WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 33 |

«Коллекция биографий Сто замечательных финнов вышла на русском языке. Биографий могут быть прочитаны также в Интернете (pdf). Электронная версия Национальной биографии Финляндии на ...»

-- [ Страница 26 ] --

Политическая нестабильность, приведшая к революциям 1848 г., подтолкнула Рунеберга к написанию в 1846 г. стихотворения «Наш край», которое было представлено студентам Хельсинкского университета. Стихотворение изначально задумывалось как национальный гимн. А уже к рождеству 1848 г. вышла первая часть «Сказаний прапорщика Столя», включавшая в себя стихотворения, в которых воспевались мораль и чувство ответственности. Общий тон книги был и консервативно-патриотическим, и она имела существенное значение для формирования национального идентитета и придания ему неогуманистической окраски.

В стихотворении «Наш край» и включенном во вторую часть «Сказаний» стихотворении «Пятое июня» патриотизм переплетается с воспеванием пейзажа и эстетикоморальными обязательствами человека, о чем автор говорил ранее в поэме «Ханна». Произведение подчеркивает бедность народа Финляндии, его способность довольствоваться малым и подчиняться судьбе, но при этом поднимает на щит его верность и храбрость. «Наш край» заканчивается провозглашением грядущего светлого будущего, причем приход этого будущего, вопреки господствующим европейским течениям, Рунеберг видит не через революцию или борьбу, но через развитие и «взросление» народа. В условиях революционной ситуации Рунебергу удалось направить беспокойное студенчество в направлении лояльности и самоконтроля. Как результат умелого руководства со стороны Фредрика Сигнеуса, на состоявшемся 13 мая 1848 г. весеннем празднике студенческих землячеств песня «Наш край» была впервые исполнена как национальный гимн. Фредрик Пациус положил стихотворение на музыку, а Рунеберг включил ноты в качестве приложения к «Сказаниям прапорщика Столя».

Большую часть 1850-х гг. Рунеберг посвятил составлению церковных песенников. Он внес исправления во многие ранние сборники и сам написал 62 новых гимна, часть из которых до сих пор входит и в шведоязычный, и в финноязычный песенники. В конце десятилетия новый политический поворот в континентальной Европе и в Финляндии вновь обратил его внимание к событиям времени. В какой-то степени на него оказывали влияние его сыновья. В результате появилась вторая часть «Сказаний прапорщика Столя», более воинственная по настрою в сравнении с первой. Примером такого рода воинственного патриотизма могут служить «Марш Бьёрнеборгского полка» и «Сын солдата».

Между первой и второй частью «Сказаний» наблюдается существенная разница, особенно в том, что первая написана в явно прорусском духе, вторая же – в прошведском, при этом она более исторична. Общим же для обеих книг является их атмосфера, наполненная идеалами античности – мужества, верности, героизма, терпения, воинского братства. Впоследствии потомки хотели видеть в этих стихах изображение войны 1808–1809 гг. Однако, к примеру, в стихотворении «Дёбельн в Ютас» речь идет вовсе не о битве при Юутте, но о внутренних коллизиях самого Дёбельна. А темой «Пятого июля» являются не действия Дункера, но чувства ответственности перед родиной, вдохновленное красотой природы.

В 1854 г. Рунеберг издал отдельной книгой свои ранние новеллы и наброски к романам, в 1862 г. он написал комедию «Не могу», за которой последовала трагедия «Цари Саламии», написанная в греческом стиле и затрагивающая идею справедливости. Эти работы знаменовали, с одной стороны, возвращение к собственно творческому писательскому труду после периода работы над церковными песнопениями 1850-х гг., которые он рассматривал как тяжелую обязанность. С другой стороны, это говорило о его стремлении к обновлению и развитию собственного писательского дарования в условиях социально-политической ситуации нового десятилетия. На творчество Рунеберга оказало влияние и то, как его принимали в Швеции, и как там продавались его труды, после его единственной зарубежной поездки в Стокгольм в 1851 г. и начала издания в Швеции его «Избранных произведений». В начале 1840-х гг. Рунеберг был заинтересован в своей популярности в России и далее в Европе, однако этот интерес сошел на нет на фоне растущего спроса на его книги в Швеции, где он приобрел значение, сходное со статусом национального поэта. Его «Наш край» пели в Швеции подобно национальному гимну, а «Охотники на лосей» и «Сказания прапорщика Столя» входили в обязательную программу школьного обучения вплоть до 1950-х гг.

После 1854 г. работа над церковными гимнами стала тяготить Рунеберга, и в 1857 г. он уходит в отставку. Семейство начало жить на его пенсию и гонорары от издания песенников. Поэт высказывал удовлетворение, что имеет возможность сосредоточится на «охоте на лис и подготовке прапорщиков». В 1863 г., в год выхода в свет «Царей Саламии», во время охоты Рунеберг перенес апоплексический удар, от которого так никогда и не оправился, оставаясь прикованным к постели вплоть до самой смерти в 1877 г. Письма Фредерики Рунеберг их сыну Вальтеру в Рим рисуют удручающую картину состояния глубочайшей депрессии, в которой поэт находился все эти годы.

Многие годы Финляндия жила в ожидании его смерти. Вместе с тем, в эти годы он получил множество знаков внимания, включая членство в Стокгольмской Королевской Академии литературы и СанктПетербургской императорской Академии наук. Российский император прислал ему табакерку с бриллиантами, а в Швеции ему был присвоен титул кавалера Рыцарского ордена полярной звезды. Все это было свидетельством растущей славы Рунеберга.

Начиная с 1861 г. стали выходить переиздания «Избранных произведений», и Рунеберга начали переводить на многие языки. Его стихи Август Алквист (Оксанен) переводил на финский еще в 1844 г., а финский перевод «Сказаний прапорщика Столя», подготовленный в 1867 г. специальным комитетом (так называемый «перевод Каяндера») приобрел впоследствии большую известность и был часто цитируем. Большую часть творчества Рунеберга перевел на финский Отто Маннинен, однако, эти переводы уже частично устарели. Стихи Рунеберга изначально привлекали композиторов. Песни Ф.А. Эрстрёма на стихи Рунеберга «У колодца» и «Лебедь», приобрели известность финских народных песен. Помимо песни «Наш край», Фредрик Пациус положил на музыку стихотворение «Сын солдата». Музыку к большому количеству стихотворений Рунеберга написали Карл Коллан и Аксель Ингелиус. Международную известность приобрела музыка Сибелиуса на любовную лирику Рунеберга.

Еще при жизни Рунеберг стал «первым великим человеком Финляндии», почитание его памяти приобрело почти религиозные формы. День Рунеберга (5 февраля) отмечался как национальный праздник, с зажиганием свечей, а по инициативе Сейма был проведен сбор денег на большой памятник поэту в Хельсинки. Авторство этого первого крупного памятника в столице княжества принадлежит сыну поэта Вальтеру. Он был торжественно открыт при большом стечении публики в 1885 г. Дом Рунеберга был выкуплен государством у его семьи в 1880 г., отреставрирован и открыт для доступа в 1882 г.

