WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Этюды и зарисовки из жизни историко-филологического факультета Ростовского государственного университета (1961-1966 гг.) Новочеркасск УДК 82-94 ББК 84 (2Рос=Рус)6-4 П 18 Паршин А.В., ...»

-- [ Страница 1 ] --

А. В. Паршин

В. Я. Кравченко

И. Я. Кравченко

Этюды и зарисовки

из жизни историко-филологического факультета

Ростовского государственного университета

(1961-1966 гг.)

Новочеркасск

УДК 82-94

ББК 84 (2Рос=Рус)6-4

П 18

Паршин А.В., Кравченко В.Я., Кравченко И.Я.

П 18 Журналист. Историк. Филолог.: этюды и зарисовки из жизни историкофилологического факультета РГУ (1961-1966 гг.). – Новочеркасск, 2008. - 292 с.

ISBN 975-5-8431-0118-3

Книга подготовлена бывшими студентами историко-филологического факультета Ростовского государственного университета выпуска 1966 года. А.

Паршиным, В. Кравченко, И. Кравченко. Проект А. Паршина Первая половина 60-х годов XX века. Какими были те годы для преподавателей и студентов историко-филологического факультета РГУ? В основу книги, которую ты, дорогой читатель, взял в руки, положены воспоминания бывших студентов тех лет. Использовано также эпистолярное наследие выпускников, некоторые журнальные и газетные публикации. Авторы делятся своими впечатлениями о себе, преподавателях, однокурсниках. Книга не претенциозна. Это – не история факультета и тем более университета. Но в эпизодах – зарисовках зримо и явственно ощущается колорит той эпохи, чётко просматривается своеобразие жизни студентов – шестидесятников.

УДК 82-94 ББК 84 (2Рос=Рус)6-4 © Паршин А.В.

ISBN 975-5-8431-0118-3 © Кравченко В.Я.

© Кравченко И.Я.

Паршин Александр Владимирович Ректор НОУ ВПО Ростовский институт защиты предпринимателя. Академик Петровской академии наук и искусств, профессор. Выпускник историко-филологического факультета Ростовского государственного университета 1966 года.

К ЧИТАТЕЛЯМ

РГУ (Ростовский государственный университет) открылся в 1915 году.

В Ростове-на-Дону в начале XX века университет открыть было трудно. Причин этому было много. Особенно противилось казачье начальство: «…В Ростове университет…для казака также чужд и далек, как и университет в Харькове, Киеве, Казани… Ежели и открыть университет, то в столице казачества – Новочеркасске.»1. Однако начавшаяся война в августе 1914 г. заставила из западных прифронтовых областей Российской империи эвакуировать ряд высших учебных заведений. Среди них и Варшавский университет. 12 августа транзитом через Москву он переехал всетаки в Ростов в составе четырех факультетов. Одним из них был историко-филологический.

Ростовский государственный университет. (1915-1985). Очерки. Под редакцией Чл.-кор. АН СССР Ю.А. Жданова. Издательство РГУ, 1985, стр. 11.

В силу всевозможных перестроек структуры РГУ, историко-филологический факультет в 20-30-е годы XX века носил «шапку» исторического отделения при педагогическом факультете и факультете общественных наук. И лишь с 1941 года он вновь стал в рамках РГУ самостоятельной факультетской структурной единицей. На историческом отделении в те годы было две кафедры: истории СССР и всеобщей истории. В дальнейшем первая была разделена на две самостоятельные кафедры – истории СССР советского периода и истории СССР дооктябрьского периода. А затем на их базе появились новые кафедры. В 1972 году – источниковедения истории СССР и вспомогательных дисциплин. Еще позже образовались кафедры – истории древнего мира и средних веков, новой и новейшей истории. С 1984 года стала действовать кафедра истории КПСС. К середине 80-х годов этими кафедрами заведовали профессора А.И. Козлов, В.А. Золотов, А.П. Пронштейн, Ю.В. Кнышенко, Н.А. Акимкина, Э.Д. Осколкова.

В разное время в хронологическом порядке факультет возглавляли деканы: Н.И. Покровский, М.М. Кривин, В.И. Кузнецов, Ф.Ф. Дьяченко, Г.А. Иноземцев, В.А. Золотов, А.И. Козлов, В.Н. Шеменев, И.М. Узнародов.

На факультете подготовлено десятки тысяч педагогических кадров для средних школ, преподавателей вузовских кафедр, журналистов. Причем, историческое и филологическое образование в стенах РГУ получили представители многих зарубежных государств – Греции, Вьетнама, Индии, Китая, Кипра, Кении, Ирака и др.

В 1965 году после полувекового совместного «проживания»

историки и филологи пошли на «развод», образовав два новых факультета – исторический и филологический. Однако братскими по духу они являются до сих пор.

В данной книге из более чем 90-летней истории РГУ освещается жизнь студентов и преподавателей историко-филологического факультета периода 1961-1966 годов. Обычные годы, обычный выпуск специалистов, никакой не юбилейный. Необычными эти годы являются только для тех, кто учился в тот период. И всё же, и в таком невыдающемся ничем особым времени также, согласитесь, есть своя «изюминка», своя тайная притягательность: а что там было, как жили, чем дышали люди?

Во время работы над книгой мы, к сожалению, смогли обратиться лишь к некоторым выпускникам 1966 года, а точнее только к тем, естественно, с кем поддерживали постоянную или эпизодическую связь, имели адреса или номера телефонов. Просили их прислать свои воспоминания о прошлой студенческой жизни, сопроводив их фотографиями 60-х годов и современными снимками. Все то, что мы получили, без всяких добавлений включено в повествование.

В годы нашей учебы деканом факультета был доцент Золотов Владимир Александрович. Все студенты любовно и уважительно называли его «Папой». Его заместителем – Дибров Александр

Афанасьевич. Вели у историков занятия преподаватели:

Н.А. Акимкина, Н.А. Бакулина, А.Г. Беспалова, Е.И. Демешина, Ю.П. Ефанов, А.Г. Задера, В.Я. Кияшко, П.В. Семернин, Ю.В. Кнышенко, М.А. Люксембург, П.В. Магер, И.С. Маркусенко, М.И. Овчинникова, В.С. Панченко, А.П. Пронштейн, Ю.И. Серый, К.А. Хмелевский, И.П. Хлыстов, Л.П. Хоришко, П.Г. Чернопицкий и другие. Из преподователей филологов и русистов запомнились А.А. Дибров, Я.Р. Симкин, В.Н. Боянович, Ф.В. Тумилевич, М.К. Милых, Н.И. Глушков, Л. Введенская, И.А. Федосов и другие.

В основу книги положены воспоминания бывших студентов – историков, филологов и журналистов – только одного: 1966 года выпуска. Мы сознаем, что мемуары зачастую носят субъективный характер. Это так. Но каждый имеет право на свое видение, свой взгляд на прошедшее. Этим правом мы и воспользовались. Рады будем познакомиться с Вашей версией.

Сорок пять лет назад на одной из лекций доцент М.А. Люксенбург привел запомнившиеся нам слова одного из римских императоров: «Время – самый жестокий палач, который не щадит никого: ни патриция, ни плебея, ни мудреца». Оно – Время – едино для всех. Сегодня, оставив далеко позади шестидесятые годы прошлого столетия, мы – студенты той поры –, прихрамывая и кособочась, с трудом уже поспеваем за Ним. Пришла пора «собирать камни», пора, пожалуй, вспомнить и о прожитом. Рассказывая о себе, мы говорим о нашем времени, а рассказывая о времени, говорим о себе. Хочется напомнить внукам, что, к сожалению, промежуток времени между молодостью и осенью жизни очень мал, и самое обидное он практически неуловим. «Прошляпил» его, потерял в лености, забавах – пропало, считай, все. Потерянное время – невосполнимо.

