WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 33 |

«Коллекция биографий Сто замечательных финнов вышла на русском языке. Биографий могут быть прочитаны также в Интернете (pdf). Электронная версия Национальной биографии Финляндии на ...»

-- [ Страница 10 ] --

Первое время Национальный театр приходил в себя от последствий долгой эпохи Каарло Бергбума, от манерности труппы возникла необходимость художественного обновления. В течение десяти лет после этого режиссеры менялись один за другим, но так и не смогли создать приемлемой для всех линии. Интимный режиссерский стиль Калима и его выбор репертуара нашли отклик среди молодых актеров, а затем к ним стали присоединяться и остальные. У театра появились постоянные художники-декораторы, повысились требования к единству сценографии со ставящимся спектаклем.

Эпоха обычных кулис оставалась позади. Вместо звезд подчеркивалась значимость ансамбля. Калима не приветствовал радикальных новых направлений, например, к крайним проявлениям экспрессионизма он относился с осторожностью. Однако его представления о театре были вполне модернистскими, перекликаясь, с одной стороны, со школой Станиславского, с другой стороны, со стилем нового поколения французских постановщиков, наиболее значимой фигурой среди которых был Жак Копо. Немецкий режиссер Макс Рейнгардт, объект особого интереса финнов, привлекал Калима лишь отчасти.

Московский Художественный театр, режиссер Станиславский и творчество Чехова стали для молодого Калима образцом и источником вдохновения. Во время учебы в Москве среди постановок Станиславского он видел чеховскую пьесу «Дядя Ваня», которую сам поставил в 1914 г. В 1916 г. Калима поставил чеховский «Вишневый сад». В постановках присутствовало явное влияние школы Станиславского, однако, тогдашняя критика не всегда обращала на это внимание. В частности, декорации для спектакля «Дядя Ваня» были скопированы с московской версии. Публика не допускалась в зал во время спектакля. Обращалось особое внимание на ритм спектакля, от актеров требовалась ансамблевая игра. Ко времени постановки «Вишневого сада» Станиславский был уже более известен, соответственно его имя стало упоминаться значительно чаще. Критика заговорила о новых формах и иностранных образцах. Работа Калима над деталями оценивалась положительно. На восприятии сказывалась также политическая атмосфера. Русское влияние воспринималось как чужеродное; одновременно стало уделяться внимание аутентичности художественного изображения. Для самого Калима «внутренняя правда» была более важна, чем точная передача славянского духа.

Успех к Калима приходил постепенно и закрепился лишь в период, когда он стал главным режиссером. Предпосылки, определявшие режиссерскую деятельность Калима в начале этого периода, изменились с обретением независимости и появлением восточной границы.

Возросла роль национальных учреждений культуры, одновременно усилились ожидания и контроль над искусством, представляемым этими учреждениями. Поскольку после революции отношение ко всему русскому стало в Финляндии еще более негативным, Калима забыл на три года русские драмы и переориентировался на Францию, а в репертуарном отношении также и на Польшу. Влияние Станиславского никуда не делось, хотя об этом в первые десятилетия независимости не говорилось открыто. С другой стороны, в то время вполне заметным было влияние русской эмиграции.

Многие работы Калима носят интимный и камерный характер, но он умело использовал также и все возможности театра, например, вращающуюся сцену и массовые сцены, о чем свидетельствует его постановка грандиозной антивоенной пьесы «Чудо Вердена» Клумберга. Калима ставил и экспрессионистские произведения, например, «РУР» Чапека, хотя и делал акцент на образах в большей степени, чем на идее. Интерпретация ибсеновской «Дикой утки» особенно хорошо отражала творческую природу Калима: когда режиссер увлекся символикой пьесы, от реалистической трагедии осталось лишь немногое.

Драматургия Шекспира и другие пышные, многоуровневые драмы плохо подходили Калима-режиссеру, за них брались опытный Пекка Алпо, а затем Вилхо Илмари.

Условием успешности постановки служили четко выстроенные драматургические тексты. Однако Калима недоставало драматургических наклонностей и заинтересованности, необходимых для продвижения финской драмы. Отсюда становится понятным, почему Калима критиковали за его отношение к отечественной драме. С позиции сегодняшнего дня критика со стороны драматургов выглядит вполне обоснованной, особенно в сравнении с подвижнической деятельностью Каарло Бергбума, или с интересом, проявляемым в дальнейшем к работам новых отечественных драматургов со стороны режиссера Арви Кивимаа. Калима недоставало организаторских навыков, необходимых, в частности, для профессиональной подготовки актеров. Его режиссерский стиль, диалогичный и пробуждавший чувства, привел к появлению целого ряда блестящих сценических интерпретаций. Однако молодые и неопытные актеры зачастую оставались без должной и целенаправленной поддержки.

За долгий период руководства Калима столкнулся со многими проблемами, хотя его позициям как руководителя всерьез ничего не угрожало. В принятии решений обычно главную роль играло правление, что свидетельствует об осторожности Калима и его нежелании вступать в открытую конфронтацию. Он не умел отказывать, что порождало излишние ожидания и последующие разочарования. Наиболее серьезные конфликты пришлись на начало его деятельности в качестве руководителя Национального театра.

Калима почти полностью устранился от шумихи вокруг пьесы Марии Йотуни «Супруга подкаблучника», не ограничившейся газетными страницами – обсуждение проводилось даже на уровне парламента.

В середине 1930-х гг., когда Союз драматургов подверг театр критике за его отношение к отечественным пьесам, для помощи и контроля над деятельностью руководителя правление приняло решение о прикреплении к нему заведующего литературной частью, а позднее исполнительного директора. Полемика вокруг государственного статуса театра, шедшая после войны, также велась на уровне правления. Успех Калима как руководителя основывался не столько на его активной организаторской работе, сколько на добровольных уступках со стороны его подчиненных. В общественной жизни он выступал как один из ведущих деятелей культуры.

После войны в театре появился новый репертуар. В то время, когда Кивимаа ставил на сцене Народного театра Хельсинки англосаксонскую и скандинавскую драму, Калима склонялся в сторону французов, ставя произведения таких авторов как Жан Ануй, Поль Сартр, Федерико Гарсиа Лорка и Франц Верфель. Оставаясь верным себе, Калима в своих постановках избегал политических акцентов, но подчеркивал проблемы индивидуума, хотя анализ недалекого прошлого зачастую доминировал в трактовке текстов. Объектом особого внимания после войны стало давнее пристрастие Калима – пьесы Чехова.

В новой политической ситуации русская драма стала безопасным выбором. Можно сказать, что эти постановки демонстрировали вклад Национального театра в прекращение противостояния, хотя они и несли на себе печать дореволюционного периода.

Значение Калима как постановщика чеховских пьес было велико:

в Финляндии к 1962 г. он один поставил чеховских пьес больше, чем все остальные вместе взятые. В это число не входят его работы в Норвегии и Швеции. Трактовки Национального театра вызывали широкий отклик, труппа не раз выезжала за рубеж. Калима ставил «Три сестры», «Чайку», «Вишневый сад», «Дядю Ваню» дважды с промежутком в десять лет; актеры с годами переходили из роли в роль.

