WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 19 |

«ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА«Москва В книгу вошли неопубликованные или малоизвестные работы выдающегося советского ученого Е. В. Тарле. Широта науч­ ного кругозора и мастерство исторического ...»

-- [ Страница 3 ] --

оставалась надежда на переворот, который удалит Директорию и призовет их к делам. Сознание, что их время прошло, что Фран­ ция надолго отвернулась от них, было слишком тягостно, и за­ мечательно, что никто из протестантов времен Директории не выражал такого, с своей точки зрения, пессимистического, но верного взгляда. Все дело в правительстве, которое нужно ни­ звергнуть, утешали они себя. Их было довольно много в сто­ лице, гораздо больше, чем в провинции; они присматривались к обстоятельствам, ничего не предпринимая IT выжидая времени.

Весной 1796 г. стали в этих оппозиционных кругах ходить слухи, сначала смутные, а потом делавшиеся все более опреде­ ленными, что появилось сообщество из лиц, выпущенных не­ давно из тюрьмы; что, правда, это сообщество задается какимито туманными целями, но, во-первых, все это люди, горячо не­ навидящие Директорию, а во-вторых, с ними находятся в самых близких и дружественных отношениях многие из бывших яко­ бинцев и террористов. Центр для этой нелегальной оппозиции был нужен; теперь он являлся сам собою, и ежедневно к Дартэ и Буонарроти приходили новые люди, просили принять их и дозволить им бывать на собраниях. И как хаотичны и бестол­ ковы ни были первые собрания, устроенные бабувистами, все же это были единственные в тогдашнем Париже сборища недоволь­ ных радикалов, и общество росло и усиливалось. Предстояло еще оформить возникающую политическую группу, выяснить многое недоговоренное и ближе присмотреться друг к другу.

Главная задача руководителей заключалась в том, чтобы какнибудь ассимилировать, а если нельзя, то хоть механически со­ единить партию бабувистов с якобинцами и вообще с чисто по­ литическими протестантами. Много помогли им в этом старые знакомые Бабефа, с которыми он сблизился еще в аррасской тюрьме и о которых мы имели случай говорить. Жермен и дру­ гие бывшие аррасские узники, жившие теперь в столице, упот­ ребляли все усилия, чтобы объединить под общим знаменем всех врагов Директории и чтобы сделать этим знаменем учение Ба­ бефа о всеобщем экономическом равенстве. Не вдаваясь в под­ робности, они говорили о bonheur commun*, о том, что нужно взять у богатых излишек и отдать бедным, — словом, употреб­ ляли тот революционный эвфемизм, который, ничего ясно не вы­ ражая, никаких противоречий возбудить не мог.

В конце концов все недовольные, группировавшиеся вокруг Бабефа, получили название бабувистов. Было устроено торже­ ственное заседание, все объявили себя солидарными друг с дру­ гом, поклялись умереть или победить своего общего врага — Ди­ ректорию. На этом заседании обсуждался также вопрос об ор­ ганизации общества: одни предлагали устраивать постоянно об­ щие собрания, другие говорили, что безопаснее собираться от­ дельными секциями в разное время и в разных концах Парижа.

Не решив ничего окончательно, они условились собраться снова в старом заглохшем саду упраздненного аббатства св. Женевьевы, в павильоне, находившемся посреди сада. Этот павильон принадлежал теперь некоему Кардино, принимавшему деятель­ ное участие в собраниях бабувистов. Заседание было посвящено нерешенному вопросу, как вести дела общества, как избегать пре­ следований полиции и пр.27 Многие высказывались против сбо­ рищ по секциям; они говорили, что, пожалуй, укрыться от полиО всеобщем счастье.

Buonarroti Ph. Op. cit., p. 44.

ции так легче, но зато не будет никакого единства в действиях, вместо одного сильного численностью общества образуется масса мелких и слабых групп, которые, привыкнув думать и действо­ вать отдельно одна от другой, кончат тем, что утратят все свя­ зывающие их общие черты и сделаются игрушкой и орудием в руках всякого ловкого интригана28. Решили собираться всем вместе, чтобы достигнуть единства мнений членов сообщества (pour centraliser l'esprit de la socit). Далее был поставлен на очередь вопрос о ближайшей цели нового общества. Цель эта была определена как возвращение к демократической республике, т. е. свержение Директории насильственным путем и передача власти в руки народа, который уже прямой и всеобщей подачей голосов объявит свою роль. О принципах чистого бабувизма го­ ворилось пока довольно глухо.

Что же касается до плана действий, то он в значительной степени определялся обстоятельствами. На самой заре жизни Директории, еще когда Конвент кончал свои заседания и гото­ вился передать власть в руки директоров, новая конституция под­ верглась опасности и была спасена вооруженной рукой; 4 октя­ бря 1795 г. — или по революционному счислению 13 вандемь­ ера — роялисты восстали в Париже, думая, что пришло время воспользоваться неопределенным политическим положением и вернуть королевской семье трон. Известно, чем окончилось это роялистское восстание; в Париже случился тогда Бонапарт, мо­ лодой генерал, мало кому известный и бывший тогда не у дел.

Ему было поручено по инициативе Барраса усмирить мятеж.

Бонапарт прибегнул к никем еще в таких случаях не употреб­ лявшемуся, но очень действенному способу: он приказал стре­ лять в бунтовщиков из пушек. Артиллерия оправдала все ожи­ дания и надежды, какие возлагал на нее Бонапарт: мятеж был усмирен и роялисты частью сосланы, частью заключены в тюрьму.

Во время вандемьерского восстания против роялистов бо­ ролся не только официальный представитель власти, но и много других лиц. Все республиканцы, ветераны взятия Бастилии, 10 августа, времен Конвента 93-го года — все эти люди, давно уже бывшие в оппозиции и ненавидевшие Конституцию 1795 г., поднялись на ее защиту против роялистских бунтовщиков. Они считали эту конституцию реакционным действием, но торжество роялистов было для них таким кошмаром, о котором они не мо­ гли и подумать без ужаса и ярости. В виду роялистов они забы­ вали о всех бесчисленных политических нюансах, деливших пар­ тии, и видели только два лагеря: графа Прованского и револю­ ции. Раз дело шло о графе Прованском, то другом и союзником был всякий, кто не хотел реставрации: и самые умеренные фракции Конвента, и самые крайние, и приверженцы Марата, и эпигоны жирондистов. Роялисты были побезкденц, и Директог Jbid.

« рйя стала у власти, но во все время своего существования она помнила о событиях, встретивших ее появление на свет. Перед ней были две партии; роялисты, не изменившие, конечно, своих чувств по отношению к ней, и демократы, которые были 13 ван­ демьера ее минутными союзниками, но с недовольством которых приходилось теперь считаться. Директория повела свои дела так, что постоянно старалась ставить роялистов и крайних демокра­ тов лицом к лицу. Демократов она держала в опасении, что в случае какого-нибудь переворота роялисты могут воспользо­ ваться смутой и вернуть графа Прованского в Париж, а рояли­ стам ставила на вид, что если она, Директория, погибнет, то во­ зобновятся кровавые времена террора, времена господства демо­ кратов. Директория старалась, и не без успеха, внушить мысль обеим оппозиционным партиям, что она меньшее из двух зол, и силилась, в особенности сначала, привлечь на свою сторону де­ мократов и радикалов, так как, во-первых, с роялистами у нее, республиканского правительства, общей почвы быть не могло, а во-вторых, потому, что она считала роялистов опасной пар­ тией, против которой надо запасаться союзниками и на буду­ щее время. Потом эти отношения изменились, но в описываемое время, в начале 1796 г., дело еще обстояло так.