Чтобы реализовать хотя бы часть своих жизненных планов, осуществить замыслы, а тем паче большую мечту – надо каждому человеку спешить жить. Надо в процессе своего бытия постоянно трудиться с легким акцентом на отдых, а не наоборот.

Только в любимом и упорном труде можно найти форму самовыражения и материальные блага. Этому нас учил еще в студенческие годы незабвенный профессор Иван Павлович Хлыстов. Мудрый был человек.

Авторский коллектив нисколько не претендует на полное освещение, а тем более глубокий анализ всех фактов, событий и явлений, связанных с учебой, бытом, настроением студентов историко-филологического факультета РГУ в 60-е годы прошлого века. У нас, к сожалению, не было возможности собрать для этого необходимый материал. В данной книге предложены лишь некоторые зарисовки – воспоминания совсем незначительного круга выпускников 1966 года из довольно многочисленного коллектива преподавателей и студентов нашего факультета. Однако, несмотря на это, надеемся, что данные воспоминания позволят ощутить тот особый колорит эпохи первой половины 60-х годов XX столетия, который был присущ нашему студенческому поколению.

Воспоминания – это одновременно и переосмысление прошлого, расширение прежних и появление новых оценок прожитых событий и фактов. Мы стремились быть откровенными и не нарушать святые принципы историзма и объективности. Для этого, как нам представляется, есть все основания: по истечении более чем сорокалетней жизни страсти остыли, улеглись, многое пришло в равновесие, случайное отсеялось.

Надеемся, что книга позволит каждому историку, филологу и журналисту, окончившему в далекие шестидесятые РГУ, еще раз с трепетом в душе, мысленно вернуться в годы своей студенческой молодости, сопоставить какие мы были и какими стали. Хорошо, если, прочтя книгу, выпускник-66 сделает вывод, что прожили мы жизнь не зря, что нам удалось вписать в историю любимого РГУ, своего факультета новые страницы, а сегодняшний студент получит информацию к размышлению.

И последнее. Время действительно безжалостно. Оно стерло в памяти порой даже самое сокровенное. Не всегда вспоминается, например, то, что, казалось бы, забыть нельзя – фамилии, имена и отчества своих преподавателей, а порой то чего и быть то вообще не должно – однокурсников. Поэтому авторы просят читателей простить им, если в тексте найдутся какие-то пробелы, случайные неточности и скороговорки.

А. Паршин Золотов Владимир Александрович Профессор, заведующий кафедрой истории СССР дооктябрьского периода, декан историко-филологического (с 1965 года исторического) факультета РГУ 60-х годов XX века.

Родился 14 февраля 1922 года. В 1941 году поступил в Московский исторический институт. В этом же – 1941 году – был призван в Армию. Тяжело ранен под Ригой. С 1941-го по 1944 годы учился в Уральском Казахском государственном педагогическом институте.

С 1946 года – аспирант Ростовского государственного университета. В 27 лет, в 1949 году, защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Вся дальнейшая жизнь связана с РГУ. С 1968 года – профессор. В 1985 году награжден Орденом Отечественной войны, в 1990 году – орденом Ленина.

Автор монографий: «Внешняя торговля южной России в первой половине XIX в.», «Хлебный экспорт России через порты Черного и Азовского морей в 60-90-х гг. XIX в.», «Дон в первой русской революции» (в соавторстве с Е.И. Демешиной). Соавтор коллективных книг: двухтомной «Истории Дона», а также «Истории Дона с древнейших времен до падения крепостного права», «Истории Дона в эпоху капитализма». Автор многочисленных научных статей.

Владимира Александровича Золотова не стало в январе 1992 года.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

ИСТОРИКИ

Памятник, посвящённый тысячелетию России.

Установлен в Великом Новгороде

–  –  –

ГОДЫ СТУДЕНЧЕСКИЕ.

(ВОСПОМИНАНИЯ О СЕБЕ, ПРЕПОДАВАТЕЛЯХ

И СТУДЕНТАХ-СОКУРСНИКАХ)

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЭКЗАМЕНЫ

Лето 1961-го года. Оно только что перевалило за свою вторую половину. Те, уже очень далекие, дни остались памятными для сотен тысяч парней и девушек, поступивших учиться в вузы тогдашнего СССР. Еще в 1955 году правительство определило новые правила приема в университеты и институты Советского Союза. Преимущества получила молодежь, которая отслужила в Армии или отработала на производстве не менее 2-х лет. А в сентябре 1959 года Совет Министров СССР принял постановление «Об участии промышленных предприятий, совхозов в комплектовании вузов и техникумов к подготовке специалистов для своих предприятий».

Абитура, первокурсники значительно повзрослели… Вот в период этих хрущевских нововведений и поступали мы на историко-филологический факультет Ростовского госуниверситета. Многие из абитуриентов перед очередными приемными экзаменами крутились, изнемогая от нервишек, в небольшом скверике напротив главного корпуса РГУ на ул. Энгельса (ныне ул. Садовая). В самом центре скверика и до сих пор восседает скульптурный М.В. Ломоносов. А вот на месте тогдашнего деревянного летнего кинотеатра (по-моему, он назывался «Зеленый») сейчас находится кинотеатр «Ростов».

Этот скверик был «стартовой площадкой» и для нас с братом Иваном – только что демобилизованных ракетчиков. Сюда мы приезжали за полтора – два часа до начала каждого экзамена.

«Зондировали почву»: как прошел предыдущий экзамен, сколько отсеялось, какой сейчас примерный конкурс и какие шансы есть у нас на сегодня и т.д. и т.п. Преимущественно здесь и сосредотачивались «люди в погонах». До сих пор я четко воспроизвожу в памяти ладную фигуру сержанта Леши Тищенко. Был он всегда сдержан, немногословен. Но очень волновался. Он постоянно доставал носовой платок, чуть стыдливо вытирал вспотевшее лицо, оберегая при этом свой густой, волнистый, тщательно расчесанный чуб. От него веяло какой-то солидностью, уверенностью и, глядя на него, я думал: «Ну чего тебе волноваться, сержант, да поступишь ты, поступишь обязательно». И он действительно поступил. Но далось это ему нелегко, как и потом вся учеба, особенно на первых курсах. Слишком большой был разрыв после окончания 10-го класса. Служили мы тогда три года. Да и «стартовые» знания получал Леша в сельской школе где-то вблизи ст. Целина. Собственно, многие из нас были именно с такой «биографией», как Леша Тищенко. В этом скверике одетые в «робу»

были и Иван Камбулов (с верхнего Дона, район ст. Лихая), Юра Сударкин (г. Шахты), Леша Кичигин, Саша Ламсков (с сельских районов области), Толик Щетинин (г. Днепропетровск), Ваня Яровой (станица Павловская) и др. «Это Вам вполне, но не обязательно», – как говорят в таком случае в Одессе, ибо с такими как мы – иногородними – «страдали» перед экзаменами и ростовчане:

Гена Крепак, Володя Иванов, Саша Шумаев. Но из всех ребят я почему-то «в деталях» запомнил Лешу Тищенко.

И еще вот что осталось в памяти от этого скверика. Стояли здесь большие скамейки с изогнутыми спинками, мощные такие, которые делаются на века. На них постоянно, сменяя друг друга, сидели пенсионеры – старики и старушки. Разговоры вели тихие, спокойные, интеллигентные. К нам постоянно доносились ключевые слова их неторопливых бесед: «Хрущев», «проклятый американский империализм», «Куба», «Космос», «Юрий Гагарин», «Мы их не боимся…». А рядом, у самого забора летнего кинотеатра, на «скакалках» прыгали три девчушки и хором, как пионеры в строю, скандировали – пели:

– Да здравствует наука, Да здравствует прогресс!

