WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 27 |

«ТРИ СТОЛЕТИЯ РОССИЙСКОГО ФЛОТА Том второй XIX — начало XX вв. ПОЛИГОН Санкт-Петербург ББК 68.5 З Золотарев В. А., Козлов И. А. Три столетия Российского флота. В 3 т. Т. 2. — СПб.: З80 ...»

-- [ Страница 17 ] --

П. С. Нахимов разработал стройную систему использования артиллерии в обороне базы. Он требовал от артиллеристов упреждения противника в открытии огня, сосредоточения огня нескольких батарей по одной цели, широкого применения маневра огнем, постоянного поддержания взаимодействия между батареями и поддержки ими друг друга при ведении артиллерийской дуэли [3. С. 74].

Под руководством П. С. Нахимова были разработаны новые инструкции в целях организации более эффективного применения артиллерии по принципу массирования огня на решающих направлениях при совместном использовании береговой, корабельной и полевой артиллерии.

Разрабатывая новые методы использования артиллерии в борьбе с осадной армией противника, П. С. Нахимов в то же время уделял большое внимание обучению защитников Севастополя ведению общевойскового боя при поддержке артиллерии. В приказе от 3 мая 1855 г. он писал:

«В близком бою первый выстрел решает половину дела, а потому внимательное наблюдение при свете за открытием неприятельских амбразур послужит ручательством, что мы не будем предупреждены ими. Сосредоточив огонь преимущественно на ближайшие батареи, мы быстрым и метким действием артиллерии должны сбить их... Близкий бой — единственное средство к решительной победе на море — даст такой же результат на берегу и вознаградит бдительность, опытность и искусство доблестных моряков-артиллеристов» [1. С. 526].

Направляя основные усилия защитников Севастополя на укрепление обороны города с суши, откуда исходила главная опасность для базы флота, П. С. Нахимов в то же время обращал внимание и на усиление обороны города с моря. С этой целью он распорядился затопить при входе в бухту дополнительно еще несколько парусных кораблей. 13 февраля 1855 г. между Николаевской и Михайловской батареями были затоплены три старых линейных корабля и два фрегата [1. С. 459]. Оставшиеся в строю Один из бастионов Севастополя парусные корабли и пароходофрегаты были сведены в одну эскадру, предназначенную для обороны Севастопольского рейда. По утвержденному П. С. Нахимовым расписанию пароходофрегаты круглосуточно охраняли вход в бухту; кроме того, они были расписаны по огневым позициям на Севастопольском рейде для отражения совместно с береговой артиллерией нападения неприятельского флота с моря.

Чтобы наиболее эффективно использовать разнородные силы для совместной обороны главной базы флота с суши и моря, П. С. Нахимов организовал взаимодействие между войсками гарнизона, кораблями эскадры и береговой артиллерией. Одной из наиболее эффективных форм содействия флота сухопутным войскам являлась артиллерийская поддержка пароходофрегатов, которые имели довольно мощную артиллерию с дальностью стрельбы до четырех километров.

Артиллерийская поддержка войск пароходофрегатами носила систематический характер и велась в течение всего времени обороны Севастополя. Огонь корабли вели как с якорных позиций, находившихся на акватории Севастопольского рейда, так и на ходу при выходах в море. Огонь велся днем и ночью. Для стрельбы по невидимым целям артиллеристы применили новый метод корректировки огня с использованием береговых корректировочных постов. Чтобы снизить эффективность ответного огня по пароходофрегатам, последние часто меняли свои огневые позиции, маневрируя в пределах Севастопольской бухты.

Стрельба пароходофрегатов по береговым целям была весьма эффективна, и командиры стрелковых частей в период наиболее напряженных боев с союзными войсками часто обращались непосредственно к командирам кораблей с просьбой об огневом содействии [3. С. 75].

Большую помощь пароходофрегаты оказывали севастопольскому гарнизону в обеспечении перевозок войск между северным и южным секторами сухопутной обороны, которые производились через бухту. Они широко использовались также для перевозки боеприпасов, продовольствия, раненых и гражданского населения. Севастопольская бухта, в пределах которой в основном вели боевые действия пароходофрегаты, явилась своего рода испытательным полигоном, где первые отечественные паровые суда отрабатывали в условиях войны отдельные элементы пароходной тактики.

В руководстве обороной Севастополя особенно ярко проявились организаторские способности, военный талант и исключительная личная храбрость Павла Степановича Нахимова, которому 27 марта 1855 г. за отличие при обороне главной базы Черноморского флота было присвоено звание адмирала [1. С. 398].

В связи с производством в адмиралы П. С. Нахимов издал приказ по флоту, в котором отмечал, что на его долю выпала «завидная участь иметь под своим начальством подчиненных, украшающих начальника своими доблестями». Обращаясь к матросам, он писал: «Матросы. Мне ли говорить вам о ваших подвигах на защиту родного вам Севастополя и флота? Я с юных лет был постоянным свидетелем ваших трудов и готовности умереть по первому приказанию; мы сдружились давБомбардировка Севастополя флотом союзников.

Литография Тимма но; я горжусь вами с детства. Отстоим Севастополь...»

[1. С. 500—501].

Призывая матросов отстоять Севастополь во что бы то ни стало, адмирал П. С. Нахимов личным примером показывал, как следует решать эту задачу, проявляя храбрость и воинское мастерство. Пренебрегая смертью, он постоянно обходил оборонительные позиции и своим присутствием на бастионах старался поддерживать высокий боевой настрой защитников города. Его глубокая вера в высокие боевые качества солдат и матросов, неустанная забота о них снискали беспредельную привязанность и любовь к нему простых русских людей, сражавшихся на бастионах Севастополя.

В дни напряженных боев адмирал П. С. Нахимов в одном из приказов от 5 марта 1855 г. писал: «Я прошу частных начальников поспешить с устройством бань и обратить особое внимание на то, чтобы люди по возможности чаще ими пользовались» [1. С. 473]. В других приказах он обращал внимание офицеров на необходимость улучшения качества питания матросов и обеспечения их чистым постельным бельем и исправным обмундированием.

Находясь на бастионах, П. С. Нахимов подавал солдатам и матросам пример беспредельной храбрости, самообладания и уверенности в своих силах. Участник обороны Севастополя П. И. Лесли так описывал поведение П. С. Нахимова во время боя: «...Никто не был столько под пулями и бомбами, сколько он (Нахимов. — Авт.);

где только самый большой огонь, то он туда и лезет...

Решительно нужно удивляться смелости и хладнокровию этого человека; даже не мигнет глазом, если бомба разорвется у него под носом» [1. С. 500].

В конце мая 1855 г., проверяя состояние обороны на Камчатском люнете во время штурма его противником, П. С. Нахимов лично взял на себя руководство боем. Контуженный осколком разорвавшейся бомбы, он не покинул поле боя, возглавил штыковую атаку небольшого отряда солдат и матросов против превосходящих сил противника и вывел его из окружения.

В начале июня 1855 г., во время штурма позиций на Малаховом кургане, П. С. Нахимов прибыл на место боя и лично руководил отражением атакующих колонн противника. Возглавляемые им защитники Малахова кургана штыковой атакой очистили курган от врага.