К примеру, Пиа Хаттара, Рауха Рентола и Ээва-Каарина Воланен из второго состава «Трех сестер» сыграли как роли сестер, так и многие другие роли в чеховских пьесах. После паузы в несколько десятилетий основы трактовки по-прежнему оставались убедительными, но при этом усилился лирический подтекст. Калима по-своему трактовал мысли Станиславского, стилистическая легкость постановок была связана с влиянием французского театра. Кроме того, Калима не отказался от толстовского видения человека. О его работах говорили как о музыкальных и интеллектуальных, а предоставленная актерам творческая свобода была особенно заметна в легкости ритма.

Калима не обзавелся семьей, но поддерживал теплые и близкие отношения с родителями и сестрой. Его большой любовью был театр, но при этом оставался работой. Калима ответственно исполнял присущие руководителю Национального театра представительские обязанности и поддерживал международные контакты, но делал это без энтузиазма.

Карьера Эйно Калима на посту руководителя Национального театра была долгой. Выбор, павший на него, был поначалу неожиданным:

специалист в области славянской культуры был избран в руководство национального учреждения культуры в годы так называемого «второго периода угнетения».

Это стало возможным благодаря присущим его характеру осторожности и обходительности. Он был подчеркнуто аполитичным, хотя и принимал в расчет политические реалии. Это проявилось в сокращении русского репертуара в первые десятилетия независимости и обращении к французскому театру и польской драматургии. Фундамент творчества Калима закладывался ранними спектаклями Московского Художественного театра, а в дальнейшем освоением метода Станиславского, который, однако, был адаптирован и приобрел поэтические и лирические черты.

–  –  –

К юёсти Каллио был политиком, видевшим свою главную задачу в укреплении независимости при помощи объединения общества посредством экономического и социального равенства. Значение деятельности Каллио было особенно заметно в периоды мирного развития, когда в наибольшей степени проявлялись его настойчивость и способность идти на компромисс. Будучи президентом во время Зимней войны, Каллио много сделал для поддержания духа нации. От решения политических вопросов он часто оставался в стороне из-за расшатанного здоровья.

Избрание Кюёсти Каллио в 1937 г. четвертым Президентом Республики голосами несоциалистической Аграрной партии (центр) и социалдемократов стало вершиной его политической карьеры и символизировало достижение сплоченности финляндского общества после достижения независимости. Этот консенсус был решающим фактором для будущего страны в условиях мировой войны. Главной идеей всей долгой карьеры Каллио как политика было укрепление независимости через объединение общества посредством экономического и социального равенства. Основными средствами достижения этой цели он считал аграрную реформу и политику в области землеустройства, а также укрепление финноязычной культуры и образования.

Путь политика-крестьянина Каллио стал политиком естественным образом. Отец был одним из муниципальных руководителей в Юливиеска, и сын познакомился с местным самоуправлением на практике уже с детства. С 1895 года, на новом месте жительства в Нивала, высокий уровень образования и статус крупного землевладельца привели к тому, что Каллио стал исполнять важные обязанности в коммуне. Он делал это охотно и умело и вскоре стал занимать наиболее высокие ответственные должности в местном самоуправлении. Он имел вес почти во всех делах сельской коммуны: в хозяйственной жизни, прежде всего в кооперативной, в управлении общины и прихода, а также в культурной жизни, основное значение в которой имело молодежное общество.

Уже в лицейские годы в Оулу Каллио принял взгляды конституционалистов-фенноманов, закрепившиеся в процессе деятельности в молодежном движении и в кооперации. Главным человеком, оказавшим на него влияние в школьные годы, был ректор финского лицея в Оулу, руководитель пиетистов конституционалист Мауно Розендаль (1848– 1917). Во время работы в молодежном обществе Каллио познакомился с писателем Сантери Алкио (1862–1930), который в дальнейшем станет его главным политическим соратником. «Первый период угнетения»

превратил Каллио в активного политика-младофинна. Он был избран представителем судебного округа Пийппола в крестьянскую курию на два последних созыва сословного сейма 1904–1906 гг.

Каллио был земледельцем, крестьянином. Родившись в довольно большом крестьянском хозяйстве, он познакомился со всеми видами крестьянского труда и до самой старости охотно занимался физическим трудом. Попытка богатой приемной матери Анттууны Кангас (1842–

1919) сделать из него торговца или служащего разбилась о слабые успехи в школе и нежелание. Но с тем большим воодушевлением и успехом он взял бразды правления большим хозяйством, когда представилась такая возможность. Хейккиля-Мехтяля было самым большим крестьянским хозяйством в Северной Финляндии. Когда в 1939 г. Каллио расстался с ним, хозяйство насчитывало 250 га пашни, большая часть которого была отвоевана у болота. Идея подъема уровня жизни крестьян и сельских жителей стала фундаментом политической карьеры Каллио, будучи одновременно и самодостаточной целью, и инструментом политической деятельности.

Крестьянское происхождение заставило Каллио сменить партию.

Предоставленное парламентской реформой всеобщее избирательное право перевернуло жизнь партий в Финляндии. Когда осенью 1906 г.

была создана Аграрная партия (позднее Аграрный союз), Каллио был избран в руководящие органы партии. На парламентских выборах 1907 г. он выдвигался одновременно от аграриев и от Младофинской партии. Он вошел в аграрную фракцию, посчитав, что младофинны равнодушны к сельским проблемам.

Наряду с Сантери Алкио, Каллио стал одним из главных лидеров молодой партии. Он был председателем партии в 1908–1916, стал первым министром от партии в 1917, премьер-министром в 1922 г. Во время председательства и позднее Каллио оказывал большое влияние на формирование платформы Аграрного союза и ее практическую политику. Он предпочитал реалистичный и умеренный подход и избегал как «ненависти к господам» и «враждебности в культуре», свойственных для молодой партии, так и одностороннего классового аграрианизма.

Каллио в истории борьбы за независимость Финляндии Каллио сыграл одну из ключевых ролей в ходе обретения Финляндией независимости. Он возглавлял сельскохозяйственную комиссию (т.е. был министром сельского хозяйства) сначала в сенате под председательством Оскари Токоя, а затем П.Э. Свинхувуда и Ю.К. Паасикиви. Для его деятельности были характерны самообладание и миролюбивость как до, так и после освободительной (гражданской) войны 1918 г. Улаживая весной 1917 г. ситуацию с сельскохозяйственными забастовками Южной Финляндии и возглавляя ведомство по нормированию распределения во время обострения продовольственного кризиса, он учился смотреть на вопросы с обеих сторон.

Хотя Каллио жестко осудил насильственные методы красных и, опасаясь за свою жизнь, вынужден был скрываться во время восстания, в контролируемом красными Хельсинки он сохранил самообладание и сразу после окончания войны призывал воздержаться от массовых репрессивных мер возмездия. Его речь в церкви в Нивала 5 мая 1918 г. привлекла к себе большое внимание. Он стал первым известным белым политиком, потребовавшим немедленно приступить к строительству Финляндии, в которой «нет ни красных, ни белых, а есть только любящие свою страну финны, граждане Финляндской Республики, которые ощущают себя членами общества и чувствуют себя здесь хорошо».

Восстановление законной власти вернуло Каллио к правительственным делам, в которых доминировала борьба за форму правления.

Будучи членом Аграрного союза, Каллио был республиканцем, но сдержанным и готовым к компромиссам. Посчитав сенат Паасикиви монархически ориентированным, Каллио 17 августа 1918 г. вышел из него. Осенью он много выступал по всей стране на митингах как сторонник республики.