И мудрая политика ЦеКа Ка-Пе-Эс-Эс!

Не помню я, что бы их кто-либо одобрял или укорял. Наверное, эта «речевка» была в «духе времени» и по форме, так сказать, и по содержанию. Ну прыгают – и пусть прыгают, поют – и пусть поют. Никому это не резало слух. Это сейчас, спустя много лет, нам представляется, что в этом стишке много было и политики и идеологии… Перед вторым экзаменом (сочинением) на историческое отделение историко-филологического факультета РГУ по числу заявлений было всё ещё 6 человек на место.

В Армии мы с братом Иваном много и усиленно готовились к вступительным экзаменам. На шпаргалки не надеялись, а старались осмыслить материал, заучив на память множество высказываний, типичных на многие случаи жизни, цитаты и т. д.

И вот большая аудитория. Много людей. Оглашают темы сочинений. Выбираю «вольную» тему: «Героизм советских людей в годы Великой Отечественной войны в произведениях донских писателей».

В детстве, отрочестве и юности, мы много читали «про войну»: «Глубокое течение», «Белая береза», «От Путивля до Карпат»… Приучил отец – фронтовик. Запала в душу мне и книга нашего донского писателя однофамильца М. Шолохова – Г. Шолохова-Синявского – «Волгины». На основе этого романа я и выстроил фабулу своего сочинения. В заключении требовалась связь с современностью. Я и «связал», подчеркнув, что советский народ, мои земляки-ростовчане отстояли в борьбе с фашизмом свою независимость и что теперь, претворяя в жизнь указания внеочередного XXI съезда КПСС, задачи семилетнего плана, успешно строят социализм:

«Мы строить хотим с усердием двойным!»

Заключал я мысль, вспомнив заученную цитату. И, объединившись, не боимся мы этих империалистов проклятых, били их и будем бить. По этому вопросу еще наш поэт – глашатай революции В.В. Маяковский говорил:

«Страшны ли рабочим при этакой спайке Буржуевы всякие своры и стайки!»

Мы все вместе! Вместе с нами и все мировое рабочее и коммунистическое движение. А в самом конце сочинения я вновь вместе с Маяковским восклицал:

«Я от первых дней войнищу эту проклял, плюнул рифмами в лицо войне!»

Вот так! Оцениваем события только с классовых, интернационалистских позиций! Юношеская моя запальчивость била через край… За это сочинение я получил «хорошо». Естественно, я и не думал, что всего через 5 лет (по окончании университета) мне доведется работать в Новочеркасском политехническом институте, на кафедре истории вместе с сыном писателя Г. Шолохова – Синявского Леонидом Георгиевичем Шолоховым. Как-то при случае я сказал ему, что при поступлении в РГУ писал сочинение, опираясь в основном на книгу его отца «Волгины». Надо было видеть этого экспансивного человека, гордость перехлестывала его душу через край: «Да ты что, Володя, серьезно? Надо же, Владимир Яковлевич, надо же! Мы с моим братом-близнецом в войну, когда отец наш был на фронте, вместе с мамой пятнадцатилетними пацанами проработали санитарами в военном госпитале. Надо же!

Знаешь в книге «Волгины» очень много автобиографичного, нашего, семейного…».

А перед сочинением был экзамен по истории СССР («отлично»). По устному русскому языку – тоже «хорошо». Удивительное свойство имеет человеческая память: сочинение помню в деталях до сих пор, а вот что мне «попалось» в билетах по русскому языку – забыл напрочь. Зато до сих пор с испариной на лбу и, краснея от стыда, вспоминаю последний вступительный экзамен по немецкому языку.

На этом экзамене все было, кроме моих знаний. Отсутствие последних придало этому действу характер такой интриги, что Шекспиру и не снилось. В течение получаса преподаватель пыталась усиленно мне и присутствующим доказать, что я что-то знаю из немецкого языка. Но ничего не получалось… Я не в состоянии был ответить вразумительно ни на один вопрос экзаменатора… Наступила долгая пауза. Перед моими глазами все время навязчиво всплывали этапы моих усилий по овладению азами немецкого языка. Начало 50-х годов. Пятый класс. В октябрьскую семилетнюю школу прибыла «немка» – маленькая женщина с вечно простуженным, красным носом. Мы ее все люто ненавидели. Тогда, в 1952 году, мы ненавидели всех немцев вообще и все то, что было с ними связано. Что могло остаться в такой ситуации кроме «der Knabe» и «der Affe»? Или вот сюжет по изучению немецкого языка в Аксайской средней школе в 8-10-х классах: мучительное запоминание 10-15 немецких слов ежедневно. Ну и что? Последовавший потом четырехлетний перерыв в учебе – год работы и три года службы в Армии – как сквозняком выветрило все мои знания, снизив их до первоначального уровня – «der Affe», «der Knabe».

А бедная экзаменаторша в это затянувшееся долгое молчание, когда я обреченно решил для себя: «да пусть уже ставит двойку», крутила-вертела мой экзаменационный листок, где были «отл.» и «хор.» по другим предметам, и мучительно решала известный вопрос: «Что делать?». Потом столько же времени изучала мою солдатскую униформу, сержантские лычки и многочисленные значки – побрякушки на груди, среди которых красовались также «Отличник боевой и политической подготовки» и «Чемпион области РСФСР по тяжелой атлетике» и, наконец, глубоко вздохнув, не глядя на меня, что-то медленно записала в ведомость и в мой экзаменационный листок. «Идите!», – сказала она, не подняв головы. Я вышел из аудитории. Посмотрел в экзаменационный листок. Там стояла «тройка» – удовлетворительно! Спасибо тебе, святой человек!

Сейчас, в наши дни, во время вступительных экзаменов приемные комиссии в вузах осаждают не абитуриенты, а их мамы, папы, бабушки. Чадо сидит в сторонке, а мама – папа оформляет за него заявления и другие документы для поступления. Чаду при этом скучно – нудно: «Ма, ну скоро? меня уже жара достала!» И на зачислении родительница волнуется тоже: «Ну сколько там у нас баллов получается? Достаточно на заявленную специальность? А может нам документы перекинуть в другую папку? Ну тогда давайте! Нашего сына (дочь) это устроит!» Утрировано? Да, но всего только на чуть-чуть.

Всего «этого» в начале 60-х годов прошлого века и в помине не было. Я не видел не только на вступительных экзаменах, но и за все время пятилетней учебы в РГУ ни одного родителя! Никто в этом плане не использовал такие понятия как «мама», «папа», а тем более «дядя».

После сдачи вступительных экзаменов в фойе РГУ были вывешены списки абитуриентов, успешно прошедших испытания и победивших в конкурсе. Я набрал 16 баллов из 20-ти возможных.

Прошел! Ура! Но «впритирку», как говорится. Как помнится, среди абитуриентов, более успешно сдавших экзамены, были Коля Кирей, Лена Станкевич, набравшие по 18 баллов. Кто-то, конечно же, и поболее того, но в памяти у меня сохранились только эти две фамилии.

Воспроизвожу по памяти тех, кто поступил на историческое отделение историко-филологического факультета РГУ в 1961 году, и краткие данные «движения кадров» в последующем:

Батищев Иван – был уже женат, после первого курса перевелся на заочное отделение.

Вацуев (Вахид ?) – из Чечено-Ингушетии, вскоре тоже стал студентом-заочником.

Иванов Володя – три года отслужил в Армии, ростовчанин, учился все пять лет на дневном отделении, подполковникпреподаватель Ростовского юридического института МВД России (кандидат исторических наук, доцент).

