WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 33 |

«Коллекция биографий Сто замечательных финнов вышла на русском языке. Биографий могут быть прочитаны также в Интернете (pdf). Электронная версия Национальной биографии Финляндии на ...»

-- [ Страница 24 ] --

Библиотечная работа идеально соответствовала характеру Портана – педантичному, аккуратному и жаждущему знаний. И хотя жалованье было настолько мизерным, что ему, как и многим другим молодым ученым того времени, приходилось зарабатывать на жизнь частными уроками, он взялся за работу с необычайным энтузиазмом. Портан обновил систему каталогов и сделал более эффективной систему комплектования. Помимо поступавших из шведских типографий обязательных экземпляров книг, он закупал для библиотеки все доступные финские издания прежних лет.

Он создал систему обмена литературой, позволившую получать иностранные издания, и отправлял вторые экземпляры в библиотеку лицея в Порвоо. Результатом такой деятельности стало то, что фонды библиотеки выросли в четыре раза, примерно до 28 000 томов. Из-за того, что преемники Портана не проявляли подобного рвения, он всю свою жизнь продолжал деятельность на благо библиотеки. Ее истории он посвятил обширную серию диссертаций «Historia bibliothecae regiae academiae Aboensis»

(«История академической библиотеки Турку», 25 частей, 1772–1795).

Портан также собрал отличную домашнюю библиотеку.

Сменив Хенрика Хасселя в должности профессора риторики, Портан получил большую преподавательскую нагрузку. Следуя по стопам почитаемого им Хасселя, Портан использовал классическую латынь, и в своем владении языком он достиг вершин совершенства.

На практических занятиях Портан стремился научить студентов ораторскому искусству и знанию античной литературы. Однако практицизм эпохи все же способствовал тому, что Портан принял идею использования в университетском обучении и других языков кроме латыни. Свои собственные лекции он читал на шведском.

Следуя теории неогуманизма и учению Джона Локка, Портан стремился воспитать из своих учеников гармоничных, думающих и всесторонне образованных чиновников и священников. По его мнению, хороший академический преподаватель – не «механический лектор», но источник вдохновения для молодежи. Большая часть его лекций сохранились либо в рукописях, либо в виде студенческих конспектов.

Портан читал лекции по философии, педагогике, теологии, классической археологии, истории, языкознанию и эстетике, то есть практически по всем дисциплинам гуманитарного образования.

В 1783 г. Портан весьма четко определил цели и объем стоявших перед ним задач: «Здесь, как и везде, сегодня, как и ранее, одни пытаются облегчить себе работу, но от этого другим приходится делать больше. Однако всех мерят одной меркой, поэтому очень неприятно выслушивать упреки, особенно когда со всей ответственностью подходишь к своему делу. Помимо публичных лекций, я читаю 12 часов лекций в неделю; вдобавок я два часа в неделю готовлюсь к своим публичным лекциям; каждую среду провожу собрания землячества, в субботу еще три часа; в те же дни с семи утра до двенадцати принимаю и проверяю практические задания по латыни. Большего не успел бы и немецкий профессор. Ведь еще требуется время на подготовку, для собственного чтения (чтобы через десять лет не отстать от научной жизни), а также для написания всякого рода работ».

Будучи доцентом и профессором римской поэзии, Портан в целом уделял много внимания литературе. Иногда он и сам выступал в роли поэта. В духе традиций Юслениуса, он довольно рано начал заниматься исследованием финской поэзии. В этот период примитивная народная культура еще не вызывала у него восхищения, он лишь исследовал ее с научной точки зрения в ходе своих летних поездок в Виитасаари и другие места. Большую пользу Портану оказали материалы, собранные Кристфридом Ганандером. Главным трудом Портана в этой области стало исследование «De posi Fennica» («О финской поэзии»), вышедшее в пяти частях в 1766–1768 и в 1778 гг. Первая часть была посвящена структуре, размеру и стилю народной поэзии. Вероятно, образцом для начальных разделов труда послужила работа шведа Карла Ауривиллиуса «De posi Biblica» («О библейской поэзии»). Поскольку в этот период Портан еще верил в господствовавшую тогда теорию о родстве финского языка и иврита, он обращал особенное внимание на восточные черты фольклора. Он также критиковал «некрасивые»

особенности народной поэзии, например, недостаток гармонии.

Смена парадигм, произошедшая в науке и культуре за десять лет, привела к тому, что последние части работы «О финской поэзии»

существенно отличались от первых частей в мировоззренческом отношении. Портан стал часто ссылаться на новейшие европейские исследования.

В 1770-е гг. статус народной поэзии вырос вследствие распространения культа Гомера. Начавшись в Англии, стараниями Александра Поупа, Томаса Блэкуэлла и Роберта Вуда, он распространился на весь мир. На Портана наибольшее влияние оказали «Песни Оссиана» Джеймса Макферссона (1765), на что он с большим энтузиазмом указывает в своей переписке. Дух неогуманизма в той его форме, которая была представлена Йоханом Йоахимом Винкельманом, способствовал интересу к древним мифам. Существенным было и то, что большинство ученых стали признавать взгляд, согласно которому финно-угорские народы представляют собой самостоятельную языковую семью. Такая точка зрения подчеркивала уникальность финнов, более не связывая их с иудеями или скифами.

В заключительных частях своего исследования Хенрик Габриэль Портан уже подчеркивает ценность народной поэзии. Теперь он открыто отдает должное значению вдохновения и художественности.

Он классифицирует руны и народную поэзию по группам, сообщает о форме исполнения рун, восхваляет исключительную память народных авторов, их языковое чутье и природную даровитость. Он первым высказал мысль, позже получившую распространение, что в процессе исследования из множества вариантов рун можно воссоздать некую «нормальную версию» или тип. И хотя Портан отдавал должное народной поэзии, он по-прежнему не испытывал никакого руссоистского восхищения человеком природы или же примитивностью, что было свойственно последующим исследователям фольклора. Позже он написал две диссертации (1789, 1795), в которых анализировал значение языка в исторических исследованиях. В этих работах уровень цивилизованности народа он определял по его словарному запасу и общей языковой культуре. Из этих трудов видно, что Портан четко придерживался представления о том, что финский язык состоит из смеси западных и восточных заимствований. Портан приобрел существенное значение как языковед. Он планировал составление обширного словаря диалектов и этимологии финского языка.

Под руководством Хенрика Габриэля Портана в Туркуском университете в течение 40 лет было представлено к обсуждению более 200 диссертационных работ, из которых примерно половину написал он сам. Одна из проблем научных исследований, посвященных Портану, заключалась именно в выявлении авторства Портана. Наиболее крупной работой в этой массе диссертаций являются комментарии к епископским хроникам Паавали Юстена; очевидно, что все 56 диссертаций по этой теме вышли из-под пера Портана. Остальные исследования зачастую являются результатом совместной работы учителя и ученика: Портан кое-где вносил правку в тексты и добавлял собственные мысли.

Одна из основных идей Портана в академическом образовании заключалась в том, чтобы научить студентов критически мыслить. Как просветитель, он боролся против предрассудков и обобщений. В этом смысле весьма примечательны диссертации «De praejudiciis amovendis»

(1785), направленная против предрассудков, и «De scepticismo historica» (1792), посвященная проблеме «исторического скептицизма». Последняя может считаться первой в Финляндии работой по методологии истории. Портан считал критицизм основным фактором исторического исследования. Правда, при этом он подчеркивал, что исследование никогда не может привести к абсолютно надежным результатам. Таким образом, он, очевидно, считал определенным, к чему должно стремиться исследование.

