WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |

«ТРИ СТОЛЕТИЯ РОССИЙСКОГО ФЛОТА Том второй XIX — начало XX вв. ПОЛИГОН Санкт-Петербург ББК 68.5 З Золотарев В. А., Козлов И. А. Три столетия Российского флота. В 3 т. Т. 2. — СПб.: З80 ...»

-- [ Страница 20 ] --

Русско-турецкая война оказала заметное влияние и на развитие теории и практики ведения крейсерских действий с использованием вспомогательных крейсеров — вооруженных пароходов. Опыт использования их на коммуникациях в Черном море показал, что даже при превосходстве противника в силах они способны существенно нарушить его морские сообщения. Постоянная угроза со стороны крейсерских сил заставила турецкое командование отказаться от активных действий и сосредоточить усилия флота на защите морских коммуникаций. Опыт успешного применения вооруженных пароходов дал новый толчок развитию крейсерских сил.

Наиболее существенное влияние опыт русско-турецкой войны оказал на развитие и использование минного оружия. В пассивных и активных минных заграждениях было выставлено в общей сложности около 1900 гальванических и ударных мин. В ходе вооруженной борьбы на море определились важнейшие требования к тактике использования минного оружия в различных видах минных заграждений: правильный выбор районов и мест постановки мин с учетом задач и характера географических условий театра; скрытность минных постановок; обеспечение действий минных заградителей надежным боевым прикрытием; защита оборонительных минных заграждений береговой и корабельной артиллерией и др. При оборудовании минноартиллерийских позиций требовалось так располагать минные заграждения и батареи береговой артиллерии, чтобы обеспечивалась защита минных заграждений и в то же время создавались благоприятные условия для ведения морского боя с противником.

Специфической особенностью вооруженной борьбы на море в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. было то, что командование Черноморского флота сумело компенсировать большую разницу в соотношении сил активными наступательными действиями вспомогательных крейсеров и минных катеров с использованием минно-торпедного оружия. При этом были заложены основы тактики его применения. Основные положения этой тактики сводились к групповому использованию катеров, скрытному их сближению с противником, внезапности нападения в ночное время, нанесению одновременного удара несколькими катерами с различных направлений и быстрому отходу после атаки.

Успешное применение миниторпед дало новый импульс развитию этого оружия и средствам борьбы с ним (табл. 5).

В ходе войны зародились первые способы борьбы с минной опасностью, заключавшиеся в вылавливании мин и уничтожении их подрывом фугасов.

Признавая положительную роль сил возрождавшегося Черноморского флота в войне против Турции в 1877— 1878 гг., нельзя не отметить, что отсутствие современных броненосных кораблей на Черном море не позволило развернуть на театре наступательные действия в более широких масштабах и организовать систематическое содействие армии при ведении ею боевых действий на приморских направлениях.

Отсутствие броненосных кораблей на Черноморском театре особенно остро сказалось в период мирных переговоров с Турцией, когда англичане в целях нажима на русское правительство направили в Мраморное море свой флот. С угрозой его вторжения в Черное море пришлось считаться. Опыт русско-турецкой войны 1877—1878 гг.

со всей очевидностью доказал необходимость иметь (в том числе и на Черном море) достаточно сильный броненосный флот. К его строительству Россия приступила в начале 80-х годов XIX в.

Строительство мореходного броненосного флота Развитие военно-морского флота России в последней четверти XIX в. проходило в сложной внутренней и международной обстановке. Стремление крупнейших империалистических государств разрешать назревавшие между ними противоречия из-за колоний и сфер влияния вооруженным путем породило бешеную гонку вооружений, особенно военно-морских, которым в борьбе за колонии отводилась главенствующая роль. О стремительном росте военно-морской мощи ведущих государств свидетельствуют такие данные. За последнюю четверть XIX в. суммарное водоизмещение броненосного флота Франции увеличилось примерно втрое, Англии — вчетверо, России — впятеро, Германии — в восемь раз, Японии — в 15 раз.

На строительство военных флотов и их содержание тратились огромные средства.

В 80-х годах XIX в. начался новый этап строительства русского военно-морского флота. Он характеризовался созданием мореходного броненосного флота, сравнительно быстрым развитием артиллерийского и минно-торпедного оружия, появлением минно-тральных сил и средств, радио, установлением классификации кораблей броненосного флота и его организации и, наконец, изменением тактики военно-морского флота.

Главным оружием броненосных кораблей снова стала артиллерия, подразделявшаяся на крупнокалиберную (от 203 мм и выше), среднего калибра (75—152 мм) и малокалиберную (37—47 мм). На эскадренных броненосцах орудия главного калибра были в основном 305-мм. Благодаря улучшению качества бездымного пороха и усовершенствованию материальной части артиллерии темп стрельбы возрос до одного выстрела в минуту, а дальность стрельбы из 305-мм орудий увеличилась до 90 кб. Артиллерия малого и среднего калибров (от 37 до 152 мм), обладавшая большей скорострельностью, предназначалась главным образом для отражения атак миноносцев (табл. 6).

Широко использовалась она также на крейсерах и эскадренных миноносцах.

К началу XX в. корабельная артиллерия располагала двумя основными видами снарядов: бронебойными и фугасными. Кроме основных видов снарядов, имелись полубронебойные, сегментные и др. В качестве взрывчатого вещества в снарядах использовался влажный пироксилин, обладавший сильным бризантным действием.

В 90-е годы XIX в. в русском флоте применялись два метода ведения артиллерийского огня — беглый и залповый. Более эффективным являлся залповый метод: он позволял вести централизованный огонь по одной цели одновременно несколькими кораблями. Для повышения эффективности залпового огня потребовались специальные приборы. Первый прибор автоматической стрельбы, положивший начало решению проблемы централизованного управления огнем, был изобретен талантливым русским артиллеристом А. П. Давыдовым и впервые применен в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. После длительных испытаний и последующих усовершенствований этот прибор был принят на вооружение флота и сыграл положительную роль в повышении эффективности огня морской артиллерии.

К началу XX в. в русском флоте уже были разработаны требования к эффективности стрельбы корабельной артиллерией, изложенные в «Правилах артиллерийской службы».

Усиление артиллерии вызвало необходимость улучшения качества брони. В 90-е годы стала применяться броня, изготовленная из хромоникелевой стали, специально обработанной, цементированной и закаленной. Сопротивляемость новой брони оказалась на 16% выше, чем у брони из цементированных плит никелевой стали.

Большое внимание уделялось развитию торпедного оружия. Работы велись по линии увеличения скорости и дальности хода торпеды и массы взрывчатого вещества (табл. 7). К началу русско-японской войны на вооруже

–  –  –

* Орудия были спроектированы для броненосцев «Александр II»

и «Николай I».

** Одноствольные орудия.

*** Пятиствольные орудия.

нии русского флота имелись 45-см торпеды, снабженные гироскопическим прибором управления движением торпеды по направлению, с дальностью хода 2000 м (при скорости 36 узлов) и 1000 м (при скорости 32 узла).

На вооружении флота имелись надводные и подводные торпедные аппараты. Они устанавливались на эскадренных броненосцах, крейсерах, эскадренных миноносцах, миноносцах и подводных лодках. Главным носителем торпедного оружия являлись эскадренные миноносцы и миноносцы, на которых, как правило, устанавливались однотрубные аппараты. В России в 1894 г. впервые были спроектированы и установлены на миноносцах двухтрубные торпедные аппараты. К этому времени относится появление и первых поворотных торпедных аппаратов.