Основанное в 1885 г. Шведское литературное общество Финляндии взяло на себя обязательство сохранения памяти Рунеберга. Пик культа Рунеберга пришелся на период политических волнений, начавшийся в 1899 г. Тогда была предпринята попытка направить монархические настроения народа на поклонение национальным героям. Бесплатно, или же в недорогих изданиях, распространялись «Сказания прапорщика Столя», затем это же повторилось во время Зимней войны. Многие места из книги стали живыми цитатниками как на шведском, так и на финском языках, поскольку практически все жители Финляндии знакомились с этим произведением в школе.

Все произведения поэта переводились на финский язык, начиная с 1840-х гг. С 1830-х гг. о Рунеберге знали и в России. Многие из его сочинений переводились на немецкий, датский, французский и английский языки («Ханна», «Надежда», «Король Фьялар», «Сказания прапорщика Столя»). «Ханна» и «Надежда» были переведены на итальянский. Празднование столетнего юбилея Рунеберга привлекло внимание и за пределами Финляндии. В Швеции поэт всегда входил в число наиболее выдающихся представителей шведоязычной литературы.

– МАТТИ КЛИНГЕ

Приложение:

Йохан Людвиг Рунеберг, род. 5.2.1804 Пиетарсаари, умер 6.5.1877 Порвоо.

Родители: Лоренц Ульрик Рунеберг, капитан торгового флота, и Анна Мария Мальм. Жена: 1831–1877 Фредрика Шарлотта Тенгстрём, род. 1807, умерла 1879; родители жены: Карл Фредрик Тенгстрём, казначей Сената, и Анна Маргарета Бергбум. Дети: Анна Каролина, род. 1832, умерла 1833; Людвиг Микаэл, род. 1835, умер 1902, лектор лицея; Лоренцо, род. 1836, умер 1919, доктор медицины и хирургии; Вальтер, род. 1838, умер 1920, скульптор;

Йохан Вильгельм, род. 1843, умер 1918, профессор внутренних болезней, депутат, статский советник; Якоб Роберт, род. 1846, умер 1919, инженер, предприниматель в Санкт-Петербурге; Эдвард Мориц Адольф, род. 1848, умер 1851; Фредрик Карл, род. 1850, умер 1884, лиценциат медицины.

Пааво Руотсалайнен (1777–1852) руководитель пиетистского движения, крестьянин П ааво Руотсалайнен, происходивший из крестьянской семьи, в первой половине 19 в. стал выдающимся руководителем пиетистского движения и влиятельной фигурой. Авторитет Руотсалайнена опирался, прежде всего, на его знания как духовного учителя и наставника, а также на количество его последователей и его постоянное общение с людьми.

Й.В. Снельман, характеризуя жизненный путь крестьянина из местечка Нильсия, писал в выходившей в Куопио газете «Сайма», что Руотсалайнен был поистине удивительным явлением: то, что крестьянин выступает в роли руководителя и духовного наставника других крестьян, не является большой редкостью, но равного Руотсалайнену, по всей видимости, раньше не было. Положение Руотсалайнена как «первого среди равных» основывалось, прежде всего, на его познаниях как духовного учителя и наставника. К его сторонникам, помимо простого народа, принадлежали также представители привилегированных сословий, а также пасторы, что прибавляло ему авторитета как руководителя пиетистов. Огромное число поездок по всей Финляндии делало его еще более известным.

Движение пиетистов встречало также и большое сопротивление, так как оно нарушало правила игры сословного общества.

Дом, где Пааво Руотсалайнен провел детство, находился в приходе Маанинка в деревне Онкивеси. Отец Пааво, Вилппу Руотсалайнен, был довольно преуспевающим крестьянином. Мать, Анна Хелена Сван, происходила из древнего церковного рода, но, как и многие другие дочери в семьях привилегированных сословий, оказалась в результате межсословных перемещений на более низком сословном уровне. По всей видимости, вследствие раздела наследной родовой усадьбы Руотсалайненов в 1786 г. Вилппу Руотсалайнен с семьей переехал в деревню Сутела, находившуюся в приходе Иисалми (ныне территория Варпайсярви). Отец передал Пааво – после женитьбы того на крестьянской девушке Риитте Олликайнен – небольшое хозяйство, территория которого прилегала к его собственной усадьбе, наследником которой он не желал видеть Пааво. После смерти отца дом унаследовал младший брат Пааво.

В начале 19 в. мелкий земледелец из Северной Саво не мог похвастаться хорошими условиями жизни. Вместе с несколькими другими друзьями из ближайших деревень Пааво Руотсалайнен решил продать свою собственность и отправиться в Польшу в поисках более достойных средств к существованию. Идея переезда возникла в связи со слухом о том, что в Польше раздают бесплатно землю. Однако путешествие закончилось уже в Выборге, потому что для продолжения поездки его паспорт оказался недействительным. После этой неудавшейся попытки Руотсалайнен с 1817 г. поселился на постоянное место жительства в Нилсия, сначала на берегу Сювяринярви на склоне горы Тухкомяки, а затем в Ахолансаари. Поначалу и здесь ведение хозяйства не имело особого успеха: постоянные поездки Руотсалайнена в пиетистские общества не шли на пользу земледелию.

О Руотсалайнене известно, что он был талантливым ребенком, рано научившимся читать. От своего дяди он получил в подарок Библию.

Владение дорогой книгой было необычно для крестьянского мальчика.

Эта первая Библия Руотсалайнена была 1776 г. издания. Во время экзамена по катехизису и священной истории способный мальчик получил отличные оценки. Несмотря на свой талант, Руотсалайнен вынужден был довольствоваться самообразованием, и учебником для него служила Библия. От мечты о школе пришлось отказаться довольно рано. Самоучка Руотсалайнен называл позднее свою школу жизни «Академией сосновой фабрики».

Детство и юность Руотсалайнена приходятся на конец 18 в., период распространения народных религиозных течений. В конце 1790-х гг.

Северная Саво оказалась охваченной своеобразной волной народного пробуждения, окрашенного в тона пиетизма и гернгутерства. Во главе этого будительского движения в Саво изначально стояли светские лица. Поначалу его руководителем стал столяр Юхана Пуустиярви по прозвищу Лустиг. В дальнейшем Пуустиярви изображали, вероятно, без больших на то оснований, в дурном свете как «лицемерного» и «светского» человека, что, без сомнения, лишь способствовало росту влияния Руотсалайнена.

К руководству народным пробуждением приходили люди, которые, как правило, обладали умением воздействовать на людей, потерявших духовное равновесие. Молва о таких руководителях быстро распространялись среди пиетистов. Одним из духовных наставников, известных своим талантом, был кузнец Яакко Хёгман (1753–1806), слава о котором дошла и до Руотсалайнена. Поездка к Хёгману, вероятно в 1799 г., означала переворот в жизни Руотсалайнена, страдавшего от душевных терзаний. Духовные советы Хёгмана, а также подаренный им молитвенник Томаса Уилкокса «Дорогие капли меда»

оказали большое влияние на становление Руотсалайнена.

То, что в конце 18 – начале 19 вв. стало легче доставать духовную литературу, а также увеличивалось число грамотных людей, было важными факторами для распространения пиетистского движения.

Руотсалайнен тоже получил возможность пользоваться духовной литературой, хотя в его родных краях владение литературой по-прежнему было весьма редким явлением. Низкий уровень грамотности и нехватка литературы в Восточной Финляндии делали Руотсалайнена исключением в его собственной среде, своего рода ученым человеком.