К заслугам молодого Портана относится основание общества «Аврора» в 1770 г. Образцом в основном послужило тайное стокгольмское общество «Utile Dulci», однако «Аврора» отличалась от остальных подобного рода организаций тем, что, наряду с интересом к шведскому языку и культуре, она имела четко обозначенный интерес к финскому языку и древней истории Финляндии. Помимо самого Портана в общество входили Пер Юслен младший, Магнус Якоб Алопеус, ставший впоследствии мужем двоюродной сестры Портана Ульрики Юслении, а также Карл Фредрик Фреденхейм, сын Карла Фредрика Меннандера, впоследствии архиепископа. «Аврора» была типичным для той эпохи тайным обществом, в его деятельности особое место занимали ритуалы, символика и продвижение братьев вверх по иерархической лестнице. Известная картина Ээро Ярнефельта, погибшая во время бомбежки Хельсинкского университета в 1944 г., изображает деятельность общества в совершенно неправильном свете как милую компанию книгочеев и любителей бесед.

Несмотря на то, что интерес высшего света Турку к собраниям, ритуалам и иерархии общества «Аврора» довольно быстро угас, газета общества под названием «Газета, издаваемая обществом в Або»

(впоследствии «Або Тиднингар»), редактируемая Портаном и ставшая первой финляндской газетой, просуществовала свыше четверти века.

Поначалу это было скорее ежемесячное издание, и на его страницах публиковались статьи и стихи многих заметных фигур того времени, например, Хенрика Чельгрена, Абрахама Никласа Клевберга (во дворянстве Эделькранц) и Якоба Тенгстрёма. Газета издавалась в духе про светительских идей: печатались поучительные рассказы и анекдоты, а в дальнейшем она приобрела важное значение с точки зрения исторической науки, поскольку Портан опубликовал в ней большое количество документальных источников, позднее погибших во время пожара в Турку в 1827 г.

Единственная значительная заграничная поездка была предпринята Портаном в 1779 г. Он отправился через Любек в столицу университетской культуры Германии, относительно молодой Гёттингенский университет в Ганновере, где в условиях заключенной с Англией персональной унии сложилась весьма благоприятная политическая атмосфера. Портан описал поездку в письме своему ближайшему кругу, написанном 22 июля. В более ранних исследованиях подчеркивалось революционное значение этого путешествия для мировоззрения Портана. Однако путешественник, по всей видимости, был хорошо осведомлен об исследованиях в Геттингене еще до поездки. Доказано, что еще в 1777 г. Портан ознакомился с новаторской работой профессора Августа Людвига (фон) Шлёцера «Allgemeine nordische Geschichte».

Осторожность Портана не позволила ему сделать окончательные выводы относительно прочитанного. Но в Геттингене он окончательно утвердился в этих идеях. Здесь, помимо встречи со Шлёцером, существенным оказалось посещение лекции профессора Йоганна Давида Михаэлиса, ориенталиста и исследователя экзегетики Ветхого завета. В глазах выходца из сельской местности, жителя маленького финского университетского городка и Шлёцер, и особенно Михаэлис казались утонченными людьми мира, а их латынь с произношением на немецкий лад поначалу было довольно трудно понимать. К сожалению, Портан посещал только бесплатные публичные лекции, так что его впечатления от устных выступлений Геттингена невозможно восстановить в деталях. Известно лишь, что он написал в шлёцеровский журнал «Briefwechsel» статью, посвященную общей характеристике Финляндии. Редакция озаглавила эту статью «Новейшие известия из Финляндии, европейской Канады».

По-видимому, наибольшее впечатление на Портана произвела шлёцеровская манера классифицировать языковые родственные связи народов Северной Европы и Азии с точностью, присущей естественным наукам. Теперь Портан окончательно отказался от попыток связать финнов с иудеями, скифами, греками и другими античными народами.

Кроме того, его начала увлекать мысль о значимости языкознания для историей ранних поселений. Работа Шлёцера по публикации и комментированию летописи Нестора существенно углубила представления Портана о работе с древними источниками. Он начал по-настоящему интересоваться далекой древностью и происхождением финнов, проблемой, покрытой мраком неизвестности. В ходе своей поездки Портан наладил контакты по обмену литературой между библиотеками университетов Турку и Гёттингена. Памятью об этом вплоть до наших дней служит значительное количество туркуских изданий 18 в., хранящихся в Гёттингене. По пути на родину Портан, в частности, побывал в Берлине и Копенгагене.

По возвращении домой Портан посвятил себя главным образом историческим исследованиям.

Он намеревался написать общий обзор всей истории Финляндии, но продвинуться ему удалось лишь до средневековья. Работая в 1782 г. в шведских архивах, Портан заинтересовался мыслью издать епископские хроники Паавали Юстена, снабдив ее комментариями. Этот труд, сохранившийся в нескольких рукописях, является одним из наиболее значимых источников по истории средневековой Финляндии. В ходе сбора и систематизации материала Портан привлек так называемую «Черную книгу»

Туркуского кафедрального собора, которая хранилась в Стокгольме и с которой по инициативе Портана в 1782–1788 гг. была сделана копия.

Затем объектом исследования стали папские послания, касавшиеся Финляндии. В 1796–1801 гг. они были опубликованы в 14 диссертациях в том виде, в каком Карл Фредрик Фреденхейм снял с них копии в Риме.

Все эти материалы вылились в комментарии к епископским хроникам, озаглавленные «M. Pauli Juusten, episc. Quondam Ab. Chronicon episcoporum Finlandensium annotationibus et sylloge monumentorum illustratum» – самую пространную работу Портана (56 диссертаций, 1023 страниц).

Этот труд поистине причудлив: он состоит из комментариев, комментариев к комментариям, ссылок и дополнительных ссылок на ссылки. Портан сам называл эту работу «складским помещением»

истории Финляндии. Он считал такой способ изложения, применительно к которому употребляют термин «ссылки без текста», единственно приемлемым в научном отношении. На самом деле речь идет о не вполне удобоваримом собрании специальных исследований, лишенных внутренней связи. Наибольший интерес представляют части, посвященные епископу Хенрику и присоединению Финляндии к христианскому миру, то есть десять первых диссертаций, в которых Портан излагает свои взгляды на древнюю историю Финляндии и точки ее соприкосновения с российской историей. Затем в собрании комментариев довольно механистически, епископ за епископом, рассматривается вся средневековая история Финляндии. Материалы были почерпнуты из «Черной книги» и других средневековых источников.

Помимо комментариев Портан опубликовал несколько исследований по спорным научным проблемам, например, о квенах (1788) и биркменах (1786–1789).

Взгляд Портана на историю Финляндии, содержащийся в его главном труде, заключается в том, что родственные финнам народы поначалу имели общую территорию проживания, но позже они мигрировали в разных направлениях. Первыми гнездо покинули саамы (те самые знаменитые «фенны», которые упоминаются у Тацита), ставшие первыми жителями Северной Европы. Финны постепенно отпочковались от эстонцев и переселившись в 3 в. н.э. через Финский залив на свою нынешнюю родину. Образ древних финнов, созданный Портаном, не был особо лестным: у них не было общественного устройства, военной науки, вождей, настоящей религии, и они угнетали женщин.