Бесстрашие и героизм П. С. Нахимова, его стремление постоянно быть на передовых позициях среди солдат и матросов и вместе с ними делить опасность и тяготы боевой службы на бастионах и в окопах осажденного Севастополя поражали всех, кто окружал его в дни севастопольской страды, и вызывали горячее желание как-то уберечь своего любимого руководителя обороны от опасности. Однако Павел Степанович мимо ушей пропускал настоятельные рекомендации и просьбы быть осторожнее на передовой;

он в течение всей обороны города продолжал бывать на самых опасных участках обороны. «Совет — беречь себя — совершенно бесполезен, — писал Платон Воеводский, племянник П. С. Нахимова, — ежедневно разъезжает по бастионам. А князь (главнокомандующий, князь А. С. Меншиков. — Авт.) со своей стороны отравляет, сколько может, его минуту» [1. С. 449].

Владимирский собор в Севастополе, в котором похоронены Лазарев, Корнилов, Нахимов Систематические бомбардировки Севастополя сотнями орудий, выпускавших по городу десятки тысяч снарядов в день, атаки и штурмы осадной армии союзников в течение многих месяцев разбивались о величайшую стойкость гарнизона главной базы Черноморского флота. Однако, несмотря на исключительную стойкость и мужество ее защитников, положение Севастополя ухудшалось с каждым днем. Гарнизон нес большие потери, подкрепления не поступали, не хватало боеприпасов. П. С. Нахимов трезво оценивал складывавшуюся летом 1855 г. обстановку на фронте: предпосылок к улучшению он не видел. Но, объезжая позиции, которые подвергались наиболее интенсивному обстрелу и атакам противника, он попрежнему стремился поднять боевой дух защитников города, призывая их оборонять Севастополь до последней капли крови.

28 июня 1855 г., прибыв на Малахов курган, который подвергался особенно ожесточенным бомбардировкам и атакам противника, П. С. Нахимов, следя за ходом боя и отдавая распоряжения войскам, был смертельно ранен в голову и 30 июня, не приходя в сознание, скончался [1. С. 546—566].

На следующий день защитники Севастополя и жители города провожали в последний путь своего любимого адмирала. Гроб был покрыт Андреевским флагом, развевавшимся на его флагманском корабле «Императрица Мария» в Синопском сражении. Корабли, стоявшие на Севастопольском рейде, приспустили флаги и отдали последний артиллерийский салют своему флагману. Павла Степановича Нахимова похоронили в соборе Св. Владимира рядом с М. П. Лазаревым, В. А. Корниловым и В. И. Истоминым.

Смерть П. С. Нахимова явилась огромной утратой не только для Севастополя и Черноморского флота, но и для всей России. Со смертью адмирала П. С. Нахимова, писал участник обороны Б. П. Мансуров, «Севастополь лишился в нем ревностнейшего и неутомимо деятельного начальника, защитника, имя его гремело не только на Черноморском флоте, но даже во всей России» [1. С. 576].

После смерти П. С. Нахимова борьба за Севастополь продолжалась. Но, несмотря на мужество и стойкость защитников города, силы их постепенно уменьшались, а силы осадной армии непрерывно возрастали. В августе 1855 г. коалиционным войскам ценой огромных потерь удалось овладеть ключевой позицией обороны Севастополя — Малаховым курганом. Войска гарнизона вынуждены были оставить южную сторону Севастопольской бухты и перейти на северную, предварительно взорвав все укрепления и затопив оставшиеся корабли. С оставлением южной стороны бухты оборона Севастополя, продолжавшаяся 11 месяцев, закончилась.

Длительная оборона Севастополя вошла в историю нашей Родины как одно из наиболее выдающихся военных событий XIX в. и пример самоотверженного героизма воинов России, которые в условиях превосходства противника в численности войск и качестве оружия в течение 349 дней вели успешную борьбу с коалиционной армией.

Оборона Севастополя явилась ярким примером совместных действий армии и флота в обороне базы флота с моря и суши, в руководстве которой ведущую роль сыграли вице-адмирал В. А. Корнилов и адмирал П. С. Нахимов.

*** В успешном продвижении П. С. Нахимова по службе важную роль играли его личные качества. Он был высокообразованным и дисциплинированным человеком, на редкость трудолюбивым и в высшей степени ответственным офицером, бесконечно любящим флот и военно-морскую службу, обладал большими организаторскими способностями и особым талантом обучать и воспитывать военных моряков. Все эти качества в сочетании с феноменальной работоспособностью и умением сплачивать вокруг себя прогрессивно мыслящих подчиненных позволяли ему добиваться высоких результатов в боевой подготовке кораблей и соединений.

П. С. Нахимов как флотоводец прославился прежде всего созданием вместе с М. П. Лазаревым передовой школы воспитания и обучения военных моряков, которую иногда называют черноморской. В основе этой системы лежало привитие матросам и офицерам любви к Родине, т. е. воспитание у них патриотизма как основной движущей силы военно-морской службы и фундамента воинского долга по защите Отечества. Обосновывая мысль о роли матроса на корабле и в военно-морском флоте в целом как верного защитника Отечества, П. С. Нахимов утверждал, что «матрос есть главный двигатель на военном корабле; матрос управляет парусами, он же наводит орудие; матрос бросится на абордаж, если понадобится, все сделает матрос, ежели не будем смотреть на службу как на средство для удовлетворения своего честолюбия» [1. С. 613].

Считая матросов главным двигателем на военном корабле, П. С. Нахимов в то же время не принижал роли офицерского состава. Он как командир корабля и соединения придавал важное значение обучению и воспитанию офицеров.

Он требовал от офицеров честного и добросовестного выполнения служебных обязанностей, а также внимательного отношения к матросам и постоянной заботы о них, как это делал Павел Степанович сам.

Воспитание и обучение матросов и офицеров в условиях корабельной службы П. С. Нахимов рассматривал как единый и взаимосвязанный процесс воинского обучения и воспитания, обеспечивающий хорошую подготовку экипажей и высокий уровень боевой готовности корабля, соединения и флота в целом.

Участник обороны Севастополя Э. И. Тотлебен писал:

«...Нахимов более чем кто-либо содействовал выработке того типа русского матроса и развитию в Черноморском флоте того героического духа, который так блистательно выказался в войну 1854—1856 гг. В этом отношении его справедливо называют Джервисом русского флота» [10.

С. 20, 22].

Боевая подготовка корабля и соединения всегда была главным элементом служебной деятельности П. С. Нахимова. Важнейшим принципом, которым всегда он руководствовался, будучи командиром корабля и флагманом, являлось обучение моряков главным образом в море тому, что нужно на войне. Поэтому П. С. Нахимов большую часть кампании находился в море, производя многочисленные различные учения, которые он рассматривал в качестве лучшей школы подготовки моряков. Командир брига «Персей» А. И. Шестаков в своих «Воспоминаниях»

писал: «Службой считалось только то, что прямо вело к цели — пребывание в море или, как выражались, в походе,... таланту, энергии, страсти к деятельности открывалось широкое море, так и только там можно было ожидать служебных благ и внимания начальства» [4. С. 225].

В море корабли под руководством П. С. Нахимова отрабатывали задачи по совместному плаванию, маневрированию, производили учебные стрельбы. По инициативе М. П. Лазарева и П. С. Нахимова на Черноморском флоте впервые стали проводиться двусторонние учения по отработке тактики ведения морского боя, которые получили название учебных, или практических боев. П. С. Нахимов, будучи сторонником тактики решительного боя, на этих учениях отрабатывал такие приемы, как прорезание строя, охват головы эскадры, взятие противника в два огня, продольные залпы, которые являлись наиболее эффективными, и др. Применение подобной тактики, основы которой были разработаны еще адмиралом Ф. Ф. Ушаковым, обеспечивало решительный исход боя, к чему всегда стремились выдающиеся флотоводцы российского флота.