Ведущий центристский политик На выборах 1919 г., на которых главным был вопрос о форме правления, Аграрный союз стал самой большой несоциалистической партией. Каллио был наиболее опытным ее политиком; его положение укрепилось после отставки Алкио в 1922 г. Отчасти благодаря этому Аграрный союз входил в состав правительств. Каллио стал одним из самых значимых руководителей «первой республики», он четырежды возглавлял правительства, а также длительное время председательствовал в парламенте.

Каллио сосредоточился в основном на аграрной политике, решении торпарской проблемы и вопросе о создании новых наделов. Еще до того, как стать министром, работая в комиссиях своей партии, он познакомился с проблемами арендаторов; в парламенте он постоянно выступал с инициативами, направленными на преобразование арендуемых земельных участков в самостоятельные хозяйства. Свое согласие войти в сенат Токоя Каллио дал при условии решения вопроса об аренде земли. Проект закона по торпарскому вопросу был подготовлен лишь накануне гражданской войны. Сенатор Каллио представил его в парламенте 21 января 1918 г. Окончательно закон о выкупе арендуемых участков был принят 15 октября 1918 г. После этого Каллио сосредоточился на преобразованиях в других сферах сельской жизни. Закон о землеустройстве, получивший название «Lex Kallio» и вступивший в силу в 1922 г. после продолжительной и жаркой борьбы с правыми, является одним из самых известных законов в истории независимой Финляндии.

Земельная политика Каллио была направлена как на увеличение производства, так и на укрепление стабильности в обществе. С той же целью он напряженно работал в области упрочения финского идентитета, укрепления обороны страны, развития инфраструктуры сельского хозяйства (шоссейные и железные дороги, электрификация).

Каллио был политиком-центристом, ориентированным на компромиссы. Он сторонился набиравшего в 1920-е годы в Аграрном союзе силу лобби аграриев-производителей. Руководитель этого направления Юхо Сунила (1875–1936) был его непримиримым и временами успешным конкурентом, особенно когда отношения Каллио с президентом-аграрием Реландером были плохими. Собственную ориентацию в партии Каллио охарактеризовал как «социальную». В конце 1920-х годов Каллио подумывал об уходе из политики и карьере губернатора, и президент охотно предоставил ему эту возможность.

Между коммунизмом и фашизмом Каллио всегда активно выступал против коммунизма, считая его опасным и преступным. Его первое правительство уничтожило организацию Коммунистической партии Финляндии (КПФ) путем так называемой «хирургической операции Каллио» в 1923 г. В дальнейшем Каллио также поддерживал меры по законодательному подавлению коммунизма. С началом Великой депрессии в 1929 г., коммунисты, направляемые из Москвы, активизировались и организовали широкомасштабное забастовочное движение. Третье правительство Каллио разрабатывало проекты антикоммунистического законодательства, но поднявшаяся справа гражданская реакция застигла его врасплох.

Началось Лапуаское движение, к которому Каллио поначалу относился с пониманием, однако затем стал вместе с правительством объектом усиливающихся нападок после того, как осудил насильственные действия движения.

К Каллио неоднократно обращались с предложением возглавить Лапуаское движение и даже стать диктатором, но, будучи убежденным демократом, он от этих предложений отказался. Лапуаское движение имело в лице Каллио наиболее ненавистного противника, и ему угрожали как физической расправой, так и похищением и насильственным выдворением в СССР. Давление правых, поддерживаемое президентом Реландером, заставило правительство Каллио подать в отставку 2 июля 1930 г. Новое правительство было сформировано П.Э. Свинхувудом.

Правда, Каллио был вновь избран в парламент после его роспуска, а в 1931 г. даже стал кандидатом в президенты от Аграрного союза, но под нажимом усиливающегося правого радикализма и так называемых «кризисных движений» его политическое будущее оказалось под угрозой. Особенно его позиции пострадали от «кризисных движений», имевших влияние на его родине в долине реки Калайоки, приведших к беспорядкам («Нивальский лошадиный бунт» 1932) и расколу Аграрного союза. Сильное давление оказывалось и лично на Каллио. Его едва не провалили на парламентских выборах 1933 г.

Тяжелым ударом для Каллио в 1932 г. стала отмена сухого закона.

Он в течение всей жизни был убежденным трезвенником и сторонником сухого закона, а после Алкио был председателем Союза за сухой закон. Теперь, будучи председателем парламента, он вынужден был ударить молотком по столу в ознаменование принятия решения об отмене сухого закона.

Позиции Каллио как руководителя Аграрного союза вновь упрочились в середине 1930-х гг. после отхода Сунила от политики и в условиях неучастия в выборной кампании влиятельного среди карелов Юхо Ниукканена (1888–1954).

Борьба против правого радикализма сблизила центр и социалдемократов, что Каллио считал положительным. Приближавшиеся президентские выборы также подталкивали к дискуссиям о сотрудничестве. После парламентских выборов 1936 г. Аграрный союз и Социал-демократическая партия Финляндии (СДПФ) договорились о формировании совместного правительства, следуя примеру Швеции.

Президент Свинхувуд, однако, отказался назначить «красно-зеленое правительство», и Каллио вновь сформировал центристский кабинет.

Он занимал пост премьер-министра, когда его избрали президентом.

Парламентарный президент единения Еще в 1925 г. Каллио весьма сдержанно оценивал свои возможности на президентских выборах. Став кандидатом в 1931 г., он потерпел поражение. На новое выдвижение в кандидаты Каллио согласился с сомнениями, и результат голосования выборщиков был не слишком хорош (56 выборщиков, 16,6%). Этого, однако, хватило, поскольку СДПФ не пожелала повторного избрания Свинхувуда. Во втором туре Каллио был избран 177 голосами; Свинхувуд получил 104 голоса, а Стольберг – 19. Решающими можно считать голоса выборщиков от Шведской народной партии; «сливки общества» отказались голосовать за Стольберга в первом туре, хотя знали, что в этом случае пройдет Каллио. Считалось, что позиция Каллио как «настоящего финна» стала более мягкой.

Будучи президентом, Каллио смог претворять в жизнь свои давние политические цели, прежде всего социальное примирение и сплочение общества. Его избрание произошло на фоне достижения двух больших общенациональных компромиссов – т.н. «красно-зеленого» и терпимости в области языковой политики. Каллио назначил правительство большинства с участием аграриев и социал-демократов под председательством А.К. Каяндера (Прогрессивная партия), которое он целенаправленно, но без излишнего афиширования поддерживал. Правительство разрешило далеко зашедший конфликт по языковому вопросу в Хельсинкском университете («lex Hannula») и нашло пути для ликвидации противоречий, оставшихся в наследство от красного восстания («lex Tokoi»). Каллио также использовал концепцию примирения, оправдывая им свое согласие на инициативу, направленную на ограничение деятельности Патриотического Народного движения (ИКЛ), с которой выступил его протеже, министр внутренних дел Урхо Кекконен.

Каллио усвоил роль парламентарного президента и воздерживался от применения личной власти, из-за чего его несправедливо называют слабым президентом. Дело, однако, было не в слабости, а в том, как Каллио, понимал президентские обязанности. Под руководством Каллио Финляндия, по точному замечанию Яакко Ноусиайнена, вернулась к «будничному парламентаризму».

С идеей единения были связаны и многочисленные поездки по стране, встречи с народом. Его супруга Кайса Каллио принимала активное участие в этих поездках, и Каллио вскоре стали очень популярной и почитаемой президентской парой. Известная антипатия со стороны правых, которая поначалу проявлялась даже в виде небольших демонстраций, прошла. Популярности среди народа способствовали религиозность, трезвенничество и безукоризненный образ жизни президента.