Руотсалайнен, нашедший себя, начиная с первого десятилетия 19 в., привлекал на свою сторону все большее число слушателей и сторонников. Пиетисты, ранее собиравшиеся под руководством Юханы Пуустиярви, теперь поддерживали Руотсалайнена. В лице крестьянинасобственника Лаури Юханы Нисканена (1794–1853) он приобрел духовного наставника и друга. По мере усиления руководящего положения Руотсалайнена пиетизм в Северной Саво приобретал специфический религиозный характер. Весьма существенной была идея «веры в тоске». Несмотря на свою ничтожность перед Богом, грешный человек должен стремиться к уверенности в том, что Бог ради Иисуса может принять и безбожника. Вопрос состоял не в том, что отпущение может получить и неправедный грешник, а в том, что человек получает отпущение именно как грешник и только как таковой. Руотсалайнен писал одному своему подавленному другу: «Если ты не умеешь молиться, то тоскуй, если не умеешь тосковать, то заболей во имя Господа». Следует любыми способами избегать веры ради веры, а также лицемерия.

Развитие пиетизма как народного движения, начиная с 1820-х гг., усилилось и стало распространяться территориально. Пиетисты Северной Саво, Карелии и Каяни образовали первую группу последователей Руотсалайнена. Пиетисты из Саво стали встречаться с другими своими единомышленниками, первый такой выход за границы своей территории был сделан в сторону Липери, где пиетистами руководил помощник настоятеля церкви Хенрик Ренквист. Все отчетливее была заметна борьба за первые роли между сторонниками Ренквиста и движением Руотсалайнена. Сторонники Ренквиста со своими молитвами с коленопреклонением и пониманием святости не любили Руотсалайнена. Ренквист, в свою очередь, не мог согласиться со свободным отношением Руотсалайнена к употреблению алкоголя.

В Южной Саво во главе пиетизма стояли светские влиятельные фигуры Маргареетта Хёгман (1786–1849) и Саломон Хяккянен (родился в 1784 г.). Первая была дочерью учителя Руотсалайнена Яакко Хёгмана.

Несмотря на это, взаимопонимания с пиетистами из Южной Саво не было. Поскольку разногласия в южном и юго-восточном направлении лишь обострялись, Руотсалайнену приходилось искать другие пути для распространения пиетизма. И в сердине 1830-х гг. пиетистское движение Саво начало плодотворно сотрудничать с пиетистскими движениями в долине реки Калайоки. Примечательным было то, что соратниками Руотсалайнена стали представители духовенства. Капеллан из Юливиеска Йонас Лагус и помощник капеллана из Нивала Н.Г. Малмберг позднее образовали своеобразный треугольник, в котором Руотсалайнен быстро завоевал большой авторитет.

Взаимопонимание между пасторами-пиетистами Похъянмаа и Руотсалайненом усилилось в результате судебного процесса над пиетистами в конце 1830-х гг. Заседание уездного суда Калайоки, на котором Руотсалайнен получил штраф, сплотила ряды руководителей пиетистского движения Похъянмаа и Саво. Сближение пиетистов Саво и Похъянмаа было заметно и в их внешнем облике: пиетисты Похъянмаа стали носить особый кёртский (пиетистский) костюм.

Взаимопонимание было необходимо, так как противников пиетизма было много. К движению, которое вышло за привычные границы, было привлечено внимание церковных и светских чиновников. С точки зрения общества и церкви, проблемой были не сами по себе пиетистские молебны, а то, что они проходили без официального контроля.

Законное основание для запрета духовных собраний нашлось в так называемом конвентикель-плакате от 1726 г., акте, регулировавшем порядок внецерковных собраний и по-прежнему остававшемся в силе. Первые приговоры в связи с незаконным проведением духовных собраний выпали на долю крестьян-пиетистов Северной Саво и Карелии-Пиелинен. Самому Руотсалайнену обвинение вынесено не было, но после наложенных штрафов он активно выступал за отмену приговоров в отношении единоверцев. В обострившейся обстановке Руотсалайнен начал ограничивать проведение духовных собраний.

Несмотря на это, в конце 1830-х – начале 1840-х гг. пиетистам неоднократно предъявлялись обвинения в нарушении конвентикель-плаката.

Так, в частности, произошло в Калайоки, Уусикаарлепюю и Вёюри.

Помимо пасторов, примкнувших к пиетистскому движению, в число сторонников Руотсалайнена входила небольшая группа других представителей образованного слоя, что вызывало беспокойство в кругах привилегированного сословия. Это проявилось в нападках на пиетистов в сфере культуры. Первым за перо взялся окружной врач Элиас Лённрот, столкнувшийся с влиянием Руотсалайнена в районе Каяни. В 1835 г. газета «Гельсингфорс Моргонблад» напечатала серию статей Лённрота о пиетистах, в которых передавался профессиональный взгляд врача: «Пиетиста можно узнать уже по внешнему виду.

Глаза приобретают чуждый, отличающийся от здорового блеск, нос становится острее, а щеки вваливаются». Руотсалайнена, к которому совершали паломничество пиетисты, Лённрот сравнивал с папой.

По мнению Лённрота, наиболее неприемлемым было отрицательное отношение пиетистов к древним традициям и обычаям народа.

Экспедиции Лённрота по сбору рун в районах распространения пиетизма не принесли результата, так как древние заговоры и сказания представлялись пиетистам языческими суевериями, от которых следовало избавляться через пиетизм.

От высказываний Лённрота не слишком сильно отличались и оценки Й.Л. Рунеберга, которые наиболее четко высказаны в знаменитых «Письмах старого садовника». Рунеберг считал пиетизм вредным для культуры движением, самым большим недостатком которого был отказ от земных радостей. Без сомнения, это больше отвечало образу мыслей интеллигенции. Ответ поэта-пиетиста Ларса Якоба Стенбека на «Письма старого садовника» появился сразу же. Эта полемическая переписка, имеющая культурно-историческое значение, демонстрировала противостояние пиетизма и идеи национального развития. Религиозное пробуждение было препятствием для национального пробуждения.

Из национальных деятелей только Й.В. Снельман продемонстрировал хоть какое-то сочувствие пиетистам, хотя и находил неприемлемым, чтобы в рядах пиетистов были представители интеллигенции.

Фигура Руотсалайнена, однако, по всей видимости, была интересна Снельману, так как спустя несколько лет после смерти Руотсалайнена он написал в «Литтературбладет»: «Возможно, будет более справедливо, если мы будем считать его весьма талантливым деятелем, который обладал пронзительным умом и талантом оказывать вдохновляющее влияние и который с религиозной точки зрения был умудренным, по-настоящему праведным человеком, хотя человеческие слабости иногда не были ему чужды».

Активность Руотсалайнена как руководителя пиетистского движения заметна, прежде всего, по очень большому количеству поездок.

Он добрался и до юга Финляндии, побывал в Хельсинки. Его статус руководителя пиетистского движения был наиболее прочным в конце 1830-х – начале 1840-х гг., о чем говорит его шуточное прозвище «пастор двух епархий». В известном смысле решающий перелом произошел еще до середины 1840-х гг. Друг и сторонник Руотсалайнена Ф.Г. Хедберг вышел из пиетистского движения под руководством Руотсалайнена. Разногласия с Хедбергом продемонстрировали наличие в движении жесткого соперничества за руководящие позиции.