Бабефу удалось сгруппировать вокруг себя и своих друзей влиятельные элементы радикальной оппозиции. Когда на засе­ дании в саду аббатства св. Женевьевы зашла речь о том, как держаться, как приступить к осуществлению своей цели, к под­ готовке падения Директории, самым важным явился вопрос об отношениях к правительству. Весьма многие члены нового об­ щества полагали, что самая лучшая тактика в данных обстоя­ тельствах повелевает воспользоваться настроением правитель­ ства, не желающего отпугивать от себя радикалов излишними строгостями. По мнению этих членов, нужно было, не навлекая на себя преследований, постепенно подготовлять в свою пользу общественное мнение, привести в порядок и исправить (rectifier) запутанные общественные отношения многих «патриотов»

(т. е. людей радикального образа мыслей), объединить оппози­ цию и уже тогда выступить на открытую борьбу путем ли улич­ ных волнений и демонстраций или как-нибудь иначе. Пока об­ щество Бабефа все в совокупности не придет к заключению, что время действовать пришло, до тех пор члены его обязаны ни в чем не пытаться нарушать существующие законы: они дол­ жны всегда стоять на строго легальной конституционной почве и не только прикрывать свои действия конституцией, но даже становиться под защиту правительства (en attendant il faute se couvrir de la constitution et mme de la protection du gouvernement).

Определяя так свою ближайшую задачу и намечая такой уме­ ренный образ действий, новое общество при своей «нелегально­ сти» могло себя чувствовать довольно спокойно. И чем ближе мы будем всматриваться в поведение этой странной организации, тем более будем замечать ее двойственный характер. По всем видимостям это общество тайное, по крайней мере конспи­ ративная обстановка выдержана замечательно натурально, члены его собираются в зале старинного, заброшенного монастыря св. Женевьевы, а иногда даже в подземелье этого монастыря; со­ вещаются там при мерцающем свете факелов; голоса ораторов глухо отдаются в высоте под мрачными сводами и т. д. Это — с одной стороны. А с другой — на каждое собрание являются все новые и новые люди, решительно никому не ведомые и зна­ комые только с двумя-тремя членами. Эти новоявленные заго­ ворщики принимают деятельное участие в дебатах, горячатся, а на следующее заседание уже почему-то не приходят; наконец, приходят люди, заведомо преданные Директории, которые объ­ ясняют свое присоединение к обществу тем, что они хотят уни­ чтожить роялистов, а для этого им нужны радикалы.

Общество росло, как горная лавина, от ежедневного присое­ динения новых и новых членов, так что вскоре его состав был равен 2 тыс. человек. Монастырь св. Женевьевы находился не­ далеко от Пантеона, отсюда и общество получило название об­ щества Пантеона. Вскоре по настоянию нескольких искренних и убежденных приверженцев Бабефа было приступлено к внут­ реннему устройству, к организации общества. Потеряв надежду сделать всю эту массу новых пришельцев бабувистами в точном смысле слова, они хотели по крайней мере приготовить сплочен­ ную группу, которая пригодилась бы своей численностью в нуж­ ный момент (так как только Бабеф, Дартэ, Буонарроти, Жермен и немногие другие не теряли ни на минуту из виду налич­ ную цель — уничтожение Директории и переформирование об­ щественного строя).

Итак, началось обсуждение вопроса об организации. Тут ока­ залось, что положение покровительствуемых заговорщиков уже несколько успело понравиться большинству членов (особенно новых), и они не хотели с этим положением расставаться. Эти новые люди объявили, что если общество будет организовано, то это обстоятельство сделает его похожим на слишком уж револю­ ционную ассоциацию; что ведь они решили строго держаться легальной, конституционной почвы, а между тем Конституция 1795 г. не дозволяет устраивать тайные общества. Они добав­ ляли, что устроить в обществе правильную организацию — зна­ чит навлечь на себя преследования, а это нежелательно. Нако­ нец сошлись на компромиссе. Председателя и вице-председателя на своих собраниях они избирать не пожелали, потому что эти названия (председатель и вице-председатель) заключают в себе что-то подозрительное. Вместо них для наблюдений за поряд­ ком должны были избираться «оратор» и «вице-оратор»29. Ни­ каких списков, протоколов и прочего вестись не должно. Вовре­ мя дебатов по поводу организации общества совершенно выяс

<

См.: Buonarroti Ph. Op. cit., p. 45.

нилась разнокалиберность его состава. Меньшинство (Бабеф и его последователи) стояли за решительные меры, за проведение начал конспиративной дисциплины в среде общества; большин­ ство, державшееся умеренного образа мыслей, желало остаться политическим клубом, легальным или полулегальным и не подле­ жащим преследованию. Тот раскол, который уже давно замечался в обществе, теперь уже не мог возбуждать сомнений. До поры до времени члены его собирались по-прежнему, произносили речи, обсуждали текущие дела, но для всех было ясно, что распадение ассоциации близко.

Директория знала о существовании общества Пантеона; ее агенты весьма часто бывали на заседаниях, и она имела поэтому довольно правильное понятие о пантеонистах как о людях для нее неопасных.

Общество держалось в высшей степени осторож­ но; оно старалось принимать в свою среду людей, не замечен­ ных в явно антиправительственном направлении; так, один за другим проваливались на выборах все бывшие монтаньяры. Бабувисты чувствовали свое отчуждение, свое неверное положение в «Пантеоне», но раньше, чем уйти, они решили в последний раз позондировать настроение членов общества. Эта попытка дала самые неожиданные результаты. Дело в том, что Директо­ рия желала одного: чтобы все чисто революционные элементы с Бабефом во главе были удалены из общества. Но устроить это было трудно, так как все-таки элементы эти пользовались в «Пантеоне» большим сочувствием и уважением; это обстоя­ тельство беспокоило правительственных лиц и заставляло их с недоверием смотреть на ассоциацию. И вот как раз, когда правительство еще не знало, как ему относиться к «Пантеону», Дартэ, один из ближайших друзей Бабефа, явился на заседание общества со статьей в руках и прочел ее вслух. В статье была подвергнута самой суровой критике вся господствующая прави­ тельственная система; Директория объявлялась главной причи­ ной всех бедствий французской нации, наконец, затрагивались личности всех директоров: они назывались тиранами, изменни­ ками и узурпаторами. Чтение статьи было покрыто громовыми аплодисментами30. Была ли это мимолетная измена общества са­ мому себе или случайный состав слушателей реферата сделал возможным эту сочувственную демонстрацию, мы не знаем. Ди­ ректория была извещена тотчас же обо всем происшедшем, и об­ щество было закрыто.

Это происшествие сразу изменило положение дел; те, кото­ рые боялись дальнейших преследований, притаились; другие, ко­ леблющиеся, были ожесточены против Директории самым иск­ ренним образом; третьи, бывшие левой стороной общества, ра­ дикалы и якобинцы, ждали только времени, когда можно было бы приступить к насильственным мерам против правитель­ ства; наконец, четвертые, бабувисты, сразу принялись за устBuonarroti Ph. Op. cit., p. 62.