В меньшей степени президент был расположен к заграничным поездкам, что было отчасти связано с недостаточным знанием языков.

Единственные свои визиты за рубеж Каллио совершил в Швецию в 1938 и 1939 гг. Единственный официальным визит в Финляндию в период президентства Каллио совершил в 1937 г. президент Эстонии Константин Пятс.

Президентство Каллио омрачалось проблемами со здоровьем. Весной и летом 1938 г. он проболел два с половиной месяца, а в феврале 1939 г. у него случился инфаркт, от которого он оправился лишь к началу осени. Болезнь не позволила ему участвовать в переговорах, начатых весной 1938 г. по инициативе Советского Союза. Финскую сторону представляли министры иностранных дел Рудольф Холсти и Элиас Эркко. Когда в сентябре 1939 г. президент вернулся к исполнению своих обязанностей, уже ощущалось приближение войны.

Зимняя война президента Внешнеполитическая ориентация Каллио также была довольно умеренной.

В 1919 г. он выступил против планируемого регентом Густавом Маннергеймом похода на Петроград и весьма сдержанно относился к так называемым племенным войнам в Восточной (Русской) Карелии. Его отношение к гитлеровской Германии было довольно неприязненным, равно как и к Советскому Союзу. От угрозы с востока, по его мнению, следовало искать защиту в первую очередь в Лиге наций. Будучи президентом, Каллио поддерживал свое доверенное лицо министра иностранных дел Рудольфа Холсти (1881–1945) и был сторонником более тесных связей с Северными странами как гарантии от угрозы со стороны Советского Союза.

В этом он, однако, не преуспел. Ситуация все более обострялось, возникла угроза войны. Уже во время переговоров в Москве Каллио безрезультатно искал поддержки у Швеции и других Северных стран.

Последняя такая попытка была сделана на встрече глав Северных государств 18–19 октября 1939 г. В то же время, он поддерживал более активные военные приготовления. Когда возникли разногласия между Маннергеймом и правительством – в первую очередь по финансовым вопросам с премьер-министром Каяндером и министром финансов Вяйнё Таннером, а также с министром обороны Ниукканеном о пределах полномочий – и летом 1939 г. дело дошло до угрозы Маннергейма уйти с поста Совета обороны, Каллио своим личным вмешательством и авторитетом воспрепятствовал этому. Каллио и Маннергейм отдавали должное друг другу.

На проходивших накануне Зимней войны переговорах Каллио занимал более бескомпромиссную позицию, чем, например, Паасикиви и Маннергейм. Президент опасался, что с трудом достигнутое внутреннее единство будет разрушено, если Финляндия согласится на передачу Советскому Союзу требуемых территорий. Он также не верил в то, что Сталин ограничится требуемым. Каллио считал, что разобщенная страна, став объектом для нападения в дальнейшем, подвергнется куда большему риску, чем единая страна сейчас, хотя и осознавал, что военной помощи ожидать не приходится.

Во время Зимней войны Каллио делал все, чтобы морально воодушевить народ. Как в Финляндии, так и за границей президент стал олицетворением сплоченности и воли к защите малой нации, ставшей объектом несправедливой агрессии. В условиях, когда весь мир следил за событиями вокруг Финляндии, «Президент-крестьянин»

стал известным и почитаемым лицом в прессе; о нем были изданы книги на многих языках. Многочисленные публичные выступления президента оказали сильное влияние на сплоченную решимость защитить родину. «Единство нашего народа, ради которого я так много работал, очень сильно», – писал Каллио своему другу-писательнице Майле Талвио в заключительный период войны. Он отмечал, что своей основной задачей в ходе оборонительной войны считает достижение и сохранение такого единства. Зять Каллио Пааво Пихлаямаа погиб в Зимней войне.

В политическом руководстве во время Зимней войны Каллио играл незначительную роль и делал это довольно нерешительно. Отчасти это объяснялось тем, что «внутренний круг» (Ристо Рюти, Таннер, Паасикиви) пытался поначалу держать президента в неведении о зондировании возможностей для заключения мира. Каллио более симпатизировал сторонникам бескомпромиссной линии, однако, ему пришлось смириться с неизбежным. В конце концов, Каллио согласился на заключение мира, убедившись, что альтернативой стало бы развертывание широкомасштабной войны на территории Финляндии, в случае если немецкие войска попытаются воспрепятствовать вводу войск западных держав.

Подписывая документ, уполномочивавший финскую делегацию на переговорах в Москве принять условия мира, удрученный президент произнес известную фразу: «Пусть отсохнет моя рука, которую заставили подписать эту бумагу». Полгода спустя руку парализовало.

Последнее начинание После Зимней войны Каллио считал главным поднятие духа нации, подавленного военными жертвами и тяжелыми условиями мира.

Сразу после заключения мира он выступил с речью по радио, в которой подчеркнул тот факт, что удалось сохранить нацию, ее самосознание и ее достоинство, ставшие теперь еще более устремленными к будущим целям. Народ должен был сплотить силы для восстановления разрушенного. Особенно президент сделал акцент на достижении приемлемого решения проблемы переселенцев. Его поддержка во многом способствовала скорости и эффективности решений, касавшихся размещения эвакуированных и компенсаций.

Он подал личный пример, передав свою землю под земельные участки для беженцев.

Роль Каллио в осуществлении внешнеполитических решений была довольно ограниченной, он главным образом утверждал решения правительства. Речь в частности шла об уступках требованиям русских об обеспечении транзита на базу Ханко и об отставке Вяйнё Таннера из Государственного Совета. Значительный поворот во внешней политике Финляндии в августе 1940 г. (соглашение о транзите с Германией) произошел без активного участия Каллио. 28 августа его здоровье было окончательно подорвано инсультом, от которого он оправился лишь настолько, чтобы достойно уйти с поста.

Каллио подал в отставку 27 ноября 1940 г. После того как парламент единогласно избрал Ристо Рюти его преемником, Каллио стал собираться в Нивала для выздоровления и отдыха. Сердце, однако, оказалось слабым и не выдержало трогательных торжественных проводов. Смерть «Президента-крестьянина» стала самой незабываемой в истории Финляндии: перед почетным караулом на руках у маршала Маннергейма под «Марш Бьернеборгского полка». Не будет преувеличением сказать, что он стал самым выдающимся героем, павшим на Зимней войне.

Значение Каллио Потомки оценивали Каллио по-разному. Его одновременно считали и исключительно уважаемым «президентом-крестьянином», «сторонним наблюдателем», «слабым» президентом, чья неспособность к пониманию внешней политики отчасти способствовала втягиванию Финляндии в Зимнюю войну. В новейших исследованиях (в частности Яякко Ноусиайнена, Лаури Хаатая и Кари Хокканена) дается более справедливая оценка позиции Каллио как президента – подчеркивается его приверженность парламентаризму и твердость накануне Зимней войны.

Каллио без сомнения является одним из наиболее значимых финских политиков первых десятилетий после обретения независимости. Есть даже основания называть его «первым гражданином первой республики», потому что его карьера была самой длительной и привела его на самый верх. Его действия были в меньшей степени заметны в драматические поворотные моменты (1917–1918, начало 1930-х, 1939–1940 гг.), однако его упорство и целенаправленная политика примирения в полной мере проявились в периоды мирного развития.

– КАРИ ХОККАНЕН

Приложение:

Кюёсти (Густав, также Кусту, Кустаа) Каллиокангас, позднее Каллио, род.