Толкование учения, высказанное Хедбергом в книге «Вероучение о блаженстве», Руотсалайнен поначалу одобрил, но по мере нарастания разногласий написал Хедбергу: «Только сейчас я заметил в твоем памфлете, что ты был таким же философом, как и Иуда Искариот …».

По мнению Руотсалайнена, уход Хедберга имел очень большое значение. Хедберг был, прежде всего, влиятельной личностью для многих пасторов-пиетистов Южной и Юго-Западной Финляндии, которые позднее следовали в евангелическом движении пути, указанному Хедбергом.

Уход Хедберга вызвал частичный раскол, но он имел также и обратное действие. Он заставил пиетистов еще больше сплотить свои ряды, и в результате пиетизм имел весьма прочные позиции вплоть до конца 1840-х гг. Раскол в пиетистском движении, однако, не ограничился лишь образованием евангелического движения. Хотя авторитет Руотсалайнена был по-прежнему крепок, к концу десятилетия в движении наступило заметное затишье. Руотсалайнен больше не имел такой возможности путешествовать, и связь с другими руководителям ограничилась перепиской и устными сообщениями. Спад пиетистского движения в Южной и Северной Похъянмаа в начале 1850-х гг. не изменил положения Руотсалайнена как руководителя, хотя из движения еще до смерти Руотсалайнена официально вышла часть священнослужителей. Этап расширения движения закончился с наступлением 1850-х гг.

С личностью руководителя пиетистов Пааво Руотсалайнена связано множество споров. С одной стороны, он, будучи талантливым духовным наставником, умел понять беды угнетенного человека. Его учение получало отклик благодаря простой и ясной манере излагать мысли, его речь содержала исполненные юмором и психологически точные выражения. Многие неудачи и трагедии в семейной жизни, как, например, убийство сына Пааво в 1830 г., без сомнения, отражались в его речах и придавали им личностный характер. С другой стороны, Руотсалайнен известен также своим поведением, несколько грубоватым и чуждым условностей, к чему добавлялось еще и неумеренное употребление алкоголя. Хотя это не было нетипично для крестьянской культуры, несомненно, что известному духовному наставнику предъявлялись иные требования, чем обычному крестьянину. В конце 1840-х гг. авторитет Руотсалайнена был также подорван обвинением в «пьянстве и сквернословии» в общественном месте. На это обвинение он не успел ответить, так как он было отозвано из-за болезни Руотсалайнена. Пааво Руотсалайнен умер в январе 1852 г.

Хотя Руотсалайнен был чрезвычайно влиятельным крестьянином уже в глазах современников, его следует оценивать также с точки зрения более поздних процессов. Следует отметить, например, изменения, произошедшие в плане взаимоотношения пиетизма и национального вопроса. Пиетизм, изначально заклейменный как консервативный и враждебный культуре, спустя десятилетия после смерти Руотсалайнена начал вновь привлекать к себе внимание.

Начиная с 1890-х гг. в обстановке обострившихся политических отношений с Россией приобрел важность акцент на собственной истории финской нации (феннофильстве). Переоценка значения Руотсалайнена и пиетизма с национальной точки зрения произошла как в художественной литературе, так и в исторических исследованиях.

В новой интерпретации Руотсалайнен и возглавляемое им пиетистское движение олицетворяли собой подлинно финскую религиозность.

Появилось понимание, что религиозное пробуждение создавало предпосылки для национального пробуждения. С начала 20 в.

Пааво Руотсалайнена стали безоговорочно причислять к великим национальным деятелям.

– ИЛККА ХУХТА

Приложение:

Пааво Руотсалайнен, род. 9.7.1777 Иисалми, умер 27.1.1852 Нилсия.

Родители: Вилппу Руотсалайнен, крестьянин-землевладелец, и Анна Хелена Сван. Первая жена: 1800 – Риитта Олликайнен, род. 1779, умерла 1833, родители первой жены: Пааво Олликайнен, крестьянин-землевладелец, и Маргареетта Мартикайнен; вторая жена: 1833 – Анна Ловииса Саволайнен.

Дети: Анна, род. 1801; Юстиина, род. 1805, умерла 1862; Ева, род. 1807, умерла 1808; Юхана, род. 1809, умер 1830; Сохви, род. 1811; Элина, род.

1813; Лийса, род. 1813, умерла 1900; Ева, род. 1816, умерла 1867; Рийтта, род. 1822, умерла 1858.

Юрьё Рууту (1887–1956) политик, профессор международной политики, начальник школьного управления Ю рьё Рууту был одним из последних представителей своего академического поколения, чья научная специализация совпадала с участием в практической политике. Такая двойственность была присуща также Й.В. Снельману, Г.З. ЮрьёКоскинену и Й.Р. Даниельсон-Калмари. Взаимовлияние теории и практики привело Рууту к новым постановкам проблемы и превратило его в национального и социального провидца. Активист, государственный социалист, человек, сформировавший идеологию финской идентичности, первый, кто обрисовал контуры Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Финляндией и Советским Союзом, он прошел путь от элиты Национальной коалиционной партии до основателя Социалистической партии единства.

Юрьё Рууту, изучавший историю, международное и конституционное право и международную политику, заложил основы изучению международной политики в Финляндии и в целом был одним из тех немногих финнов, которые оказались в состоянии разработать собственную теорию государства и общества.

Рууту испытал на себе влияние шведского геополитика Рудольфа Челлена, который сформулировал новое и более реалистическое понятие государства, в противовес представлениям, основывавшимся на легализме. Челлен был представителем политики силы, но, в отличие от немецких теоретиков, включал в понятие «силы» и такие качественные аспекты, как уровень образования. В отличие от других теорий международной политики, челленовская геополитика, как казалось, давала возможности малой стране типа Финляндии, бывшей объектом угнетения.

Рууту объединил международную политику и национальноосвободительные устремления. Когда началась первая мировая война, вокруг Рууту, бывшего в то время председателем правления студенческого союза, сложился «прогерманский» кружок. В октябре– ноябре 1914 г. Рууту участвовал в тайных собраниях, на которых была заложена основа егерского движения. Именно Рууту предложил на так называемом собрании в кассовой комнате отправить молодых людей в Германию для подготовки их в качестве руководителей повстанческого движения. На его долю как бы сама собой выпала участь стать теоретиком маленького кружка, и именно из-под его пера в декабре 1914 г.

вышли листовки для вербовки студентов. Возникновение егерского движения во многом основывалось на челленовской геополитике.

Небольшая группа магистров-активистов математически «подсчитала», что Германия выиграет войну. Когда Германия все же потерпела поражение, активисты предпочли забыть эти свои расчеты, да и историография не стремилась обращать на них внимание.

В начале 1916 г. Рууту был арестован и отправлен в Петроград в пользовавшуюся дурной славой тюрьму на Шпалерной. Время заточения закончилось для егеря с февральской революцией 1917 г.

Но и после этого ему приходилось скрываться, так как «германские агенты» не заслуживали пощады и в глазах новой власти. Рууту перебрался в Стокгольм, а оттуда в так называемое Финляндское бюро, неофициальное представительство активистов в Берлине. Там представилась возможность на месте познакомиться со «школой силы»

и методами ведения войны великой державой.