Обладая широким военным кругозором, П. С. Нахимов с глубоким пониманием политических и военных вопросов всесторонне анализировал обстановку на Черном море накануне и в ходе Крымской войны, что позволяло ему своевременно вскрывать оперативно-стратегические замыслы противника и принимать обоснованные решения с учетом реального соотношения сил, сложившегося на театре. Так, в начале Крымской войны он смог на основании полученных разведывательных данных раскрыть замысел турецкого командования высадить десант на Кавказское побережье и, перехватив турецкую эскадру в Синопе, в решительном бою уничтожить ее и таким образом сорвать высадку десанта.

После вторжения англо-французского флота в Черном море весной 1854 г. П. С. Нахимов вместе с В. А. Корниловым смогли раскрыть стратегический план высадки экспедиционной армии в Крыму и захвата Севастополя и, несмотря на бездействие главнокомандующего, князя А. С. Меншикова, вовремя подготовили Севастополь к длительной обороне и сорвали расчеты противника с ходу овладеть главной базой Черноморского флота.

Умение глубоко анализировать оперативно-стратегическую и тактическую обстановку на театре позволяло П. С. Нахимову не только раскрывать замыслы противника, но и правильно выбирать направление главного удара. Он прекрасно продемонстрировал это, например, в Синопском сражении: решение нанести главный удар по турецким кораблям, стоявшим в Синопе, и уничтожить их обеспечило выполнение основной задачи флота — срыва высадки турецкого десанта на Кавказ.

П. С. Нахимов внес существенный вклад в развитие военно-морского искусства отечественного флота, особенно в такие его области, как совместные действия армии и флота, крейсерские и блокадные действия и тактика морского боя.

Но особенно большой вклад внес П. С. Нахимов в развитие такой специфической части военного и военноРусская батарея обстреливает корабли противника морского искусства, как совместная оборона военно-морской базы сухопутными и военно-морскими силами.

При защите Севастополя под руководством П. С. Нахимова были успешно решены многие важнейшие вопросы военного и военно-морского искусства, связанные с обороной базы флота:

создание прочной и глубоко эшелонированной сухопутной обороны, представлявшей собой комплекс различных оборонительных сооружений и артиллерийских батарей;

создание надежной системы обороны базы с моря, включавшей наблюдательные посты, различные позиционные оборонительные средства, в том числе затопленные на фарватере корабли, береговую и корабельную артиллерию;

создание единого командования оборонительными силами, сухопутными и морскими силами и береговой артиллерией.

Адмирал П. С. Нахимов впервые в широких масштабах организовал контрбатарейную борьбу с вражеской артиллерией, обстрелявшей Севастополь. Он умело использовал паровые корабли для систематической артиллерийской поддержки войск, обеспечения воинских перевозок в пределах Севастопольской бухты и для борьбы с вражескими судами на подходах к Севастополю. Однако П. С. Нахимов не ограничивался лишь отражением вражеских атак и штурмов, а вел активную оборону, которая включала в себя смелые вылазки в расположение войск неприятеля и систематические набеги пароходофрегатов на его корабли, державшиеся вблизи Севастополя.

В условиях длительной осады города и серьезных затруднений со снабжением гарнизона продовольствием и боезапасом исключительно важное значение имело поддержание высокого морального духа защитников города. Адмирал П. С. Нахимов, пользовавшийся огромным авторитетом среди защитников и жителей города, с этим успешно справился. «Своим присутствием и примером, — пишет академик Е. В. Тарле, — он возвышал дух не только в моряках, благоговевших перед ним, но и в сухопутных войсках, также скоро понявших, что такое Нахимов» [9. С. 110].

Искусство П. С. Нахимова как руководителя обороны Севастополя проявилось также в умелой организации тесного взаимодействия разнородных сил и управления ими, которое осуществлялось в форме письменных приказов и устных распоряжений с предоставлением широкой инициативы подчиненным, что делало управление более гибким, оперативным и эффективным.

Однако, несмотря на выдающиеся организаторские способности и военный талант руководителей обороны Севастополя В. А. Корнилова и П. С. Нахимова, высокое военное искусство, проявленное ими в обороне базы флота, и героизм защитников города, Севастополь все же не устоял перед огромной осадной армией и мощным англофранцузским флотом, оснащенным современными средствами борьбы — нарезным оружием и паровыми кораблями, против которых личный состав армии, вооруженный устаревшими гладкоствольными ружьями, и флот, состоящий в основном из парусных судов, оказались бессильными.

В знак признательности заслуг Павла Степановича Нахимова перед Отечеством в Севастополе ему был поставлен памятник и назван его именем один из крейсеров российского флота. В память о прославленном адмирале в годы Великой Отечественной войны были учреждены орден и медаль Нахимова, которыми награждались моряки, отличившиеся при защите Родины. Сейчас имя прославленного адмирала носят Нахимовское военно-морское училище, в котором юноши получают среднее образование и постигают азы военно-морского дела, одно из высших военно-морских училищ в Севастополе, крейсер, набережные и улицы в Санкт-Петербурге, Севастополе и других приморских городах нашей страны. Именем Павла Степановича названо и село, в котором он родился и провел детство.

В советское время был издан ряд крупных работ, посвященных жизни и флотоводческой деятельности Павла Степановича Нахимова: сборник документов «П. С. Нахимов»; исторический очерк академика Е. В. Тарле «Нахимов»; работа Адмирала Флота Советского Союза, профессора И. С. Исакова «Адмирал Нахимов»; монография доктора исторических наук В. Поликарпова «Павел Степанович Нахимов»; биографический очерк доктора исторических наук Б. И. Зверева «Выдающийся русский флотоводец П. С. Нахимов» и др. В них Павел Степанович Нахимов предстает перед читателями не только как флотоводец, но и как человек, бесконечно любивший свою родину — Россию и отдавший без остатка ей свою жизнь.

На Балтике Одновременно с действиями на Черном море союзники предприняли нападения на русские базы и порты на Балтийском, Белом морях и Тихом океане. Наиболее крупные силы противник направил в Финский залив. Весной 1854 г. сюда прибыло до 80 английских и французских кораблей, из них почти половина паровых1.

Балтийский флот в это время насчитывал 26 парусных линейных кораблей и 17 фрегатов. Но среди них не было ни одного винтового корабля и имелось всего лишь 11 пароходофрегатов. Гребная флотилия (из 179 канонерских лодок и шлюпок) в новых условиях вооруженной борьбы на море какой-либо существенной роли в боевых действиях играть уже не могла. Таким образом, англо-французский флот на Балтийском театре, так же как и на Черноморском, имел подавляющее превосходство в паровых винтовых кораблях, что и легло в основу плана кампании союзников на Балтийском море.

Существенным недостатком русского флота являлась также отсутствие единого командования на театре. Командующему флотом адмиралу П. И. Рикорду были подчинены только силы, находившиеся в Кронштадте. Во главе Свеаборгской дивизии и гребной флотилии стояли свои начальники, не подчинявшиеся П. И. Рикорду. Но и подчиненными силами П. И. Рикорд не мог распоряжаться по своему усмотрению, над ним стоял великий князь генерал-адмирал Константин Николаевич, постоянно вмешивавшийся в руководство флотом. Это крайне затрудняло организацию боевых действий против союзников.

