдадом и священными для шиитов городами Кербела и Наджаф.

Периодические возобновления войн с османами были в определенной степени связаны с событиями в Грузии. Еще по договору 1590 г. Аббас передал «права» на восточную Грузию османам. Но грузины таких «прав» не признавали и вели упорную борьбу с «сюзеренами». Она закончилась в 1601 г. пленением царя Картли Симона I, которого отправили в Стамбул, где он и умер. Ведя войну в Закавказье, шах стал разжигать вражду между царями Картли и Кахети, которая в ту пору была богатой и населенной страной. Аббас внушил детям кахетинского царя Александра мысль о заговоре против отца, в результате которого Александр был убит. Но лишь в 1614 г. Аббас предпринял решительные действия против восточногрузинских царств. При этом он умело использовал распри грузинских феодалов, в частности привлек себе на службу крупного полководца и государственного деятеля Картли, моурави (правителя) Тбилиси, Георгия Саакадзе («Диди Моурави»). Именно Саакадзе служил проводником и советником шаха во время похода 1614 г. Кахетинский царь Теймураз бежал в Западную Грузию, а картлийский правитель Луарсаб попал в плен, был отвезен в Ширазскую крепость, где позже задушен тетивой.

Уже после похода 1614 г. кызылбаши увели тысячи грузин в Иран. Новое нашествие было предпринято в 1616 г., когда по указу шаха переселению подлежало все население Кахети, и значительная часть его была действительно уведена в плен, а на ее место поселены те же кызылбаши (борчалу, казах и др.).

После этого шах замыслил таким же путем поступить с Картли, куда направил огромное войско во главе с сипахсалар-е кулли Иран Курчиха-ханом. Это был гулям, насчет происхождения которого спорят некоторые грузинские и армянские историки. Первые полагают, что он был грузин. При Курчиха-хане находился и Георгий Саакадзе, который в 1623 г. возглавил антииранское восстание своих соотечественников. В Марткоб-ской долине кызылбаши потерпели поражение от грузин.

Курчиха-хан был убит. Через два месяца в Грузию прибыла новая иранская армия во главе с курчи-баши Иса-ханом. На этот раз грузины были разбиты (1624 г.). Шах, однако, отказался от реализации ранее намечавшихся репрессивных планов и поставил в Грузию царем принца Ростома. Саакадзе бежал в Османскую империю, где был затем обвинен в заговоре против султана и казнен (1629 г.).

В том же году умер (от дизентерии) и Аббас I. Кроме сомнительных успехов в Закавказье ему в последние годы жизни сопутствовали и другие военные удачи. С помощью англичан он изгнал португальцев с о-ва Ормуз (1623 г.). На материке была воздвигнута крепость и построен порт, получивший название Бендер-Аббас (Порт Аббаса).

Аббас поддерживал тесные связи со многими странами, тем более что престиж Ирана после побед над османами весьма возрос. При дворе шаха часто бывали английские, французские, испанские и иные послы. Еще в 1588 г. начался регулярный обмен посольствами с Россией. Особенно благоволил шах к англичанам, которые в 1623 г. оказали Аббасу I помощь, предоставив ему свои корабли для изгнания португальцев с о-ва Ормуз. За эту помощь Английская Ост-Индская компания получила от шаха право беспошлинной торговли и ряд других привилегий. В Исфа-гане и Ширазе были открыты фактории компании. Важные привилегии были предоставлены также голландцам.

Аббас I по праву считается одним из крупнейших политических деятелей иранской истории, не случайно иранские и европейские ученые посвятили ему несколько солидных монографий. Он был воспитан на восточных интригах и научился ими умело пользоваться в своих интересах, был своенравен, подозрителен и жесток. Он без колебания отдал приказ об убийстве своего воспитателя. Столь же просто он приказывал вырезать целые племена и выселять сотни тысяч людей с их земли. К концу жизни все эти черты у шаха обострились настолько, что он приказал убить своего наследника — принца Сефи, а двоих других сыновей велел ослепить. Внука, будущего шаха Сефи I, он с детства травил опиумом, что, несомненно, способствовало дальнейшей деградации династии.

Вместе с тем Аббас был умным и дальновидным политиком. Средства, которые он использовал для достижения своих целей, были традиционными не только для Востока, но, пожалуй, и для средневековья в целом. Но ставить политические задачи и решать их этот шах умел. Прежде всего у него была способность подбирать своих приближенных независимо от национальности и происхождения. Единственное, что требовалось, — исповедание ислама шиитского толка и преданность ему, шаху. Среди его сановников был упомянутый Аллаверды-хан грузинского (или армянского) происхождения, который верой и правдой служил своему повелителю, репрессируя и армян, и грузин. Среди приближенных шаха находим и знаменитого Сару Таги, этемад ад-доуле последних лет Аббаса. Это был тюрк, к тому же евнух, хотя и незнатного происхождения, который мог, однако, чувствовать себя равным с Иса-ханом курчи-баши, знатнейшим эмиром и ближайшим родственником шаха.

Вместе с тем умный шах не заставлял армянских купцов Новой Джульфы принимать ислам, понимая, что они полезнее ему, исповедуя свою собственную веру. Шах умел вести беседы с послами разных стран, разрабатывать, считаясь с мнением других, планы военных кампаний и т.п.

Одним словом, это был крупный государственный деятель, со всеми пороками своего времени.

Смерть Аббаса возвела на престол его внука Сефи I (1629—1642), человека ограниченного, легко подпадавшего под влияние случайных советников. Именно при этом шахе евнухи гарема начинают оказывать все возрастающее влияние на государей Ирана. Главы евнухов, начиная с правления Сефи, приобретали огромную власть, причем периодически преобладали белые или черные юз-баши из евнухов. Свое правление Сефи начал с отказа от некоторых указов и постановлений деда, в частности с отмены государственной монополии на торговлю шелком. В течение ближайших лет он так или иначе отстранил большинство крупных деятелей предшествующего царствования. Так, по его приказу был снят с должности и казнен вместе с семьей Имам-Кули-хан старший — сын крупнейшего полководца Аббаса I Аллаверды-хана, правитель Фарса. Брат казненного, правитель Карабаха Давуд-хан бежал в Грузию к царю Теймуразу, непримиримому врагу Ирана.