Рууту, участвовавший в войне на стороне белых, стал называть войну 1918 г. «гражданской», в то время как его руководитель по Финляндскому бюро Самули Сарио впервые использовал и пропагандировал понятие «освободительная война».

После окончания гражданской войны Рууту входил в ядро движения активистов и увлеченно проводил политику, направленную на объединение соплеменников и создание Великой Финляндии. Крах Германии осенью 1918 г. ослабил влияние активистов, и Рууту пришлось оставить работу в министерстве иностранных дел. До отставки его заинтересовала информация о продвижении Красной армии на территорию Эстонии. Он попросил премьер-министра Лаури Ингмана предоставить ему полномочия на проведение вербовки добровольцев для оказания помощи Эстонии. Премьер-министр дал зеленый свет, и Рууту стал членом Комитета помощи Эстонии и председателем его военной комиссии. Будучи видным деятелем активистского движения, Рууту получил ясное представление о целях и противоречиях военного и политического руководства Финляндии. Из бесед с премьерминистром Эстонии Константином Пятсом он понял, что с оказанием помощи Эстонии, помимо ее независимости, связывались весьма далеко идущие цели. Он убедился в том, что Густав Маннергейм и некоторые министры стремились помочь белым прийти к власти в России.

Весной 1919 г. Рууту стал главным редактором печатного органа активистов газеты «Суунта» («Направление»). Положение осложнялось подготовкой активистов к Олонецкому походу и планами регента относительно наступления на Петроград. От имени группы «Суунта» Рууту подготовил для Маннергейма меморандум о вариантах внешнеполитических решений, в котором предостерегал от сотрудничества с какой бы то ни было группировкой русских. В мае– июне 1919 г. в руководстве активистов произошел раскол. Кай Доннер и Элмо Кайла поддерживали захват Петрограда, в то время как Рууту выступал против. Он считал для Финляндии во многих отношениях более выгодным вариант, при котором у власти в России оставались бы большевики. Маленькие страны скорее нашли бы общий язык с социализмом, чем с империалистическим капитализмом. Рууту надолго утвердился в своем представлении о предпочтительности большевиков в сравнении с царской Россией и вере в возможность сотрудничества с большевиками. В начале лета 1919 г. Рууту дистанцировался от идеи активистов, согласно которой регент Маннергейм должен был распустить парламент, объявить военное положение и отправиться завоевывать Петроград.

Критическая позиция, занятая Рууту, породила среди активистов разногласия относительно сути движения. По мнению Доннера, активизм следовало считать внешнеполитической линией, использованием благоприятной международной обстановки в собственных целях, без какой-либо внутриполитической (социально-политической) программы. По его мнению, белая Финляндия уже преодолела многие из своих внутренних проблем. Рууту считал, что перед активизмом стоят также внутри- и социально-политические задачи. Он стремился доказать, что деятельность современного государства должна распространяться на просвещение, экономику и социальную политику.

Вместо территориальной экспансии следовало вначале расширить поле деятельности внутри страны. Важнейшей задачей он считал сплочение народа. Борьба вокруг активизма, происходившая в 1919–1920 гг., закончилась поражением Рууту. «Внутренняя политика активизма», которая включала бы в себя радикальные социальные преобразования и за которую выступал Рууту, не получила поддержки. События 1918 г.

послужили для большинства активистов своеобразной прививкой против любых социальных реформ и экспериментов. Под руководством Доннера проводилась линия, которую можно назвать «белым активизмом». Немногочисленное меньшинство придерживалось, в духе Рууту, новых взглядов на государство. Применительно к нему можно употребить понятие «социальный активизм».

Осенью 1920 г. Рууту опубликовал свою работу «Новое направление». В нем он высказал мнение, что политика егерского движения под лозунгом «прочь от России» была уже недостаточна, для обеспечения независимости требовалось решение социальных вопросов. Требовалось объединить нацию, расколовшуюся надвое.

По мнению Рууту, для этого были необходимы плановая экономика и государственный социализм. Социализм «Нового направления»

был национальным, так как его основой был народ, а не класс. В центре социальных проблем лежало противоречие между трудом и капиталом. Интересы тех немногих, в чьих руках сосредотачивался капитал, противоречили интересам более низких социальных слоев и интересам народа в целом. В «Новом направлении» слышался голос не только опытного активиста, видевшего за планами завоевания Петрограда интересы крупного капитала, но и того молодого начинающего активиста, который в 1914 г. столкнулся с равнодушием к егерскому движению и независимости страны со стороны крупных предпринимателей, заинтересованных в российских рынках.

«Новое направление» вручило ключи академической молодежи и интеллигенции. Работники духовного труда должны были осознать свою роль в борьбе труда и капитала, так как только они обладали достаточной смелостью и непредвзятостью для осуществления необходимых реформ. Академическая интеллигенция, положившая начало национальному пробуждению и егерскому движению, уже доказала свою готовность действовать. Теперь Рууту ожидал от нее третьей попытки – решения социального вопроса. Эта книга, содержавшая энергичный призыв к политической борьбе, заставила заговорить целое поколение и оказала глубокое влияние, в частности, на Ниило Кярки, Юрьё Вуорентауса, Вилхо Хеланена, Ааро Пакаслахти и Урхо Кекконена. Рууту потерпел неудачу, пытаясь повлиять на своих соратников по борьбе и активистскому движению. В какой-то степени компенсацией стал его успех среди более молодых деятелей, имевших влияние в академическом мире.

В 1922 г. Рууту первым в Финляндии защитил диссертацию по теории государства на тему «Нация: политическое исследование». На материале недавнего прошлого он показывал, каким образом можно сохранять народ от раскола в условиях, когда различные социальные группы преследуют собственные интересы. Нация была тем социологическим и политическим единством, в рамках которого наиболее эффективно осуществлялось улучшение «энергетического»

соотношения различных сил. Государство было инструментом, которым нация пользовалась для организации использования этой энергии.

Война уничтожала энергетические ценности, и нации все менее хотели оказаться в ее власти. С другой стороны, в течение многовековой истории становления наций возникали ситуации, при которых не всегда было возможно найти мирное решение проблем. В этом случае исход определялся эффективностью конкурирующих между собой сил.

Участник егерского движения еще не мог признать существования какого-либо авторитета, стоящего над национальным государством.

За дифференциацией труда следовала «персонификация» групп, пробуждение самосознания. Отрасли деятельности и профессиональные сообщества стремились сами определять условия своего труда, защищать свои интересы и оказывать влияние на энергетическую целостность в своих интересах. В этом заключалась субъективная политика. Объективная политика, со своей стороны, была нацелена на учет общих интересов, всеобщее благо. В условиях здоровой государственной жизни обе эти политики были естественными и необходимыми. Рууту отчетливо отступал от доминировавших в то время представлений, подчеркивавших главенство целого, иногда в крайних формах.

Рууту не признавал объяснения возникновения нации на основе теории о расах или языках. Конечно, язык имел большое значение для возникновения энергетических связей. Национальность в языковом, а значит, и в культурном и духовном смысле является самостоятельной единицей, подгруппой нации. В Финляндии можно было выделить две отдельных национальных единицы – финнов и шведов. Энергетически они все же образовали единую целостность – нацию.

