WWW.NAUKA.X-PDF.RU
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, издания, публикации
 


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«Materials in Archaeology and History of Ancient and Medieval Crimea volume V Севастополь–Тюмень Тюменский государственный университет Институт истории и политических наук Тюменского ...»

-- [ Страница 9 ] --

3.4. В то же время полностью понятен и логически или ассоциативно оправдан на уровне бытовых реалий или ментальных архетипов народного сознания, что делало его совершенно очевидным любому верующему;

4. Перенос смыслового акцента фресковой композиции на четвертого персонажа ведет к отказу от его интерпретации как второстепенного лица и делает его не только главным участником всей фрески, но и причиной ее написания;

5. Осознание того факта, что иконография не сводится к набору готовых агиографических сюжетов, а является лишь способом выражения заданной богословской идеи каноническими средствами, в совокупности с пониманием самой этой идеи, снимает необходимость искать в сюжетной стороне фрески только лишь известные агиографические эпизоды. Это, в свою очередь, устраняет все внутренние противоречия и натяжки в построениях предыдущих исследователей;

6. В частности, отпадает необходимость в насквозь искусственном предположении о «троичном Георгии», которое противоречит всей иконографии фрески, равно как и подписи под ней;

7. По этой же причине отпадает и необходимость в обязательном соответствии иконографии центрального всадника бородатому Феодору Тирону. В то же время, идентификация его как св. Георгия достаточно вероятна;

8. Первый всадник, скорее всего, был соименен усопшему. Непредвзятое изучение иконографии этого святого, возможно, поможет установить истинное имя последнего;

9. Присутствие души усопшего в сонме святых мучеников дает определенные основания предполагать его собственную мученическую кончину;

10. Отказ от необходимости видеть в четвертом персонаже фрески юношувиночерпия из жития св. Георгиея открывает для исследователей перспективы выяснения реальных подробностей о нем как об историческом лице — также посредством непредвзятого изучения его иконографии;

Автор считает своим приятным долгом выразить благодарность Э.С. Смирновой и Д.Г.Мироненко за ценные консультации, а протоиерею Валентину Ромушину и М.Р.

Мальгиной — за предоставленные материалы. Особую признательность хочется выразить С.В. Харитонову, взявшему на себя труд скрупулезного анализа данной статьи и сделавшему целый ряд существенных замечаний и уточнений.

Статья посвящена интерпретации композиции фрески на северной стене пещерного храма «Трех Всадников» (гор. Эски-Кермен). Настенная роспись изображает трех святых мучеников в виде всадников. На крупе коня первого всадника видна маленькая человеческая фигурка, второй сражается со змеем. Ранее исследователи рассматривали данную фреску как три различных изображения святого Георгия. Однако это противоречит как иконографии самой фрески, так и содержимому греческой надписи под ней. Наш анализ показывает, что основания отождествлять четвертую фигуру с персонажем «чуда св. Георгия с отроком»

отсутствуют. Совместное исследование содержания фрески и литургической планировки храма показывает, что четвертая фигура является композиционным центром всего храма.

Этот факт позволяет предположить, что она изображает усопшего обитателя Эски-Кермена, именно ради спасения души которого были написаны святые воины. Выполненный с учетом этого анализ фрески и надписи под ней впервые позволил предложить полную и непротиворечивую богословскую интерпретацию содержания росписи церкви «Трех Всадников».

Ключевые слова: археология, фреска, пещерная церковь, «пещерные города», Крым, ЭскиКермен, богословие, святой Георгий Победоносец, эпиграфика, храм «Трех Всадников».

–  –  –

This article suggests a new interpretation of the theological content of the fresco painted on the northern wall of the «Three Horsemen» cave church which is situated at Eski-Kermen (Crimea).

The mural painting represents three Holy Martyrs in the form of riders. A small human figure can be seen on the rump of the first martyr’s horse. The second warrior is fighting with snake. Formerly the fresco was considered by scholars as the representation of three different images of St. George.

But this consideration comes into contradiction with iconography of the fresco itself as well as with the content of the Greek inscription situated beneath it. Our analysis shows the absence of any reasons for identifying the fourth man’s image with a character of «the miracle of St. George with the boy». A simultaneous studying of the fresco and the liturgical planning of the church itself shows that the fourth figure is the compositional center of the entire temple.

This fact allows us to assume that it represents the late inmate of Eski-Kermen, and the images of the Holy warriors were painted just for the sake of the salvation of his soul. Our analysis of fresco with the inscription disposed beneath carried out according to these considerations allowed us the first time to present a complete and consistent theological interpretation of the content of the mural painting of the Church of the «Three Horsemen».

Keywords: archaeology, theology, St. George, epigraphy, fresco, «cave towns», cave сhurch, the сhurch of the «Three Riders», Eski-Kermen, Crimea.

–  –  –

Рис.2. Прорись фрески храма «Трех всадников» по О.И. Домбровскому Домбровский О.И. Фрески средневекового Крыма. Суперобложка.

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V

–  –  –

Регинская Н.В. Святой Георгий Победоносец... С. 39, илл.59.

Покровский Н.В. Церковная археология в связи с историей христианского искусства... С. 193, рис.383 Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V Рис.6. Фреска храма «Трех всадников». Литография из альбома графа Уварова

–  –  –

Алпатов М.В. Образ Георгия-воина... С. 247, рис.1 Гюльяз М.Э. Всемирное наследие. Каппадокия (на русском яз.)... С. 44.

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V

–  –  –

Рис.12. Св. Димитрий. Образ из Свято-Георгиевского монастыря.

Рисунок Д.М. Струкова115. Фотокопия протоиерея Валентина Ромушина.

Струков Д.М. Рисунки древних памятников христианства в Тавриде. Отдел ИЗО РГБ, топографический шифр 105/5 378. Л. 4.

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V УДК 75.052(477.75)+72.684 (477.75)”653”

–  –  –

В одной из наших работ1 мы уже приводили пример того, как разрыв живой языковой традиции, вызванный депортацией крымских греков в конце XVIII в., привел к созданию, как минимум, двух топонимических мифов и, что еще более курьезно, к «изобретению» двух никогда не существовавших в Православной Церкви святых. Похожая ситуация, на наш взгляд, сложилась и с интерпретацией топонима «Koutteley», введенного в оборот швейцарским путешественником Ш. Монтандоном при описании местности, окружающей деревню Черкес-Кермен. Она прекрасно иллюстрирует проблему, которую еще более ста лет назад сформулировал А.Л. Бертье-Делагард, отмечавший «полное, непримиримое разногласие комментаторов, по любой частности», касающейся крымских древностей.

Ученый связывал это с двумя факторами: умением пользоваться письменными источниками и «различным пониманием чисто местных условий, в отношении которых, казалось бы, все мнения должны быть одинаковы»2. Именно так получилось и в данном случае.

Поскольку книга Ш. Монтандона вышла в 1834 г. и, к тому же, на французском языке, знакомство исследователей с ней зачастую носило «вторичный» характер — через пересказы, а то и через комментарии тех, кто видел и читал оригинал. В итоге почти за 200 лет вокруг одного—единственного слова сформировалась целая историографическая концепция, далеко, однако же, не бесспорная.