Непродуманные репрессии нового шаха в отношении сподвижников его деда побудили османов начать новую войну с Ираном. В результате ее Сефевиды навсегда потеряли Ирак Арабский с Багдадом. Заключенный в 1639 г. мирный договор установил границу между Ираном и Османской империей, почти совпадающую с нынешней западной границей Ирана (исключая район Закавказья).

Пора больших внешних войн на западе для Сефевидского государства окончилась. В дальнейшем военные действия велись лишь на востоке, с узбеками, да на территории нынешнего Афганистана, где в 1649 г. шла война с Моголами за Кандагар. В 1653 г. по требованию некоторых дагестанских владетелей шахские войска совершили поход на русскую крепость Сунженский городок, но затем его оставили, и через несколько лет нормальные отношения с Россией были восстановлены. В этом немалая роль принадлежала армянским купцам Новой Джульфы, которые в 1667 г. заключили выгодный договор на транзит шелка через Россию в Европу.

Некоторые осложнения в ирано-русские отношения вносили набеги казаков, которые, например, в 30-е годы ограбили окрестности Баку, а в 1667 г. состоялся знаменитый поход Разина на прикаспийские провинции Ирана. Но эти походы не санкционировались русскими властями, которые всякий раз убеждали иранское правительство в том, что казаки — злодеи и разбойники, не подчиняющиеся Москве. Кстати, казачьи походы не ограничивались Волгой и Каспием. В первой четверти XVII в. запорожцы и донцы, постоянно нападавшие в ту пору на турецкие владения и Крым, делали попытки закрепиться в Грузии, и даже были случаи предложений со стороны казачьих атаманов перейти на службу к шаху для совместной войны с турками.

Шах Аббас II был полностью погружен в гаремные удовольствия, да к тому же был пьяница. И если придворный летописец Мухаммед Тахир Вахид в соответствии со своей должностью идеализирует этого правителя, то европейские очевидцы (Шарден, Кемпфер, Сансон и др.) приводят множество фактов продолжающейся при нем деградации государственной власти в Иране.

Разрушалась оросительная система, сокращались доходы казны и т.д.

Его преемник Сулейман (1667—1694) был орудием в руках евнухов и прочего окружения и в государственные дела почти не вникал. Наконец, последний Сефевид, Султан-Хусейн (1694— 1722), перещеголял всех своих предшественников. Русский посол Артемий Волынский писал, что такого дурачка даже среди простонародья редко «можно сыскать, не токмо из коронованных».

Когда в 1722 г. афганцы овладели Исфаганом, шах при сдаче города вымолил лишь разрешение сохранить при себе любимых жен.

При Султан-Хусейне, слабом и фанатичном правителе, в течение 1698—1701 гг. налоги на земледельцев были увеличены втрое. Резко вырос и подушный налог с немусульман. Налогами были обложены и многие кочевники-иляты, ранее освобождавшиеся от них. Сбор налогов сопровождался пытками и истязаниями плательщиков. Шахский указ от 1710 г. гласил, что беглые крестьяне должны быть возвращены на прежние места поселения. Розыск их и водворение в покинутых местах могли осуществляться в течение 12 лет.

Резко сократилась внешняя и посредническая торговля Ирана, что было связано с вытеснением местных купцов и переходом торговли в руки европейцев. Доходы государства заметно упали. В городах, в частности в Тебризе (1709 г.) и Исфагане (1717 г.), вспыхивали восстания. Одно за другим происходили волнения на окраинах Сефевидского государства, в покоренных Сефевидами Армении, Грузии, Ширване, Дагестане, Афганистане.

Держава слабела, но ее правители этого не замечали, вели себя как будто ничего серьезного не происходило и лишь усиливали поборы. Француз Р. Дю Ман, проживший в Иране более 50 лет, писал, что там вместо того, чтобы сказать: такой-то правит областью, говорят: тот, кто поедает страну или область. Между тем население нищало. Люди стремились покинуть родные места и бежать куда глаза глядят. Шахские власти требовали порой выдачи беглецов, но, как правило, безуспешно. От времени Султан-Хусейна сохранился фирман, требовавший возвращения беглых райатов. Такого рода документы известны от эпохи монгольского владычества, когда ощущался недостаток рабочих рук в результате монгольских репрессий. Теперь нечто подобное появилось вновь.

Особенность состояла в том, что деградация и Ирана, и соседней Османской империи происходила тогда, когда в Западной Европе развивались новые, капиталистические отношения и складывались новые формы государства, системы вооруженных сил. Соседняя обеим крупным азиатским державам Россия начиная с Петра I пыталась посредством государственных реформ преодолеть отставание от Запада и кое в чем преуспела, прежде всего в создании мощной современной армии. В Иране же реформы Аббаса в конечном счете закончились полным крахом.

Начало XVIII в. ознаменовалось волнениями на окраинах державы. Особенно острые формы они приобрели на востоке, в Афганистане. Именно оттуда в начале 20-х годов на Исфаган двинулись афганские отряды, быстро овладевшие и столицей Сефевидов и центральным Ираном. 8 марта 1722 г. при Гульнабаде произошло решающее сражение. Шахской армией командовал кулларагаси (командир корпуса гулямов) Ростом-мирза, брат картлийского царя Вахтанга VI. Личная храбрость полководца успеха не принесла. Ростом пал в сражении, и путь на Исфаган был открыт.

Семимесячная осада столицы закончилась ее сдачей (октябрь 1722 г.). Предводитель афганцев Махмуд провозгласил себя шахом Ирана.

XVI—XVII века были временем, хотя и несколько одностороннего, расцвета иранской культуры.