ройство новой ассоциации. Бабеф, Антонелли, поэт Сильвен Марешаль и Феликс Лепеллетье устроили ряд совещаний, на кото­ рых все они пришли к заключению о необходимости учреждения чисто бабувистской организации на строго конспиративных на­ чалах. К этому мнению присоединились также Дартэ, Дебон и Буонарроти, и они в количестве семи человек образовали Тай­ ную директорию общественного спасения (directoire secret du sa­ lut public). Целью, которую Тайная директория поставила себе, было возбуждение восстания против правительства, низвержение господствующего политического и социального порядка вещей и установление полного имущественного равенства между всеми людьми, населявшими Францию.

Наученные горьким опытом, члены Тайной директории уже не помышляли об организации вроде той, которая существовала в покойном «Пантеоне», о многолюдных собраниях, общих шум­ ных дебатах и пр. Нужно было собрать снова воедино все оппо­ зиционные силы Парижа и провинции, но, во-первых, эти новые элементы должны быть решительно враждебны правительству, а во-вторых, все дело должно было повестись самым конспира­ тивным образом. Между Тайной директорией и вновь вербуе­ мыми членами сообщества должны были находиться посредники для того, чтобы личный состав этого верховного революционного комитета никому не был известен и чтобы сами члены общества друг друга не знали; все участие их в организации ограничива­ лось обязательством быть готовыми в указанное время выйти с оружием в руках, куда скажут. Все это происходило в жерми­ нале IV года Республики, т. е. в марте 1796 г.

Действия Тайной директории распадались на две категории:

с одной стороны, она управляла делами растущего революцион­ ного общества, а с другой — принимала меры к подготовлению народа, пыталась путем прокламаций объяснить свои желания и свои политические и экономические идеалы.

Уже через не­ сколько недель после своего образования Тайная директория из­ дала прокламацию чисто политического характера под названием «Должно ли повиноваться существующей конституции?» Ответ давался отрицательный. Вскоре затем был напечатан и расклеен тайно по улицам Парижа «Manifeste des gaux» *, отредактиро­ ванный Сильвеном Марешалем, а через несколько дней появился и «Анализ учения Бабефа»; этот «Анализ», повторяя мысли «Манифеста», несколько дополняет и разъясняет его. «Мани­ фест» и «Анализ», а также «Экономический декрет Тайной ди­ ректории» заключают в себе учение бабувизма и являются сим­ волом веры всего тайного общества.

По некоторым причинам мы здесь не можем, к сожалению нашему, вдаваться в подробное изложение содержания всех трех документов, дающих читателю точное представление об иде­ алах Бабефа и его товарищей. Заметим только, что, сличая эти * «Манифест равных».

U бабувистские прокламации с трудами некоторых литературных деятелей XVIII в., можно видеть, насколько неоригинально уче­ ние Бабефа, до какой степени он является учеником Морелли, Руссо и Мабли. Историческое значение Бабефа заключается вовсе не в теоретическом новаторстве, как хотят думать некото­ рые его биографы, а только и исключительно в политической роли, которую ему пришлось сыграть; он сделался представите­ лем протеста против того, что он считал реакцией, против окон­ чания революции; он старался делом пропагандировать мысль о необходимости изменения не только государственных форм, но и экономического строя общества. Бабеф явился провозвестни­ ком социальных волнений XIX в., и, как бы мы ни квалифици­ ровали его деятельность, нельзя не признать, что с исторической точки зрения ему выпала на долю заметная роль. Незачем, стало быть, силиться еще ставить его на пьедестал оригинального мы­ слителя и приписывать ему то, в чем он вовсе не повинен, т. е.

создание самостоятельной реформаторской теории.

VI Познакомив Францию с положительными своими учениями, бабувисты приступили к выполнению другого рода задачи. Дело в том, что затевавшееся ими предприятие должно было походить не столько на дворцовый переворот, сколько на уличную рево­ люцию. Они рассчитывали главным образом на помощь народа в нужный момент, и, собственно, роль лиц, принадлежавших к заговору, ограничивалась тем, что заговорщики должны были начать волнение, собрать вокруг себя народные толпы и пойти против войск Директории.

Ставя исход дела в полную зависимость от настроения па­ рижского народа в решительный момент, бабувисты употребляли все усилия, чтобы заблаговременно подготовить это настроение в свою пользу. Для этого они кроме прокламаций, имевших ха­ рактер исповедания положительных убеждений, выпустили в свет весной того же 1796 г. целый ряд другого рода воззваний — воз­ званий, которые имели целью разъяснить народу до мельчайших подробностей, как нужно действовать в критический день, чтобы предупредить поражение заговорщиков, за кем следовать, куда идти и что делать. Эти воззвания, исходящие от Тайной дирек­ тории, отличаются чисто национальной чертою: центральное уп­ равление заговора не Доверяет ничего своим второстепенным агентам и самодеятельности массы; оно регулирует до самых ме­ лочных деталей поведение всех предполагаемых инсургентов не только во время бунта, но и после него31.

Борьба должна была выйти жестокой. Бабеф прямо объяв­ лял: всякая оппозиция будет сломлейа тотчас же силой, сопроСм., например, прокламацию «Acte d'insurrection. Libert, galit, bonheur commun», art. 5—9, 15, 13. (Ed. Reybaud).--La Rvolution Franaise 895, t. 28, p. 373-374.

U тивляющиеся будут уничтожены» 32. Тайная директория уже на­ перед заявляла, что она останется у власти, пока не окончится совершенно восстание, а затем Франция поступит в распоряже­ ние Национального собрания, крторое будет состоять из демо­ кратов, избранных восставшим народом по представлению Тай­ ной директории^. До такой откровенности никогда не доходили даже Робеспьер со своими товарищами. За все время первой ре­ волюции только один раз партия решилась еще до захвата вла­ сти объявить, что она желает сформировать покорную палату из своих ставленников и не признает за народом права избирать депутатов без ее «представлений». Вообще террористы 1793 г.

могут показаться образцом женственной мягкости, если сравнить их с бабувистами (насколько последние высказались в прокла­ мациях) : террористы, уже достигнув власти, стали тем, чем их знает история, а члены Тайной директории, только еще приго­ товляясь сделаться владыками Франции, уже издают такой «за­ кон о подозрительных», который самому Фукье Тенвилю пока­ зался бы крутым. Вот что гласят статьи 17-я и 18-я одной из бабувистских прокламаций: «Острова Маргариты и Онорэ, Пера, Олерон и Рэ будут превращены в места исправления преступ­ ников; туда будут отсылаемы на работы подозрительные ино­ странцы и арестованные личности. Эти острова будут сделаны недоступными; администрация их будет прямо подчинена пра­ вительству» 34. Итак, одного ареста, без разбора дела, достаточно, по мнению Тайной директории, для того, чтобы сослать человека на эти острова... Что касается до иностранцев, то их вообще не любят бабувисты; против них предполагаются меры непонят­ ной жестокости35; в новом обществе все иностранцы должны были являться какими-то париями, с которыми администрация могла бы сделать все что угодно совершенно невозбранно. Стран­ ный, довольно заметный архаизм, проникший в законы об ино­ странцах, заставляет думать, что они навеяны чтением того же Плутарха и классиков и что бабувисты хотели так же уберечь свою будущую общину от зловредных иноземных влияний, как древние спартанцы желали оградить свою.

Прокламации, выпущенные Тайной директорией в апреле и мае 1796 г., показали правительству, что вместо закрытого «Пан­ теона» народилось в Париже новое общество и что во главе этого нового общества стоит Бабеф, т. е. как раз тот человек, влияния которого директоры и боялись больше всего. Начались розыски, но они не приводили к желанной цели. Организация заговора была такова, что в высшей степени затруднительным являлось открытие имен и местожительства как членов главного инсурActe d'insurrection, art. 19. — Ibid.