Кирей Николай – из Белоруссии, до поступления в РГУ работал на шахте. Все пять лет учился на стационаре. По распределению остался в аспирантуре при университете (научный руководитель – профессор, д.и.н. Хлыстов И.П.). Первым из нашего выпуска защитил кандидатскую диссертацию, а затем и докторскую.

Работает постоянно в Кубанском государственном университете (г. Краснодар). Был проректором университета по научной работе.

Сейчас – профессор, зав. кафедрой.

Камбулов Иван – уроженец пос. Глубокого Ростовской области. Служил в Армии. 1937 г. рождения. Все пять лет обучался на дневном отделении. После окончания РГУ работал в Чечне (ЧиАССР), затем в школе ст. Красюковская, что вблизи г. Новочеркасска, а с начала 70-х годов и по настоящее время – в профтехучилище № 64 г. Зверево Ростовской области.

Короткова Валентина – ростовчанка, все годы училась на дневном отделении.

Кравченко Владимир – отслужил три года в Армии, все пять лет учился на дневном отделении, староста группы «А». По распределению был направлен в Новочеркасский политехнический институт, работает здесь уже 42-й год.

Кичигин (Леонид ?) – служил в Армии, вскоре ушел на заочное отделение, проживает в одном из районов Ростовской области.

Котиков Султан (Саша) – ингуш, после третьего курса был призван в Армию, после службы закончил РГУ, погиб при неизвестных обстоятельствах в Москве в 1971 году.

Крепак Геннадий – ростовчанин, отслужил в Армии, все время учился на дневном отделении, староста группы «Б». Капитан сборной команды РГУ по футболу. После окончания обучения ему было предложено место в аспирантуре. Работал преподавателем в Новочеркасском политехническом институте. Переехал (по семейным обстоятельствам) в Ростов. Работает в школе № 30.

Ламсков Александр – из Ростовской области, поступил после демобилизации с Армии, ушел на заочное отделение.

Липков Виктор – уже на первом курсе активно читал лекции для населения города по линии общества «Знания», со второго курса был призван в Армию.

Лазаренко Валерий – из Новочеркасска, ушел на заочное отделение.

Лебина Людмила – была ранее замужем, с ребенком. Все пять лет обучалась на дневном отделении. После окончания РГУ живет и работает в Ростове-на-Дону.

Намдаров Геннадий – с города Краснодона Луганской области, отслужил в Армии (порт Ванино). К концу учебы перевелся на заочное отделение. Учился в аспирантуре при Луганском пединституте. Защитил кандидатскую диссертацию. Работал в этом же Вузе. Женат, имеет троих детей.

Негадов Валентин – ростовчанин, отслужил в Армии, все годы обучения – на стационаре. После окончания РГУ все время работал преподавателем в Ростовском речном училище им. Седова. Умер в 1993 г.

Паршин Александр – пос. Щетово Луганской области, до поступления в РГУ два года работал на производстве. Все пять лет учился на дневном отделении. Сразу после окончания был оставлен в университете для работы в комитете ВЛКСМ РГУ.

Станкевич Елена – где-то со старших курсов ушла на заочное отделение. В дном из вузов закончила аспирантуру, защитила кандидатскую диссертацию.

Стороженко Валентин – тоже к концу учебы перешел на заочное отделение. В середине 80-х годов приезжал ко мне в Новочеркасск. Говорил, что работает в каком-то НИИ сельского хозяйства в г. Кургане.

Таланов Владимир – ушел вскоре на заочное отделение.

Тищенко Алексей – из Ростовской области, отслужил в Армии, с первого до пятого курса обучался на дневном отделении.

После окончания РГУ работал в школах области, а затем – на просоюзной работе, в ситеме собеса посёлка Целина Ростовской области.

Шумаев Александр – ростовчанин, отслужил в Армии, 1936 г.

рождения. Был уже женат. Ушел на заочное. Работал в Пролетарском райсполкоме г. Ростова-на-Дону.

Шевченко Александр – обучался все годы на дневном отделении. Живет в Ростове. Преподает в одном из вузов города Ростова-на-Дону. Защитил диссертацию.

Щетинин Анатолий – с Украины, отслужил в Армии, на последних курсах ушел на заочное отделение. Работал в вузах Днепропетровска. Кандидат исторических наук, доцент. Еще в середине 80-х годов успешно работал над докторской диссертацией.

Шмендель Лева – инвалид по зрению, остался в Ростове.

Чурсина Валентина – с Краснодарского края, все пять лет училась на дневном отделении. Вышла замуж. Живет в Ростовена-Дону. Преподает в РИСХМе. Кандидат наук, доцент.

Ушаков Евгений – отслужил в Армии, с Ростовской области, женился, ушел на заочное отделение.

Чередниченко Николай – как и почти все, отслужил в Армии.

Кажется, что ушел на заочное обучение к концу учебы. Работал в Киеве. Стал известным ученым в археологических кругах не только на Украине, но и в СССР.

Киримов Мусса – с ЧИАССР. Ушел на заочное. Работал в Ачхой-Мартановском райисполкоме. В 1979 году я был в этом районном селе. Но не встретились: «уехал по хозяйствам района с проверкой».

Безбородых Иван Наумович – с г. Таганрога, незрячий, инвалид. Обучался все годы на дневном отделении. Никаких данных нет.

Чужгинов Александр – калмык, с Элисты, учился на стационаре. Работал в Москве над диссертацией. Связь утеряна.

Я не уверен, что этот список полный. Скорее всего – нет. Кого-то, по-видимому, не упомянул. Стерлось в памяти.

В разное время взамен ушедшим на заочное отделение приходили к нам новые люди, переведясь с заочного или вечернего отделений. Среди них: Атнашов Виктор (инвалид, вновь перевелся потом на заочное), Рудь Виктор (с г. Батайска, работал в 80-е годы лаборантом в РИИЖТе), Белевский Василий (потом, говорили, работал где-то на партийной работе), Еременко Майя – никаких данных не имею, Кича Анатолий – работал после окончания РГУ в школах Краснодарского края. Меньшиков Володя – умер, еще будучи студентом. Сергеев Владимир (см. текст книги) Груздева Галина – работала в дошкольных учреждениях г. Ростова, к сожалению, недавно ушла из жизни. Эмиль Рудык – учился затем в аспирантуре (Москва), работает в одном из вузов в Ростове-наДону. Яценко Лидия – вышла замуж за Котова Вилора, который работал одно время ассистентом в Новочеркасском инжинерномелиоративном институте, а она – в библиотеке НПИ. Переехали вскоре в Ростов. Шилохвостова с г. Шахты. Училась с нами совсем немного и вновь перевелась на заочное отделение. Гроссу прибыла к нам из Кишиневского университета, но вскоре ушла в другой вуз.

Кстати, я не помню, чтобы за время нашей учебы кого-либо отчислили за неуспеваемость. Жизнь «крутила» многих из нас, но по другим причинам.

И еще. Даже эти крайне «куцые» сведения могут оказаться не совсем верными, ибо моя «научная карта» пополнялась главным образом за счет устных «каналов», которые проходили, в свою очередь, не через один этап «связи».

ЧАСТНАЯ КВАРТИРА: С ДИБРОВЫМИ В ОДНОМ ДОМЕ…

Все в том же «Ломоносовском» скверике, что напротив РГУ, в день последнего экзамена и во время зачисления ходили старики и старушки – «покупатели»: «Квартира нужна?». Сижу на лавочке. Подходит старик лет 65. Крупный довольно, в летней фетровой шляпе, на ногах тапочки. Мягко так, спокойно, по-отечески добро ко мне: «Вы хотели бы снять квартиру у нас? Мы с бабушкой живем здесь рядом. Вот – на Университетском. Прямо у Греческой церкви. 15 рублей в месяц». Я молча встал – ни да, ни нет

– и мы пошли с ним, перейдя улицу имени Энгельса, к его дому.