Английский флот (командующий вице-адмирал Ч. Нейпир) состоял из 10 винтовых линейных кораблей, 15 винтовых фрегатов, 7 парусных линейных кораблей, 17 пароходофрегатов и пароходов. Французский флот (командующий вице-адмирал Парсеваль-Дешен) имел 9 линейных кораблей (один винтовой), 7 фрегатов, 7 пароходофрегатов и 8 других судов [6. С. 528—529].

Русское командование, учитывая превосходство противника в силах, разработало оборонительный план военных действий на Балтийском море. Он был изложен в постановлении Особого совета адмиралов под председательством великого князя генерал-адмирала Константина Николаевича и сводился к следующему: «Превосходящая сила ожидаемого в Балтийском море неприятельского флота не дозволит нам вступить с ним в открытый бой с какой-либо надеждой на успех. Посему мы должны по необходимости остаться в положении чисто оборонительном, под защитой крепостей наших, но будучи в совершенной готовности пользоваться каждою благоприятною минутою переходить в наступление. Главной заботой нашей должно быть соединение всех трех дивизий в Свеаборге. Сильный флот всей центральной позиции свяжет движение неприятеля и, вероятно, воспрепятствует ему сделать какое-нибудь важное покушение на Кронштадт»

[1б. С. 61—62].

Отказавшись от активных наступательных действий, командование сосредоточило внимание на укреплении приморских крепостей и усилении обороны побережья.

Противодесантная оборона строилась на принципе взаимодействия сухопутных войск и корабельных сил, позиционных средств борьбы и наблюдательных постов, развернутых по всему побережью. Оборону побережья осуществляли 179 батальонов, 144,5 эскадрона и 384 орудия.

Из них 65 % сухопутных войск и 70 % артиллерии было сконцентрировано в районе Санкт-Петербурга. Здесь же находились и основные силы флота — две дивизии кораблей и часть канонерских лодок гребной флотилии. Они предназначались для защиты Северного и Южного кронштадтских фарватеров. Оборона Кронштадта и Свеаборга была усилена позиционными средствами: береговой артиллерией, ряжами, блокшивами и минными заграждениями.

Система оборонительных сооружений Кронштадта состояла из четырех фортов (Петр I, Павел I, Александр I и Кроншлот), отдельных береговых батарей, установленных на о-ве Котлин, и подводноряжевых преград, защищавших Южный и Северный фарватеры. Северный фарватер защищал, кроме того, отряд блокшивов, развернутых за подводноряжевым заграждением.

С началом военных действий оборона Кронштадта была усилена минными заграждениями, поставленными южнее и севернее о-ва Котлин. В 1854 г. на пяти минных заграждениях было выставлено 609 мин. Минная позиция (три заграждения) в районе Южного фарватера находилась под прикрытием более 500 орудий фортов — Павел I, Александр I, Петр I — и батареи Меншикова. Два заграждения, выставленные около Северного фарватера, прикрывались небольшими отрядами блокшивов. В 1855 г. на подступах к Кронштадту выставили еще восемь минных заграждений (1256 гальванических мин). Таким образом, в районе Кронштадта впервые в истории вооруженной борьбы на море была создана минно-артиллерийская позиция, являвшаяся основой обороны подступов к Санкт-Петербургу с моря.

Большое внимание было уделено также обороне Свеаборгской крепости, прикрывавшей подходы к Гельсингфорсу (Хельсинки). Здесь было выставлено несколько заграждений из 994 мин различных образцов. Их прикрывали береговые батареи, установленные на островах, и корабли. Минные заграждения были выставлены также у Ревеля и Усть-Двинска. Минное оружие, впервые примененное русскими для обороны военно-морских баз и портов, послужило одной из главных причин отказа союзного командования от наступательных действий на данном театре.

В июне 1854 г. главные силы англо-французского флота подошли к Красной Горке (южное побережье Финского залива), но атаковать Кронштадт не решились. Через несколько дней корабли ушли к Аландским островам и блокировали их. На островах находилась небольшая крепость Бомарсунд, вооруженная 112 устаревшими орудиями с гарнизоном 1600 человек. Воспользовавшись отсутствием у Аландских островов минных заграждений, союзная эскадра подошла к Бомарсунду и в течение четырех дней подавила огонь русских батарей, после чего высадила 12-тысячный десант и 4 августа захватила разрушенную крепость. Это была единственная победа, которой добился противник на Балтийском море в 1854 г.

Английские паровые суда, подорвавшиеся на минах возле Кронштадта в июне 1855 г.

Успехи были настолько скромные, что общественность Англии и Франции осталась крайне недовольна результатами действий своего флота, потребовала замены командования и активизации деятельности морских сил против русских баз и портов на Балтийском море.

На следующий год союзный флот, состоявший исключительно из паровых винтовых кораблей, во главе с новым командованием — английским контр-адмиралом Р. Дандасом и французским контр-адмиралом Пено, — вновь прибыл в Финский залив и сразу же направился к Кронштадту. Однако и на этот раз неприятель не проявил особой решительности и действовал более чем осторожно.

Сосредоточив главные силы флота в районе Красной Горки и о-ва Сескар, в начале июня 1855 г. союзники приступили к разведке укреплений Кронштадта. Разведку они начали со стороны Северного фарватера, так как полагали, что с северной стороны крепость укреплена слабее, чем с южной. Но их расчеты не оправдались:

при проведении разведки четыре пароходофрегата подорвались на минах и вышли из строя. Опасаясь больших потерь, союзное командование отказалось не только от атаки Кронштадта, но и от продолжения разведки. Первый в истории боевой успех от применения минного оружия ознаменовал появление на море новой опасности, против которой флот не имел тогда никаких средств защиты.

Потерпев неудачу под Кронштадтом, неприятельский флот в конце июня отошел на запад и стал готовиться к нападению на Свеаборг. Замысел союзного командования заключался в том, чтобы, используя дальнобойную артиллерию, подавить с дальних дистанций огонь русской береговой и корабельной артиллерии, затем высадить морской десант и захватить крепость.

Готовясь к отражению нападения на Свеаборг, русское командование усилило минные заграждения, дополнительно установило на островах несколько береговых батарей, на важнейших направлениях развернуло линейные корабли «Россия» (120 орудий), «Иезекииль»

(70 орудий), фрегат «Цесаревич» и бригаду гребных канонерских лодок, а в проливах, через которые противник мог пройти к Свеаборгу, затопило блокшивы и канонерские лодки.

Для атаки крепости союзники выделили 10 линейных кораблей, девять фрегатов и корветов, семь вооруженных колесных пароходов, 25 канонерских лодок и 21 бомбардирское судно. Англо-французское командование, опасаясь подрыва кораблей на минах, предпочло огонь по Свеаборгу вести с дальних дистанций. Утром 28 июля корабли заняли места согласно намеченной диспозиции. Впереди, на расстоянии трех-четырех верст от внешней линии свеаборгских укреплений, держались на ходу бомбардирские суда и канонерские лодки, а за ними стояли на якоре линейные корабли и фрегаты.

Бой начался в 7 ч 30 мин. Первыми огонь по крепости и береговым батареям, установленным на островах, открыли канонерские лодки и бомбардирские суда, вооруженные мощными дальнобойными орудиями. Обстрел продолжался двое суток. Противник выпустил по крепости, береговым батареям и русским кораблям более 20 тыс.

снарядов различных калибров, но из-за большой дальности стрельба была малоэффективна. Неоднократные попытки высадить десант на о-ве Друме были сорваны огнем батарей крепости.