Acte d'insurrection, art. 12. — Ibid.

Fragment d'un dcret de police, art. 17, 18 (Ed. Reybaud). — Ibid.

–  –  –

рекционного комитета \Тайной директории), так и других дея­ телей конспирации.

Во главе заговора стояла, как уже сказано, Тайная директо­ рия, которой принадлежало йерховное руководительство всем за­ говором; Тайная директория отдавала свои приказания двенад­ цати агентам, агитировавшим во всех округах Парижа, и пяти военным агентам, которым было специально поручено подгото­ вить к участию в восстании армию, стоявшую в столице36. Эти семнадцать агентов имели в своем распоряжении целую массу второстепенных эмиссаров, раздававших манифесты и проклама­ ции в народе и вербовавших участников будущего возмущения.

Главным образом озабочивала Бабефа армия: от ее поведения в значительной степени зависел успех всего предприятия. Пять специальных агентов заведовали агитацией в военных кругах, и на старательный выбор людей для этой должности было обра­ щено особое внимание Тайной директории. В актах, относящихся к заговору Бабефа, сохранилось много указаний на то, каких хлопот стоило распространение бабувизма в армии. Бабефу нужно было обеспечить за собою сочувствие войск, стоявших не только в Париже, но и около него, чтобы в решительную минуту Ди­ ректория республики оказалась бы беззащитной.

Много войск находилось в Гренельском лагере, но агента не было. В середине апреля (1796 г.) выбор инсуррекционного ко­ митета пал на капитана Гризеля, который служил в бригаде, расположенной около Гренеля, и, как говорили, пользовался влиянием между солдатами. Гризелю было послано извещение, и он отвечал Тайной директории в следующих выражениях:

«С неизъяснимым удовольствием я получил, братья республи­ канцы, ваши инструкции и назначение меня на пост военного агента. Я надеюсь оправдать мнение, которое вы обо мне со­ ставили, если не своими способностями, то по крайней мере усердием, верностью, храбростью и особенно своею скромно­ стью» 37. Гризель сразу завоевал себе общие симпатии, был пред­ ставлен Бабефу, и, хотя на заседания Тайной директории не допускался никто, для Гризеля по настоянию Дартэ было сде­ лано исключение.

Число участников заговора все росло, и к началу мая (1796 г.) их насчитывалось от 16 тыс. до 18 тыс. человек, обещавших активное участие в восстании и в свою очередь деятельно аги­ тировавших. Эти 18 тыс. друг друга не знали, а каждый из них знал только того второстепенного агента, который его присоеди­ нил к заговору; второстепенные агенты (их было несколько сот человек) не знали друг друга также, а знали только своих неActe d'accusation, 4278. — Ibid., p. 296.

См. напечатанные впервые документы в журнале: La Rvolution Franaise, 1895, t. 28, p. 302. Документы перепечатаны там без выпусков, в том виде, как были найдены в Национальном архиве. Счет страниц там один от первой книнши до последней, так что я указываю лишь с. 302.

посредственных начальников, t. е. каждый своего главного агента;

семнадцать главных агентов были довереннейшими лицами Тай­ ной директории, и только они знали имена и адреса членов этого верховного комитета. Подобная организация сильно затрудняла действия полиции, так как невозможно было узнать не только где скрываются главные руководители, но даже кто такие их второстепенные помощники.

По мере того как росли кадры будущих инсургентов, разно­ образнейшие заботы охватывали Бабефа и его товарищей. Бли­ зилась решительная минута, необходимо было окончательно об­ думать весь план действий, непосредственных и последующих.

Тайная директория заседала почти ежедневно38 и обсуждала и критиковала свою программу. В это время (в конце апреля и начале мая) с Бабефом вошли в сношения главари группы мон­ таньяров, которые не имели в виду начать самостоятельные дей­ ствия против Директории республики и которые, узнав о заговоре, решились примкнуть к нему, чтобы усилить врагов правитель­ ства. Из этих главарей замечательнее всех, бесспорно, генерал Россиньоль39. Он являл собою чистейший тип якобинца 1793 г.;

Россиньоль желал возобновления времен террора и видел корень всех зол в падении Робеспьера. К Бабефу он присоединился с охотой, но сразу внес в конспирацию самый воинственный дух;

еще не успел он стать членом Тайной директории, как уже бабувисты" внесли в свою программу тот пункт, которого раньше не было: они постановили в начале возмущения убить всех ди­ ректоров и важнейших сановников. Но и этого было мало для новых союзников Бабефа; Тайная директория некоторое время не знала, что ей делать: отказаться от поддержки могуществен­ ной партии ей не хотелось, принять их принципы в неприкос­ новенности она не решалась. Благодаря Друэ, человеку близкому к Бабефу и вместе с тем к Россиньолю, соединение уладилось.

В качестве посла от монтаньяров генерал Россиньоль имел сви­ дание с Бабефом, затем был допущен в заседание Тайной ди­ ректории и дал положительное обещание от лица партии всеми силами содействовать успеху заговора. С этих пор Россиньоль и Фион40 принимали деятельное участие в беспрерывных заседа­ ниях Тайной директории; было еще несколько посольств со сто­ роны монтаньяров к Бабефу и от Бабефа к монтаньярам, и эти переговоры окончательно укрепили союз. Нужно низвергнуть Директорию республики — в этом бабувисты вполне согласились с якобинцами.

Между тем пропаганда себя давала уже чувствовать41. В вой­ сках, стоявших около Парижа, все чаще и чаще замечался дух неповиновения властям и другие признаки падения дисциплины;

масса солдат находилась в связях с заговорщиками и вела себя Buonarroti Ph. Op. cit., p. 100—102, 105.

См.: L'arrestation de Babeuf.— La Rvolution Franaise, 1895, t. 28, p. 236.

Buonarroti Ph. Op. cit., p. 106, 107.

« Ibid., p. 102.

так, что вполне обнаруживала уверенность в близком падении правительства и существующего военного начальства. Одновре­ менно с этими нарушениями дисциплины началось поголовное дезертирование из лагерей в ^Цариж. Правительству было напу­ гано зловещими признаками наетгюения армии, но ничего поде­ лать не могло. Бабувистам уда лоск склонить на свою сторону не только многие части войск, но даже некоторых солдат одного батальона жандармерии; они насчитывали своих сторонников всюду, и если у них не было своих полных батальонов, зато не было и таких полков, в которых не находились бы их привер­ женцы.

Тайная директория должна была вести переговоры с монтань­ ярами, и много раз переделывать свою программу, и усиливать пропаганду в войсках: работы у нее было много, и иногда устраи­ валось по два заседания в день. В первых числах мая состоя­ лось одно из главных заседаний. Тут было решено, что Тайная!

директория оставит за собой главенство во всем восстании, но»

что для чисто военных действий в решительный день нужны специалисты. Такими специалистами были признаны генерал Россиньоль, генерал Фион, Жермен, Массар и капитан Гризель, о котором мы имели уже случай говорить. Он был еще очень молод, но Дартэ, очень его любивший и уважавший, настаивал на назначении Гризеля одним из пяти вождей будущего восста­ ния. Тайная директория передала им все свои планы и всю про­ грамму и дала общие инструкции. Затем новые пять военачаль­ ников расстались с членами Тайной директории и ушли, а члены Тайной директории через несколько часов перенесли свое место­ пребывание в Монмартрское предместье (в дом Урсель), чтобы не возбуждать подозрений полиции.