Передвигался он не спеша, как обычно ходят полные, пожилые люди. По пути не назойливо, вежливо расспрашивал: кто я («вижу, отслужил уже, это хорошо»), где проживают родители, на какой факультет поступил учиться?

– На исторический? Ну и добре. У нас уже стоят на квартире три студента. Одних из них – историк. Познакомишься, поможет тебе.

А вот и дом. Идти-то было – три тройных прыжка, выражаясь спортивно. Типичный старый ростовский домик. Одноэтажный, видно не каменный, а оштукатуренный, в зеленый цвет ставни.

Как раз на углу Университетского и улочки (маленькая такая, узенькая, что поплелась к переулку Кировскому) имени греческого города Волос. А на противоположном углу – рукой можно достать – сама Греческая церковь.

Открываем железную калитку ворот со стороны Университетского переулка. Небольшой дворик. Сразу справа крыльцо – вход в одну квартиру. Мы проходим чуть дальше. Дворик с двух сторон обрамлен высокими «глухими» кирпичными стенами соседних домов. В самом углу двора будочка – «удобства». Где-то небольших 2-3 деревца. Дорожки выложены в художественном хаосе камнями, плитками, кое-где усыпаны остатками прогоревшего в печке угля.

Из пристроенной верандочки выходит старушка. И я, взглянув на нее мельком, понял, кто в доме хозяин. Такая же дородная, но пошустрее:

– Марфа Григорьевна. – Представилась. – А дедушку моего Сергеем Федоровичем зовут.

Дедушка Сергей присел на лавочку в тенечке. Работа его закончена. Задание выполнено – привел квартиранта.

Через веранду мы с Марфой Григорьевной прошли в узкий коридор. Слева приоткрыта дверь. В комнатке чистенько, кровать стоит с горками подушек, в углу – печка под уголь, на стене картина – натюрморт. Мы же проследовали в дверь – напрямую, которая привела нас в комнату, по середине которой стоял большой овальный стол, заваленный книгами, бумагами. Здесь же платяной шкаф, койка у окна. Сквозь стекла видна всё та же Греческая церковь. Из этой комнаты вели еще две двери в комнатки с окнами на Университетский переулок. Та, что слева, оказалась моей:

– Вот здесь и будешь жить, Володя. Я правильно запомнила твое имя?

У стены, в углу стоял огромный старый кожаный диван с высоченной спинкой. Из его кожаного чрева нагло выпирали пружины. У окна – столик.

Был конец августа. Никого из квартирантов не было. Я попрощался с хозяевами:

– Я – домой. Послезавтра нас везут в колхоз на сельхозработы. Сказали на месяц.

– Ну, ну с Богом!

Полтора месяца мы были в колхозе.

Первый день занятий в университете. Ближе к раннему вечеру иду «домой». Открываю калитку. У высокой кирпичной стены два парня на «козле» из кривых жердин пилят дрова, а третий отпилины эти колит топором.

Я вошел в дом. Снял пиджак. И сразу вышел во двор. Вижу:

работает усердно, споро только один, а два – по их движениям сужу – и не знают, по-видимому, что такое «вкалывать». Первое впечатление, говорят, наиболее точно, объективное. Так оно потом и оказалось.

– Привет. Меня зовут Владимир.

И взялся за ручку пилы. Один из парней подал мне для приветствия руку:

– Ты бы штаны снял, трико накинул, ибо все в опилках будет.

Я – Щелинский Станислав.

Это был тот, который, по моему мнению, умел работать.

Средний рост, по-спортивному сложен. Блондин. Симпатичный, даже красивый парень.

– А, ничего! – бодренько ответил я.

Через минут 20 мы закончили работу. Ребята умывались. Я же с ужасом смотрел на свои штаны. Как завтра утром идти на занятия? Они ведь у меня одни. Отец нам с братом Иваном еще весной 1957 года, когда мы заканчивали 10-й класс, купил костюмы.

Мне достался черный, шерстяной.

Уже в квартире мы познакомились поближе. Щелинский Славик первый курс исторического факультета закончил в Томском университете. Теперь вот перевелся на второй курс в РГУ с тем, чтобы исследовать жизнь древних шапсугов – одного из народов Северного Кавказа. Увлекается археологией. Он еще не порвал «пуповину» с Томским университетом и постоянно подчеркивал, что и то, и другое, и третье там лучше, чем в РГУ.

– Ни фига, – лениво возражал ему Валерка, – что в Томске, что в Ростове, школа одна – советская. Так что успокойся.

Что этим Валерка хотел сказать, для меня было не ясным. Но я почувствовал какой-то его нигилизм, незлобный, но спокойноуверенный критический взгляд на все.

Вот, например, его видение на моду. Носили мы тогда брюкидудочки». А он по-прежнему ходил как в 50-е годы в широченных штанах. Причём, штанины у него болтались, закручивая при ходьбе его худые ноги дважды, значительно выше щиколотки. И кто бы, что ему не говорил, он был непоколебим в своей оценке:

– Красиво то, что целесообразно.

Учился он на 3-м курсе физмата. Прибыл из кубанской станицы Ленинградской. Родители – учителя. На занятия он почти не ходил и всё твердил:

– Вот брошу эту учебу к чертовой матери! Что она мне дает?

Ничего! Уеду домой и займусь делом! Настоящим!

Каким «настоящим делом» он будет заниматься, не уточнял.

Больше всего от таких его заявлений страдала Марфа Григорьевна:

– Ну шо это ты говоришь, Валера, шо? А родители? Ты подумал о них?

Из всех нас четырех постояльцев, по-моему, Марфа Федоровна, да и дедушка Серёжа любили именно его, Валерку. Может быть, потому, что у них внук был поведением точь-в-точь Валерка. И «исправив» Валерку, они думали, таким образом, как-то повлиять на внука, исправить и его. Внук приходил к «деду и бабе»

часто. Высокий, розовощёкий брюнет, похожий на молодого киноактера Стаса Садальского. Как и Валерка, любил «философствовать», но не любил учиться или работать. Видно было по всему, что сызмальства он был избалован. Но случилась трагедия. На Дону утонул его отец – сын дедушки Серёжи и бабушки Марфы, который преподавал историю в одном из вузов Ростова.

И вот они с Валеркой и с приходившими к Валерке друзьями вели беседы. Толковые, умные: искали всё свою истину, своё понимание жизни. Как-то прихожу с занятий, а бабушка Марфа говорит:

– Ты знаешь, Володя, Валерка то уехал. Бедные родители. Вот дурачок. Умный же. Душа человек.

Мне тоже было жалко «терять Валерку». Именно он и его друзья стали для меня действительно первыми «живыми» студентами, преподнесшими мне уроки интеллектуального общения. Я слушал их, многое не понимал. Армейское моё фельдфебельскосержантское мышление не позволяло пока вникнуть в суть их рассуждений.

От сына у хозяев осталась неплохая библиотека.

Я брал прежде всего словари (иностранных слов, философский, мифологический, эстетический и др.) и читал, читал… И всё же над всем этим возвышался Валерка-математик со своим живым словом, своими своеобразными, как сказали бы сейчас, менталитетом и парадигмой. Кем Валерка стал в своей жизни, не знаю. Но, наверняка, неординарной личностью. Внешне он был заметно выше среднего роста, сутуловат. Носил круглые очки. Волосы у него свисали – прямые, льняные – по обе стороны головы, как у приказчика. Вылитый Гришка Добросклонов.