–  –  –

Их применение намного упростило выход надводных кораблей в торпедную атаку.

К началу XX в. в русском флоте раньше, чем во флотах других стран, сложились вполне определенные взгляды на использование торпедного оружия с миноносцев, сводившиеся к следующим основным положениям. Считалось, что атаки миноносцев наиболее успешно могут проводиться в ночное время с последовательным выпуском нескольких торпед с интервалами не менее 10 с. Выполнять атаку рекомендовалось на прямых курсах с последующим быстрым отрывом от противника. Использование торпедного оружия с подводных лодок не выходило за пределы опытных стрельб.

Увеличение разрушительной мощи торпедного орудия и расширение масштабов его использования в боевых действиях на море вызвали необходимость повышения живучести корабля при повреждении подводной части корпуса. Эта проблема решалась главным образом путем деления корпуса на отсеки, усиления прочности переборок и улучшения организации борьбы за непотопляемость.

Определенные успехи были достигнуты и в развитии минного оружия. В частности, изобретенный лейтенантом Н. Н. Азаровым автоматический якорь позволил ставить мины на заданное углубление, что значительно сокращало время минных постановок1. В 1891 г. на вооружение русского флота была принята мина шаровой формы вместо существовавшей ранее сфероконической. Это дало возможность при тех же габаритах корпуса увеличить массу взрывчатого вещества мины с 30 до 55 кг.

Параллельно с совершенствованием мин шел поиск средств борьбы с ними. Первоначально в качестве таких средств использовались контрмины, которые ставились в районах обнаруженных минных полей противника и подрывались с помощью гальванических запалов или детонационных шнуров. Но этот способ уничтожения мин был малоэффективным. Он мог применяться лишь днем и в хорошую погоду, а также требовал много времени. Принципиально новым и эффективным средством явился контактный трал, изобретенный в 1898 г. офицером русского флота К. Ф. Шульцем2.

Исключительно важное значение для военно-морского флота имело изобретение в 1895 г. А. С. Поповым радио.

В условиях роста скоростей паровых кораблей и дальности их плавания, быстроты изменения обстановки визуальные и звуковые средства связи, применявшиеся в парусном флоте, уже не удовлетворяли требованиям тактики броненосного флота и являлись серьезным тормозом ее развития, особенно в области управления силами в бою и организации взаимодействия между ними.

Появление радио на военных кораблях открыло широкие перспективы в резком повышении оперативности управления силами военно-морского флота при ведении боевых действий на морских и океанских театрах на больших удалениях от баз. В начале XX в. на русских кораблях были установлены радиоприемники и передатчики, обеспечивавшие связь на расстоянии до 100 миль.

Россия в развитии броненосного флота отставала от других морских держав. Ее броненосные корабли, поРазвитие минного оружия в русском флоте: Документы. М., 1951.

С. 224—225.

Павлович Н. Развитие броненосного флота и взглядов на его тактику // Морской сборник. 1953. № 11. С. 63.

строенные в 60—70-е годы для Балтийского флота, заметно устарели, а на Черном море вообще не было современного броненосного флота. Морское министерство в отчете за 1879 г. писало: «С грустным чувством дґолжно сознаться, что “Петр Великий” есть наш единственный сильный боевой корабль. Все прочие суда наши не способны к борьбе с первоклассными броненосцами, которыми располагают другие морские державы, да и самое значение их как передвижной силы, обороняющей наши берега, весьма сомнительно»1.

Появление на Балтийском море нового вероятного противника — германского броненосного флота, а на Дальнем Востоке — японского, заставило царское правительство обратить серьезное внимание на строительство мореходного броненосного флота.

В 80—90-е годы XIX в. во всех капиталистических странах, в том числе и России, продолжались поиски наиболее рациональных типов и классов кораблей.

В связи с тем, что морской бой рассматривался как наиболее эффективный и единственный способ решения всех задач в вооруженной борьбе на море, а артиллерия — в качестве основного оружия флота, то вполне естественно, что во всех странах предпочтение отдавалось строительству крупных броненосных кораблей, имевших сильное артиллерийское вооружение и мощное бронирование.

Эти корабли, созданные на базе двух основных типов броненосцев предшествующего периода: башенного и казематного, — получили, согласно одной из первых классификаций, наименование эскадренных броненосцев. Как и парусные линейные корабли, они составляли боевое ядро флота и предназначались для ведения эскадренного морского боя.

Наряду с эскадренными броненосцами строились броненосные и бронепалубные крейсеры для действия на морских коммуникациях и ведения морского боя в составе эскадры.

Огородников С. Ф. Исторический обзор развития и деятельности Морского министерства за сто лет его существования (1802—1902 гг.).

СПб., 1902. С. 218.

Развитие минно-торпедного оружия привело к появлению в последней четверти XIX в. новых классов кораблей — минных заградителей и миноносцев, предназначенных для постановки минных заграждений и использования торпедного оружия.

Началом создания мореходного броненосного флота в России считается 1881 г., когда при Морском министерстве под председательством великого князя Алексея Александровича состоялось специальное совещание с участием военного министра и министра иностранных дел по вопросу дальнейшего развития военно-морского флота. На совещании были определены мероприятия по наращиванию морской мощи на театрах и задачи флотов.

На Черноморском театре «первою заботой по восстановлению морских сил должно быть возрождение Черноморского флота, а затем уже развитие флотов и на других морях». В качестве главной задачи ставилось создание такого флота, который по своей силе превосходил бы флот Турции и при наступлении благоприятной обстановки мог обеспечить занятие Босфора, т. е. достижение заветной цели России на Черном море.

На Балтийском театре «основной задачей для Балтийского флота является доведение его до первенствующего значения сравнительно с флотами других держав, омываемых тем же морем, обеспечив его надежными базами в наименее замерзающих частях Финского залива»

[РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 35382. Л. 9—11]. По мнению участников совещания, Балтийский флот должен был располагать мореходными броненосными кораблями, способными не только успешно оборонять побережье России на Балтике, но и при определенных условиях вести активные наступательные действия.

На Тихоокеанском театре ставилась ограниченная задача — «оборона важнейших пунктов побережья» береговой артиллерией и постановкой оборонительных минных заграждений. Для защиты морских сообщений и ведения разведки на театре совещание признало необходимым иметь на Тихом океане небольшую Сибирскую флотилию. В случае возникновения войны на Дальнем Востоке с Японией или Китаем намечалось «откомандирование в воды Тихого океана эскадры из состава Балтийского и Черноморского флотов» [РГА ВМФ.

Ф. 417. Оп. 1. Д. 35382. Л. 12].

В соответствии с решениями, выработанными специальным совещанием, Морское министерство разработало основные требования к кораблям создававшегося мореходного броненосного флота. Они сводились к следующему:

ядром флотов на Балтийском и Черном морях должны являться броненосцы, способные вести боевые действия не только на внутренних ограниченных морских театрах, но и в удаленных районах Мирового океана;

броненосцы должны иметь водоизмещение не менее 8400 т, обладать большими наступательными и оборонительными возможностями и иметь осадку, позволяющую кораблям проходить через Суэцкий канал;

крейсеры должны быть эффективной силой для нанесения ущерба торговым интересам и колониям противника. На канонерские лодки и миноносцы возложить задачу обороны рейдов, портов и шхер на морских театрах.