Ее основание заложил еще П.И. Кеппен: «Г. Монтандон говорит, что на восточной стороне Черкес-Кермена видна башня, оставшаяся от древнего укрепления, и несколько построек, именуемых татарами Куттелей. Вместо последнего слова не должно ли читать Кутлу-бей или Кутлуг-бек? В таком случае замечательно, что мы здесь, также как и в Солгате, (Старом-Крыме), находим и Черкеса и Кутлубея, из коих последний должен быть известный Темир Кутлук, которого Русские летописцы называют Темир-Кутлуй, и который, по взятии Сарая на Волге и изгнании Тохтамыша, при помощи старца Едигея, разбил на берегах Ворсклы, в 1399г. Витовта, успевшего пред тем захватить около Азова целый улус Татарский, и поселившего своих пленников близ Вильны, где и доныне живут магометане, по духовным делам зависящие от Таврического духовного правления»3. Как видим, П.И.

Кеппен, во-первых, вводит в оборот русскую транскрипцию интересующего нас топонима — «Куттелей». Во-вторых, однозначно относит слова Монтандона к Черкес-Кермену, поскольку 1 Днепровский Н.В. История с «Географией», или об одном казусе крымской христианской топонимики // МАИАСК. 2012. Вып. IV. С.194—206.

2 Бертье-Делагард А.Л. Остатки древних сооружений в окрестностях Севастополя и пещерные города Крыма // Избранные труды по истории христианства в Крыму. Симферополь, 2011. Ч. II. С. 7.

3 Кеппен П.И. Крымский сборник. О древностях южного берега Крыма и гор Таврических. СПб.,

1837. С. 260—261.

Н.В. Днепровский. К вопросу об интерпретации ойконима «Koutteley»…

четко отделял Черкес-Кермен от Эски-Кермена4. И, в-третьих, он пытается предложить читателю свое понимание топонима «Куттелей» и встроить его в широкий исторический контекст.

Уже в советское время в работе, посвященной Эски-Кермену, Н.Л. Эрнст написал следующее: «C.H. Montandon в своем Путеводителе (Guide du voyageur en Crime. Odessa) описывает Эски-Кермен, называя его почему-то Koutteley, но упоминает только пещеры вообще и в отдельности пещерную лестницу с колодцем. По вопросу о происхождении пещерных городов он считает, что они создавались в течение разных эпох и служили убежищем многим народам»5. Таким образом, он впервые в русскоязычной литературе привел интересующее нас название в оригинальном написании. Но зато, как мы видим, он предлагает в своей работе уже не перевод цитаты, а готовую собственную интерпретацию текста Монтандона, которая кардинально расходится с интерпретацией П.И. Кеппена, поскольку безоговорочно относит данный топоним к городищу Эски-Кермен, а не к укреплению Кыз-Куле.

Последующие исследователи вместо обращения к первоисточнику уже «комментировали комментарии», по-своему интерпретируя предыдущие цитаты. Так, А.Г.

Герцен, анализируя Пространную редакцию письма хазарского царя Иосифа к визирю кордовского халифа Хасдаю ибн-Шапруту, сделал следующие выводы: «Помещенный между Алупкой (Алубихой) и Мангупом «Кут» пытались искать в восточной части полуострова (Кутлак близ Судака), что противоречило принципу географической последовательности перечня… Логичнее было бы направить поиски к северу — северо-западу от Алупки... в район Внутренней гряды, где сконцентрированы раннесредневековые городища и селища, в том числе и так называемые «пещерные города». Обращает на себя внимание расположенное в 5 км к западу от Мангупа городище Эски-кермен… Сам топоним «Эски-кермен» впервые упоминается в конце ХVIII в. Ему предшествовало название «Черкес-кермен» (от наименования татарской деревни в ущелье к западу от городища). В 1578 г. его зафиксировал польский посол в Крыму Мартин Броневский6 [Броневский 1867, с.343]… Кроме этих двух топонимов, в начале XIXв. бытовал еще один – «Куттелей» (Koutteley), упоминаемый автором первого 4 «Это — то место, которое у татар, конечно для отличия от Турецкой постройки, получило название Эскермен или Эски-Керман (старинная крепость), есть, без сомнения тот древний, уже безымянный, город, о коем упомянул Броневский» (См.: Там же. С. 259—260).

5 Эрнст Н.Л. Эски-Кермен и пещерные города Крыма // ИТОИАЭ. 1929. Т. З. С. 17. Последнее утверждение не совсем точно: этот вывод был сделано Монтандоном при осмотре Тепе-Кермена (См.: Монтандон Ш. Путеводитель путешественника по Крыму, украшенный картами, планами, видами и виньетами и предваренный введением о разных способах переезда из Одессы в Крым. К.,

2011. С. 178—179) и не имеет никакого отношения к Эски-Кермену, которого, как будет ясно из дальнейшего, он никогда не видел.

6 Это не соответствует действительности. Как известно, М. Броневский подчеркивал, что ни турки, ни татары, ни даже сами греки уже не знали имени древнего города и крепости, лежащих недалеко от «Черкессигермена» (См.: Броневский М. Описание Крыма // ЗООИД. 1867. Т.6. С. 343; Эрнст Н.Л.

Эски-Кермен и пещерные города Крыма. С. 16). Таким образом, М. Броневский ясно различал Черкес-Кермен и Эски-кермен, оставляя, естественно, последний безымянным. Более того, именно в «безобразном», по выражению Н.Л. Эрнста (См.: Эрнст Н.Л. Эски-Кермен и пещерные города Крыма. С. 18, прим.4), переводе М. Броневского издания 1867 г. «Черкессигермен» и вовсе отождествлен с «Манкопом» (Мангупом), а отнюдь не с Эски-Керменом (Броневский М. Описание Крыма... С. 343).

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V

путеводителя по Крыму Ш. Монтандоном [Montandon 1834, р. 226—227]. П.И. Кеппен, обративший внимание на это, считал, что название относится к укреплению Кыз-куле, расположенному на соседнем с Эски-керменом плато Топшан [Кеппен, 1837, с. 260].

Действительно, Монтандон указывает, что Куттелей татары называли башню древней крепости и какие-то постройки, рядом с которыми находится вырубленный в скале глубокий колодец, в подробном описании которого легко узнать знаменитый осадный колодец Эскикермена. Таким образом, топоним «Куттелей» распространялся на это городище (курсив наш — Н.Д.). Это тем более вероятно, что на узкой северной оконечности плато Топшан7, где находится башня, культурный слой ничтожен, отсутствуют сколько-нибудь значительные постройки. У.Боданинским, проводившем здесь раскопки в начале 30-х гг., были открыты лишь остатки небольшой часовни рядом с башней. [Боданинский 1935, с. 83— 86].

Перекличка топонима «Кут» из еврейско-хазарской переписки и Куттелей весьма заметна, хотя разумеется вопрос об отождествлении Кута с Эски-керменом нуждается в дальнейшем изучении»8.

В острую полемику с А.Г. Герценом вступил Х.-Ф. Байер. Некоторые его доводы не стоит априорно сбрасывать со счетов. Например, он вполне обоснованно полагает, что, если следовать приведенной А.Г. Герценом географической последовательности, то Эски-Кермен должен был бы стоять раньше Мангупа, а это заставляет усомниться в его отождествлении с Кутом9. Столь же существенным представляется его вывод о том, что «с языковедческой точки зрения отождествление Koutteley с Кыз-Куле полностью исключается»10. Однако и он не сумел избежать субъективизма в своих собственных оценках. Так, переводя название крепости «Манкут» (Мангуп) как «моя крепость»11, при переводе названия «Куттелей», также относящегося к крепости он, однако же, выбирает «язык кутов»12, полагая, что куты суть ни кто иной, как готы и оставляя открытым «лишь вопрос, называли ли татары в случае «Куттелей» кутами настоящих готов… или черкесов, которые в XVв. присвоили этот этноним»13. Но главное заключается в том, что, Х.-Ф. Байер (как, впрочем, и другие исследователи, начиная с П.И. Кеппена) прошел мимо важнейшего обстоятельства, которое касается характера написания самого топонима, не свойственного французскому языку.