Сохранилось немалое число памятников архитектуры, прежде всего в столице Исфагане. В центре города была сооружена огромная площадь, к которой примыкала с юга Шахская мечеть, а напротив последней был расположен Кайсарийе — знаменитый исфаганский базар. Сохранились мечети, построенные в XVII в. Эти сооружения вызывали восторг у итальянских и французских путешественников.

Шах Аббас I построил себе резиденцию в Мазандеране, откуда происходила его мать. Этот город назывался Феррахабад. Там также были сооружены роскошные дворцы, беседки, парки и т.п. В Феррахабад вела специально сооруженная, хорошо вымощенная дорога, сохранившаяся до сих пор.

Ряд зданий разного предназначения времени Сефевидов есть и в других городах Ирана.

Сохранились мосты, караван-сараи.

Односторонность культурного развития Ирана XVI—XVII вв. заключалась в начавшемся упадке точных наук, в том числе и географии, еще в предыдущие века давшей миру славные образцы географической литературы. К огромному историческому сочинению Хондемира было приложено географическое описание мира в XVI в., но это не идет в сравнение ни с трудами Хамдаллаха Казвини (XVI в.), ни с трудами более ранних исламских географов, творивших в Иране.

Первоначально культурными центрами Ирана были его восточные области, прежде всего Хорасан, и особенно его крупнейший город Герат. Здесь еще в конце XV в. творили такие поэты, как классик персидской литературы Джами и основоположник узбекской словесности Алишер Навои.

Позже очагами поэзии в самом Иране стали центральные области. Здесь жил и работал Хусейн Замири Исфагани (ум. в 1578 г.), написавший очередную версию легенды о Лайле и Маджнуне.

Начали использоваться и традиционные шиитские сюжеты, причем иногда неплохо. Мухташам из Кашана (ум. в 1587/88 г.) написал марсийе (траурная элегия) об убиении внука пророка в Кербеле (VII в.).

Любопытно, что многие крупные поэты, писавшие по-персидски, жили при дворе Великих Моголов в Индии. Например, в Индию уехал уроженец Шираза Мухаммад Урфи (1555—1590), который творил при дворе императора Акбара. Урфи был суфием и находился под сильным влиянием закавказской школы персидских поэтов, в частности Низами.

Шах Аббас покровительствовал также персидской и азербайджанской поэзии и даже состоял в дружеских отношениях с рядом поэтов, например с Джалалом Асиром из Исфагана.

Говоря о литературе периода Сефевидов, нельзя обойти молчанием дальнейшее развитие поэзии на азербайджанском языке, на котором говорили даже при дворе последних Сефевидов. На этом языке под псевдонимом Хатал писал шах Исмаил I. По указанию Аббаса I были собраны тюркские пословицы и поговорки. Однако вершиной этой поэзии стало творчество Физули (1494—1556), автора многих газелей, а также поэмы на все тот же излюбленный на Востоке сюжет о страданиях Лайлы и Маджнуна.

На XVI — первую половину XVII в. падает расцвет персидской миниатюры. Начался он со школы великого Бехзады, жившего сначала в Герате, но затем переехавшего по приглашению Исмаила I в Тебриз. В XVI в. господствовала тебризская школа миниатюры, сменившаяся в XVII в.

исфаганской. Шах Аббас направил одного из представителей последней, Мохаммада Замана, на учебу в Италию (говорят, что там художник втайне принял христианство). Вернувшись на родину, он украсил великолепными миниатюрами ряд рукописей, сохранившихся до наших дней.

Когда русские войска под командованием Паскевича взяли в 1827 г. Ардебиль, они вывезли оттуда часть знаменитой библиотеки Сефевидов, находившейся при гробнице сефевидских шахов, которых по традиции хоронили в этом городе. Рукописи затем остались в России как «компенсация» за варварское убийство в Тегеране А.С.Грибоедова и в настоящее время находятся в Публичной библиотеке Санкт-Петербурга. Многие из них украшены шедеврами лучших мастеров миниатюры Ирана той поры.

XVI—XVII века были периодом дальнейшего расцвета персидской историографии, множество образцов которой сохранилось до настоящего времени. Практически правление каждого из сефевидских шахов описано в официальных исторических трудах, иногда не одном. Для правления Исмаила лучшим является последняя часть исторического труда «Хабиб ас-сийар» Хондемира. Правление Тахмаспа I лучше всего описано в 12-м томе труда Хасан-бека румлу «Асхан ат-таварих». Дальнейшие события, и особенно история Аббаса I, подробно рассказаны в огромном сочинении Искандер-бека туркемана Мунши «Тарих-е алам арайе Абба-си». Престарелый ученый начал было составлять и описание царствования Сефи I, но довел изложение лишь до 1633 г., года своей смерти. Его начинание было продолжено другими авторами. Есть история шаха Аббаса II («Аббас-наме») и т.п. Все эти сочинения написаны практически по официальному заказу и потому, как правило, являются панегириками тем или иным правителям. Поэтому для истории Ирана XVI—XVII вв. огромное значение имеют многочисленные описания европейцев, многие из которых долго жили в этой стране и хорошо ее знали. К сожалению, официальные архивы времени Сефевидов погибли в период смут XVIII в., и сохранились, как правило, лишь документы из частных собраний.

V Глава 6

СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПРИ ШЕЙБАНИДАХ (XVI в.)

В обширных степях между реками Уралом и Иртышом издавна жили тюркоязычные племена. С конца XIV в. источники называют их узбеками. Во второй половине XV в.

Шейбани-хан попытался объединить племена узбеков, но другие ханы противились этому.

Борьба велась с переменным успехом, дважды Шейбани-хану приходилось спасаться бегством, но постепенно влияние его росло, он завоевал сначала некоторые северные города Средней Азии, предпринял поход на Ташкент, Самарканд и далее и вернулся с огромной добычей. С 1499 г. Шейбани-хан начал систематическое завоевание Средней Азии и уже в 1501 г. овладел столицей среднеазиатских Тимуридов — Самаркандом.