Распространение христианства и шведского управления в стране произошло главным образом мирным путем. Благодаря просвещению Финляндия стала равноправной частью Швецией, и Портан считал этот процесс положительным. Общее государство финнов и шведов Портан называл «patria», «отчизна». Наряду с историей Портан увлекался географией. Это увлечение началось с внесения поправок в раздел, посвященный Финляндии, географического описания Швеции Эрика Тюнельда. В результате Портан получил заказ на составление общего географического описания Финляндии. Оно вышло в 1795 г. в седьмом издании географии Тюнельда и насчитывало свыше 300 страниц.

Хенрик Габриэль Портан имел возможность полностью посвятить себя университетской должности, поскольку остался холостяком, как и его брат, лектор лицея Порвоо Зигфрид Портан, а также обе его сестры. Холостячество не было чем-то необычным в ученых кругах, однако, такой образ жизни был совершенно неприемлем для священнослужителя. Согласно традиции, Хенрик Габриэль Портан был влюблен в свою двоюродную сестру Стину Грету, или Кристину Маргарету Юслен, дочь своего дяди, советника надворного суда Пера Юслена, в доме которого он часто бывал в молодости. Однако Стина Грета умерла от одышки в 1772 г., помогая своей младшей сестре Ульрике, только что вышедшей замуж, обустроиться в ее новом доме в Порвоо.

Внешность Портана не вполне соответствовала представлениям об образе ученого сухаря: он был среднего роста, довольно полный, имел волевой профиль, внимательные голубые глаза и мощный нос.

По будням он носил простой серый домашний сюртук и старый парик, а на важные мероприятия надевал праздничный костюм и орден Полярной звезды, которым он был награжден. Хотя Портан на лекциях и среди своих книг представал как сама деловитость, в хороших компаниях он раскрепощался, высказывая собственные представления о происходящем. Круг интересов Портана был довольно широк и простирался от мелких слухов, циркулировавших в его родном городе и академическом мире, до событий государственного масштаба и мировоззренческих проблем.

По своим политическим взглядам Портан был лояльным роялистом и верным подданным шведского короля. Его пугала растущая мощь России. Он предсказывал, что Россия еще присоединит Финляндию к себе, и надеялся, что не доживет до этого дня. Надежда сбылась:

Портан простудился в своей любимой библиотеке и умер в 1804 г., за пять лет до того, как Финляндия была присоединена к восточной империи.

В поминальной речи епископ Якоб Тенгстрём сказал о своем учителе, что Портан не был гением, но обладал здравым смыслом, отличным вкусом и отменной памятью. Под гением Тенгстрём, видимо, подразумевал сметливого интеллектуала, блистающего светскими манерами. Поэт Яакко Ютейни, в свою очередь, воспел Портана на финском языке, назвав его «истинным отцом учености», подчеркивая утвердившееся представление последующих поколений о Портане как о примере для многих поколений студентов. Следует заметить, что разносторонняя деятельность Портана сделала его пионером во многих областях знаний в Финляндии. К нему восходят корнями фольклористика, история и археология, педагогика и география.

Благодаря нему Туркуская Академия добилась расцвета в области гуманитарных наук.

Сам Портан считал своим призванием прежде всего развитие университета. Он отвергал все иные варианты карьеры, хотя одно время речь шла о возможном назначении его епископом Порвоо.

Хотя, к примеру, Тенгстрём и Франц Михаэль Францен считали себя учениками Портана, у него не было прямых последователей, отчасти, конечно же, потому, что молодые исследователи не имели возможности развиваться, поскольку большую часть их научных работ профессор писал сам. Позднее, по мере того, как национализм в Финляндии приобретал все большее значение, Портана стали именовать «отцом истории Финляндии» В 1864 г. в Турку ему был открыт памятник работы Карла Энеаса Шёстранда, ставший первым в Финляндии настоящим памятником великому деятелю. Памятник был изготовлен на деньги, собранные на народном празднике, скульптура была выполнена в Риме, а отлита в бронзе в Мюнхене.

Портан успел оценить первую медаль, сделанную в его честь.

Землячество «Бореалис» Туркуской академии заказало в 1799 г. медаль, на которой изображен венок и выбит текст на латыни «Учителю наук и манер с благодарностью от землячества «Бореалис, 1799 год».

Согласно легенде, изображение на медали выполнено по рисунку учителя рисования Йохана Эрика Хедберга, сделавшего набросок на одной из лекций. Возможно, что гравер Карл Энхёрнинг использовал в качестве образца портрет Портана, написанный в 1788 г. Землячество заказало по меньшей мере 48 медалей, из которых сам Портан получил единственную медаль, отлитую в золоте, весом в 61 грамм. Он, однако, не был полностью удовлетворен и написал Маттиасу Калониусу, что медаль Экономического общества удалась больше. В любом случае, медаль землячества считается первой персональной медалью, сделанной в Финляндии.

– КАРИ ТАРКИАЙНЕН

Приложение:

Хенрик Габриэль Портан, род. 8.11.1739 Виитасаари, умер 16.3.1804 Турку.

Родители: Зигфрид Портан, настоятель церкви в Виитасаари, и Кристина Юсления.

Кнут Поссе (впервые упоминается в 1452 г., умер в 1500 г.) статский советник, комендант Выборгской крепости, комендант крепости Хяме, комендант крепости Кастельхольм К нут Поссе является одним из известнейших комендантов крепостей Финляндии средневековья, потому что его имя связывают со знаменитым «Выборгским ударом». Он долго служил дому Стуре в Хяме и в Выборге, а также сражался в Остзейских провинциях против русских. В 1490-е гг. Поссе участвовал в принятии многих важных государственных решений.

Кнут Поссе по происхождению является датским шведом, его отец рыцарь Йёнс Лаге Поссе происходил из датского рода, но обосновался в Западном Ёталанде. Там он женился на дочери лагмана, и его старший сын Кнут получил имя от могущественного деда по матери Кнута Йёнссона. В своих политических взглядах рыцарь Йёнс был довольно осторожным. В 1460-е гг. он сблизился с другим аристократом, датчанином по происхождению Эриком Аксельссоном Тоттом. Так как Тотт пользовался большим авторитетом, Йёнс Поссе в 1466 г. попал в Государственный совет, а Кнут Поссе получил назначение в Финляндию.

Кнут Поссе, по всей видимости, был предприимчивым молодым человеком. Как следует из любекских хроник, он летом 1465 г. отправился в море с другим приближенным Тоттов и захватил два корабля, шедших из Таллина. Однако в ходе дележа добычи на архипелаге Турку возник спор. В действительности же Поссе был послан защищать судоходство на Балтийском море от кораблей-захватчиков, но, возможно, он иногда, как утверждают жители Любека, действовал в своих интересах и вопреки указаниям Эрика Аксельссона Тотта. Он, тем не менее, сохранил благосклонность своего господина, так как Тотт назначил Поссе фохтом в крепость Стокгольма сразу же после своего назначения регентом в октябре 1466 г.

В Финляндию Поссе вернулся не позднее сентября 1470 г. Тогда он присутствовал на уездном суде в Янаккала, возможно, как личный представитель управляющего губернией Хяме Эрика Аксельссона Тотта. Когда летом 1471 г. политическая ситуация в унии осложнилась, Поссе находился в Стокгольме. В битве под Брункебергом 10 октября 1471 г. Поссе командовал войсками против датчан, но был ранен в ожесточенном бою, причем настолько тяжело, что лишь чудом остался жить. Совместная борьба Стуре и Тоттов, в конце концов, привела к победе над королем Кристианом Ольденбургским, и Поссе стал героем в стане победителей. Вылечившись, он еще теснее связал себя с Тоттами, женившись в 1472 г. на золовке Эрика Аксельссона Тотта Биргитте Густавсдоттер. Его молодая жена была также двоюродной сестрой отца регента Стена Стуре. Свадьба Поссе стала наглядным свидетельством сотрудничества домов Стуре и Тоттов.