План действий сводился к следующему: 1) убить всех дирек­ торов республики; 2) овладеть залами заседаний Совета пятисот и Совета старейшин; 3) запретить под страхом смерти всем долж­ ностным лицам продолжать отправление своих обязанностей;

преследовать беспощадно и убивать на месте всякого, кто окажет сопротивление. Для осуществления этого плана и были назна­ чены пять военачальников. Восстание должно было начаться звоном в колокола в разных частях города; 16 тыс. заговорщи­ ков должны были рассыпаться по всему Парижу и распростра­ нять слух, что Директория республики желает восстановить мо­ нархию. Среди стражей, охранявших особы директоров, были приверженцы заговора, и они-то должны были провести заго­ ворщиков в квартиры этих высших сановников. После того как директоры будут убиты, бабувисты очистят залы заседаний обоих законодательных корпусов, и восстание будет окончено: Бабеф, Дартэ, Буонарроти, Дебон и Жермен провозгласят себя времен­ ным правительством и назначат срок для выбора депутатов в но­ вый Конвент (Россиньоль и монтаньяры настаивали на воскре­ шении Конвента).

Одна непоследовательность бросается в глава при рассмотреЗаказ M 49 Ёйй этого плана: Ёабеф намерен был провозгласить наступление нового экономического строя тотчас ще после восстания, не до­ жидаясь созыва народных представителей, и ничего не говорил о том, представит ли он свою эгалитарную программу на утвер­ ждение Конвента или нет. Вообще со времени соединения с мон­ таньярами чисто политическая сторона готовящегося переворота нередко совершенно заслоняла собою экономическую, и реформа общественного хозяйства совсем уже не разрабатывалась в по­ дробностях.

Восстание в сущности было задумано чисто парижское и в этом отношении должно было походить на все французские революции, предыдущие и последующие; предполагалось, что остальная страна будет покорна воле победителей, но на всякий случай часть эмиссаров и заговорщиков отправилась в важней­ шие города провинции — в Аррас, Тулон, Марсель, Тулузу, • Авиньон, Гренобль, Дижон, Монпелье, чтобы приготовить Фран­ цию к тому, что имело совершиться 42.

Волнение между парижским населением и солдатами, стояв­ шими в столице и около нее, все усиливалось.

Бабефу и его то­ варищам казалось, что медлить дальше нет смысла, и они только ждали, чтобы их военные агенты заявили о готовности армии стать на сторону заговора43: после такого заявления восстание должно было начаться. А пока продолжались заседания тайного инсуррекционного комитета, в последний раз считали свою и не­ приятельскую силу, обсуждали план действий после свержения правительства, спорили и улаживали принципиальные несогла­ сия, возникавшие между бабувистами и присоединившимися мон­ таньярами. На заседания теперь допускались кроме членов Тай­ ной директории еще и лица, назначенные вождями народного восстания — генералы Россиньоль, Фион, Массар, капитан Гризель и Жермен. На их долю выпадала такая крупная роль в предприятии, что с ними Бабеф был так же откровенен, как с Дартэ, Буонарроти, ближайшими своими друзьями. За Россиньоля, Фиона и Массара было порукой в его глазах их полити­ ческое прошлое, а капитан Гризель служил предметом самых восторженных похвал Дартэ, и, раз поручив ему такое важное дело, как предводительство народными толпами, не было осно­ ваний у Бабефа вести себя по отношению к нему иначе, нежели по отношению к другим будущим военачальникам.

1 мая состоялось собрание членов комитета на улице Мон­ блан; 2 мая около Halle aux Bls 44 ; следующее собрание было назначено через неделю, так как нужно было рассмотреть из­ вестия, которые должен был привезти один военный комиссар из провинции.

Advielle V. Op. cit., vol. 1, p. 212.

Buonarroti Ph. Op. cit., p. 104 etc.

Акты Национального архива перепечатаны: La Rvolution Franaise, 1895, t. 28, p. 302.

VII Вечером 6 мая президент Директории Францувской респуб­ лики Карно послал министру полиции записку следующего со­ держания: «Гражданин министр! Посылаю к вам гражданина Гризеля. Он желает говорить с вами сегодня же вечером. Прошу вас выслушать его. Salut et fraternit. Подписано: Карно» 45.

Капитан Гризель был принят министром и рассказал ему самым подробным образом о заговоре Бабефа, о личном составе Тайной директории, о том, где собиралась и намерена в ближай­ шее время собраться Тайная директория, о положении дел у за­ говорщиков. Он дал также все сведения относительно организа­ ции предприятия и плана восстания; назвал имена лиц, назна­ ченных, подобно ему, военачальниками, и прибавил в конце своих сообщений, что день восстания близок, что уже все готово и что если правительство не примет решительных мер, то по­ гибнет.

Министр был поражен. Словам Гризеля можно было не ве­ рить, но, во-первых, являлась мысль, что всего выдумать он не мог, во-вторых, весь рассказ внушал невольное доверие, в-третьих, он близко стоял к самому сердцу заговора, судя по всему, на­ конец, в-четвертых, его сообщение давало совершенно естествен­ ное и удовлетворительное объяснение тех фактов, которые давно уже беспокоили правительство; теперь становилось понятным и падение дисциплины, и дезертирование в войсках, и брожение, замечавшееся в Сент-Антуанском предместье; получали опреде­ ленный смысл те смутные слухи, которые давно уже ходили в Париже.

Следовало торопиться. Директория Французской республики жила в весьма странной двойственной атмосфере. Они видела, как старая дореволюционная жизнь столицы понемногу воскре­ шается, как безумно роскошные балы, маскарады, светские празд­ нества сменяют друг друга; Директория знала, что на нее смот­ рят как на оплот порядка все, кого страшат недавние воспоми­ нания, что все это блестящее общество, которое мало-помалу из чужих краев, из тюрем, из уединения сен-жерменеких отелей снова выступило на жизненную арену, что это полуроялистическое-полуиндифферентное общество стоит за существующий по­ рядок вещей (может быть, и признавая все-таки его в глубине души за нелояльный). Политикой занимались тогда все, и, по свидетельству старых мемуаристов, на балах Барраса и других в промежутках между танцами великосветская causerie * вра­ щалась исключительно около политических тем. Директоры сами принадлежали к этому кругу; ежедневные впечатления убеждали их, что высшие классы общества стоят (если не всегда на сло­ вах, то всегда на деле) за них против всякого рода демагогов, Ibid., р. 103.

* болтовня.

51 4* и к этому же убеждению приводили адресы, поздравления, бла­ годарственные письма от многих городских общин, которые на Директорию (особенно в начале ее существования) возлагали большие надежды. Такова была одна сторона дела. Но вместе с тем время от времени обыски и аресты, производившиеся в Па­ риже, показывали правительству, что лагерь недовольных, мо­ жет быть и не отличающийся численностью, все-таки существует.

И тайная, и общая полиция одинаково были поглощены раскры­ тием агитаторов и политических недругов Директории, и хотя правительство видело, до какой степени ничтожны проявления протеста против него, но все же постоянная тайная и упорная борьба не давала установиться атмосфере спокойствия и обес­ печенности.