Новая династия получила в науке название по имени завоевателя — «Шей-баниды».

Междоусобицы среди Тимуридов облегчили Шейбани-хану завоевание других городов и областей (на территории современного Узбекистана, Таджикистана и Северного Афганистана), а Хусейн Байкара, «главный» Тимурид, сидевший в г. Герате, не принимал никаких мер. Лишь когда Шейбани-хан завоевал Хорезм, Хусейн Байкара выступил против него, но в походе умер. Вскоре Шейбани-хан уже стоял под стенами Герата, в мае 1507 г. вельможи без боя сдали ему город. Затем Шейбани-хан завоевал прочие города и области Тимуридской державы (вплоть до Каспийского моря), а на северо-востоке укрепил свои границы, одержав победу над кочевниками.

Его внутреннюю политику определяли две тенденции: с одной стороны, стремление удовлетворить притязания родичей и верхушки кочевых узбекских племен, с другой — попытки расширить социальную базу своей власти, привлечь на свою сторону светскую и духовную знать и возможно более широкие слои зажиточного оседлого населения завоеванных территорий.

Шейбани-хан поделил завоеванную территорию на уделы и владения, раздав их родичам и приближенным (такая децентрализация государства не способствовала, конечно, укреплению его власти).

Борясь с Тимуридами, Шейбани-хан переманивал на свою сторону служивших им эмиров, сановников и т.д. Жестоко расправляясь с противниками, Шейбани-хан милостиво относился к тем, кто добровольно переходил к нему на службу. Для привлечения верхушки общества "на свою сторону он прибегал к таким приемам, как амнистия бывшим врагам.

О стремлении Шейбани-хана привлечь не только знать, но и более широкие слои в первую очередь городского населения неопровержимо свидетельствует его денежная реформа. Не случайно она была оглашена в пятничной мечети Герата сразу после взятия города в 1 г. Согласно реформе, серебряные монеты, например, стали чеканить во многих городах огромной империи от имени Шейбани-хана. Главное, что везде они имели одинаковый вид, одинаковый вес и одинаковую пробу. Денежная торговля, переживавшая в конце XV в. тяжелые времена, была стабилизирована, денежное обращение избавлено от инфляции.

Несколько последующих лет мирной жизни способствовали укреплению огромного государства. Однако в 1510 г. этому благоденствию наступил конец. На северо-востоке империи объединенные силы кочевников нанесли Шейбанидам сокрушительное поражение, а на юге сефевид шах Исмаил I за короткий срок захватил все завоеванные Шейбани-ханом города Ирана. Сражение между Исмаилом I и Шейбани-ханом окончилось поражением и гибелью последнего.

Всем этим воспользовался Бабур, талантливый представитель Тимуридской династии:

поэт, мемуарист, впоследствии основавший в Индии новое государство. С помощью сефевидских войск он без особого труда захватил почти всю Среднюю Азию, но затем столь же легко и быстро ее потерял. К тому времени, когда Шейбаниды вторично завоевали Среднюю Азию, страна была разорена войной и грабежами. К этому прибавились тяготы холодной и снежной зимы 1512/13 г. Цены на продукты выросли чрезвычайно, во многих местах наступил голод, от которого гибли люди. Не избежали этой участи и жители Самарканда.

После прекращения на территории Средней Азии военных действий нормализации хозяйственной жизни, особенно земледелия, препятствовали не только тяжелые последствия предшествующих войн и междоусобий, но и «внедрение» кочевого хозяйства на территорию оседлого. К тому же Шейбаниды поделили государство на большие и малые уделы, где полновластно правили члены династии или их приближенные сановники. Значительные территории и районы были переданы в «кормление» тем племенам кочевых узбеков, которые участвовали в завоевании Тиму-ридского государства.

Но еще более тяжелые экономические трудности переживали города. Шейбаниды, вместо того чтобы способствовать нормализации городской жизни и торговли, делали все для дальнейшего их разрушения. Например, после Бабура денежное хозяйство требовало решительного вмешательства. Шейбаниды же этого не сделали. Денежное обращение было настолько нарушено, что серебряные монеты исчезли с рынка, а медные никто не хотел брать. Понадобилось целое десятилетие для кардинальной денежной реформы, которая была проведена в три этапа и завершена лишь в 1525 г.

Дальнейшая политическая история XVI в. совершенно четко делится на три этапа. Первый этап (до 40-х годов XVI в.) характеризуется относительным спокойствием внутри государства. Хотя удельные владетели, особенно крупные, фактически были совершенно самостоятельны, внешние признаки единства государства строго соблюдались.

Чрезвычайно частые на первом этапе походы и набеги на Хорасан, в которых принимали участие многие, а иногда и все шейбанидские султаны, объективно являлись тем фактором, который тормозил развитие междоусобий. Первый такой поход Шейбаниды совершили сразу после победы над Бабуром, причем на короткое время им удалось овладеть почти всем Хорасаном. Всего на первом этапе было осуществлено восемь крупных походов. Инициатором их был Убайдаллах-хан, владетель Бухары и самый влиятельный среди Шейбанидов. Некоторые походы не были успешными, и дело ограничивалось осадой отдельных городов и грабежами; во время других походов Шейбаниды неоднократно овладевали крупнейшими городами Хорасана — Гератом (три раза), Мешхедом (четыре раза), Нишапуром, Астрабадом и др. Убайдаллах-хан пытался захватить также и Хорезм, но удача была кратковременной.

Второй этап (до начала 80-х годов XVI в.), наступивший после его смерти, характеризуется смутами; междоусобицы достигали таких размеров, что даже внешние формы единства государства и признания хакана (главы династии) многократно нарушались. Некоторые султаны — удельные владетели — чеканили монеты уже не от имени главы государства, а от своего собственного. Разные группировки провозглашали своих хаканов, и в этих случаях выпускались монеты от двух претендентов.