Осенью 1923 г., уйдя в отставку с поста председателя студенческого союза, Рууту дал интервью, в котором расширил постановку языкового вопроса в духе изложенных в диссертации тезисов. На закрытых мероприятиях он шел еще дальше, намечая «тактику изоляции», согласно которой следовало не только не давать шведоязычным организационную независимость, которой они добивались, но их следовало изолировать. Открыто Рууту говорил о «допущении сепаратизма» и «культурной автономии».

Идеи Рууту стали частью идеологии Академического Карельского общества (АКО), а их проводником стал выбранный в 1923 г. заместителем председателя общества Ниило Кярки, который на практике руководил его деятельностью. АКО заказало Рууту программу по проблемам, касавшимся финского национального самосознания.

Программа включала три пункта: чисто финский государственный университет, принцип пропорциональности при распределении средств на нужды образования и изоляцию шведоязычных. Принятие программы привело к расколу и образованию Союза независимости в 1924 г. За этим стоял Кай Доннер, так что бывшие товарищи-активисты во второй раз оказались по разные стороны фронта.

Помимо программы по национальному вопросу, АКО во многом восприняло и социальные установки Рууту. Важнейшим исключением оказался государственный социализм. Хотя Ниило Кярки и Вилхо Хеланен входили в созданные Рууту государственно-социалистические объединения, эта идея так никогда и не стала частью идеологии АКО, так как она считалась слишком радикальной с точки зрения большинства членов общества. На ее место пришли социальные реформы, «желание уничтожить бедность и нищету». АКО под руководством Ниило Кярки считало себя той самой лишенной предрассудков интеллигенцией, которой «Новое направление» отводило функцию объединения народа.

Эта цель определялась как «идея национального сплочения».

Весной 1925 г. Рууту основал государственно-общественное объединение «Васама» («Стрела»), в собраниях которого принимали участие самые видные студенческие политики 1920-х гг. В «Васама»

строили планы создания новой партии, объединяющей национальную идею и социализм. Для обозначения этих намерений было сформулировано понятие «национал-социализм», которое, несмотря на название, не имело ничего общего с Гитлером. Ограниченность поддержки не позволила осуществить план создания партии. Страна находилась в тисках экономического кризиса, и в 1932 г. сторонники Рууту основали Национал-социалистический союз Финляндии.

В начале 1930-х гг. Рууту положительно относился к немецкому национал-социализму, полагая, что, в конце концов, победит штрассеровское левое крыло. После того как в 1933 г. к власти пришел Адольф Гитлер, Рууту начал критиковать политику Германии и ужесточил свою критику, когда в 1934 г. Гитлер разгромил сторонников Штрассера и СА. Гитлер и Йозеф Геббельс теперь были для него предателями истинного национал-социализма, продавшими его крупному капиталу.

Рууту изгнал из своего союза сторонников германского националсоциализма и ввел в оборот новый термин «финские социалисты».

Однако деятельность союза после периода разногласий активизировать не удалось, и в 1937 г. финские социалисты во главе с Рууту вошли в социал-демократическую партию. Через несколько лет Юрьё Килпеляйнен и Унто Варьонен стали крупнейшими представителями возникшего в партии течения «социализма братьев по оружию».

Наблюдения за международной политикой и ее теоретическое осмысление стали основным направлением размышлений Рууту.

Он прочитал множество лекций по этой теме и выпустил в 1934 г.

обширный труд «Современная международная политика». В конце 1930-х гг. он постоянно подчеркивал необходимость установления доверительных отношений с Советским Союзом. В период между Зимней войной и Войной-продолжением министр образования Антти Кукконен поручил Рууту организовать финляндско-российское культурное общество, чтобы предотвратить монополизацию отношений с СССР в руках основанного немногим ранее Общества дружбы Финляндия-СССР.

С началом Войны-продолжения Рууту был вызван в отдел военной истории при Главной ставке в Миккели. Его дневниковые записи свидетельствуют, что он уже ранней осенью 1941 г. понял, что блицкриг провалился, что Германии придется вести войну в зимних условиях и что она, скорее всего, потерпит поражение. Рууту вел беседы на эту тему с другим скептиком, Ю.К. Паасикиви. В конце 1941 – начале 1942 гг. в дневнике появляется запись, что Финляндия, в целом удачно воюющая, связала себя с терпящей поражение стороной. Рууту почти с отчаянием обдумывал возможность сепаратного мира. Начиная с лета 1942 г. он активно участвует в деятельности так называемой мирной оппозиции, и ему принадлежит центральная роль в написании документа, известного как «письмо тридцати трех», ставшего наиболее заметным проявлением оппозиционности времен войны.

С конца 1943 г. активность Рууту в мирной оппозиции падает. Тем не менее, он обдумывал проблемы, связанные с заключением мира и послевоенными отношениями с Советским Союзом. В начале августа 1944 г. он представил министерству иностранных дел проект создания оборонительного союза между Финляндией и Советским Союзом.

Предложение Рууту стало первым в ряду многочисленных подобных проектов, приведшем, в конце концов, к заключению Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Помимо планирования и заключения договора, целью Рууту был возврат территорий, потерянных в результате Зимней войны, в обмен на оборонительный союз. О военном договоре он беседовал в ноябре 1944 г. также с президентом Маннергеймом, который в то время был против этой идеи.

Путь от инициатора егерского движения до человека, набросавшего контуры Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, был непонятен для многих современников, но сам Рууту считал его логичным. В первой мировой войне Финляндия могла выиграть все, и ей нечего было терять, а во второй мировой она могла потерять все, в то время как выигрыш был бы мизерным.

В послевоенный период, времена так называемой второй республики, Рууту готов был уступить название «новое направление»

периоду 1944–1948 гг. Ему принадлежала важная роль в обретении нового национального самосознания. Помимо изменений во внешней политике теперь ставилась цель достижения социальной и экономической демократии, а также демократизации культуры и образования. Рууту действовал во всех трех направлениях: внешняя политика, проблема социализации и школьная реформа. Он был членом важнейших комитетов и различных органов, таких как комитет Хорнборга, комитет по социализации, а также в 1945–1950 гг. работал начальником школьного управления.

В противовес обширной и многогранной деятельности Рууту в предыдущие годы, по мере нарастания холодной войны в начале 1950-х гг. он остается почти в полном интеллектуальном одиночестве как в политике, и в науке. В научной сфере у него уже не хватало сил вести глубокие дискуссии по поводу победно шествовавшего англосаксонского эмпирического обществознания, основывавшегося на так и оставшихся для Рууту чуждыми бихевиористских научных концепциях. Рууту, изучавший в течение долгого времени международную политику и общественные противоречия, вернулся к своим корням и взялся писать исследование о древней независимости Финляндии. За этим в 1956 г. его и застигла смерть.

Образ мыслей Рууту нельзя считать тактическим маневрированием или признаком неустойчивости позиции уже потому, что часто он заставлял его идти против течения и заводил его в политический вакуум.

Через весь жизненный путь Рууту красной нитью прошло стремление защитить независимость Финляндии и сплотить народ. В социализме он видел путь к общественной справедливости, хотя ему и пришлось признать, что такой социализм нигде не был осуществлен на практике. Политическую историю Финляндии принято рассматривать через такие противоположности, как социалисты – буржуазия, красные – белые, активисты – соглашатели, гражданская война –освободительная война, монархисты – республиканцы, англофилы – германофилы. Политическая и научная деятельность Юрьё Рууту разрушила такого рода привычные противопоставления.