Такой авторитетной для меня фигурой Валерка был, несмотря, что рядом находился Саня Лукаш. Студент выпускного 5-го курса биофака. Родом из Туапсе. Небольшого роста, смуглый, заметно полнеющий. Занимался он проблемами микробиологии мозга. Его научными руководителями были выдающиеся ученые биофака РГУ, известные не только в СССР, но и за рубежом, профессора А.Б. Коган, И.И. Ворович. Лукаш на занятия почти не ходил. И днем и ночью полубоком, опираясь на локоть, лежал в постели и «поглощал» книги, писал. Только редко вставал, одевался, всё время, глядя куда-то в пол, чтобы какая-то мысль не покинула его, и удалялся на встречу со своими научными руководителями, в «Научку». Приходил он всегда с авоськой книг, бутылкой сухого вина (южанин!) и двумя булками хлеба. Беседовал с нами, «хохмил»

(любимое его выражение), становился обычным, как все, парнем.

А потом залегал опять: в одной руке книга, а рядом – булка хлеба.

Он отламывал, не глядя, от нее маленькие ломтики и жевал. Посыплет солью круто хлеб и опять жует и читает.

Через два года он защитил кандидатскую диссертацию. По тогдашнему правилу, в «фойе» главного корпуса (перед шахтой лифта был маленький коридорчик) обязательно вывешивались объявления на большом листе ватманской бумаги. Перед защитой (я уже жил в общежитии) Саня попросил меня строго, но красочно и броско оформить объявление. Я с удовольствием выполнил его просьбу. Он «презентовал» мне две бутылки спирта (биофак!).

Они были как раз кстати. Мы отметили в общежитии мой и Ивана день рождения.

А вскоре Саша Лукаш защитил и докторскую диссертацию.

Профессор А.И. Лукаш уже к началу 80-х годов прошлого века входил в состав ведущих специалистов биофака РГУ, возглавляющих основные научные направления кафедры биохимии и биотехнологии, основанной в 1982 году. Он сразу как-то погрузнел, стал почти квадратным. «Приобрёл» он рано вместе с этим и нервный тик: голова его постоянно стала дергаться влево – вправо.

Вот с такими людьми мне довелось жить на первом этапе моего университетского студенчества.

Я всегда вспоминаю их добрыми словами. Через полтора года мне удалось переселиться в общежитие РГУ.

До сих пор я не пойму, почему мне (демобилизованный, староста группы, почти круглый отличник, чемпион и рекордсмен РГУ по штанге и т.д. и т.д.) так долго не давали общежития. Всё ждал, ждал. Когда я узнал, что вселился в «общагу» Саша Ламсков, который еле-еле сдавал в сессии экзамены и ничем больше не проявлял себя, то «взорвался». Накричал в группе, потряс стены в деканате. Мне объяснили, что Ламскову помог с общежитием доцент Александр Павлович Пронштейн. Он в то время был одновременно и секретарем партийного бюро факультета. Мне так же намекнули, что А.П. Пронштейн вообще во всём помогает

Саше Ламскову, ибо у того слабая школьная подготовка и без помощи ему не осилить учебу в университете. Понятно… Стал более ясен теперь и смысл четверостишия Юры Сударкина, который он сложил в первые месяцы нашей учебы:

Валентина Чурсина всех парней свела с ума.

Стонет Казбич, бредит Паршин, Сохнет Камбулов Иван, А Ламсков, лихой фельдфебель, От любви болваном стал.

На следующий день Гена Намдаров, Саша Паршин, Саша Котиков «взяли» меня прямо в «Научке»:

– Всё! Пойдем к тебе на квартиру, заберём вещи – и в общежитие!

Как они утрясли все формальности, связанные с вселением, я до сих пор не знаю. По-видимому, уже тогда сказались организаторские способности А. Паршина.

Многим мне памятно проживание на квартире по переулку Университетскому. К сожалению, в начале 80-х годов Греческую церковь – прекрасное архитектурное сооружение классического стиля – снесли и на основе её стен построили детский театр кукол. Снесли до основания и «наш» домик. Теперь на его месте – площадка для стоянки автомашин.

Жизнь – штука интересная. Иногда как закрутит… Вот и я сейчас сделаю опять «два шага назад» с тем, чтобы закрутить, так сказать, связь времен и поколений.

Как-то, ещё в самом начале проживания на квартире по Университетскому, Марфа Григорьевна сказала:

– А вы знаете, ребята, в нашем доме – вот через стенку – живут Дибровы. Старые Дибровы. Родители вашего заместителя декана историко-филологического факультета. Но вы не волнуйтесь, Славик и Володя, живите спокойно. Сюда сын Дибровых заглядае редко (Марфа Григорьевна иногда слегка «балакала»). Зараз подождить, я дедушке открою дверь… Для меня, обоготворявшего в те первые дни пребывания в РГУ всё то, что было связано с учебой и особенно с отношениями с администрацией – деканатом (мы после «дембеля», как работы, ещё долгое время «на гражданке» через каждое слово ляпали «есть!», «так точно!»), слова хозяйки произвели удивление и вызвали некую неловкость. Мы с детства к учителям, преподавателям приучены были относиться особо, чуть ли не как к небожителям. Думалось, что они даже не едят, подобно нам всем. Налёт одухотворения к людям педагогического труда оставался ещё и к этому времени. Ну одно дело общение в процессе учебы, а вот так в быту, на просто житейском уровне, как вести себя?

– Я того Сашку, ну – Александра Афанасьевича, вашего заместителя декана, – продолжала Марфа Григорьевна, вновь присев на табурет, – не совсем разумию. Ему его мама, суседка наша, наложить шо либо прямо в наволочку из пид подушки, и он нисёть её белую, через плечо аж на другую сторону города. Скажить, так можно? Я б ни понесла! Да он же ученый!

Эта житейская подробность стала для нас неожиданной. Но, точно помню, она никак не «попортила» в наших глазах авторитета Александра Афанасьевича.

Когда волна решительных перемен в 90-е годы прошлого столетия выдвинула целую плеяду молодых талантов в том числе и на телевидении, то на экранах среди прочих «звезд» ярко и своеобразно загорелась звезда телеведуего Дмитрия Диброва. И вскоре мы все узнали, что это сын «нашего» Диброва. Сын Александра Афанасьевича! Мы почувствовали гордость за наш РГУ, Донской край в целом. Ведь сын Александра Афанасьевича не стыдился своей провинциальности, а, наоборот, перекрахмаленным москвичам, столичному бомонду с вызовом вещал, что он с донского, казачьего края. Удалось же Александру Афанасьевичу вырастить и воспитать такого талантливого сына!

На историко-филологическом факультете А.А. Дибров был вездесущим мотором, «движетелем» всех сторон его жизни.

Среднего роста, худощавый. Живот не арбузом вперёд, а ямкой к рёбрам. Его голова с большими залысинами мелькала повсюду – в коридоре, аудиториях, деканате. Он был душой художественной самодеятельности, организатором всех весенних студенческих фестивалей. Он выращивал очень способную творческую молодую поросль.

Значительно позже, уже в 80-е годы, он слыл в научных кругах лучшим тамадой. На «чаепитиях» после защит диссертаций Александр Афанасьевич блистал остроумием, выдумки его были неистощимы. Как же можно было не появиться Дмитрию Диброву и загреметь на всю страну.

Жизнь моя на частной квартире по Университетскому запомнилась ещё в связи с одним обстоятельством.

Зима 1961/62 года выдалась относительно теплой. Были, конечно, и морозы, и снега. Но я всю зиму проходил на занятия в университет и в «Научку», не одевая пальто. А шапки, кепки всякие молодёжь студенческая в ту пору практически не носила. Мода была у юношей на причёску «кок». «Кок» и служил нам своеобразным головным убором.

На факультете из уст в уста передавался рассказ о том как филолог Витя Зацаренский («Царь») поехал на зимнее каникулы к себе на родину, в село. Естественно, в крещенские морозы ходил без шапки. Однажды его мать, забежав в дом с улицы, испуганно подошла к Виктору и сказала:

– Витя, бабы кажуть шо ты вмрэшь.