Все защитники Свеаборга действовали храбро и умело. Но все же наиболее доблестно сражался экипаж линейного корабля «Россия» под командованием капитана 1 ранга В. К. Поплонского. Семнадцать часов он находился под непрерывным огнем, защищая главный вход на рейд, пролив Густавсверд, получил более 40 попаданий, 3 подводные пробоины, но в пролив противника не допустил. В критических ситуациях личный состав не терял присутствия духа, действовал исключительно самоотверженно. Так, когда одна из бомб пробила палубу и застряла в районе крюйт-камеры, подпоручик Ф. С. Попов с группой матросов бросился в трюм и предотвратил взрыв пороха.

Не добившись успеха, неприятель 30 июля прекратил атаки и удалился от Свеаборга. Одна английская газета так резюмировала итоги бесславного похода союзной эскадры на Балтику: «Великий и огромный флот... вернулся с весьма сомнительным триумфом.... Свеаборгские укрепления остались нетронутыми, а русские военные суда не уничтожены»1.

Бомбардировка Свеаборга обошлась союзникам дорого — в 1,5 млн золотых рублей — и не дала никаких результатов.

Защитники Свеаборгской крепости под командованием генерал-лейтенанта А. Ф. Сорокина умело использовали не только минные заграждения, но и разнородные силы: сухопутные войска, корабли, крепостную и береговую артиллерию. В ходе обороны крепости впервые в истории военно-морского искусства русские корабли вели бой на заранее подготовленной минно-артиллерийской позиции, что позволило парусным кораблям успешно отразить атаку во много раз превосходящего по силе англофранцузского парового флота.

После этого неприятель больше не предпринимал на Балтийском море крупных действий, а ограничивался лишь крейсерством отдельных кораблей и небольших отрядов в Финском и Ботническом заливах. В конце ноября 1855 г.

англо-французский флот покинул Балтийское море.

Однако было бы неправильно считать, что боевые действия его на Балтийском море никак не повлияли на общий ход Крымской войны. Присутствие здесь крупных кораблей противника вынуждало царское правительство держать для обороны побережья и особенно столицы значительные сухопутные силы и не давало возможность использовать их на главном театре военных действий в Крыму.

Оборонительная стратегия, которой придерживался русский флот на Балтийском море, вызвала неудовольствие русской общественности и осуждение со стороны отдельных адмиралов, которые считали, что в сложившейся обстановке он должен был не обороняться, а наступать. Нашлись и такие, которые предлагали даже высадить десант на побережье Англии. Некоторые исследователи Крымской войны (А. Лебедев и М. Петров) также считают, что при сложившемся соотношении сил на Балтийском театре русский флот имел полную возможность и должен был действовать более активно в открытом море, а не укрываться в Свеаборге и Кронштадте.

Данное утверждение представляется не вполне обоснованным. Русский флот по числу военных кораблей действительно не уступал союзному, но по своим боевым возможностям они были неравноценны: парусные корабли не способны были на равных противоборствовать с паровыми. Паровой флот противника, имевший к тому же дальнобойную артиллерию, мог сравнительно свободно выбирать нужную ему позицию и буквально расстреливать парусные русские суда, маневр которых всецело зависел от направления и силы ветра. Ни искусство командиров, ни высокий уровень подготовки, ни храбрость моряков не могли бы спасти их от неминуемой гибели.

Именно поэтому русское командование вынуждено было избегать встречи с противником в открытом море.

Решение на ведение оборонительных действий на минноартиллерийской позиции было в целом правильным. Боевые действия на Балтике подтвердили целесообразность применения позиционного метода борьбы парусных кораблей против паровых, предложенного еще В. А. Корниловым.

Однако боевые возможности Балтийского флота были использованы не полностью. Был упущен ряд благоприятных моментов для развертывания более активных действий в восточной части Финского залива, когда силы противника задействовались одновременно для решения различных задач и не представляли собой единую, монолитную силу.

Однако разведка на театре практически не велась и командование не имело четкого представления об обстановке.

Сказалось и отсутствие единого командования на театре.

Падение Севастополя Несмотря на стойкость и героизм защитников Севастополя, их положение с каждым днем ухудшалось. Гарнизон нес большие потери, подкрепления не поступали, не хватало боеприпасов. С оставлением Южной стороны героическая оборона Севастополя, продолжавшаяся 11 месяцев, закончилась. «Севастополь пал, но пал с такой славой, — писал декабрист Бестужев, — что каждый русский, в особенности моряк, должен гордиться таким падением, которое стоит блестящих побед» [3а. С. 73].

Длительная оборона Севастополя вошла в историю России и как одно из наиболее выдающихся военных событий XIX в., и как пример героизма русских воинов, которые смогли в течение 349 дней вести успешную борьбу с превосходящими силами сильнейших государств Западной Европы. «Надолго оставит в России следы эта эпопея Севастопольская, которой героем был народ русский», — писал участник обороны Л. Н. Толстой [8а. С. 124].

Одновременно с осадой Севастополя союзники вели боевые действия и против других русских баз и портов на Черном и Азовском морях. Одной из первых подверглась нападению Одесса. 10 апреля 1854 г., т. е. еще до высадки десанта в Крыму, англо-французская эскадра в составе 19 линейных кораблей и 10 пароходофрегатов подошла к городу и подвергла его бомбардировке. Затем союзники попытались высадить десант, но губительный огонь береговых батарей заставил их отказаться от десантирования войск.

Набеговые действия на побережья Черного и Азовского морей возобновились весной 1855 г. 12 мая 80 кораблей противника атаковали Керчь и Еникале, высадили 16-ты

<

Русские войска покидают Севастополь

сячный десант и захватили в Керченском порту большие запасы угля [10. С. 150—154].

В Азовском море англо-французские корабли подвергли ожесточенному обстрелу незащищенные города и населенные пункты Бердянск, Геническ, Мариуполь, Таганрог, Арабат, Ейск. Набеги сопровождались грабежами мирного населения.

Упорное сопротивление союзным кораблям оказали защитники крепости Кинбурн. Здесь противник впервые применил бронированные корабли. Крепость Кинбурн, расположенная при входе в Днепровско-Бугский лиман, прикрывала подходы к Херсону и Николаеву. В ней находились сравнительно небольшой гарнизон (около 1500 человек) и 75 устаревших орудий. Союзники, учтя опыт неудачной атаки Севастополя с моря в октябре 1854 г., не рискнули атаковать крепость с помощью деревянных судов и решили использовать для этой цели броненосные корабли. Во Франции к этому времени было построено пять плавучих батарей, защищенных железной четырехдюймовой броней. Они имели водоизмещение 1400 т и были вооружены 18—50-фунтовыми гладкоствольными орудиями. Три из них, переведенные на Черное море в 1855 г., приняли участие в нападении на Кинбурн.

В начале октября 1855 г. англо-французский флот в составе 80 боевых кораблей и транспортных судов с 9-тысячным десантом на борту подошел к Кинбурну и занял огневые позиции. Впереди, на расстоянии 4 км от русских укреплений, находились три бронированные батареи, а за ними — во второй боевой линии — линейные корабли и пароходофрегаты. Броненосные корабли должны были подавить огонь крепостной артиллерии и обеспечить высадку десанта.

Утром 3 октября корабли открыли огонь по Кинбурну.