В это время заметно выделился Абдаллах-хан. Его отец был удельным владетелем Мианкаля — большой области между Самаркандом и Бухарой. Не отличаясь ни воинственностью, ни честолюбием, он старался держаться в стороне от отдельных группировок султанов. Иного склада был его сын, энергичный и честолюбивый Абдаллах-хан. Еще при жизни отца он активно вмешивался в происходившие междоусобицы. Ему удалось сколотить группу, которая провозгласила главой династии (хаканом) сначала его дядю Пир-Мухаммеда (владетеля Балха), а в 1561 г. — его отца, Искандара. С этого времени Абдаллах-хан усиленно боролся с другими султанами за овладение мелкими и крупными уделами, за централизацию власти. Борьба была трудной и продолжалась более двадцати лет. Абдаллах-хан не щадил противников; преследуя свои цели, он не останавливался ни перед какими средствами, как бы жестоки они ни были.

Самыми сильными и активными его противниками были владетели Самарканда и Ташкента.

Недаром одну из побед над ташкентскими султанами Абдаллах-хан отметил надписью, высеченной на скале недалеко от Самарканда. Решающими вехами были окончательный захват одного за другим крупнейших городов-уделов Средней Азии: в 1573 г. — Балха, в 1574 г. — Хисара, в 1578 г. — Самарканда, в 1582 г. — Ташкента. Бухара, взятая раньше (в 1557 г.), окончательно стала столицей государства.

Третий этап в истории Шейбанидов начинается с момента, когда Абдаллах-хан, объединив страну и сосредоточив в своих руках фактическую власть, в 1583 г. формально провозгласил себя хаканом государства.

Этот этап характеризуется известной централизацией государственной власти, мероприятиями по нормализации хозяйственной жизни страны, удачными военными действиями, значительно расширившими границы государства.

Абдаллах-хан II не уничтожил и не мог уничтожить удельного устройства государства, но при нем удельные владетели превратились фактически в наместников. Это было крупным политическим успехом и имело важные экономические последствия. До этого хакан государства был лишь удельным владетелем. Теперь Абдаллах-хан II выступает в качестве верховного главы всего государства, обладающего реальной властью.

Некоторые мероприятия Абдаллах-хана II способствовали улучшению экономического положения в стране. Согласно сохранившимся народным преданиям, он якобы построил многие оросительные каналы. В письменных источниках упоминаются такого рода работы, действительно выполненные по его приказу. Он также заботился о развитии торговли. Известно, что он улучшал дороги, строил мосты, каравансараи и сардобы-водохранилища. Это создавало самые благоприятные условия и для внутренней, и для внешней торговли. Чрезвычайно большое значение для торговли имела денежная реформа.

Предшествующий этап междоусобиц, грабежа и разорения населения, самых беззастенчивых махинаций с чеканом и обращением монет пагубно сказался на состоянии торговли.

Общегосударственный характер денежного обращения был нарушен. Самостоятельные действия удельных владетелей приводили к тому, что иногородние монеты принимались неохотно или по более низкому курсу, что затрудняло торговлю между городами. Наконец, серебро почти исчезло из обращения. Часть его была спрятана, значительное количество было вывезено за границу (в Кабул и в Индию). Государственный, официальный курс серебряных монет и их рыночный курс резко разошлись.

Абдаллах-хан II провел важную денежную реформу: сократил число монетных дворов, обеспечил равное обращение монет по всему государству, уравнял официальный и рыночный курс монет, строго проверял продукцию монетных дворов, особенно пробу монет из валютных металлов.

Нормализация хозяйственной жизни, укрепление и расширение экономической базы центральной власти создали реальные предпосылки для осуществления давнишней цели Шейбанидов — завоевания Хорасана. Еще в 1584 г. Абдаллах-хан II завоевал Бадахшан, а в следующем году отправил посольство в Индию, к Акбару Великому. Приступая к завоеванию Хорасана, он особенно дорожил спокойствием всех границ своего государства. Ответное посольство Акбара Великого Абдаллах-хан II принял с почетом в 1587 г., а в следующем году захватил Герат. Затем были завоеваны Мешхед, Нишапур, Исфераин, Сабзавар и другие города, однако до смерти Абдаллах-хана II узбеки прочно владели лишь восточной частью Хорасана (Мешхед, Герат). В результате нескольких походов в руках Абдаллах-хана II оказался и Хорезм.

После смерти Абдаллах-хана II в государстве начались династические смуты и вскоре воцарилась новая династия.

В XVI в. основой сельского хозяйства по-прежнему было земледелие, причем основную часть продукции давало поливное земледелие. Важно, что при Шейбанидах были проведены крупные ирригационные работы, орошались новые площади. Сетка отводных каналов стала гуще, в юридических документах того времени часто упоминаются «новые» каналы. Сеяли зерновые, бобовые; значительные площади занимали посевы клевера. Высаживали тутовые деревья. Были развиты огородничество, садоводство, виноградарство. Славились дыни из Бухары, самаркандский виноград сорта сахиби, бухарский виноград сорта холили. В Ташкенте лучшими сортами винограда считались сахиби, хусайни, шакарангур и др. Лучшие гранаты поставляли Ходжент и Маргилан, лучшие яблоки — Самарканд, лучшие груши — Андижан. Прославившийся миндаль Кани-бадама целиком шел на экспорт.

Удельный вес животноводства в XVI в. вырос, так как в разных местах Средней Азии кочевали и постепенно оседали племена узбеков.

Категории собственности, владения и пользования землей не отличались от прежнего времени, но удельный вес некоторых за XVI в.

изменился. Основная часть земли оставалась собственностью государства (мамлакат-и падшахи, мамлакат-и султаны, мамлакат). Вся рента с этих земель принадлежала казне, взимали ее натурой (например, с посевов зерновых) и деньгами (например, с садов, огородов, клеверников и пр.). Рента делилась на основную, фиксированную часть — мал, мал-у-джихат (с поливных земель она составляла 3/ю урожая зерновых) и прочие налоги (ихраджат, аваризат), количество и размер которых изменялись. Практически рента с государственных земель в XVI в. лишь частично попадала в казну, так как именно она была основным фондом пожалований. Ренту раздавали членам династии, племенам узбеков, чиновникам, духовенству. Размеры и условия пожалований, естественно, были разными.