– ТИМО СОЙККАНЕН

Приложение:

Юрьё Оскар Руут, с 1927 Рууту, род. 26.12.1887 Хельсинки, умер 27.8.1956 Хельсинки. Родители: Йохан Вильгельм Руут, архивариус государственного архива, профессор, и Хилья Сивия Толпо. Жена: 1918–1956 – Кирсти Антония Рёнхольм, магистр философии, род. 1892, умерла 1961, родители жены: Карл Антон Рёнхольм, профессор, и Элина Карстен. Дети: Калеви, род. 1919, умер 1941; Юрьё Олави род. 1921, умер 1992, асессор; Каарле Юхани, род. 1922, генерал-майор; Ирья Элина (Юва), род. 1926, умерла 1990; Вирве Аннели (Хаапанен), род. 1933.

Ристо Рюти (1889–1956) Президент Республики Р исто Рюти в межвоенный период сделал карьеру политикаэкономиста и был влиятельной фоновой фигурой в политике.

У него были большие международные связи, как в банковском мире, так и Лиге наций. Государственная деятельность Ристо Рюти заключалась в том, что во время Зимней войны и в период до Войны-продолжения он являлся премьер-министром, а во время Войны-продолжения – президентом. Он стал главным обвиняемым на судебном процессе над виновниками войны, и на восстановление его репутации потребовались десятилетия.

Ристо Рюти был удивительно талантливой личностью в экономике и политике молодой республики. Первый раз он был выбран в парламент в тридцатилетнем возрасте, и три последующих года он был министром финансов в двух правительствах. В 33 года его назначили председателем (генеральным директором) правления Финляндского Банка. В межвоенный период Рюти сделал выдающуюся карьеру и в сфере экономики, и в качестве влиятельной политической фигуры.

У него были большие международные связи, как в банковском мире, так и в Лиге наций. Государственная деятельность Ристо Рюти заключалась в том, что во время Зимней войны и в период до Войныпродолжения он являлся премьер-министром, а во время Войныпродолжения – президентом. Рюти был, прежде всего, человеком со стальными нервами, что проявилось в периоды кризисов. Кульминационными пунктами его карьеры стали начало Зимней войны, путь Финляндии к миру в марте 1940 г., бескомпромиссность перед лицом требований Советского Союза после Зимней войны и, наконец, подписание так называемого «договора Риббентропа», ставшее шагом самопожертвования в ситуации, сложившейся летом 1944 г.

Детские и юношеские таланты Рюти – единственный ставший президентом выходец из провинции Сатакунта. Он происходил из деревни Лойма, расположенной в общине Хуйттинен в долины реки Кокемяенйоки. На президентских выборах 1925 г. Прогрессивная партия называла его «сыном финского крестьянина». Несмотря на свое происхождение, у Ристо Рюти было очень мало черт, которые в Финляндии принято считать «крестьянскими». С детства он был хрупкого телосложения, бледным и интересовался больше чтением, чем сельскохозяйственным трудом. У него были большие глаза, высокий лоб и серьезное лицо, и он начал лысеть еще в молодости. Приезжая на каникулы домой из лицея в Пори или из Хельсинкского университета, он почти никогда не работал по хозяйству, а проводил время за книгами. Из семи сыновей он единственный стал студентом, остальные братья получили лишь среднее образование. Напротив, три его сестры закончили лицей.

На слегка малообщительный характер Ристо Рюти повлияло, возможно, отчасти воспитание, так как он ходил в народную школу лишь непродолжительное время. Для него был нанят в качестве домашнего учителя директор народного училища магистр М.А. Кнаапинен.

На становление молодого Ристо, помимо очень близкой и любимой матери, в наибольшей степени повлиял магистр Кнаапинен. Отец, владелец большого хозяйства Эверт Рюти, был более далеким для него.

Ристо стремился оправдать ожидания матери и магистра Кнаапинена.

Он хотел быть не просто хорошим, а лучшим учеником. С другой стороны, его успехи в школе и самобытность иногда преувеличивались.

Он, конечно же, не был лучшим учеником в истории лицея Пори.

Средний балл его выпускного аттестата составлял 9,4. Не был он и отгородившимся от всех книгочеем, хотя и проводил много времени в библиотеке. Почти в течение всей учебы в школе у него было 10 баллов по гимнастике.

Студент и молодой юрист Рюти очень быстро завершил свое образование. Он сдал экзамен на аттестат зрелости весной 1906 г. и в том же году поступил на юридический факультет Хельсинкского Александровского университета.



Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 33 |
 

Похожие работы:

«Содержание Введение............................................ 5 1. Общие сведения о ФГБОУ ВПО «Пятигорский государственный лингвистический университет».......... 7 1.1. Историческая справка о вузе....................... 7 1.2. Организационно-правовое обеспечение образовательной деятельности........................................ 8 1.3. Концепция стратегического развития ФГБОУ...»

«ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫМ ОБЪЕДИНЕНИЯМ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ: Исторические особенности российского патриотизма Флуктуации патриотического сознания и поведения в постсоветское время Теоретико-методологические проблемы изучения патриотического сознания Специфика становления патриотического сознания 1 РЕЗУЛЬТАТЫ: Методика проведения исследования 2 Специфика и состояние патриотического сознания 2 Патриотизм и национализм Социальное самочувствие Функции патриотизма 3 Ценностные...»

«И.О. Дементьев «ЧТО Я МОГУ ЗНАТЬ?»: ФОРМИРОВАНИЕ ДИСКУРСОВ О ПРОШЛОМ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД (конец 1940-х – 1980-е годы) В статье рассмотрен процесс формирования и конкуренции разных дискурсов о довоенном прошлом нового советского края, ставшего в 1946 г. Калининградской областью. Показано, как почти тотальное господство официального дискурса, отличающегося табуированием и искажением региональной истории, было поколеблено альтернативным дискурсом, который проявился в...»

«ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ КНИГА ПУТЕШЕСТВИЙ СЕЙАХАТНАМЕ ЗЕМЛИ ЗАКАВКАЗЬЯ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ МАЛОЙ АЗИИ И ИРАНА Текст воспроизведен по изданиям: Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 3 Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана. М. Наука. 1983 «КНИГА ПУТЕШЕСТВИЯ» ЭВЛИИ ЧЕЛЕБИ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЗАКАВКАЗЬЯ СОПРЕДЕЛЬНЫХ ОБЛАСТЕЙ МАЛОЙ АЗИИ И ИРАНА В СЕРЕДИНЕ XVII в. В 1961 и 1979 гг. вышли два выпуска «Книги путешествия» Эвлии Челеби в переводе на русский язык. В первом выпуске были...»

«20 лет независимости: экономическая политика стран Центральной Азии. Iskandar Yuldashev Последнее десятилетие XX века войдет в мировую историю как период глубоких качественных сдвигов в общественном мировоззрении, в геополитической структуре мирового сообщества. Весь мир вступил в новую эру. Ее отличительными чертами являются, с одной стороны, усиление интеграционных процессов и сотрудничество между государствами и народами, образование единых политических и экономических пространств, переход...»