Ниже мы вернемся к этому вопросу.

Должное внимание уделили интересующему нас названию специалисты по крымской топонимике: «Несколько веков труда жителей города, позднее упомянутого как Кут-Телей, завершились созданием одного из самых изящных исторических ландшафтов Крыма. Ближе к нашему времени лишенное жизни обиталище получило название Эски-Кермен» — писал, 7 В настоящее время принято писать это название через «а» — «Тапшан», что мы и делаем в своей работе. Однако в ряде источников встречается и написание через «о», которое мы воспроизводим без изменений.

8 Герцен А.Г. Византийско-хазарское пограничье в Таврике // История и археология Юго-Западного Крыма. Симферополь, 1993. С. 61—62.

9 Байер Х.-Ф. Идеология, показанная на примере отрицания значительной роли готов в Крыму, отрицания их иконопочитания во время иконоборчества и перенесения их епископии на Нижний Дунай // АДСВ. 2003. Т. 34: К 110—летию со дня рождения профессора М.Я. Сюзюмова. Материалы ХI Научных Сузюмовских чтений (Екатеринбург, 26—28 марта 2003 г.). С. 463.

Там же. С.464.

Там же. С.466.

Там же. С.465.

–  –  –

Н.В. Днепровский. К вопросу об интерпретации ойконима «Koutteley»… известный крымский исследователь И.Л. Белянский14. Границу владений Кут-Телея он проводил в «шести километрах по прямой» — по вершине горы Кара-Тепе15. Однако в другом месте он же сообщает, что «один из мысов Эски-Кермена называется Кут-Теллей (Кутлук-Бей — военачальник Едигея, разоривший город)»16. Нетрудно видеть, что его собственные интерпретации топонима противоречат другу — в одном случае это город на плато, а в другом случае мыс. Причем в отношении происхождения топонима от Кутлук-бея И.Л. Белянский следует концепции П.И. Кеппена, но относит этот топоним к Эски-Кермену, что уже не совпадает ни с мнением того же Кеппена, ни с переводом Х.-Ф. Байера. Наконец, в составленном совместно с С.М. Усеиновым «Словаре ойконимов Крыма» он же пытается предложить еще несколько вариантов этимологии все того же названия: «Кут*-Телей (Бахч.) Кут телей 1) имя личное мужское 2) родоплеменной название»17. Что же касается слова «Кут», то в упомянутом словаре оно трактуется следующим образом: «Кут — тюрк. а) «жизненная сила», «дух»; б) «счастье», «судьба»; в) «большая бабочка коричневого цвета»;

г) «доброе предзнаменование»; д) «пропитание»; е) «крепость»; 2. Родоплеменное название»18. Из контекста приведенных выше цитат следует, что теперь уже И.Л. Белянский понимал название Кут-Телей (Кут-Теллей) или как сочетание двух родоплеменных названий, или как сочетание родоплеменного названия с личным мужским именем, или, что всего вероятнее, как «Крепость Телея» или «Крепость Телеев».

Причем все эти выводы были сделаны почти одновременно, поэтому из работ И.Л.

Белянского более или менее однозначных выводов — как о происхождении, так и об атрибуции данного ойконима — сделать нельзя.

Аналогичным образом дело обстоит и с филологической интерпретацией, предложенной А.К. Шапошниковым19. Подобно И.Л. Белянскому прочитывая данное название как «Кут-Телей» и привязывая его к Эски-Кермену, он полагает, что на последний было перенесено название позднескифской крепости «Кута» (Kuvta) или «Кутайон»

(Kuvtaion), расположенной на Керченском полуострове («по данным Птолемея — где-то к северу от Феодосии»). А в этом названии — «прототипе» он, в свою очередь, выделяет синдо-меотскую основу.

Отметим при этом, что информационную неоднозначность содержит в себе уже исходная формулировка А.К. Шапошникова: «топоним Кут-Телей (Эски-Кермен) и связанный с ним, соседний с Мангупом город-народ [ kut] (Ioseph, X в.)». Ученый не объясняет ни причины отождествления «Кут-Телея» с Эски-Керменом, ни характера «связи»

Эски-Кермена и «соседнего с Мангупом города-народа Кут». Можно лишь сказать, что формулировки А.К. Шапошникова во многом перекликаются с изложенной нами гипотезой А.Г. Герцена Белянский И.Л. В тени Эски-Кермена // Топонимика Крыма 2010. Сборник статей памяти И.Л.

Белянского / Сост. С.М. Усеинов. Симферополь, 2010. С. 57.

–  –  –

Белянский И.Л. Заметки по крымской топонимике // Топонимика Крыма. Сборник статей памяти И.Л. Белянского / Сост. С.М. Усеинов. Симферополь, 2010. С. 149.

Словарь ойконимов Крыма // Топонимика Крыма 2010. Сборник статей памяти И.Л. Белянского / Сост. С.М. Усеинов. Симферополь, 2010. С. 225.

18 Там же.

19 Шапошников А.К. Словарь древнейшей ономастики Таврического полуострова // Топонимика Крыма 2011 / Сост. Ю.А. Беляев. Симферополь, 2011. С. 345—346.

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V

Кроме того, нельзя не отметить, что одновременно А.К. Шапошников предлагает и «альтернативную этимологию» (отождествляющую «кутов» с готами), которая, по сути дела, совпадает с интерпретацией Х.-Ф. Байера20, возражавшего А.Г. Герцену.

Таким образом, мы видим, что И.Л. Белянский и А.К. Шапошников предлагают сразу несколько альтернативных толкований обсуждаемого названия. А, как известно, с точки зрения теории информации наличие нескольких равновероятных альтернативных гипотез пропорционально снижает вероятность истинности каждой из них и, следовательно, ее практическую ценность.

В любом случае, на сегодняшний день посредством цепочки последовательных по времени толкований одного-единственного названия сформировалась целая концепция существования на Эски-Кермене «второго города готов после Мангупа». Это был, якобы, древний город Кут-Телей, происхождение названия которого возводится еще к птолемеевским временам, со своей историей, международными связями (включая выплату дани кагану и Кутлу-бея, посредством которого этот город встраивается в широкий исторический и географический контекст от Сарая и Азова до Вильны), границей, проходящей по горе Кара-Тепе и т.д. Однако в деталях этой концепции видны настолько существенные разночтения, что это уже и в целом вызывает сильные сомнения в ее достоверности.

В последнее время русскоязычному читателю наконец-то стал доступен тщательно выполненный и снабженный комментариями перевод сочинения Ш. Монтандона21. Но и в этом издании интересующее нас название по-прежнему передается как «Кутелей», а единственное его отличие состоит в том, что удвоение в оригинале согласной «t» никак не учитывается22.

И здесь у нас просто обязаны возникнуть два очень существенный вопроса, которые поистине удивительным образом ускользали от внимания предыдущих исследователей.

Во-первых, все вышеперечисленные русскоязычные источники не только при передаче, но и при интерпретации топонима берут за основу транскрипцию П.И. Кеппена. А она, в свою очередь, представляет собою всего лишь простую русскую транслитерацию названия, написанного латиницей. В XIX веке это был весьма распространенный способ передачи собственных имен, и П.И. Кеппен действовал в полном соответствии с тогдашними нормами, стараясь передать именно то, что Ш. Монтандон написал на бумаге. Но, как известно, произнесение слова при этом сплошь и рядом грубо искажается. Французский язык в этом отношении особенно уязвим. Между тем, трудно представить себе, что сами местные жители написали Ш. Монтандону название места, которое его заинтересовало, а, тем более, по-французски. Почти наверняка они его просто произнесли. Поэтому ориентация не на звучание, а на простейшую транслитерацию ойконима является принципиально неверной. И одно это опять-таки ставит под вопрос все предыдущие интерпретации.