Терминология не отличалась четким разграничением. Например, термином союургал иногда называли области, переданные во владение и управление членам династии или крупным представителям узбекской родовой знати. Этим же термином обозначали совершенно определенные по размерам пожалования чиновникам за службу. Пожалования (преимущественно небольшие) за военную службу чаще называли икта и танха.

Обрабатывали государственную землю крестьяне, которые отдавали ренту либо целиком в казну, либо целиком или частично пожалованным владетелям.

Значительным был фонд земель, которые мусульманское право считало частной собственностью.

Юридический и экономический статус частнособственнических земель не был одинаковым, поэтому разные их категории получали даже самостоятельные названия. В источниках чаще всего упоминаются земли милк. Их можно было продавать, дарить, передавать по наследству. Иногда эти обычные милки имеют более точные названия: «милк одной и двух десятых» или «милк трети и двух третей». Это значит, что одна десятая урожая зерновых, соответствующая одной трети фиксируемой ренты, поступала собственнику, а две десятых урожая, равные двум третям ренты, — в казну. Богатых собственников из числа членов династии, чиновников, духовенства государство часто освобождало от выплат в казну.

«Милк трети и двух третей» стал источником образования особой категории земельной собственности, когда государство и частное лицо делили его пропорционально долям ренты, оформляя раздел в канцелярии кази (судьи). В результате две трети площади отходили казне (они становились государственной землей), а одна треть — частному лицу, которое после этого всю ренту забирало себе и ничего не отдавало казне. Такая полная форма земельной собственности получила название милк-и халис.

За XVI в. вырос фонд вакуфных земель: в вакф передавали земли милк (реже милк-и халис). У милковых земель, переданных в вакф, менялся не экономический, а юридический статус: их нельзя было отчуждать (продавать, дарить, менять). Но казна своей доли ренты при этом не теряла. Правда, из богоугодных соображений династы иногда освобождали вакуфные земли от налогов. В XVI в. (как и прежде) было два вида вакуфных земель (как и прочего вакуфного имущества). Чаще всего вакф учреждали в пользу какого-либо института (медресе, мечети, мавзолея и др.) для его поддержания, ремонта здания и содержания персонала. В других случаях милковые земли превращали в наследственный вакф в пользу потомков, оберегая таким способом семейную собственность от распродажи, разбазаривания и от конфискаций.

Крестьян условно можно разделить на три группы. Привилегированное положение занимали крестьяне, имевшие землю милк. За XVI в. число таких мелких земельных собственников сократилось, документы фиксируют продажу маленьких крестьянских участков. Заметно, что продажа часто была принудительной: это крупные земельные собственники «округляли» свои земельные массивы.

Большая группа — крестьяне-общинники, жившие в деревнях. Именно они платили собственнику земли (государству либо частным лицам) или жалованному владетелю фиксированную часть ренты в рассмотренных выше размерах (например, с поливных земель — три десятых урожая зерновых натурой) и все прочие налоги. Статус общины можно определить как «вечную аренду».

Собственники земли (государство, частные лица) могли жаловать и продавать общинные территории целиком или даже частями, но фактически жаловалась и продавалась не земля, а рента, которую платили крестьяне-общинники. В документах зафиксированы случаи, когда у одной общинной территории было несколько собственников, но они делили между собой не территорию, а ренту.

В наихудшем положении были крестьяне-арендаторы (музари'ан, ка-рандаха). Во-первых, сроки аренды были разные и чаще всего короткие. В документах иногда прямо сказано, чтобы землю сдавать в аренду только на 2—3 года. Во-вторых, условия аренды были тяжелые, арендная плата была намного больше того, что причиталось с общинников. В-третьих, крестьяне арендовали землю не только непосредственно у собственников, но у жалованных владетелей, превращаясь в субарендаторов; положение же субарендаторов было особенно тяжелым и непрочным.

В городах XVI в. существовали те же категории земельной собственности, владения и пользования, что и в сельской местности. В городах основная часть земли также принадлежала государству и крупным собственникам. Земельная собственность рядовых горожан за XVI в.

сократилась. Горожане были арендаторами не только земли, но часто и жилых домов, ремесленных мастерских, торговых помещений. Процесс концентрации городской собственности заметен по документам XVI в. Члены династии, богатые светские и духовные собственники скупали в городах не только землю, но и лавки, мастерские, жилые постройки; они же строили очень доходные крупные торговые помещения и городские караван-сараи. Городское имущество крупные собственники часто превращали в вакф. Сохранились документы XVI в., из которых видно, что в вакф передавали не только десятки и сотни земельных участков, но и десятки и сотни разных городских построек (более всего торговых).

Судя по источникам XVI в., ремесленников можно было встретить в селениях, в сельских пригородах, но центрами ремесленного производства были среднеазиатские города. Роль ремесел в экономике страны становилась все более значимой. О росте производительности труда в ремесленном производстве имеется ряд косвенных данных. Интенсивно развивались и специализировались не столько те виды ремесел, которые обслуживали быт богачей, сколько ремесла, поставлявшие продукцию рядовому потребителю.

В городах было большое количество лавок и заведений по изготовлению и продаже различных продуктов питания. Какие бы товары ни продавались на многочисленных базарах, там всегда были хлебопекарни, булочные и харчевни, количество которых, судя по документам о купле-продаже и вакуфным грамотам, было очень велико. В источниках упоминаются профессии изготовителей пирожков, сластей (отдельно халвы), жареного мяса, рыбы, бараньих голов, ножек и т.д. Каждый вид продуктов продавался отдельными, специализировавшимися на их изготовлении мастерами.