Не стало неожиданностью, что в 1473 г. Поссе был избран членом Государственного совета.

С 1473 г. Финляндия стала для Поссе главным полем деятельности на всю его оставшуюся жизнь. Вероятно, начиная с осени 1473 г., он был фохтом Эрика Аксельссона Тотта в крепости Хяме, а в 1477 г.

он получил ее в ленное владение. Так Хяме стала новой родиной для Поссе на многие годы. Большая часть приобретенной в провинции собственности находилась в Туулосе, усадьба Сайриала с прилегающими хозяйствами. Там он, вероятно, временами даже жил, о чем свидетельствует то, что он начал строить ризницу современной церкви прихода Туулос. На ее торцевой стене вделана известняковая табличка, на которой изображен его родовой герб. Он не забывал также и о других приходах своей губернии. На алтарных креслах в церкви Холлола красиво вылеплены гербы Поссе и его жены, происходившей из рода Стуре.

Крепости Тоттов, за исключением Раасепори, перешли к регенту Стену Стуре в 1483 г. после смерти Эрика Аксельссона и его брата Ларса. Поссе был лицом, ведающим распродажей наследственного имущества в Выборге в 1481 г. В 1483 г., в последний раз третий из Аксельссонов, Ивар, уполномочил его передать Стуре все военное снаряжение крепостей Выборга и Олавинлинна. В то же время Поссе перешел на службу к Стуре и получил от того в лен крепость Хяме за годовую оплату.

Поссе по-прежнему был там, где он был нужен как энергичный солдат. Осенью 1485 г. он перерезал пути коммуникации немецкого рыцарского ордена на берегах Эстляндии, когда Швеция поддержала враждебный ордену город Ригу. Стуре в 1487 г. приступил к окончательному выяснению отношений с Тоттами. Тогда Поссе окружил находившуюся под властью Ивара Аксельссона крепость Раасепори, а также Боргхольм в Эланде. Осенью того же года период перемирия с Новгородом уже подходил к концу, и в дальнейших переговорах нелишне было использовать военное давление. Поссе был комендантом Выборгской крепости, пока ситуация не улеглась.

Поссе, хорошо знакомого с делами в Остзейских провинциях, использовали в качестве парламентера на переговорах. Он был членом шведской делегации при заключении перемирия с немецким рыцарским орденом 9 октября 1487 г., а также, совместно с настоятелем Туркуского собора Магнусом Николаем (Сяркилахти), при подписании мира между Швецией и орденом в Таллине 17 ноября 1488 г. Так Поссе отступил от политики своего господина Стена Стуре и сблизился с мирной политикой Магнуса Николая, других аристократов из Финляндии, а также Государственного совета, главным образом церковных кругов, в отношении ордена и архиепископа Риги. В Финляндии были обеспокоены усилением Московского княжества и увеличивающейся активностью в направлении Балтийского моря, и желали бы иметь в союзниках рыцарский орден. Вероятно, в это время зародилась дружба Поссе и Магнуса Николая, которая прошла через испытания следующего десятилетия. Ее прочность отмечена в епископских хрониках Финляндии.

Осенью 1490 г. Поссе отказался от крепости Хяме и переехал на Аландские острова, став комендантом Кастельхольма. Уже с 1489 г.

он активно участвовал в заседаниях Государственного совета Швеции.

Поселение Поссе на территории между Стокгольмом и Турку следует считать доказательством желания самого Поссе и, возможно, регента, а также Магнуса Николая использовать его в принятии политических решений как специалиста по Финляндии, Остзейским провинциям и России. С сентября 1489 до октября 1494 гг. Поссе присутствовал практически на всех важных совещаниях, где определялся политический курс государства.

В Финляндии планировали заключить союз с Лифляндским рыцарским орденом из-за неустойчивой ситуации на восточной границе, и Поссе был горячим сторонником этой идеи. Зимой 1493 г. он обсуждал это с регентом, и тот стал относиться к вопросу благосклонно. Стен Стуре ратифицировал мирный договор после долгих раздумий следующим летом, но в 1493 г. рыцарский орден посчитал необходимым заключить перемирие с Новгородом, как только для этого представилась возможность. Летом этого же года посол короля Дании Ханса находился в Москве, чтобы уговорить великого князя заключить союз против Стена Стуре, и идея претворилась в жизнь в конце следующего года. Весной 1494 г. русские больше не хотели возобновлять мир со Швецией без уступок по приграничным вопросам, что обнаружилось осенью 1494 г. В октябре Поссе обсуждал в Швеции проблемы укрепления обороны Финляндии и до конца года поспешил прибыть в Выборг. Там он пробыл весь следующий, кризисный период, хотя и не являлся управляющим губернией. Как опытному военному ему было поручено высшее руководство обороной.

Наступление главных сил русских на Выборг началось в сентябре 1495 г. и закончилось в начале декабря. Численность осаждавших войск доходила до 10 тысяч человек, а оборонявшихся под командованием Поссе было около тысячи, к ним успели присоединиться 800 крестьян из Уусимаа. Из солдат только маленькая часть была из Швеции, и если не брать в расчет нанятых регентом профессиональных немецких солдат, Выборг защищался в основном силами Финляндии. Подкрепление, собранное Стенном Стуре в Швеции, успело добраться морским путем только в конце года, когда окружение уже закончилось.

Поссе в роли руководителя обороны Выборга был активным, энергичным и настойчивым. После поражения у Ватикиви 12 декабря, и когда на следующий день с трудом удалось отразить атаку русских на стены города, Поссе и его ближайшие помощники 14 декабря в письме к Стену Стуре высказали сомнения относительно того, что они смогут выдержать новое такое наступление. Тем не менее, они обещали делать все от них зависящее, насколько хватит сил. Против них были одни из самых лучших солдат Европы, так что любые способы были приемлемы. Истории о волшебнике и чудотворце Поссе, получившие позднее хождение в народе, опирались, вероятно, частично на его славу как изобретательного защитника крепости.

30 ноября, в день Святого Андрея, покровителя православных на Руси, произошел решающий штурм. Осаждающие захватили одну из башен, позднее названную Андреевской, и начали прорываться через стены и спускаться в город. Защитники приготовились к последней битве в самом городе. Внутри городских стен горели бочки и лодки со смолой, и с них огонь перекинулся на деревянные постройки на стене и башне. Храбрость нападающих стала таять, особенно когда они увидели на небе яркий свет, и они стали отступать. О свете упоминают три разных человека: находившийся вместе со Стеном Стуре в Турку монах в своей хронике, сам епископ Магнус Николай в письме к архиепископу 6 января 1496 г., а также Эрик Биелке, ставший позднее комендантом Выборгской крепости, в своем прошении на имя папы в 1505 г. Епископ и Биелке истолковали его как крест Святого Андрея.