10.4.1873 Юливиеска, умер 19.12.1940 Хельсинки. Родители: Микко Каллио (Каллиокангас), крестьянин, и Пиета Кнуутила. Жена: 1902–1940 Катариина (Кайса) Нивала, род. 1878, умерла 1956, родители жены: Матти Нивала, крестьянин старший присяжный заседатель, и Мария Райтала. Дети: Виено, род. 1903, умерла 1938, магистр искусств; Вейкко Каллис, род. 1906, умер 1980, крестьянин; Кертту (Сааласти), род.

1907, умерла 1995, агроном, депутат парламента; Ниило Каллерво, род. 1909, умер 1969, скульптор; Кайно-Антоона (Пихлаямаа), род. 1911, домохозяйка; Катри Инкери (Каарлонен), род. 1915, преподаватель садоводства, депутат парламента.

Пер Кальм (1716–1779) профессор экономики, путешественник-естествоиспытатель Е стествоиспытатель Пер Кальм получил международную известность после выхода в свет книги, посвященной экспедиции в Северную Америку. Став профессором экономики в Або Академии (Туркуский университет), Кальм стремился к поиску новых путей развития национальной экономики. Он экспериментировал с выращиванием экзотических культур, к примеру, шелковицы, необходимой для производства шелка, но большей частью эта затея не принесла ожидаемых результатов.

«Профессор экономики может внести неоценимый вклад в осуществление мер, предлагаемых представителями сословий и направленных на увеличение богатства Финляндии».

Так писал Пер Кальм, претендуя на первую профессуру по экономике в Або Академии (Туркуский университет), учрежденную в 1747 г. Он получил эту должность и занимал ее до самой своей кончины. За эти годы Кальм, отличавшийся большой работоспособностью, в духе «эры прагматизма» стремился содействовать подъему национальной экономики. Помимо этого, ему удавалось одновременно работать пастором. К самым известным заслугам Кальма относятся его экспедиции, наиболее знаменательную из которых он предпринял в 1747–1751 гг. в Северную Америку. Описание этой экспедиции было переведено на немецкий, английский и голландский языки.

Пер Кальм родился в 1716 г. в Онгерманланде (Швеция), где его семья находилась в эвакуации, вдали от Северной войны. Его отец Габриэль Кальм, служивший в своем родном приходе помощником приходского священника, умер во время эвакуации, а его мать, Катарина Росс, родом из купеческой семьи из Ваасы, вернулась с сыном после окончания войны в Похъянмаа в Вёюри. Молодого Кальма в апреле 1730 г. отправили в школу города Вааса, а в 1735 г. он поступил в Або Академию, где под руководством профессора медицины Н.Д. Спёринга изучал минералогию и посещал лекции по естествоведению Юхана Броваллиуса и К.Ф. Меннандера. Спёринг, Броваллиус и Меннандер уже были знакомы с новыми направлениями в эмпирических исследованиях и передавали свои знания студентам.

По рекомендации Броваллиуса 5 декабря 1740 г. Кальм поступил в Упсальский университет. Его учеба стала возможной благодаря поддержке советника надворного суда Турку барона Стена Карла Бильке, который счел кандидатуру Кальма подходящей для присмотра за его владениями в Лёвста, неподалеку от Упсалы. Бильке был тесно связан с деятельностью Шведской Королевской Академии наук, основанной в 1739 г. и имевшей большое значение в дальнейшей карьере Кальма.

Кальм увлекся эмпирическими исследованиями в области естественных наук довольно рано. Еще в 1737–1738 гг., когда он работал домашним учителем в Лиексе и Китее, он делал метеорологические наблюдения. Его явная одаренность и страсть к путешествиям привлекали Бильке: благодаря экспедициям в разные части королевства можно было получить полезные сведения о природных условиях и экономике, кроме того, появилась бы возможность пополнить ботаническую коллекцию Упсальского университета. Бильке лично финансирует экспедицию Кальма в Саво и Карелию, куда он направляется летом 1740 г. Спустя два года он собирает материал в провинциях Западный Готланд и Бохус по «естественной истории, физике, медицине, экономике и древним памятникам», как было написано на обложке изданных после поездки наблюдений. Последнюю из своих экспедиций на родине Кальм совершил в 1745 г., побывав в южных районах Западного Готланда.

Академия наук планировала отправить Кальма в дальние экспедиции для поиска новых растений, пригодных для культивации.

Речь шла в первую очередь о Гренландии и мысе Доброй Надежды, хотя Бильке считал, что Сибирь была бы в этом отношении более полезной. Интерес Бильке к Сибири зародился во время поездки в Россию, которую он совершил вместе в Кальмом в 1744 г. Тогда они через Прибалтику и Санкт-Петербург посетили Москву, а также путешествовали по Украине. Тем не менее, следуя настойчивым пожеланиям Карла Линнея, Академия наук решила отправить Кальма в Северную Америку.

Кальм тщательно готовился к своим экспедициям. В частности, зимой 1741–1742 гг., когда начали говорить о большом проекте Академии наук, он начал читать публикации своих предшественников и составлять список предполагаемых объектов наблюдения. Под руководством Линнея Кальм прилежно занимался ботаникой, а на лекциях профессора астрономии Андерса Цельсия учился определять свое местонахождение по широте и долготе. Несмотря на обширный круг прослушанных курсов, Кальм так и не получил магистерскую степень. Это обстоятельство, однако, не помешало Або Академии в 1746 г. назначить его адъюнктом по курсу естественной истории и экономики. В духе эпохи, экономика вводилась в качестве университетской дисциплины, и учреждение должности «магистрадоцента» (magister docens) стало первым шагом в этом направлении.

Собственно профессуру по «естественной истории и экономике»

финансировали за счет упразднения кафедры поэзии. 31 августа 1747 г. Кальм, при поддержке Броваллиуса и Линнея, был назначен на эту новую должность.

Назначение Кальма профессором экономики было связано с запланированной экспедицией в Северную Америку, которая должна была частично финансироваться за счет его жалования. В начале октября 1747 г. Кальм вместе со своим помощником Юнгстрёмом отправился в путь на корабле из Гетеборга в Лондон. В Англии Кальм провел полгода, ожидая подходящей попутной оказии. Он использовал это время с пользой, изучая язык, встречаясь с людьми, побывавшими в Америке и знакомясь с земледелием Англии. Лишь 5 августа 1748 г.

Кальм отправился в Филадельфию на борту корабля «Мэри Гэлли».

Дорога заняла неполных шесть недель, и 15 сентября корабль пришел в порт назначения.

Прибыв в Новый Свет, Кальм вначале находился в Филадельфии, где было много потомков шведских колонистов, приехавших туда в 1638 г. Однако позднее Кальм рассказал, что первым человеком, с которым он познакомился, был Бенджамин Франклин, который в то время служил почтмейстером в Филадельфии. По рекомендации своих знакомых Кальм отложил поездку на север в связи с приближающейся зимой. Эта новость не обрадовала Линнея и других членов Академии наук, поскольку они хотели, чтобы Кальм ознакомился с областями, чей климат был сходным со шведским. Большую часть зимы 1748–1749 гг.

Кальм провел в Раккуне. Кроме того, он познакомился с растительным миром Нью-Джерси и посетил Нью-Йорк.