В этот период первое место среди среднеазиатских ремесел занимали обработка металлов и изготовление металлических изделий. Перечень профессий достаточно убедительно свидетельствует о размахе металлообрабатывающей промышленности и о крайне узкой специализации ее мастеров: ювелиров, граверов, тянульщиков золотой и серебряной проволоки, кузнецов, литейщиков (в том числе отдельно литейщиков котлов), медников, ножовщиков, гвоздарей, мастеров по изготовлению напильников, игл и т.д. Некоторые из них имели даже отдельные базары — продавцов иголок в Бухаре, подковщиков в Самарканде, медников в других городах и т.д.

Следующая группа специализированных ремесленников была связана с изготовлением тканей и шитьем одежды. Здесь разделение труда зашло, пожалуй, еще глубже. Много ремесленников обрабатывали кожу, причем разные мастера занимались разными ее видами. Сапожники также имели узкую специализацию. Большое число ремесленников изготавливали оружие, в том числе огнестрельное. Источники называют даже имена наиболее прославленных мастеров.

В XVI в. в связи с интенсивным строительством большое развитие получили всевозможные прикладные ремесла: резьба по камню, дереву и алебастру, роспись, различная по технике и виду, мозаичные и майоликовые работы и т.д. Специализация в области строительного дела также была весьма дробной.

Разделение труда в ремесленном производстве шло в двух направлениях. С одной стороны, отпочковывались ремесла по изготовлению отдельных готовых предметов потребления (производство гвоздей, игл, ножей и т.д.), с другой — специализация шла как бы внутри, по отдельным процессам производства (например, выделялись ремесленники, изготовлявшие только полуфабрикаты для другого ремесленника). Такое техническое разделение труда по существу прогрессивно, но в средние века его развитие возможно лишь до известных пределов. Связь между такими ремесленниками осуществлялась через рынок.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 34 |

Похожие работы:

«АННОТАЦИИ ЗАВЕРШЕННЫХ В 2010 ГОДУ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРОЕКТОВ ПО ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ Аннотации публикуются в соответствии с решением Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям от 20 декабря 2010 года (Протокол №7). Аннотации представлены в авторской редакции на основании электронных версий заявок. Все права принадлежат авторам. Использование или перепечатка материалов только с согласия авторов. ОГЛАВЛЕНИЕ ЗАВЕРШЕННЫЕ В 2010 ГОДУ ПРОЕКТЫ ОСНОВНОГО КОНКУРСА...»

«Московская Духовная Академия Кафедра церковно-практических дисциплин Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата богословия по предмету «Церковная археология»Храмы и монастыри города Симбирска: история, архитектура, святыни Автор: протоиерей Олег Беляев Научный руководитель: доктор богословия, профессор кафедры церковно-практических дисциплин М.М. Дунаев Сергиев Посад Троице-Сергиева Лавра ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Работа посвящена истории...»

«“Телескоп”: наблюдения за повседневной жизнью петербуржцев № 5, 2005 Л.Е. КЕСЕЛЬМАН “.СЛУЧАЙНО У МЕНЯ ОКАЗАЛСЯ БЛОКНОТ «В КЛЕТОЧКУ».” От ведущего рубрики На рубеже 80-х – 90-х Леонид Евсеевич Кесельман с его крохотной группой единомышленников сделал невозможное. С помощью простой технологии уличных опросов они выявили и зафиксировали отношение населения Ленинграда/Петербурга к важнейшим политическим событиям тех лет. Это была феерическая продуктивность. Бывало, утром я покупал газеты с...»

«Практическое пособие для разработки и реализации адвокативной стратегии Практические инструменты для молодых людей, которые хотят ставить и добиваться целей в сфере противодействия ВИЧ, охраны сексуального и репродуктивного здоровья и прав с помощью адвокативной деятельности на национальном уровне в процессе формирования повестки дня в области развития на период после 2015 года.СОДЕРЖАНИЕ 4 ГЛОССАРИЙ 7 ВВЕДЕНИЕ 12 НАША ИСТОРИЯ 20 МОЯ ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА МЕРОПРИЯТИЙ ПО РАЗРАБОТКЕ НОВОЙ...»

«ДОКЛАД «ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ В ИЗБИРАТЕЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ» Исторически сложилось, что на протяжении большей части истории человеческой цивилизации именно мужчины управляли делами государства, участвовали в политической жизни в тех или иных формах. При этом даже несмотря на то, что начиная с древнейших государственных образований женщины нередко возглавляли государства (достаточно отметить, что в истории Древнего Египта, например, было 6 женщин-фараонов), это практически никак не отражалось на...»

«М.В. Чуприна Эмиграция гражданского населения из России в Китай и ее особенности (1917–1945 гг.): к итогам исследования Почти 90 лет прошло после завершения трагической Гражданской войны в России. Но до сих пор по истории эмиграции из России и СССР в Китай продолжаются научные дискуссии, остаются «белые пятна» и «чёрные дыры» этого сложного процесса, многие документы и материалы государственных и общественных архивов всё ещё не введены в научный оборот. Это связано с тем, что в советский период...»

«Авиация и Время 1999 01 Авиационно-исторический журнал. Техническое обозрение. Оставлены только полные статьи. СОДЕРЖАНИЕ Русский размер «Грипен» и его конкуренты «Рафаль» Боевая работа 29-го Гвардейского истребительного авиаполка в Корее (1950-51 г.г) АВИАЦИЯ В ЛОКАЛЬНЫХ КОНФЛИКТАХ Туринский легионер 1992-1994-«АэроХобби», с 1995 «Авиация и Время» Путь конструктора ПОРТРЕТЫ 18 марта 1999 г. коллектив орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и ордена Труда ЧССР Запорожского...»