Когда министр полиции выслушал рассказ Гризеля, он как опытный человек понял, что Грйзель не лжет 46 ; но Грйзель со­ общал факты, совершенно выходившие из ряда вон: о вполне сформированном, сильном заговоре, о том, что более 16 тыс. че­ ловек под ружьем, что в Париже в настоящий момент, кроме Директории республики, существует другая директория, которая в состоянии, как только захочет, вступить в открытый бой с пра­ вительством; обо всем этом министр не мог и подозревать. Все сообщение Гризеля было передано директорам; та двойственная атмосфера — уверенности и неуверенности в своем положении, в которой, как сказано, жили главы французского государства, — эта атмосфера приучила их к выслушиванию беспвкоящих и коробдщих вещей: факт существования заговора не удивил их, по­ разительными казались только небывалые его размеры47.

Выдав дело своих товарищей, Грйзель повторял, что полиция должна принять решительные меры сейчас же, и его совет яв­ лялся в глазах правительства советом благоразумия.

7 мая (на другой день после доноса) состоялось заседание инсуррекционного комитета, на котором присутствовал и Грй­ зель. Речь шла о том, что являлось самым важным, насущным вопросом: когда начинать восстание 48. В начале заседания было решено начать на другой же день, но потом, ввиду того что не­ которые члены инсуррекционного комитета настаивали на необ­ ходимости выслушать сначала не приехавшего провинциального эмиссара, это решение было отменено и восстание отложено. На собрании находились Вабеф, Вуонарроти, Дартэ, Дидье, Фиой, Массар, Россиньоль, Лэндэ, Друэ, Рйкор, Леньело, Грйзель й Жаво. Прения начались в восемь часов вечера, но затянулись^ что было на руку Гризелю, с минуты на минуту ожидавшему полиций), так как мёсТо и время собрания были им накануне"

4В L'arrestation de Babeuf. — La Rvolution Franaise, 1895, t. 28, p. 298— 299 etc

* Buonarroti Ph. Op. cit., p. 142, 143, 144; dvielle V. Op. cit., vol. 25, p.

e le * La Rvolution Franaise* 1895, t. 28, p. 304.

&$ указаны в разговоре с министром. Но время шло, а полиция не приходила.

В памяти присутствовавших сохранились речи, произнесен­ ные в этот вечер49: никогда еще более жизнерадостное настрое­ ние не царило между собравшимися бабувистами и монтанья­ рами. «Мы затеваем дело вполне законное, — говорил оратор, — мы освобождаем наших соотечественников... При звуках нашего голоса воскреснет надежда и прежняя энергия народа. Нация только ожидает сигнала, чтобы пойти вместе с нами против угне­ тателей. Ведь все трудности уже побеждены, все готово. Зачем же нам рисковать потерей удобного момента и откладывать?»50 Все речи сводились к тому, что если действительно нельзя теперь назначить день и час восстания вследствие случайного неприбы­ тия комиссара из провинции, то, во всяком случае, в следую­ щее же собрание окончательно должно быть решено, когда на­ чинать.

Гризель казался в высшей степени возбужденным; он много говорил, шутил, смеялся, стоял за самые решительные и быстрые меры и настаивал на том, чтобы устроить окончательное сове­ щание как можно скорее. В двенадцатом часу ночи собрание разошлось, и остались в комнате лишь хозяин квартиры Друэ ж Дартэ.

Как только они остались вдвоем, явилась, наконец, опоздав­ шая полиция, но, увидев, что никого уже нет, решила оставить в покое двух заговорщиков, чтобы не распугивать других. Из­ винившись недоразумением, полицейские отретировались, а Дартэ и Друэ тотчас бросились предупреждать товарищей о грозящей опасности.

Тайная директория взволновалась, и на следующий день все были заняты расследованием этого дела. Место, где собрались заговорщики накануне, было известно только тем, кто был при­ глашен. Значит, полиция могла узнать это исключительно от ко­ го-нибудь из членов собрания 7 мая... Возникла мысль об из­ мене, но она представилась до того невероятной, что вскоре была оставлена. Некоторые говорили, что случай привел полицию в квартиру; Гризель называл все опасения просто смешными, говорил, что если бы действительно имелось в виду арестовать их, то полиция явилась бы раньше, а не тогда, когда все ушли.

Дартэ, как всегда, горячо поддерживал Гризеля и заявлял, что самые обстоятельства происшедшего неопровержимым образом показывают, что полиция действительно посетила место собрания по недоразумению. «Наконец, наши друзья Друэ и Дартэ — на свободе: не доказательство ли это, что нам нечего бояться?» — добавлял Гризель. Бабеф хотел было принять меры предосто­ рожности, но, разубежденный Гризелем, оставил свое намерение.

Решение прошлого заседания о необходимости собраться через 2 дня (9 мая) осталось в силе.

« Buonarroti Ph. Op* cit» p. 114.

»° Ibid., p. 115. w-.^yГризель снова побывал у министра полиции и указал, как исправить вчерашнюю ошибку. 9 мая, говорил он, действительно будет собрание; но соберутся в таком месте, где не сложены все бумаги, относящиеся к заговору. Положим, полиция захватит всех, кого найдет, но что она будет делать дальше? Все доку­ ментальные данные хранятся у Бабефа на квартире, в другом конце Парижа; устроить одновременно два ареста тоже беспо­ лезно, потому что Бабеф на заседание обещал не прийти, но и дома может не остаться, так что глава заговора ускользнет. Ввиду всех этих соображений Гризель советовал 9 мая никаких мер не принимать и обещал после собрания 9 мая дать дальнейшие указания.

9 мая состоялось заседание Тайной директории; принялись за выработку прокламации, которая должна была быть расклеена в Париже тотчас после окончания восстания. В общих чертах эта прокламация заключала в себе уже раньше провозглашенные меры; выражения, в которых эту прокламацию начали редакти­ ровать, отличались самым резким и торжествующим характером.

Бабувисты до такой степени были уверены в собственных силах, что им не стоило большого труда перенестись в будущее побе­ доносное настроение, и эта прокламация производит такое впе­ чатление, будто действительно писана после окончательного и решительного торжества. Окончательная редакция прокламации была поручена Буонарроти и Бабефу. На другой день утром (т. е. 10 мая) Дартэ, Жермен, Дидье, Друэ и другие члены Тайной директории должны были собраться в доме Дюфура, чтобы определить день и час восстания, так как силы были окончательно приведены в известность и ясно было, что при столкновении перевес будет на стороне восстания. В то же утро (10 мая) и в тот же час Буонарроти с Бабефом (в квартире Бабефа) должны были заняться окончательной редакцией и пе­ чатанием прокламации51.

Гризель тотчас же дал знать полиции, что подвертывается замечательно удобный случай для произведения арестов; он со­ общил оба адреса, т. е. адрес квартиры, где будут Бабеф и Буо­ нарроти со всеми документами, и той квартиры, в которой собе­ рутся остальные члены директории. Нужно было отрядить два взвода полицейских и одновременно схватить всех, кого найдут в обеих квартирах. Инспектор полиции Оссонвиль получил при­ казание арестовать Бабефа утром 10 мая в час, указанный Гризелем. Гризель до мельчайших деталей описал наружность Ба­ бефа и Буонарроти, а также (другому полицейскому комиссару) наружность остальных членов Тайной директории, так что недо­ разумения и ошибки были невозможны.

В девять часов утра Оссонвиль отправился52. Он скоро доBuonarroti Ph. Op. cit., p. 139.

Последующее изложение основано на подлинном подробнейшем рапорте Оссонвиля (La Rvolution Franaise, 1895, t. 28, p. 307—308 etc.).