Световое явление, возможно, и было в действительности, однако его природное происхождение прояснить невозможно. Знаменитый «Выборгский удар» был впервые упомянут в литературе в 1539 г. Олаусом Магнусом в его картографическом описании Северных стран. Там изображена взорванная башня, окруженная стенами. Никакой иной источник, относящийся к 1495 г., не содержит упоминания о взрыве или ударе. Наверное, Олаус Магнус слышал народные легенды, в которых со временем добавлялись новые детали.

Русские больше не предпринимали наступления. Позже, в декабре, их войска ушли из Финляндии. Причиной, возможно, была нехватка продовольствия, а также разразившаяся в 1495 г., в частности, в Западной Финляндии эпидемия чумы.

Современники считали спасение Выборга чудом, совершенным Богом и всеми святыми-покровителями Швеции, но они не забыли, тем не менее, поблагодарить и Поссе. 15 мая 1496 г. Государственный совет дал ему в лен в пожизненное пользование и его наследникам на 30 лет весь уезд Осе в Западном Ёталанде. Летом того же года Поссе также принял участие во взятии Ивангорода, расположенного напротив Нарвы, а после этого находился в Выборге до наступления мира в марте 1497 г. и оставался там после этого до июля 1497 г. Он не присутствовал на коронации нового короля унии 26 ноября 1497 г., но был в Стокгольме уже в начале декабря, когда 5 декабря в составе Государственного совета поддержал избрание преемником Ханса его сына. На коронации были посвящены в рыцари несколько человек, но по какой-то причине Поссе, самый знаменитый воин государства, этого звания не был удостоен.

Во время правления короля унии Поссе по-прежнему принимал участие в заседаниях Государственного совета и приезжал в Финляндию. 27 июня 1499 г. Ханс дал ему в пожизненное ленное владение крепость Кастельхольм. Дата смерти Поссе – 25 марта 1500 г., место смерти неизвестно, но, возможно, Кастельхольм. В литературе часто утверждается, что Поссе был похоронен в Туркуском кафедральном соборе. Утверждение основано на упоминании в Епископских хрониках Финляндии о том, что Поссе умер в том же году, что и епископ Магнус Николай, и на дополнении хрониста: «И так они не расстались даже в своей смерти». В 1494 г. Поссе пожертвовал часовне Всех Святых кафедрального собора, где был похоронен Магнус Николай, для собственной и своих родителей заупокойной мессы поместье в Калвола.

Оба источника не подтверждают, что Поссе покоится в Турку, но на основании найденного надгробного камня можно считать, что его похоронили в том же склепе, что и епископа Магнуса Николая. В честь 500-летия «Выборгского удара» 30 ноября 1995 г. в Туркуском кафедральном соборе была открыта памятная доска, текст которой гласит:

«Государственный советник Кнут Поссе † 25.3.1500 похоронен в часовне Всех Святых в Туркуском кафедральном соборе. В память о «Выборгском ударе», произошедшем пятьсот лет назад, благодарные жители бывшего Выборга установили эту доску в день Святого Андрея в 1995 году».

– СЕППО СУВАНТО

Приложение:

Кнут Поссе, впервые упоминается 1452, умер 25.3.1500. Родители: Йёнс Лаге Поссе, статский советник, рыцарь, и Мерта Кнутсдоттер, дочь лагмана Западного Ёталанда, статского советника, рыцаря Кнута Йёнссона (из рода Тре русур). Жена: 1472 – Биргитта Густавссон, вдова статского советника, рыцаря Давида Бенгтссона Оксеншерна, родители жены: Густав Алготссон из рода Стуре, статский советник, рыцарь, и Мерта Ульфсдоттер из рода Спарре.

Калле Пяятало (1919–2000) писатель, профессор К алле Пяятало был последним крупным писателем финской национальной литературы, основной темой которого было изображение народа, он был микроисториком и пост-модернистским автобиографом. Его многотомный (26 томов) роман «Корни на круче реки Иийоки» – это самый длинный когда-либо написанный автобиографический роман. В Финляндии творчество Пяятало имело такое же значение, как роман Алекса Хейли «Корни» в мировом масштабе.

Темой романов Калле Пяятало являются жизнь людей и происходившие в ней изменения в глухой провинции Северо-восточной Похъянмаа, в период от 1920-х гг. до второй мировой войны и послевоенного восстановления и вплоть до 1960-х гг. Объектом изображения является практически тот же исторический период, что и в романах Вяйне Линна, однако его подход иной, так как Пяятало не стремился к социальному анализу. Но ушедший жизненный уклад он зафиксировал этнографически точно. Феномен Пяятало возник, когда массовый читатель воспринял как нечто близкое изображенную им жизнь. Роман «Буря в Койллисмаа» превратила писателя в одного из наиболее продаваемых в Финляндии, и его популярность выросла еще больше, когда он начал писать автобиографический роман «Корни на круче реки Ийоки», разросшийся до 16 994 страниц. Каждый том разошелся тиражом свыше 100 000 экземпляров, но понадобилось время, прежде чем критики приняли роман.

Когда Калле Пяятало родился, его родители Херманни и Рииту Пяятало жили в Тайвалкоски арендаторами в хозяйстве Мякеля.

Собственным домом в Каллиониеми в качестве мелких земледельцев семья обзавелась в 1922 г. Калле был старшим ребенком, поэтому ему пришлось рано начать зарабатывать: вместе с отцом он работал на сплаве и лесозаготовках. Когда отец заболел, Калле пришлось заботиться о том, как прокормить семью из восьми человек. Школу пришлось оставить, закончив четыре класса народной школы Йокиярви, хотя учеба давалась хорошо. Но у него осталось сильное желание читать и писать, поэтому муниципальная библиотека Тайвалкоски в двадцати километрах от дома стала важным для него местом.

В 1939 г. Пяятало пошел в армию добровольцем. Во время войныпродолжения он, будучи младшим сержантом противотанковой роты 53-го пехотного полка, был ранен, а в 1942–1944 гг. служил унтерофицером хозяйственной службы в лагере для военных преступников на Карельском перешейке. После заключения мира Пяятало переехал в Тампере, где он работал и одновременно пытался учиться. Пяятало, превратившийся из лесоруба в плотника, поступил в техническое училище, закончил его и до 1963 г. работал мастером на стройке.

Еще в школе учитель разглядел в Калле Пяятало будущего писателя.

Мать поддерживала сына, но отец был настроен решительно против, считая, что так пропадет хороший рабочий. Пятнадцатилетний лесоруб, уже известный своей силой и трудолюбием, приобрел в качестве своеобразного пособия произведение Мики Валтари «Собираешься стать писателем?». Примерами для будущего писателя служили Пентти Хаанпяя и Тойво Пекканен; на него оказали влияние также Илмари Кианто, Ф. Э. Силланпяя, Кнут Гамсун и Федор Достоевский.

Позже большое влияние на него оказали автобиографическое произведение Джека Лондона «Мартин Иден», «В людях» Максима Горького, а также произведения Олави Сииппайнена.

Самообразование при поддержке отдела рецензирования Союза «Нуори войма» (Союз Молодых Сил) принесли первые плоды, когда в 1939 г. Пяятало получил третью премию на конкурсе молодых писателей журнала «Нуори войма» за очерк «Мое самое сильное увлечение». Писательской школой послужили также журналы «Похъёлан Яткя», «Сирпале», «Нюрикки», «Перьянтай», воскресные приложения к газетам «Аамулехти» и «Хельсингин Саномат», а также альманахи «Сеура» и «Илмаринен» и публиковавшие письма с фронта, различные истории и рассказы. Живя в Тампере, Пяятало в некоторое время участвовал в деятельности кружка рабочих писателей.