Но уже совсем непостижимо, каким образом эта же транслитерация попала в старательно снабженный научным аппаратом современный русский перевод Монтандона.

На сегодняшний день мы имеем только одно исключение из этого «правила», однако книги Ш. Монтандона оно касается лишь опосредованно. Т.М. Фадеева, блестяще владеющая французским языком, при переводе Ф. Дюбуа де Монпере, в свою очередь 20 Байер Х.-Ф. Идеология, показанная на примере отрицания... С. 465.

Монтандон Ш. Путеводитель путешественника по Крыму...

–  –  –

Н.В. Днепровский. К вопросу об интерпретации ойконима «Koutteley»… ссылавшегося на Ш. Монтандона, транскрибирует интересующий нас топоним как «Кутле»:

«Монтандон, со своей стороны, рассказывает, что здешние обитатели называли башню именем Кутле (Кутлук-бей)…»23. Возможно, с точки зрения норм французского литературного произношения она права. Однако современные французы, опрошенные знакомой автора, произносили название Koutteley несколько наподобие «[ko-tole]». А обращение автора к носителям языка на сайте forvo.com24 дало другой результат – [kutule], причем с ударением на первом слоге. Уже одно это говорит о том, что фонетическое воспроизведение данного топонима даже в устах носителей языка вызывает сложности. Тем не менее, отдельно звучащий «кут» в обоих вариантах отсутствует. Все это только укрепило нас в наших сомнениях.

Упомянутые нами трудности произношения отнюдь не случайны. Отечественные исследователи почему-то не заметили того, что во французском языке полностью отсутствуют слова, в окончании которых после гласной стоит игрек – «греческое «И»».

Данное утверждение распространяется, в том числе, и на географические названия. Так, среди всех географических названий, приведенных в 900-страничном французско-русском словаре К.А. Ганшиной, нам удалось найти лишь одно, заканчивающееся на «y» – Paraguay (Парагвай)25. Но последнее написание было вполне естественным образом – непосредственно латинскими буквами – заимствовано из испанского языка, имеющего совершенно иные нормы правописания и произношения, поэтому аналогия с нашим случаем здесь не просматривается. В основной же (смысловой) части словаря таких слов мы не нашли вовсе.

Получается, что Ш. Монтандон, будучи носителем языка, ИЛИ, тем не менее, сознательно пошел на грубое нарушение норм французского правописания, ИЛИ заимствовал написание данного топонима из какого-то языка, в котором подобное написание нарушением не являлось.

Отметим при этом, что он, кроме того, явно целенаправленно удвоил на письме согласную «t» в середине слова. В современных переводах Ш. Монтандона и Ф. Дюбуа де Монпере этот нюанс, однако же, переводчиками игнорируется, и это тоже показательно. В то же время исследователи крымской топонимики пытаются этот факт учитывать, но учитывают они его интуитивно, разделяя данный ойконим на две части наиболее правдоподобным, с их точки зрения, способом. Однако степень этого правдоподобия можно поставить под вопрос (для примера приведем, по аналогии, слово «гуттаперча»).

Наконец, примем во внимание, что Ш. Монтандон начинает записанный им топоним с латинской буквы «К», что в данном случае, в общем-то, совершенно логично, поскольку во французском языке (как и в большинстве других, испытавших на себе влияние Рима) это имеет место именно в иноязычных заимствованиях. Но, как мы увидим далее, это существенно для произношения последующих гласных.

Вообще говоря, Ш. Монтандон порою в той или иной мере искажал (или, если угодно, видоизменял относительно современного произношения и написания) и другие записанные им крымские топонимы, однако их распознавание затруднения не вызывает благодаря Дюбуа де Монпере Ф. Путешествие по Кавказу, к черкесам и абхазам, в Грузию, Армению и Крым.

В 6 томах. Симферополь, 2009. Т. 5, 6. С. 260—261.

Произношение Koutteley: Как произносится Koutteley, язык французский // ru.forvo.com: URL:

http://ru.forvo.com/word/koutteley/#fr (дата обращения: 24.12.2013).

Французско-русский словарь. Издание пятое, стереотипное / Сост. проф. К.А. Ганьшина. М., 1962.

С. 852.

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V возможности сравнении с альтернативными источниками. Однако в данном случае его свидетельство уникально. Поэтому в нашем случае речь идет о распознавании русскоязычными исследователями крымского топонима, не имеющего аналогий в других источниках и записанного швейцарским путешественником способом, не свойственным французскому языку, а в дальнейшем дополнительно искаженного при переводах и интерпретациях.

Ситуация, на первый взгляд, представляется почти безнадежной. В терминах информационных технологий речь идет о распознавании априорно неизвестного сигнала, причем, скорее всего, еще и искаженного при передаче за счет неизвестного способа кодирования. Однако в настоящее время такие задачи иногда удается успешно решать, применяя вероятностный подход. Правда, и полученный результат является всего лишь более или менее вероятным, а не стопроцентно достоверным.

За основу мы можем взять методологию, изложенную в работах В.В. Налимова26.

Согласно В.В. Налимову, «восприятие смысла слов задается двумя функциями распределения:

- априорной функцией распределения смысла слова и

- фильтром, возникающим в сознании человека, когда он слышит некую фразу у и обращает внимание на смысл слова. При восприятии фразы априорная функция распределения смысла слова свертывается фильтрующей функцией в соответствии с теоремой Бейеса: p(/у)=kp()p(у/), и мы получаем p(/у) — апостериорное распределение смысла слова, определяющего его смысл в некой конкретной фразе у. Обе функции распределения: p() и p(у/) индивидуальные, персональные. В этом смысле они представляют собой проявление свободы воли человека, воспринимающего текст. В то же время, они обусловлены в какой-то мере культурой, в которой живет человек, его социальным окружением, воспитанием»28. Мы в своих работах называем эти смысловые предпочтения индивида, обусловленные культурно-социальным окружением, социокультурной парадигмой.

Математическая сторона теории В.В. Налимова для гуманитария достаточно сложна, однако ее смысл очень прост: почти любое слово изначально может иметь несколько значений (порой совершенно разных) и бесчисленное множество оттенков. И если оно читается вне контекста, то есть на него не накладываются никакие ограничения и условия, то априорная вероятность его понимания в конкретном значении или оттенке смысла определяется, грубо говоря, только частотным словарем. А в нашем случае именно с этим отсутствием ограничений связано появление «альтернативных» интерпретаций топонима «Koutteley». В то же время конкретный человек сам по себе имеет какие-то смысловые предпочтения и из всего многообразия смыслов выберет только некоторые, так же как в палитре художника могут быть любимые и нелюбимые краски. Теперь представим себе следующий шаг: этот же художник должен написать конкретный сюжет. Очевидно, что на Налимов В.В. Реальность нереального. Вероятностная модель бессознательного. М., 1995; Он же.

Вероятностная модель языка. Томск—Москва, 2003.

27 Здесь k — константа нормировки: площадь, ограниченная осью абсцисс и кривой p(/у), должна быть равна единице (примечание В.В. Налимова — Н.Д.) 28 Налимов В.В. Реальность нереального... М., 1995. C.32.