стйг дома на ул. Гранд Трюандери и подождал здесь кавалерий­ ский пикет, который должен был без шума окружить дом и вос­ препятствовать бегству Бабефа и его товарища. Затем нужно было подыскать мирового судью, без которого по конституцион­ ным законам нельзя было производить аресты. Оссонвиль, за­ метив, что кавалеристы обращают на себя внимание этого мно­ голюдного квартала, объявил, что дело идет о поимке воров, а сам отправился на поиски за мировым судьей. Но один судья сказался больным, другой прямо отказался следовать за Оссонвилем, и когда последний заявил: «Я донесу о вашем отказе министру», — судья ответил: «Отлично; можете прибавить, что я оттого за вами не пошел, что не хотел». Третий судья также отказался.

Время шло, приходилось идти очень далеко за четвертым мировым судьей, но случайно тот встретился и согласился при­ сутствовать при аресте. Оссонвиль с судьей подошли к дому, оцепленному кавалерийским пикетом; было 11 часов утра. У Оссонвиля был в руках план дома, лестниц, внутреннего распо­ ложения комнат — план, составленный по указаниям Гризеля, так что он знал, куда и как ему нужно идти. Он стал подни­ маться по лестнице в сопровождении нескольких полицейских;

часть их он поместил посередине лестницы, а сам с пятью ко­ миссарами продолжал подниматься. Вскоре они вошли в квар­ тиру Тиссо, где жил Бабеф, и свернули в узкий и длинный ко­ ридор. В конце коридора виднелась дверь.

VIII С вечера, когда Буонарроти пришел из собрания и передал Бабефу, что им вдвоем поручено окончательно средактировать прокламацию, эти два человека работали. На другой день Тай­ ная директория должна была окончательно назначить день вос­ стания, и надо было поторопиться, чтобы прокламация была го­ това; нужно было также еще раз обдумать все меры, предугадать все случайности критического дня.

Короткая летняя ночь проходила, а работа подвигалась вперед медленно. В сотый раз начальники заговора принялись сосчи­ тывать силы. На всех «бедных» (pauvres de Paris) они рассчи­ тывали как на своих естественных союзников. Армию, которая станет на сторону восстания, решили переименовать в народную гвардию и поручить ей охрану казны. Революционеры всех от­ тенков, предполагалось, станут тотчас же на сторону восставших и этим сильно увеличат их ряды. В три-четыре часа Париж будет в руках инсургентов. Тогда Бабеф с товарищами станут временным правительством и разошлют гонцов по всей Франции с известием о перевороте. Настанут снова былые времена эпохи торжества «крайних демократов». От обсуждения практических мер Бабеф и Буонарроти переходили к мечтам; от мечтаний снова к деталям готовящегося возмущения.

время шло, настало утро, и они уже принялись за про­ кламацию, не отвлекались грезами, предположениями, не делясь теми тревожными и радостными чувствами, которые были у них на душе. Наконец, Буонарроти стал отделывать начисто каждый пункт прокламации и переписывать ее. «Французский народ, ты победил...»

Тут Буонарроти остановился, потому что в коридоре послы­ шался шорох. Шорох прекратился, и он продолжал свое дело53:

«... ты победил, тирания более не существует, все свободны...».

Дверь комнаты распахнулась настежь: на пороге стоял ин­ спектор полиции Оссонвиль, окруженный полицейскими комис­ сарами 54._ Оссонвиль тотчас же заявил о цели своего прихода и при­ ступил к обыску комнаты. Бабеф и Буонарроти, хотя были во­ оружены с головы до ног огнестрельным и холодным оружием, не пытались оказать бесполезное сопротивление и сидели, за­ стыв в тех позах, в каких были застигнуты55.

Полицейские быстро рассматривали бумаги, отбирали те, которые казались подозрительными. Взяты были прокламации, записки, содержав­ шие указания, кому как действовать в день восстания; найден был и план восстания в подробностях. Документов оказалась та­ кая масса, что забрать их с собою тотчас не оказывалось воз­ можности, и Оссонвиль велел только запечатать двери и при­ ставил к дверям вооруженную стражу; затем Бабеф был поме­ щен в одну карету, Буонарроти в другую, и обе кареты, плотно окруженные кавалерийским пикетом, помчались в министерство полиции. Через несколько минут явились новые кареты с осталь­ ными членами Тайной директории, арестованными одновременно в другом конце Парижа.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 19 |
 

Похожие работы:

«АССОЦИАЦИЯ «АНАЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ» АКАДЕМИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ САМОЗАЩИТЫ В. Аладьин, В. Ковалев, С. Малков, Г. Малинецкий ПРЕДЕЛЫ СОКРАЩЕНИЯ (доклад Российскому интеллектуальному клубу) СОДЕРЖАНИЕ Введение «Ядерный гамбит» России, возможен ли выигрыш? «Давайте вычислим, господа». 1 Границы и качественная характеристика анализируемого объекта (дискурсивный анализ) 2 Что день грядущий нам готовит? 2.1 Можем ли мы «попасть» в точку «алеф» (по Кантору)? Краткий исторический экскурс 2.2...»

«Д.С. Хайруллов, С.Г. Абсалямова «Внешнеэкономическое сотрудничество Республики Татарстан с исламскими странами » Курс лекций Допущено Научно-методическим советом по изучению истории и культуры ислама при ТГГПУ для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлениям подготовки (специальностям) «искусства и гуманитарные науки», «культурология», «регионоведение», «социология» с углубленным изучением истории и культуры исламских стран Казань 2007 Содержание Введение..4 Раздел I. Место и...»

«В честь 200-летия Лазаревского училища Олимпиада МГИМО МИД России для школьников по профилю «гуманитарные и социальные науки» 2015-2016 учебного года ЗАДАНИЯ ОТБОРОЧНОГО ЭТАПА Дорогие друзья! Для тех, кто пытлив и любознателен, целеустремлён и настойчив в учёбе, кто интересуется историей и политикой, социальными, правовыми и экономическими проблемами современного общества, развитием международных отношений, региональных и глобальных процессов, кто углублённо изучает всемирную и отечественную...»

«Annotation Об Атлантиде написано множество книг и статей, в большинстве своем пересказывающих предания, сохранившиеся в диалогах Платона «Тимей» и «Критий». В брошюре писателя и ученого В. И. Щербакова читатель найдет не только пересказ известных историй об удивительной стране атлантов, но и оригинальные результаты исследований автора, его точку зрения о судьбах цивилизации. http://znak.traumlibrary.net Знак вопрсоа № 9 К читателю Где искать Атлантиду?...»

«Обзор Ветхого Завета Сессия 1 Для чего изучать Ветхий Завет?Тормозящие Вымыслы: Ветхий Завет_. Ветхий Завет. Ветхий Завет_. Ветхий Завет.Главная мысль: Ветхий Завет _. Как мы должны изучать Ветхий Завет? Путем исследования Трёх Величин Первая величина – _. Вторая величина – _. Третья величина – _. Что такое Ветхий Завет? Ветхий Завет – это литература. Это собрание из _ книг. Классификация по.: Закон История Пророчество Поэзия Богатый литературный : Исторические описания и каноны Пророчества...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра всеобщей истории И. Н. ГОМЕРОВ ПОЛИТИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА Лекция Новосибирск – 2012 УДК 32 (075) ББК 66.01 я 73 Г 641 Гомеров И. Н. Политическая культура: лекция / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2012. 37 с. ISBN 978-5-94356-793-3 В лекции рассматриваются особенности, элемнты и основные типы политической культуры. Лекция предназначена для...»