Дебютное произведение «Люди на лесах» в 1957 г. под названием «Будни стройки» было послано сначала в издательство «Вернер Сёдерстрём», затем в «Отава» и «Тамми». Все они вернули рукопись. И лишь редактор издательства «Гуммерус» Вилле Репо разглядел талант рассказчика и опубликовал роман. Произведение получило положительные отзывы как первая проба пера нового писателя из Тампере и первого реалистического романа о жизни строителей. Правда, авторитетный критик Алекс Матсон заметил, что излишняя основательность вредила достоверности. Пяятало сравнивали с Вяйне Линна и Лаури Виита, а членство в союзе писателей Пирккала приобщило его к писательскому сообществу.

Следующим произведением стал цикл романов «Койллисмаа», состоявший из пяти частей. В нем через главного героя Кауко Саммалсуо показана борьба простого народа за существование. Помимо этого цикла Пяятало описал истории жизни бездомных лесорубов: Викке Нило в «Последнем лесоповале» и «Охотнике» и Микко Пуурро, Христоса из лесной избушки, в произведении «Осень благостного человека». Одновременно был написан роман «Голодный холм» о службе унтер-офицера хозяйственной службы Матти Лиекко в лагере для военных преступников Сийранмяки. Внешние литературные достоинства произведений признавались, но их критиковали за схематичный реализм и развлекательность.

Поскольку круг тем в романах Пяятало смыкался с темами произведений Кианто и Хаанпяя, его самого стали называть «кайнусцем» (по названии провинции Кайнуу). Частота, с которой он публиковал свои новые произведения, принесла ему прозвище «писатель трилогий», так как господствовавшая модернистская эстетика предполагала урбанистское содержание и сжатую форму. На помощь Пяятало в 1960-е гг. пришло новое течение, т. н. документаризм. Когда в конце 1970-х гг. он получил Государственную премию, среди его заслуг были отмечены знание ушедшего образа жизни и диалекта.

Пяятало не отказался от прежних тем, но он отказался от формы реалистического романа, бросив тем самым вызов требованиям программного социализма, сформулированным левыми критиками.

Главным героем его произведений становится личность, Калле, который вспоминает свою жизнь. На самом деле временное пространство цикла романов «Иийоки» было заявлено уже в дебютном произведении, в истории Мауно Йоенсиву. И хотя в основу был положен рассказ от первого лица, Пяятало сумел через субъективное отразить всеобщее, т. к. читателю, недавно переселившемуся в город, не представляло труда отождествить себя с преодолевающим житейские трудности рассказчиком.

На пользу Пяятало пошел и постмодернизм 1990-х гг., уничтоживший барьеры между высокой и низкой культурой. Были отмечены особый характер изображения народа и личности и богатство языка писателя. В его понимании человека и жизни видели проявление финского упорства, оптимизма и юмора, которые помогают человеку справляться с трудностями и побеждать. Критика утратила свое высокомерие, когда пришло осознание значения Пяятало в утверждении финского самосознания.

Пяятало стремился к достоверности, но она не включала в себя объяснения всего мироздания. Действительность состоит из драматических событий, происходящих с человеком в его обыденной жизни и человеческих отношениях. Борьба человека важнее идеологических воззрений. Пяятало был начитанным человеком, и его связь с литературной традицией и символикой очевидна. Сквозь его произведения просматриваются мир лесорубов Хаанпяя, «Дорога мужчины» и «Прелесть и убожество человеческой жизни» Силланпяя и разоблачительные романы Кианто.

Основными ценностями рассказчика – главного героя являются честность и упорный труд. Пяятало также перенял требование прилюдной исповеди, характерное для религиозного течения лестадианства, распространенного на севере Финляндии: собственные слабости следует признать, а несправедливость должна быть исправлена. В признаниях «собственного Я» писателя раскрываются боль и стыд человека. По словам писателя Яакко Сюрья, Пяятало воссоздал целостную картину памяти в сознании финского человека. Сюрья объясняет свойственную Пяятало манеру повествования тем, что его различные слои становятся видны только в процессе длительного и основательного повествования-воспоминания. Таким образом, прозвучавшие в свое время сравнения Пяятало с Волтером Килпи или Марселем Прустом уже не кажутся преувеличением, как это было ранее.

– ЛЕЕНА КИРСТИНЯ

Приложение:

Каарло Алвар Пяятало, Калле, род. 11.11.1919 Тайвалкоски, умер 21.11.2000 Тампере. Родители: Лаури Херман Пяятало, лесоруб, и Приитта Стиина (Рииту) Неуликко, наемная рабочая. Первая жена: 1944–1955 (развод) Хельви Мария Ояла, родители первой жены: Юхо Ояла, каменщик, и Санни Суоминен. Вторая жена: Элли Хелена (Леена) Янакка, родители второй жены: Мартти Йоханнес Янакка, смотритель, и Тююне Хелена Лампинен.

Дети: Риитта, род. 1956; Элина, род. 1959.

Уолеви Рааде (1912–1998) исполнительный директор АО «Несте», горный советник У олеви Рааде, основатель нефтеперерабатывающей отрасли в Финляндии, в 1970–80-е гг. превратил государственный концерн АО «Несте» в крупнейшее промышленное и транспортное предприятие Финляндии. В Наантали и Порвоо были построены нефтеперерабатывающие заводы для производства жидкого топлива. В Порвоо также было налажено производство поливинилхлорида – сырья для пластиковой промышленности. АО «Несте» и АО «ИВО» в 1998 г. были объединены в энергетический концерн «Фортум».

«Финляндия – маленькая, хрупкая страна. Ее легко купить. Нельзя представить, насколько она уязвима и почти не способна защищаться».

Так в конце 1980-х гг. выразил свое беспокойство о будущем родной страны Уолеви Рааде, к тому времени уже вышедший на пенсию. По мнению старого промышленника, правительство республики и руководство экономикой в разгар так называемой «казино-экономики» на хельсинкской бирже показали, что ведут страну с закрытыми глазами к самому тяжелому кризису в истории.

Мысли и действия Уолеви Рааде пронизывал сильный дух национализма. «Мы каждый день боремся за независимость», – обычно говорил он. Создание «Несте» и деятельность концерна были для Рааде частью этой борьбы за независимость. В его представлении национальная нефтяная компания находилась на передовой линии политики Паасикиви в холодной войне за будущее Финляндии. «Для меня самого «Несте» – один из символов независимости», – поведал Рааде зимой 1974 г. президенту республики Урхо Кекконену. Об образе мыслей Рааде и его некоторой склонности к драматизации можно также судить по тому, что он хотел приурочить решение о заказе первых крупных танкеров к 50-летию независимости Финляндии в 1967 г.

Расширение собственного флота «Несте» было напрямую связано с проблемой защиты национальных интересов. «Нефть в нашем энергоснабжении составляет самую большую и в то же время наиболее уязвимую часть, своего рода ахиллесову пяту», – объяснял в 1970-е гг.

Рааде основы деятельности своей компании. «Недопустимо, чтобы кто-то посторонний отвечал за эту проблему независимой страны».

Хотя АО «Несте», созданное в 1948 г., было призвано обеспечить энергоснабжение Финляндии, Рааде с самого начала был увлечен и другими целями. Энергоснабжение, конечно, было важным вопросом, также как и так называемая восточная торговля, в основе которой лежала нефть. Молодой директор департамента промышленности министерства торговли и промышленности Уолеви Рааде видел в «Несте» и в нефтехимической отрасли, конечно же, прежде всего возможность усиления промышленного фундамента Финляндии.