Основная фаза экспедиции Кальма началась в мае 1749 г. Он отправился вверх по реке Гудзон в Элбани, а затем во Французскую Канаду, добравшись до Монреаля и Квебека. К северу от Квебека путешественники повернули обратно, поскольку из-за индейцев местность была не вполне безопасной. Французы обращались с Кальмом просто по-королевски, так как экспедиция была тщательно подготовлена по дипломатическим каналам. На зиму Кальм вернулся в Раккун, а летом 1750 г. ему представилась новая возможность отправиться в Элбани через район Больших Озер. Кальм также посетил Ниагарский водопад. Его превосходные описания водопада сразу же были опубликованы в «Пенсильванской Газете», редактором которой был Франклин, а позднее перепечатывались в европейских изданиях.

Перед поездкой на Ниагару Кальм провел зиму 1749–1750 гг. в Раккуне, систематизируя собранный материал. Кроме того, в его личной жизни произошли важные изменения, он женился. В Раккуне жила Анна Маргарета Шёман, вдова пастора тамошней шведской колонии Юхана Сандина. Сандин умер предыдущей зимой, и в первый день нового 1750 г. Кальм обвенчался с молодой вдовой. От брака с пастором у Анны была двухлетняя дочь, а через два года в новой семье появился мальчик. Возвращение Кальма с семьей на родину затянулось еще на несколько месяцев после его возвращения с Ниагары. В феврале 1751 г. началось путешествие в Лондон через бушующий океан. Кальм прибыл в Стокгольм только к концу мая. Впереди был еще переезд в Турку в качестве профессора экономики.

Кальм энергично занялся обработкой материалов по результатам поездки в Северную Америку, для этого он был временно освобожден от исполнения основных обязанностей. Собранные в Америке семена были распределены для культивации в разных районах Швеции, а сам Кальм занялся исследованием возможностей выращивания полезных растений в Похъянмаа. На собственном участке земли в Турку он создал экспериментальный сад, а в 1752 г. дополнительно получил в пользование надел в Хирвенсало. Лишь в 1757 г. в Турку был разбит настоящий университетский сад на территории, относящейся к резиденции епископа, и это также было заслугой Кальма.

Вскоре эксперименты показали, что большинство растений не приживается. Особенно много ожиданий связывалось с культивацией шелковицы, что позволило бы Швеции начать производство шелка.

Финских крестьян не заинтересовала американская берестяная лодка, продемонстрированная Кальмом, даже несмотря на то, что король Адольф Фредерик предпринял увеселительную прогулку на подобной лодке во время своего визита в Турку в 1752 г. Тогда же началась публикация материалов экспедиции, выходивших с 1753 по 1761 гг. на шведском языке в трех томах под названием «Путешествие в Северную Америку». Издание шло очень медленно, и Кальм так и не смог закончить последний, четвертый том. Преемник Кальма профессор экономики Саломон Креандер редактировал рукопись довольно медленно, кроме того, не удалось найти издателя. Только в 1920 г. увидели свет те части четвертого тома, которые уцелели во время пожара в Турку.

Кальм был весьма деятелен в должности профессора. Под его руководством было опубликовано 146 академических диссертаций, некоторые из которых, как тогда было принято, он написал сам.

Одной из отличительных черт этих работ было описание городов и провинций Финляндии. Среди других тем были обоснование необходимости улучшения лесного хозяйства, создание ботанического сада, отечественный заменитель кофе, заболевания животных и утилизация сорной травы. В целом, темы диссертаций были в высшей степени близкими к практике. Лишь одна работа была посвящена возможностям использования математики в экономической науке.

Также в работах были представлены ясные политические взгляды.

Так, к примеру, можно найти рассуждения о том, что может в большей степени способствовать подъему национальной экономики – война или экономическая наука, а также утверждение о том, что система сословного представительства предпочтительней абсолютной монархии. В 1740-х гг. было разрешено представлять диссертации на шведском языке, а не на латыни, в случае, если рассматриваемые темы могли способствовать экономическому развитию. Так, примерно две трети из всех диссертаций были написаны на шведском языке.

Кальм также обратился к теологии, и в декабре 1757 г. получил приход в Пииккиё. Помимо сугубо религиозных, для этого, несомненно, были и экономические причины. Тем самым Кальм получал источник дополнительного дохода. Возглавив приход, Кальм также был активным членом Туркуского соборного капитула. Из Пииккиё Кальм переехал в 1763 г. в общину Маариа, где и был позднее похоронен.

Следуя примеру своих учителей Броваллиуса и Меннандера, в 1775 г.

он попытался стать епископом, но на выборах стал лишь четвертым.

Кальм умер в 1779 г., согласно церковным записям, от водянки.

Еще при жизни Кальму выказывались различные почести. В 1764 г.

Императорская Академия Наук предложила ему хорошо оплачиваемую должность профессора ботаники в Санкт-Петербурге, от которой он отказался. Вместе с тем, он наталкивался и на неприятие: «Профессор Кальм не так давно получил должность пастора, оплачиваемую за счет прихода; он неплохой садовник, на что указывают, среди прочего, его всегда черные руки. Его эрудиция невелика. Своими диссертациями по экономике, написанными по-шведски, он принес сюда дурной вкус, и трудно без отвращения видеть, как он тащит на кафедру сваренный крыжовник и прочее».

Благодаря своим описаниям путешествий, Кальм получил некоторую известность за рубежом. В его наблюдениях была отражена как природа, так и обычаи людей, их одежда. Интерес к этим острым наблюдениям не пропадает. В 20 в. на французском языке были предприняты новые издания его описаний Канады. Имя Кальма запечатлено в названии американского растения «Калмиа», которое было дано в его честь Линнеем, хотя, возможно, редкий американец знает о происхождении названия этого национального цветка Пенсильвании.

– МАЙЯ КАЛЛИНЕН

Приложение:

Пер Кальм, род. март 1716 Онгерманланд, Швеция, умер 16.11.1779 Маариа.

Родители: Габриэль Кальм, помощник священника, умер 1716, и Катарина Росс, умерла 2.6.1765 Нярпиё. Жена: 1750–1779 Анна Маргарета Шёман, вдова Юхана Сандина, пастора, род. 1722 Гестрикланд, умерла 6.1.1787 Турку, отец жены: Юхан Шёман, поставщик стокгольмского арсенала.

Ребенок: Йоханна Маргарета Сандин-Кальм, род. 14.5.1748 Раккун.

Минна Кант (1844–1897) писательница, защитница женского равноправия М инна Кант была первой известной женщиной-писателем в Финляндии. Она писала рассказы и повести, пьесы для Финского Театра (в соавторстве с Каарло Бергбумом), а также на шведском языке пьесы для Шведского театра в Хельсинки.

На взгляд людей, выступавших за финское национальное развитие, Кант была разрушителем, так как демонстрировала социальные пороки и распространяла новые идеи, расшатывающие традиционное мировоззрение.

В истории финноязычной литературы Минна Кант является вторым, после Алексиса Киви, великим финским драматургом и прозаиком и первой женщиной-писательницей. Она писала рассказы, повести и пьесы, последние в тесном сотрудничестве с Каарло Бергбумом и Финским Театром. Как автор статей для газет и журналов, она бесстрашно высказывала радикальные социальные идеи.

Кант собирала вокруг себя, поддерживала и направляла молодых писателей и журналистов. Побывав в роли противоречивой ведущей фигуры реализма в литературе Финляндии, она в 1890-е гг. взяла на вооружение темы и стилистические приемы, которые принято считать характерными для идейных течений конца столетия. Писательский талант Минны Кант развивался и прогрессировал до самой ее смерти.