«1. Цели освоения дисциплины Цели изучения дисциплины «Демография» – изучить законы естественного воспроизводства населения в их общественно-исторической обусловленности, познакомиться с базовыми основами демографии, дать представление о главных демографических закономерностях, уяснить особенности территориальной специфики народонаселения, ознакомить студентов с показателями и методами анализа демографических процессов, научить понимать демографические проблемы своей страны и мира, оценивать их...»

«Б.П. Денисов, В.И. Сакевич ОЧЕРК ИСТОРИИ КОНТРОЛЯ РОЖДАЕМОСТИ В РОССИИ: БЛУЖДАЮЩАЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА Как известно, профессор Кваша А.Я. был пионером применения теории демографического перехода к анализу демографического развития нашей страны. В рамках этой теории мы описываем переход рождаемости в России с точки зрения её непосредственных детерминант (Bongaarts, 1978). Из многочисленных публикаций на тему демографического перехода выделим два тезиса, во-первых, краткое изложение теории...»

«I 0IC75S ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР АКАДЕМИЯ НАУК СССР I ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА i В.М.ЖИРМУНСКИЙ iИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ В.М. Жирмунский ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО­ ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР ЛЕНИНГРАД « НАУКА » ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Редакционная коллегия: акад. М. П. Алексеев, доктор филол. наук М. М. Гухман, член-корр. АН СССР А. В. Десницкая (председатель), доц. Н. А. Жирмунская, акад. А. Н. Кононов, доктор филол. наук Ю. Д. Левин (секретарь), акад. Д. С. Лихачев, член-корр. АН СССР В. Н....»

«Вестник ПСТГУ И: История. История Русской Православной Церкви.2013. Вып. 4 (53). С. 90-104 П Р О Т О И Е Р Е Й И О А Н Н БАЗАРОВ И В. А. Ж У К О В С К И Й : ИЗ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ ИСТОРИИ ИСКАНИЙ РУССКОГО ОБРАЗОВАННОГО О Б Щ Е С Т В А 1 8 4 0 Х ГОДОВ СВЯЩ. Д. ДОЛГУШИН В исследовании с опорой на большой комлекс неопубликованной переписки поэта В. А. Жуковского с протоиереем И. Базаровым показаны религиозно-философские искания поэта, его стремление к обретению «живой веры», а также...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова» РЕФЕРАТ по истории и философии науки (биологический науки) на тему: «Микроклональное размножение растений как современный метод повышения эффективности семеноводства растений» Выполнил: аспирант Беглов Сергей Михайлович Рецензент: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Научный руководитель: канд. с.-х. наук Ткаченко О.В. Саратов...»

«Аналитическая записка по итогам реализации социально-значимого проекта Создание сети межрегиональных центров для содействия развитию научных и образовательных учреждений и распространение опыта успешных регионов (июль 2014 – июль 2015) Сегодня в Российской Федерации крайне остро стоят проблемы развития научной и образовательной базы, необходимой для комплексного перевооружения и модернизации отечественной промышленности, разработки и внедрения передовых технологий. Корни существующих проблем...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РБ МЕДИЦИНСКИЙ ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР НАУЧНАЯ МЕДИЦИНСКАЯ БИБЛИОТЕКА ЗНАМЕНАТЕЛЬНЫЕ И ЮБИЛЕЙНЫЕ ДАТЫ ИСТОРИИ МЕДИЦИНЫ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ 2015 г. УФА 2014 ОТ СОСТАВИТЕЛЯ Уважаемые читатели! Перед вами 14-й выпуск календаря «Знаменательные и юбилейные даты истории медицины и здравоохранения Республики Башкортостан», в котором содержится информация о значимых датах истории медицины и здравоохранения на текущий год. В первой части календаря вы сможете...»

«Станислав САВИЦКИЙ АНДЕГРАУНД История и мифы ленинградской неофициальной литературы Кафедра славистики Университета Хельсинки Новое литературное обозрение Москва.200 © С. А. Савицкий, 2002 От автора В работе над этой книгой мне не раз помогала профессиональная критика и доброжелательность моих коллег. Прежде всего, я хочу поблагодарить Пекку Песонена. Без его дружеского участия и помощи это исследование вряд ли было бы возможно. Я очень признателен Георгу Витте и Андрею Зорину, любезно...»

«История Санкт-Петербургской духовной академии Р.К. Лесаев ПРЕДСТАВИТЕЛИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ АКАДЕМИИ В НАУЧНЫХ ЗАРУБЕЖНЫХ КОМАНДИРОВКАХ (1869–1917) Статья посвящена исследованию научных командировок за рубеж преподавателей и стипендиатов Санкт-Петербургской духовной академии (1869–1917). Зарубежные командировки являлись важной составляющей в развитии как российской научно-образовательной системы XIX – начала XX века в целом, так и высшей духовной школы в частности. Командировки...»

«ГЕРМАНСКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ В МОСКВЕ # ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ по ОБЩЕСТВЕННЫМ НАУКАМ РАН ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра новой и новейшей истории НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ ГЕРМАНИИ ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ и ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ЦЕНТРЫ Составители: Б. Бонвеч, Б. Орлов, А. Синдеев УНИВЕРСИТЕТ книжный дом Москва УДК ТЗ(4ГЕМ) ББК 94(430) Н7 Новейшая история Германии, Труды молодых ученых и ис­ Н72 следовательские центры: [сборник] / Сост. Б. Бонвеч, Б. Орлов, А. Синдеев. — М.: КДУ, 2007. —...»

«Овсянникова Лариса Владимировна Достижение метапредметных и предметных образовательных результатов средствами художественной гимнастики 13.00.01 – общая педагогика, история педагогики и образования 13.00.04 – теория и методика физической культуры спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры...»

«Потомки Ноя ПОТОМКИ НОЯ: из прошлого в будущее Сулейманов Джамбулат К эволюции нахов От редактора           Отличие оптимиста от пессимиста состоит в том, что пессимист надеется на самое лучшее, и если события развиваются достаточно благоприятно, но всё же не так хорошо, как бы ему хотелось, пессимист расстраивается. Оптимист же всегда готов к самому худшему, и потому радуется даже минимальному улучшению ситуации.           Прочитав эту книгу, и безнадёжный пессимист не сумеет по-настоящему...»

«А.А.Белик Антропология религии Гл. 1 Общая характеристика антропологии религии. Рационалистическое понимание религии (интеллектуалистский подход). Общая характеристика. Изучение значения религии для истории человечества, а также исследование эволюции религиозных верований было центральным предметом нарождавшейся во второй половине ХIХ века культурной (социальной) антропологии. Анализ религии в динамике, рассмотрение различных форм верований традиционных обществ составило фундаментальный вклад в...»

«АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ № 2 (32) 2015. с. 36-53.23.Селиванов Е.И. Палеогеографические особенности пустыни Деште-Лут // Проблемы освоения пустынь. 1983. №3. С.10-18.24.Сообщение агенства Сигьхуа 20.05.2006.25.Спасский Г.К. Нынешний Тегеран и его окрестности // Изв. РГО. 1866. Т.2. №5. Географические известия. С. 146-151.26.Сулиди-Кондратьев Е.Д., Козлов В.В. Микроплиты южного обрамления Средиземномрского пояса. В кн.: Тектоника молодых платформ. М.: Наука. 1984....»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.