– А почему, мама?

– Да хтошь, сынок, в таку люту годину быз шапкы ходэ?

Эта часть воспоминаний писались мной в жаркий июль 2007 года. А через три месяца – в конце октября 2007 года – дочь бывшего нашего декана историко-филологического факультета РГУ Золотова Владимира Александровича – Наталья Владимировна по мужу Папкова «презентовала» мне на время книгу по истории РГУ, вышедшей в 1985 году по случаю 70-летия университета, которую я по каким-то причинам, к сожалению, ранее не читал. И там, на её страницах, в разделе, посвященном историкофилологическому факультету, я с радостью нашёл имя одного из тех, с кем мы жили в 1961-1962-х годах в «Дибровском» доме – Вячеслава Щелинского. «Многие выпускники факультета, – читал я, – … стали известными археологами и работают сейчас в крупнейших научных центрах страны: в Институте археологии АН СССР, Ленинградском институте археологии, Институте археологии АН УССР (С.Н. Братченко, Н.Н. Чередниченко, В.И. Щелинский, В.С. Бочкарёв и др.)».

Стас (Вячеслав) Щелинский… Какая встреча, спустя много лет! Пусть даже на странице книги. А рядом с ним и Коля Чередниченко – мой однокурсник, с которым так же было много связанно в университетские годы… Прочтя этот раздел ещё рукописной книги, я ни слова, ни строчки не добавил и не убавил из того, что ранее написал в своих воспоминаниях и о Вячеславе Щелинском, и о Николае Чередниченко. Подумалось: успех их закономерен. И просматривался он уже в период нашего студенчества. Талант, способности, трудолюбие не скроешь. Они почти всегда на виду.

ТЕАТР НАЧИНАЕТСЯ С ВЕШАЛКИ. А УНИВЕРСИТЕТ… С КОЛХОЗА.

Сколько себя помню – всегда нас посылали на колхозные работы. Ещё в детском садике водили строем с бидончиками и ведёрками помогать в колхозном саду собирать под деревьями опавшие от жары спелые вишни. Подросли: и прямо со школы, сразу же после уроков отправлялись на бахчу собирать в кучи арбузы. В Армии (на Новгородчине) срезали в поле капусту, копали осенью картошку. А нам бидонами привозили молоко, черный хлеб и яйца. Ешь, солдатик, питайся! Житуха для служивого! А сами колхозники наших северо-западных земель к работе на колхозных полях были не дюже охочи… Я не буду ставить из себя высоколобого наблюдателя, выискивающего в прошлом прежде всего недостатки, негатив. Отмечу только, что для той системы в «колхозе» был свой смысл.

Вот и теперь, в сентябре 1961 года, для нас наступила пора «студенческого колхоза».

Энгельса, 105. Вход в главный корпус РГУ. На углу улицы Энгельса и переулка Университетского масса студенческой молодёжи. Разговоры, смех. Здесь же продаются арбузы, дыни, в ящиках – виноград. Рядом стоит лоток с газированной водой. Вокруг летают осы, гудят пчёлы. На той стороне улицы Энгельса, у летнего кинотеатра, видна афиша, призывающая посмотреть новый фильм «Люди и звери», в главных ролях которого снялись Тамара Макарова и совсем ещё молодая киноактриса Жанна Болотова.

Мы – историки – первокурсники, стоим у входа в университетский буфет. В ходе экзаменов, зачисления немножко обзнакомились.

– Ты Тищенко?

– Так точно!

– А ты Кравченко? Помнишь, как сдавали немецкий?

– Так точно!

Долго ещё будем мы, вчерашние армейцы, выдавливать из себя по капле остатки армейского казарменного языка.

Вот смотрю, подходят оба в солдатской форме Володя Иванов и Ваня Яровой. Чуть в сторонке Володя Таланов беседует с девчонками, имён которых я ещё не знаю. Подошли ещё двое: высокий, стройный юноша и красивая девушка. Я толкаю в бок Лёшу

Тищенко:

– Кто? Наши?

– Да. Ты что не помнишь с экзаменов? Это же Валя Чурсина, а вот парня что-то не помню.

Но вдруг кто-то крикнул этому парню:

– Саша! Паршин, иди сюда!

Стало понятно, кто это. Знакомство продолжалось.

По булыжнику Университетского переулка подошло несколько бортовых грузовиков. Попрыгали мы в них, а там и лавочек нет. Так и ехали, держась за борта машины и друг за друга. Ветер выдувал с днища кузова машины жухлые листья кукурузы, мусор и слепил глаза. Рядом со мной, помню, стоял небольшого росточка парень. Штанины у него были широкие и очень короткие. Это придавало его фигуре неказистый вид. Он всё пытался подкурить, но ветер задувал спичку. Как я узнал потом, это был Валентин Стороженко. У самой кабины вокруг Вали Чурсиной столпотворение: собрались «самые, самые». Каждый пытался произвести на неё впечатление. Действовали по принципу «футы-нуты хвост загнутый и дугою галифе». Ближе всех к Вале стоят Саша Шумаев и Саша Паршин. Но всем было видно, что Валя больше всех симпатизирует Паршину.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

Похожие работы:

«Информация для получения гражданства Соединенных Штатов Пособие по натурализации Привилегии, которыми обладает гражданин Соединенных Штатов Требования для натурализации ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ! В каких случаях надо получить юридическую помощь до подачи заявления на натурализацию Действия, для того чтобы стать натурализованным гражданином Часто задаваемые вопросы Учебные материалы для экзамена по основам гражданственности (история и государственное устройство) Учебные материалы для экзамена по...»

«О.В. Павленко АВСТРИЙСКИЙ ВОПРОС В ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ (1945 – 1955 гг.) Постановка проблемы лекций Понятие «холодная война» имеет в исторической и политологической литературе самые разные интерпретации. Но все определения сходятся в одном: Холодная война являлась своего рода геополитической проекцией сложившегося после войны биполярного миропорядка. Силовые линии международной конфронтации, главным содержанием которой было соперничество двух сверхдержав, СССР и США, охватывали все планетарное...»

«Е. Ю. Басаргина «Русский сезон» в Кембридже в 1916 году Примечательным явлением в сфере организации высшего образовании в Англии, известного под названием University Extension (распространение университетского образования), были ежегодные летние съезды, или сессии, для всех желающих расширить свои знания2. Кембриджский университет проводил летние съезды (Local lectures Summer meeting), начиная с 1890 г., и они собирали до 650 слушателей. В течение месяца гости посещали лекции, занимались в...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ ОСВОЕНИЯ СЕВЕРА МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА Н.М. Добрынин ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Современная версия новейшей истории государства Учебник ТОМ 1 Раздел 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Научный редактор доктор экономических...»

«5. Исследования А.И. Яковлева На дореволюционное время приходится и целая серия фундаментальных исследований Яковлева, сделавших ему имя в исторической науке. Характерной чертой его работ была осторожность в выводах. Возможно, поэтому библиография его работ количественно не велика. Стремясь как можно полнее представить материал, тщательно и осторожно обдумать полученные данные, он довольно редко публиковал свои исследования. Над написанием диссертационного исследования он трудился на протяжении...»

«Михаил Юрьев ТРЕТЬЯ ИМПЕРИЯ Россия, которая должна быть Михаил Юрьев Мир бесконечно далек от справедливости. Его нынешнее устройство перестало устраивать всех. Иран хочет стереть Израиль с лица земли. Америка обещает сделать то же самое в отношении Ирана. Россия, побаиваясь Ирана, не любит Америку еще больше. Мусульмане жгут пригороды Парижа. Все страны ужесточают иммиграционное законодательство. Японцы, считая себя высшей азиатской расой,...»