Русские артиллеристы ответный огонь сосредоточили на броненосных кораблях. Артиллерийская дуэль продолжалась в течение трех дней. Но броненосные корабли оказались практически неуязвимыми. По данным английского историка Вильсона, в броненосные корабли попало около 200 снарядов, но «ни один из них не причинил никакого серьезного повреждения, кроме выбоин, глубиною в один или полтора дюйма» [1б. Т. 1. С. VI]. Поэтому исход артиллерийского поединка оказался вполне закономерным: корабли подавили русские батареи и тем самым дали возможность своему десанту высадиться на берег и 5 октября захватить крепость.

Захватив Кинбурн, союзный флот, однако, не смог прорваться в Днепровско-Бугский лиман из-за минных заграждений, поставленных русскими еще летом 1854 г. Англофранцузское командование, не желая рисковать кораблями, отказалось от нападения на Херсон и Николаев.

Разрушив укрепления Кинбурна, противник покинул его.

Действия англо-французского флота против Кинбурна показали, что применение броненосных кораблей в корне изменило условия борьбы флота с береговыми укреплениями. Так, если при первой бомбардировке Севастополя в октябре 1854 г. деревянные суда, имевшие на вооружении 2680 пушек, потерпели поражение в борьбе против 150 русских крепостных орудий, то при атаке Кинбурна всего лишь три броненосных корабля с 54 орудиями обеспечили победу над приморской крепостью.

Первое успешное использование броненосных кораблей в боевых действиях на море продемонстрировало их огромное преимущество перед небронированными деревянными судами и положило начало новому этапу в военном кораблестроении — развитию броненосного флота.

На Белом море и Тихом океане Одновременно с действиями на Балтийском море союзный флот совершил несколько набегов на северное и дальневосточное побережья России. Летом 1854 г. англо-французская эскадра (10 кораблей) попыталась прорваться к Архангельску, но, встретив отпор со стороны береговых батарей и канонерских лодок, вынуждена была отступить. Не увенчалась успехом и попытка атаковать Соловецкий монастырь. Не сумев захватить укрепленные объекты побережья, англо-французские корабли начали варварские бомбардировки мирных сел и городов, разрушили и сожгли около 100 домов.

На Дальнем Востоке союзники рассчитывали захватить Петропавловск-Камчатский — основной опорный пункт русских на Тихом океане, но также потерпели неудачу.

20 августа 1854 г. англо-французская эскадра в составе шести кораблей (три фрегата, пароходофрегат, корвет, бриг — всего 212 орудий) подошла к Петропавловску и подвергла его бомбардировке. Однако береговые батареи и стоявшие в порту фрегат «Аврора» и военный транспорт «Диана» дали отпор, вынудили противника прекратить обстрел, снять с берега высаженный десант и отступить.

24 августа союзники возвратились и вновь обстреляли город. На этот раз они высадили десант численностью около 850 человек. Как только противник высадился на берег, небольшой отряд солдат и матросов (300 человек) во главе с военным губернатором Камчатки генерал-майором В. С. Завойко и командиром фрегата «Аврора» капитан-лейтенантом И. Н. Изыльметьевым атаковал врага и сбросил его в море. Потеряв до 450 человек убитыми Отражение нападения англо-французской эскадры на Петропавловск 18—24 августа (30 августа —5 сентября) 1854 г.

и ранеными, противник вынужден был забрать на корабли остатки десанта и 27 августа уйти из Авачинской губы.

Таким образом, боевые действия англо-французского флота на Балтийском, Белом морях и Тихом океане закончились полным провалом.

После падения Севастополя незначительные по масштабам боевые действия велись на Черном море и на других театрах до конца 1855 г. В январе 1856 г. обе стороны, сильно истощенные войной, начали переговоры, закончившиеся 18 марта 1856 г. подписанием в Париже мирного договора. По этому договору Россия лишилась южной части Бессарабии и права укреплять Черноморское побережье и Аландские острова на Балтийском море, возвратила Турции г. Карс в обмен на Севастополь. Но самым тяжелым ударом для России было лишение ее права иметь на Черном море военный флот. Черное море объявлялось закрытым для военных кораблей всех государств [6. С. 541].

Крымская война, длившаяся три года, закончилась поражением царской России. Она убедительно доказала необходимость иметь сильный военно-морской флот, способный надежно защищать страну с морских направлений, в том числе на Севере и Дальнем Востоке.

Крымская война стала одним из крупнейших военных событий начала второй половины XIX в., оказавшим большое влияние на развитие военно-морских сил и военно-морского искусства. Вооруженная борьба на море дала толчок к совершенствованию минного оружия (особенно в России, которая вплоть до Первой мировой войны включительно занимала ведущее место в его развитии и использовании), строительству носителей и броненосных кораблей.

Литература

1. Адмирал П. С. Нахимов: Документы. М., 1954.

1а. Боевая летопись русского флота. М., 1948.

1б. Бородкин М. Война 1854—1855 гг. на Финском побережье: Исторический очерк. СПб., 1904.

1в. Вильсон Х. Броненосцы в бою. В 2 т. СПб., 1886.

2. Вице-адмирал Корнилов: Материалы для истории русского флота.

М., 1947.

2а. Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856 гг. СПб., 1913.

Т. 2. Ч. 1.

3. Зверев Б. Выдающийся русский флотоводец П. С. Нахимов. Смоленск, 1955.

3а. Золотарев В. А., Козлов И. А. Российский военный флот на Черном море и в Восточном Средиземноморье. М., 1989.

4. Исаков И. Адмирал Нахимов//Новый мир. 1952. №7.

4а. История СССР. М., 1941. Т. 2.

5. Лазарев М. П. Документы: В 2 т. М., 1952—1955.

5а. Материалы по истории Крымской войны и обороне Севастополя.

СПб., 1871. Т. 1.

6. Морской атлас. М., 1959. Т. III. Ч. 1: Описания к картам.

6а. Поликарпов В. Павел Степанович Нахимов. М., 1960.

7. Русский архив. 1872. Кн. 2

8. Русский вестник. 1872. Т. 100.

8а. Толстой Л. Н. Собр. соч. М., 1951. Т. 2.

9. Тарле Е. В. Нахимов. М., 1950.

10. Тотлебен Э. И. Описания обороны Севастополя, СПб., 1872.

Броненосный флот второй половины XIX в.

Крымская война подвела черты под многовековой историей развития парусного флота. Она наглядно и со всей убедительностью показала, что у парусных кораблей больше нет будущего, необходима срочная их замена паровыми броненосными. Однако это веление времени не могло быть претворено в жизнь в России в короткие сроки. Ее тяжелое экономическое и финансовое положение, промышленная и техническая отсталость создавали неимоверно большие трудности в революционном техническом преобразовании флота. Масштабы и темпы строительства броненосного флота России увеличивались по мере улучшения экономического положения страны и ускорения процесса промышленного переворота, что, в свою очередь, обусловило развитие его в два этапа.

Первый этап охватывал 60—70-е годы XIX в. и характеризовался постройкой небольших броненосных кораблей береговой обороны и созданием крейсерских сил, предназначенных для ведения боевых действий на океанских коммуникациях. На втором этапе, начавшемся в 80-е годы, был создан и получил развитие мореходный броненосный флот вначале на Балтийском, а затем и на других морских театрах.

Важным условием вступления России в новую стадию своего экономического развития, стадию промышленного капитализма, явилась ликвидация главного препятствия на пути роста производительных сил — крепостного права, отмененного в 1861 г. Отмена его и проведение других буржуазных реформ дали мощный толчок процессу промышленного переворота в экономике России и коренным преобразованиям в различных областях (табл. 1), в частности, и в военном деле.