Жена, мать, писательница, предпринимательница Первые планы относительно жизненной карьеры Минны Кант, тогда еще Ульрики Вильхельмины Йонсон, разрушились, когда она, будучи студенткой только что открытой в Ювяскюля учительской семинарии, в 1865 г. приняла предложение своего преподавателя, лектора Юхана Фердинанда Канта и вышла за него замуж. Учебу пришлось оставить.

В семье родилось семеро детей, младший из которых появился на свет уже после смерти Фердинанда Канта. Со смертью мужа разрушилась вторая жизненная карьера Минны Кант. Но в роли жены преподавателя она уже успела найти способ выражения своих смелых идей и сильной потребности в общении и воздействии на своих современников. Когда в 1879 г. Фердинанд Кант умер, Минна Кант уже писала для местной газеты в Ювяскюля, ее первое произведение «Новеллы и рассказы»

вышло в 1878 г., а первая пьеса «Кража со взломом» уже существовала в виде рукописи.

Следующим решением Кант – неординарным для вдовы преподавателя семинарии – был переезд зимой 1880 г. в Куопио, где она начала предпринимательскую деятельность. Успешно управляя магазином по продаже ниток в Тампере, ранее принадлежавшим ее отцу, она не только добывала для семьи средства к существованию, но и создала экономические условия для своей литературной и общественной деятельности.

Дом Минны Кант в Куопио стал для многих важным местом встреч и дискуссий. Для молодых интеллектуалов и нарождавшихся художественных талантов Куопио, особенно для молодежи из семей Бруфельдт, Ярнефельт, Эркко, Асп и их друзей этот дом был местом для почти ежедневных встреч, школой дебатов и писательского мастерства. Кант наняла помощником в свой магазин молодого Хейкки Кауппинена («Кауппис-Хейкки»), чтобы иметь возможность направлять его как писателя. Многие известные писатели и художники того времени бывали у Минны Кант, среди них К.А. Тавастшерна, Каарло и Эмилия Бергбум, Ян Сибелиус, Аксели Галлен-Каллела, члены творческой семьи Халонен, Эрнст Лампен, Матти Курикка.

Минна Кант собрала вокруг себя также женщин Куопио, активно участвовавших в обсуждении социальных проблем, среди них Элисабет Стениус-Аарнеенкаллио, Сельма Баклунд, Бетти Ингман, Лидия Херкман, а какое-то время и Элисабет Ярнефельт.

Минна Кант была блестящей собеседницей, другом, любительницей повеселиться, она охотно воспринимала идеи и с удовольствием дарила их другим. Личность Кант и слава ее писательского дома стали сюжетом для многих пьес.

Беллетрист Уже после первой пробы пера романтические тона произведений Кант быстро сменились реалистическими. В пьесах «Жена рабочего» (1885) и «Дети горькой судьбы» (1888), так же как и во многих новеллах и повестях писательница откровенно критикует общественные недостатки. Публикация «Жены рабочего» положила начало продолжавшимся до конца века ожесточенным «книжным войнам» и травле, развязанной против книг Кант консервативными фенноманскими и церковными кругами.

Но наложить на реалистические произведения Кант клеймо тенденциозной литературы, как это поначалу произошло в результате «книжных войн», значит оставить без внимания четкую структуру и точные характеристики, свойственные многим ее работам. К примеру, новелла «Кауппа-Лопо» (1889), которую часто называют высшим достижением Кант реалистического периода, по своему стилю безусловно соответствует реалистической традиции в изображении неприглядных сторон жизни. На уровне тенденции, она повествует о социальном неравенстве и о жестокосердии богатых. Но в то же время новелла рисует грубую привязанность и доброту, что само по себе является изображением души, а не только общества. Через образ оборванного, неуживчивого героя Кауппа-Лопо новелла повествует о безраздельной человечности.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 33 |
 

Похожие работы:

«СВОДНЫЙ ОТЧЕТ кафедры «Техники переработки природных топлив» за 2006—2010 гг.1. Историческая справка В 1926 году в МХТИ им. Д.И. Менделеева создана кафедра пирогенных производств, зав. кафедрой Н.В. Трубников. Позднее, в 1931 году, произошло объединение этой кафедры с другими кафедрами МИИХМа (позднее МИХМ), под названием «Кафедра коксохимии», зав. кафедрой Н.И. Ювенальев. В 1944 году кафедра была разделена на три кафедры: «Механическое оборудование заводов пирогенных производств» (зав. каф....»

«МУК «Межпоселенческая центральная библиотека муниципального образования Кущевский район» Отдел библиографии и инноваций ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО БИБЛИОГРАФИИ ст. Кущевская, 2015 БИБЛИОГРАФИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ, ИСТОРИИ, МЕТОДОЛОГИИ, СТАНДАРТИЗАЦИИ Рец.: Лиховид Т. Ф. Страницы наследия библиографоведа с комментариями // Библиография. – 2007. – № 6. – С. 95–98; Дьяконова Е. М. Библиография и библиограф в информационном обществе // Библиография. – 2008. – № 3. – С. 97–100; Маслова А. Н. Жизнь и творчество в...»

«л ы д о м ф р ш в ч и ч и г шм ' • н п ь ^ п ь ч л ь г » » иии/мягмш ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР Общественные науки Д ш и ю р ш Ц т ^ ш Н ^{тип» р ^ т СЬЬр 1917. 8 В. А р у т ю н я н Архитектурные памятники Двина Период IVVII в. в. является периодом формирования армянской национальной архитектуры. Этот период в истории архитектуры Армении представляет огромный научный интерес. Расширение круга ранних, как светских, так и церковных памятников Армении и серьезное изучение их имеет...»

«Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Устная история в Карелии Сборник научных статей и источников Выпуск I Петрозаводск Издательство ПетрГУ ББК 63.3(2р31-6Кар) УДК 9 У 808 Составители И. Р. Такала И. М. Соломещ А. А. Савицкий А. Ю. Осипов А. В. Голубев Научные редакторы А. В. Голубев А. Ю. Осипов У808 Устная история в Карелии: Сборник научных статей и источников. Вып. I / Науч. ред. А. В. Голубев, А. Ю....»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2012. Вып. 3 (46). С. 71–122 «НЕ БУДУЧИ ОТ ЛЕВИТСКОЙ ЛОЗЫ И ОТ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ, Я ВСЕГДА ПРИВЫК ПРЕКЛОНЯТЬСЯ ПЕРЕД НАШИМ СВЯЩЕННИЧЕСКИМ СОСЛОВИЕМ.» ПЕРЕПИСКА ПРОФЕССОРА СВЯТО-СЕРГИЕВСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО БОГОСЛОВСКОГО ИНСТИТУТА В ПАРИЖЕ АРХИМАНДРИТА КИПРИАНА (КЕРНА) И ПРОТОПРЕСВИТЕРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗА ГРАНИЦЕЙ ВАСИЛИЯ ВИНОГРАДОВА (1956–1959) Переписка двух представителей русской церковной диаспоры — профессора...»

«Серия «ЕстЕствЕнныЕ науки» № 1 (5) Издается с 2008 года Выходит 2 раза в год Москва Scientific Journal natural ScienceS № 1 (5) Published since 200 Appears Twice a Year Moscow редакционный совет: Рябов В.В. ректор МГПУ, доктор исторических наук, профессор Председатель Атанасян С.Л. проректор по учебной работе МГПУ, кандидат физико-математических наук, профессор Геворкян Е.Н. проректор по научной работе МГПУ, доктор экономических наук, профессор Русецкая М.Н. проректор по инновационной...»