Морское министерство обращало внимание на скорейшее оборудование Владивостока, так как он являлся единственным военным портом открытого моря, способным стать базой крейсерских сил российского флота, и его планировали использовать для дислокации крупных эскадр, перебрасываемых сюда при необходимости с Балтийского и Черного морей.

Таким образом, в отличие от 60—70-х годов, когда в России строился оборонительный флот, в начале 80-х годов было решено строить мощный мореходный флот, способный вести активные наступательные действия у берегов противника не только на Балтийском и Черноморском театрах, но и далеко за их пределами. Броненосный флот по своей силе должен был превосходить на Балтике германский, а на Черном море — турецкий флоты.

К этому времени в России, благодаря быстрому развитию капитализма, большим успехам в области науки и техническому прогрессу, была создана необходимая материально-техническая база, обеспечившая строительство мо

–  –  –

На основании поставленных задач и вышеизложенных требований Морское министерство разработало кораблестроительную программу (табл. 8), рассчитанную на 20 лет (1881—1900). В докладе, представленном царю вместе с судостроительной программой, говорилось: «Россия не может играть на море такой же роли, как и в последнюю русско-турецкую войну. Она должна быть готова встретить неприятеля за пределами своих вод, у его берегов, будь это в Балтике или в Черном море» 1.

Из таблицы видно, что, вопреки решению специального совещания о первоочередном строительстве флота на Черном море, главный упор в судостроительной программе 1881 г. был сделан на наращивании сил Балтийского флота. Смена приоритетов произошла главным образом по причине быстрого усиления германского флота на Балтийском море, а также из-за необходимости иметь здесь резерв кораблей для посылки их на Дальний Восток.

Реализация новой судостроительной программы началась в 1883 г., когда на верфях Санкт-Петербурга были заложены для Балтийского флота броненосец и два крейсера (табл. 9), а на верфях Николаева и Севастополя — три броненосца и четыре миноносца для Черноморского флота (табл. 10). Но не успели вступить в строй первые корабли, как судостроительная программа подверглась существенному изменению.

В связи с тем, что Германия опережала Россию по наращиванию морской мощи, Морское министерство в 1885 г. поставило вопрос об ускорении строительства броненосного флота. Однако положительное его решение не было возможным из-за финансовых трудностей и ограниченности мощностей судостроительных заводов. Поэтому начальник Главного морского штаба адмирал Н. М. Чихачев предложил ускорить строительство минного флота (миноносцев, эскадренных миноносцев и минных крейсеров) за счет некоторого сокращения численности запланированных к постройке броненосцев.

Весной 1885 г. на межведомственном совещании было принято решение изменить программу 1881 г.: число броненосцев уменьшить на восемь единиц (шесть — за счет Балтийского флота и два — за счет Черноморского); число миноносцев сократить до 65; одновременно улучшить качество миноносцев и ускорить время их постройки. Таким образом, судостроительная программа 1881 г. подверглась существенному сокращению.

Петров М. А. Подготовка России к мировой войне на море. М.,1926. С. 27.

В 1890 г. в связи с дальнейшим усилением германского флота судостроительная программа вновь была пересмотрена с целью ускорить постройку кораблей для Балтийского флота в ближайшие пять лет (1890—1895). Предусматривалось построить шесть эскадренных броненосцев водоизмещением по 7500 т, четыре эскадренных броненосца водоизмещением по 5600 т, три броненосных крейсера, пять канонерских лодок, 50 миноносцев водоизмещением по 120 т [РГА ВМФ. Ф. 147. Оп. 1.

Д. 43865. Л. 22].

Одновременно решено было восстановить первоначальный состав эскадренных броненосцев, предусмотренный программой 1881 г. для Черноморского флота. Однако и эта программа ускоренного судостроения из-за недостатка средств также не была выполнена. К 1896 г.

по судостроительной программе 1881 г. было построено 15 эскадренных броненосцев, 3 броненосца береговой обороны, 10 крейсеров 1 и 2 рангов, 14 канонерских лодок и 72 миноносца1.

Три однотипных броненосца («Императрица Екатерина II», «Чесма» и «Синоп»), предназначенных для Черноморского флота, были заложены в Николаеве и Севастополе в 1883 г. Постройка этих кораблей положила начало мореходному броненосному флоту в России и возрождению морской силы на Черном море.

Корабли «Император Александр II» и «Император Николай I», заложенные в Санкт-Петербурге в 1887— 1889 гг., представляли собой башенные броненосцы с меньшим водоизмещением, чем у кораблей типа «Императрица Екатерина II». Их боевые качества оказались невысокими, и в дальнейшем постройку броненосцев водоизмещением менее 10 тыс. т прекратили.

В 1891 г. в Санкт-Петербурге на верфи Галерного острова был спущен на воду броненосец «Наварин», послуживший прототипом других русских эскадренных броненосцев, строившихся вплоть до русско-японской войны 1904—1905 гг. Орудия главного калибра (305 мм) были

Моисеев С. П. Список кораблей русского парового и броненосногофлота. С. 24.

установлены в двух двухорудийных башнях, а 152-мм орудия — в казематах, расположенных в средней части корабля. Вооружение, бронирование и тактико-технические элементы «Наварина» наиболее оптимально отвечали требованиям, предъявлявшимся к кораблям данного класса. Броненосцы последующей постройки отличались от него в основном числом и расположением артиллерии среднего калибра. Так, на однотипных броненосцах «Полтава», «Севастополь» и «Петропавловск» орудий среднего калибра было на четыре единицы больше, чем на «Наварине», и установлены они были в четырех двухорудийных бортовых башнях и на открытых площадках средней палубы, а не в казематах. Единственным броненосцем, значительно отличавшимся от «Наварина», являлся «Ростислав»: он имел не 305-мм, а 254-мм орудия главного калибра, толщину брони борта на 50—100 меньше и почти вдвое меньшую дальность плавания.

Существенным недостатком большинства русских броненосцев постройки 80—90-х гг. являлась сравнительно небольшая дальность плавания — в среднем около 4500 миль, затруднявшая выполнение межтеатрового маневра, как это предусматривалось планами Морского министерства в случае обострения международной обстановки.

Некоторым отходом от идеи создания мореходного флота стала постройка для Балтийского флота в 90-х годах трех однотипных броненосцев береговой обороны «Адмирал Ушаков», «Адмирал Сенявин» и «Генерал-адмирал Апраксин». Эти корабли имели водоизмещение вдвое меньше, чем эскадренные броненосцы, и более слабое артиллерийское вооружение (254 мм — главный калибр и 120 мм — средний). Бронирование кораблей состояло из узкого броневого пояса толщиной до 254 мм, проходившего по ватерлинии борта корабля. Корабли типа «Адмирал Ушаков» предназначались для усиления защиты побережья на Балтийском море.