Таблица 1

–  –  –

Для изготовления машин и различных металлообрабатывающих станков, составляющих техническую основу крупного промышленного производства, а также для строительства железных дорог, паровозов, военных кораблей и транспортных судов требовалось большое количество металла и энергетических ресурсов. В связи с этим в России начиная с 60-х годов XIX в. стала быстро развиваться металлургическая промышленность. Так, с 1860 по 1900 годы выплавка чугуна в стране увеличилась в девять с лишним раз (с 323,4 до 2919,2 тыс. т), производство стали и железа — в 13 раз (с 205,8 до 2706,7 тыс. т). Причем, если до 90-х годов в производстве сортового металла главное внимание уделялось изготовлению железа, а объем выплавки стали среди черных металлов был невелик, то к концу столетия достигал 82,3% от общего выпуска сортового железа. В 1900 г.

металлургическая промышленность на 98,9% удовлетворяла потребность страны в стали и полностью обеспечивала строительство броненосного флота из отечественных материалов [5. С. 576—577].

Сложнее обстояло дело с цветными металлами, крайне необходимыми для машиностроения в целом и для нужд флота в частности. Несмотря на богатые месторождения, Россия ввозила цветные металлы из-за границы; потребности страны в меди к концу XIX в. удовлетворялись на 40%, в цинке — на 34%, в свинце — на 0,4%.

Внедрение паровых машин в промышленное производство, транспорт и использование их на военных кораблях обусловили также резкий скачок в добыче каменного угля и нефти. Добыча каменного угля с 1860 по 1900 годы возросла почти в шесть раз (с 213,8 до 1265,5 тыс. т), нефти с 1871 по 1900 годы — в 4,8 раза. Однако, если около 20% нефти и нефтепродуктов вывозилось за границу, то потребности страны в угле собственного производства удовлетворялись лишь на 8,3% [5. С. 579].

Во второй половине XIX в. число машиностроительных предприятий в России увеличилось по сравнению с 1850 г. более чем в 20 раз. Однако они не обеспечивали потребности страны в двигателях и станках. Наиболее слабой отраслью промышленности являлось судостроение: на отечественных верфях было построено всего лишь 25% судов, числившихся в составе торгового флота России к началу XX в. Несколько лучше дело обстояло с судостроительными заводами Морского ведомства, на которых строились военные корабли [5. С. 581].

Развитие промышленного производства и связанные с ним успехи в области металлургии и машиностроения создали необходимые экономические и технические предпосылки для строительства в России броненосных кораблей.

Но это было только одно, правда, наиболее важное условие для успешного решения проблемы создания современного военного флота. Другим, не менее важным условием, являлось комплектование кораблей личным составом. Постройка паровых кораблей потребовала призыва в военно-морской флот грамотных и технически подготовленных людей, способных обслуживать качественно новую боевую технику.

Развитие промышленности вызвало во второй половине XIX в. быстрый рост численности городского населения, особенно в крупных промышленных центрах страны, создало благоприятные условия для разрешения проблемы броненосного флота комплектования личным составом.

Положительно на развитии парового броненосного флота в России сказались и военные реформы, проведенные по инициативе военного министра Д. А. Милютина в 60—70-е годы XIX в. Они стали логическим следствием реформы 1861 г. и преследовали цель превратить армию и флот феодально-крепостнического государства в вооруженные силы страны буржуазного типа. Это потребовало изменения системы комплектования вооруженных сил, подготовки рядового и офицерского состава, перевооружения армии и флота и проведения других мероприятий, связанных с созданием вооруженных сил нового типа.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 27 |
 

Похожие работы:

«УДК 373.167.1(075.3) ББК 63.3(О)я7 В Условные обозначения: — вопросы и задания — вопросы и задания повышенной трудности — обратите внимание — запомните — межпредметные связи — исторические документы Декларация — понятие, выделенное обычным курсивом, дано в терминологическом словаре Т. С. Садыков и др. Всемирная история: Учебник для 11 кл. обществ.-гуманит. В направления общеобразоват. шк./ Т. С. Садыков, Р. Р. Каирбекова, С. В. Тимченко. — 2-е изд., перераб., доп.— Алматы: Мектеп, 2011. — 296...»

«Генкелъ Дмитрий Анатольевич САБИНИН АКАДЕМИЯ НАУК СССР РЕДКОЛЛЕГИЯ СЕРИИ «НАУЧНО-БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА» И ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ АН СССР ПО РАЗРАБОТКЕ НАУЧНЫ Х БИОГРАФИЙ ДЕЯТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ: Л. Я. Бляхер, А. Т. Григорьян, Б. М. Кедров, Б. Г. Кузнецов, В. И. Кузнецов, А. И. Купцов, Б. В. Левшин, С. Р. Микулинский, Д. В. Ознобишин, 3. К. Соколовская (ученый секретарь), В. Н. Сокольский, Ю. И. Соловьев, А. С. Федоров (зам....»

«Московская Международная Историческая Модель ООН РГГУ 201 Международный трибунал по морскому праву ДЕЛО О ТАНКЕРЕ «САЙГА» (1997 г.) Доклад эксперта Москва Содержание Содержание Введение Глава 1. Общие положения 1.2. О Международном Трибунале по морскому праву 1.2. Об источниках международного морского права 1.3. О морских пространствах в международном морском праве Глава 2. Общая характеристика дела о танкере «Сайга» 2.1. Предыстория дела 2.2. Позиция заявителя 2.3. Позиция ответчика 2.4....»

«С. И. Лиман Изучение проблемы феодализма в трудах медиевистов Украины (1804—первая половина 80-х гг. XIX в.) роблема изучения феодализма традиционно принадлежит к числу важнейших во всемирной истории. Сущность феодальных отношений пытались постичь уже их современники [см.: 1, I. 3. 23. 1–4, с. 149–150; II. 4. 10. 3, с. 235–236]. Обсуждение данной проблемы, сохраняющей острую актуальность и в последние десятилетия [2, с. 4–5; 3; 4], достигло особой остроты в XIX в. [ср.: 5, с. 93–94, 97–98]....»

«ЭО, 2006 г., № 2 © Р. Р. Садиков ТРАДИЦИОННЫЕ ВЕРОВАНИЯ ЗАКАМСКИХ УДМУРТОВ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ Традиционные верования удмуртов стали объектом исследования уже с самого начала этнографического изучения этого народа. Как отмечает В.Е. Владыкин религия и мифология удмуртов никогда не были обделены вниманием это традиционный сюжет удмуртской этнографии. Именно о религии удмуртов, очевидно, в силу ее таинственности и экзотичности, больше всего писали в прошлом (каждая четвертая публикация об...»

«. РОМЕН ГАРИ Повинная голова im WERDEN VERLAG DALLAS AUGSBURG 2003 Ромен Гари Romain Gary Повинная голова La tete coupable Перевод с французского The book may not be copied in whole or in part. Commercial use of the book is strictly prohibited.. The book should be removed from server immediately upon c request. c Editions Gallimard, 1968, 1980 c «Иностранка», 2002 c Б.С.Г.-ПРЕСС, 2002 c И. Кузнецова, перевод, 2002 c «Im Werden Verlag», 2003 http://www.imwerden.de info@imwerden.de OCR,...»