«Текущая деятельность и история развития ТОС в Свердловской области А. Яшин, Л,Струкова Центр экологического обучения и информации, г. Екатеринбург ВВЕДЕНИЕ В настоящее время местное самоуправление в Российской Федерации составляет одну из основ конституционного строя. Его положение в системе российского общества определяется тем, что оно наиболее приближено к населению, им формируется, и ему подчинено. Территориальное общественное самоуправление (ТОС) является составной частью местного...»

«Российская национальная библиотека Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2001—2005 гг. Библиографический указатель Санкт-Петербург Труды сотрудников Российской национальной библиотеки за 2001— 2005 гг. : библиогр. указ. / сост. М. К. Прозорова ; ред. М. Ю. Матвеев. — СПб., 2010. В данном указателе отражена многообразная научная, научнометодическая и литературно-художественная работа сотрудников РНБ за 2001— 2005 гг. Работы расположены в алфавите авторов — сотрудников...»

«1. Цель музейной практики Основной целью практики является ознакомление с организацией музейного дела и выявление значимости музеев в научно-исследовательской и практической жизни конкретных людей, предприятий, учреждений, целых регионов. А так же, получение навыков музейной и музееведческой работы.2. Задачи музейной практики Задачами музейной практики бакалавров по направлению подготовки 050100 «Педагогическое образование» с профилем подготовки История и право являются: закрепление...»

«Анатолий Александрович Вассерман Хронические комментарии к российской истории Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6607111 Хронические комментарии к российской истории: АСТ; М.:; 2014 ISBN 978-5-17-081564-7 Аннотация Знаменитый интеллектуал ведет свою хронику российской истории со свойственными ему обстоятельностью, остроумием и необычным углом зрения. Вы сможет по-другому взглянуть на многие события последних лет – начиная от нового срока президента...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ С. О. КУРБАНОВ ИСТОРИЯ КОРЕИ с древности до начала XXI века ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ББК 63.3(5) К93 Рецензенты: д-р ист. наук А. В. Филиппов (С.-Петерб. гос. ун-т); д-р ист. наук И. Ф. Попова (С.-Петерб. Ин-т восточных рукописей РАН) Печатается по решению Ученого совета Восточного факультета С.-Петербургского государственного университета Курбанов С. О. К93 История Кореи: с древности до начала XXI в. — СПб.: Изд-во С.-Петерб....»

«Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2013. № 4 (23) ПАЛЕОПАТОЛОГИЯ: ОТ ОПЫТА ЗАРУБЕЖНЫХ И ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ ДРЕВНИХ ЛЮДЕЙ В НИЖНЕМ ПОВОЛЖЬЕ1 Е.В. Перерва Работа представляет собой историографический обзор этапов развития палеопатологии как научного направления в современной антропологии за рубежом и в отечественной науке. Упор делается на истории изучения палеоантропологических древностей с помощью методов палеопатологического анализа костных останков на...»

«СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ А. И. РАЗДОРСКОГО (1990–2015 гг.) I. ИСТОРИЯ ТОРГОВЛИ, КУПЕЧЕСТВА И ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА РОССИИ XVII–XVIII вв. Книги Торговля Курска в XVII веке (по материалам таможенных и оброчных книг города). СПб.: Дмитрий Буланин, 2001. 762 с. Книга таможенного и питейного сбора Курска и Курского уезда 1720 г.: Исследование. Текст. Комментарии. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. 623 с. Торговля Вязьмы в XVII веке (по материалам таможенных и кабацких книг города). СПб.; М.: Универсальные...»

«Муниципальное казённое общеобразовательное учреждение вечерняя (сменная) общеобразовательная школа №4 г. Томска Отчёт о результатах самообследования школы за 2014-2015 учебный год Томск – 2015 Отчёт о результатах самообследования школы 2015 Страница 1 ОГЛАВЛЕНИЕ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МКОУ ВСОШ №4 Г. ТОМСКА ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА ИСТОРИЯ ШКОЛЫ УПРАВЛЕНИЕ ШКОЛОЙ ОСОБЕННОСТИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ОСНОВНОЕ ОБЩЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ (II СТУПЕНЬ) СРЕДНЕЕ (ПОЛНОЕ) ОБЩЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ (III СТУПЕНЬ) ВОСПИТАТЕЛЬНАЯ...»

«ПРОЕКТ ПОЛОЖЕНИЕ О IX МЕЖРЕГИОНАЛЬНОМ ФЕСТИВАЛЕ-КОНКУРСЕ «АЛТАРЬ ОТЕЧЕСТВА-2015»: МОСКОВСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ЭТАП Конкурс 2015 года проводится в рамках Года литературы и посвящён 1000-летию преставления святого равноапостольного великого князя Владимира Крестителя Руси (1015), 70-летию Победы в Великой Отечественной войне (1945), 50-летию присвоения Москве звания «Города-героя» (1965) 28 октября 2014 г. ПОЛОЖЕНИЕ о IX Межрегиональном фестивале-конкурсе «АЛТАРЬ ОТЕЧЕСТВА»-2015 : московский...»

«ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ 2(16)/20 УДК 3 Комлева Н.А. Украинский кризис как элемент «тактики анаконды» _ Комлева Наталья Александровна, доктор политических наук, профессор, профессор кафедры теории и истории политической науки Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина E-mail: komleva1@yandex.ru В статье анализируются национальные интересы основных государств – акторов Украинского кризиса, а также некоторые технологии осуществления так называемого «второго Майдана». Утверждается, что...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) РАДЛОВСКИЙ СБОРНИК Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. Санкт-Петербург Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_02/978-5-88431-235-7/ © МАЭ РАН УДК 39 ББК 63.5 Р15 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Радловский сборник: Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2011 г. /...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Агрономический факультет Кафедра генетики, селекции и семеноводства ИСТОРИЯ НАУКИ Курс лекций По направлениям подготовки 04.06.01– химические науки 05.06.01 – науки о земле 06.06.01– биологические науки 35.06.01 – сельское хозяйство 36.06.01 – ветеринария и зоотехния Краснодар КубГАУ Составитель: Цаценко Л. В. ИСТОРИЯ НАУКИ: курс лекций / сост. Л. В. Цаценко. – Краснодар : КубГАУ,...»

«Генкелъ Дмитрий Анатольевич САБИНИН АКАДЕМИЯ НАУК СССР РЕДКОЛЛЕГИЯ СЕРИИ «НАУЧНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» И ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ АН СССР ПО РАЗРАБОТКЕ НАУЧНЫ Х БИОГРАФИЙ ДЕЯТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ: Л. Я. Бляхер, А. Т. Григорьян, Б. М. Кедров, Б. Г. Кузнецов, В. И. Кузнецов, А. И. Купцов, Б. В. Левшин, С. Р. Микулинский, Д. В. Ознобишин, 3. К. Соколовская (ученый секретарь), В. Н. Сокольский, Ю. И. Соловьев, А. С. Федоров (зам....»

«Ландшафтно-визуальное исследование условий восприятия исторических и культурных объектов по улице Греческой в городе Таганроге. Дуров А.Н., Полуян О.И., научный руководитель Аладьина Г.В. Таганрогский филиал государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования Ростовской области «Донской строительный колледж» Таганрог, Россия Landscape and visual examination of the conditions of perception of historical and cultural objects on the Greek street in the...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.