Для обеих баз, портов, рейдов и действий в шхерах предназначались канонерские лодки. За 15 лет были построены 14 кораблей этого класса, из них восемь — для Балтийского флота и шесть — для Черноморского. Канонерские лодки, особенно типа «Кореец» и «Донец», при сравнительно

–  –  –

102— 0/6 60 254 76—152 8000 4500 31/585 — — — — — 600 — 28/493 0/6 305/406 47—76 305 127 9000 6000 28/596 229— 4/2 51—76 254 127 11255 4500 — 203— — 51—76 254 127 8500 4000 27/555 229— 4/2 51—76 254 127 10600 4500 27/625 203— 4/2 51—76 254 127 11213 4500 27/

–  –  –

21— 0/4 152/254 38—63 203 — 5327 — 21— 0/4 152/254 38—63 203 — 5000 —

–  –  –

6/0 — 38—60 — — 6000 5000 24/478 203— 6/0 51—76 — — 13250 7800 27/692 127— 6/0 45—50 127 — 17000 5700 28/811 — — 38 — — 3000 — 25/347 1/0 — 38 — — 3000 1200 25/396

–  –  –

229— 254— 0/6 50—60 127 8113 1540 26/573 203— 0/7 57 305 — 10600 2160 26/616 406— 0/6 76—229 406 — 10600 2380 26/705 203— 0/6 51—76 127 — 8500 3050 26/606

–  –  –

Появление и развитие минно-торпедного оружия во второй половине XIX в. настоятельно требовали создания специальных кораблей для его использования. Такими кораблями явились минный заградитель и миноносцы, впервые (как и эскадренный броненосец и броненосный крейсер) появившиеся в русском флоте. Первый в России минный заградитель «Гальванер» был построен в 1874 г.

На нем имелись специальные устройства для хранения 30 мин и постановки их. Однако из-за ограниченной дальности плавания он мог действовать лишь на небольшом удалении от баз. Для постановки активных минных заграждений в 1892 г. были построены «Буг» и «Дунай», несколько позже — «Амур» и «Енисей».

Первыми носителями торпедного оружия были, как известно, паровые катера, вооруженные самодвижущейся миной (торпедой), пришедшей на смену шестовой мине и буксируемой мине-крылатке. Однако, не обладая достаточными дальностью плавания, мореходностью и скоростью, они не могли обеспечить широкое использование торпедного оружия в вооруженной борьбе на море. Поэтому возникла необходимость в создании более крупных кораблей — носителей торпедного оружия. Ими стали миноносцы.

Первый в России мореходный миноносец «Взрыв» был построен в 1877 г. Он имел водоизмещение 160 т, скорость 12,3 узлов и один носовой торпедный аппарат. В дальнейшем миноносцы как в России, так и в других странах, непрерывно совершенствовались. Лучшие русские миноносцы 90-х годов типа «Сокол» имели водоизмещение 220 т, скорость 27,5 узлов, два поворотных носовых торпедных аппарата, 75-мм, и три 47-мм орудия. Дальность плавания превышала 600 миль. Они сыграли важную роль в развитии кораблей класса миноносцев и появлении эскадренных миноносцев не только в России, но и в других странах.

Стремление к созданию мореходных кораблей преимущественно с торпедным вооружением привело к постройке в России в конце 80-х и начале 90-х годов минных крейсеров. Головной корабль этого класса «Лейтенант Ильин», построенный на Балтийском заводе в 1886 г., имел водоизмещение около 700 т, скорость 20 уз., вооружение — пять

–  –  –

Отделение по делам Морская Отдел личного Комиссия морских эмеритальной кассы библиотека состава артиллер. опытов однотрубных торпедных аппаратов, пять 47-мм и десять 37-мм орудий. Дальность плавания экономическим ходом превышала 1000 миль. В последней четверти XIX в. было построено семь минных крейсеров, из них четыре — для Балтийского и три — для Черноморского флотов. С появлением и развитием эскадренных миноносцев с артиллерийским и достаточно сильным торпедным вооружением в конце столетия от постройки минных крейсеров отказались.

Эскадренные миноносцы (истребители) предназначались для действий в составе эскадр. Первые русские эскадренные миноносцы типа «Бдительный» появились также в конце XIX в. Они имели водоизмещение 350 т, скорость 27 узлов; вооружение — три поворотных торпедных аппарата, одну 75-мм и пять 47-мм пушек. Дальность плавания составляла 1200 миль. Эскадренные миноносцы этого типа могли использоваться не только для оборонительных, но и активных наступательных целей в пределах Балтийского и Черноморского театров, а также принимать участие в эскадренном бою.

Во второй половине XIX в. в России продолжались работы по созданию подводного корабля, способного вести боевые действия на море. Наиболее совершенная для того времени подводная лодка была построена в 1866 г. по проекту И. А. Александровского. Она имела следующие размеры: длину около 33 м, наибольшую ширину 4 м, высоту 3,6 м, водоизмещение 335 т. В качестве двигателя использовалась машина, работавшая на сжатом воздухе, хранившемся в баллонах. Сжатый воздух пополнялся компрессором высокого давления. Для погружения подводной лодки служила балластная цистерна, в которую принималась забортная вода.

Всплытие осуществлялось продуванием водяного балласта сжатым воздухом. Изменение курса и глубины погружения производилось с помощью вертикального и кормового горизонтального рулей. Вооружение состояло из двух мин, связанных между собой тросом и обладающих положительной плавучестью. По идее Александровского, подводная лодка должна была подныривать под неприятельский корабль и заводить мины под его днище так, чтобы они могли охватить киль корабля.

Первые испытания, проводившиеся в Финском заливе, дали положительные результаты. Морской ученый комитет сделал следующее заключение: «Главный вопрос о возможности подводного плавания решен: лодка, сделанная Александровским, удобно и легко опускается в воду и всплывает...»1. Однако эта лодка не получила дальнейшего развития, поскольку Морское министерство, скептически относившееся к идее создания подводного флота, не отпустило изобретателю необходимые средства для продолжения работ над ее усовершенствованием.

Существенный вклад в развитие подводных лодок внес также известный русский инженер С. К. Джевецкий, по проекту которого в России в 1879—1881 гг. было построено 50 подводных лодок с педальным двигателем, предназначенных для обороны Кронштадта и Севастополя. Лодка вооружалась двумя минами. В 1880 г. С. К. Джевецкий разработал проект подводной лодки с электродвигателем.

До конца XIX в. во всех странах мира продолжались поиски наиболее рационального типа боевой подводной лодки. Первая русская подводная лодка под названием «Дельфин», способная вести боевые действия на море, была построена на Балтийском заводе в 1903 г. Авторами ее проекта были талантливый русский кораблестроитель профессор И. Г. Бубнов и капитан 2 ранга М. Н. Беклемишев. Подводная лодка «Дельфин», по праву считавшаяся одной из лучших для своего времени, имела следующие тактико-технические данные: водоизмещение — 113 т надводное, 124 т — подводное; мощность двигателей надводного хода 300 л. с., подводного — 120 л. с.; скорость надводная 10 узлов, подводная — 5—6 узлов; вооружение — два торпедных аппарата; дальность плавания над водой 243 мили, под водой — 28 миль; глубина погружениям; экипаж — два офицера и 20 нижних чинов.

Подводная лодка «Дельфин» положила начало строительству в России боевых подводных лодок, оформившихся в начале XX в. в самостоятельный класс кораблей военно-морского флота.

К концу XIX в. длительный процесс поисков наиболее целесообразных типов боевых кораблей завершился на

<

Трусов Г. Подводные лодки в русском и советском флоте. Л.,1963. С. 63.

492 конец установлением твердой классификации кораблей парового флота. В России классификация была введена приказом по Морскому ведомству от 1 февраля 1892 г.