«1. 15 апреля 2014 г. АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ ВВЕДЕНИЕ Историческая справка: Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Самарский государственный технический университет в г. Сызрани (далее Филиал) создан 01 июля 1962 года как Филиал Куйбышевского индустриального института им. В.В. Куйбышева в г. Сызрани путем реорганизации общетехнического факультета Куйбышевского индустриального института им. В.В. Куйбышева приказом...»

«НОВЫЕ КНИГИ Новая книга о преподобном Сергии Радонежском и Троице Сергиевом монастыре * Проблемы истории Русской Церкви эпохи Средневековья и раннего Но вого времени в последние 15–20 лет привлекают многих зарубежных авто ров 1. В центре их внимания — различные аспекты жизни монастырей, в пер вую очередь поминальная практика. Этот подход сопровождается активной разработкой соответствующей источниковой базы 2. Повышенный интерес к изучению и изданию источников по поминальной практике (кормовых,...»

«Кафедра истории древнего мира Институт истории и международных отношений Институт археологии и культурного наследия Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского ANTIQVITAS IVVENTAE Сборник научных трудов студентов и аспирантов Саратов 2011 Издательский центр «Наука» УДК 9(37+38)(082) ББК 63.3(0)32я43 А РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: к.и.н. А.В. Короленков, асп. Е.В. Кузнецова, асс. А.А. Савинов (отв. секретарь), к.и.н. доц. Е.В. Смыков (отв. редактор), к.и.н. доц. Н.Б. Чурекова...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ПО ИТОГАМ РАБОТЫ ЧЕЛЯБИНСКОГО ИНСТИТУТА РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЗА 2013/2014 УЧЕБНЫЙ ГОД В подготовке публичного доклада ГБОУ ДПО «Челябинский институт развития профессионального образования» (ЧИРПО) принимали участие:1) ректор ГБОУ ДПО «ЧИРПО» Е. П. Сичинский, доктор исторических наук, доцент;2) проректоры ГБОУ ДПО «ЧИРПО»: Л. В. Котовская — первый проректор, заслуженный учитель РФ, кандидат педагогических наук; З. А. Федосеева — проректор по учебно-методической...»

«С. В. Березницкий Армиллярные сферы – уникальные музейные экспонаты.УДК 069.2:3 С. В. Березницкий АРМИЛЛЯРНЫЕ СФЕРЫ – УНИКАЛЬНЫЕ МУЗЕЙНЫЕ ЭКСПОНАТЫ МУЗЕЯ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУСТКАМЕРА) РАН Изучением истории, анализом процесса пополнения астрономических коллекций Кунсткамеры, Музея антропологии и этнографии (далее – МАЭ) РАН, Музея М. В. Ломоносова в XVIII–XXI вв. занимались М. И. Сухомлинов, Р. И. Каплан-Ингель, Т. В. Станюкович, В. Л. Ченакал, Э. П. Карпеев, Т. К....»

«© 1993 r. И.А. ВАСИЛЕНКО АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК НАУКА* ВАСИЛЕНКО Ирина Алексеевна — докторант Института всеобщей истории РАН.1.2. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЙ «АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ» И «ГОСУДАРСТВЕННОЕ АДМИНИСТРИРОВАНИЕ» Когда термин «администрация» встречается рядовому гражданину, он думает о бюрократической волоките, которую необходимо преодолеть, чтобы добиться какихлибо услуг или информации. О. де Бальзак с горькой иронией писал: «Существует только одна...»

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет» Исторический факультет УдГУ Дербин Евгений Николаевич ИНСТИТУТ КНЯЖЕСКОЙ ВЛАСТИ НА РУСИ IX — НАЧАЛА XIII ВЕКА В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Ижевск УДК 94(47)”9/13” ББК 63.3(2)411-3 Д 3 Рецензенты: В.В. Пузанов, к.и.н, доцент Удмуртского университета; И.Г. Шишкин, к.и.н., доцент Тюменского государственного университета. Дербин Е. Н. Институт княжеской власти на Руси IX — начала XIII века в...»

«Ю. П. А в е р к и е в а У ИСТОКОВ СОВРЕМЕННОЙ ЭТНОГРАФИИ (К СТОЛЕТИЮ ВЫХОДА В СВЕТ «ДРЕВНЕГО ОБЩЕСТВА» Л. Г. МОРГАНА) Классический труд Л. Г. Моргана «Древнее о б щ е с т в о » 1 (1877 г.), совершивший, по словам Ф. Энгельса, переворот в науке о первобытности, был итогом его многолетних исследований. К а к справедливо отмечал Ф. Энгельс, Морган пришел к своим выводам не сразу: «Около сорока лет работал он над своим материалом, пока вполне овладел им» 2. Действительно, «Древнее общество» было...»

«Уважаемые коллеги, читатели! На фоне многовековой истории российского государственного финансового контроля, а в этом году ему исполнилось 350 лет, одиннадцать лет Счетной палаты – возраст небольшой. Но сегодня представить себе новую, демократическую Россию без Счетной палаты уже нельзя. Решая профессиональные задачи внешнего государственного контроля, Счетная палата одновременно повышает эффективность власти за счет объективного информирования общества о качестве работы государственных...»

«у к. СОЮЛА ССР академия на с К. Ail совет ЭТНОГРАФИИ И ЗД А ТЕЛ ЬС ТВ О АКАДЕМ ИЙ Н А уК СССР М о сж в а • У Г сп и и, г Jo ас! Редакционная коллегия Редактор профессор С. П. Т олстов, заместитель редактора доцент М. Г. Л евин, член-корреспондент АН СС.Р А. Д. У дальцов, Н. А. К и сл я к о з, М. О. К о св ен, П. И. К уш нер, Н. ti. Степан о » Ж урн а л выходит четыре раза в год Адрес р е д а к д н и : М о ск в а, В олхонка 14, к. 326 Г1еч. лист. 113/4 Уч.-издат. л. 17,62 А03896 Заказ 2887...»

«НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ОБОСНОВАНИЯ ПРАВ ВНУТРИКОНТИНЕНТАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ В МЕЖДУНАРОДНОМ МОРСКОМ ПРАВЕ А. И. Кипеть Исторически не все государства обладают морским побережьем, даю­ щим выход к морю, т. е. могут фактически осуществить доступ к Мирово­ му океану с целью судоходства или добычи его ресурсов. В этом отноше¬ нии, как известно, существует фактическое неравенство между прибреж¬ ными государствами и государствами внутриконтинентальными. В силу своего фактического положения...»

«В. В. Колода Картографирование средневековых городищ Днепро-Донского междуречья как метод определения этапов славяно-кочевнических отношений риродно-климатическое и ландшафтное разнообразие территории Днепро-Донского междуречья издавна привлекало своими ресурсными возможностями ведения производящего хозяйства как оседлые земледельческо-скотоводческие народы, так и скотоводов-кочевников. Указанная территория практически во все эпохи была ареной массовых межэтнических и цивилизационных контактов....»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 29 января по 12 февраля 2013 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге http://www.ksu.ru/zgate/cgi/zgate?Init+ksu.xml,simple.xsl+rus...»

«Вадим Эразмович Вацуро Болгарские темы и мотивы в русской литературе 1820–1840-х годов (Этюды и разыскания)[1] В длительной и многообразной истории культурных связей России и Болгарии первая половина XIX в. представляет собою период, особенно сложный для изучения. Материалы, документирующие их в это время, разрознены, частью утрачены; контакты деятелей русской культуры с поселенцами болгарских колоний на юге России нередко вообще не отражались...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.