Днепровский Н.В. От легенды агиографической к легенде географической: опыт анализа одного жития // Матеріали Восьмої Міжнародної наукової конференції «Церква — наука — суспільство:

питання взаємодії». К., 2010. С. 39—40; Он же. История с «Географией», или об одном казусе крымской христианской топонимики // МАИАСК. 2012. Вып. IV. С. 194, 199.

Н.В. Днепровский. К вопросу об интерпретации ойконима «Koutteley»…

его выбор красок будут накладываться, кроме личных предпочтений и наличной палитры цветов еще и свойства предмета – его цветовая гамма. В результате на картине цветовая гамма предмета будет передана совсем не так (а порою и вплоть до полного искажения), как на цветной фотографии. Больше того, художник может вообще отказаться от полихромности и написать объект сепией или углем. Однако, зная все вышеописанные нюансы, мы можем предположительно воссоздать и сам объект.

Точно также и понять смысл (а, тем более, смысловой оттенок) слова относительно правильно можно лишь в контексте. А контекст будет включать в себя как реальные условия, так и социокультурную парадигму того, кто эти условия описывает.

Следовательно, если мы сумеем воспроизвести этот утраченный контекст, то с высокой вероятностью сможем восстановить и первоначальный смысл слова. И воспроизведем тем точнее, чем точнее будут воспроизведены условия восприятия и социокультурная парадигма записавшего это слово.

Поясним теперь, как это относится к нашему случаю.

1. Как мы видели, часть исследователей относит топоним Koutteley к ЭскиКермену, а часть – к укреплению Кыз-Куле. Поскольку у каждой стороны были свои аргументы, то возникает альтернатива: ИЛИ, по крайней мере, одна из сторон руководствовалась не объективными условиями, а своей социокультурной парадигмой; ИЛИ топоним, в действительности, может относиться ко всей местности, на которой расположены оба эти географические объекта. Значит, для начала нужно выяснить эти объективные условия и повторно произвести фильтрацию исходных данных.

2. Различие в русских транскрипциях одного и того же топонима, записанного швейцарским путешественником, говорит ИЛИ о грубом несоответствии языковых парадигм Ш. Монтандона и его переводчиков и толкователей, ИЛИ о грубом искажении самого слова при записи ИЛИ передаче. Отечественные переводчики руководствовались нормами французского языка и нормами его транскрипции. Во времена П.И. Кеппена последняя осуществлялась с помощью простой транслитерации иностранного названия («Куттелей»). Т.М. Фадеева руководствовалась нормами современного французского языка («Кутле»). Что касается исходно неправильной записи топонима, то поверить в это трудно:

Ш. Монтандон, будучи носителем языка, был известен и своей швейцарской добросовестностью. По этой же причине и вероятность опечатки при издании его книги хотя и существует, но представляется нам достаточно малой – автор вряд ли оставил бы ее без внимания. Поэтому наиболее вероятным мы считаем последний вариант: если, будучи образованным человеком и носителем языка, Ш. Монтандон записал топоним не в обычной французской транскрипции, а, напротив, совершенно нехарактерным для его родного языка способом, то это означает только то, что он ИЛИ закодировал таким неординарным способом какое-то непроизносимое на французском языке слово; ИЛИ он получил этот код в готовом виде из какого-то другого источника. Но, в любом случае, для правильного произнесения этого слова нам необходимо понять способ этой кодировки.

Итак, нам необходимо: во-первых, выяснить условия применимости топонима Koutteley к местности и попытаться заново локализовать объект с таким названием; во-вторых, попытаться определить способ кодирования, примененный Ш. Монтандоном; и, в-третьих (если это возможно), выявить свойства объекта, заставившие Ш. Монтандона применить столь нестандартный способ кодирования. Как мы видим, данная методология, по сути дела, всего лишь развивает на качественно новом уровне высказанную А.Л. Бертье-Делагардом и процитированную нами в начале нашей работы мысль о необходимости «толкования

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V

письменных документов» лишь при условии их «знания и умения ими пользоваться» вместе с правильным «пониманием чисто местных условий».

Для решения первых двух задач обратимся непосредственно к путеводителю Ш.

Монтандона. В нем совершенно точно описывается как дорога из Каралеза в ЧеркесКермен, так и сама деревня: «Эта деревня, зажатая среди скал, вероятно, изрытых водой, удивляет своим необычным расположением и конструкцией домов. Большинство из них выходит на улицу (которая является ни чем иным, как длинным, извилистым коридором, по которому с неистовой силой дует ветер) фасадом, снабженным дверью и отверстиями, через которые проникает дневной свет. Другую сторону этих жилищ совершенно особого рода, как и их потолок, составляет скала.

Над небольшой новой мечетью, расположенной посреди деревни, видны углубления, из которых вытекает чистая, прозрачная вода.

На скалах на востоке заметна башня древнего форта и несколько каменных построек, называемых местными татарами «Кутелей»»30.

Итак, мы можем сделать первый важный вывод. Никакого упоминания о Кутлу-Бее у Ш. Монтандона не содержится. Это упоминание оказалось вовсе не полезными данными, а информационным шумом, возникшем в ходе последовательной интерпретации – вначале слов Ш. Монтандона П.И. Кеппеном, а затем и слов П.И. Кеппена Ф. Дюбуа де Монпере.

Причем П.И. Кеппен высказал свою интерпретацию всего лишь в качестве гипотезы, а самого Ш. Монтандона процитировал совершенно точно. А вот Ф. Дюбуа де Монпере уже приписал непосредственно Ш. Монтандону эти слова о Кутлук-бее, которых тот никогда не говорил и которые, в действительности, являются не более чем упомянутым выше предположением П.И. Кеппена.

Кроме того, данное описание ясно и однозначно привязывает интересующий нас топоним к укреплению, ныне именуемому «Кыз-Куле», если учесть, что плато Топшан, где расположена башня Кыз-куле, действительно ограничивает Черкес-Керменское ущелье с востока, но совершенно закрывает из этого ущелья Эски-Кермен. Это полностью согласуется с мнением П.И. Кеппена и ситуативно прекрасно отражено на гравюре Е.

Корнеева из альбома П. Сумарокова31 (рис. 3).

Тем не менее, этот факт почему-то расходится с мнением как Н.Л. Эрнста, так и последующих исследователей, казалось бы, хорошо знакомых с местностью. Поэтому мы просто обязаны выявить причину этого расхождения. И если мы снова обратимся к первоисточнику, то найдем эту причину – дальнейшие слова «Путеводителя» попросту оказались слишком лаконичными: «Совсем неподалеку отсюда есть колодец, заслуживающий любопытства путешественников. Туда можно пробраться через верх скалы, но так как лестница, высеченная в камне и спускающаяся там, сильно разрушена, лучше пройти к нижнему отверстию колодца»32. Эта краткость и ввела в заблуждение практически всех последующих исследователей, поскольку осадный колодец, описание которого приводится далее в «Путеводителе», действительно расположен уже на соседнем Эски-Кермене, между тем как упоминание о разделяющем Эски-Керменское плато и плато Тапшан ущелье 30 Монтандон Ш. Путеводитель путешественника по Крыму... С. 181.

Ранее эти иллюстрации приписывались А. де Палдо (См.: Митрополит Лазарь (Швец), Шорохова Т.С. Священный образ Тавриды: православные святыни Крыма в изобразительном искусстве.

Симферополь, 2012. С. 89).

Монтандон Ш. Путеводитель путешественника по Крыму... С. 181.