Периферийная, технологически отсталая, испытывающая нехватку капитала Финляндия жила главным образом за счет деревообрабатывающей отрасли, сильно подверженной рискам международной конъюнктуры. Чтобы избавиться от роли лесной резервации Западной Европы, Финляндия нуждалась в современной, совершенно новой крупной промышленности.

Из этой логики исходила государственная политика индустриализации, которую представлял Рааде (а также Урхо Кекконен). Роль государства в этом процессе не была для Рааде, националиста, делающего акцент на частном предпринимательстве и инновациях, «символом веры». Это было лишь прагматичной необходимостью, с помощью которой маленькая и бедная нация могла выжить в холодном и жестоком мире.

«Несте» приступила к созданию нефтехимической промышленности после строительства двух нефтеперерабатывающих заводов и большого нефтяного флота. В 1971 г. АО «Пекема» начало переработку нефти в сырье для пластмассы при нефтеперерабатывающем заводе «Несте» в Порвоо, а в 1978 г. владение им полностью перешло к «Несте». Идеи создания современной крупной промышленности питали предприимчивость Рааде с самого начала. Эти идеи имели точки соприкосновения с тем патриотизмом, который был присущ Рааде и который определил пути его карьеры частного руководителя. Укрепляя экономическую независимость, производственнотехнологическую мощьи и благополучие своего предприятия, их руководители тем самым наилучшим образом служат своему народу.

Выгода компаний, промышленности, частных руководителей и владельцев не были для Рааде целью, а лишь средством для создания самых главных ценностей. И патриотизм не мог быть пустой фразеологией. Он должен быть направлен на улучшение условий жизни всего народа и на защиту будущих поколений.

Уолеви Рааде ушел из министерства и стал исполнительным директором «Несте» в 1955 г., когда началось строительство первого нефтеперерабатывающего завода компании в Наантали. Правда, еще в министерстве активно участвовал в осуществлении проекта по строительству перерабатывающего завода «Несте», так что дело было ему знакомо. К тому же кандидатура Рааде была подходящей для этого, и в не меньшей степени из-за его происхождения. Со стороны матери будущий горный советник унаследовал предприимчивость и готовность к нововведениям буржуазной династии Витфута, предпринимателя из Турку, известного еще с 18 в. Отец же, в свою очередь, был из рабочей семьи. Дед Уолеви Рааде был рабочим, который дал своему сыну образование юриста. Последний, будучи президентом надворного суда, входил в круг друзей лидера фенноманов Даниельсона-Кальмари.

Уолеви Рааде не был профессионалом в области нефтяной промышленности. Таковых в стране не было, за исключением профессора Альберта Сундгрена, чье значение для «Несте» как духовного отца и одного из основателей компании особенно подчеркивал Рааде.

Служба в юности на авиационном заводе и в металлургическом отделе «Локомо» не сделала из Рааде опытного руководителя предприятия, и еще меньше на это повлияло образование дипломированного инженера и экономиста. Работая в министерстве торговли и промышленности, Рааде приобрел хороший опыт. Осенью 1944 г. по приказу Маннергейма (что он охотно в дальнейшем подчеркивал) он готовил план создания репарационной промышленности, а позднее осуществлял проект строительства азотного завода, будучи председателем правления АО «Тюппи». Этот опыт он позднее называл генеральной репетицией идеи строительства нефтеперерабатывающего завода.

Рааде хотел и стремился создать и стать пионером крупной промышленности. Второе качество было настолько сильно, что некоторые доброжелательные критики считали масштабные замыслы Рааде по созданию промышленности и поднятию финской экономики на максимально возможные высоты лишь плохо замаскированными амбициями руководителя министерства, которому надоели ограниченные перспективы роли чиновника. Восхождению Рааде содействовали, прежде всего, его многолетние начальники в министерстве торговли и промышленности, министры социал-демократы Ууно Такки и Пенна Терво.

Действуя в русле политики руководства министерства, а также противоречивого лидера Аграрного союза Урхо Кекконена, направленной на создание крупной государственной промышленности, Уолеви Рааде не завоевал популярности в кругу тех, кто присягнул на верность частному капиталу. «Одной нежностью с этим не справиться»,

– комментировал сам Рааде позднее свои эмоции, вызванные спорами и частой критикой в свой адрес. Потрясения от борьбы тех лет надолго сохранились в его памяти. Особенно недружелюбно Рааде относился к авторитетным патронам лесной промышленности и к директорам коммерческих банков, которых считал своими главными противниками.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 33 |
 

Похожие работы:

«ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ОТБОР ЛЁТНОГО СОСТАВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Чуйков Д.А. Военный учебно-научный центр Военно-воздушных сил «Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина» Воронеж, Россия PROFESSIONAL AND PSYCHOLOGICAL SELECTION AIRCREW: HISTORY AND PRESENT Chujkov D.A. Military Air Force Education and Research Center «The Zhukovsky and Gagarin Air Force Academy» Voronezh, Rossia Проблема психологического отбора летного состава возникла давно. На...»

«Annotation Это идеальная книга-тренинг! Квинтэссенция всех интеллектуальных тренингов по развитию ума и памяти. Авторы собрали все лучшие игровые методики по прокачиванию мозга. В книге также собрано свыше 333 познавательных, остроумных и практичных задач, которые вы сможете решить самостоятельно. Нурали Латыпов, Анатолий Вассерман, Дмитрий Гаврилов, Сергей Ёлкин Мечтать – не вредно, а играть – полезно Об IQ и развивающих играх...»

«Александр Михайлович Жабинский Дмитрий Витальевич Калюжный Другая история литературы. От самого начала до наших дней Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183504 Другая история литературы. От самого начала до наших дней: Вече; Москва; 2001 ISBN 5-7838-1036-3 Аннотация В каждом обществе литература развивается по своим законам. И вдруг – парадокс: в античности и в средневековье с одинаковой скоростью появляются одинаковые приемы, темы, сюжеты, идеи....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО «ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» Р. Р. Хисамутдинова ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА СОВЕТСКОГО СОЮЗА (1941—1945 ГОДЫ) Военно-исторические очерки Оренбург Издательство ОГПУ УДК 94 (47)“1941/1945” ББК 63.3(2) Х51 Рецензенты А. В. Федорова, доктор исторических наук, профессор С. В. Любичанковский, доктор исторических наук, профессор Хисамутдинова Р. Р. Х51 Великая Отечественная война Советского Союза (1941— 1945...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ И ПРИРОДНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК «ТОМСКАЯ ПИСАНИЦА» ОТЧЕТ 2014 г. Директор Каплунов Валерий Александрович тел. (3842) 75-86-33 650099 г. Кемерово, ул. Томская, 5а e-mail: pisanitsa@mail.ru, Web-сайт: www.gukmztp.ru телефоны подразделений: приемная /факс (3842) 75-86-33; отдел экскурсий, туризма и связей с общественностью (3842) 75-10-90; бухгалтерия (3842) 36-69-66; СПРАВКА Историко-культурный и природный...»