«Тематический мониторинг российских СМИ Московский дом национальностей 14 октября 2015 Содержание выпуска: Московский дом национальностей Тверская 13, 13.10.2015 Фламенко на новой родине В Московском доме национальностей открылась уникальная выставка, которая с помощью документов и фотографий воссоздает историю испанских детей, спасшихся от фашистов в 1937 году, для которых Россия стала второй родиной. Государственная политика и инициативы органов власти Ведомости, 14.10.2015 Управление...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» РЕФЕРАТ по истории и философии науки (биологический науки) на тему: «Микроклональное размножение растений как современный метод повышения эффективности семеноводства растений» Выполнил: аспирант Беглов Сергей Михайлович Рецензент: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Научный руководитель: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Саратов...»

«у к. СОЮЛА ССР академия на с К. Ail совет ЭТНОГРАФИИ И ЗД А ТЕЛ ЬС ТВ О АКАДЕМ ИЙ Н А уК СССР М о сж в а • У Г сп и и, г Jo ас! Редакционная коллегия Редактор профессор С. П. Т олстов, заместитель редактора доцент М. Г. Л евин, член-корреспондент АН СС.Р А. Д. У дальцов, Н. А. К и сл я к о з, М. О. К о св ен, П. И. К уш нер, Н. ti. Степан о » Ж урн а л выходит четыре раза в год Адрес р е д а к д н и : М о ск в а, В олхонка 14, к. 326 Г1еч. лист. 113/4 Уч.-издат. л. 17,62 А03896 Заказ 2887...»

«ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ АРМЕНОВЕДЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ТУНЯН В. Г. АРМЯНСКИЙ ВОПРОС: МИФОТВОРЧЕСКИЙ АСПЕКТ ЕРЕВАН ИЗДАТЕЛЬСТВО ЕГУ УДК 94(479.25):32.019. ББК 63.3(5)+66.3(5) Т 840 Тунян В. Г. Т 840 Армянский вопрос: мифотворческий аспект/ В. Г. Тунян.Ер.: ЕГУ, 2015. – 402 с. Исследование посвящено изучению мифотворчества азербайджанских историков в сфере Армянского вопроса 1878 – 1916 гг., как составной части агитпрома руководства Азербайджана, ставящего целью превратить...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ №4, 2008 В. И. Жуков, Г. В. Жукова Мировой кризис и социальное развитие России Человечество вошло в полосу сложных и противоречивых Жуков Василий Иванович, академик РАН, ректрансформаций, которые затрагивают исторические судьбы всех тор-основатель Российского государственного стран и народов. социального университета, заслуженный деяXXI век становится временем осознания новых реальностей. тель науки РФ.Это связано не только с развалом СССР. Рухнула система междуСфера...»

«ДОКЛАДЫ РИСИ УДК 327(4) ББК 66.4(4) Предлагаемый доклад подготовлен группой экспертов во главе с заместителем директора РИСИ, руководителем Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья, доктором исторических наук Т. С. Гузенковойi в составе заместителя руководителя Центра, доктора исторических наук О. В. Петровскойii; ведущих научных сотрудников кандидата исторических наук В. Б. Каширинаiii, О. Б. Неменскогоiv; старших научных сотрудников В. А. Ивановаv, К. И. Тасицаvi, Д. А....»

«Содержание Введение............................................ 5 1. Общие сведения о ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».......... 7 1.1. Историческая справка о вузе....................... 7 1.2. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности........................................ 8 1.3. Концепция стратегического развития ФГБОУ...»

«Правительство Нижегородской области ПРОЕКТ ДОКЛАД О ПОЛОЖЕНИИ ДЕТЕЙ И СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ, В НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ В 2014 ГОДУ в соответствии с постановлением Правительства Нижегородской области от 27 сентября 2012 года № 675 «О докладе о положении детей и семей, имеющих детей, в Нижегородской области» г. Нижний Новгород, 2015 г. Введение Доклад «О положении детей и семей, имеющих детей, в Нижегородской области в 2014 году» подготовлен в целях проведения анализа основных параметров...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ (площадки Тургенева, Куйбышева) 2014 г. Октябрь Екатеринбург, 2014 Сокращения Абонемент естественнонаучной литературы АЕЛ Абонемент научной литературы АНЛ Абонемент учебной литературы АУЛ Абонемент художественной литературы АХЛ Гуманитарный информационный центр ГИЦ Естественнонаучный информационный центр ЕНИЦ Институт государственного управления и ИГУП предпринимательства Кабинет истории ИСТКАБ Кабинет истории искусства КИИ Кабинет экономических наук КЭН Кафедра...»

«Серия «ЕстЕствЕнныЕ науки» № 1 (5) Издается с 2008 года Выходит 2 раза в год Москва Scientific Journal natural ScienceS № 1 (5) Published since 200 Appears Twice a Year Moscow редакционный совет: Рябов В.В. ректор МГПУ, доктор исторических наук, профессор Председатель Атанасян С.Л. проректор по учебной работе МГПУ, кандидат физико-математических наук, профессор Геворкян Е.Н. проректор по научной работе МГПУ, доктор экономических наук, профессор Русецкая М.Н. проректор по инновационной...»

«АКТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ объекта недвижимости «ЗДАНИЕ ЭЛЕВАТОРА» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130. Г. Ч е л я б и н с к 2014г. Экз.1 -1 А кт Государственной историко-культурной экспертизы объекта недвижимости «Здание элеватора» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130. г. Челябинск 21 декабря 2014г. Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»

«Управление культуры, молодёжи и спорта администрации г. Абакана Абаканская централизованная библиотечная система Абакан, 2008 ББК 91.9:63 (2 Рос.Хак) И 32 Памятники истории и культуры города Абакана: информационнобиблиографический справочник / МУ «Абаканская централизованная библиотечная система»; сост. Г.А. Мшенецкая.Абакан, 2008.32 с. @ МУ «Абаканская централизованная библиотечная система», 2008 От составителя Памятники истории и культуры г. Абакана имеют большое общеисторическое и культурное...»

«История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Санкт-Петербург 1703-2003 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБОЗРЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ НАУК 2002/03 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58:92 С18 Редакционная коллегия:...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.