Н.В. Днепровский. К вопросу об интерпретации ойконима «Koutteley»… Джурла у Ш. Монтандона отсутствует. К тому же эта информационная неполнота сообщения Монтандона еще более усугублялась сходной информационной неоднозначностью более раннего сообщения П.С. Палласа: «Не достигнув вершины, налево, в некотором отдалении (около трех четвертей версты от дороги) видна башня старого укрепления, называемого татарами Черкез-Кермен, давшая свое название близлежащей деревне, где прежде жили греки, теперь же живут только татары. Всего замечательнее в этом старом укреплении, где уцелели только башня и часть стен, высеченный в скале, в нескольких сотнях саженей от укрепления глубокий колодезь; в него спускаются с опасностью по ступеням, высеченным также в скале»34. Эта противоречивость описания35 («в укреплении» и в то же время «в нескольких сотнях саженей от укрепления») дала последующим интерпретаторам свободу выбора. Часть из них этот выбор сделала в пользу утверждения «в укреплении». Дальше логика научного мышления сформировала энтимему — неполно выраженный силлогизм, где опущена одна из посылок: «(1.Объективно колодец находится на Эски-Керменском плато.) 2.По свидетельству Палласа, колодец находится в укреплении Черкес-Кермен. 3. Следовательно, Эски-Керменское плато входит в состав укрепления Черкес-Кермен». Очевидно, именно это опущение части сведений привело к отождествлению частью позднейших авторов Черкес-Кермена с Эски-Керменом и, как следствие, к их выводу о том, что и Монтандон относит ойконим «Koutteley» к ЭскиКермену. Способствовала этому и фраза о том, что колодец находится «совсем недалеко» – как мы видели, А.Г. Герцен поставил знак равенства между этим «совсем недалеко» и «рядом», что, собственно, и дало ему главное основание к распространению географического названия «Кут-Телей» на территорию Эски-Кермена.

Важно понимать, что с точки зрения методов обработки информации информационную неполноту сигнала можно представить как наличие в нем вредного шума (помехи), полностью «забившего»

часть полезной информации. К счастью, в нашем случае потерянная информация сохранилась непосредственно на местности.

Паллас П.С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793—1794 годах // Историческое наследие. М., 1999. Т. 27. С. 54.

35 Поскольку простейшая логика заключается в том, что нельзя быть одновременно внутри и вне одной и той же области пространства, одно из противоречащих друг другу утверждений П.С.

Палласа является информационным шумом, что и привело к уменьшению априорной вероятности его правильного распознавания. Более того, для человека, незнакомого с конкретной местностью, эта априорная вероятность «по Палласу» вообще оказывается «50 : 50», т.е. 50% для любого утверждения. Другими словами, неподготовленный человек, мыслящий чисто логически или изучающий Крым в основном по книгам (как, в частности, видимо, делали Ф.-Х. Байер и А.К.

Шапошников), вообще не сможет определить, где же, в действительности, находится колодец, и ситуация вполне тождественна классическому казусу с фразой «помиловать нельзя повесить». Фраза П.С. Палласа с самого начала может быть понята только вероятностно, поскольку «в нескольких сотнях саженей» – это территориально значит «вне», однако топонимически это вполне может быть «одно и то же». Следовательно, здесь были смешаны априорная и условные плотности вероятностей, где разными условиями по умолчанию были положение и название. Отсюда и все недоразумения. В этом смысле показательно, что побывавший на местности П.И. Кеппен никаких сомнений не испытывал: «В другом месте (курсив наш — Н.Д.) находится главная, по мнению Палласа, достопримечательность этих мест: глубокий колодец, иссеченный в скале, которого вода есть одна из самых холодных в Крыму. Сумароков видел тут две церкви. Это-то место, которое у Татар, конечно для отличия от Турецкой постройки, (курсив наш — Н.Д.) получило название Эскермен или ЭскиКирман (старинная крепость), есть, без сомнения тот древний, ныне уже безымянный (курсив наш — Н.Д.) город, о коем упомянул Броневский» (Кеппен П.И. Крымский сборник. С. 259—260).

Материалы по археологии и истории античного и средневекового Крыма. Вып. V

Между тем все сразу становится на свои места, если мы проанализируем дальнейшие слова Ш. Монтандона: «В этом случае снова спускаемся вглубь деревни (курсив наш — Н.Д.) до большого дома, строительство которого приостановлено со смертью владельца, князя Кая-Бея; оттуда следуем версту по дороге, огибающей скалу (курсив наш — Н.Д.). Потом через кустарник поднимаемся на гору, находящуюся справа, до отверстия, расположенного у подножия скалы, в которую заходим, чтобы осмотреть при свете факелов (ими придется запастись) великолепный источник в форме колодца»36.

Ясно, что это тоже слова очевидца, дающего ясные и четкие указания отнюдь не понаслышке. И, тем не менее, сейчас эти слова могут ввести (и вводили) в заблуждение даже тех, кто бывал на Эски-Кермене, поскольку ни прежней деревни Черкес-Кермен, ни дома Кая-бея давно не существует. Поэтому выражение «снова спуститься» в изменившихся условиях однозначно наводит современного исследователя на мысль о том, что Монтандон уже поднялся перед этим на Эски-Керменское плато, но не решился лезть в полуразрушенный колодец. Чтобы выяснить, так ли это, стоит задаться вопросом: зачем, откуда и в какую «глубь деревни» должен был «снова спуститься» путешественник во времена Ш. Монтандона, чтобы добраться до этого колодца? И почему этот маршрут следовало начинать именно от дома некоего Кая-Бея, а не от любого другого?

Для ответа на этот вопрос вспомним, что деревня Черкес-Кермен располагалась в ущелье. К счастью, и П.И. Кеппен, и Ф. Дюбуа де Монпере сохранили нам планы местности (рис.1,2), что позволяет нам в деталях проследить предложенный Ш. Монтандоном маршрут37. Действительно, на плане П.И. Кеппена (рис. 1) — в самом устье ущелья, а, точнее, уже за его пределами, буквой «В» отмечен «недостроенный дом владельца ЧеркесКермена и за оным сады С вдоль по ущелью, между высокими скалами К (при коих, как видно на плане, находятся осыпи гор)»38. На плане Дюбуа — еще более подробном (рис. 2) — также отмечены и дом Кая-Бея, и деревня Черкес-Кермен, и «замок Черкес-Кермен».

Поскольку (по крайней мере во времена Ф. Дюбуа де Монпере, труд которого был опубликован в 1843г., т.е. через 9 лет после книги Ш. Монтандона) «деревня имела только один выход – на север», то путешественник, посетивший Черкес-Кермен, для его осмотра неизбежно должен был подняться вверх по ущелью. А вот для осмотра осадного колодца ему, действительно, следовало вернуться по ущелью вниз (т.е. «снова спуститься») до выхода из него, что хорошо видно на гравюре Е. Корнеева (рис. 3), а затем повернуть направо, т.е. как раз мимо недостроенного дома бывшего владельца деревни Кая-Бея, который, разумеется, знал и мог указать любой местный житель. Более надежный ориентир в то время придумать было невозможно, ибо к осадному колодцу оттуда проходил самый прямой и короткий маршрут, а сам колодец от этого места, действительно, находился «совсем недалеко», а, точнее, на расстоянии «версты по дороге». На равнине это действительно «рядом», и в этой ситуации А.Г. Герцен был бы абсолютно прав. Однако в горной местности дело обстоит совершенно иначе. В данном случае, в самом прямом смысле этого слова, «гладко было на бумаге, но забыли про овраги» – в данном случае про ущелье Джурла, которое разделяет два совершенно разных географических объекта — плато Тапшан и Эски-Керменское плато. О нем, действительно, почему-то не упомянул Ш.

Монтандон. Достаточно одного взгляда на план, чтобы в этом убедиться. Поэтому замена Монтандон Ш. Путеводитель путешественника по Крыму... С.181.