Она устанавливала следующие классы кораблей: броненосцы эскадренные и береговой обороны, крейсеры 1 ранга (броненосные и бронепалубные) и 2 ранга, минные крейсеры, канонерские лодки мореходные и береговой обороны, пароходы, яхты, транспорты, миноносцы, миноноски, учебные суда, портовые суда.

В начале XX в. было введено еще несколько классов:

минный транспорт, эскадренный миноносец, госпитальное судно, посыльное судно, подводная лодка. Такая классификация кораблей в России просуществовала до 1907 г.

Основные классы кораблей имели следующие предназначение и тактико-технические элементы:

эскадренные броненосцы — наиболее мощные артиллерийские корабли для ведения главным образом эскадренного боя; имели водоизмещение 10—15 тыс. т; вооружение: артиллерийское — четыре 305-мм, до двенадцати 152-мм, до двадцати 75-мм и до тридцати 47—37-мм орудий; торпедное — до четырех надводных и двух подводных торпедных аппаратов; бронирование 406—250 мм;

скорость 17—18 узлов; дальность плавания до 8 тыс. миль;

броненосцы береговой обороны — артиллерийские корабли для ведения боя в прибрежном районе; имели водоизмещение до 5000 т, скорость— до 16 узлов; артиллерийское вооружение — четыре 254-мм, четыре 120-мм и до двадцати четырех 47- и 38-мм орудий, четыре торпедных аппарата, бронирование до 203 мм;

крейсеры 1 ранга — для ведения артиллерийского боя вместе с эскадренными броненосцами, а также для самостоятельных действий на океанских коммуникациях; их водоизмещение достигало 12 тыс. т, скорость — 20 узлов, дальность плавания — 8000 миль; вооружение: артиллерийское — четыре 203-мм, шестнадцать 152-мм, до тридцати 37-мм орудий, торпедное — до четырех надводных торпедных аппаратов; бронирование — до 203 мм;

крейсеры 2 ранга — для ведения тактической (ближней) разведки, несения дозорной службы, нарушения коммуникаций противника и защиты своих коммуникаций, отражения атак миноносцев; имели водоизмещение от 3000 до 6000 т, скорость до 25 узлов, дальность плавания до 4000 миль; вооружение: артиллерийское — восемь 152-мм, двадцать четыре 75-мм, восемь 37-мм орудий; торпедное — до четырех торпедных аппаратов;

канонерские лодки — небольшие артиллерийские корабли для ведения боя вблизи берегов; имели водоизмещение до 1500 т, скорость до 15 узлов и по два орудия калибром от 152 до 225 мм;

эскадренные миноносцы и миноносцы — торпедные корабли для действий в открытом море и прибрежных районах соответственно; водоизмещение эскадренных миноносцев до 350 т, скорость до 27 узлов, одно 75-мм и пять 47-мм орудий, три торпедных аппарата; у миноносцев водоизмещение до 180 т, скорость до 24 уз., три 37-мм орудия, два торпедных аппарата;

минные транспорты (заградители) — для постановки минных заграждений; водоизмещение достигало 2800 т, скорость — до 17 узлов, вооружение состояло из пяти 75-мм и семи 47-мм орудий; могли принимать до 300—400 мин;

подводные лодки — для защиты фарватеров и рейдов в районах прибрежных крепостей; по мере технического совершенствования возникла идея использовать их в открытом море.

Одновременно с развитием классификации кораблей постепенно складывалась и новая организация броненосного флота, соответствовавшая характеру изменений военно-морских сил и средств. Однако ни одному из флотов к началу XX в. не удалось выработать такие организационные формы соединений кораблей, которые полностью соответствовали бы новой материально-технической базе.

В русском флоте в конце XIX в. основной формой организации корабельного соединения были отряды, состоящие из кораблей одного или разных классов. Командиры отрядов подчинялись главному командиру портов на театре, а последний — непосредственно управляющему Морского министерства. Должности командующего флотом в то время не существовало. Главный командир портов занимался в основном вопросами административного управления, комплектования, ремонта и снабжения, а боевой подготовкой сил флота он не руководил. Не было специальных органов по руководству боевой подготовкой, а также оперативно-тактического использования морских сил и в Главном морском штабе.

Таким образом, в России фактически не было единого органа, который координировал бы боевую подготовку сил флота, или лица, непосредственно отвечавшего за боевую готовность флота в целом. Только накануне русско-японской войны вопрос об организации корабельных сил и их подготовке был несколько упорядочен. Корабельные отряды — формирование низшего тактического уровня — стали комплектовать кораблями одного класса. Несколько отрядов объединялось в эскадру, состоящую из кораблей различных классов — эскадренных броненосцев, крейсеров и миноносцев, т. е. эскадра представляла собой довольно мощное оперативно-тактическое объединение, способное наносить по противнику и артиллерийские, и торпедные удары.

«Рассуждения по вопросам морской тактики»

К концу XIX в. в связи со строительством броненосных кораблей и дальнейшим совершенствованием артиллерийского и минно-торпедного оружия тактика таранного удара окончательно утратила свое значение. Необходима была новая тактика, соответствовавшая современному уровню развития боевых сил и средств флота. Разработка ее велась как в России, так и за рубежом. Однако большинство работ по тактике флота конца XIX в. во многом по-прежнему базировались на опыте парусного флота. Лишь незначительная часть их учитывала принципиальные изменения материально-технической базы и имела практическую ценность.

Среди таких работ особое место занимал классический труд вице-адмирала С. О. Макарова «Рассуждения по вопросам морской тактики» — результат многолетней научной и практической деятельности выдающегося русского ученого и флотоводца. С. О. Макаров, как и Г. И. Бутаков, тактику флота рассматривал как науку. Он писал: «Морская тактика есть наука о морском бое. Она исследует элементы, составляющие боевую силу судов и способы наивыгоднейшего их употребления в различных случаях на войне».

Научный подход С. О. Макарова к разработке тактики броненосного флота нашел свое выражение в следующем.

Во-первых, в том, что он всесторонне исследовал «элементы, составляющие боевую силу судов» — маневренные и мореходные качества кораблей, их вооружение и средства защиты, т. е. материально-техническую базу броненосного флота, обусловливающую развитие тактики.

Во-вторых, развитие тактики увязал с человеческим фактором, который наряду с техникой оказывает решающее влияние на формирование способов ведения боевых действий на море. В-третьих, в основу развития военно-морского искусства С. О. Макаров положил не принципы вооруженной борьбы, а разумные действия, вытекающие из конкретной обстановки и с учетом этих принципов. «Я лично не сторонник раболепного поклонения принципам», — неоднократно подчеркивал С. О. Макаров [4. С. 405].

Дав впервые наиболее полное научное определение тактики флота, С. О. Макаров вместе с тем определил ее содержание и взаимосвязь с другими отраслями военной науки.

Для разработки военно-морской тактики необходимо было правильно оценивать роль и значение боевых средств, находившихся на вооружении броненосного флота в конце XIX в. В отличие от многих иностранных специалистов, увлекавшихся тараном и продолжавших придавать ему исключительное значение в бою, С. О. Макаров главным оружием броненосных кораблей считал артиллерию, а таран — второстепенным. «Тараны, — писал Макаров, — надо, однако же, считать, как холодное оружие, лишь второстепенным средством, ибо для нанесения удара необходимо сойтись с неприятелем вплотную, тогда как этому в значительной мере будет препятствовать артиллерийская и минная стрельба».