«Введение к монографии «Очерки аграрной истории Европейской России XIX — начала 1XX в.» (1994 г.) 1994 г. Загорново. Мое подмосковное имение размером в шесть соток на 55-м километре Рязанской железной дороги. Оформилось намерение завершить работу над изучением аграрной истории России XIX — начала XX в. Имеется в виду написать очерки аграрной истории России конца XIX — начала XX в. Разумеется, начало всякой работы, предыстория к ней, должны обозначить те цели, которые ставятся в этом...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ПО ИТОГАМ РАБОТЫ ЧЕЛЯБИНСКОГО ИНСТИТУТА РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЗА 2013/2014 УЧЕБНЫЙ ГОД В подготовке публичного доклада ГБОУ ДПО «Челябинский институт развития профессионального образования» (ЧИРПО) принимали участие:1) ректор ГБОУ ДПО «ЧИРПО» Е. П. Сичинский, доктор исторических наук, доцент;2) проректоры ГБОУ ДПО «ЧИРПО»: Л. В. Котовская — первый проректор, заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук; З. А. Федосеева — проректор по учебно-методической...»

«36 Раздел 1. ЭСТАФЕТА НАУЧНОГО ПОИСКА: НОВЫЕ ИМЕНА Магомедов Ш. М. Северный Кавказ в трех революциях: по материалам Терской и Дагестанской областей. М., 1986. Октябрьская революция и Гражданская война в Северной Осетии / под ред. А. И. Мельчина. Орджоникидзе, 1973. Ошаев Х. Д. Комбриг Тасуй. Грозный, 1970. Хабаев М. А. Разрешение земельного вопроса в Северной Осетии (1918— 1920 гг.). Орджоникидзе, 1963. Шерман И. Л. Советская историография Гражданской войны в СССР (1920— 1931). Харьков, 1964....»

«ИЗУЧЕНИЕ АРМЯНСКОГО СРЕДНЕВЕКОВОГО ЮВЕЛИРНОГО ИСКУССТВА (История и современное состояние) А. Я. КАКОВКИН (Ленинград) Видное место в истории армянского искусства занимают художественные изделия из благородных металлов. Большинство из них отличается высоким качеством исполнения — свидетельство давних и устойчивых традиций. Как правило, это точно датированные и известные по месту выполнения произведения. Зачастую они связаны с именами конкретных лиц (заказчики, иногда мастера и др.), а порою и...»

«Всемирный саммит по информационному обществу 10—12 декабря 2003 г. впервые в истории руководители большинства стран мира собрались в Женеве для обсуждения глобальных проблем информационного общества. В книгу включены основные документы, принятые на Всемирном Саммите по информационному обществу, а также разработанные в процессе его подготовки. Документы отражают самое современное видение основных гуманитарных проблем информационного общества — в философских, социально-политических,...»

«Авторы МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НЕФТЕГАЗОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ПРОШЛОЕ, НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ ТЮМЕНСКОЙ СОЦИОЛОГИИ: ИНТЕРВЬЮ С СОЦИОЛОГАМИ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ ТЮМЕНЬ УДК 316. ББК 65 Прошлое, настоящее и будущее тюменской социологии: Интервью с социологами разных поколений / Под редакцией Б. З. Докторова, Н. Г. Хайруллиной. – [электронный ресурс] – Тюмень: ФБОУ ВПО...»

«МБОУ «Серединская средняя общеобразовательная школа» Социальный проект «Преданья старины глубокой» Руководитель музея Вахобова Альбина Викторовна. 2015 – 2016 учебный год. Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего. Раздел I. Актуальность и важность проблемы Краткое содержание проекта: Актуальность. В системе воспитательной работы образовательного учреждения музей является центром, активно действующим звеном в деле воспитания личности, так как формирует...»

«ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ Кардымовского района Смоленская область 201 ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАСПОРТ КАРДЫМОВСКОГО РАЙОНА Уважаемые дамы и господа! Рад сердечно приветствовать всех, кто проявил интерес к нашей древней, героической Смоленской земле, кто намерен реализовать здесь свои способности, идеи, предложения. Смоленщина – западные ворота Великой России. Биография Смоленщины – яркая страница истории нашего народа, написанная огнем и кровью защитников Отечества, дерзновенным духом, светлым умом и...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР Научный совет по проблеме «История исторической науки» при Отделении истории АН СССР Институт истории СССР Институт всеобщей истории ИСТОРИЯ И ИСТОРИКИ Историографический ежегодник ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» МОСКВА 1982 Очередной том историографического ежегодника включает в себя статьи по советской Лениниане, материалы об изученпп истории исторической науки в социалистических странах, статьи по историографии всеобщей и отечественной истории, ряд публи­ каций. Особую группу...»

«А.А.Белик Антропология религии Гл. 1 Общая характеристика антропологии религии. Рационалистическое понимание религии (интеллектуалистский подход). Общая характеристика. Изучение значения религии для истории человечества, а также исследование эволюции религиозных верований было центральным предметом нарождавшейся во второй половине ХIХ века культурной (социальной) антропологии. Анализ религии в динамике, рассмотрение различных форм верований традиционных обществ составило фундаментальный вклад в...»

«КАЗАНСКИЙ ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА № 4 (2011) «СПЕЦИАЛЬНАЯ ТЕМА»ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО «Дело В.Кононова в Европейском Суде по правам человека» *Мезяев А.Б. – Фальсификация истории в международных судах и дело «Кононов против Латвии» *Иоффе М.Л. – адвокат В.Кононова в Европейском Суде по правам человека, «Права человека в политическом процессе Кононов против Латвии».5 *Заявление Государственной Думы РФ *Заявление МИД РФ *Заявление Министерства юстиции РФ *Совместное...»

«Титульный лист Атлас Инвестора города Уфы Содержание Приветственное слово главы Администрации Раздел 1 Информация о городе 1.1. Историческая справка 1.2. Современная Уфа 1.3. Географическое положение Раздел 2 Экономика города 2.1. Экономическая характеристика 9 2.2. Промышленность 2.3. Строительство и недвижимость 2.4. Инфраструктура 2.4.1. Дорожно-транспортная инфраструктура 2.4.2. Инженерная инфраструктура 2.4.3. Социальная и информационная инфраструктура 14 2.5. Финансовое состояние 18 2.6....»

«Акт государственной историко-культурной экспертизы проектной документации на проведение работ по сохранению объекта культурного наследия федерального значения «Воскресенская церковь, XVII в.», расположенного по адресу: Владимирская область, г. Гороховец, ул. Советская г. Казань, г. Омск 9 августа 2015 г. Настоящий Акт государственной историко-культурной экспертизы составлен в соответствии с Федеральным законом от 25.06.2002 № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и...»

«ВЫСТУПЛЕНИЕ Председателя Счетной палаты Российской Федерации С. В. Степашина на торжественном заседании, посвященном 350-летию установления государственного финансового контроля в России и 15-летию президентского контроля (Москва, Кремль, 12 октября 2006 года) Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги, друзья! Прежде всего, хочу поздравить всех с нашим общим, большим профессиональным праздником. 350 лет государственному финансовому контролю в России и 15 лет со дня учреждения контроля...»

«История Санкт-Петербургской духовной академии Р.К. Лесаев ПРЕДСТАВИТЕЛИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ В НАУЧНЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ КОМАНДИРОВКАХ (1869–1917) Статья посвящена исследованию научных командировок за рубеж преподавателей и стипендиатов Санкт-Петербургской духовной академии (1869–1917). Зарубежные командировки являлись важной составляющей в развитии как российской научно-образовательной системы XIX – начала XX века в целом, так и высшей духовной школы в частности. Командировки...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.