Дюбуа де Монпере Ф. Путешествие по Кавказу, к черкесам и абхазам, в Грузию, Армению и Крым.

В 6 томах. Т. 5, 6. Симферополь, 2009. Л. XVII; Кеппен П.И. Крымский сборник. С. 235.

–  –  –

Н.В. Днепровский. К вопросу об интерпретации ойконима «Koutteley»… А.Г.Герценом этого «недалеко» на «рядом» без учета не только конкретного значения расстояния (одна верста), но и характера местности (о чем и предупреждал А.Л.БертьеДелагард в своей фразе, с которой мы начали нашу статью) привела его к неверным выводам.

Кроме того, на основании всего вышеизложенного можно практически достоверно утверждать, что Ш.Монтандон на Эски-Керменское плато не только не поднимался, но и предостерегал от этого читателей своего «Путеводителя», а потому и городища он не видел вообще – он проник в колодец непосредственно с дороги. Именно поэтому в его сочинении нет упоминаний более ни о каких скальных сооружениях, кроме колодца.

Следовательно, из описания Ш.Монтандона никак не вытекает, что он приписывал название «Koutteley», кроме укрепления Кыз-куле, еще и участку, на котором находился колодец, и, тем более, не увиденному им Эски-Кермену в целом. Это – в чистом виде домысел последующих авторов, вызванный информационной неполнотой сообщения Ш.

Монтандона, восполнить которую можно было бы только из других источников и проверки на местности. И совершенно прав был П.И. Кеппен, когда «считал, что название относится к укреплению Кыз-куле, расположенному на соседнем с Эски-керменом плато Топшан», поскольку он, во-первых, в подлиннике (а, следовательно, в неискаженном виде) читал сочинения М. Броневского, Ф. Козена и Ш. Монтандона (т.е., выполнил первое условие А.Л.

Бертье-Делагарда — знание документов), а, во-вторых, мог сопоставить сочинение последнего с планом, которого в самом этом сочинении, к сожалению, не было, но который был им начерчен собственноручно на местности. Между тем, как, опять-таки, совершенно правильно указывал А.Л. Бертье-Делагард, никакое, даже самое лучшее словесное описание не заменит чертежей и планов39.

Следовательно, мы можем сделать и второй важный вывод: топоним «Кутелей» (а, точнее, «Koutteley») вообще никоим образом на городище Эски-Кермен расространяться не может.

Что же касается «только пещер вообще», о которых, как пишет Н.Л. Эрнст, якобы упоминал Монтандон, то, как мы уже видели из приведенного описания, оно относится вовсе не к Эски-Кермену, а только к пещерам деревни Черкес-Кермен, в которые были встроены дома местных жителей. Тем более, что на северной оконечности Эски-керменского плато никаких построек нет в принципе. На это специально обращал внимание еще Евгений Марков: «Он (Эски-Кермен — Н.Д.) стоит совершенно отдельной горою, как Мангуп, только значительно ниже его. В Крыму нет пещерного города, более характерного. Кроме пещер – ничего, ни малейшего следа развалин (курсив наш — Н.Д.)»40. Действительно, остатки наземных построек расположены на южной оконечности плато и за скатом горы от укрепления Кыз-куле попросту не видны.

Тем не менее, Ш. Монтандон все же видел на скале какие-то каменные постройки.

Поэтому нам необходимо уточнить, о чем здесь идет речь. Ответ на этот вопрос мы вновь находим у Ф. Дюбуа де Монпере: «Значительная часть руин (курсив наш – Н.Д.) расположена на узком и высоком плато скалы, которая тянется вдоль деревни с востока…».



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

Похожие работы:

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК АЗЕРБАЙДЖАНА ИНСТИТУТ ИСТОРИИ им. А.А.БАКИХАНОВА ––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– ГАРАБАГ: КУРЕКЧАЙ – 200 Баку – 200 Печатается по постановлению Ученого Совета Института истории им. А.А.Бакиханова Национальной Академии Наук Азербайджана. Научные редакторы: д.и.н., профессор Я.М.Махмудов, к.и.н. Дж.А.Бахрамов, к.и.н. Г.Н.Мамедова. Рецензенты: д.и.н., профессор Т.Т.Мустафазаде, к.и.н., доцент К.Шукюров. Гарабаг: Курекчай – 200. Баку, 2005, 168 с.. С...»

«Алексеев Павел Викторович ОТРАЖЕНИЕ ВОСТОЧНОГО ВОПРОСА В ТВОРЧЕСТВЕ А. С. ПУШКИНА 1830-Х ГОДОВ Целью статьи является реконструкция восточного текста в поэтике и концептосфере творчества А. С. Пушкина в 1830-е годы на материале повести Кирджали и лирического цикла Песни западных славян. Исследуется исторический и литературный контекст восточного вопроса. Рассматривается образ благородного разбойника в контексте восточного вопроса. Предлагается принципиально новый взгляд на проблему генезиса...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ 1.Вступление 1.1. Краткая характеристика региона 1.2. Географическое положение 17.1. Городской округ Симферополь 1.3. Историческая справка 17.2. Городской округ Алушта 1.4. Природно-ресурсный потенциал 17.3. Городской округ Армянск 17.4. Городской округ Джанкой 2. Приоритетные направления развития Республики Крым. 17.5. Городской округ Евпатория 3. Структура экономики Республики Крым 17.6. Городской округ Керчь 17.7. Городской округ Красноперекопск 4. Инвестиционный климат...»

«УДК 93/99:37.01:2 РАСШИРЕНИЕ ЗНАНИЙ О РЕЛИГИИ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ РСФСР – РОССИИ В КОНЦЕ 1980-Х – 2000-Е ГГ. © 2015 О. В. Пигорева1, З. Д. Ильина2 канд. ист. наук, доц. кафедры истории государства и права e-mail: ovlebedeva117@yandex.ru докт. ист. наук, проф., зав. кафедры истории государства и права e-mail: ilyinazina@yandex.ru Курская государственная сельскохозяйственная академия имени профессора И. И. Иванова В статье анализируется роль знаний о религии в формировании...»

«www.zhaina.com – Нахская библиотека – Вайнехан жайницIа «Из тьмы веков» Идрис Базоркин Об авторе Энциклопедия жизни ингушского народа В литературе каждого народа есть имена, которые вписаны в ее историю золотыми буквами. В ингушской художественной литературе это имя Идриса Муртузовича Базоркина. Когда бы и кто не перечислял ингушских писателей или наиболее значимые их произведения, ему не обойтись как без имени Базоркина, так и без его романа-эпопеи «Из тьмы веков». Будут появляться новые...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФИЗИчЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. П.Н. ЛЕБЕДЕВА НИКОЛАЙ АЛЕКСЕЕВИЧ ПЕНИН ФИАН 2007 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФИЗИчЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМ. П.Н. ЛЕБЕДЕВА К истории ФИАН Серия «Портреты» Выпуск Николай Алексеевич ПЕНИН Москва 2007 К истории ФИАН. Серия «Портреты». Выпуск 4. Николай Алексеевич Пенин Автор составитель – В.М. Березанская Редактор – И.Н. Черткова Компьютерная вёрстка – Т.Вал. Алексеева Сборник посвящен 95 летию старейшего сотрудника ФИАН Николая Алексеевича Пенина,...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина» Кафедра теории и истории русской литературы КЛАССИКА И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник научных трудов молодых ученых-филологов Брест 2011 Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина» Кафедра теории и истории русской литературы КЛАССИКА И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник научных трудов молодых ученых-филологов...»