Исследуя вопрос поражающего воздействия огня артиллерии, С. О. Макаров пришел к выводу о влиянии характера боевого маневрирования корабля на пробиваемость его бортовой и палубной брони снарядами. Этот вывод в дальнейшем послужил исходной предпосылкой для построения диаграммы пробиваемости борта и палубы корабля в зависимости от курсового угла и дистанции стрельбы нарезной артиллерии.

Большой вклад С. О. Макаров внес также и в разработку тактики использования минно-торпедного оружия, которое он ставил на второе место после артиллерии. Во многих флотах в то время оно еще недооценивалось. На торпеду, в частности, смотрели как на своего рода придаток тарана. С. О. Макаров уже в русско-турецкую войну 1877—1878 гг. убедительно доказал, что торпеда и мина — вполне самостоятельные боевые средства флота, способные эффективно решать задачу уничтожения кораблей противника. Правильно оценивая возможности торпедного оружия, С. О. Макаров первым высказал мысль о целесообразности торпедной стрельбы с больших (по тем временам) дистанций — до 13 кб [4. С. 243]. Им же впервые был поставлен вопрос о залповой стрельбе торпедами, что повышало вероятность попадания их в цель, и о проведении групповых атак миноносцев.

В «Рассуждениях по вопросам морской тактики» вицеадмирал С. О. Макаров большое внимание уделил анализу факторов, обусловливающих боеспособность корабля при боевых и аварийных повреждениях. К ним он относил неуязвимость, живучесть техники и непотопляемость.

Под неуязвимостью С. О. Макаров понимал защиту военного корабля от артиллерийского огня, минно-торпедного оружия и таранного удара; в соответствии с этим анализировал существующие средства и способы защиты корабля от различных видов оружия и давал им оценку с точки зрения надежности, эффективности и перспектив их развития.

Интересную мысль высказал С. О. Макаров в отношении повышения живучести двигателя корабля. «Относительно двигателя, — писал он, — цель достигается распределением двигательной силы между несколькими машинами и размещением этих машин таким образом, чтобы повреждение одной не мешало бы при посредстве других сообщить кораблю движение. Двухвинтовые суда представляют в этом отношении усовершенствование против судов одновинтовых, но следует увеличивать число двигателей, прибавляя, если можно, третий винт,... для живучести весьма важно, чтобы каждая машина имела свою группу котлов» [4. С. 32].

Под непотопляемостью С. О. Макаров понимал способность корабля оставаться на воде и продолжать бой, имея подводные пробоины. Из трех основных средств, обеспечивающих непотопляемость корабля — приспособления и материалы для заделки пробоин, помпы и непроницаемые переборки, — главнейшим он считал переборки и на основании разработанной им теории внес ряд ценных предложений о принципах деления корабля на отсеки, сформулировал требования к конструкции и содержанию переборок, люков и горловин.

Из довольно большого круга вопросов, исследованных С. О. Макаровым в труде «Рассуждения по вопросам морской тактики», центральное место занимает, пожалуй, эскадренное сражение. «...Все относящееся к эскадренному бою, — писал он, — должно быть изучаемо самым тщательным образом, и все меры должны быть приняты к тому, чтобы управление эскадрами как в мирных плаваниях, так и в бою было доведено до высокой степени совершенства» [4. С. 32].

Многие специалисты того времени исходя из опыта парусного флота утверждали, что соединение, предназначенное для ведения эскадренного боя, должно состоять исключительно из крупных броненосных кораблей, вооруженных мощной артиллерией и хорошо защищенных броней. Однако вице-адмирал С. О. Макаров придерживался иной точки зрения. Он считал, что в состав эскадры наряду с крупными броненосцами должны включаться также крейсеры и миноносцы, т. е. корабли различных классов, чтобы можно было вести разведку в интересах эскадры и наносить по противнику удары с использованием артиллерийского и торпедного оружия.

Другой, не менее важный, вопрос тактики эскадренного боя броненосных кораблей — выбор целесообразных боевых порядков кораблей для наиболее эффективного использования артиллерийского и торпедного оружия.

Если в иностранных флотах многие военно-морские специалисты долгое время увлекались боевыми построениями кораблей, удобными для нанесения таранного удара, то С. О. Макаров исходя из всесторонней и глубокой оценки боевых средств флота наиболее выгодным боевым порядком броненосных кораблей считал кильватерную колонну. Этот строй обеспечивал, по его мнению, наилучшее использование артиллерийского и торпедного оружия и в то же время отражение минных атак противника.

Однако, в отличие от старой формы боя в строю кильватерной колонны, применявшейся в парусном флоте и основанной на принципах линейной тактики, С. О. Макаров на первый план выдвигал идею использования этого строя для создания тактическим маневром превосходства против части сил противника и занятия выгодной позиции для атаки. «Маневрирование эскадрой для артиллерийского боя, — указывал Макаров, — должно быть таково, чтобы иметь преимущество в силе над некоторой частью атакуемой эскадры. С этой целью полезно сосредоточить свои силы или на голове неприятельской колонны, или на хвосте, или на одном из флангов, если неприятель находится в строе фронта» [4. С. 309]. К наиболее выгодным маневрам он относил охват головы или хвоста кильватерной колонны противника, охват флангов при строе фронта или отрезание и окружение части сил противника.

В парусном флоте, как известно, способ охвата головы эскадры противника в бою широко применяли Ф. Ф. Ушаков и Д. Н. Сенявин. Заслуга С. О. Макарова состояла в том, что он развил этот маневр применительно к эскадренному бою паровых судов с использованием крупных артиллерийских кораблей и миноносцев. Предложенный С. О. Макаровым маневр охвата головы или хвоста эскадры противника был принят во многих флотах, в том числе и в японском, и долгое время рассматривался в качестве единственного способа, ведущего к достижению успеха.

Большой вклад в тактику ведения эскадренного сражения броненосного флота внесла разработка С. О. Макаровым основ взаимодействия в бою артиллерийских и минных кораблей. Различные виды оружия на боевых кораблях разных классов, входивших в состав эскадры, позволяли организовывать бой с таким расчетом, чтобы положительные свойства каждого из видов оружия и классов кораблей могли восполнять недостатки других или способствовать еще большей эффективности их применения. Этому вопросу С. О. Макаров в своем труде посвятил специальный раздел «Роль миноносцев в эскадренном сражении», в котором указывал, что главная задача миноносцев в бою — нападение на неприятельские суда и отражение атак миноносцев противника [4. С. 315—317].

Разработав основные способы ведения эскадренного боя броненосного флота, вице-адмирал С. О. Макаров вместе с тем предупреждал, что изложенные им тактические приемы ни в коем случае не могут рассматриваться в качестве рецепта на все случаи боевой обстановки.

«...Нет возможности, — писал он, — дать точные указания, как вести эскадренные сражения. Многое зависит от образа действия противника, но в общем надо сказать, что следует стремиться к тому, чтобы превосходящими силами обрушиться на некоторую часть эскадры противника и, уничтожив ее, заняться остальной частью» [4. С. 317].

Далее С. О. Макаров пишет: «Из всего этого выходит неоспоримое правило о необходимости преследования и уничтожения разбитого неприятеля. Невзирая на собственные потери, надо продолжать атаку, пока неприятель не будет вполне уничтожен или не спустит флага» [4. С. 318].