«АКТ № 22 ГО СУ ДА РСТВЕН НО Й И СТО РИ К О -КУ Л ЬТУ РНОЙ Э К С П Е РТ изы по земельным участкам, включающим все территории островов Антипенко и Сибирякова, под объекты мест отдыха общего пользования в Хасанском районе Приморского края. Настоящий акт государственной историко-культурной экспертизы (далее экспертиза) составлен в соответствии с Федеральным законом от 25.06.2002 г. № 73-Ф3 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» (гл. 5, ст. 28...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЙ И ПРИРОДНЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК «ТОМСКАЯ ПИСАНИЦА» ОТЧЕТ 2014 г. Директор Каплунов Валерий Александрович тел. (3842) 75-86-33 650099 г. Кемерово, ул. Томская, 5а e-mail: pisanitsa@mail.ru, Web-сайт: www.gukmztp.ru телефоны подразделений: приемная /факс (3842) 75-86-33; отдел экскурсий, туризма и связей с общественностью (3842) 75-10-90; бухгалтерия (3842) 36-69-66; СПРАВКА Историко-культурный и природный...»

«О.В. Павленко АВСТРИЙСКИЙ ВОПРОС В ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ (1945 – 1955 гг.) Постановка проблемы лекций Понятие «холодная война» имеет в исторической и политологической литературе самые разные интерпретации. Но все определения сходятся в одном: Холодная война являлась своего рода геополитической проекцией сложившегося после войны биполярного миропорядка. Силовые линии международной конфронтации, главным содержанием которой было соперничество двух сверхдержав, СССР и США, охватывали все планетарное...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИНСТИТУТ ИСТОРИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ» УДК 94(476)«1944/1991»+ +378–055.2(476)(091)«1944/1991» Олесик Екатерина Яковлевна ПОДГОТОВКА ЖЕНЩИН-СПЕЦИАЛИСТОВ В ВУЗАХ БССР (1944–1991 гг.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специальности 07.00.02 – отечественная история Минск, 201 Работа выполнена в Государственном учреждении образования «Республиканский институт высшей школы» Научный руководитель...»

«МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ПОТРЕБЛЕНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ Аманкул Абат Кайратович Студент ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, г. Астана Научный руководитель – старший преподователь Каратабанов Р.А. История развития человеческой цивилизации за последние два века характеризуется возрастающим вовлечением в хозяйственный оборот вс новых и новых запасов полезных ископаемых и возобновляемых природных ресурсов. В результате увеличения численности населения и роста индивидуального потребления за последние...»

«1. Цели освоения дисциплины Цели изучения дисциплины «Демография» – изучить законы естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности, познакомиться с базовыми основами демографии, дать представление о главных демографических закономерностях, уяснить особенности территориальной специфики народонаселения, ознакомить студентов с показателями и методами анализа демографических процессов, научить понимать демографические проблемы своей страны и мира, оценивать их...»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЙ Д.Л. Бродянский История первобытного общества © Издательство Дальневосточного университета 2003 ВЛАДИВОСТОК 2003 г. ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ КО ВТОРОМУ (ЭЛЕКТРОННОМУ) ИЗДАНИЮ ЛЕКЦИЯ ПЕРВАЯ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ЛЕКЦИЯ ВТОРАЯ К ИСТОКАМ КУЛЬТУРЫ ЛЕКЦИЯ ТРЕТЬЯ ОБЩЕСТВО НИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ПАЛЕОЛИТА. 23 ЛЕКЦИЯ ЧЕТВЕРТАЯ ПРОГРЕСС КУЛЬТУРЫ В ВЕРХНЕМ ПАЛЕОЛИТЕ ЛЕКЦИЯ ПЯТАЯ РОЖДЕНИЕ ИСКУССТВА...»

«Игорь Васильевич Пыхалов За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях» Серия «Опасная история» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12486849 Игорь Пыхалов. За что сажали при Сталине. Как врут о «сталинских репрессиях»: Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0809-0 Аннотация 40 миллионов погибших. Нет, 80! Нет, 100! Нет, 150 миллионов! Следуя завету Геббельса: «чем чудовищнее соврешь, тем скорее тебе поверят», «либералы» завышают реальные...»

«УДК 061.61 (=511.2):316.52(470.21) С.Н.Виноградова СААМСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В МЦНКО И ЦГП КНЦ РАН: ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПЯТНАДЦАТИ ЛЕТ РАБОТЫ Аннотация Статья посвящена вопросам развития саамских исследований в Центре гуманитарных проблем Баренц-региона КНЦ РАН начиная с 1990-х гг. и до наших дней. Определены основные предпосылки, определившие приоритетность саамских исследований на первых этапах развития Центра. Выделены три наиболее важных направления исследований: 1)...»

«Аннотация дисциплины История Дисциплина История (Модуль) Содержание Предмет историии. Методы и методология истории. Историография истории России. Периодизация истории. Первобытная эпоха человечества. Древнейшие цивилизации на территории России. Скифская культура. Волжская Булгария. Хазарский Каганат. Алания. Древнерусское государство IX – начала XII вв. Предпосылки создания Древнерусского государства. Теории происхождения государства: норманнская теория. Первые русские князья: внутренняя и...»

«Содержание План работы Ученого совета исторического факультета План работы Ученого совета юридического факультета План работы Ученого совета филологического факультета План работы Ученого совета факультета иностранных языков. 9 План работы Ученого совета факультета математики и компьютерных наук План работы Ученого совета физического факультета План работы Ученого совета химического факультета План работы Ученого совета экономического факультета План работы Ученого совета биологического...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова РЕФЕРАТ по истории науки тема: Современное состояние биотехнологии (биологические науки) Аспирант(ка): А.С. Ковтунова Научный руководитель: д.б.н. О.С. Ларионова Саратов 2015 г Содержание Введение 3 1. Структура современной биотехнологии 6 2. Микробиологический синтез (МБС) 7 3. Промышленные процессы с помощью ферментации 8...»

«Русские вне России. История пути Библиотека-фонд «Русское Зарубежье» (Москва) Русский Дом (Таллин) Таллинский университет Таллин «Русские вне России. История пути» Говоря о русском рассеянии, мы касаемся всех пяти континентов нашей планеты.Редакционная коллегия: В последние два десятилетия русское заруИ. Белобровцева (Таллин, Эстония) бежье интенсивно изучается историками, филоЕ. Душечкина (С.-Петербург, Россия) логами, социологами, искусствоведами, психоО. Коростелев (Москва, Россия) логами. В...»

«Дмитрий Николаевич Верхотуров Сталин и евреи Серия «Опасная история (Эксмо)» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9246420 Дмитрий Верхотуров. Сталин и евреи: Яуза-пресс; Москва; 2015 ISBN 978-5-9955-0741-3 Аннотация НОВАЯ книга популярного историка на самую опасную и табуированную тему. Запретная правда о подлинных причинах пропагандистской войны «детей Арбата» против Сталина. Опровержение одного из главных мифов XX века. Как «кремлевский горец»...»

«История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Санкт-Петербург 1703-2003 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБОЗРЕНИЕ ПРЕПОДАВАНИЯ НАУК 2002/03 ИЗДАТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ББК 74.58:92 С18 Редакционная коллегия:...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.