«У Н И В Е Р С И Т Е Т С К А Я Б И Б Л И О Т Е К А А Л Е К С А Н Д Р А П О Г О Р Е Л Ь С К О Г О С Е Р И Я И С Т О Р И Я К У Л Ь Т У Р О Л О Г И Я П. Г. ВИНОГРАДОВ РОССИЯ НА РАСПУТЬЕ ИСТОРИКОПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЕ СТАТЬИ И З Д А Т Е Л Ь С К И Й Д О М «Т Е Р Р И Т О Р И Я Б У Д У Щ Е Г О» МОСКВА 2008 ББК 67. В 49 : В. В. Анашвили, А. Л. Погорельский : В. Л. Глазычев, Л. Г. Ионин А. Ф. Филиппов, Р. З. Хестанов В 49 В П. Г. Россия на распутье: Историко-публицистические статьи / Сост., предисловие,...»

«РОССИЯ 119 лет истории и 164 000 специалистов для процветания России!НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ОБЩАЯ характеристика ПОЛНОЕ НАИМЕНОВАНИЕ – Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Национальный исследовательский Томский политехнический университет» (ФГАОУ ВО НИ ТПУ). УЧРЕЖДЕН в 1896 году как Томский технологический институт (ТТИ) практических инженеров. Открыт в 1900 году как ТТИ Императора Николая II....»

«Вестник Томского государственного университета. История. 2015. № 4 (36) УДК 94 (470) : 930 DOI 10.17223/19988613/36/19 О.В. Ратушняк ИЗУЧЕНИЕ КАЗАЧЬЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ В РОССИЙСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Анализируется процесс изучения казачьего зарубежья в российской историографии. Исследуются основные темы, получившие свое развитие в трудах российских историков: численность и география, общественно-политическая и культурная жизнь, участие во Второй мировой войне казаков-эмигрантов. Объектом исследования...»

«И. Д. Ковальченко МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ «НАУКА» К 80-летию академика И.Д. Ковалъченко И.Д. Ковальченко УДК 930.2 ББК 63 К56 Рецензенты: В.П. АЛЕКСЕЕВ, Л.В. МИЛОВ Ковальченко И.Д. М етоды исторического исследования / И.Д. Ковальченко; Отделение историко-филологических наук. 2-е изд., доп. М.: Н а­ ука, 2003. 486 с.: ил. І8ВК 5-02-008893-5 (в пер.). Выдающийся ученый академик И.Д. Ковальченко впервые в отечественной исторической литературе в систематизированном виде рассматривает...»

««МОЩНО, ВЕЛИКО ТЫ БЫЛО, СТОЛЕТЬЕ!». СПб., 2014 Обращение к учителю Е. Я. Кальницкая ОБРАЩЕНИЕ К УЧИТЕЛЮ Время идет, студенты неумолимо становятся взрослыми, по-разному состоявшимися в профессии людьми. Течение лет дает каждому из них счастливую возможность взглянуть из настоящего в прошлое и с помощью обретенного на пути миропонимания осознать роль и место в своей жизни учителей — людей, повлиявших на формирование натуры и характера. Роль, которую в жизни своих учеников сыграла и продолжает...»

«М И Н И С Т Е Р С Т В О О Б Р А ЗО В А Н И Я И НАУКИ РЕСП УБЛ И К И КАЗАХСТАН Казахский н аци он альн ы й П авлодарский университет го суд ар ствен н ы й университет им. ал ь-Ф ар аб и им. С. ю р ай гы р ов а шшт История народов Республики Казахстан Н Казахстан в древности ПРОГРАМ МА Павлодар Г ИСТОРИЯ НАРОДОВ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН О.К, Баймуханов, Г.Е. Султанова Цель преподавания дисциплины: История Казахстана и населяющих его народов вплоть до начала 20 столетия не являлась самостоятельным...»

«I 0IC75S ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР АКАДЕМИЯ НАУК СССР I ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА i В.М.ЖИРМУНСКИЙ iИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ В.М. Жирмунский ИЗ ИСТОРИИ ЗАПАДНО­ ЕВРОПЕЙСКИХ ЛИТЕРАТУР ЛЕНИНГРАД « НАУКА » ЛЕНИНГРАДСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Редакционная коллегия: акад. М. П. Алексеев, доктор филол. наук М. М. Гухман, член-корр. АН СССР А. В. Десницкая (председатель), доц. Н. А. Жирмунская, акад. А. Н. Кононов, доктор филол. наук Ю. Д. Левин (секретарь), акад. Д. С. Лихачев, член-корр. АН СССР В. Н....»

«ответственности за исследования теории и практики функционирования современного общества. В истории социологии, как и в любой другой науке, вечен спор между пессимистами и оптимистами. Первые утверждают, что “современная наука об обществе – социология – находится в глубоком кризисе”. Оптимисты, в свою очередь, говорят о социологическом буме, устойчивом развитии социологии как науки и вполне обоснованно приводят целый ряд аргументов, против которых трудно возражать. Автор данной статьи относит...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР Институт истории ИСТОРИЯ ИСТОРИКИ ИСТОРИОГРАФИЯ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ С б о р н и к статей ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУК А» Москва 1 Группа изучения истории исторической науки Инсти­ тута истории Академии наук СССР публикует в настоя­ щем очередном томе «История и историки» статьи и ма­ териалы по историографии всеобщей истории. Первый сборник, вышедший в 1965 году, был посвящен историо­ графии истории СССР. В дальнейшем, по мере накопления материала, пуб­ ликация сборников «История и...»

«Казанский (Приволжский) федеральный университет Научная библиотека им. Н.И. Лобачевского Новые поступления книг в фонд НБ с 12 декабря 2013 года по 22 января 2014 года Казань Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием АБИС «Руслан». Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знания, внутри разделов – в алфавите авторов и заглавий. С обложкой, аннотацией и содержанием издания можно ознакомиться в электронном каталоге Содержание Философия История. Исторические науки....»

«Б. С. Жаров САНКТ ПЕТЕРБУРГ И ИСЛАНДИЯ Исландия — островная страна в Атлантике, наименее насе ленная и наиболее отдаленная от Санкт Петербурга из всех Скандинавских стран. Несмотря на это, к ней в нашем городе существует устойчивый и длительный интерес. В связи с осо бенностями исторического развития в Исландии возникла со вершенно уникальная культура. В мире хорошо известны «Старшая Эдда» и «Младшая Эдда», родовые саги, королев ские саги, поэзия скальдов, исландские баллады. Замечатель ные...»

«Сергей Григорьевич Хусаинов Люди в черном. Непридуманные истории о судействе начистоту Серия «Спорт в деталях» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9001707 Люди в черном : непридуманные истории о судействе начистоту / Сергей Хусаинов: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-72004-0 Аннотация Сегодня арбитры на поле являются едва ли не главными фигурами в каждом футбольном матче – они буквально «делают игру» наравне со спортсменами. Все их действия и решения...»

«ИСТОРИЯ (УКРАИНСКИЙ СКЛАД) Показано 1 333 (всего 333 позиций) [09006000] История еврейского народа (Auerbach Rabbi Moshe) Книга рава Моше Ойербаха Толдот Ам Исраэль популярный учебник еврейской истории в школах Израиля Как и подавляющее большинство подобных изданий, она начинает свое повествование с разрушения Первого Иерусалимского Храма и вавилонского изгнания. За пределами учебника оказалось без малого тысячелетие. Издательство: Швут Ами Обложка: soft Формат: 14x2x21cm Вес: 0.34kg В наличии:...»








 
2016 www.nauka.x-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.