С. О. Макаров занимался исследованием и ряда других проблем морской тактики, возникших с появлением и развитием новых боевых сил и средств флота. Он первым предсказал возможность использования подводных лодок в эскадренном бою совместно с надводными кораблями, положил начало противоминной и противолодочной обороне, использованию радио для ведения разведки на театре и дал рекомендации о способах борьбы с разведкой противника.

Будучи сторонником активных наступательных действий флота, С. О. Макаров вместе с тем уделял должное внимание и обеспечению обороны кораблей на переходе морем и при стоянке в базе. В частности, им были теоретически разработаны вопросы организации корабельного охранения и несения дозорной службы, отражения атак миноносцев и обеспечения тральных работ.

С. О. Макаров был сторонником активных наступательных форм борьбы на море. Вопросы тактики флота С. О. Макаров рассматривал в неразрывной связи с моральным фактором, которому он всегда придавал большое значение. Он считал, что «дело духовной жизни корабля есть дело самой первостепенной важности, и каждый из служащих, начиная от адмирала и кончая матросом, имеет в нем долю участия».

В труде «Рассуждения по вопросам морской тактики»

значительное место посвящено мероприятиям по организации и проведению боевой подготовки, поддержанию боеспособности отдельного корабля и флота в целом 1.

Макаров считал, что в целях наилучшей морской выучки моряки должны как можно больше плавать в самых разнообразных условиях. «...Мы готовим офицеров и матросов для войны, — писал Макаров, — и надо, чтобы они знали главнейшим образом то, что для войны нужно».

Вышеизложенные принципы боевой подготовки флота С. О. Макаров образно выразил в двух известных девизах: «Помни войну» и «В море — значит дома».

Система боевой подготовки флота, выработанная С. О. Макаровым, отличалась продуманностью и последовательностью. «При разработке тактических занятий, — писал он, — обстановку задач я старался постепенно усложнить так, чтобы упражняющиеся имели дело первоначально с легкими условиями и только постепенно переходили к более трудным».

Анализ теоретических положений и практической деятельности вице-адмирала С. О. Макарова на посту командующего эскадрами флота показывает, что он целиком воспринял основы боевой подготовки парового флота, разработанные Г. И. Бутаковым, и развил их применительно к требованиям броненосного флота конца XIX в.

С. О. Макаров не только глубоко изучал и разрабатывал тактику флота, но и серьезно занимался вопросами стратегии, в частности, стратегического использования флота в войне. С этой точки зрения большой интерес представляет его отношение к теории «морской силы», разработанной в конце XIX в. военно-морскими теоретиками, историками — американским контр-адмиралом А. Т. Мэхэном и английским вице-адмиралом Ф. Х. Коломбом. Суть ее заключалась в том, что решающая роль в вооруженной борьВопросы боевой подготовки флота подробно рассмотрены С. О. Макаровым в работе «Без парусов».

бе принадлежит вооруженным силам, а завоевание господства на море является главным условием победы в войне.

С. О. Макаров одним из первых на основе опыта Японо-китайской войны 1894—1895 гг. показал гипотетичность утверждений, что военно-морской флот может успешно решать поставленные задачи только после уничтожения неприятельского флота и достижения господства на море. «Коломб и Мэхэн проповедуют, — писал С. О. Макаров, — что раньше, чем предпринимать десантную экспедицию, нужно уничтожить военный флот противника.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 27 |
 

Похожие работы:

«Очерк истории научных геологических исследований в Приморье и сопредельных территориях ХЕТЧИКОВ Л.Н. Оглавление Введение 1 стр. Развитие геологической науки в Приморье в период 1946-1959 г.г. 2 стр. Геологическая наука в Приморье в период 1959-1994 г.г. 7 стр.• Литология 12 стр.• Тектоника и региональная геология 14 стр. • Петрология 16 стр. • Геохимия и термобарогеохимия 24 стр. • Геология Рудных месторождений и металлогения 27 стр. • Экспериментальные исследования 33 стр. • Геоморфология и...»

«Знаменский П.В. История Русской Церкви Профессор П.В. Знаменский как историк Русской Церкви Профессор Петр Васильевич Знаменский бесспорно принадлежит к числу выдающихся представителей российской церковно-исторической науки 2-й половины ХIХ, начала ХХ столетий. Он прожил долгую и плодотворную жизнь, хотя в его биографии мы не встречаем особенного разнообразия жизненных обстоятельств, передвижений, водоворота событий. П.В. Знаменский родился 27 марта 1836 г. в Нижнем Новгороде, в семье диакона....»

«К И З У Ч Е Н И Ю ИСТОРИИ К А В К А З С К О Й А Л Б А Н И И (По поводу книги Ф. Мамедовой «Политическая история и историческая география Кавказской Албании ( I I I в. до н. э. — V I I I п. н. э.)») Д. А. АКОПЯН, доктора ист. наук П. М. МУРАДЯИ, К. Н. ЮЗБАШЯН (Ленинград) Сложность проблемы цивилизации Кавказской Албании обусловлена тем обстоятельством, что сведения первоисточников о населении Албании носят на первый взгляд противоречивый характер. Античные и ранние армянские источники под...»

«Вестник ПСТГУ II: История. История Русской Православной Церкви.2012. Вып. 3 (46). С. 71–122 «НЕ БУДУЧИ ОТ ЛЕВИТСКОЙ ЛОЗЫ И ОТ ДУХОВНОЙ ШКОЛЫ, Я ВСЕГДА ПРИВЫК ПРЕКЛОНЯТЬСЯ ПЕРЕД НАШИМ СВЯЩЕННИЧЕСКИМ СОСЛОВИЕМ.» ПЕРЕПИСКА ПРОФЕССОРА СВЯТО-СЕРГИЕВСКОГО ПРАВОСЛАВНОГО БОГОСЛОВСКОГО ИНСТИТУТА В ПАРИЖЕ АРХИМАНДРИТА КИПРИАНА (КЕРНА) И ПРОТОПРЕСВИТЕРА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ЗА ГРАНИЦЕЙ ВАСИЛИЯ ВИНОГРАДОВА (1956–1959) Переписка двух представителей русской церковной диаспоры — профессора...»

«1 О компании Годовой отчет Открытого акционерного общества «Межрегиональная распределительная сетевая компания Юга» (ОАО «МРСК Юга») по результатам работы за 2014 год Генеральный директор ОАО «МРСК Юга» Б.Б. Эбзеев г. Ростов-на-Дону Содержание Ограничение ответственности Обращение к акционерам Председателя Совета директоров ОАО «МРСК Юга» и Генерального директора — Председателя Правления ОАО «МРСК Юга» Основные результаты 7 159 4. Акционерный капитал и рынок ценных бумаг 4.1. Акционерный...»

«Ю. Ю. Юмашева. Правовые основы архивной деятельности УДК 930.25:34 Ю. Ю. Юмашева ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ АРХИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКАЯ РЕТРОСПЕКТИВА (XVI — СЕРЕДИНА XX в.) В исторической ретроспективе рассматривается отечественная законодательная, нормативно-правовая и методическая документация, регламентирующая вопросы учета и описания архивных документов. Проводится анализ положений правовых и нормативно-методических актов XVI — середины XX в., прямо или косвенно влиявших и...»

«АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГКУ КО «ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ» АРХИВЫ КУЗБАССА ИНФОРМАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЙ И ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № 1 (19) (К 70-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ СОВЕТСКОГО НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 гг.) КЕМЕРОВО-201 ББК А Редакционная коллегия: С.Н. Добрыдин, (отв. редактор), Н.Н. Васютина (отв. секретарь), Л.И. Сапурина, И.Ю. Усков, Н.А. Юматова Архивы Кузбасса: информационно-методический и историко-краеведческий бюллетень/ отв. ред....»

«Конспект лекций по курсу «Архивоведение: введение в специальность» ТЕМА 1. АРХИВОВЕДЕНИЕ КАК НАУЧНАЯ ДИСЦИПЛИНА, НАУЧНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АРХИВОВЕДЕНИЯ И АРХИВНОГО ДЕЛА План лекции 1.1. Архивоведение как научная дисциплина.1.2. Краткая история развития архивоведения и его основополагающих теоретических принципов 1.3. Характеристика источников, литературы, ресурсов удаленного доступа по архивоведению и архивному делу Беларуси Лекция 1 (1.1.) Архивоведение как научная...»

«www.zhaina.com – Нахская библиотека – Вайнехан жайницIа «Из тьмы веков» Идрис Базоркин Об авторе Энциклопедия жизни ингушского народа В литературе каждого народа есть имена, которые вписаны в ее историю золотыми буквами. В ингушской художественной литературе это имя Идриса Муртузовича Базоркина. Когда бы и кто не перечислял ингушских писателей или наиболее значимые их произведения, ему не обойтись как без имени Базоркина, так и без его романа-эпопеи «Из тьмы веков». Будут появляться новые...»

«Боюслоеские труды. Юбилейный сборник Ленинградской Духоеной Академии Иеромонах ИННОКЕНТИЙ (Павлов), преподаватель Ленинградской Духовной Семинарии Санкт-Петербургская Духовная Академия как нерковно-историческая школа За 109 лет своего существования С.-Петербургская Духовная Акаде­ мия (в дальнейшем — СПбДА) сыграла немалую роль в прогрессе рус­ ской церковной науки и богословской мысли, в развитии духовного об­ разования и распространении христианского просвещения. Среди ее наставников и...»

«Время мыслить по-новому Гуманитарные последствия экономического кризиса в Европе www.ifrc.org Спасая жизни, изменяя взгляды МФОКК и КП желает выразить благодарность за бесценный вклад в виде ответов, рассказов, фотографий и историй, переданных национальными европейскими обществами КК и выразить отдельную благодарность обществам Австрии, Бельгии, Болгарии, Греции, Италии, Испании, Киргизии, Франции, Черногории и Швеции. Мы также выражаем отдельную благодарность консультативной группе поддержки...»

«Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 44. Июнь 2014 г. Пашенцев Е.Н. Провокация как элемент стратегической коммуникации США: опыт Украины Пашенцев Евгений Николаевич — доктор исторических наук, профессор, Московский городской педагогический университет; МГУ имени М.В. Ломоносова; директор, Международный центр социально-политических исследований и консалтинга, Москва, РФ. E-mail: icspsc@mail.ru Аннотация Поставить противника в положение, когда он должен ответить на целевую...»

«Таисия Сергеевна Паниотова Культурная история Запада в контексте модернизации (XIX начало XXI в.) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11822691 Культурная история Запада в контексте модернизации (XIX – начало XXI в.). Монография: Директ-Медиа; Москва-Берлин; 2014 ISBN 978-5-4475-1654-3 Аннотация Известный английский историк Р. Конквест назвал XX в. потерянным веком. Можно ли согласится с такой характеристикой? И где начало тех сложных проблем, которые приходится решать людям XXI в., в...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Географический факультет Кафедра почвоведения и земельных информационных систем КАФЕДРЕ ПОЧВОВЕДЕНИЯ БГУ – 80 ЛЕТ: ЭТАПЫ, НАПРАВЛЕНИЯ, РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Минск 2013 РУП «Проектный институт Белгипрозем» УДК ББК Составители: В.С. Аношко, Н.В. Клебанович Кафедре почвоведения БГУ – 80 лет: этапы, направления и результаты деятельности / Сост. В.С. Аношко [и др.]. – Минск : РУП «Проектный институт Белгипрозем», 2013. – 28 с. В издании отражены основные...»

«КАВКАЗСКАЯ АЛБАНИЯ ПО « А Ш Х А Р А Ц У Й Ц У » ВАРДАНА В А Р Д А П Е Т А (XIII в.) ГУРАМ ГУМБА В «Ашхарацуйце» Вардана вардапста, в описании районов Восточного Закавказья доходим весьма любопытное сообщение—« » («Гугарацик есть Ш а к и » ) в ы з ы в а ю щ е е недоумение, ибо Гупарк—это историческая область Северной Армении, а область Шаки с одноименным городом, как известно, по сообщению «Ашхарацуйца» VII в., а также других источников (армянских, грузинских, арабских), находилась в...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГАНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет» Научная библиотека ОГУ Справочно-библиографический отдел Туризм Библиографический указатель Оренбург 2008 УДК 016:338.48 ББК 91.9:65.433 Т 86 Туризм [Электронный ресурс] : библиогр. указ. / сост. В. С. Попова ; под ред. М. А. Бушиной. Оренбург, 2008. Режим доступа:...»

«20 лет независимости: экономическая политика стран Центральной Азии. Iskandar Yuldashev Последнее десятилетие XX века войдет в мировую историю как период глубоких качественных сдвигов в общественном мировоззрении, в геополитической структуре мирового сообщества. Весь мир вступил в новую эру. Ее отличительными чертами являются, с одной стороны, усиление интеграционных процессов и сотрудничество между государствами и народами, образование единых политических и экономических пространств, переход...»

«УСТЮЖЕНСКИЙ МУНИЦИПАЛЬНЫЙ РАЙОН Обращение главы района Устюженский край, известен своим богатым историческим прошлым, устюжане известны достижениями в экономике и культуре, своим патриотизмом. Всё это служит основанием для движения вперёд. Опираясь на традиции, сложившиеся в том числе и за последние два десятилетия, нам необходимо реализовать все открывшиеся возможности для устойчивого развития стратегических отраслей экономики района: сельского хозяйства, перерабатывающей промышленности,...»

«А.В. Анисимов, В.И. Салчинский Посвящается 80-летию УДНТ Уральский Дом Науки и Техники (исторический очерк) Основан 16 марта 1935 года Екатеринбург, 2015 Оглавление 1. Начало большого пути 2. Деятельность Уральского Дома техники с 1940 по 1950 годы. 13 3. О строительстве здания Дома техники в г. Свердловске. 23 4. Деятельность Дома техники в период с 1966 по 1989 годы. 27 5. Изменения ситуации в стране и управление научно-техническим процессом Заключение Приложение 1 Отзывы о посещении...»

«Regents eXAM in U.s. HistoRy And goveRnMent RUSSIAN EDITION U.S. HISTORY AND GOVERNMENT WEDNESDAY, JANUARY 28, 2015 The University of the State of New York 9:15 A.M. to 12:15 P.M., ONLY REGENTS HIGH SCHOOL EXAMINATION ИСТОРИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО США Среда, 28 января 2015 года — Время строго ограничено с 9:15 до 12:15 Имя и фамилия ученика _ Название школы Наличие или использование любых устройств связи при сдаче этого экзамена строго воспрещено. Наличие или использование каких-либо...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.