«российский гумАнитАрный нАучный фонд русский язык в современном мире АннотировАнный кАтАлог нАучной литерАтуры, издАнной при финАнсовой поддержке ргнф РОССИЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД РУССК И Й я зЫ К в СОвРеМ еН НОМ М И Ре АННОТИРОвАННЫЙ КАТАлОГ НАУЧНОЙ лИТеРАТУРЫ, ИзДАННОЙ ПРИ ФИНАНСОвОЙ ПОДДеРЖКе РГНФ МОСКвА 2015 ББК 78.37 Р89 Русский язык в современном мире: Аннотированный каталог научной литературы, изданной при финансовой поддержке Р89 РГНФ / Сост.: Ю.л.воротников, Р.А.Казакова;...»

«Коллекция биографий Сто замечательных финнов вышла на русском языке. Биографий могут быть прочитаны также в Интернете (pdf). Электронная версия Национальной биографии Финляндии на русском языке Национальная биография представляет собой коллекцию биографий 6 000 граждан Финляндии, которая была создана в результате работы более 700 исследователей в рамках проекта Исторического Общества Финляндии в 1993–2001 гг. За редактирование статьей отвечает Биографический центр Общества финской литературы....»

«Интервью журналу «Аманат» 15 февраля 2010 г. С.3-8.1. Ваш университет входит в число ведущих научно-образовательных учреждений страны, что является основной миссией университета? Важный вопрос осознания университетами собственной миссии, возникший еще в семнадцатом и восемнадцатом столетиях, а позже поднимался и в девятнадцатом и двадцатом столетиях, актуален и сегодня. При этом, как видно из мирового опыта, в разные исторические периоды перед университетами ставились разные задачи и цели,...»

«Александр Андреевич Митягин Александр Алексеевич Митягин История — наставница жизни Я родился в селе Чебокса Татарской АССР, в детстве жил в Казани и на работу в банковскую систему попал чисто случайно — в семье никто не имел к ней никакого отношения. В 1971 году после окончания Казанского финансово-экономического института я по распределению был направлен в Краснодарский край, где и остался работать. Моя трудовая деятельность началась в районном центре — станице Красноармейская (с 1994 года —...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГУБЕРНАТОРА ПЕРМСКОГО КРАЯ ДЕПАРТАМЕНТ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ОТДЕЛ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ФГБОУ ВПО «ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНОПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» ИНСТИТУТ ЯзЫКА, ИСТОРИИ И ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ КОМИ-ПЕРМЯЦКОГО НАРОДА ТРУДЫ ИНСТИТУТА ЯзЫКА, ИСТОРИИ И ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ КОМИ-ПЕРМЯЦКОГО НАРОДА Выпуск ХI Санкт-Петербург УДК 82-93: ББК 82.3(2Рос) Б7 Составление, вступительная статья,...»

«СВОДНЫЙ ОТЧЕТ кафедры «Техники переработки природных топлив» за 2006—2010 гг.1. Историческая справка В 1926 году в МХТИ им. Д.И. Менделеева создана кафедра пирогенных производств, зав. кафедрой Н.В. Трубников. Позднее, в 1931 году, произошло объединение этой кафедры с другими кафедрами МИИХМа (позднее МИХМ), под названием «Кафедра коксохимии», зав. кафедрой Н.И. Ювенальев. В 1944 году кафедра была разделена на три кафедры: «Механическое оборудование заводов пирогенных производств» (зав. каф....»

«Иосиф Давыдович Левин Суверенитет Серия «Теория и история государства и права» Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11284760 Суверенитет: Юридический центр Пресс; Санкт-Петербург; 2003 ISBN 5-94201-195-8 Аннотация Настоящая монография написана одним из виднейших отечественных государствоведов прошлого века и посвящена сложнейшей из проблем государственного права и международной политики – проблеме суверенитета. Книга выделяется в ряду изданий, посвященных...»

«Научно-практический журнал основан в 1996 году УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ Санкт-Петербургского имени В.Б.Бобкова филиала Российской таможенной академии № 3 (47) АТЭС: ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ Фёдоров А.В. В статье рассматривается антикоррупционная составляющая деятельности Межправительственного форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотруд­ ничества АТЭС, история формирования антикоррупционной политики этого эконо­ мического форума и её современное состояние The article deals with the...»

«СЕРИЯ ВИЗАНТИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА ИССЛЕДОВАНИЯ М. в. БИБИКОВ * ВИЗАНТИЙСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ Р уси и К а в к а за -^ ia СЕРИЯ ВИЗАНТИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА ИССЛЕДОВАНИЯ Издательство «АЛЕТЕЙЯ» i А Санкт-Петербург fsrs^ е\ 2001 К® T fg ^ 1 3 i M. B. БИБИКОВ ВИЗАНТИЙСКИЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ Р у с и и К а в к а з а Н аучное издание Издательство «АЛЕТЕЙЯ» к Санкт-Петербург А Р ББК Т3(0)44г УДК 949.502 рка, очистка, реди заин м. в. Бибиков Византийские источники по истории древней Руси...»

«Отдел образования администрации Данковского муниципального района Липецкой области Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1 г. Данкова Липецкой области Школьный музей (материалы, представленные на смотр – конкурс музеев образовательных учреждений, посвященный 60-летию образования Липецкой области) Данков 2013 год Историческая справка о СОШ №1 Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1 города...»

«ИССЛЕДОВАНИЕ SA#09/2013RU, 16 April 201 «ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ БЕЛОРУССКОЙ МОДЕЛИ ДЛЯ УГО ЧАВЕСА.» (С) CASE STUDY ОТНОШЕНИЙ БЕЛАРУСИ СО СТРАНАМИ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ В 2002-2012 ГГ. Сергей Богдан Краткое изложение Отношения с Латинской Америкой на самом деле являются отношениями в основном с Венесуэлой и Кубой в политической плоскости, тогда как в области торговли большая часть товарооборота приходится на долю Венесуэлы и Бразилии. История и достижения этих отношений более скромные, чем история и...»

«АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РАЗВИТИЯ КАВКАЗА ЦЕНТР ИССЛЕДОВАНИЙ КАВКАЗСКОЙ АЛБАНИИ СЕРИЯ «ИСТОРИЯ КАВКАЗА УЛЬВИЯ ГАДЖИЕВА ДЕЭТНИЗАЦИЯ КАВКАЗСКИХ АЛБАН В XIX ВЕКЕ Баку «Нурлан» 2004 Научный редактор: Эльдар Мамед оглы Исмайлов Ульвия Гаджиева. Деэтнизация кавказских албан в XIX веке. Баку, издательство «Нурлан», 2004. -120 с. В работе впервые системно проанализирован труд «Арцах» епископа Макара Бархударянца, последнего албанского очевидца трансформации древнейшей Церкви...»

«Московская Духовная Академия Кафедра церковно-практических дисциплин Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата богословия по предмету «Церковная археология»Храмы и монастыри города Симбирска: история, архитектура, святыни Автор: протоиерей Олег Беляев Научный руководитель: доктор богословия, профессор кафедры церковно-практических дисциплин М.М. Дунаев Сергиев Посад Троице-Сергиева Лавра ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования. Работа посвящена истории...»

«Управление библиотечных фондов (Парламентская библиотека) Аппарат Государственной Думы КАЛЕНДАРЬ ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫХ ДАТ И СОБЫТИЙ АПРЕЛЬ 2015 ГОДА Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс Ежемесячный выпуск Календаря знаменательных дат и событий, подготовленный Управлением библиотечных фондов (Парламентской библиотекой) Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, знакомит пользователей с международными событиями, памятными датами в истории политической, военной, экономической и культурной...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.